Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Взаимодействие партизан с Советской Армией в Великой Отечественной

Характерной чертой боевой деятельности партизан в зимне-весенний период 1944 г. стало их более тесное взаимодействие с наступавшими регулярными войсками.

Партизаны и подпольщики активно участвовали во всех крупных наступательных операциях Советских Вооруженных Сил. Во время боев под Ленинградом и Новгородом ленинградские, эстонские и часть калининских партизан наносили удары по тылам немецко-фашистской группы армий «Север». Украинские, молдавские и крымские партизаны помогали освобождать Правобережную Украину и Крым. Партизаны Белоруссии, Литвы, Латвии и Калининской области РСФСР разрушали коммуникации противника на западном направлении и этим затрудняли противнику маневр силами и средствами вдоль линии фронта и из глубины.

Ставка Верховного Главнокомандования при планировании и организации операций определяла задачи и для партизан. ЦК компартий союзных республик и обкомы ставили конкретные боевые задачи перед партизанскими формированиями, предварительно согласовав их с военными советами фронтов и армий.

Немецкая боевая техника, захваченная советскими войсками в ходе крымской операции
Немецкая боевая техника, захваченная советскими войсками в ходе крымской операции

Основные усилия партизан направлялись на оказание максимального содействия наступавшим войскам. С этой целью велась разведка, нарушалась работа тыла врага: патриоты срывали перевозки противника, разрушали линии связи, уничтожали склады и базы, нападали на вражеские колонны и обозы, наносили удары по штабам и аэродромам, гарнизонам и комендатурам. Важное место занимали действия партизан по спасению населения от угона в фашистскую Германию и народного имущества от разграбления и уничтожения.

Боевые задачи партизанским формированиям определялись обычно на довольно продолжительное время, охватывавшее подготовку и ведение наступательных операций, а иногда выходившее за эти рамки. Так, в процессе подготовки наступления под Ленинградом и Новгородом Ленинградский штаб партизанского движения — начальник штаба М. Н. Никитин — поставил подчиненным отрядам и бригадам [163] задачу: парализовать перевозки противника на железных, шоссейных и грунтовых дорогах, шедших в западном, юго-западном и южном направлениях от Ленинграда. Каждой бригаде отводились определенные участки дорог и районы {339}. При подготовке наступления войск на Правобережной Украине ЦК КП(б)У утвердил план боевых действий партизанских формирований на январь — март, в соответствии с которым республиканский штаб партизанского движения — начальник штаба Т. А. Строкач — направил директивы соединениям и отдельным отрядам, определявшие их боевые задачи {340}. В Крымской операции партизаны Крыма — начальник штаба В. С. Булатов — должны были активными действиями дезорганизовать работу транспорта в тылу врага, брать под защиту население и народное имущество {341}.

Благоприятные условия, созданные ходом военных действий, определили дальнейшее развитие оперативного и тактического взаимодействия партизанских формирований с частями и соединениями Советской Армии. Планирование боевых действий партизан стало более конкретным и целенаправленным благодаря использованию накопленного опыта, наличию необходимых средств связи, что позволило оперативно руководить партизанскими формированиями. В начале 1944 г. из 1156 отрядов, состоявших на учете Центрального штаба партизанского движения, 1131 имел радиосвязь либо со штабами бригад, либо со штабами партизанского движения республик и областей, либо с их представительствами при фронтах {342}.

Планированием боевых действий и организацией взаимодействия партизан с войсками занимались республиканские и областные штабы партизанского движения, их оперативные группы или представительства при фронтах и армиях, державшие тесную связь с военными советами и штабами фронтов и армий. Например, Ленинградский штаб партизанского движения имел оперативные группы на Ленинградском, Волховском и 2-м Прибалтийском фронтах. При последнем также находилось представительство от Калининского штаба партизанского движения — начальник штаба С. Г. Соколов. Белорусский партизанский штаб — начальник штаба П. З. Калинин — располагал такими группами на 1-м Прибалтийском, Западном и 1-м Белорусском фронтах. При военных советах и штабах 2, 3 и 4-го Украинских фронтов были представительства Украинского штаба. Взаимодействие партизан с войсками 1-го Украинского фронта осуществлялось непосредственно республиканским партизанским штабом.

