Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Военное искусство армий во второй мировой войне

Во второй половине 1943 г. получило дальнейшее развитие военное искусство Советских Вооруженных Сил.

Повышение уровня технической оснащенности Советской Армии и Военно-Морского Флота, а также опыт минувших лет войны оказали существенное влияние на теорию и практику подготовки и ведения стратегических операций. Развивались и обогащались новым содержанием такие важнейшие принципы советского военного искусства, как выбор направления главного удара, массирование сил и средств, организация стратегического взаимодействия между группами фронтов и видами вооруженных сил, использование стратегических резервов.

Сосредоточение мощной группировки сил и средств и нанесение главного удара на юго-западном стратегическом направлении летом и осенью 1943 г. вызывалось совокупностью политических, экономических и военных причин. Разгром крупных вражеских группировок на этом направлении коренным образом изменил военно-политическую обстановку на фронте и создал благоприятные условия для дальнейшего ведения войны. Были освобождены важнейшие промышленные и сельскохозяйственные районы Советского Союза, что увеличивало материальные и людские ресурсы страны и армии, повышало моральный дух советских войск. Главный удар на киевском направлении привел к рассечению стратегического фронта противника и созданию серьезной угрозы его группировкам, находившимся на южном и центральном участках фронта. Советские войска в ходе наступления освободили огромную территорию и приближались к советской государственной границе.

В летне-осенней кампании 1943 г. основным видом стратегических действий Советской Армии было наступление.

Особенностью контрнаступления, которое развернулось после срыва операции «Цитадель», являлось участие в нем войск пяти фронтов, в том числе и тех, которые не использовались в оборонительном сражении. Важное значение имело определение времени перехода в контрнаступление. Оно началось в тот момент, когда почти все силы ударных группировок противника были втянуты в ожесточенные бои и уже понесли значительные потери. Тесное взаимодействие войск пяти фронтов, глубокое оперативное построение ударных группировок, наличие в них подвижных соединений и танковых объединений обусловило большую ударную силу, маневренность и наращивание усилий войск. Это резко сузило возможности вражеского командования по отражению ударов советских войск. Советская Армия после Курской битвы обеспечила себе благоприятные условия для стратегического наступления на огромном фронте — от Великих Лук до Азовского моря.

На этом этапе войны в стратегическом наступлении участвовало девять фронтов. Летом и осенью 1943 г. Ставка успешно провела ряд наступательных операций, которые характеризовались решительностью целей,, огромным пространственным размахом, участием в них больших масс войск, разнообразием форм ведения операций, динамичностью боевых действий, крупными военно-политическими и стратегическими результатами. Особое внимание уделялось качественному усилению ударных группировок. Так, в летне-осеннем наступлении действовали 5 танковых армий однородного состава, 25 отдельных танковых и механизированных корпусов и крупные силы авиации.

Советское военное искусство успешно решило проблему создания ж использования стратегических резервов. К началу Курской битвы в резерве Ставки имелось 9 общевойсковых, 2 танковые и воздушная армии (63 стрелковых, 15 кавалерийских дивизий, 8 танковых, 5 механизированных [489] корпусов и 15 авиационных дивизий) {1430}. Своевременное создание стратегических резервов и умелое использование их в значительной степени определило успех летних наступательных операций 1943 г.

Основная масса стратегических резервов была развернута на главном, юго-западном направлении (58 процентов личного состава, 66 процентов танков и самоходно-артиллерийских установок, 62 процента орудий и минометов, авиационные корпуса резерва ВГК) {1431}. Придавая важное значение западному направлению, советское командование сосредоточило часть резервов западнее Москвы. Особенностью создания стратегических резервов было выведение из действующей армии частей, соединений и объединений при сохранении их штатно-организационных форм. Большой удельный вес в составе стратегических резервов занимали армейские объединения. В резерве Ставки было создано фронтовое объединение — Степной военный округ (Степной фронт) — самое мощное резервное объединение за всю Великую Отечественную войну. Наращивалось количество резервов, непрерывно менялось их качество благодаря внедрению в войска новой боевой техники и вооружения, а также дальнейшему повышению уровня боевой и политической подготовки.

Резервные формирования создавались Ставкой не только к началу операций, но и в ходе их проведения. Из состава действующих фронтов только с июля по октябрь 1943 г. в резерв Ставки было выведено 14 общевойсковых и танковых армий. Советское командование не только выдвигало резервы из глубины, но и широко маневрировало ими по фронту с одного направления на другое как при подготовке, так и в ходе операций.

Летом и осенью 1943 г. в сражение было введено резервных общевойсковых формирований в два с лишним раза, а танковых и авиационных соединений — в три раза больше, чем зимой 1942/43 г. Это свидетельствовало о высоком напряжении борьбы на советско-германском фронте.

Стратегические резервы, направленные в действующую армию, использовались для решения различных задач: отражения ударов противника в ходе оборонительного сражения, наращивания силы ударов при переходе в контрнаступление, усиления фронтов при развитии стратегического наступления. Своевременный ввод в сражение стратегических резервов оказывал решающее влияние на изменение хода вооруженной борьбы в пользу советских войск.

