Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Наступление СССР весной 1944 г. Выход советских войск на государственную границу

После зимних поражений верховное главное командование вермахта уже не помышляло о восстановлении обороны по Днепру, а стремилось лишь закрепиться на занимаемых рубежах. Оно полагало, что большие потери и начавшаяся с февраля весенняя распутица не позволят советским войскам продолжать наступление на Украине, надеялось, что в ближайшее время советское командование не предпримет здесь новых активных действий.

Паузу в боевых действиях ОКБ рассчитывало использовать для восстановления сил и создания прочной обороны. На Украину по-прежнему направлялась основная масса людских пополнений и боевой техники, выдвигались две пехотные дивизии из резерва ОКБ. Командование группы армий «Юг» усилило свое левое крыло, над которым нависали с севера советские войска. Полоса оборонявшейся там 4-й танковой армии была сокращена, а боевые порядки войск уплотнены. В район южнее Ямполь, Староконстантинов, Проскуров (Хмельницкий) перебрасывалось пять танковых дивизий с уманского направления и одна — из-под Дубно. Туда же после восстановления выдвигалась пехотная дивизия. Несмотря на принятые меры по восстановлению разбитых дивизий и переброску на Украину соединений с Запада, командованию противника не удалось восполнить огромные потери, понесенные зимой.

Бой на окраине Одессы 9 апреля 1944 г.
Бой на окраине Одессы 9 апреля 1944 г.

Советское политическое и военное руководство на основе анализа стратегической обстановки на фронте и состояния вражеских войск, учитывая непрерывно возраставшие ресурсы страны, пришло к выводу о целесообразности продолжать наступление Украинскими фронтами без паузы. Разработка дальнейших наступательных операций началась в Генеральном штабе еще в первой половине февраля и велась на основе ранее принятого Ставкой замысла с учетом соображений ее представителей на фронтах, а также военных советов фронтов, принимавших непосредственное участие в разработке планов операций на своих направлениях. Уточненное решение Ставки сводилось к тому, чтобы одновременными мощными ударами на широком фронте от Полесья до устья Днепра расчленить немецко-фашистские войска и, уничтожая их по частям, завершить освобождение Правобережной Украины.

Решающую роль в развитии наступления на Правобережной Украине Ставка отводила войскам 1-го и 2-го Украинских фронтов. Согласно отданным 18 февраля директивам 1-й Украинский фронт должен был нанести удар с рубежа Дубно, Шепетовка, Любар в общем направлении на Чортков с целью отрезать основным силам группы армий «Юг» пути отхода на запад в полосе севернее Днестра. Удар 2-го Украинского фронта планировался с рубежа Звенигородка, Шпола в общем направлении на Умань и далее к Днестру {188}. 3-му Украинскому фронту 28 февраля была поставлена задача форсировать Ингулец и выдвинуть на западный берег 6-ю и большую часть 5-й ударной армии с целью свернуть вражескую оборону [80] на нижнем течении реки и «обрушиться на войска противника, обороняющие Николаев». Одновременно силами вновь созданного 2-го Белорусского фронта — командующий генерал П. А. Курочкин — предполагалось выйти в глубокий тыл группы армий «Центр». Фронту ставилась задача нанести удар на Ковель, а затем наступать на Брест с целью выйти к Западному Бугу на участке Брест, Городло {189}. 4-й Украинский фронт, в составе которого оставались 2-я гвардейская и 51-я армии, полностью переключался на подготовку Крымской операции. 2-я гвардейская армия перегруппировалась с нижнего течения Днепра на Перекопский перешеек. Начало наступления как на Правобережной Украине, так и в Крыму намечалось на первые числа марта.

Учитывая условия распутицы, Верховное Главнокомандование стремилось свести к минимуму перегруппировку войск. Для наиболее целесообразного использования уже сложившейся при завершении предыдущих операций группировки были изменены разграничительные линии между фронтами, некоторые армии передавались из одного фронта в другой. Ударные группировки фронтов усиливались резервами Ставки. 2-й Белорусский фронт получил из состава соседних фронтов 61-ю армию, управление 47-й армии, стрелковый корпус и ряд артиллерийских и инженерно-саперных соединений; из резерва Ставки — 70-ю общевойсковую и 6-ю воздушную армии {190}. 1-й Украинский фронт свои левофланговые 2-ю и 6-ю танковые, 40-ю общевойсковую армии передал соседу слева и в соответствии с полученными задачами перегруппировывал основные силы на правое крыло. В его состав из резерва Ставки выдвигалась 4-я танковая армия генерала В. М. Баданова. 2-й Украинский фронт создавал главную ударную группировку в основном за счет сил, сосредоточенных в районе Звенигородка, Шпола еще в ходе Корсунь-Шевченковской операции. 3-й Украинский принимал левофланговую 57-ю армию генерала Н. А. Га-гена от 2-го Украинского и 28-ю армию из состава 4-го Украинского фронтов. Основные силы он сосредоточивал на плацдармах на правом берегу Ингульца южнее Кривого Рога.

Советское командование упредило противника в сосредоточении и в развертывании сил. Несмотря на бездорожье и плохую погоду, перегруппировки закончились в основном в намеченные весьма сжатые сроки, в то время как рокировка войск противника на левое крыло группы армий «Юг» еще продолжалась.

В период подготовки операций советская авиация наносила удары по аэродромам врага и уничтожала его самолеты в воздухе. Она срывала вражеские железнодорожные перевозки, затрудняла перегруппировку, днем и ночью изнуряла его войска и нарушала управление. С марта для ударов по коммуникациям, переправам и резервам наряду с фронтовой авиацией начали привлекаться соединения авиации дальнего действия. Активизировали действия по коммуникациям и советские партизаны.

Переброску советских войск по железным дорогам прикрывали с воздуха Войска ПВО страны. По мере продвижения фронтов на запад и изменения роли тех или иных железнодорожных линий в воинских перевозках менялась и система противовоздушной обороны коммуникаций. Для ее наращивания осуществлялся оперативный маневр средствами ПВО. Наряду с перегруппировкой сил и средств Западного фронта противовоздушной обороны в его состав переключалась часть сил и средств из глубинных районов страны.

Напряженной работы потребовало тыловое обеспечение операций. Военные советы, политорганы и органы тыла фронтов и армий, учитывая [81] трудности подвоза материальных средств, уделяли особое внимание поддержанию проходимости дорог и улучшению работы автотранспорта. По их призыву тысячи жителей прифронтовых районов вместе с воинами фронтов восстанавливали разрушенные мосты, ремонтировали дороги, доставляли грузы войскам. Первостепенной задачей считалось налаживание работы железнодорожного транспорта — наиболее надежного в условиях распутицы. Личный состав железнодорожных войск и специальных формирований НКПС при восстановлении железнодорожных коммуникаций показывал образцы мужества и самоотверженного труда. Для оперативных и снабженческих перевозок в интересах четырех Украинских фронтов ежедневно подавалось в среднем около 2500 вагонов {191}.

