Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

План ведения Великой Отечественной на зиму 1944 г. подготовка наступления

Осенью 1943 г. Ставка Верховного Главнокомандования Советских Вооруженных Сил, повседневно руководя наступавшими фронтами, одновременно занималась разработкой плана военных действий на зимний период 1944 г. В сложившейся обстановке она считала целесообразным и возможным начать новую кампанию без паузы после завершения летне-осеннего наступления. «В ходе операций советских войск летом и осенью этого года, — писал И. В. Сталин президенту США 19 октября 1943 г., — выяснилось, что наши войска могут и впредь продолжать наступательные операции против германской армии, причем летняя кампания может перерасти в зимнюю» {127}. Организацией нового наступления без паузы Ставка рассчитывала наиболее полно использовать достигнутый войсками успех, не дать противнику передышки, сорвать его стремление стабилизировать положение на фронте.

Сапёры 5й гвардейской армии проделывают проходы в минных полях перед наступлением. Район Кировограда. 1944 г.
Сапёры 5й гвардейской армии проделывают проходы в минных полях перед наступлением. Район Кировограда. 1944 г.

Планы предстоящих наступательных операций обсуждались Верховным Главнокомандующим и членами Ставки с руководящими работниками Генерального штаба, с командующими и членами военных советов фронтов и флотов. Повседневно занимался этими вопросами рабочий орган Ставки — Генштаб. Его предложения были выражены на карте «Планы операций», составленной в начале декабря 1943 г. {128}. Окончательное решение на наступление было принято в середине декабря на совместном заседании Политбюро ЦК ВКП(б), ГКО и Ставки. С докладами об итогах и опыте борьбы на фронтах и перспективах войны выступили начальник Генерального штаба Маршал Советского Союза А. М. Василевский и его заместитель генерал А. И. Антонов, по вопросам военной экономики докладывал председатель Госплана СССР Н. А. Вознесенский, проблемы международного характера проанализировал И. В. Сталин. На основе глубокого, всестороннего рассмотрения военно-политического положения страны, тщательного анализа соотношения сил и перспектив войны на заседании был сделан вывод: советский народ, руководимый Коммунистической партией, добился военно-экономического превосходства над врагом, которое теперь в совокупности с другими факторами определяло дальнейший ход войны. Перевес в силах и средствах над противником, наличие инициативы в руках Советских Вооруженных Сил, выгодное расположение войск, крупные людские и материальные резервы, слаженная работа тыла, обеспечивавшая планомерное снабжение действующей армии, [48] позволяли готовить и проводить крупные операции не на одном из двух направлений, а последовательно на всем стратегическом фронте. Намечалось десять районов, в которых в кампаниях 1944 г. будут сосредоточиваться силы и средства для проведения ударов с целью поражения основных сил противника и разгрома фашистского блока.

Исходя из общих военно-политических целей войны Советского Союза против фашистской Германии предусматривалось в первой кампании 1944 г., то есть в течение зимы и первых весенних месяцев, разгромить противника на стратегических флангах советско-германского фронта и освободить значительную часть еще находившейся под фашистской оккупацией советской территории. После этого Вооруженные Силы СССР должны быть готовы завершить изгнание немецко-фашистских захватчиков из пределов Родины и освободить совместно с союзниками народы других стран от ига фашизма. При этом учитывалось взятое на Тегеранской конференции обязательство предпринять наступление примерно в то же время, когда американо-английские войска начнут высадку в Северо-Западной Франции.

Было решено развернуть в течение зимы наступательных операции на фронте от Ленинграда до Черного моря, основное внимание уделить освобождению Правобережной Украины и Крыма с тем, чтобы здесь весной выйти к государственной границе; на севере — полностью снять блокаду Ленинграда, отбросить врага за пределы Ленинградской области. Наступление намечалось осуществить путем проведения стратегических операций групп фронтов в разное время на удаленных друг от друга участках советско-германского фронта.

