Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Перелом в борьбе с немцами в Атлантическом океане

В апреле 1943 г. в западной части Атлантического океана ежедневно находились в среднем 31 — 32 конвоя (около 670 судов и свыше 140 эскортных кораблей ) и около 120 судов без охранения, а всего в Атлантике — около 1350 судов в составе конвоев и до 120 без охранения {1224}.

На коммуникациях союзников в Атлантике в апреле действовало в среднем ежедневно 129 немецких подводных лодок. Фашистское командование в борьбе с конвоями применяло тактику «волчьей стаи» (тактика подвижных завес). Группа подводных лодок развертывалась в завесу на линии, перпендикулярной предполагаемому курсу конвоя. На основе [427] полученных от разведки данных лодки завесы двигались навстречу противнику, стремясь маневрировать так, чтобы курс конвоя прошел через центр завесы. Лодка, первой обнаружившая корабли противника, немедленно сообщала об этом по радио на береговой командный пункт, который наводил на цель другие лодки завесы.

Днем лодки, находясь в надводном положении, сближались с конвоем на выгодную дистанцию, а с наступлением темноты, облегчавшей достижение скрытности и внезапности, наносили торпедные удары. Каждая лодка производила атаку самостоятельно по мере сближения с целью. Немецкое командование применяло также метод развертывания на вероятных путях конвоев двух завес лодок — разведывательной и ударной, которые действовали на расстоянии 50 — 100 миль друг от друга. Интервал между лодками разведывательной завесы достигал 30 — 40 миль. Лодка разведывательной завесы, обнаружившая корабли противника, наводила на них лодки ударной завесы. Ударная группа в момент обнаружения конвоя обычно находилась впереди него, что обеспечивало выход на курс конвоя до трети ее лодок {1225}.

Американские военные корабли Сэлфридж и О
Американские военные корабли Сэлфридж и О'Бэннон после боя у Велья-Лавелья. 1943 г.

Тактика подвижных завес в апреле еще позволила добиться значительных успехов. Так, 3 — 7 апреля 14 подводных лодок группы «Лёвен-херц» вели атаки против конвоя «НХ-231» (61 судно, фрегат, эскадренный миноносец, 4 корвета), потопили пять и повредили одно судно. Группы «Адлер» и «Лерхе» (в каждой но 10 лодок) 7 — 13 апреля действовали против конвоев «НХ-232», «ON-176» и «ONS-2» и потопили шесть судов. Группа «Мейзе» (21 лодка), находившаяся в северной части Атлантики, в период с 11 по 27 апреля преследовала конвои «SC-126», «НХ-234», «ON-178», «ONS-3», «ONS-4» и потопила шесть судов {1226}. Но в апреле тоннаж потопленных судов в Атлантике снизился по сравнению с мартом, хотя потери оставались значительными (более 219 тыс. брт) {1227}.

Конвои союзников в северной части Атлантического океана подвергались наибольшей угрозе. Поэтому в апреле — мае здесь ежедневно действовало не менее пяти поисково-ударных противолодочных групп, причем три из них имели в своем составе эскортные авианосцы.

С середины 1943 г. в борьбу против немецких подводных лодок в северной части Атлантики, а также летом севернее и юго-западнее Азорских островов, северо-западнее островов Зеленого Мыса включились авианосные поисково-ударные группы, состоявшие из эскортного авианосца, одного-двух эскадренных и одного-двух эскортных миноносцев. На авианосце находилось обычно 12 истребителей и 9 торпедоносцев-бомбардировщиков, которым ставилась задача вести поиск, уничтожать лодки противника и прикрывать свои корабли. Позже число самолетов на авианосце увеличилось до 34. В 1943 г. самолеты авианосных поисково-ударных групп уничтожили 23 подводные лодки самостоятельно и 3 — совместно с кораблями.

Кроме того, против лодок активно действовала авиация берегового базирования. Днем и ночью корабли и авиация вели поиск лодок в районах следования конвоев, на подступах к базам в Бискайском заливе и в случае обнаружения настойчиво преследовали их. Большая скорость полета самолетов позволяла производить поиск подводных лодок в обширных районах, внезапно с помощью радиолокаторов атаковать их в условиях плохой видимости. Не располагая эффективным оружием [428] для отражения атак самолетов и эскортных кораблей, лодки при их обнаружении уходили на глубину и отказывались от преследования конвоев.