В дни подготовки нового наступления на Правобережной Украине страна отмечала 26-ю годовщину Вооруженных Сил СССР. В приказе от 23 февраля 1944 г. Верховный Главнокомандующий, высоко оценивая подвиги Советской Армии, отметил, что она «уверенно идет к окончательной победе над врагом», и призвал ее усилить удары по немецко-фашистским захватчикам, не давать врагу передышки, умелым сочетанием огня и маневра взламывать вражескую оборону на всю ее глубину, смелым маневром охватывать фланги вражеских войск, прорываться в их тылы, окружать войска противника, дробить их и уничтожать, если они отказываются сложить оружие. Разъяснение личному составу требований приказа Верховного Главнокомандующего было одним из основных направлений партийно-политической работы.

В войсках широко пропагандировалось значение Украины в семье братских республик, героизм воинов всех национальностей при ее освобождении. Этому во многом способствовали решения VI сессии Верховного Совета Украинской ССР, открывшейся 1 марта 1944 г., в которых выражалась горячая благодарность украинского народа доблестной Советской Армии, великому русскому народу и всем народам СССР, Коммунистической партии и правительству Советского Союза за освобождение украинских земель от фашистских оккупантов и помощь в восстановлении народного хозяйства. Опираясь на великие идеи дружбы многонационального советского народа, военные советы фронтов и армий, командиры, политорганы и партийные организации разъясняли воинам значение их вклада в окончательное освобождение Украины — одной из крупнейших республик Союза ССР.

При разъяснении личному составу новых боевых задач обращалось внимание на трудности предстоящих действий в весенних условиях и на важность преодоления с ходу многочисленных рек. Для бесед с воинами привлекались участники форсирования Днепра. В специально издаваемых листках и памятках излагались способы преодоления рек в их разлив на подручных средствах, давались другие полезные советы. Обобщался и распространялся накопленный опыт наступления в распутицу.

Несмотря на трудности и сжатые сроки подготовки операций, командование фронтов сумело сосредоточить в первых числах марта в избранных для ударов районах мощные группировки войск. Хотя некоторые армии прибыли туда еще не в полном составе и не успев пополнить запасы боеприпасов и горючего, обстановка не позволяла откладывать наступление. Четкая работа органов управления тылом, тыловых соединений, частей, учреждений и подразделений давала все основания надеяться на восполнение недостающего количества материальных средств в ходе наступления.

С началом освобождения западных областей Украины советским войскам пришлось вести борьбу с вооруженными бандами украинских буржуазных [82] националистов, находившихся на службе у немецко-фашистских захватчиков. Германское командование, карательные и разведывательные органы широко использовали их для борьбы с партизанами и организации шпионской и диверсионно-террористической деятельности в тылу советских войск. Эти банды терроризировали население, нападали на мелкие воинские подразделения и железнодорожные эшелоны, пытались дезорганизовать мероприятия Советской власти по восстановлению нормальной жизни, налаживанию народного хозяйства в освобожденных районах.

Террор бандитов направлялся в первую очередь против местного партийно-советского актива, военнослужащих. Жертвой одного из бандитских нападений стал командующий 1-м Украинским фронтом генерал Н. Ф. Ватутин. 29 февраля во время выезда в войска он попал в засаду, устроенную бандой националистов, был тяжело ранен и в ночь на 15 апреля скончался. «В лице тов. Ватутина, — говорилось в сообщении ЦК ВКП(б), СНК СССР и Наркомата обороны, — государство потеряло одного из талантливейших молодых полководцев, выдвинувшихся в ходе Отечественной войны» {192}.

Подрывная деятельность националистов потребовала усилить меры по защите населения от их террора и обеспечить безопасность войсковых тылов. Для борьбы с бандами привлекались пограничные и внутренние войска, охранявшие тыл действующей армии, а также органы государственной безопасности. Войска охраняли жизненно важные объекты, коммуникации, несли гарнизонную службу, обеспечивая должный порядок и соблюдение прифронтового режима. В ходе боевых действий, проведенных ими в феврале — апреле, националистическим бандам были нанесены тяжелые удары. Широкую поддержку пограничным и внутренним войскам оказывало население освобожденных районов, бывшие партизаны и подпольщики. Местные активисты создавали базы содействия войскам, помогали разоблачать фашистских агентов и их ставленников, не успевших сбежать вместе с гитлеровцами. В то же время партийные, советские и военные органы развернули большую политическую работу среди населения. Ему разъяснялась политика Коммунистической партии, Советского правительства, международное и внутреннее положение СССР, в докладах, лекциях, беседах широко освещались героические подвиги воинов армии и флота на фронте, успехи тружеников тыла, разоблачалась реакционная сущность вражеской идеологии. Демонстрировались кинофильмы, население снабжалось литературой, налаживалась радиотрансляция. Крестьянам оказывалась помощь в проведении сельскохозяйственных работ.

Наступление на Правобережной Украине Украинские фронты возобновили почти одновременно: 4 марта — 1-й Украинский, на следующий день — 2-й Украинский, 6 марта — 3-й Украинский. 15 марта перешел в наступление 2-й Белорусский фронт. Теперь наступление развивалось на огромном пространстве от Припяти до Черного моря, что крайне затрудняло маневр сил противника на южном крыле стратегического фронта.

Войска 1-го Украинского фронта, в командование которым 1 марта вступил Маршал Советского Союза Г. К. Жуков, начали Проскуровско-Черновицкую наступательную операцию. По решению командующего главный удар наносился в стык 4-й и 1-й немецких танковых армий в общем направлении на Тернополь, Чортков силами 60-й,и 1-й гвардейской общевойсковых, 3-й гвардейской и 4-й танковых армий. Их ближайшая задача состояла в том, чтобы при активной поддержке 2-й воздушной армии разбить противостоявшие силы врага и овладеть рубежом Терноноль, [83] Проскуров. Днем позже в направлении на Хмельник начала наступать 18-я армия генерала Е. П. Журавлева, наносившая вспомогательный удар.

В полосе наступления главной группировки фронта противник не успел создать достаточно развитой в инженерном отношении обороны. Войска фронта при мощной поддержке артиллерии и авиации быстро преодолели его сопротивление. В первый же день в полосе 60-й армии в сражение были введены обе танковые армии {193}. К исходу второго дня прорыв расширился до 180 км по фронту и 50 км в глубину. Несмотря на распутицу, войска ударной группировки, имея впереди танковые соединения, не снижали темпов продвижения. 7 — 10 марта передовыми частями они достигли рубежа Тернополь, Проскуров и перерезали важную для всего южного крыла немецко-фашистских войск железнодорожную коммуникацию Львов — Одесса. Между 4-й и 1-й немецкими танковыми армиями был вбит глубокий клин. Наступавшая на вспомогательном направлении 18-я армия к исходу 10 марта продвинулась до 30 км и завязала бои за Хмельник. На следующий день перешла в наступление 38-я армия. 13-я армия, обороняясь главными силами на участке севернее Луцка, левым флангом, взаимодействуя с 60-й армией, успешно продвигалась на Броды.

На рубеже Тернополь, Проскуров, Хмельник сопротивление врага резко возросло. Командование группы армий «Юг», стремясь остановить продвижение 1-го Украинского фронта в южном направлении, ввело в сражение танковую дивизию «Адольф Гитлер», которая ранее предназначалась для отправки на Запад, срочно стягивало на этот рубеж силы с других направлений и из резерва. К 10 — 11 марта оно сосредоточило там шесть пехотных и девять танковых дивизий, то есть половину всех танковых дивизий, действовавших на Правобережной Украине {194}. Немецко-фашистские войска предприняли сильные контрудары, пытаясь отбросить соединения 1-го Украинского фронта к северу от железной дороги Тернополь — Проскуров.