Ставка планировала нанести главный удар на юго-западном направлении силами 1, 2, 3 и 4-го Украинских фронтов с целью разгромить вражеские группы армий, «Юг» и «А» и выйти на подступы к Южной Польше, Чехословакии и к Балканам. Мощный удар на этом направлении позволял немедленно и наиболее, эффективно использовать результаты летне-осеннего наступления для достижения новых крупных успехов и сокрушения стратегической обороны врага не только на юге, но и на всем советско-германском фронте. Разгрому подвергалась самая многочисленная вражеская группировка, боеспособность войск которой уже была подорвана в результате тяжелых поражений, длительного отступления и больших потерь в предыдущих операциях. К тому же противник не имел здесь укрепленных рубежей и стабильного фронта. Учитывалось также то, что на Украине находилась наиболее сильная группировка советских войск, включавшая большую, часть крупных танковых и механизированных соединений, а это позволяло подготовить новые наступательные операции в сжатые сроки без значительных перегруппировок и тем самым не дать противнику возможности привести в порядок свои войска и стабилизировать положение.

Успех наступления на юго-западном направлении приводил к освобождению районов с высокоразвитой металлургической и горнорудной промышленностью, а также плодороднейших земель между Днепром и Прутом к началу весенних полевых работ, что способствовало дальнейшему усилению экономической мощи Советского Союза. Германия же лишалась крупнейших источников стратегического сырья, особенно марганца, и продовольственных ресурсов. Кроме того принималось во внимание, что выход советских войск на подступы к Балканам неизбежно окажет влияние на внутриполитическое положение сателлитов Германии — Венгрии, Румынии и Болгарии, еще больше обострит в них классовые противоречия, усилит кризис в правительственных кругах и ускорит вывод этих стран из войны. Учитывалось и то, что приближение советских [49] войск к Польше, Чехословакии и Балканским государствам вызовет там дальнейший подъем национально-освободительного движения и позволит в более широких масштабах оказывать непосредственную помощь народам, боровшимся с фашизмом.

На северо-западном направлении Ставка предусматривала силами Ленинградского, Волховского, 2-го Прибалтийского фронтов и Краснознаменного Балтийского флота разгромить группу армий «Север», полностью снять блокаду Ленинграда, очистить от оккупантов территорию Ленинградской области, выйти к границам Прибалтики. Этим наступлением преследовалась также цель подорвать политические позиции Германии в Финляндии и ускорить вывод последней из войны.

Войскам 1-го Прибалтийского, Западного и Белорусского фронтов, действовавшим на западном направлении, ставилась активная задача возможно большего освобождения территории Белоруссии. Они должны были сковать немецко-фашистскую группу армий «Центр», не позволить противнику перебрасывать ее силы для отражения наступления советских войск на других направлениях. Операции по окончательному освобождению Белоруссии намечалось провести летом 1944 г.

В соответствии с принятым планом Ставка отдала фронтам директивы, в которых определялись задачи каждого фронта. Командования фронтов разрабатывали планы операций, которые затем рассматривались и утверждались Ставкой.

Важная роль в достижении целей зимне-весеннего наступления отводилась Военно-Морскому Флоту, Военно-Воздушным Силам, Войскам противовоздушной обороны страны, партизанам. Северному флоту ставилась задача нарушать морские коммуникации противника и обеспечивать движение союзных конвоев в своей операционной зоне, а также удерживать полуострова Рыбачий и Средний. Краснознаменный Балтийский флот должен был содействовать Ленинградскому фронту при проведении операции на приморском направлении, осуществить скрытую перевозку войск и боевой техники на ораниенбаумский плацдарм, огнем морской артиллерии и авиацией поддержать наступление сухопутных войск. Черноморскому флоту предстояло оказывать помощь сухопутным войскам при разгроме крымской группировки противника, вести борьбу на его коммуникациях, расширять операционную зону действий и обеспечивать свои морские коммуникации.

На Военно-Воздушные Силы возлагались задачи вести борьбу за удержание стратегического господства в воздухе, содействовать сухопутным войскам в осуществлении наступательных операций, нарушать коммуникации врага, вести воздушную разведку. Авиацию дальнего действия {129} предусматривалось использовать для нанесения ударов по железнодорожным узлам, портам, аэродромам и резервам в оперативном тылу врага, а также по глубоким тылам противника, в частности по крупным промышленным центрам, узлам коммуникаций и военно-морским базам.

Главной задачей Войск ПВО страны оставалась защита с воздуха крупных административных и политических центров и важнейших промышленных районов СССР. Наряду с этим они должны были усилить противовоздушную оборону объектов прифронтовой полосы и освобожденных от оккупантов районов, уделяя особое внимание прикрытию от ударов с воздуха железнодорожных коммуникаций и важнейших переправ через водные рубежи на юге страны. [50]

Перед партизанскими формированиями и партийным подпольем ставилась задача всемерно усилить помощь наступавшим войскам, наносить удары по коммуникациям противника, громить его тылы и штабы, спасать советских людей от истребления и угона в фашистскую Германию, а народное имущество — от уничтожения и разграбления.

