Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Планы США и Англии на 1944 год в Европе. Подготовка вторжения в Северо-Западную Францию

К концу 1943 г. обстановка на Западно-Европейском театре военных действий оставалась весьма благоприятной для союзников. Они прочно удерживали стратегическую инициативу и располагали превосходившими противника по численности и оснащению объединенными вооруженными силами. Это позволяло англо-американскому командованию создавать подавляющее превосходство в силах над войсками фашистской Германии на любом из избранных стратегических направлений.

В таких условиях Объединенный комитет начальников штабов США и Англии, руководствуясь указаниями своих правительств, планировал на 1944 г. в Европе: продолжать стратегическое воздушное наступление против Германии, осуществить вторжение в Северо-Западную Францию и захватить необходимый плацдарм (главная операция «Овер-лорд»), высадить войска на юге Франции (вспомогательная операция «Энвил»), после чего развить наступление с целью изгнания врага из Франции, Бельгии и Голландии. Предусматривалось продолжать наступление в Италии, но не в ущерб первым двум операциям, а также захватить в Эгейском море остров Родос, чтобы обеспечить последующую высадку десантов в Греции. В случае краха Германии под ударами Советской Армии до начала «Оверлорда» намечалось немедленно вторгнуться на континент, осуществив операцию «Рэнкин». [245]

Бомбардировка авиации союзников Берлинского железнодорожного узла. Февраль 1944 г.
Бомбардировка авиации союзников Берлинского железнодорожного узла. Февраль 1944 г.

Для руководства войсками на Западно-Европейском и Средиземноморском театрах военных действий были созданы соответствующие командования. За планирование и подготовку операции на западе Европы отвечали главнокомандующий союзными экспедиционными силами американский генерал Д. Эйзенхауэр и его штаб; английский генерал Г. Уилсон со своим штабом должен был провести операции в Южной Франции, Италии и восточной части Средиземного моря.

Планирование стратегического воздушного наступления против Германии осуществлялось в интересах обеспечения всех наземных операций союзных войск в кампании 1944 г. в Западной Европе, но в первую очередь в интересах «Оверлорда». Стратегической авиации США и Англии Объединенный комитет начальников штабов подтвердил на дальнейшее задачи, поставленные ей в августе 1943 г. на конференции в Квебеке, которая подчеркнула, что подрыв и дезорганизация во всевозрастающих масштабах военно-экономической мощи Германии, разрушение важнейших объектов на коммуникациях противника и значительное сокращение боевых сил немецкой авиации путем проведения объединенного воздушного наступления со всех удобных баз является предварительным условием проведения операции «Оверлорд» {597}.

Планированием военных действий по вторжению в Западную Европу американо-английское командование занималось длительное время. В 1942 — 1943 гг. изучались условия и возможности высадки, делались наметки ее замысла. 23 апреля 1943 г. был образован штаб главнокомандующего экспедиционными силами союзников в Европе (КОССАК) во главе с английским генералом Ф. Морганом, которому была поручена разработка плана вторжения на Европейский континент. Проблемы вторжения в Западную Европу многократно обсуждались на встречах представителей США и Великобритании, в переписке президента и премьер-министра, на конференциях, проходивших на высшем уровне. Однако до середины 1943 г. принципиальные вопросы его практически не решались, так как правящие круги США и Англии и не собирались открывать второй фронт ни в 1942 г., ни в 1943 г.

Впервые некоторые практические установки для планирования вторжения были выработаны на Вашингтонской конференции в мае 1943 г. В августе конференция в Квебеке одобрила в общем виде план «Оверлорда», представленный генералом Морганом, и уполномочила его «приступить к детальной разработке плана операции и к ее подготовке» {598}. Однако до декабря ничего существенного в этом направлении сделано не было {599}. План, разработанный КОССАК, предусматривал подготовку и проведение «операции силами и средствами, сосредоточенными в Соединенном Королевстве, с целью создания плацдарма на континенте, откуда можно было бы развивать дальнейшие наступательные действия». В довольно общих чертах намечались мероприятия для успешного проведения высадки, накопления сил и средств на плацдарме, ведения там боевых действий в первые 90 дней {600}.