Согласно приказу германского верховного главного командования от 8 марта по всему восточному фронту создавалась система «крепостей» и опорных пунктов. Например, в полосе группы армий «А» такими «крепостями» объявлялись Николаев и Вознесенск, а группы армий «Юг» — Новоукраинка, Первомайск, Умань, Винница, Жмеринка, Проскуров, Тернополь, Броды и Ковель. Их предписывалось удерживать любой ценой, даже в случае окружения. Этим германское командование надеялось «сковать как можно больше сил противника» {195}.

В сложившейся обстановке Ставка Верховного Главнокомандования одобрила решение командующего 1-м Украинским фронтом по выполнении ближайшей задачи временно приостановить наступление на главном направлении, чтобы подтянуть артиллерию, перегруппировать силы, пополнить войска боеприпасами и горючим для развития удара на юг {196}.

Успешно развивалось наступление 2-го Украинского фронта, начавшего 5 марта Уманско-Ботошанскую операцию. Этому немало способствовал успех 1-го Украинского фронта и прежде всего угроза выхода его главной группировки в тыл группе армий «Юг». Даже когда войска 2-го Украинского фронта перешли в наступление, командование группы армий «Юг» было вынуждено продолжать перебрасывать танковые дивизии из района Умани на свое левое крыло для парирования флангового удара 1-го Украинского фронта. [84] 

По решению командующего войсками 2-го Украинского фронта главный удар в общем направлении на Умань наносился по левому флангу 8-й немецкой армии мощной группировкой в составе 27, 52, 4-й гвардейской общевойсковых, 2-й, 5-й гвардейской и 6-й танковых армий и части сил 40-й и 53-й армий. Вспомогательный удар из района Кировограда в направлении на Новоукраинку в стык 8-й и 6-й немецких армий наносили смежными флангами 5-я и 7-я гвардейские армии, которыми командовали генералы А. С. Жадов и М. С. Шумилов.

Имея главной целью разгром 8-й немецкой армии, войска фронта одновременно отрезали пути отхода на юг 1-й танковой армии противника и содействовали 1-му Украинскому фронту в ее разгроме, а вспомогательным ударом оказывали помощь 3-му Украинскому фронту, наступавшему против 6-й немецкой армии.

Главная ударная группировка фронта, используя сокрушительный огонь артиллерии, в первый же день наступления опрокинула противостоявшие дивизии врага. Введенные в сражение 2-я и 5-я гвардейская танковые армии, отразив контратаки, с ходу форсировали Горный Тикич, преодолев последний вражеский рубеж обороны на пути к Южному Бугу, и начали преследование противника. За ними выдвигалась 6-я танковая армия {197}. 10 марта была взята Умань — главная база снабжения 1-й немецкой танковой армии, захвачены богатые трофеи, в том числе большое количество танков. Одновременно враг оставил важный узел сопротивления — Христиновку. На следующий день передовые отряды танковых войск вышли к Южному Бугу. Успешно развивалось наступление фронта и на вспомогательном направлении.

Сокрушительное поражение 8-й армии существенно изменило обстановку на южном крыле советско-германского фронта. Появилась возможность для широкого маневра и еще более тесного взаимодействия 2-го Украинского фронта с соседними фронтами в целях решительного разгрома главных сил группы армий «Юг» и приморской группировки врага.

Войска 3-го Украинского фронта, начав 6 марта Березнеговато-Снигиревскую операцию, также добились существенных успехов. По замыслу командования фронта главный удар наносился с плацдармов на Ингульце в направлении Нового Буга с целью расколоть фронт 6-й немецкой армии, а затем, повернув подвижные соединения на юг, выйти в тыл и отрезать пути отхода ее войскам, действовавшим восточнее Николаева. Командование фронта, умело используя преимущество в артиллерии, создало решительное огневое превосходство на участках прорыва. Это позволило быстро взломать неприятельские оборонительные линии. Главная группировка фронта — 46-я и 8-я гвардейская армии, танковый, кавалерийский и механизированный корпуса — развернула стремительное наступление в направлении Нового Буга и к утру 8 марта подвижными соединениями овладела этим пунктом. Советские войска перерезали железную дорогу Долинская — Николаев и рассекли 6-ю армию на две части. Для развития успеха в условиях распутицы при недостатке танков была умело использована временно созданная конно-механизированная группа (механизированный и кавалерийский корпуса), возглавляемая генералом И. А. Плиевым. Ее поддерживала штурмовая авиационная дивизия 17-й воздушной армии. Захватив Новый Буг, конно-механизированная группа в соответствии с замыслом операции повернула на юг и, пройдя по тылам противника, 12 марта вышла с запада к Ингульцу южнее Снигиревки. Подвижные соединения перехватили пути отхода немецко-фашистских войск, отступавших под ударом армий левого крыла фронта. [85]

На следующий день 28-я армия овладела Херсоном. До 13 дивизий 6-й немецкой армии, недавно ценой тяжелых потерь избежавшей окружения в районе Никополя, оказались под угрозой нового окружения в районе Березнеговатое, Снигиревка. Однако советским войскам вследствие недостатка сил, особенно подвижных, не удалось быстро создать сплошного фронта на путях отхода противника. Значительная часть его группировки, хотя и с большими потерями, прорвалась сквозь растянутые боевые порядки конно-механизированной группы, отойдя к Николаеву и за Ингул.

В связи с успешным прорывом вражеской обороны войсками трех Украинских фронтов и перспективами быстрого развития успеха Ставка Верховного Главнокомандования 11 марта уточнила задачи фронтам и порядок взаимодействия в ходе дальнейшего наступления. 1-му Украинскому фронту надлежало «не ограничиваться выходом... на р. Днестр, а форсировать его с ходу, развивая удар на Черновицы с целью занятия этого пункта и выхода на нашу государственную границу» {198}. Для более тесного взаимодействия армий левого крыла фронта с его главной группировкой 18-я и 38-я армии должны были изменить направление наступления и нацелиться на Каменец-Подольский, сосредоточивая усилия ближе к правому флангу. Учитывая готовившийся на ковельском направлении удар 2-го Белорусского фронта, Ставка решила во взаимодействии с ними развивать успех 1-го Украинского фронта не только в южном, но и в западном направлении и приказала ему развернуть наступление правым крылом на Броды, Львов. Начало наступления на главном направлении с рубежа Тернополь, Проскуров намечалось на 20 — 21 марта {199}.

2-му Украинскому фронту необходимо было решительно преследовать противника и, не дав ему возможности организовать оборону на Южном Буге, овладеть рубежом Муровано-Куриловцы, Могилев-Подольский, Днестр, захватив на нем переправы. Главную группировку предлагалось вывести в район Могилев-Подольский, Ямполь, то есть ближе к правому флангу. Это позволяло на данном этапе наступления не только выполнить основную задачу, но и более тесно взаимодействовать с 1-м Украинским фронтом по разгрому 1-й танковой армии противника. В дальнейшем главные силы фронта должны были «овладеть районом Бельцы, Кишинев и выйти на реку Прут — нашу государственную границу» {200}. Перенесение усилий в южном направлении способствовало более быстрому разгрому приморской группировки врага.