ЦК ВКП(б), СНК СССР, ГКО, Ставка проводили напряженную работу по всестороннему обеспечению предстоявших военных действий. Особенность и сложность ее состояла в том, что зимне-весеннее наступление 1944 г. в отличие от прошлых наступательных кампаний Великой Отечественной войны готовилось в ходе большого стратегического наступления, потребовавшего огромной затраты физических и моральных сил народа и армии, колоссального расхода боеприпасов, горючего и других материальных средств.

Заботясь о своевременном создании предпосылок для материально-технического обеспечения предстоявших военных действий, ЦК ВКП(б) и ГКО в конце 1943 и начале 1944 г. приняли ряд постановлений об увеличении производства продукции в металлургической, топливной, энергетической и станкостроительной промышленности. На IV квартал 1943 г., I и II кварталы 1944 г. были утверждены повышенные планы добычи угля и нефти, выплавки чугуна и стали, производства проката, металлорежущих станков, намечены конкретные меры, обеспечивавшие выполнение этих заданий.

Особое внимание уделялось снабжению Вооруженных Сил боевой техникой, оружием, боеприпасами, транспортом и горючим. С учетом потребностей фронта и возможностей военной экономики планировался выпуск новых образцов стрелкового и артиллерийского вооружения, самолетов, танков. В целях увеличения производства боеприпасов изыскивались дополнительные промышленные площади, предприятия переоснащались новым оборудованием, улучшалось снабжение их металлом, порохами и электроэнергией, направлялось дополнительно значительное число квалифицированных рабочих.

Общий подъем экономики, успехи в восстановлении народного хозяйства и использование людских ресурсов освобожденных от врага районов позволили советскому Верховному Главнокомандованию еще в период завершения летне-осеннего наступления пополнить войска фронтов личным составом, боевой и транспортной техникой, создать резервы и запасы всех видов материальных средств. Только в декабре в действующую армию было направлено 1639 танков и самоходно-артиллерийских орудий, 4584 орудия и миномета {130}. В первую очередь Ставка пополняла фронты, которым предстояло наступать на направлении главного удара. Так, из указанного количества техники четыре Украинских фронта и Отдельная Приморская армия получили 67 процентов танков и САУ, 33 процента орудий и минометов, Ленинградский и Волховский фронты — 20 процентов танков и САУ, 15 процентов орудий и минометов. На главное направление перебрасывались силы расформированного 20 ноября, после завершения битвы за Кавказ, Северо-Кавказского фронта. На усиление 1-го Украинского фронта, которому отводилась ведущая роль в начале зимнего наступления, передавались две общевойсковые и танковая армии, отдельные танковые, артиллерийские и авиационные соединения.

Пополнялись людьми и вооружением имевшиеся и создавались новые соединения РВГК, предназначенные для усиления действующих фронтов. На их укомплектование в последнем квартале 1943 г. было направлено 368,2 тыс. человек маршевого пополнения {131}. Увеличилось количество [51] крупных артиллерийских соединений, было создано несколько моторизованных штурмовых инженерно-саперных бригад. Продолжалось формирование новых авиационных корпусов РВГК. К концу года насчитывалось 22 соединения такого рода, из них 18 придавались воздушным армиям фронтов. Увеличивалось количество дивизий фронтовой авиации, которые переводились на трех- и четырехполковой состав. К началу 1944 г. в 50 штурмовых и 35 истребительных авиационных полках число самолетов было доведено до 40 {132}.

Усиливались действующие флоты. Увеличивалось количество торпедных катеров на Северном флоте, тральщиков и бронекатеров — на Краснознаменном Балтийском, торпедных катеров, подводных лодок и морских охотников — на Черноморском. Ударная мощь Военно-Морских Сил возрастала за счет поступления самолетов минно-торпедной авиации, бомбардировщиков и штурмовиков.

Большое пополнение получили объединения и соединения, находившиеся в резерве Ставки Верховного Главнокомандования. К началу 1944 г. в их составе насчитывалось около 488 тыс. человек, около 7 тыс. орудий и минометов, 389 танков и 602 самолета {133}.

