Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Обстановка на советско-германском фронте к концу 1943 г.

Советские Вооруженные Силы, прочно овладев инициативой в ведении военных действий, выиграли грандиозные битвы на Курской дуге и за Днепр, вступили на территорию Белоруссии и Правобережной Украины и значительно приблизились к западным границам СССР. Линия фронта общей протяженностью 4400 км проходила теперь (карта 2) от полуострова Рыбачий к району западнее Мурманска и Беломорска, по побережью Онежского озера, реке Свирь, через Ладожское озеро и Карельский перешеек к Финскому заливу. Далее, огибая Ленинград с запада, юга и юго-востока, она шла на юг восточнее Новгорода к Невелю, восточнее Витебска, Могилева, Мозыря, Коростеня, западнее Черкасс, восточнее Кировограда и Никополя, по нижнему течению Днепра до Херсона, через Перекопский перешеек и восточную часть Керченского полуострова.

Советские войска занимали выгодное оперативно-стратегическое положение, позволявшее наносить удары по флангам крупных группировок врага. На северо-западе они охватывали вражескую группировку в районе Пушкин, Тосно. Чудово, а на западе — в восточной части Белоруссии. На юго-западном направлении советские войска имели два крупных стратегических плацдарма на западном берегу Днепра в районах Киева и Днепропетровска. Владея киевским плацдармом, они нависали с севера над всей группировкой немецко-фашистских войск на Правобережной Украине, создавали угрозу ее коммуникациям. Днепропетровский плацдарм позволял наносить удары во фланг противнику, оборонявшемуся по Днепру у Канева, и по тылам его криворожско-никопольской группировки. В то же время враг, удерживая каневский выступ и плацдарм на левом берегу Днепра у Никополя, угрожал флангам и тылу советских войск, действовавших южнее Киева, в районе Пятихаток и на Перекопском перешейке.

Артиллеристы ведут огонь по врагу на втором Украинском фронте
Артиллеристы ведут огонь по врагу на втором Украинском фронте

На севере, от полуострова Рыбачий до Ладожского озера, войскам Карельского фронта и 7-й отдельной армии противостояли 20-я немецкая горная армия, «Масельская» и «Олонецкая» оперативные группы финских войск, поддерживаемые соединениями 5-го немецкого воздушного флота и финской авиацией. Здесь стороны занимали позиционную оборону, ограничиваясь боями местного значения.

На северо-западном направлении, от Ладожского озера до Невеля, против войск Ленинградского, Волховского и 2-го Прибалтийского фронтов оборонялись немецкая группа армий «Север» и финская оперативная [43] группа «Карельский перешеек», поддерживаемые 1-м воздушным флотом и финской авиацией. На Карельском перешейке, а также от Финского залива до Холма стороны занимали сильно укрепленные рубежи. Войска Ленинградского и Волховского фронтов после длительной обороны готовились к наступательным действиям. Противник продолжал совершенствовать оборонительные позиции. Войска левого крыла 2-го Прибалтийского фронта вели наступление северо-западнее Невеля и глубоко охватили южный фланг группы армий «Север».

На западном стратегическом направлении, от Невеля до реки Припять, действовали 1-й Прибалтийский, Западный и Белорусский фронты. Их войска продолжали наступление на витебском, оршанском, могилевском, бобруйском направлениях. Против них оборонялась на заранее подготовленных рубежах немецко-фашистская группа армий «Центр», поддерживаемая 6-м воздушным флотом. В декабре войска правого крыла 1-го Прибалтийского фронта взломали вражескую оборону севернее Витебска, охватив с севера находившуюся в районе города группировку противника. В связи с прорывом войск 1-го и 2-го Прибалтийских фронтов на стыке групп армий «Север» и «Центр» сложилось, писал впоследствии бывший гитлеровский генерал В. Эрфурт, «чрезвычайно тяжелое положение». Германскому командованию, «несмотря на неоднократные попытки, не удалось собрать достаточно сил для того, чтобы одновременно нанести контрудары с севера и юга. Атаки, предпринятые недостаточными силами, успеха не имели, и положение под Невелем превратилось в источник постоянной опасности» {118}. Войска левого крыла Белорусского фронта вышли на подступы к Мозырю. В результате центральная и южная стратегические группировки противника оказались разъединенными Полесьем, затруднявшим взаимодействие между ними.