Эта задача ставилась 3-му Украинскому фронту, который должен был не допустить отхода противника за Южный Буг, захватить переправы на участке Константиновка, Вознесенск, Новая Одесса, а в дальнейшем занять Тирасполь, Одессу и продолжать наступление с целью выхода на Прут и северный берег Дуная, то есть на государственную границу {201}. 4-му Украинскому фронту 16 марта приказывалось приступить к осуществлению Крымской операции, после того как войска левого крыла 3-го Украинского фронта овладеют районом Николаева и выдвинутся к Одессе {202}.

Таким образом, трем Украинским фронтам предстояло, используя достигнутый к исходу 11 марта успех, завершить разгром главных сил южной стратегической группировки противника и выйти на государственную границу СССР. [86] В ночь на 12 марта ОКХ отдало приказ 8-й и 6-й армиям прекратить отход и остановить продвижение советских войск «по крайней мере» на Южном Буге. 4-я и 1-я танковые армии контрударами на рубеже Тернополь, Проскуров должны были сорвать продвижение 1-го Украинского фронта во фланг и тыл группы армий «Юг» и спасти положение всей южной стратегической группировки.

Войска 1-го Украинского фронта, отражая контрудары противника на рубеже Тернополь, Проскуров и готовясь к возобновлению наступления на направлении главного удара, продолжали вести активные действия. На левом крыле 18-я армия после ожесточенных боев овладела городом Хмельник, а 38-я форсировала с ходу Южный Буг и 20 марта освободила Винницу. Войска правого крыла фронта 15 марта перешли в наступление на Броды. 13-я армия, прорвав оборону противника, продвинулась до 80 км и к 20 марта вышла на подступы к городу.

21 марта возобновила наступление в южном направлении усиленная фронтовыми резервами, в том числе 1-й танковой армией, главная группировка 1-го Украинского фронта. Для достижения высоких темпов продвижения командование фронта сосредоточило три танковые армии на смежных флангах 60-й и 1-й гвардейской армий. Совместно с общевойсковыми армиями они сломили сопротивление врага и устремились в глубину его обороны. На их поддержку переключилась основная масса фронтовой авиации, которая, несмотря на плохую погоду, раскисшие грунтовые аэродромы и трудности со снабжением, совершала ежедневно около 400 самолето-вылетов. Из них почти 15 процентов использовались с целью подачи танковым войскам горючего и боеприпасов.

Ни дравшийся с отчаянностью обреченного противник, ни непролазная грязь и залитые талой водой овраги и балки не смогли задержать стремительного продвижения советских войск на юг. 23 марта 1-я танковая армия освободила Чортков, на следующее утро передовыми частями вышла к Днестру и с ходу форсировала эту крупную водную преграду. 29 марта ее войска также преодолели Прут и овладели Черновицами. С их потерей противник лишился последнего связующего звена между своими войсками, действовавшими к северу и к югу от Карпат. Для связи с южной группировкой оставались только окружные железные дороги, идущие через Румынию. Стратегический фронт немецко-фашистских войск оказался разрезанным на две части.

4-я танковая армия генерала Д. Д. Лелюшенко {203} вела наступление на Каменец-Подольский, охватывая с запада 1-ю танковую армию противника. 26 марта советские танкисты ворвались в город и очистили его от фашистских захватчиков. Севернее Каменец-Подольского наступали 1-я гвардейская армия и части 3-й гвардейской танковой армии {204}; восточнее и северо-восточнее — армии левого крыла фронта. Наступавшие южнее войска 2-го Украинского фронта отрезали немецкой 1-й танковой армии единственный путь отхода на юг. Она оказалась под угрозой окружения.

Войска 2-го Украинского фронта, выполняя директиву Ставки от 11 марта, не дав передышки разбитому под Уманью врагу для организации обороны на правом берегу Южного Буга, с ходу форсировали реку на 100-километровом участке. Чтобы сохранить высокие темпы наступления, командующий фронтом ввел в сражение 6-ю танковую армию. Танковые армии, сметая на своем пути вражеские заслоны, громя тылы противника, устремились к Днестру. 17 марта передовые части войск правого крыла фронта достигли реки и с ходу форсировали ее южнее Могилев-Подольского [87] в основном на подручных средствах, проявив героизм и высокое воинское мастерство. Переправе передовых частей и борьбе за днестровский рубеж активно содействовали молдавские партизаны. Они до подхода войск освободили на берегу Днестра районный центр Каменка и удерживали его в течение трех дней, пока в город не вошли советские танки {205}. Началось освобождение Молдавской ССР. Ее народ восторженно встречал освободителей, оказывая наступавшим войскам всемерную помощь.

Таким образом, в 20-х числах марта в результате ударов 1-го и 2-го Украинских фронтов группа армий «Юг» оказалась разорванной на три части. Ее 4-я танковая армия, отсеченная от 1-й танковой, отходила на запад. Последняя была зажата между двумя советскими фронтами в районе Каменец-Подольского. Отрезанная от нее 8-я армия была отброшена в юго-западном направлении и 24 марта вошла в состав группы армий «А». Главные усилия 2-го Украинского фронта направлялись теперь против этой группы армий. Только его правофланговая 40-я армия по-прежнему содействовала в разгроме 1-й танковой армии противника 1-му Украинскому фронту.

25 марта Верховный Главнокомандующий приказал маршалу И. С. Коневу быстрее выдвинуть 40-ю армию в направлении Хотина с целью отрезать 1-й танковой армии противника путь отхода за Днестр {206}. Во исполнение приказа 40-я армия форсировала западнее Могилев-Подольского Днестр и, развернув наступление вдоль его южного берега, к 30 марта одним корпусом вышла на подступы к Хотину, глубоко охватив 1-ю танковую армию противника с юга. На следующий день наступавшие на внешнем фронте правофланговые соединения 4-й танковой армии 1-го Украинского фронта установили с ней связь. Фланги двух фронтов сомкнулись. В котле в районе Каменец-Подольского оказалось одиннадцать пехотных, десять танковых, моторизованная и артиллерийская дивизии {207}. К этому времени 60-я армия и правый фланг 1-й танковой армии 1-го Украинского фронта продвинулись далеко на запад, достигнув рубежа Подгайцы, западнее Бучач, а южнее Днестра — вышли на подступы к Станиславу и Надворной.

Советские войска действовали в наступлении стремительно и дерзко. Отдельные части, танковые и моторизованные подразделения смело прорывались в тыл врага, сея панику и дезорганизуя его отход. Манштейн приводит по этому поводу упрек Гитлера: «...по данным авиаразведки, были отмечены всего-навсего отдельные танки противника, от которых бежали целые войсковые части немцев» {208}.