Советская Армия обогатилась опытом организации и осуществления последовательных по фронту и глубине стратегических наступательных операций. Они развертывались на нескольких направлениях и на большую глубину с привлечением авиации дальнего действия, Войск ПВО страны, а на приморских направлениях — и Военно-Морского Флота. Примером последовательных по фронту операций является наступление в июле — августе 1943 г. войск левого крыла Западного, Брянского и Центрального фронтов против орловской, Воронежского и Степного против белгородско-харьковской группировок противника, Калининского и Западного фронтов на смоленском и рославльском направлениях и, наконец, Юго-Западного и Южного фронтов в Донбассе. В течение 38 суток, с 12 июля по 18 августа, наступление развернулось на фронте 2 тыс. км. В нем участвовали восемь фронтов. Умелое последовательное наращивание усилий по глубине осуществлялось в операциях на юго-западном направлении, начавшихся летом 1943 г. и закончившихся в [490] конце года на правом берегу Днепра. Проведением последовательных наступательных операций советское командование лишало противника маневра силами и средствами и создавало условия для разгрома его по частям. Осуществляя стратегическое наступление, советское командование успешно применяло наиболее отвечавшие обстановке формы ведения стратегических операций: глубокий фронтальный удар с целью рассечения стратегического фронта противника и развития наступления в сторону флангов (Белгородско-Харьковская, Киевская операции); несколько дробящих ударов с развитием в глубину и в стороны флангов (Орловская, Смоленская, Донбасская операции).

При широком размахе стратегического наступления летом и осенью 1943 г. была достигнута четкая организация взаимодействия фронтов, действовавших как на различных направлениях, так и на одном направлении, согласованность усилий видов вооруженных сил и родов войск. Так, наступление на западном направлении и на Таманском полуострове оказало влияние на успешное развитие наступления на Украине, где наносился главный удар.

Наступление войск левого крыла Западного и Брянского фронтов против орловской группировки противника заставило немецко-фашистское командование отказаться от продолжения наступления на Курск с севера и перебросить из состава ударной группировки крупные силы для парирования ударов этих фронтов, что облегчило положение войск Центрального фронта и создало условия для перехода их в контрнаступление.

Разгрому донбасской группировки врага и выходу Юго-Западного и Южного фронтов в район Запорожья и на реку Молочная содействовало успешное продвижение войск Воронежского и Степного фронтов на белгородско-харьковском, киевском и кременчугском направлениях. В свою очередь, развитие наступления войск Юго-Западного и Южного фронтов в Донбассе оказывало влияние на исход событий на киевском и кременчугском направлениях. Четко организованное взаимодействие пяти фронтов, действовавших на юго-западном направлении, авиации дальнего действия, а на приморских направлениях и сил Военно-Морского Флота в августе — сентябре способствовало изгнанию фашистов с Левобережной Украины и Донбасса, обеспечило продвижение советских войск на глубину до 600 км и обусловило форсирование Днепра на широком фронте.

Советское командование обогатилось опытом организации прорыва заблаговременно подготовленной обороны и быстрому развитию успеха в оперативной глубине. Это достигалось массированием сил и средств на избранных направлениях за счет смелого и гибкого маневра, одновременным подавлением огнем артиллерии и ударами авиации обороны противника на всю глубину, наличием в составе ударных группировок крупных подвижных соединений и объединений, ведением стремительного преследования вражеских войск.

В ходе наступательных операций Советская Армия приобрела опыт форсирования крупных водных преград (Днепр, Сев. Донец, Сож, Десна, Припять). Форсирование, как правило, осуществлялось при преследовании вражеских войск одновременно на широком фронте. В тех случаях, когда табельных переправочных средств недоставало или они опаздывали, войска широко использовали подручные средства. В успехе форсирования важную роль сыграли подвижные соединения, усиленные артиллерией и инженерными войсками, а также господство авиации в воздухе.

Летом 1943 г. советское военное искусство решило проблему организации и ведения преднамеренной обороны. Замысел Ставки на переход к такой обороне вытекал из правильной оценки сложившейся военно-политической обстановки, основанной на глубоком проникновении в [491] планы врага и всестороннем обеспечении оборонительной операции, которая проводилась в условиях удержания стратегической инициативы советским командованием. При подготовке Курской оборонительной операции советское командование располагало мощной группировкой войск, способной к ведению не только оборонительных, но и наступательных действий. Это обстоятельство оказало существенное влияние как на организацию обороны (большая глубина, высокие оперативно-тактические плотности, заблаговременное занятие войсками нескольких оборонительных рубежей), так и на характер ее ведения (способность отразить удары мощных танковых группировок противника, высокая активность).

Развитие обороны под Курском характеризовалось увеличением глубины и количества оборонительных рубежей и полос. Она включала шесть-семь рубежей, эшелонированных в глубину до 180 км. Общая глубина обороны на курском направлении достигала 300 км.

Оборона носила ярко выраженный противотанковый характер. Ее отличали высокая устойчивость и активность, проявившаяся в широком маневре резервами и вторыми эшелонами и проведении контратак и контрударов. За счет смелого маневра советские войска не только успевали наращивать усилия на острие ударов противника, но и создавать сильные группировки на его флангах.

Возросло массирование сил и средств на вероятных направлениях главных ударов противника, увеличилась глубина противотанковой обороны, в которой бронетанковые и механизированные войска и артиллерия применялись как средство отражения танковых атак.