Эскортные корабли успешно применяли новые бомбометы «Хеджехог», более совершенные глубинные бомбы, а самолеты — противолодочные торпеды, реактивные снаряды, а также новые радиолокаторы A. S. V. — III. Улучшение вооружения и совершенствование тактики сил противолодочной обороны привели к значительным успехам. Во второй половине мая при отражении атак четырех групп подводных лодок ближнее охранение конвоев «SC-130» и «НХ-239» во взаимодействии с поисково-ударными группами и базовой авиацией уничтожило шесть вражеских лодок. Из состава конвоев не было потоплено ни одного судна.

Всего в мае в северной части Атлантики прошло 16 союзных конвоев (738 судов и 190 эскортных кораблей). Против них вели атаки 10 групп в составе 214 немецких подводных лодок, из которых эскортные силы союзников уничтожили 22 и повредили 13. Немецкие лодки потопили 19 судов (96 171 брт). Соотношение потерь оказалось явно не в пользу фашистов. В мае они понесли самые большие за всю войну потери — 42 лодки (39 в Атлантике и 3 на Средиземном море) {1228}. Приблизительно 65 процентов немецких подводных лодок, потопленных в мае в Атлантике, было уничтожено на переходе в район действий и на позициях, остальные — при атаках конвоев {1229}. Большинство из них уничтожили самолеты. Они обнаруживали лодки, когда те находились в надводном положении, и с помощью радиолокаторов в условиях плохой видимости предпринимали внезапные атаки. Надводные корабли, оснащенные радиолокаторами, также действовали успешно.

Общие потери союзников и нейтральных стран в мае в результате атак немецких подводных лодок на всех морских и океанских театрах составили 44 торговых судна (из них в Атлантике — 36).

Рост потерь подводных лодок и снижение результативности групповых атак вынудили главнокомандующего немецкими военно-морскими силами Деница на совещании в ставке 14 мая заявить: «Мы в настоящее время стоим перед тяжелейшим кризисом в подводной войне, так как противник с помощью новых радиолокационных приборов создал подводным лодкам непреодолимые препятствия для ведения боевых действий и наносит нам большие потери (15 — 17 подводных лодок в месяц)» {1230}. 24 мая он отдал приказ прекратить действия против конвоев в северной части Атлантического океана и со всеми предосторожностями уйти из опасного района {1231}.

Прекращение групповых действий немецких подводных лодок против конвоев явилось переломным моментом в борьбе на атлантических коммуникациях и, по существу, знаменовало собой провал планов подводной войны. В последующем она велась уже менее интенсивно, напряжение ее заметно падало, и потери союзников резко снизились.

Достижению успехов в Атлантике способствовало улучшение радиоразведки и шифровальной службы Великобритании и США. Если до середины 1943 г. немцы могли раскодировать их радиопередачи, то с введением союзниками новых шифров они лишились этой возможности. Более того, с этого времени разведка союзников начала дешифровать радиопереговоры командования немецкого флота. Вскрывая его планы на атлантических коммуникациях, англичане и американцы принимали необходимые контрмеры {1232}. [429]

После отзыва большинства подводных лодок из северной части Атлантики в этом районе наступило относительное затишье. В июне — июле здесь действовали одиночно и преимущественно в подводном положении только восемь лодок. Юго-западнее Азорских островов в это время находилось 17 лодок, в районе Канарских островов — порт Фритаун — 16, у побережья США — 4, в Карибском море — 16 лодок {1233}. В июне — августе немецкие подводные лодки потопили в Северной Атлантике только 18 торговых судов и в Южной — 16 {1234}. В этот период в Атлантике ежедневно совершали переходы около 1500 судов союзников. Гибель 34 судов в течение трех месяцев ощутимого влияния на ход перевозок не оказала. Резкое сокращение потерь торговых судов в Атлантике свидетельствовало о снижении результативности действий немецкого подводного флота на атлантических коммуникациях.