Вот один из примеров героического рейда по вражеским тылам. 27 марта из района Каменец-Подольского в тыл противника была направлена разведывательная группа в составе танкового взвода лейтенанта П. И. Барабанова и взвода автоматчиков лейтенанта М. Я. Радугина из 16-й гвардейской механизированной бригады 4-й танковой армии. Ночью они вышли к Днестру в районе села Студеница и с рассветом обнаружили скопление автомашин, повозок, а также десять орудий и четыре танка противника. Внезапной атакой танкисты и автоматчики уничтожили восемь орудий и три танка, много вражеских солдат и офицеров, сожгли десятки автомашин. В тылу врага советские подразделения установили связь с партизанами и продолжали вместе с ними громить фашистские гарнизоны, [88] штабы, склады, отходившие колонны войск. Они освободили и вооружили трофейным оружием около 300 советских граждан, над которыми готовило расправу гестапо. 2 апреля оба подразделения, образовавшие крупный вооруженный отряд, с богатыми трофеями и пленными соединились с наступавшими войсками 40-й армии 2-го Украинского фронта. За время" рейда им было уничтожено 10 танков, 8 бронетранспортеров, 24 орудия, сотни автомашин, много фашистских солдат и офицеров {209}. За смелые действия, проявленные при этом инициативу, находчивость и отвагу лейтенанты П. И. Барабанов и М. Я. Радугин были удостоены звания Героя Советского Союза.

Верховное главное командование вермахта принимало все возможные меры, чтобы оказать помощь оборонявшимся на Украине войскам. Опасаясь выхода из войны Венгрии, ОКБ приказало 19 марта германским войскам оккупировать ее территорию {210}, а венгерскому генеральному штабу — сформировать дополнительно восемь дивизий и направить их в распоряжение командующего группой армий «Юг» {211}. Одновременно 7-й венгерский корпус, входивший в 4-ю танковую армию, получил задачу занять оборону по Днестру на участке южнее Каменец-Подольского, севернее Станислава {212} и не допустить прорыва войск Советской Армии к венгерской границе. В конце марта Гитлер обратился к Антонеску с письмом, в котором указывал, что «было бы важно напряжением всех сил остановить русских как можно дальше от границ союзных государств Юго-Востока и... организовать сплошной фронт». Оборона по верхнему течению Прута возлагалась на румынские войска. Фюрер требовал «ускорить мобилизацию и развертывание румынских дивизий и вывести каждое боеспособное соединение... в северном направлении на Прут» {213}.

2 апреля ОКХ отдало оперативный приказ № 7 — последний приказ, содержавший директивные указания на сравнительно продолжительный период времени. Оно потребовало стабилизировать фронт: удерживая Крым, закрепиться на линии Днестр, Кишинев, Яссы, восточные предгорья Карпат, Тернополь, Ковель. Для организации обороны Одессы предусматривалось удерживать крупный плацдарм на Днестре от Дубоссар до Тилигульского лимана. Группе армий «Юг» в качестве первоочередной ставилась задача вывести из окружения 1-ю танковую армию {214}.

Еще в последние дни марта командование группы армий «Юг» приказало 1-й танковой армии, которая отходила до этого на юг к Днестру, прорываться в западном направлении на Чортков, Бучач. Одновременно противник готовил контрудар навстречу ей с запада из района юго-восточнее Львова. Для закрытия бреши, образовавшейся в результате прорыва 1-го Украинского фронта, и создания сильной группировки для контрудара в последнюю декаду марта и первые дни апреля были переброшены: 2-й танковый корпус СС, пехотная дивизия и несколько дивизионов самоходной артиллерии из Франции, две дивизии из Югославии, румынская дивизия из Румынии, три венгерские дивизии и бригада из Венгрии, а в последующем полностью выдвинута 1-я венгерская армия. Переброска на восточный фронт соединений и частей, особенно полностью укомплектованного танкового корпуса, с Западно-Европейского театра серьезно ослабила там противодесантную группировку немецко-фашистских войск. [89]

Масштабы перегруппировок и сосредоточения войск противника в районе юго-восточнее Львова так же, как и изменение направления отхода 1-й танковой армии, не были своевременно вскрыты командованием 1-го Украинского фронта. Вследствие этого оно не приняло соответствующих мер по усилению войск на направлениях готовившихся врагом ударов. Недостаток сил, особенно танков, не позволил создать сплошного внутреннего фронта окружения и быстро перейти к решительным действиям по расчленению и уничтожению группировки врага, располагавшей весьма крупными силами и большим количеством танков.

Окруженная группировка, выдвинув вперед танковые дивизии, таранным ударом прорвала оборону слабой по своему составу 4-й танковой армии {215}, которая продолжала к тому же сосредоточивать усилия к югу. Удары фронтовой авиации по прорывавшемуся противнику несколько задержали, но не остановили его. Командующий 1-й немецкой танковой армией, считая важнейшей задачей спасение танковых дивизий, приказал им выходить самостоятельно, не дожидаясь пехоты, которой разрешалось пробиваться на запад небольшими группами. Прорыву врага способствовала разразившаяся трехдневная снежная вьюга.

Командование 1-го Украинского фронта бросило на пути отхода врага части двух находившихся на марше стрелковых корпусов. Однако и они не смогли создать надежного заслона, вступая в бой с ходу, иногда без артиллерии. Окруженная группировка, прижатая советскими войсками к Днестру, образовала своеобразный «блуждающий» котел, который упорно продвигался на запад, не считаясь с потерями.

4 апреля противник всеми силами перешел в наступление на внешнем фронте окружения. На пути 2-го танкового корпуса СС, который наносил удар на главном направлении южнее Подгайц, оборонялись две растянувшиеся на 35-километровом фронте и понесшие потери стрелковые дивизии. Они не смогли остановить врага. 7 апреля в районе Бучача немецкие танковые дивизии, наступавшие с запада, соединились с «блуждающим» котлом. 1-я немецкая танковая армия избежала участи фашистских войск, окруженных под Корсунь-Шевченковским. Однако она потерпела сокрушительное поражение, потеряв большую часть боевой техники и понеся тяжелые потери в людях. Все вырвавшиеся из окружения дивизии до их восстановления значились в германских оперативных документах как боевые группы.

В середине апреля фронт на этом участке стабилизировался на рубеже река Стрыпа, Надворная, западнее Куты. С 17 апреля 1-й Украинский фронт по приказу Ставки перешел к обороне.

Существенную помощь войскам 1-го Украинского фронта в разгроме северного крыла группы армий «Юг» оказал 2-й Белорусский фронт, осуществлявший с 15 марта по 4 апреля Полесскую наступательную операцию. Силами 70-й и 47-й армий он нанес удар на ковельском направлении, а 61-й армией развернул наступление на север с целью очистить от противника южный берег Припяти.

Удар главных сил фронта был направлен в стык групп армий «Центр» и «Юг», что создало угрозу флангам обеих вражеских группировок. При развитии же его в сторону Бреста советские войска выходили в глубокие тылы группы армий «Центр». Германское командование, усилия которого сосредоточивались на ликвидации прорыва 1-го Украинского фронта, оказалось вынужденным изыскивать крупные силы для отражения удара 2-го Белорусского фронта. Против его войск, на стык групп армий, было перегруппировано до восьми дивизий, в том числе танковая, в основном из резерва группы армий «Центр». [90]

К 18 марта войска 47-й армии генерала В. С. Поленова и 70-й армии генерала И. Ф. Николаева, действуя в условиях труднопроходимой лесисто-болотистой местности, продвинулись на 30 — 40 км и блокировали Ковель. За этот узел коммуникаций развернулись упорные бои. Войска 61-й армии генерала П. А. Белова к концу марта очистили от противника южный берег Припяти к востоку от Столина.