К числу важных проблем, решенных в битве под Курском, следует отнести организацию и проведение в масштабе фронта артиллерийской контрподготовки. В результате внезапно проведенных Центральным и Воронежским фронтами мощных артиллерийских ударов враг понес значительные потери, было нарушено управление, расстроены боевые порядки, ослаблен первоначальный удар.

Активным ведением обороны советские войска сорвали замысел противника концентрическими ударами окружить и уничтожить соединения Советской Армии в районе Курска. Наступательные возможности врага за короткий срок были исчерпаны. Противник оказался обескровленным, создались условия для перехода в контрнаступление.

Успеху стратегического наступления в 1943 г. способствовало завоевание советскими Военно-Воздушными Силами стратегического господства в воздухе, которое сохранялось до конца войны. Упорная и напряженная борьба за него продолжалась более двух лет и завершилась в ходе Курской битвы победой советских ВВС. Завоевание господства в воздухе и прочное удержание его на всем советско-германском фронте было обеспечено количественными и качественными изменениями в советских ВВС, возросшей зрелостью авиационных командиров всех степеней.

В воздушных операциях и сражениях советские ВВС нанесли ряд мощных ударов по вражеской авиации и разгромили ее важнейшие группировки, уничтожили наиболее подготовленные и опытные летные кадры противника. Восполнить большой урон, особенно в летном составе, гитлеровское командование не могло. Советские ВВС обеспечили надежное прикрытие войск и объектов тыла, создали благоприятные условия для организации и проведения стратегических операций фронтами.

Советское военное искусство обогатилось новой формой оперативного применения объединенных сил авиации по разгрому авиационных группировок противника — воздушными операциями ВВС, в которых одновременно участвовало несколько воздушных армий и соединений авиации дальнего действия. Получило дальнейшее развитие авиационное наступление, [492] которое в полном объеме было осуществлено в контрнаступлении под Курском. Авиационное наступление заключалось в непрерывном воздействии на противника всеми силами авиации на всю оперативную глубину в течение всей наступательной операции.

Авиационная подготовка прорыва обычно начиналась в ночь перед наступлением. Для ее проведения привлекались фронтовые и дальние бомбардировщики, которые наносили удары по объектам в главной полосе обороны противника с целью разрушения его укреплений, уничтожения огневых средств, изнурения и подавления живой силы. Непосредственная авиационная подготовка проводилась силами фронтовой авиации. По времени она почти всегда совпадала с артиллерийской подготовкой. Задача авиационной подготовки состояла в том, чтобы подавить артиллерию, опорные пункты и узлы сопротивления врага, а также нарушить управление войсками в тактической зоне обороны. Авиационная поддержка атаки осуществлялась как сосредоточенными ударами, так и эшелонированными действиями групп бомбардировщиков и штурмовиков. В ходе ее последовательно подавлялись минометные и артиллерийские батареи, а также отдельные очаги сопротивления, встречавшиеся на пути наступления сухопутных войск. В это же время авиация уничтожала резервы и контратакующие войска противника.

В наступательных операциях 1943 г. оперативное искусство ВВС обогатилось опытом осуществления авиационной поддержки и прикрытия танковых армий при вводе их в сражения и действиях в оперативной глубине, а также большим опытом содействия войскам в форсировании водных преград, захвате и удержании на них плацдармов.

Военно-Морской Флот свои основные усилия сосредоточивал на прикрытии приморских флангов сухопутных войск, содействии им в проведении наступательных операций, обороне на приморских направлениях и в приозерных районах, а также на выполнении задач по нарушению морских коммуникаций противника и надежной защите своих коммуникаций.

Большую роль сыграла высадка морских оперативных и тактических десантов. Высокую организованность и отвагу проявили воины всех видов и родов войск в Новороссийской операции. Керченско-Эльтигенская десантная операция (ноябрь — декабрь 1943 г.) была наиболее крупной операцией по высадке оперативного десанта в Крыму. В ней участвовали соединения Северо-Кавказского фронта, значительные силы Черноморского флота и Азовской военной флотилии. Как правило, десанты высаживались на укрепленное врагом побережье, а некоторые — непосредственно в порты (Новороссийск). Авиация флота, подводные лодки и надводные корабли срывали снабжение изолированных на побережье группировок противника и препятствовали их эвакуации.

Сложной задачей Военно-Морского Флота была борьба на морских коммуникациях, особенно в связи с развертыванием наступления на приморских направлениях и осуществлением десантных операций. Она проводилась в форме повседневной боевой деятельности флота по обороне военно-морских баз, охранению и прикрытию одиночных транспортов и небольших конвоев и в форме самостоятельных операций для обеспечения перехода морем большого количества транспортов или особо ценных судов с войсками и важными грузами в условиях значительного противодействия противника. Военно-Морской Флот решал и другие самостоятельные задачи, особенно по нарушению вражеских морских коммуникаций. Широкое применение разнородных сил флота (подводные лодки, авиация, надводные корабли) для систематических ударов по морским коммуникациям, совершенствование методов их использования способствовали возрастанию эффективности воздействия на морские силы врага. [493]

Удержание советским Военно-Морским Флотом инициативы в боевых действиях на море не давало возможности противнику высаживать десанты. Флот фашистской Германии не смог оказать поддержку своим войскам в критических для них ситуациях. Это освобождало войска Советской Армии от необходимости оборонять большое по протяженности побережье.