На юго-западном направлении действовали наиболее крупные силы воюющих сторон. Здесь, от реки Припять до Керченского полуострова, вели наступление войска 1, 2, 3 и 4-го Украинских фронтов и Отдельной Приморской армии. В их составе было более 42 процентов стрелковых дивизий, 82 процентов танковых и механизированных корпусов, 45 процентов авиационных дивизий из имевшихся во всех фронтовых объединениях. Здесь же находилась основная часть резервов Ставки Верховного Главнокомандования — 47-я и 69-я общевойсковые, 2-я и 4-я танковые армии. Немецко-фашистские группы армий «Юг» и «А», которые оборонялись на этом направлении, в свой состав включали около половины всех пехотных и свыше 70 процентов танковых и моторизованных дивизий, находившихся на советско-германском фронте. Поддерживали их самый сильный немецкий 4-й воздушный флот и румынская авиация.

Между советскими и фашистскими войсками шли ожесточенные сражения. Битва за Днепр перерастала в борьбу за Правобережную Украину. Предпринятое в ноябре группой армий «Юг» контрнаступление в районе Житомира не достигло намеченных целей: ей не удалось отбросить советские войска с западного берега Днепра и вновь захватить Киев. 1-й Украинский фронт, отражая контрудары противника на киевском плацдарме, готовился к наступлению. 2-й и 3-й Украинские фронты, завершая операции летне-осенней кампании, сорвали попытки врага ликвидировать днепропетровский плацдарм и вели бои на подступах к Кировограду и Кривому Рогу. Войска 4-го Украинского фронта в ноябре вышли к Днепру в его нижнем течении, ворвались на Перекопский перешеек, заперев противника в Крыму, форсировали Сиваш и овладели плацдармом на его [44] южном берегу. В связи с неудачей наступления на киевско-житомирском направлении верховное командование вермахта вынуждено было отменить задуманный на середину ноября удар с никопольского плацдарма с целью деблокады крымской группировки {119}. «В этих тяжелых боях, — признавал командующий группой армий «Юг» Э. Манштейн, — было неизбежным все более сильное падение боеспособности наших соединений. Пехотные соединения непрерывно находились в боях. Танковые соединения, как пожарную команду, бросали с одного участка фронта на другой... ОКХ не имело необходимого для нас пополнения в технике и людях, чтобы компенсировать потери...» {120}

Большие трудности, вызванные длительным наступлением, испытывали и Советские Вооруженные Силы. Войска нуждались в пополнении людьми, вооружением, прежде всего танками и средствами транспорта. Коммуникации растянулись, и тылы отставали от войск. В связи с тем что железные дороги сильно разрушались отступавшим противником, восстановление их было крайне затруднено, что еще больше осложняло снабжение войск, особенно боеприпасами и горючим.

Обстановка на Баренцевом, Балтийском и Черном морях определялась в основном ходом и результатами военных действий на суше. Северный, Балтийский и Черноморский флоты от участия в оборонительных операциях сухопутных войск на приморских направлениях переходили к совместным с ними действиям в наступательных операциях. Защита собственных морских коммуникаций оставалась важной задачей флотов, в то же время возрастал удельный вес боевых действий по нарушению морских коммуникаций противника.

Воздушная обстановка благоприятствовала Советским Вооруженным Силам. Авиация фронтов, флотов, дальнего действия и Войск ПВО страны прочно удерживала стратегическое господство в воздухе.

