Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Ликвидация крымской группировки немецко-румынских войск в 1944 г.

Освобождение Крыма, предусмотренное по первоначальному плану Ставки одновременно с наступлением на Правобережной Украине, в действительности началось лишь на его завершающей стадии и вылилось в самостоятельную стратегическую операцию (карта 4).

Еще в первых числах февраля, когда велись бои за никопольский плацдарм, Маршал Советского Союза А. М. Василевский представил в Ставку разработанные совместно с командованием 4-го Украинского фронта соображения по организации наступления в Крыму, считая возможным начать операцию 18 — 19 февраля {250}. Однако Верховное Главнокомандование [103] приняло решение провести ее после того, как будет очищено от противника нижнее течение Днепра до Херсона и 4-й Украинский фронт освободится от решения других задач {251}. 17 февраля Ставка в связи с разгромом никопольской группировки противника приказала начать наступление в Крыму не позднее 1 марта независимо от хода операции, по освобождению от противника правого берега Днепра {252}. Но из-за ненастной погоды и сильных штормов на Азовском море, задержавших перегруппировку войск фронта и их переправу через Сиваш на плацдарм, операцию пришлось отложить. 16 марта Верховное Главнокомандование приказало начать ее после овладения войсками 3-го Украинского фронта районом Николаева и выдвижения их к Одессе {253}.

Эшелоны с боевой техникой, захваченные советскими войсками на страции Раздельная. Апрель 1944 г.
Эшелоны с боевой техникой, захваченные советскими войсками на страции Раздельная. Апрель 1944 г.

Удержанию Крыма немецко-фашистское руководство придавало большое военное и политическое значение. Находившиеся там войска противника сковывали значительные силы Советской Армии. Черноморский флот, лишенный возможности базирования на крымское побережье, испытывал большие трудности в ведении операций. Оккупация Крыма использовалась Германией для давления на Турцию и удержания в агрессивном блоке Румынии и Болгарии. Поэтому, несмотря на потерю Правобережной Украины, на 17-ю армию под командованием генерала Э. Енеке была возложена задача до последней возможности удерживать Крым. Состав армии в начале 1944 г. был увеличен на две дивизии. К апрелю она имела 12 дивизий — 5 немецких и 7 румынских, 2 бригады штурмовых орудий, различные части усиления {254} и насчитывала более 195 тыс. человек, около 3600 орудий и минометов, 215 танков и штурмовых орудий. Ее поддерживали 148 самолетов {255}, базировавшихся в Крыму, авиации с аэродромов в Румынии. На выгодных для обороны рубежах Северного Крыма и на Керченском полуострове противник построил развитую систему оборонительных сооружений. Перекопский перешеек перехватывался тремя и выход с захваченного советскими войсками плацдарма на Сиваше двумя-тремя мощными оборонительными полосами. Четыре оборонительные полосы перекрывали Керченский полуостров. Оборона готовилась также на подступах к Симферополю. Для поднятия морального духа солдат им внушалось, что возведенная на полуострове оборона неприступна. Главные силы 17-й армии оборонялись в северной части Крыма (пять дивизий) и на Керченском полуострове (четыре дивизии). До трех дивизий обороняли побережье.

Общий замысел Крымской операции заключался в том, чтобы одновременными ударами войск 4-го Украинского фронта с севера, от Перекопа и Сиваша, и Отдельной Приморской армии с востока, с плацдарма в районе Керчи, в общем направлении на Симферополь, Севастополь, при содействии Черноморского флота, соединений авиации дальнего действия и партизан расчленить и уничтожить вражескую группировку, не допустив ее эвакуации из Крыма.

Решающая роль отводилась 4-му Украинскому фронту. Главный удар планировалось нанести с плацдарма на южном берегу Сиваша. В случае успеха этот удар выводил основную группировку фронта в тыл перекопских позиций противника, а овладение Джанкоем открывало свободу действий в сторону Симферополя и Керченского полуострова в тыл находившейся там группировки врага. Вспомогательный удар наносился [104] на Перекопском перешейке. Отдельная Приморская армия должна была прорвать оборону противника севернее Керчи, главный удар наносить на Симферополь, Севастополь, а частью сил — вдоль южного берега Крымского полуострова.