Важной задачей флота являлось непосредственное его участие в обороне и освобождении приморских городов, портов и военно-морских баз, постоянная поддержка сухопутных войск в обороне и наступлении на приморских направлениях, а также активные действия личного состава флота на сухопутных фронтах.

Во второй половине 1943 г. дальнейшее развитие получило военное искусство Войск ПВО страны. Основная задача их состояла в том, чтобы оборонять от ударов с воздуха крупные административно-политические и промышленные центры европейской части СССР. На этом этапе войны приобретало большое значение прикрытие наступавших на широком фронте войск, а также основных железнодорожных узлов — ключевых объектов, от которых зависела бесперебойность использования прифронтовых коммуникаций. В ходе общего стратегического наступления перед Войсками ПВО страны возникли задачи по организации противовоздушной обороны объектов на освобожденной территории и обороны переправ через мощные водные преграды.

После завоевания советскими Военно-Воздушными Силами стратегического господства в воздухе обстановка, в которой пришлось действовать Войскам ПВО страны, коренным образом изменилась. Большинство соединений, находившихся на защите тыловых объектов в глубине страны, вели в основном борьбу с разведывательными самолетами противника. Это позволило значительную часть сил и средств использовать для решения задач в интересах наступающих войск с одновременным, обеспечением надежного прикрытия крупных административно-политических центров и важнейших промышленных районов Советского Союза.

Особое внимание при использовании Войск ПВО страны уделялось организации взаимодействия с войсковой ПВО, осуществлению своевременного оповещения о воздушном противнике, согласованному применению -всех сил и средств противовоздушной обороны для нанесения ударов по вражеским самолетам на всем маршруте их полета к объекту. Создание зонально-объектовой противовоздушной обороны, прикрывавшей обширные районы, было дальнейшим шагом в оперативно-стратегическом использовании этого вида вооруженных сил.

В условиях успешно развивавшегося наступления Советской Армии для своевременного прикрытия объектов и коммуникаций широко применялся маневр войсками ПВО, выдвигаемыми из глубины страны. Только в течение ноября в прифронтовую полосу было выдвинуто около 200 частей. Они снимались с обороны тыловых объектов, ставших недосягаемыми для немецкой авиации. Глубина планируемой противовоздушной обороны в европейской части Советского Союза к концу 1943 г. достигла 1100 — 1500 км.

Наиболее активно воины противовоздушной обороны отражали налеты немецкой авиации, пытавшейся нарушить бесперебойную работу железных дорог в прифронтовой полосе. Применение крупных сил ПВО, четкое управление ими, взаимодействие с войсковыми средствами и фронтовой авиацией способствовали успешной обороне коммуникаций.

Характерными чертами боевого использования Войск ПВО страны являлись: создание круговой, глубоко эшелонированной обороны центров, объектов и районов, сохранение которых было жизненно важно для государства и армии; применение широкого маневра соединениями ПВО, позволявшего наращивать силу ударов и сосредоточивать усилия на решающих [494] направлениях; централизованное управление войсками; тесное взаимодействие с оперативными объединениями других видов вооруженных сил.

Коммунистическая партия и Советское правительство неустанно заботились о повышении мобильности тыла Советских Вооруженных Сил в сложных условиях обстановки лета и осени 1943 г. Стратегическое наступление Советской Армии, большая глубина проводимых операций и высокие темпы продвижения войск, возрастание расхода материальных средств предъявляли еще более высокие требования к организации и работе тыла. Так, в 1943 г. из центральных баз и складов НКО фронтам было доставлено 3 млн. тонн боеприпасов (в два раза больше, чем в 1942 г.). В 1943 г. общий расход горючего увеличился по сравнению с предыдущим годом на 599 тыс. тонн и составил 3 261 тыс. тонн. Увеличение объема работы по хранению, переработке, ремонту и восстановлению, распределению и своевременной доставке в войска огромного количества всевозможных предметов военного назначения привело к повышению роли тыла центра, увеличению численности железнодорожных войск и автомобильных частей. Несмотря на значительные трудности, работники транспорта обеспечили фронт всем необходимым для ведения операций.

Завершив в основном перестройку органов тыла во всех звеньях сухопутных войск, авиации и флота, изменив систему подвоза материальных и технических средств в соединения и части, приблизив базы и склады центра к линии фронта, тыл Советской Армии успешно содействовал достижению стратегических целей.

В планировании и проведении летне-осенних операций 1943 г. вновь проявился творческий, передовой характер советского военного искусства. Это нашло свое выражение в большой гибкости применения различных форм и способов ведения вооруженной борьбы, в достижении единства теории и практики при организации и ведении наступательных и оборонительных операций, а также наступательного и оборонительного боя.

Командующие, командиры и начальники, штабы и политорганы к 1943 г. прошли через тяжелые испытания, приобрели опыт, позволивший им более глубоко проникать в сущность происходящих явлений войны, видеть тенденции в развитии военного дела, более правильно определять важнейшие направления в своей деятельности, твердо руководить войсками.

Единство политического и военного руководства, выработанное ленинской партией и закрепленное в новых организационных формах, явилось одним из важнейших факторов успешного ведения войны. Государственный Комитет Обороны — высший орган государственного управления не только ставил перед Вооруженными Силами конкретные задачи, но и создавал материальные предпосылки для их успешного решения.