Главная забота республиканских и областных штабов, их представительств или оперативных групп заключалась в максимально эффективном использовании партизанских сил в интересах операций, проводимых войсками. Как правило, действия партизан и войск увязывались по цели, месту и времени. Иногда это отражалось в специальных таблицах взаимодействия, в которых на каждый день операции указывались задачи как регулярных войск, так и партизан {343}.

Республиканские и областные штабы, их представительства и оперативные группы принимали все меры к тому, чтобы своевременно довести боевые задачи и порядок взаимодействия до партизанских соединений и отрядов, в основном посредством радио. Часто в тыл врага с заданиями областных и республиканских штабов вылетали ответственные работники [164] оперативных групп и представительств и на месте помогали командованию соединений и отрядов организовывать боевые диверсионные действия в соответствии с планами операций войск.

Важной обязанностью партизан и подпольщиков было ведение разведки, задачи на которую ставили перед ними советское Верховное Главнокомандование, командования фронтов, армий и соединений. Например, командование Ленинградского и Волховского фронтов при подготовке наступательной операции на северо-западном направлении дало задание Ленинградскому штабу партизанского движения уточнить данные о вражеских силах и средствах, их группировке, установить места расположения баз, складов, аэродромов, штабов, узлов связи, выяснить наличие у противника в тактической и оперативной глубине оборонительных рубежей, в частности по рекам Оредеж, Луга, Нарва, Плюсса, и степень их инженерного оборудования, систему оборонительных сооружений вокруг городов Кингисепп, Луга, Гдов, Сланцы, Новгород, Батецкий, Уторгош, Сольцы, Шимск и других.

В ходе развития операций партизаны получали дополнительные задания по разведке. В марте при наступлении на Правобережной Украине республиканский штаб партизанского движения получил указание установить, какие войска немецко-фашистское командование сосредоточило в районе городов Владимир-Волынский, Рава-Русская, Львов и Перемышль; нумерацию их частей и соединений, их боеспособность, возраст и национальность личного состава, места расположения высших штабов, фамилии командиров, задачи, выполняемые этими войсками, и т. д. Требовалось также выяснить, по каким грунтовым и железным дорогам Восточной Польши, когда и в каком направлении противник производит переброску войск и техники и где они концентрируются {344}.

Через свою агентуру, путем организации наблюдения партизанам и подпольщикам удавалось фиксировать значительную часть передвижений соединений противника, узнавать места расположения высших штабов, фамилии командиров и т. д. В декабре 1943 г., когда готовилось наступление против группы армий «Север», партизаны доложили командованию о начале переброски противником живой силы и боевой техники из-под Ленинграда к Полоцку, Витебску, Бобруйску и Виннице. В то же время от белорусских партизан поступили сообщения о передислокации немецких частей из Могилева в район севернее Витебска, а оттуда — в район Ковеля. Они же установили прибытие в район Идрицы пехотной дивизии, а также ввод в первую линию из резерва 252-й пехотной и 391-й учебной дивизий {345}. Партизаны доносили и о переброске на советско-германский фронт соединений из Италии и Западной Европы. От них были получены сведения о передислокации оккупационных венгерских дивизий {346}. Важные сведения поступили от партизанских разведчиков о расположении соединений 2-й немецкой полевой армии {347}.

Фашистам почти не удавалось скрыть от партизанской разведки, а следовательно, и от советского командования перегруппировку своих войск. Только украинские партизаны в 1944 г. 61 раз сообщали командованию о концентрации в том или ином районе вражеских войск, 225 раз — о перегруппировках противника, 374 — о местонахождении его штабов и численности гарнизонов в городах и населенных пунктах {348}. Белорусские партизаны и подпольщики зафиксировали в первом полугодии 21 397 эшелонов врага, прошедших по железным дорогам республики. [165] При этом устанавливались не только направления перевозок, но и характер грузов, численность и род перевозимых войск. На шоссейных и грунтовых дорогах была отмечена переброска 1360 танков, 351 бронемашины и большого количества грузовых и легковых автомашин {349}.

Советское командование регулярно получало сведения о противовоздушной обороне противника вокруг больших городов, узлов дорог, складов, аэродромов и других важных объектов. В этих сведениях особенно нуждалась авиация, наносившая по ним мощные бомбовые удары. Большую ценность представляли разведывательные данные о вражеской обороне, ее инженерном оборудовании и системе огня. Они учитывались как при планировании и подготовке наступательных операций, так и в ходе боевых действий фронтов и армий.