Успехам Советской Армии и Флота содействовала борьба патриотов в тылу врага, которая достигла наивысшего с начала войны размаха и активности. Партизаны и подпольщики, нарушая работу вражеского тыла и управление войсками, подрывали боеспособность противника, отвлекали на себя значительные силы его войск.

Действующие фронты и флоты Вооруженных Сил СССР имели в общем некоторое преимущество в силах и средствах над противником.

Таблица 1. Соотношение сил и средств сторон на советско-германском фронте к началу 1944 г. {121}

Силы и средства

Действующие фронты и флоты Вооруженных Сил СССР {*1}

Вооруженные силы фашистской Германии и ее союзников

Соотношение сил и средств

Личный состав (тыс. чел.)

6354

4906

1,3:1

Орудия и минометы {*2}

95 604

54570

1,7:1

Танки и САУ (штурмовые орудия)

5254

5400

1:1,03

Самолеты боевые

10200

3073

3,3:1

{*1} С учетом действующих частей и соединений Войск ПВО страны и авиации дальнего действия.

{*2}Без 50-мм минометов и реактивных установок.

Как видно, советские войска несколько уступали противнику в количестве танков и самоходной артиллерии. Это объяснялось прежде всего большими потерями их в наступательных операциях 1943 г.

В резерве Ставки Верховного Главнокомандования находились три общевойсковые, две танковые армии, управления двух общевойсковых и воздушной армий, шесть танковых, механизированный, воздушно-десантный и смешанный авиационный корпуса. В резерве верховного главнокомандования вооруженных сил Германии имелось 8,5 дивизии, которые дислоцировались в восточных районах рейха, в Австрии, Чехословакии, Польше и могли быть использованы в первую очередь против Советской Армии. Для этой же цели на территории Румынии формировалась 4-я румынская армия (15 дивизий и 6 бригад), а в Венгрии — 1-я венгерская армия (4 пехотные и танковая дивизии).

Приведенные данные говорят о беспочвенности утверждений бывших гитлеровских генералов и вторящих им буржуазных историков о многократном численном превосходстве советской действующей армии над противником в это время {122}. Такая версия понадобилась, чтобы оправдать поражение восхваляемой ими немецко-фашистской армии и принизить боевые качества Вооруженных Сил СССР, которые добивались побед якобы не умением, а числом. В действительности же войска Германии и ее союзников лишь ненамного уступали Советской Армии в численности людей и боевой техники и имели достаточное количество сил для стратегической обороны.

Превосходство Вооруженных Сил СССР заключалось прежде всего в высоких морально-боевых качествах советских воинов, воспитанных Коммунистической партией на великих идеях марксизма-ленинизма. Оно выражалось также в передовом характере советского военного искусства, возросшем мастерстве командного и политического состава. Это превосходство опиралось на неразрывное единство армии и народа, фронта и тыла.

Важнейшим, определяющим фактором высоких морально-политических качеств советских воинов являлись справедливые цели Великой Отечественной войны, светлые идеалы защиты социалистической Родины. Коренной перелом в войне, достигнутый благодаря героическим усилиям советского народа, руководимого партией Ленина, ее титанической политической, организационной и воспитательной работе в массах, еще больше воодушевил воинов на полный разгром нацистской Германии. Среди личного состава царило стремление быстрее освободить родную землю от захватчиков, оказать братскую помощь трудящимся стран, порабощенных фашизмом. Это умножало наступательный порыв бойцов и командиров, порождало у них готовность преодолеть любые трудности.

Командные кадры накопили богатый опыт стратегического и оперативно-тактического руководства войсками в различной обстановке. Они научились искусно применять наиболее эффективные способы разгрома врага, тщательно и скрытно готовить операции, сосредоточивать усилия на решающих направлениях, выявлять и использовать уязвимые места противника, своевременно и четко осуществлять маневр силами и средствами, организовывать и непрерывно поддерживать взаимодействие войск.