На основе двухлетнего опыта вооруженной борьбы Ставка Верховного Главнокомандования продолжала целеустремленно, гибко и с учетом реальной обстановки планировать стратегические операции, решала вопросы массирования сил и средств на важнейших направлениях, умело организовывала взаимодействие видов Вооруженных Сил и всестороннее их обеспечение, осуществляла контроль и своевременную помощь войскам через своих представителей.

Важная роль в обеспечении стратегического руководства принадлежала Генеральному штабу — основному рабочему органу Ставки. Совершенствовались формы и методы его работы по планированию и ведению операций, контролю за выполнением директив Ставки, обобщению опыта войны. Огромную работу выполнил Генеральный штаб при подготовке

летне-осенних операций. Основные усилия его были направлены на обеспечение создания под Курском многополосной обороны, выдвижение в этот район крупных стратегических резервов и сосредоточение материальных средств, а также на организацию действий ВВС по нарушению вражеских коммуникаций и завоеванию господства в воздухе.

Генеральный штаб осуществлял перспективное планирование, заботился об обеспечении объединений и соединений вооружением, боеприпасами, боевой техникой, различными материальными средствами. Большая работа проводилась по организации военных сообщений, особенно в связи с перегруппировками, передвижением войск и необходимостью накопления материальных запасов на решающих направлениях. Весьма полезную работу проводил корпус офицеров Генерального штаба, представители которого постоянно находились в штабах фронтов и армий, а также в ряде отдельных корпусов. Офицеры Генштаба активно помогали войсковым командирам. С их помощью Генштаб не только получал дополнительную информацию, но и осуществлял проверку выполнения директив, приказов и распоряжений Верховного Главнокомандования, НКО и Генштаба.

Командование и штабы фронтов и армий продолжали совершенствовать управление войсками. Главными задачами в их деятельности являлись: организация боевой подготовки личного состава; укомплектование войск; планирование, всесторонняя подготовка и обеспечение операций; руководство войсками в ходе боевых действий; подбор и расстановка командных кадров. Командование и политорганы как при подготовке, так и в ходе операций постоянно заботились о проведении конкретной и непрерывной партийно-политической работы.

Вооруженная борьба летом и осенью 1943 г. показала, что советское военное руководство в своей деятельности опиралось на точный учет возможностей страны, народа и армии и возможностей противника. При решении практических задач, выдвигавшихся в ходе операций, советское военное искусство убедительно продемонстрировало свое превосходство над военным искусством фашистской армии.

Дальнейшее развитие получило военное искусство США и Англии. Стратегия США и Англии в год завершения коренного перелома в ходе войны определялась политическими задачами господствующих классов, стремившихся затянуть открытие второго фронта. Поэтому военные действия велись на второстепенных театрах. Европейский театр военных действий только номинально считался главным. В действительности же на протяжении трех лет, до 1944 г., фашистская Германия не видела здесь особой опасности со стороны англо-американских войск.

Военное искусство вооруженных сил США и Англии нашло свое проявление в действиях в Атлантике, на Средиземном море, Тихом океане, а также в Италии и Юго-Восточной Азии.

На Атлантическом театре главные усилия англо-американский флот сосредоточивал на обороне своих коммуникаций от ударов вражеских подводных лодок. Опыт военных действий в Атлантике подтвердил, что основным способом защиты судоходства от воздействия противника являлась организация конвоев. Система конвоев дополнялась обороной районов судоходства. Главную роль в обеспечении коммуникаций играли надводные корабли, в том числе специальные эскортные авианосцы, противолодочная и истребительная базовая авиация.

Для борьбы с немецкими подводными лодками и надежной обороны судоходства в Атлантике американское командование с весны 1943 г. стало широко применять авианосные поисково-ударные группы. Принятые меры дали свои результаты: к середине 1943 г. уменьшились потери англо-американских транспортных судов. [496]

Значительный интерес представляют морские десантные операции, проведенные союзными войсками в Сицилии, на юге Апеннинского полуострова и в бассейне Тихого океана. Десантные операции в Сицилии и на юге Апеннинского полуострова были крупными операциями второй мировой войны. В результате их военные действия были перенесены на территорию Италии. Характерной особенностью всех морских десантных операций являлось создание англо-американским командованием подавляющего превосходства в силах и средствах над врагом, и в первую очередь в боевых кораблях и авиации.

Большое внимание уделялось районам высадки. Выбирая эти районы, союзники стремились учитывать характер вражеской обороны, доступность их для действий авиации берегового базирования, наличие сети железных и шоссейных дорог, подготовленность аэродромов, наличие морских портов и баз, которые могли быть использованы в интересах десанта, возможность предотвратить подход резервов противника, отсутствие навигационных опасностей.

Морские десантные операции готовились без помех и противодействия противника, часто на большом удалении от районов предстоящей высадки и при наличии крупных материальных и людских ресурсов. Время, отводимое на их подготовку, исчислялось месяцами, что давало возможность проводить мероприятия по всестороннему обеспечению операций.

Десантным операциям предшествовала длительная предварительная авиационная подготовка. Это вводило врага в заблуждение относительно района и сроков высадки десантов. Непосредственная авиационная подготовка проводилась с целью подавления огневых средств и живой силы береговой обороны противника. Большое внимание уделялось поддержанию господства в воздухе и на море в районах десантирования.