Партизанские разведчики сообщили весьма важные сведения о строительстве противником оборонительного рубежа по западному берегу реки Нарва, Чудского и Псковского озер, реки Великая и на восточной границе Латвии, а также промежуточных рубежей по Оредежу и Луге, об их оборудовании в инженерном отношении и о системе огня {350}. Поступила информация и об оборонительных укреплениях вокруг городов Нарва, Порхов, Дно и других. От украинских партизан и подпольщиков были получены данные о группировке противника и системе его обороны в районе Проскурова, о штабах, складах, аэродромах и оборонительных сооружениях в районах Староконстантинова, Красилова, Изяслава и железнодорожной линии Проскуров — Волочиск, о воинских частях противника, располагавшихся в районе Львова, в Луцке и окружающих этот город населенных пунктах, о возведении укреплений северо-восточнее Ковеля и вдоль шоссе Ковель — Брест и Ковель — Луцк {351}.

Разведывательная деятельность партизан и подпольщиков высоко оценивалась Верховным Главнокомандованием и командованием фронтов и армий. В одном из документов Генерального штаба, направленном в разведотдел Украинского штаба партизанского движения, говорилось: «Разведывательные данные по армиям наших противников, получаемые от Вас, являются весьма ценными» {352}. Начальник штаба 3-го Украинского фронта генерал С. С. Бирюзов писал: «Ваши данные о переброске войск противника для нашего фронта имели большое значение...» {353}.

Существенную помощь в сборе сведений оказали разведчики органов государственной безопасности. Опираясь на подпольщиков и партизан, координируя с ними свою деятельность, они помогали партизанскому командованию усовершенствовать разведслужбу, выполняли ответственные задания по проникновению во вражеские разведцентры и штабы, добывали ценную информацию, осуществляли диверсии на особо важных объектах, занимались активной контрразведывательной работой, выявляя и парализуя замыслы фашистского командования и оккупационной администрации по борьбе с народным движением в тылу, наносили удары по карательным и разведывательным органам противника..

Одной из основных задач, которые решали партизаны и подпольщики в интересах Советской Армии, являлась дезорганизация вражеского тыла и нарушение его коммуникаций. Важнейшим объектом для их боевых и диверсионных действий оставались железные дороги, поскольку противник перевозил по ним основную массу живой силы и техники. Нарушение работы железнодорожного транспорта тяжело сказывалось [166] на общем состоянии вражеских перевозок. Основные усилия партизанских ударов сосредоточивались на тех участках дорог, где движение в сторону фронта было наиболее интенсивным. Особенно активно действовали народные мстители на железнодорожных линиях, сходившихся к таким крупным узлам, как Дно, Псков, Резекне, на северо-западном направлении; Полоцк, Молодечно, Орша, Минск, Барановичи, Брест, Лунинец — на западном; Ровно, Ковель, Шепетовка — на юго-западном и Джанкой — в Крыму.

Хотя боевая деятельность патриотов велась непрерывно, в периоды подготовки и осуществления крупных наступательных операций ее интенсивность резко повышалась. В дни, когда воины громили противника на флангах советско-германского фронта, партизаны особенно активно помогали им, нанося удары по вражеским тылам и коммуникациям. Партизаны действовали на всем протяжении советско-германского фронта, одновременно в разных районах. Это лишало врага возможности сосредоточить охранные части в наиболее важных местах, вынуждало его распылять силы. 1 января украинские партизаны нанесли удары по участкам железнодорожных линий Шепетовка — Новоград-Волынский, Шепетовка — Здолбунов, Шепетовка — Бердичев, а ленинградские — на дороге Нарва — Резекне. В последующие дни удары по вражеским коммуникациям продолжались со всевозраставшей силой. С 14 по 25 января ленинградские партизаны взорвали 34 железнодорожных моста, подорвали свыше 22 тыс. рельсов, разрушили около 30 км железнодорожного полотна и разгромили 11 станций и разъездов, при налетах на подобные объекты истребили много солдат и офицеров противника из охранных частей {354}. Всего во время операции под Ленинградом и Новгородом партизаны уничтожили более 21,5 тыс. гитлеровцев, взорвали свыше 58 500 рельсов и около 300 мостов, пустили под откос 136 эшелонов врага, разрушили свыше 500 км телефонно-телеграфной связи, уничтожили 1620 автомашин и 28 складов {355}.