Главной задачей Черноморского флота в операции являлось нарушение морских коммуникаций противника с Крымом. Флот привлекался также для содействия сухопутным войскам своей авиацией, а в прибрежной полосе и огнем корабельной артиллерии. Азовская военная флотилия, оперативно подчинявшаяся командующему Отдельной Приморской армией, обеспечивала все перевозки через Керченский пролив.

Крымские партизаны получили задачу громить тылы противника, уничтожать узлы и линии связи, нарушать его управление, мешать организованному отходу фашистских войск, разрушая железные дороги, устраивая завалы и засады на горных дорогах, нарушать работу Ялтинского порта, а также воспрепятствовать разрушению врагом городов, промышленных и транспортных предприятий {256}.

Координацию действий всех привлекаемых к операции сил осуществлял представитель Ставки маршал А. М. Василевский. Представителем Ставки в Отдельной Приморской армии был маршал К. Е. Ворошилов. Кроме того, Ставка назначила своего представителя по авиации генерала Ф. Я. Фалалеева.

К началу операции в составе 4-го Украинского фронта и Отдельной Приморской армии имелось 470 тыс. человек, 5982 орудия и миномета, 559 танков и самоходно-артиллерийских установок. В 4-й и 8-й воздушных армиях, поддерживавших сухопутные войска, насчитывалось 1250 самолетов {257}. Сопоставляя силы сторон, можно видеть, что советское командование сумело добиться серьезного превосходства над противником, особенно в боевой технике.

Подготовка операции проходила в исключительно сложных условиях. В распутицу при бездорожье в район предстоявших боевых действий с нижнего течения Днепра перебрасывалась 2-я гвардейская армия, сосредоточивались крупные силы артиллерии и бронетанковых войск. Через Сиваш на плацдарм соединения и части переправлялись по двум построенным саперами двухкилометровым дамбам и мостам под артиллерийским огнем и бомбовыми ударами, разрушавшими переправы, нередко в шторм. Тем не менее на ограниченном по размерам, совершенно открытом и насквозь простреливаемом артиллерией противника плацдарме благодаря принятым мерам маскировки, а также мужеству солдат и офицеров к началу операции удалось скрытно разместить и окопать крупные силы войск, в том числе массу артиллерии и танковый корпус.

В составе 4-го Украинского фронта для наступления развернулись две армии: 2-я гвардейская под командованием генерала Г. Ф. Захарова — на Перекопском перешейке и 51-я генерала Я. Г. Крейзера — на сивашском плацдарме. Войска фронта поддерживала 8-я воздушная армия и часть авиации Черноморского флота. Командование фронта, учитывая позиционный характер обороны противника, создало на участках прорыва высокую плотность артиллерии, достигавшую 122 — 183 орудий и минометов (калибра 76 мм и выше) на 1 км фронта {258}. Примерно такую же плотность артиллерии имела Отдельная Приморская армия.

По призыву партийных и советских органов Украины местное население проложило к Сивашу узкоколейные железные дороги для подвоза [105] военных грузов на передовую. Самоотверженно работал войсковой тыл. В войсках к началу наступления было накоплено значительное количество материальных средств: до 3,5 — 4 боекомплектов снарядов основных калибров, около 5 заправок горючего и более 18 сутодач продовольствия {259}.

В период подготовки операции командование и политорганы, партийные и комсомольские организации в воспитательной работе с личным составом обращались к героическому прошлому Советской Армии, связанному с борьбой за Крым в гражданскую войну, а также с обороной Перекопа и Севастополя в первом периоде Великой Отечественной войны. Разъясняя боевые задачи, стоявшие перед войсками, они приводили в пример опыт прошедших боев, знакомили солдат и офицеров с организацией прорыва и действиями в Крыму войск Южного фронта под командованием М. В. Фрунзе в 1920 г., рассказывали о легендарной обороне Севастополя в 1941 — 1942 гг. Для бесед привлекались участники штурма Перекопа, герои-севастопольцы, защищавшие город в начале войны.