При определении района высадки штаб КОССАК проанализировал возможности высадки войск в Северо-Западной Франции на двух участках: на побережье пролива Па-де-Кале и в Нормандии (город Кан, полуостров Котантен). Первый считался удобным потому, что здесь были кратчайшие пути между портами Южной Англии и Северной Франции, что облегчало переход десанта морем и последующее его снабжение. [246]

На этом направлении имелись хорошие условия и для непосредственной поддержки десанта самолетами с английских аэродромов. Однако штабу было известно, что здесь противник создавал наиболее прочную оборону. Кроме того, недостаточное количество удобных пунктов для высадки войск и выгрузки материальных средств потребовало бы захватить порты в обширном районе побережья от Гавра до Антверпена. При оценке участка Кан, Котантен учитывалось, что подступы к нему проходят через Ла-Манш, который значительно шире Па-де-Кале, и вызовут определенные трудности при проведении крупной десантной операции. Но германская оборона здесь значительно слабее, побережье в районе Кана удобно для высадки, местность затрудняет контрудары танковых войск противника, а для последующего снабжения десанта можно будет использовать Шербур и порты на полуострове Бретань. Поэтому район города Кан и был избран для высадки {601}. Недостаток избранного варианта заключался в том, что при переброске армий в Нормандию и наступлении их на парижском направлении главные силы противника не отрезались от Германии, чего можно было достичь при нанесении удара через Па-де-Кале, а отбрасывались к ее западным границам.

Конкретное планирование военных действий в Западной Европе началось фактически с вступлением генерала Эйзенхауэра на пост главнокомандующего союзными экспедиционными силами на Западно-Европейском театре. С этого времени «характер и темпы планирования и подготовки к «Оверлорду» изменились», проведение операции стало определенным обязательством {602}. В конце декабря начался пересмотр плана КОССАК. Было признано необходимым довести количество войск первого эшелона десанта с трех до пяти дивизий, расширить фронт его высадки, включив восточную часть полуострова Котантен, увеличить силы воздушного десанта и сократить сроки создания плацдарма. Соответственно решались вопросы об увеличении количества привлекаемых высадочных средств, усилении огневой поддержки десанта флотом и об изоляции плацдарма от остальной территории посредством интенсивных действий авиации.

Выбирая момент вторжения, главнокомандующий экспедиционными силами считал, что высадка в первых числах мая позволила бы иметь больше времени для военных действий во Франции в летних условиях. Однако из-за необходимости сосредоточить дополнительные силы и средства, «чтобы не идти на риск провала операции, начиная ее в более ранние сроки ограниченными силами», он предпочитал отложить вторжение на месяц {603}. В этом Эйзенхауэр встретил поддержку англичан, стремившихся отсрочить отправку десантных судов со Средиземного моря на Британские острова и использовать их для обеспечения наступления в Италии. Американский комитет начальников штабов, хотя и считал нецелесообразным откладывать вторжение до июня, поскольку с действиями западных союзников должно быть согласовано наступление на восточном фронте, пошел на уступку. Он предложил избрать днем начала операции 31 мая с оговоркой, что по усмотрению Эйзенхауэра вторжение может начаться несколькими днями раньше или позже. «...Союзники просто успокаивали свою совесть, — признается в английской официальной истории второй мировой войны, — так как выдерживали сроки, обещанные ранее русским». Окончательно было решено военные действия в Западной Европе начать в один из дней первой недели июня {604}. [247]

Нехватка десантных средств на Западно-Европейском театре постоянно выставлялась союзниками одной из основных причин отсрочки начала вторжения в Нормандию. Но это было лишь следствием политики преднамеренного затягивания открытия второго фронта, которая проводилась руководством США и Англии и в предшествовавшие этой операции годы войны. Располагая многочисленным десантным флотом, западные союзники при желании могли заблаговременно сосредоточить нужное для вторжения количество десантных средств и в случае необходимости ускорить их строительство. В действительности же большая часть десантных судов постоянно находилась не на важнейшем Западно-Европейском театре военных действий, а на других театрах, главным образом на Тихом океане. Американский историк С. Морисон отмечает: «Когда намерение форсировать Ла-Манш в 1942 — 1943 годах было отброшено и в течение целого года англичане отказывались согласиться на проведение такой операции в 1944 году, командование американских военно-морских сил не видело никакого смысла накапливать на Британских островах десантные суда для операции, которая могла никогда не состояться» {605}. В результате даже к 1 июня из имевшихся у союзников 9546 десантных судов разных типов (7339 американских и 2207 английских) на Европейском театре, в портах и военно-морских базах Британских островов находилось 3601 (1844 американских и 1757 английских), то есть менее 38 процентов от общего числа всех судов. Еще более показательно в этом отношении распределение собственно американских судов: на 1 июня их было у Британских островов 25,1 процента, на Средиземном море — 9,6 процента, на Тихом океане — 52,7 процента, а остальные находились у побережья США {606}.