Только за январь украинские партизаны организовали 145 крушений вражеских эшелонов, за февраль — 156, за март — 179. В результате проведенных ими диверсий за первое полугодие произошло 863 крушения, в том числе на таких важных коммуникациях, как Шепетовка — Здолбунов — 31, Ковель — Брест — 97, Ковель — Хелм — 45, Лунинец — Брест — 65 {356}. Свыше 670 эшелонов противника пустили под откос в январе белорусские партизаны. Удары по железным дорогам они наносили постоянно. С января по май диверсионные группы совершили на участках Минск — Брест — 757, Минск — Орша — 578, Минск — Бобруйск — 391, Барановичи — Лида — 236, Брест — Ковель — 116 различных боевых акций против вражеских эшелонов {357}. Также активно действовали партизанские формирования Эстонии, Латвии, Литвы, Калининской области, Молдавии и Крыма.

Всего, по неполным данным, с января по июнь партизаны и подпольщики подорвали и пустили под откос свыше 4800 эшелонов противника {358}. Была разрушена и повреждена значительная часть станционных сооружений и путевого хозяйства. Материальные потери, простои транспорта повлекли за собой резкое сокращение вражеских перевозок к фронту. [167]

В результате в Белоруссии пропускная способность дорог составляла от 12 до 40 процентов. На участках Орша — Витебск и Орша — Могилев при пропускной способности дороги 72 пары поездов в сутки с января по июнь в среднем проходило только 9 пар. На участке Барановичи — Брест фашистам удавалось в среднем пропускать 13 пар при возможности 60 пар в сутки. Даже на такой важной для противника линии, как Минск — Орша, охране которой он уделял особенно большое внимание, проходило не более 22 пар поездов при пропускной способности дороги 84 пары {359}.

Ощутимые удары наносили партизаны на шоссейных и грунтовых дорогах по обозам и колоннам противника, а также отдельным автомашинам и повозкам. Только белорусские партизаны в зимне-весенний период ежемесячно взрывали на дорогах в среднем более 100 мостов и подрывали до 1000 автомашин {360}. На тысячах километров разрушалась телеграфно-телефонная связь. Враг был вынужден осуществлять движение колонн и обозов преимущественно в дневное время под сильным конвоем. И даже в этих условиях фашистам часто приходилось вести тяжелые бои с партизанами, которые обрушивали удары из засад, устраиваемых на путях движения врага.

По заданию командования Советской Армии в период наступления регулярных частей партизанские формирования своими силами захватывали в тылу противника населенные пункты, узлы дорог, переправы на водных рубежах и обороняли их до подхода советских войск, чем способствовали их успешному продвижению. Нередко вместе с регулярными войсками партизаны участвовали в боях за освобождение городов и населенных пунктов, отражали контратаки противника. Так, партизанский отряд ленинградской 9-й бригады совместно с частями 42-й армии Ленинградского фронта вел бои за Гдов. С 3 по 16 февраля 2-я бригада содействовала войскам этой армии в окружении и уничтожении 58-й пехотной дивизии противника в районе станции Плюсса. Оценивая роль партизанского соединения в этих боях, командир 168-й стрелковой дивизии генерал А. А. Егоров писал: «Примите привет и красноармейское спасибо за оказанную партизанами бригады боевую помощь от офицеров, сержантов и рядовых вверенной мне дивизии. Ваше содействие помогло частям Красной Армии завершить разгром 58-й пехотной дивизии противника» {361}.

Партизаны Правобережной Украины и Крыма принимали непосредственное участие в боях за Луцк, Ровно, Одессу, Симферополь. Помогали регулярным войскам освобождать районные центры Березна, Высоцк, Владимерец, Домбровица Ровенской области, Изяслав, Ляховцы, Плужное, Славута, Ямполь Каменец-Подольской области, многие железнодорожные станции и другие населенные пункты {362}. Оценивая роль украинских партизан в разгроме оккупантов на Правобережной Украине, командующий войсками 1-го Украинского фронта генерал Н. Ф. Ватутин писал: «Советские воины в своих операциях ощущали и ощущают большую непосредственную помощь партизанских соединений, которые нанесли гитлеровцам с тыла многочисленные сильные удары и прекрасно взаимодействовали с нашими войсками в боях за уничтожение крупных узлов обороны, за взятие городов, за разгром немцев на их укрепленных рубежах... Это — прежде всего яркое свидетельство боевой мощи партизан, их способности самостоятельно и вместе с частями Красной Армии [168] осуществлять серьезные, сложные и крупные по масштабам военные операции» {363}.