Наиболее сложным этапом десантных операций являлась высадка войск. Она проводилась при максимальном сосредоточении сил и средств, в высоких темпах, при непрерывной поддержке десантируемых огнем корабельной артиллерии и ударами авиации. Протяженность участков высадки армий составляла 60 — 100 км, корпусов — 17 — 70 км, дивизий — 8 — 30 км. Построение армий было одноэшелонным. Корпуса имели боевые порядки в один-два, а дивизии в два-три эшелона. Непосредственно проведение «штурма» (высадка с боем) возлагалось, как правило, на армейские соединения или, как например на Тихом океане, на соединения морской пехоты.

Выделяемые для операции силы сводились в так называемые комбинированные оперативные соединения (фактически объединения). Авиация использовалась централизованно.

В отличие от операций в Сицилии и Южной Италии морские десантные операции на Тихом океане, носившие оперативно-тактический характер, проводились меньшими силами. Эти операции характеризовались: тактической внезапностью высадки; предварительным подавлением противодесантной обороны; применением десантных средств, позволявших высадить войска и выгрузить технику на необорудованное побережье; прикрытием десанта от ударов авиации, подводных и надводных кораблей японцев. Вместе с тем в ряде случаев они отличались нерешительностью действий, медленными темпами наступления.

Положительным в проведении морских десантных операций союзными войсками было умение организовать посадку, переход морем и высадку крупных сил и средств на побережье, надежное авиационное обеспечение десанта и наличие вполне современных для того времени десантно-высадочных средств. К слабым сторонам их относились слишком длительный по времени этап подготовки, медленные действия на берегу после захвата [497] плацдарма, скучивание больших масс войск и техники на сравнительно небольших плацдармах.

Осенью 1943 г. вооруженные силы США и Англии приобрели опыт подготовки и ведения наступательных операций на суше. Главной ударной силой в наступлении в Италии являлись бронетанковые соединения. Плотность артиллерии на участках прорыва была небольшой. Поэтому в решении огневых задач важная роль отводилась авиации. Она осуществляла поддержку наступавших войск путем нанесения ударов по огневым средствам, обороняющимся войскам, подходившим резервам и по важнейшим тыловым объектам врага.

Для наступательных операций союзников в Италии было характерно, с одной стороны, стремление к созданию превосходства над противником, а с другой — отсутствие активных форм маневра, низкие темпы наступления.

Английские и американские войска приобрели опыт боевых действий в джунглях и горах. В джунглях Бирмы они проводились на отдельных направлениях небольшими группами войск. Здесь использовались пехота, артиллерия, особенно вьючная, и в незначительном количестве танки.

Военно-воздушные силы США и Англии применялись для воздействия по тыловым объектам врага и в совместных операциях с наземными войсками и флотом. Большое внимание уделялось борьбе за удержание господства в воздухе путем уничтожения самолетов врага на аэродромах и в воздушных боях. Стратегическая авиация в Европе использовалась союзниками для ударов по промышленным и военным объектам с целью ослабления экономического потенциала Германии. Однако действия англо-американских ВВС были недостаточно эффективны.

На Тихом океане авиация использовалась для борьбы с военно-морским флотом и авиацией противника, поддержки десантов, нарушения японских коммуникаций. Создание широкой сети островных баз, постепенное накапливание на них сил стратегической авиации, ее приближение к территории Японии считались важнейшими задачами.

Определенный вклад вооруженные силы США и Англии внесли в развитие практики тылового обеспечения, особенно при подготовке морских десантных операций. Работа всех видов транспорта США (кроме воздушного) возглавлялась объединенным военно-транспортным комитетом. В портах, на железных дорогах и автомобильных магистралях была создана разветвленная сеть диспетчерских пунктов. Для транспортировки на судах широко применялись предварительная расфасовка и упаковка грузов в стандартную тару.

В бассейне Тихого океана союзное командование создавало подвижные базы, а в составе вспомогательных сил — соединения обеспечения, состоявшие из плавучих мастерских и доков, танкеров, госпиталей, транспортов с запасами материальных средств и т. д. Это позволяло кораблям и авиации длительное время находиться в районе боевых действий.

Основные проблемы коалиционной стратегии решались на конференциях глав правительств США и Англии. Высшим военным межсоюзническим органом являлся Объединенный комитет начальников штабов, который координировал усилия союзных войск. На театрах военных действий руководство осуществлялось объединенными главнокомандованиями.

Противоречия в политических устремлениях США и Англии нередко приводили к возникновению разногласий при выработке тех или иных стратегических замыслов. При решении спорных вопросов между англичанами и американцами чаще превалировала точка зрения представителей США — государства более сильного в экономическом и военном отношении. [498]

Англо-американское командование шло на организацию лишь ограниченного сотрудничества с Верховным Главнокомандованием Советской Армии. И на этом этапе обсуждение проблем ведения войны СССР, США и Великобританией осуществлялось на уровне национальных верховных главнокомандований — глав правительств путем личных контактов с участием военных руководителей, а чаще всего путем переписки глав правительств. Для быстрого уточнения принципиальных вопросов практиковалось направление доверенных лиц с особыми поручениями. Обмен данными об обстановке на фронтах осуществлялся через союзные военные миссии. Следует, однако, отметить, что западные союзники информировали Советский Союз о своих планах и ходе операций лишь в самом общем виде. В системе военных операций, проведенных вооруженными силами союзных стран, тесное сотрудничество достигалось только при действиях советского Северного флота, американского и английского флотов по проводке конвоев союзников, идущих из портов США и Англии в советские порты Мурманск и Архангельск.