Партийно-политическая работа направлялась на выполнение задач, поставленных Коммунистической партией перед Вооруженными Силами. [46]

Большое внимание уделялось разъяснению личному составу призывов ЦК ВКП(б) и доклада И. В. Сталина, посвященных 26-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции, а также приказа Верховного Главнокомандующего № 309 от 7 ноября 1943 г., которые нацеливали Советскую Армии) и Флот на полное освобождение Родины и ликвидацию фашистского «нового порядка» в Европе.

Реорганизация структуры партийных и комсомольских организаций, осуществленная в соответствии с Постановлением ЦК ВКП(б) от 24 мая 1943 г., привела к усилению партийного влияния в войсках, обеспечила более правильную расстановку коммунистов, значительно оживила внутрипартийную работу. Первичные партийные организации были созданы во всех батальонах, дивизионах и равных им подразделениях. Их общее количество к 1 января 1944 г. увеличилось за год более чем в полтора раза. Усилению партийного влияния на все стороны жизни и деятельности войск способствовал дальнейший рост партийных рядов. За 1943 г. количество членов и кандидатов в члены ВКП(б) в Вооруженных Силах возросло на 39,4 процента и составляло на 1 января 1944 г. 2 702 566 человек {123}. Большая часть армейских и флотских коммунистов находилась на фронте {124}. Эта огромная сила цементировала ряды воинов, героическим примером и пламенным призывом воодушевляла их на ратные подвиги. Наличие сильных партийных организаций, тесно связанных со всей массой воинов, являлось одним из важнейших условий повышения боеспособности действующей армии.

Под руководством политорганов и партийных организаций активно работали комсомольские организации, общее число которых выросло после реорганизации их структуры более чем на 23 тыс. На 1 января 1944 г. в армии и на флоте насчитывалось 55 193 первичные и 104 926 ротных или равных им организаций ВЛКСМ; из них на фронте — 72,6 процента первичных и 66,7 процента ротных организаций. Примечательно то, что 63,4 процента первичных комсомольских организаций имели в своем составе более чем по 15 членов ВЛКСМ {125}. Возросла партийная прослойка в комсомоле.

В то же время политико-моральное состояние вермахта под влиянием сокрушительных поражений на советско-германском фронте понизилось. Усилился процесс разложения войск стран — сателлитов Германии. Выступая на совещании высшего правительственного и военного руководства в Бад-Шахене в октябре 1943 г., В. Кейтель вынужден был признать ухудшение морального состояния германских вооруженных сил. В числе факторов, ослаблявших войска, он назвал подрыв воли германской нации к сопротивлению, распространение нежелательных сообщений и известий с фронта, пораженческие настроения и контрпропаганду противника. Особое беспокойство начальника штаба ОКБ вызывало проникновение недовольства в среду офицеров и генералов. Поэтому Кейтель призвал участников совещания со всей решительностью бороться «против предательства, против критики верховного руководства и его главных представителей... особенно тогда, когда эта критика не останавливается даже перед особой фюрера» {126}.

Насаждая жестокую дисциплину, усиливая интенсивность идеологической обработки, умножая репрессии по отношению к недовольным, ОКВ продолжало держать армию в повиновении, принуждало ее сражаться [47] за чуждые немецкому народу интересы. Эта армия представляла еще большую силу.

Из приведенных выше фактов явствует, что в целом обстановка на советско-германском фронте была благоприятной для Вооруженных Сил СССР. Успешное осуществление летне-осеннего наступления, завершившегося взломом вражеской обороны на Днепре, высокий моральный дух советских войск, их количественное и качественное превосходство над противником, стратегическое господство в воздухе, а также широко развернувшееся партизанское движение во вражеском тылу создали выгодные условия для проведения новых наступательных операций с решительными целями. Советское командование, прочно владея инициативой в ведении военных действий, располагало возможностью выбора форм и способов вооруженной борьбы, направлений главных ударов, места и времени проведения операций.

Оглавление. Крушение оборонительной стратегии фашистского блока

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.