В изданной 12 февраля Объединенным комитетом начальников штабов США и Англии директиве указывалось, что главная задача союзных экспедиционных сил состоит в том, чтобы «вторгнуться на континент Европы и совместно с другими Объединенными нациями предпринять операции, имеющие целью выход к сердцу Германии и уничтожение ее вооруженных сил... После овладения соответствующими портами Ла-Манша развитие успеха должно быть направлено на захват района, который обеспечил бы ведение операций против врага сухопутными и военно-воздушными силами» {607}.

Руководствуясь этой директивой, штаб Эйзенхауэра разработал общий план ведения боевых действий в Северо-Западной Европе, основные положения которого сводились к следующему (карта 9): высадиться на побережье Нормандии и сосредоточить на захваченном плацдарме достаточные силы и средства для решающего сражения на ее территории и полуострове Бретань; прорвать оборону противника в Нормандии и преследовать его силами двух групп армий на широком фронте, нанося главный удар на левом фланге с тем, чтобы захватить необходимые порты; выйти на границу Германии и угрожать Руру; на правом фланге соединиться с войсками, которые вторгнутся во Францию с юга; завершить уничтожение сил противника западнее Рейна и захватить плацдармы на его восточном берегу; предпринять последнее наступление и очистить от врага остальную часть Германии {608}. [248]

Наиболее детально была спланирована операция «Оверлорд». На первом ее этапе военно-морские силы и авиация должны были осуществить переброску в Нормандию войск 21-й группы армий под командованием английского генерала Б. Монтгомери. Ее первый эшелон составляли 1-я американская и 2-я английская армии, а второй эшелон — .1-я канадская. Для развития успеха предназначалась 3-я американская армия, находившаяся в резерве главнокомандующего. В ходе операции ее вместе с 1-й армией намечалось включить в состав 12-й американской группы армий. План предусматривал иметь в Нормандии 26 дивизий к двадцатому, 31 дивизию к тридцать пятому и 39 дивизий к девяностому дню операции {609}.

Для обеспечения боевых действий сухопутных войск выделялись 9-я американская воздушная армия тактической авиации, которая должна была взаимодействовать с 1-й и 3-й американскими армиями, и английские 2-е тактические ВВС {610}, предназначавшиеся для взаимодействия со 2-й английской и 1-й канадской армиями. За переброску через Ла-Манш и огневую поддержку корабельной артиллерией на берегу войск 1-й американской армии отвечало Западное (американское) морское командование, а войск 2-й английской армии — Восточное (английское) морское командование.

В первый день операции планировалось высадить пять усиленных пехотных (штурмовых) дивизий на побережье Сенекой бухты и три воздушно-десантные дивизии в тылу и на флангах, с тем чтобы овладеть плацдармом на глубину 15 — 20 км. На двадцать первый день операции предусматривалось выйти на рубеж Авранш, Домфрон, Кабур {611}. При этом 1-я американская армия должна была овладеть полуостровом Котантен с крупным портом Шербур и развивать наступление на юг, а 2-я английская — городом Кан и обеспечить левый фланг 1-й американской армии от ударов противника с востока. 1-й канадской армии предстояло высадиться вслед за 2-й английской для расширения плацдарма и развития наступления в сторону нижнего течения Сены. С выходом войск 1-й американской армии на рубеж Авранш, Домфрон планировалось ввести в сражение 3-ю американскую армию с целью захвата полуострова Бретань. На девяностый день войска союзников должны были выйти на рубеж рек Луара и Сена и этим завершить операцию «Оверлорд». Дальнейшие боевые действия войск в сторону Германии штаб Эйзенхауэра в деталях не планировал. Известно лишь, что союзное командование было намерено к началу зимы 1944/45 г. выйти своими войсками на западные границы Германии {612}.