Военный совет 4-го Украинского фронта перед наступлением обратился к войскам с воззванием, в котором говорилось: «Воины 4-го Украинского фронта! Вы стоите на подступах к солнечному Крыму... Велик и славен путь ваш от стен Сталинграда до Турецкого вала и Крымской земли за Сивашем... Мы бьемся на земле, политой кровью наших отцов и братьев в 1920 году... Тогда молодая Красная Армия совершила великий подвиг, который вечно будет гореть в истории. Пусть же наш героизм нарастит мировую славу воинов Фрунзе — славу русского оружия... Пусть на наших сталинградских и донбасских знаменах засияет слава освободителей Крыма» {260}. С обращением Военного совета были ознакомлены все воины. Там, где позволяла обстановка, были проведены партийные и комсомольские собрания, митинги личного состава.

Войска 4-го Украинского фронта начали наступление 8 апреля. Перед этим за пять суток тяжелая артиллерия разрушила значительную часть долговременных сооружений врага. Атаке предшествовала артиллерийская и авиационная подготовка, длившаяся два с половиной часа. Несмотря на это, прорыв вражеской обороны развивался медленно. Хорошо укрепившийся противник оказывал ожесточенное сопротивление. На Перекопском перешейке войска 2-й гвардейской армии при поддержке авиации Черноморского флота в ходе двухдневных непрерывных боев прорвали главную полосу обороны, но были задержаны перед второй полосой — Ишуньскими позициями, которые закрывали выход с перешейка на степные просторы Крыма.

Успех, определивший крушение вражеской обороны не только в Северном Крыму, но и на Керченском полуострове, как и ожидало командование, был достигнут с сивашского плацдарма. Войска 51-й армии при мощной поддержке артиллерии и авиации к исходу 10 апреля прорвали вражескую оборону и вышли из узких межозерных дефиле. Введенный с утра следующего дня в прорыв 19-й танковый корпус с ходу овладел Джанкоем — мощным опорным пунктом в обороне врага и важным железнодорожным узлом. Наступлением частью сил в тыл Ишуньским позициям 51-я армия заставила противника, под угрозой потери путей отхода, поспешно оставить укрепления на Перекопском перешейке и начать отступление по всему фронту. Войска 4-го Украинского фронта перешли к преследованию: 2-я гвардейская армия — по западному берегу на Евпаторию, а 51-я — в центральной части полуострова в общем направлении на Симферополь. [106]

Выход войск фронта в район Джанкоя поставил под угрозу пути отхода керченской группировки противника и тем создал благоприятные условия для наступления Отдельной Приморской армии генерала А. И. Еременко {261}. Опасаясь окружения, противник решил отвести войска с Керченского полуострова. Обнаружив приготовление к отходу, Отдельная Приморская армия в ночь на 11 апреля перешла в решительное наступление. Главные ее силы обошли с севера Керчь, а 16-й стрелковый корпус после тяжелых уличных боев к утру освободил город. 18 наиболее отличившимся при освобождении Керчи частям и соединениям было присвоено почетное наименование Керченских.

За время оккупации Керчь была полностью разрушена. Общий ущерб, нанесенный фашистскими захватчиками, исчисляется до 3 млрд. рублей. Гитлеровцы уничтожили и угнали в Германию более 37 тыс. ее жителей и военнопленных. Только в противотанковом рву около поселка Багерово было расстреляно 7 тыс. горожан, в том числе много детей {262}. Однако и в этих условиях город-герой не прекращал борьбы. Базируясь на керченские каменоломни, в годы оккупации героически сражались с врагом оставшиеся на Керченском полуострове подразделения советских войск и партизанские отряды.

С утра 11 апреля войска армии перешли к преследованию противника, выдвинув вперед сильные подвижные отряды, созданные в армии и в каждом стрелковом корпусе. Авиация 4-й воздушной армии генерала К. А. Вершинина массированными ударами громила отходившие вражеские колонны с воздуха. 12 апреля части Приморской армии прорвали оборону врага на Ак-Монайских позициях, закрывавших выход с Керченского полуострова, а на следующий день в районе Карасубазара соединились с передовыми отрядами 4-го Украинского фронта. Частью сил армия преследовала врага по Приморскому шоссе.