При подготовке и в ходе зимне-весеннего наступления много внимания уделялось улучшению работы тыла действующей армии, налаживанию бесперебойного подвоза материально-технических средств войскам фронтов и эвакуации раненых. Предпринимались энергичные меры по восстановлению железнодорожной сети на освобожденной от врага территории, особенно на юго-западном направлении. Так, в соответствии с постановлением ГКО от 7 октября 1943 г. Народный комиссариат путей сообщения должен был восстановить железнодорожные мосты через Днепр у городов Черкассы, Днепропетровск и два моста у Запорожья. 26 октября ГКО обязал НКПС к 6 ноября 1943 г. обеспечить движение поездов по железнодорожным линиям Днепропетровск — Верховцево — Пятихатки и Верховцево — Долгинцево — Кривой Рог, а к 15 ноября — Пятихатки — Користовка. В постановлении ГКО от 9 января 1944 г. ставилась задача восстановить в самое ближайшее время железнодорожную сеть к западу и юго-западу от Киева в тыловом районе 1-го Украинского фронта.

Важнейшим принципом тылового обеспечения являлась концентрация основных усилий по материальному, транспортному, техническому и медицинскому обеспечению войск на направлении главного удара. Почти половина тыловых частей и учреждений, подчиненных центру, сосредоточивалась на юго-западном стратегическом направлении. К началу года на четырех Украинских фронтах и в Отдельной Приморской армии находилось 50 процентов железнодорожных войск, имевшихся в Советской Армии. Туда же направлялась основная масса материальных средств — боеприпасов, горючего, продовольствия. Например, управление снабжения горючим Советской Армии планировало в январе подать четырем Украинским фронтам более 52 тыс. тонн горючего и смазочных материалов, то есть почти половину всего горючего, предназначенного для всех фронтов {134}.

Увеличение объема работы тыла в связи с ростом численности войск и их технического оснащения, напряженным и динамичным характером боевых действий потребовало дальнейшего совершенствования его структуры, а также дополнительных сил и средств тылового обеспечения. К началу наступления были увеличены штатные силы и средства тыла в танковых и механизированных корпусах, в общевойсковых и танковых армиях, [52] во фронтах. Для повышения мобильности тыла сократилось количество его стационарных учреждений в действующей армии и заметно возросла численность автотранспортных частей. К началу года в армии и на флоте насчитывалось около 436 тыс. автомобилей. Каждый фронт имел автомобильную бригаду, а общевойсковая армия — два-три отдельных автомобильных батальона.

С целью улучшения работы оперативного тыла, сокращения путей подвоза глубина тыловых районов фронтов уменьшалась до 150 — 250 км, а фронтовые распорядительные станции заранее развертывались на необходимых направлениях. Фронты располагали несколькими военно-автомобильными дорогами, а на важнейших направлениях создавались военно-автомобильные дороги Ставки Верховного Главнокомандования. Для восстановления шоссейных дорог и мостов привлекалось свыше 600 различных частей и учреждений дорожных войск Советской Армии {135}.

Усиливались противовоздушная оборона в прифронтовой полосе, прикрытие с воздуха баз снабжения, складов и в первую очередь железнодорожных коммуникаций, обеспечивавших проведение перегруппировок войск, подвоз боеприпасов, горючего, продовольствия и резервов. Силами и средствами Войск ПВО страны прикрывались железнодорожные узлы, станции и мосты на глубину до 200 км от линии фронта, а также эшелоны в пути.

Большое место отводилось повышению оперативной и тактической подготовки командного и начальствующего состава всех степеней на основе изучения и обобщения опыта предыдущих наступательных операций. При активной помощи и участии представителей Ставки командующие фронтами и армиями совершенствовали навыки командного состава в организации взаимодействия между соединениями и частями различных родов войск и видов вооруженных сил, в использовании соединений и частей ВВС, бронетанковых войск и артиллерии, вторых эшелонов, подвижных групп при развитии наступления и преследовании противника, при форсировании водных преград. В объединениях проводились оперативные игры и штабные учения, в соединениях, частях, подразделениях — тактические занятия на местности с созданием обстановки, аналогичной той, в которой предстояло действовать. Лучший опыт обобщался и становился достоянием войск. В начале 1944 г. отдел Генштаба по использованию опыта войны был преобразован в управление. Расширились научные исследования по важнейшим проблемам истории и теории военного искусства, связанные с подготовкой и осуществлением наступательных операций. Результаты исследований доводились до войск в сборниках статей и материалов. Усилилась работа по обобщению поучительного опыта операций и боев во фронтах, армиях и на флотах. Там разрабатывались пособия для офицеров, памятки воинам. Были доработаны и изданы для войск проект Полевого устава и боевые уставы. Все эти мероприятия способствовали расширению оперативного и тактического кругозора руководящих кадров, выработке единых взглядов на организацию и ведение операции и боя.