Значительные изменения претерпело военное искусство стран фашистского блока. В стратегии фашистской Германии выделяются два этапа: первый (до второй половины июля) характеризовался стремлением к наступательным действиям, второй — к оборонительным действиям. Он наступил в результате поражения в битве на Курской дуге, когда попытка вермахта вновь захватить стратегическую инициативу окончилась полным провалом. Гитлеровское руководство и в 1943 г. продолжало переоценивать свои силы и недооценивать силы и возможности советских войск.

Основным способом действий гитлеровцев в стратегическом наступлении являлось одновременное введение в сражение крупных сил и средств. Немецко-фашистское командование стремилось нанести внезапный мощный первоначальный удар. Ввиду этого оперативное построение объединений было одноэшелонным, выделялись лишь небольшие резервы. Танковые войска, на которые командование вермахта делало основную ставку, действовали в первом эшелоне в составе ударной группировки на главном направлении.

Немецко-фашистское командование по-прежнему недооценивало роль стратегических резервов. При подготовке и проведении операций командование вермахта прибегало к быстрым перегруппировкам сил и средств с второстепенных участков фронта. Большое внимание уделялось организации непрерывного взаимодействия родов войск и авиации»

В операциях предпочтение отдавалось ударам по сходящимся направлениям с целью окружения и уничтожения противостоящей группировки (например, операция «Цитадель»). Но если в 1941 и 1942 гг. решительные формы операций в ряде случаев приносили успех, то в 1943 г., когда соотношение сил изменилось, операции поставленных целей уже не достигали. При попытке преодолеть хорошо подготовленную оборону фашистские войска изматывались, их первый эшелон за короткое время терял ударную силу. Отсутствие достаточно мощного эшелона для развития успеха приводило к затуханию операции, что особенно проявилось в Курской битве.

В середине ноября западнее Киева немецко-фашистское командование предприняло контрнаступление, оно было отражено советскими войсками. Это еще раз продемонстрировало силу советской обороны, ее способность отражать удары крупных танковых группировок противника.

В основе использования немецко-фашистских ВВС по-прежнему лежал принцип массирования на главном направлении. Авиация применялась прежде всего для поддержки и прикрытия наземных войск. Одной из главных задач ВВС была борьба за захват и удержание стратегического [499] господства в воздухе, но с потерей этого господства на советско-германском фронте в 1943 г. им пришлось сосредоточивать усилия главным образом на решении оборонительных задач.

Силы морского флота применялись с целью нарушения океанских и морских коммуникаций союзников в Атлантике, на Севере, в Средиземном море и Индийском океане, а также для защиты своих морских коммуникаций. Главная роль в борьбе на коммуникациях по-прежнему отводилась подводным лодкам.

После провала наступательных планов на советско-германском фронте вермахт перешел к обороне. Используя заранее подготовленные рубежи, немецко-фашистское командование пыталось остановить наступление Советской Армии.

Однако если раньше гитлеровское руководство стремилось оборонительными действиями удержать захваченную территорию и в ходе их подготовиться к новому наступлению, то после провала «Цитадели» гитлеровцы предполагали переходом к стратегической обороне стабилизировать фронт, перевести войну в позиционные формы и выиграть время для политических маневров с целью раскола антигитлеровской коалиции. Стратегическая оборона, как и стратегическое наступление, осуществлялась сухопутными войсками Германии в тесном взаимодействии с авиацией, а на приморских направлениях — с флотом. Главные усилия сосредоточивались на удержании особо важных экономических районов.

Оперативное построение немецких групп армий и полевых армий в обороне, как правило, было одноэшелонным. Общая глубина оперативной обороны достигала 60 — 80 км. Но войска обычно занимали только тактическую зону, а чаще всего лишь главную полосу. Армии оборонялись в полосе протяженностью 150 — 270 км, группы армий — 600 — 1000 км.

При создании оборонительных рубежей широко применялись различные препятствия, и особенно минные заграждения. Оборона отличалась большим упорством. Она сопровождалась проведением частых контрударов. Однако попытки на длительное время стабилизировать оборону срывались мощными ударами Советской Армии. В оперативной глубине оборона часто принимала характер сдерживающего сопротивления, которое осуществлялось силами арьергардных частей, как это было на Левобережной Украине осенью 1943 г. Слабой стороной немецко-фашистской обороны являлась относительная малочисленность резервов для отражения ударов советских войск.

Итоги военных действий на советско-германском фронте показали, что стратегическая оборона не обеспечила политическим и военным руководителям фашистской Германии ни экономии сил, ни значительного выигрыша времени, ни удержания захваченной территории в своих руках. Массовое изгнание немецко-фашистских захватчиков с территории Советского Союза продолжалось.

В 1943 г. немецкие войска вели оборонительные действия на других театрах. В противодесантной операции на Сицилии дивизии, оборонявшие побережье, занимали полосы от 70 до 100 км с весьма низкой артиллерийской плотностью (два орудия на километр фронта).