С 28 марта задача по отражению наступления советских войск на ковельском направлении германским командованием была полностью возложена на группу армий «Центр». Все соединения 4-й танковой армии, действовавшие против 2-го Белорусского фронта, передавались в состав 2-й армии, входившей в эту группу армий. Ценой больших потерь враг 4 апреля деблокировал ковельский гарнизон и оттеснил советские войска к востоку от города. 2-й Белорусский фронт из-за недостатка сил прекратил наступление {216}. Ставка берегла свои резервы для усиления Украинских фронтов.

Наступление 2-го Белорусского фронта на ковельском направлении, хотя и не получило развития, сыграло немаловажную роль в общем ходе военных действий в 1944 г. Войска фронта сковали крупные силы противника в критический для него период борьбы за Правобережную Украину и обеспечили северный фланг 1-го Украинского фронта. Выдвинувшись в район Ковеля, они создали выгодные условия для последующего наступления на брестском и люблинском направлениях.

Одновременно с разгромом вражеской группы армий «Юг» войсками 1-го и 2-го Украинских фронтов 3-й Украинский фронт продолжал наступательные действия против группы армий «А». Однако из-за недостатка войск и боевой техники, особенно танков, он не смог, как того требовала директива Ставки от 11 марта, с ходу преодолеть рубеж обороны противника по Южному Бугу. Соединения 6-й немецкой армии, в том числе прорвавшиеся из района Березнеговатое, Снигиревка, сумели отойти на правый берег этой реки, удержать Николаев и организовать достаточно мощную оборону. Передовые отряды 3-го Украинского фронта только 15 — 18 марта вышли к Южному Бугу {217} и захватили небольшие плацдармы в районах южнее Вознесенска, Новая Одесса. Главные же силы фронта выдвинулись к водной преграде только 22 марта. Для того чтобы выполнить задачу по развитию наступления на Тирасполь и Одессу, фронту потребовалось подготовить новую наступательную операцию.

Ставка Верховного Главнокомандования, учитывая задержку 3-го Украинского фронта и в то же время быстрое продвижение войск 2-го Украинского фронта, 17 марта приказала последнему нанести своим центром удар в южном направлении на Балту, Дубоссары с целью охвата первомайско-вознесенской группировки противника и содействия 3-му Украинскому фронту в преодолении Южного Буга {218}. Выход главных сил фронта на правый берег Днестра позволял охватить с севера и запада всю приморскую группировку противника.

В ночь на 22 марта 2-му Украинскому фронту была отдана директива, которая значительно расширяла его роль в разгроме группы армий «А». Фронт должен был левым крылом нанести удар с рубежа Кодыма, Первомайск на юг, вдоль восточного берега Днестра, овладеть рубежом Бендеры, Тирасполь, Раздельная, отбросить противника к Черному морю и не допустить отхода его за реку, а правым крылом — выйти на Прут, нанося одновременно удар силами одной-двух общевойсковых, двух [91] танковых армий на юг, по западному берегу Днестра с задачей овладеть рубежом Унгены, Кишинев {219}.

В то время когда 3-й Украинский фронт готовился возобновить наступление на нижнем течении Южного Буга против группы армий «А», войска 2-го Украинского фронта нанесли ей мощный удар во фланг и тыл и продвигались в южном и юго-западном направлениях по обоим берегам Днестра. 27-я и 52-я армии совместно с соединениями 6-й и 2-й танковых армий устремились к Пруту. 26 марта на 85-километровом фронте севернее Унген они вышли на государственную границу Союза Советских Социалистических Республик. Вся страна с ликованием встретила весть о выдающемся событии — начале восстановления священных рубежей Родины. Залпами сотен орудий и праздничным фейерверком отметила это событие Москва. Выход советских войск на государственную границу имел важное международное значение. Для друзей СССР он означал приближение победы над нацистской Германией и освобождение народов от гнета фашистских оккупантов, а для его врагов — неминуемое и скорое поражение.

Вместе с воинами Советской Армии на западный рубеж советской земли вернулись пограничники. На освобожденный участок границы вышел 24-й пограничный полк под командованием подполковника С. Е. Капустина, принявший здесь удар немецко-фашистских войск утром 22 июня 1941 г. (тогда полк назывался пограничным отрядом). Эта часть прошла по дорогам войны от Прута до Северного Кавказа, обороняла переправы через Дон, защищала Грозный, охраняла тылы 18-й и 40-й армий, участвовала в освобождении Украины и Молдавии. «Почти три года назад, — писали воины полка в своем письме И. В. Сталину, принятом на митинге, — мы здесь первыми приняли бой с врагом и теперь первыми достигли западных границ нашей священной Родины... Мы обязуемся порученный нам участок границы охранять так, чтобы через него не прошел ни один вражеский лазутчик, как бы он ни маскировался» {220}.

Под руководством Коммунистической партии и Советского правительства заблаговременно велась подготовка к восстановлению охраны всей западной границы СССР. В соответствии с Постановлением ГКО от 8 апреля 1944 г. о восстановлении охраны государственной границы СССР на западе формировались пограничные части. Для управления службой и боевой деятельностью пограничных войск западной границы было создано десять пограничных округов, определены их состав и участки границы, которые они возьмут под свою охрану {221}.

В ночь на 27 марта войска 2-го Украинского фронта, преследуя противника, форсировали с ходу Прут и перенесли боевые действия на территорию Румынии. В первой половине апреля они достигли правым крылом Карпат, а центром вышли к Яссам с севера. Войска левого крыла этого фронта (53-я, 5-я гвардейская и 7-я гвардейская армии) наступали так же успешно. 22 марта был очищен от врага Первомайск, 29 марта — Балта. Продвигаясь в юго-западном направлении, эти армии все глубже охватывали с севера вражескую группировку, действовавшую между Южным Бугом и Днестром, и создавали угрозу ее окружения. Чтобы задержать продвижение советских войск на кишиневском направлении, противник вынужден был перебрасывать часть сил 6-й армии, что ослабляло ее оборону перед 3-м Украинским фронтом. К середине апреля войска левого крыла 2-го Украинского фронта вышли на Днестр восточнее Кишинева. [92] Здесь они встретили организованную оборону противника на заранее подготовленных рубежах.

Для того чтобы закрыть огромную брешь, которая образовалась в результате разгрома 8-й армии, остановить продвижение советских войск в Румынии и предотвратить угрозу окружения приморской группировки, немецко-фашистское командование вынуждено было начиная с конца марта и в течение апреля произвести значительные перегруппировки. В район Ясс выдвигался последний резерв Антонеску — 4-я румынская армия (восемь дивизий и одна бригада), на кишиневское направление для усиления 8-й немецкой армии перебрасывалось еще семь румынских дивизий и две бригады. Три дивизии, в том числе две румынские, прибыли в 8-ю армию из состава группы армий «А». Всего против 2-го Украинского фронта с 21 марта до конца апреля было переброшено из Румынии и группы армий «А» армейское и 8 корпусных управлений, 18 дивизий и 3 бригады.

С конца марта сопротивление врага на ясском и кишиневском направлениях возросло. В то же время силы 2-го Украинского фронта растянулись, артиллерия и тылы в ходе стремительного наступления в условиях полного бездорожья отстали. Поэтому в середине апреля войска фронта, приостановив дальнейшее продвижение, закрепились на рубеже Рэдэуци, Пашкани, Дубоссары.