Стремительными действиями 19-го танкового корпуса и передовых армейских, корпусных и дивизионных отрядов, поддерживаемых авиацией, советские войска сорвали попытку командования 17-й немецкой армии организовать оборону в предгорьях на рубеже Евпатория, Сарабуз, Симферополь. 13 апреля они освободили главный город и важнейший узел коммуникаций полуострова — Симферополь. Разбитые войска противника поспешно отходили к Севастополю.

С регулярными войсками Советской Армии тесно взаимодействовали партизаны и подпольщики. Засадами на горных дорогах народные мстители дезорганизовывали отход врага, ударами с тыла содействовали войскам в овладении городами. Партизаны спасли от разрушения многие курорты, исторические памятники. Подпольные организации, действовавшие во многих районах, снабжали советское командование ценными разведывательными данными.

В боях за Феодосию, Судак, Ялту и другие приморские города Крыма активно участвовала авиация Черноморского флота. Нанося удары по скоплению плавучих средств в портах, уничтожая транспорты с фашистскими войсками в открытом море, она лишала их последней возможности для спасения.

15 — 16 апреля войска 4-го Украинского фронта и Отдельной Приморской армии {263} вышли на подступы к Севастополю, где были остановлены [107] организованной обороной противника на внешнем обводе бывшего Севастопольского оборонительного района. Началась подготовка к штурму сильно укрепленного рубежа.

После прорыва советских войск в глубь Крымского полуострова командования 17-й немецкой армии и группы армий «Южная Украина» пришли к заключению о неизбежности полной эвакуации войск из Крыма. Но ОКВ не согласилось с этим и приказало до последнего патрона удерживать Севастополь, оставив на полуострове всех, кто способен сражаться. Оно исходило из того, что в случае эвакуации морем можно было спасти лишь разрозненные соединения, тогда как высвободившиеся крупные силы советских войск были бы использованы через короткое время на других участках фронта. Перед войсками, сражавшимися в Севастополе, была поставлена задача: сковывать силы противника и нанести ему как можно большие потери {264}. Начатая эвакуация была прекращена. Э. Енеке, не верившего в возможность удержания Севастополя, отстранили от командования 17-й армией и заменили генералом К. Альмендингером.

Силы 17-й немецкой армии, значительно ослабленной предшествовавшими боями, к началу штурма Севастополя штаб 4-го Украинского фронта оценивал в 72 тыс. человек, 1830 орудий и минометов и 50 танков и штурмовых орудий {265}. Германские войска использовали для обороны мощную систему укреплений на подступах к городу, которая состояла из трех полос. Наиболее сильно была укреплена Сапун-гора, господствовавшая над окружающей местностью.

Несмотря на сильную оборону, положение противника в Севастополе было безнадежным. Черноморский флот и советская авиация активными действиями почти полностью лишили врага помощи извне и возможности эвакуации. Если на первом этапе Крымской операции флот и авиация действовали против коммуникаций противника между Крымом и румынскими портами с отдаленных морских и авиационных баз северного побережья Каркинитского залива и побережья Кавказа, то с освобождением основной территории Крыма туда перебазировалась часть авиации, а флот использовал теперь порты Евпатории и Ялты. Это значительно расширило зону действий авиации и кораблей. Действия штурмовой и истребительной авиации, перебазированной в район Одессы, заставили противника отказаться от использования румынского порта Сулина и перенести маршруты движения конвоев южнее. Для ударов по румынским портам привлекалась также авиация дальнего действия. Она неоднократно бомбила Констанцу и важный порт на Дунае Галац.