Партизаны и подпольщики наносили удары не только в тактической и оперативной зонах обороны противника, но и в его глубоком тылу. Наряду с местными формированиями там активно действовали рейдирующие соединения и отряды. Зимой и весной в районах и областях Западной Украины находились партизанские соединения, отряды и группы под командованием И. А. Артюхова, П. П. Вершигоры, В. А. Карасева, Г. В. Ковалева, Я. И. Мельника, М. И. Наумова, М. Я. Наделина, Н. А. Прокопюка, С. А. Санкова, Б. Г. Шангина, М. И. Шукаева, И. П. Яковлева и других. Они нападали на тылы и коммуникации противника, вели работу среди местного населения, вовлекая его в активную борьбу с оккупантами.

Рейды осуществлялись по заранее разработанным планам, утвержденным ЦК компартии Украины и республиканским штабом партизанского движения. В них определялись задачи, маршрут движения и конечный район. Вот как, например, была сформулирована задача ровенскому партизанскому соединению под командованием И.Ф. Федорова:

«В целях оказания помощи наступающим частям Красной Армии, недопущения подвоза противником к линии фронта живой силы и техники, а также вывоза советских граждан, хлеба, заводского оборудования и других ценностей в Германию — приказываю:

1. Командиру соединения Федорову и комиссару Кизя с соединением в составе 8 отрядов, общей численностью 1460 человек, выйти на территорию Дрогобычской области в районе Борислава для развития и активизации партизанского движения.

2. Развернуть диверсионную и боевую деятельность в указанном районе: по линии железной дороги Стрый — Самбор и Стрый — Тухля, на шоссейной дороге Стрый — Самбор и Стрый — Климец.

3. Вести разведку противника в районе действий соединения.

4. При благоприятной обстановке дальнейшая задача — выйти в леса юго-западнее Станислава в район Быткова, разрушить нефтевышки в этом районе.

5. Соединению выступить 18 февраля 1944 г. и прибыть в район действия 15 марта 1944 г.

Командиру соединения ежедневно радировать в Украинский штаб партизанского движения о месте нахождения соединения и докладывать разведывательные данные» {364}.

Рейдировавшие соединения и отряды вели тяжелые и изнурительные бои, постоянно находились под угрозой воздействия превосходящих сил противника. Так, партизанская дивизия имени С. А. Ковпака, передвигаясь по территории Ровенской, Волынской, Львовской областей Украинской ССР, Люблинского и Варшавского воеводств Польши, Брестской, Пинской и Полесской областей Белоруссии, за три месяца прошла по вражеским тылам 2100 км, проведя 139 боев с противником {365}. Украинское партизанское кавалерийское соединение под руководством М. И. Наумова за 45 дней рейда прошло по территории 35 районов Ровенской, Волынской, Львовской и Дрогобычской областей Украины и Люблинского воеводства Польши. В ходе рейда партизаны кроме нанесения противнику огромных потерь, дезорганизации его тыла проводили большую политико-массовую работу среди местного населения, что способствовало активизации борьбы народа в этих районах, росту численности партизан. [169]

В особо трудных условиях оказывались соединения партизан при совершении рейдов по территории, где мало лесов. Там они быстро обнаруживались противником, который стягивал для их преследования части сухопутных войск и авиацию. Это приводило к тяжелым потерям, в ряде случаев вынуждало прекращать рейдирование и возвращаться в район прежней дислокации. Обобщая опыт январско-февральских рейдов, ЦК КП(б)У отмечал: «Опыт боевых действий крупных партизанских соединений в северных областях Украины полностью себя оправдал. Однако вошедшие во Львовскую, Дрогобычскую и Станиславскую области крупные партизанские соединения непрерывно преследовались противником вследствие наличия малого количества лесов и густой сети дорог в этих областях. В то же время отряды численностью в 150 — 200 человек без тяжелого вооружения и с небольшим обозом успешно выполняют поставленные задачи» {366}. В связи с этим в западные области республики стали посылать укомплектованные наиболее подготовленными партизанами и подпольщиками небольшие отряды и организаторские группы, которые в ходе рейда вырастали за счет пополнения местными патриотами и успешно выполняли свои боевые задачи в определенных для них районах.