Коммунистическая партия придавала огромное значение морально-политической подготовке советских воинов. Ее направленность определялась задачами, поставленными перед воинами Советских Вооруженных Сил в призывах ЦК ВКП(б) к 26-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции. В них говорилось: «Доблестные воины Красной Армии! Вас ждут, как освободителей, миллионы советских людей, изнывающих под немецко-фашистским игом. Крепче бейте врага, истребляйте [53] немецких захватчиков. Вперед на Запад, за полное освобождение Советской земли!» {136}

В партийно-политической работе главное внимание уделялось разъяснению призывов партии, великих освободительных задач Советских Вооруженных Сил, развитию наступательного порыва у личного состава, повышению качества воспитания и обучения воинов, особенно нового пополнения.

В лекционной пропаганде, агитационно-массовой работе, в печати, по радио освещались многогранная деятельность Коммунистической партии на фронте и в тылу, значение выдающихся побед, одержанных под Курском и на Днепре, раскрывались возросшие возможности тыла страны по обеспечению новых наступательных операций. Личному составу разъяснялись приказы Верховного Главнокомандующего, постановления и обращения военных советов и вытекающие из них конкретные задачи в предстоящих боях. Эта работа связывалась с пропагандой требований воинских уставов, боевого опыта, примеров героизма.

В работе с офицерскими кадрами военные советы, политуправления фронтов и флотов особое внимание уделяли командирам взводов, рот, батарей и равных им подразделений. На офицеров этой категории после упразднения института заместителей командиров рот и батарей по политчасти полностью легла ответственность за организацию политико-воспитательной работы в подразделениях. Политорганы, выполняя рекомендации Совета военно-политической пропаганды ГлавПУРККА, данные в сентябре 1943 г., стали активнее вовлекать их в политико-массовую работу с личным составом. Офицеров учили практике партийно-политической работы в боевой обстановке, поддержания высокого морального состояния и воинской дисциплины в частях и подразделениях. Начальник Главного политического управления генерал А. С. Щербаков в приказе от 24 января 1944 г., подчеркивая важность и перспективность такой деятельности и обобщая накопленный опыт, потребовал и впредь «настойчиво учить командиров рот и взводов практике политико-воспитательной работы, выращивать из них подлинных командиров-воспитателей» {137}.

Политорганы принимали меры по восстановлению полнокровных партийных организаций в ротах, где особенно ощущались потери коммунистов в боях. Ротные организации пополнялись за счет приема в партию отличившихся в боях воинов, распределения прибывших с пополнением коммунистов и перераспределения членов и кандидатов в члены партии внутри частей и подразделений. В конце 1943 г. число первичных партийных организаций, насчитывавших 16 — 50 коммунистов, составляло уже 40 процентов; свыше 25 процентов парторганизаций имели 50 и более коммунистов. Большинство ротных парторганизаций состояли из 8 — 15 членов и кандидатов в члены партии.

Руководствуясь указаниями начальника ГлавПУРККА, политорганы создали постоянный резерв парторгов рот. Систематически проводились сборы и семинары парторгов. Для них читались лекции по партийному строительству, организовывался обмен опытом работы, они обучались практике партийно-политической работы в различных условиях боевой обстановки. Вошли в систему беседы с заместителями парторгов по Уставу ВКП(б) {138}. В целях повышения оперативности руководства партийными организациями укреплялись организационно-инструкторские отделы и отделения политорганов.

Большая работа велась по организации боевой и политической подготовки с прибывшим в войска пополнением. Важность и неотложность [54] решения такой задачи вытекали из того, что действующая армия стала пополняться в значительной степени за счет призывников из освобожденных областей. Эти люди продолжительное время находились на оккупированной врагом территории и были оторваны от советской действительности, многие из них не служили в армии и не знали военного дела. В марте 1944 г. начальник Главного политического управления в директиве указал на необходимость помочь новобранцам как можно скорее подготовиться к выполнению своего воинского долга в борьбе за освобождение нашей Родины {139}.