Неблагоприятно для немецких подводных лодок складывалась обстановка и в Карибском море. В июне — июле в этот район из немецких баз вышло десять подводных лодок, которые действовали до конца августа. Ни одна из них не вернулась: семь погибли в Карибском море, три — в Атлантике при возвращении в свою базу. Большинство лодок потопила американская авиация. За шесть недель десять подводных лодок уничтожили лишь несколько торговых судов водоизмещением 16 231 брт, то есть меньше, чем одна лодка уничтожала в 1942 г. {1235}.

Некоторых успехов добились немецкие лодки у берегов Бразилии, где противолодочная оборона была менее сильной. С 1 мая по 6 августа они потопили в этом районе 18 судов, а потеряли 8 лодок.

Активность немецких лодок у побережья Южной Америки вынудила командование США почти в два раза увеличить количество самолетов ПЛО 4-го флота. В результате в июле авиация и корабли флота потопили пять из шести подводных лодок противника, патрулировавших у побережья Бразилии. Командование немецкого флота 4 августа отдало приказ всем лодкам, уцелевшим в Южной Атлантике, а также в Карибском море, возвратиться в базы. Таким образом, в этом важном районе подводная опасность для союзников временно была устранена {1236}.

Низкая эффективность действий подводных лодок и большие потери в Атлантике вынуждали гитлеровское командование летом 1943 г. предпринимать срочные меры по совершенствованию их вооружения. Для решения многих сложных технических проблем при строительстве подводных лодок новых серий требовались продолжительное время, напряженные научные и экспериментальные поиски. Не располагая материальными средствами и временем, немецко-фашистское командование попыталось преодолеть кризис прежде всего путем повышения боевых возможностей подводных лодок. Летом большинство из них было поставлено на перевооружение.

Особенно форсировалось создание надежного радиолокационного приемника, способного обнаруживать импульсы радиолокационных станций самолетов и кораблей. «Мы даже не знаем, на какой длине волны противник обнаруживает радиолокатором наши подводные лодки, — жаловался главнокомандующий немецкими военно-морскими силами. — Мы также не знаем, применяются ли приборы высокой частоты или другие [430] радиолокационные приборы. Сделано все возможное для выяснения того, что этот прибор собой представляет» {1237}.

На подводных лодках устанавливалось новое зенитное вооружение, принимались срочные меры по завершению разработки акустических самонаводящихся торпед («Фальке» и «Цаункёниг») для атак эскортных кораблей {1238}. На подводных лодках старых типов устанавливался «шноркель». Он обеспечивал работу дизелей на перископной глубине, а это в значительной степени способствовало скрытности перехода и сближения лодки с конвоем.

Строились подводные лодки XXI серии {1239}, способные в подводном положении сблизиться с конвоем на большой скорости хода, а после атаки быстро уйти от преследования. Создание этого «нового типа подводной лодки, — уверяли немецкие военно-морские эксперты, — будет означать революционный переворот в подводной войне» {1240}.

На усовершенствование немецких подводных лодок и их перевооружение ушло все лето. Многие предложения по ускорению строительства подводных кораблей, их перевооружению и усилению флота авиацией не были реализованы из-за отсутствия необходимых материальных средств, нехватки рабочих на заводах и личного состава для флота. На совещании в гитлеровской ставке 15 июня 1943 г. главнокомандующий немецкими военно-морскими силами подчеркивал: «С апреля 1942 г. флот испытывает недостаток в людях, так как большая часть людского состава, намеченная для флота, передана армии» {1241}. Просьба Деница выделить для флота не менее 200 тыс. человек была отклонена. Отказ мотивировался необходимостью усиливать восточный фронт и повышать мощь авиации.

С 18 мая по 18 сентября в северной части Атлантики прошли без потерь 62 союзных конвоя (3546 судов в охранении 572 эскортных кораблей) {1242}. Это свидетельствовало об отсутствии эффективного противодействия со стороны флота и авиации противника. И тем не менее Англия и США под разными предлогами отказывались отправлять конвои в Советский Союз. Черчилль явно преувеличивал угрозу со стороны немецкого флота и авиации, базировавшихся в Северной Норвегии {1243}. Несостоятельность его доводов, которые и по сей день повторяются буржуазными историками {1244}, очевидна. Немецкий флот и авиация, находившиеся в Северной Норвегии, не представляли в апреле — декабре 1943 г. такой угрозы для конвоев союзников, которую они не смогли бы успешно преодолеть при следовании в Мурманск и Архангельск. Лишь осенью 1943 г. по настоянию Советского правительства Черчилль согласился отправить в порты советского Заполярья в течение ноября 1943 г. — февраля 1944 г. четыре конвоя, включавшие примерно по 35 судов {1245}. В ноябре совершили переход без потерь два конвоя. В первые три недели декабря 52 торговых судна союзников на переходе в эти же порты не видели ни одного немецкого [431] самолета и ни одной подводной лодки {1246}. Действовавшим в этом районе немецким лодкам не удалось обнаружить конвои.