Зимой и весной 1944 г. партизанам приходилось действовать в сложной обстановке. Немецко-фашистское командование усилило попытки ликвидировать партизанские отряды в своем тылу, предприняв ряд крупных операций, в которых одновременно с охранными и полицейскими частями участвовало большое количество регулярных войск и отборные части СС. В январе — марте калининские партизаны, находившиеся в южных районах области, 7 раз отражали наступление карателей. В течение января — февраля фашисты нанесли пять ударов по партизанским отрядам северо-западных районов Витебской области. Неоднократные карательные операции предпринимались против партизан Могилевской, Минской, Полесской, Барановичской и Брестской областей Белоруссии, а также против литовских, латышских и крымских партизан.

В январе ударам подверглись партизанские отряды Калининской области, которые базировались в районах Опочки, Себежа, Идрицы и в Витебской области, а также партизанские соединения, дислоцировавшиеся в Полесье. Вначале каратели стремились очистить свой ближайший тыл. Против витебских партизан было брошено вместе с полицейскими и охранными частями до 18 тыс. войск, снятых с фронта, поддерживаемых 200 танками {367}. Ведя тяжелые оборонительные бои, патриоты отбили все вражеские удары, в основном сохранив за собой места базирования.

В феврале немецко-фашистское командование предприняло еще более крупные наступательные операции с целью разгромить все основные группировки партизанских сил. Патриотам вновь пришлось отражать яростные атаки врага, которому на этот раз ценою больших потерь в живой силе и технике удалось оттеснить с занимаемых баз бригады калининских партизан. Были вынуждены отойти за реку Друть отряды Могилевского и за реку Птичь Полесского соединений, понеся в боях тяжелые потери, лишившись ряда продовольственных баз и покинув зимние лагеря. Пополнив свои ряды, отважные партизаны отбили у врага многие ранее потерянные базы.

Операции против партизанских сил продолжались весной. Так, в апреле гитлеровцы, решив уничтожить в Ушачско-Лепельской зоне (Витебская область) группировку партизан общей численностью [170] около 17 тыс. человек, бросили против нее более 60 тыс. войск, 137 танков, 235 орудий и до 75 самолетов {368}. В течение двадцати пяти суток шли ожесточенные бои с превосходящими силами противника. Врагу удалось создать сплошной фронт окружения, серьезно потеснив партизанские отряды и бригады. Патриоты оказались на территории, насквозь простреливаемой не только артиллерией, но и стрелковым оружием. Сосредоточив свои силы на узком участке, они прорвали вражеское кольцо и ушли в другой район.

Партизанское командование широко применяло маневр силами и средствами, умело использовало такой прием, как просачивание мелких групп через боевые порядки наступающего противника и нанесение ему удара с фланга и тыла. Это давало хорошие результаты. Фашисты приходили в замешательство и вынуждены были прекращать свои атаки. В срыве карательных экспедиций взаимодействовали партизаны разных отрядов и районов. Они нацеливали свои удары на тылы врага и их фланги. Таким способом часто удавалось срывать наступательные операции против партизан и заставлять врага отказываться от карательных экспедиций.

Большую помощь партизанам оказывала авиация, доставляя в районы боев блокированных партизанских групп оружие и боеприпасы, вывозя оттуда раненых и больных, семьи партизан и подпольщиков; Например, в бригады Ушачско-Лепельской зоны, которые оказались в тяжелом положении, авиация фронтовая и дальнего действия с января по май доставила свыше 200 тонн боевых грузов {369}, совершив 354 самолето-вылета. Ударами с воздуха по вражеским войскам и технике советские летчики содействовали народным мстителям в отражении наступления врага.

Благодаря массовому героизму советских патриотов, боровшихся в тылу врага, энергичным и действенным мерам партийных органов и штабов партизанского движения, командования фронтов и армий попытки фашистов разгромить партизанские силы были сорваны. В тяжелой борьбе с карателями партизаны и подпольщики еще более закалились, организационно окрепли, повысили воинское мастерство. Они не только оборонялись, но и переходили к активным боевым действиям, нанося противнику тяжелые потери. . . ,;.

Оглавление. Крушение оборонительной стратегии фашистского блока

 
http://smartpotolki.ru/ Предложения по продаже натяжных потолков в Самаре цена за 1м2 с установкой.

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.