Выполняя эти указания, командиры и политработники, партийный и комсомольский актив разъясняли молодым солдатам политику Коммунистической партии, цели и задачи Советских Вооруженных Сил, положение на фронтах, сущность военной присяги, воинского долга. Особое внимание уделялось пропаганде достижений социализма в стране, успехов в строительстве новой жизни. В соединениях и частях среди пополнения работали специальные агитгруппы. К проведению политзанятий привлекались наиболее подготовленные офицеры, владевшие украинским языком, проявлялась забота о налаживании быта и культурно-массовой работы среди вновь прибывших. Широко пропагандировался боевой опыт, устраивались встречи бойцов пополнения с героями боев. Работа по воспитанию ненависти к врагу, любви и преданности социалистической Родине помогла воинам правильно понять их задачи в борьбе с фашизмом.

В связи с приближением Советской Армии к государственной границе СССР и предстоящими военными действиями за его пределами стало больше уделяться внимания интернациональному воспитанию личного состава. Воинам разъяснялась политика партии по национальному вопросу, внешняя политика Советского Союза. Велась большая работа по пропаганде решений январского (1944 г.) Пленума ЦК ВКП(б) и X сессии Верховного Совета СССР о расширении прав союзных республик, вокруг Договора о дружбе, взаимной помощи и послевоенном сотрудничестве между СССР и Чехословацкой Республикой от 12 декабря 1943 г., Заявления Советского правительства о советско-польских отношениях от 11 января 1944 г. и других документов. В печати и устных докладах, беседах и наглядной агитации усилилось освещение таких тем, как интернациональный долг советских воинов, историческая миссия Советских Вооруженных Сил в освобождении Европы от фашистского рабства. У бойцов развивались чувства солидарности, уважения к обычаям и традициям народов, которые предстояло освободить.

Могучим средством политического воспитания воинов являлась печать. В армию и на флот поступали миллионы экземпляров центральных периодических изданий, в том числе орган ЦК и МК ВКП(б) газета «Правда», «Известия Советов депутатов трудящихся СССл, военные газеты «Красная звезда», «Красный флот», «Сталинский сокол», а также большое количество фронтовых, армейских, корпусных, дивизионных и выходивших на флотах газет. В среднем на двух-трех воинов приходилась одна газета или журнал {140}. Пропагандируя великие идеи партии, воодушевляя воинов на подвиги, освещая боевой опыт войск, партийную и комсомольскую жизнь частей и подразделений, газеты и журналы оказывали действенную помощь командованию и политорганам в подготовке войск к предстоящим операциям, в мобилизации воинов на разгром врага.

В период подготовки и проведения наступления интенсивно велась политическая работа, направленная на ослабление морального духа войск противника. Агитационно-пропагандистские мероприятия среди войск [55] Германии и ее союзников проводились под руководством главных политуправлений армии и флота, военных советов фронтов и флотов и строились с учетом внутриполитического и экономического положения стран фашистского блока, обстановки на фронтах второй мировой войны и той пропаганды, которую вел противник в своих войсках. Издававшиеся политорганами Советской Армии для солдат противника газеты и листовки, радиопередачи раскрывали агрессивную сущность немецко-фашистской армии как послушного орудия защиты классовых интересов германских империалистов, показывали лживость фашистской пропаганды, которая скрывала от немецкого народа истинное положение на фронтах, неотвратимость надвигавшейся расплаты. Большой убедительной силой обладали материалы о поражениях немецко-фашистских войск на советско-германском фронте, бесперспективности их дальнейшего сопротивления и неизбежности полного краха нацистской Германии. Опровергалась клевета фашистов, будто бы Советский Союз ставит целью уничтожение немецкой нации. Освещались положение на других театрах войны освободительное движение в оккупированных странах Европы и Азии.

Работа среди войск населения противника велась в тесном контакте с немецкими антифашистами, прежде всего с Национальным комитетом «Свободная Германия». В материалах, которые публиковались Комитетом и забрасывались в расположение немецко-фашистских войск, в его радиопередачах разоблачались клеветнические измышления гитлеровцев о Советской стране, ее Вооружённых Силах, в частности о положении германских военнопленных в СССР. В них звучал страстный призыв вести борьбу пробив фашизма, за демократическую и миролюбивую Германию. Такие материалы и радиопередачи ослабляли влияние нацистской пропаганды, заставляли немецкий народ и военнослужащих вермахта задумываться над будущим своей страны.

Проведенные мероприятия по организационному, политическому и материальному обеспечению военных действий создавали необходимые предпосылки дни: успешного достижения военно-политических целей.

Оглавление. Крушение оборонительной стратегии фашистского блока

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.