Советское командование сделало все необходимое, чтобы избежать тяжелых потерь при прорыве севастопольских укреплений и обеспечить достижение успеха в кратчайший срок. В подготовительный период артиллерия методически разрушала долговременные оборонительные сооружения противника. Вражеская оборона подвергалась массированным ударам авиации. Помимо авиации фронта и Черноморского флота для этих целей привлекались три бомбардировочных корпуса и одна бомбардировочная дивизия авиации дальнего действия, которые насчитывали в своем составе более 500 самолетов {266}. С 19 апреля по 5 мая только фронтовая и флотская авиация совершила 8200 самолето-вылетов {267}. По мере приближения дня штурма сила огневых ударов по врагу непрерывно нарастала. В последние шесть суток была проведена предварительная авиационная подготовка наступления, в ходе которой на противника обрушилось [108] свыше 2 тыс. тонн осколочных и фугасных и около 24 тыс. противотанковых бомб. В конце апреля с переходом управления 4-й воздушной армии в состав 2-го Белорусского фронта и передачей ее частей в 8-ю воздушную армию численность последней достигла более 1 тыс. самолетов {268}. На 5 и 6 мая этой армии была поставлена задача всеми силами поддержать войска 2-й гвардейской армии, а 7 мая и в последующие дни штурма основные усилия направить на поддержку наступления войск Приморской и 51-й армий.

5 мая первыми перешли в наступление войска 2-й гвардейской армии. Они наносили вспомогательный удар с севера. Их настойчивые атаки, поддерживаемые всей мощью артиллерии и основной массой авиации фронта, не только сковали противостоявшего врага, но и вынудили его усилить свой левый фланг. Для отражения массированных ударов авиации фашистское командование стало перебрасывать сюда с правого фланга зенитную артиллерию. 7 мая на участке Сапун-гора, Карань после полуторачасовой артиллерийской подготовки при поддержке всей авиации фронта штурм Севастопольского укрепленного района начали левофланговые соединения 51-й армии и Приморская армия {269}. В первый же день штурма они овладели Сапун-горой — ключом обороны Севастополя. Взломав один за другим три оборонительных обвода, 9 мая войска фронта с севера, востока и юго-востока ворвались в город и к вечеру очистили его от захватчиков. Остатки разгромленной 17-й армии отходили на мыс Херсонес. Для их преследования командование фронта ввело в сражение 19-й танковый корпус. Советские части стремительно выдвинулись к вражескому оборонительному рубежу, который прикрывал этот мыс. Надеясь спастись морем, гитлеровцы упорно обороняли свои позиции. Однако Черноморский флот, авиация и артиллерия фронта сорвали их эвакуацию. Подтянув силы, войска фронта прорвали последний рубеж врага на крымской земле и 12 мая завершили его разгром. На мысе Херсонес была захвачена 21 тыс. пленных, большое количество техники и вооружения.

Крымская операция закончилась полным разгромом 17-й немецкой армии. Ее потери на суше исчислялись в 100 тыс. человек, в том числе 61 587 пленными {270}. Кроме того, большое количество германских и румынских солдат и офицеров погибло в море во время эвакуации. Армия лишилась всей боевой техники. Черноморский флот и авиация в ходе операции потопили много судов противника, ослабив его флот. Операция в Крыму отличалась хорошо организованным взаимодействием сухопутных войск, флота и крупных сил авиации, что во многом определило решительный разгром вражеской группировки. Авиация своими активными действиями в ходе сражений постоянно оказывала поддержку войскам и морским силам. Советские ВВС совершили более 36 тыс. самолето-вылетов, из них до 60 процентов для поддержки войск. В 599 воздушных боях было сбито 297 вражеских самолетов. Около 200 самолетов противника уничтожено и повреждено на аэродромах {271}.

В боях за Крым советские войска проявили массовый героизм, высокий наступательный дух и боевую активность, которые создавались и поддерживались эффективной партийно-политической работой. Она [109] направлялась на разъяснение особенностей действий при прорыве сильно укрепленной обороны противника, пропаганду героизма, инициативы и самоотверженности воинов, подразделений, частей, соединений при выполнении боевых задач. Во время преследования противника главной задачей политработы было поддержание высоких темпов наступления, повышение бдительности и обеспечение боеспособности войск. В боях за освобождение Севастополя партийно-политическая работа была направлена на воспитание у воинов самоотверженности и массового героизма при преодолении упорного сопротивления противника. В этих целях широко пропагандировались в войсках славные боевые традиции города-героя и опыт ведения боевых действий в городах. Лучшим воинам поручалась почетная задача — водрузить красный флаг на узловых высотах у Севастополя и на зданиях города. Большое мобилизующее значение имело вручение каждому воину открыток с объявлением благодарностей Верховного Главнокомандующего и военных советов за отличные боевые действия.