Уманско-Ботошанская операция 2-го Украинского фронта привела к поражению 8-й немецкой армии и рассечению фронта группы армий «Юг». Вместе с тем маневром на юг против группы армий «А» фронт к концу марта существенно изменил обстановку на приморском направлении, оказав большую помощь войскам 3-го Украинского фронта, который в это время начал Одесскую операцию с целью разгромить 6-ю немецкую и 3-ю румынскую армии.

Командование 3-го Украинского фронта решило главный удар в операции нанести силами 46-й и 8-й гвардейской армий, конно-механизированной группы и 23-го танкового корпуса в общем направлении на Раздельную в обход Одессы с северо-запада. Ударную группировку фронта поддерживали основные силы 17-й воздушной армии. Правофланговые 57-я и 37-я армии должны были наступать на Тирасполь, а левофланговые 6, 5-я ударная и 28-я армии — вдоль Черноморского побережья на Николаев, Одессу {222}.

Сложность подготовки предстоявшей операции заключалась в том, что проводилась она, по существу, в ходе наступления. Серьезной помехой являлись и дожди, вконец испортившие грунтовые дороги. Материальные средства могли подвозить только тракторы и вездеходы. Тем не менее к концу марта войска фронта были пополнены людьми и обеспечены боевой техникой, боеприпасами, горючим и продовольствием. Они имели танков и артиллерии больше, чем к началу Березнеговато-Снигиревской операции, в то время как численность войск и количество боевой техники противостоявшей группировки врага в результате потерь и переброски крупных сил на кишиневское направление сократились. Соотношение в людях и боевой технике в полосе наступления изменилось в пользу советских войск. К тому же удержание рубежа по Южному Бугу становилось все более рискованным для противника в связи с глубоким охватом его приморской группировки войсками 2-го Украинского фронта и угрозой потери путей отхода ее за Днестр.

В Одесской операции наряду с войсками фронта участвовали силы Черноморского флота, который активизировал действия на морских сообщениях [93] противника в северо-западной части Черного моря. Морская пехота и авиация флота участвовали в боях за приморские города и порты.

26 марта войска 3-го Украинского фронта возобновили наступление во всей своей полосе. Армии правого крыла и центра приступили к форсированию Южного Буга главными силами. Чтобы облегчить наступление армий правого крыла 3-го Украинского фронта, Ставка ВГК решила использовать успех 5-й гвардейской армии 2-го Украинского фронта, форсировавшей к этому времени Южный Буг севернее Первомайска. Она приказала переправить в ее полосе через Южный Буг основные силы 7-й гвардейской армии того же фронта и развернуть ими наступление на юг с целью «свернуть» оборону противника на правом берегу реки {223} и содействовать правому крылу соседнего фронта в переправе. Наметившийся успех использовали 57-я и 37-я армии 3-го Украинского фронта. Они переправили на правый берег Южного Буга свои главные силы, 28 марта на 45-километровом фронте прорвали оборону противника, углубившись в нее на 25 км.

На левом крыле фронта соединения 6, 5-й ударной и 28-й армий в это время вели тяжелые бои на подступах к Николаеву. 28 марта советские войска овладели городом, а затем форсировали Южный Буг в его устье.

В боях за Николаев бессмертный подвиг совершили десантники. Чтобы облегчить наступавшим войскам взятие города, небольшая десантная группа из воинов 384-го отдельного батальона морской пехоты и частей 28-й армии, возглавляемая старшим лейтенантом К. Ф. Ольшанским и его заместителем по политической части капитаном А. Ф. Головлевым, высадилась в порту города, заняла несколько зданий и приспособила их к круговой обороне. В составе десанта были представители многих национальностей. Русские П. П. Артемов, М. В. Коновалов, Е. М. Павлов, украинцы Г. И. Ковтун, К. В. Шпак, белорус А. С. Лютый, азербайджанец А. А. Мамедов, татарин М. К. Хакимов, аварец А. Д. Абдулмеджидов, адыгеец А. Б. Чуц и сыны других народов СССР — все они поклялись выполнить поставленную задачу. В течение двух суток отважные воины отражали яростные атаки превосходящих сил противника, сковывая его крупные силы. Десантники уничтожили до 700 вражеских солдат и офицеров, но и сами понесли тяжелые потери. Оставшиеся в живых отважно сражались до подхода наступавших советских частей. Родина удостоила всех десантников звания Героя Советского Союза. Именем героев названа площадь в центре города, на которой жители Николаева воздвигли величественный памятник десантникам. Одна из улиц города названа именем К. Ф. Ольшанского.

В связи с успехом 57-й и 37-й армий командующий фронтом перенес в их полосу главные усилия войск. Туда были переброшены конно-механизированная группа генерала И. А. Плиева и 23-й танковый корпус для преследования противника в направлении Тирасполь и Раздельная. 4 апреля главная группировка фронта, стремительно преследуя противника, подвижными частями овладела железнодорожным узлом Раздельная и перерезала последнюю железную дорогу, которая связывала отступавшие вдоль побережья вражеские дивизии с остальными силами 6-й армии. Чтобы отрезать им пути отступления за Днестр, командующий фронтом направил конно-механизированную группу от Раздельной на юго-восток. 7 апреля она вышла к Днестровскому лиману и блокировала противника с запада. Отрезанные в приморской полосе дивизии были деморализованы, отмечались случаи сдачи в плен целых подразделений {224}. [94] Однако часть войск противника все же сумела прорваться через Раздельную к Тирасполю.

В Одессе с приближением советских войск партизаны и подпольщики, выйдя из катакомб и укрытий, нападали на отступавшего противника, уничтожали отряды подрывников, пытавшихся дотла разрушить все важнейшие городские сооружения. Славная своими революционными традициями Одесса не покорилась захватчикам. В период оккупации в ней сражались пять партизанских отрядов и более 40 подпольных патриотических групп.

Вечером 9 апреля советские части с ходу ворвались в северные кварталы Одессы и ночным штурмом к 10 часам утра следующего дня освободили город.

Одесса — крупный индустриальный центр, первоклассный порт мирового значения, город передовой культуры, город-курорт — предстала перед глазами освободителей разрушенной и разграбленной врагом. Немецко-фашистские и румынские оккупанты взорвали и сожгли 2290 наиболее крупных, имевших архитектурно-художественную и историческую ценность построек, в том числе музей А. С. Пушкина, Сабанские казармы и другие памятники материальной культуры начала XIX века; ограбили музеи, вывезя из них сотни уникальных предметов. Они разрушили 17 специальных больниц и поликлиник, 55 детских яслей, научно-исследовательские институты, 29 санаториев, расположенных вблизи города, и другие учреждения {225}. Были уничтожены заводы, фабрики. Перед отступлением вражеские войска разрушили Одесский порт со всеми его строениями и сооружениями, заминировали оперный театр — одно из красивейших зданий в стране, но не успели его взорвать. Оккупанты расстреляли, замучили и сожгли в Одессе и области до 200 тыс. человек {226}.

Жители Одессы радостно встречали своих освободителей — воинов 3-го Украинского фронта.

11 апреля газета «Известия» напечатала стихи Сергея Васильева:

Веками будет в песнях славиться

Победный гром апрельских дней.

Одесса, южная красавица,

Разорван круг твоих цепей!

Нет, не покорною рабынею

Попала ты в полон к врагу!