Немецко-фашистское командование опасалось использовать крупные надводные корабли для поиска конвоев и борьбы с ними. Лишь в декабре оно решило предпринять атаку конвоев (операция «Остфронт») группой надводных кораблей (линейный корабль «Шарнхорст» и 5 эсминцев) во взаимодействии с подводными лодками. В приказе специально оговаривалось: «При появлении тяжелых кораблей — обязательное прекращение операции» {1247}. Но эта группа кораблей не смогла потопить ни одного судна. Это еще раз подтвердило, что фашистское командование не могло оказывать существенного противодействия союзным конвоям, направлявшимся в советские северные порты.

К осени 1943 г. на вооружение немецких подводных лодок поступили акустические самонаводящиеся торпеды, 20-мм зенитные автоматические и 37-мм полуавтоматические пушки, новая радиолокационная станция типа «Хагенук» и другие средства борьбы с кораблями и самолетами противолодочной обороны. В связи с этим немецкое командование решило возобновить групповые действия подводных лодок против конвоев в Северной Атлантике, изменив их тактику применения. При встрече кораблей охранения лодки должны были не уклоняться от боя, уходя на глубину, а атаковать их акустическими торпедами и прорываться к судам конвоя; для отражения же атак самолетов использовать зенитное вооружение. В сентябре — октябре для поиска и атак конвоев в Северной Атлантике развертывались в завесы большие группы подводных лодок (17 — 24 лодки) {1248}.

Во второй половине сентября «волчья стая» из 20 подводных лодок обнаружила союзные конвои «ON-202» и «ONS-18», в которых соответственно было 38 и 27 судов. Упорные атаки продолжались в течение пяти суток, главным образом ночью. Фашисты уничтожили шесть судов и три эскортных корабля, повредили четыре корабля и судна, потеряв три лодки. Гитлеровцы необоснованно считали, что они потопили 15 эсминцев и 11 торговых судов. Оценивая эффективность акустической торпеды на основе явно завышенных потерь противника, главнокомандующий немецкими военно-морскими силами утверждал: «Торпеда «Цаункёниг» завоевала лавровый венок» {1249}.

В последующем применение акустической торпеды не давало сколько-нибудь заметных результатов. Союзники своевременно приняли контрмеры против этого оружия. Они создали приспособление «Фоксер», предназначавшееся для взрыва акустических торпед на безопасном удалении от корабля. Не зная этого, немецко-фашистское командование длительное время считало торпеду «Цаункёниг» весьма грозным оружием.

Немецкий подводный флот продолжал нести тяжелые потери. Так, группа «Россбах» (22 подводные лодки) с 27 сентября по 9 октября неоднократно пыталась атаковать конвои в Северной Атлантике. Но авиация и корабли охранения потопили семь лодок и фактически сорвали все атаки. Союзники потеряли эскадренный миноносец и транспорт.

Пытаясь повысить маневренность и результативность действий подводных лодок, немецкое командование со второй половины октября начало делить большие группы лодок на 2 — 6 подгрупп. Каждая подгруппа состояла из 3 — 9 лодок, которые развертывались в завесу на предполагаемом [432] пути движения конвоя {1250}. Но и этот тактический прием не дал существенных результатов, а подводные силы продолжали нести тяжелые потери от авиации.

Убедившись в полной бесперспективности групповых действий, главнокомандующий немецкими военно-морскими силами 18 октября 1943 г. отдал приказ: при появлении самолетов неприятеля подводным лодкам прекращать преследование конвоев и немедленно уходить на безопасную глубину. Таким образом, попытки возродить групповую тактику в изменившихся условиях на коммуникациях Северной Атлантики закончились провалом.

Оглавление. Завершение перелома во Второй мировой войне

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.