Крымская операция продолжалась 35 суток, а штурм Севастополя занял три дня. 118 соединениям и частям, отличившимся при освобождении Севастополя, было присвоено почетное наименование Севастопольских. 126 бойцов и командиров получили звание Героя Советского Союза.

Известный советский поэт В. Лебедев-Кумач посвятил освобождению города-героя такие строки:

...Те камни, где ступал Нахимов,

Нам стали дороги вдвойне,

Когда мы, нашей кровью вымыв,

Вернули их родной стране...

И наши дети внукам нашим

Расскажут в бухте голубой,

Как гордо ты стоял на страже,

Прикрывши Родину собой!

Освободив Крым, советские войска вернули стране важный и богатый экономический район. Черноморский флот вновь получил свою главную базу — Севастополь. Противник лишился важнейшей стратегической оборонительной позиции на Черном море. Улучшились условия для наступления советских войск на Балканы и освобождения от фашистского порабощения народов Юго-Восточной Европы.

Зимне-весеннее наступление Советских Вооруженных Сил на южном крыле стратегического фронта сыграло решающую роль в срыве расчетов фашистской Германии на стабилизацию восточного фронта и затягивание войны. На Правобережной Украине и в Крыму с конца декабря 1943 г. до середины мая 1944 г. было разгромлено 99 дивизий и 2 бригады, из которых 22 дивизии и 1 бригада уничтожены, 8 дивизий и 1 бригада из-за больших потерь расформированы, 8 дивизий потеряли до двух третей и 61 дивизия — до половины своего состава.

Разгром главной стратегической группировки противника, раскол его фронта на две части в районе Карпат не только коренным образом изменили обстановку на южном крыле советско-германского фронта, но и подорвали устойчивость обороны противника на восточном фронте в целом, а также на других театрах военных действий. Чтобы спасти от развала свой восточный фронт, германское командование оказалось вынужденным в течение января — апреля перебросить на Правобережную Украину 43 дивизии и 4 бригады. Основная масса этих сил — 34 дивизии [110] – [139]

и все бригады были переброшены из европейских стран и самой Германии, а 9 дивизий — с других участков советско-германского фронта.

Выдающиеся победы на Правобережной Украине и в Крыму еще раз продемонстрировали высокий уровень военного искусства Вооруженных Сил СССР и массовый героизм советских войск. Родина высоко оценила их подвиги: 662 особо отличившиеся в боях части и соединения были отмечены почетными наименованиями в честь освобождения ими городов и форсирования водных преград, а 528 — награждены орденами. Боевые награды получили тысячи солдат и офицеров, из них многие удостоены звания Героя Советского Союза. За умелое выполнение заданий Верховного Главнокомандования по руководству операциями большого масштаба, в результате которых достигнуты выдающиеся успехи в деле разгрома немецко-фашистских захватчиков, Президиум Верховного Совета СССР 10 апреля наградил высшим военным орденом «Победа» Маршалов Советского Союза Г. К. Жукова и А. М. Василевского, ставших первыми кавалерами этого ордена.

Успешным наступлением на юго-западном направлении советские войска создали выгодную обстановку для развертывания наступательных действий на других стратегических направлениях советско-германского фронта. В то же время были сорваны и фашистские планы накопления сил для отражения высадки союзных войск в Западной Европе. Ослабление противодесантной группировки германских войск вследствие переброски части ее сил на Украину благоприятствовало подготовке и проведению союзниками десантной операции в Нормандии.

Выход советских войск на юго-западную границу СССР и перенесение боевых действий на территорию Румынии резко обострили военное и политическое положение союзных с фашистской Германией стран и коренным образом изменили военно-политическую обстановку в Юго-Восточной Европе. Правящие круги стран — сателлитов нацистской Германии усилили поиски путей выхода из фашистского блока, значительно активизировалась антифашистская освободительная борьба народов оккупированных и зависимых стран Европы.

Оглавление. Крушение оборонительной стратегии фашистского блока

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.