Стояла ты всегда твердынею

На черноморском берегу.

На многотысячном общегородском митинге, посвященном освобождению Одессы, трудящиеся выразили благодарность Коммунистической партии и Советскому правительству, воинам армии и флота за изгнание врага и поклялись отдать все силы для достижения полной победы над ним. «Мы не пожалеем для этого ни сил, ни времени, — заявляли они. — Мы твердо верим, что наша любимая Одесса быстро снова станет в передовые ряды цветущих советских городов Украины» {227}. Москва салютовала из 324 артиллерийских орудий от имени Родины в честь освобождения города-героя. 27 наиболее отличившихся соединений и частей получили почетное наименование Одесских, тысячи воинов были отмечены правительственными наградами. [95]

Продолжая наступление с 11 по 14 апреля, войска 3-го Украинского фронта вышли к Днестру и овладели плацдармами на его западном берегу. Здесь они встретили организованное сопротивление противника. Бои на рубеже Днестра, так же как и на ясском направлении, приняли исключительно упорный характер. Противник продолжал выдвигать в эти районы свежие войска, предпринимая яростные контрудары. Соотношение в силах изменилось в его пользу. 6 мая Ставка Верховного Главнокомандования приказала войскам 2-го и 3-го Украинских фронтов перейти на достигнутых рубежах к обороне {228}.

Наступлением 1, 2 и 3-го Украинских фронтов в марте — апреле 1944 г. завершилась начатая в конце декабря 1943 г. стратегическая операция по освобождению Правобережной Украины. В ходе ее советские войска продвинулись на 250 — 450 км и, выйдя в предгорья Карпат, рассекли фронт противника на юге. Сообщение между группировками немецко-фашистских войск, действовавшими севернее и южнее Карпат, могло теперь поддерживаться только окружными железными дорогами. Подверглось разгрому все южное крыло вражеского фронта за исключением блокированной в Крыму 17-й армии. Группы армий «Юг» и «А» понесли невосполнимые потери в живой силе и боевой технике.

Только в результате переброски соединений с других европейских театров военных действий, из резерва ОКХ и ОКБ, а также выдвижения 1-й венгерской и 4-й румынской армий германскому командованию удалось спасти рушившийся фронт от полного развала. Чтобы как-то поддержать свой престиж, 31 марта Гитлер отстранил от командования группами армий «Юг» и «А» генерал-фельдмаршалов Манштейна и Клейста. Первую группу принял генерал-фельдмаршал В. Модель, а вторую — генерал Ф. Шернер {229}. Однако никакие смены военачальников не могли спасти немецко-фашистскую армию от неизбежного полного поражения.

Выдающиеся победы Советской Армии на Правобережной Украине, достигнутые при отсутствии существенного количественного превосходства в силах и средствах над противником, в сложных условиях неустойчивой зимней погоды и весенней распутицы, стали новым свидетельством торжества советского военного искусства, могущества Вооруженных Сил СССР, высокого мастерства и героизма советских воинов. Благодаря искусному маневру, решительности действий, высокому моральному духу личного состава Украинские фронты смогли в сложных зимне-весенних условиях на протяжении почти четырех месяцев не только сохранять свои наступательные возможности, но и от операции к операции наращивать силу ударов.

Зарубежные военные обозреватели считали наступление советских войск на Украине одной из крупнейших согласованных операций, которые когда-либо велись, а способность Советской Армии осуществлять наступательные операции такого масштаба зимой — «одним из самых удивительных событий этой войны». «Еще более поразительным» называли они наступление советских войск на Украине в неблагоприятных условиях весны, поскольку военные эксперты утверждали, что почти невозможно вести механизированную войну при такой распутице.

В весеннем наступлении на Правобережной Украине одновременно участвовали шесть танковых армий, которые и явились главным средством достижения высоких темпов и большой глубины наступления. Подобного примера не знает ни одна другая стратегическая операция второй мировой войны. Темп наступления подвижных соединений во фронтовых операциях [96] достигал в среднем 15 — 20 км, а стрелковых — 8 — 12 км в сутки. При этом войскам приходилось в условиях половодья или весеннего ледохода форсировать большое количество рек, в том числе такие крупные, как Ингулец, Южный Буг, Днестр, Прут. Реки форсировались, как правило, с ходу, чаще всего на подручных переправочных средствах. Успех достигался стремительными и дерзкими действиями передовых отрядов, которые захватывали плацдармы на противоположном берегу и обеспечивали последующую переправу главных сил. Дорожные войска в ходе наступления построили 12 автомобильных мостов через реку Южный Буг, 19 — через Днестр и 11 — через Прут {230}.

Несмотря на сложные метеорологические условия, активно действовала советская авиация. Воздушные армии Украинских фронтов зимой и весной 1944 г. совершили свыше 66 тыс. боевых самолето-вылетов и сбросили на врага до 7 тыс. тонн бомб. Наряду с нанесением противнику больших потерь в живой силе и технике в воздушных боях и на аэродромах было уничтожено более 1400 самолетов противника. За тот же период вражеская авиация совершила около 31 тыс. самолето-вылетов, то есть в два раза меньше {231}.

С большим напряжением работал тыл. Преодолевая огромные трудности, связанные с плохим состоянием коммуникаций, опираясь на помощь местного населения, соединения и части тыла обеспечивали войска боеприпасами, горючим, продовольствием, восполняли потери в вооружении и боевой технике. Для обеспечения операций на Правобережной Украине в январе — апреле 1944 г. было подвезено только по железным дорогам более 378 тыс. вагонов с воинскими грузами {232}.

Немецко-фашистская авиация пыталась путем массированных ударов по железнодорожным узлам сорвать нормальную работу прифронтовых коммуникаций юга. Только на железнодорожный узел Дарница с 1 января по 1 мая противник совершил 10 групповых налетов, в которых участвовало более 500 самолетов {233}. Войска ПВО страны успешно отразили все попытки германского командования ударами с воздуха нарушить коммуникации советских войск на Правобережной Украине и тем самым затруднить их снабжение, сбив при отражении налетов 205 вражеских самолетов.

Взаимосвязанные фронтовые наступательные операции, каждая из которых являлась неразрывной частью общего, единого по замыслу стратегического наступления, велись одновременно на фронте протяженностью до 1300 — 1400 км. Ставка Верховного Главнокомандования обеспечивала четкое взаимодействие фронтов, умело использовала успех на каждом из направлений для достижения общей цели стратегической операции.

Одним из важнейших итогов стратегической операции явилось освобождение миллионов советских людей и огромной территории Правобережной Украины с развитыми промышленностью и сельским хозяйством, богатыми источниками сырья и крупнейшими морскими портами. Сокрушительный разгром основных группировок противника, высокие темпы наступления, борьба партизан и помощь населения во многом сорвали варварские планы фашистов превратить оставляемую территорию в безжизненную пустыню. Материальные и людские ресурсы освобожденных областей увеличили военно-экономический потенциал страны. [97]

С завершением операции на Правобережной Украине советские войска заняли выгодное положение для нанесения последующих ударов по врагу на брестском, люблинском, львовском направлениях и на Балканах с целью полного изгнания врага из пределов Родины и вызволения из фашистского рабства народов Европы.

Оглавление. Крушение оборонительной стратегии фашистского блока

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.