На Апеннинском полуострове немецко-фашистское командование широко практиковало подвижную оборону, используя для этого горную местность. Активно применялись всевозможные виды заграждений. Продвижение англо-американских войск повсюду тормозилось крупными разрушениями как на шоссейных, так и на железных дорогах.

На третьем году войны еще больше осложнилась работа тыла фашистской армии. В материальном обеспечении войск ощущались перебои, особенно в снабжении их горючим и танковыми боеприпасами, не только из-за недостатка нефти и затруднений в производстве боеприпасов, но и [500] срывов в работе железнодорожного транспорта, так как тыл гитлеровской армии был под постоянной угрозой воздействия советской авиации и партизан.

В этих условиях для обеспечения войск материальными средствами гитлеровское командование вынуждено было создавать подвижные армейские и войсковые колонны, на которые возлагалась задача обеспечения войск боеприпасами, горючим, продовольствием и другими материальными и техническими средствами. При отходе немецко-фашистских войск под ударами Советской Армии командование противника практиковало обеспечение некоторых соединений и частей при помощи военно-транспортной авиации. Однако все эти меры не могли обеспечить бесперебойное снабжение войск основными видами материальных средств.

Вооруженные силы Японии по своей численности, вооружению и опыту занимали второе место среди армий стран фашистского блока. Основную массу действующей армии составляли сухопутные войска. Второе полугодие 1943 г. для японских вооруженных сил характеризовалось оборонительными действиями, стремлением как можно дольше удержать противника на удаленных от метрополии рубежах. Это достигалось согласованным использованием всех видов вооруженных сил. Оборона велась на огромных пространствах Азии и Тихого океана. Однако активная борьба осуществлялась, как правило, на небольших участках — Соломоновых островах, Новой Британии, Новой Гвинее, Алеутских островах, островах Гилберта.

В 1943 г. японские войска приобрели опыт организации противодесантной обороны на островах. Она не была сплошной и состояла из отдельных районов позиционной обороны и сильных подвижных резервов. На коралловых островах, подход к которым возможен со всех сторон, японцы обычно строили круговую оборону. Инженерное оборудование позиций состояло из траншей, дзотов, проволочных заграждений и минных полей.

Японский флот совместно с другими видами вооруженных сил проводил оборонительные операции, а также защищал судоходство на морских и океанских коммуникациях способом организации конвоев.

Вследствие авантюристической ставки на кратковременную победоносную войну японское командование недооценило необходимости заблаговременного создания резерва подготовленных кадров для флота, и особенно для палубной авиации. В результате уже в 1943 г. Япония не смогла обеспечить восполнение потерь квалифицированных морских летчиков, что снижало эффективность защиты своих морских сообщений и ударов по коммуникациям союзников.

Авиация Японии, как морская, так и армейская, использовалась для поддержки наземных сил в оборонительных действиях. Основной ее задачей являлось нанесение ударов по аэродромам базовой авиации и особенно по авианосцам противника. Уничтожение даже одного авианосца приводило к гибели не только самолетов, но и к ощутимым потерям квалифицированных летных кадров. Японская авиация действовала в сложных условиях, так как господство в воздухе продолжали удерживать союзные ВВС.

Руководство вооруженными силами государств фашистского блока в Европе строилось по принципу подчинения армий союзников командованию вермахта. Поскольку не существовало органа коалиционного командования, то все важнейшие вопросы стратегии решались военно-политическим руководством государств гитлеровской коалиции. При этом фашистской Германии принадлежала определяющая роль. [501]

В 1943 г. основным видом военных действий стран антигитлеровской коалиции являлось наступление. Государства фашистского блока были вынуждены на всех фронтах второй мировой войны перейти к обороне. Военные действия по-прежнему развертывались главным образом на сухопутном театре.

Основной ударной силой сухопутных войск являлись бронетанковые войска. Применение их на направлениях главных ударов обеспечивало развитие операций на большую глубину, высокую подвижность и маневренность войск.

На данном этапе войны еще раз подтвердилась возросшая роль авиации в достижении победы. Опыт вооруженной борьбы показал, что без завоевания господства в воздухе невозможно успешно вести крупные наступательные операции. Важные задачи решала авиация дальнего действия, осуществлявшая массированные удары по объектам в глубоком тылу противника.

Возрастало значение военно-морского флота. Широкое применение авианосных соединений, а также подводных лодок и морской авиации изменило характер действий на море.

Для второго полугодия 1943 г. характерны организационные изменения в вооруженных силах обеих коалиций, активные поиски более совершенных средств борьбы. В странах антигитлеровской коалиции главное внимание уделялось развитию наступательных средств, а в странах фашистского блока во все возрастающем количестве стали производиться оборонительные средства борьбы.

Все более расширявшиеся масштабы вооруженной борьбы, поступление в войска новой боевой техники в разной степени обогатили военное искусство воюющих государств опытом планирования и ведения наступательных и оборонительных операций, использования видов вооруженных сил и родов войск. Особенно большой опыт был накоплен Советскими Вооруженными Силами. Их победы показали высокий уровень военного искусства, обусловленный превосходством советского общественного и государственного строя, самоотверженностью и мастерством командиров И начальников всех степеней, героизмом воинов.

Оглавление. Завершение перелома во Второй мировой войне

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.