Планирование операции «Энвил» на Средиземноморском театре затруднялось попытками правительства Англии отойти от согласованных на Тегеранской конференции решений и возвратиться к «балканскому варианту». В Тегеране была достигнута договоренность о том, что операция «Энвил» будет проводиться одновременно с вторжением на севере Франции. Высадка десанта в Южной Франции предусматривалась с островов Корсика и Сардиния; в первом эшелоне намечалось иметь две дивизии, а в дальнейшем довести силы десанта до десяти дивизий {613}. Однако вскоре после конференции начались дискуссии между американскими и английскими начальниками штабов, в ходе которых выявилась тенденция английской стороны вторжению в Южную Францию предпочесть активизацию боевых действий в Италии. Стремясь помешать освобождению советскими [249] войсками народов Юго-Восточной Европы от фашистского ига, Черчилль и английские военные руководители считали целесообразным «заменить высадку на Средиземноморском побережье Франции операцией на побережье Адриатического моря в районе Триеста» {614}. По образному выражению американского военного историка Ф. Погью, с 4 февраля Черчилль начал «ожесточенную атаку на операцию «Энвил» {615}. В этот день английские начальники штабов по указанию премьер-министра отправили американским коллегам телеграмму, в которой «выражали сомнение в разумности осуществления операции «Энвил» как таковой, учитывая ход событий в Италии» {616}, то есть провал первого наступления на Рим. Они предлагали отменить эту операцию. Сам Черчилль «предпочитал правофланговое наступление из Северной Италии на Вену, используя Истрийский полуостров и Люблинский проход» {617}. После войны генерал Эйзенхауэр утверждал: «Черчилль был одержим идеей держать нетронутыми войска в Италии и вести боевые действия в сторону Австрии вплоть до Вены... Несколько лет спустя Черчилль заявил, что его намерением было нейтрализовать советское влияние в этом районе» {618}. Правительство США, заинтересованное в установлении своего послевоенного господства в первую очередь в Западной Европе, а не на Балканах, не шло на отмену вторжения в Южную Францию. 24 марта американский комитет начальников штабов, учитывая неудачи союзников в Италии и недостаток оставшегося времени для подготовки операции «Энвил», предложил отложить ее до 10 июля. Окончательное решение — начать операцию на юге Франции не позднее 15 августа — было принято лишь в первых числах июля.

В центральной части Средиземноморского театра, в Италии, наступательные операции планировалось осуществить с целью: в январе 1944 г. овладеть Римом; через 5 — 6 месяцев после начала наступления, в то самое время, когда должна начаться операция «Оверлорд», выйти на рубеж Римини, Пиза. В последующем предполагалось наступать на Вену через Триест и Люблянский проход {619}.

В восточной части Средиземноморского театра предусматривалось в марте провести операцию «Геркулес» по захвату острова Родос силами двух английских дивизий из числа войск, располагавшихся на Среднем Востоке, в том случае, если к этому времени у союзников будет достаточное количество десантных судов. Однако неудача наступления в Италии и задержка здесь десантных судов, предназначенных для операции «Геркулес», вынудили союзное командование уже в конце декабря отказаться от захвата Родоса по крайней мере до тех пор, пока не будет проведена высадка десанта в Южной Франции {620}.

План операции «Рэнкин» на случай возможного краха Германии был принят еще на Квебекской конференции. В директиве Объединенного комитета начальников штабов 12 февраля главнокомандующему экспедиционными силами предписывалось: «Независимо от установленной даты вторжения вам надлежит быть готовым в любое время использовать такие благоприятные условия, как отход противника перед вашим фронтом, для того чтобы вторгнуться на континент с теми силами, которые [250] к тому времени будут в вашем распоряжении» {621}. В этом случае намечалось занять оставляемые германскими войсками территории в Западной Европе раньше Советской Армии или установления над ними контре ля национальными силами Сопротивления. «...Полный крах Гер мании, — писал генерал О. Брэдли, — перемешал бы все карты... Для предотвращения хаоса на континенте мы должны были бросить все наличные силы в Европу, немедленно форсировать Ла-Манш, вторгнуться в Германию, разоружить ее войска и захватить контроль над страной в свои руки... В случае краха Германии... 1-я армия должна была выделить десять американских дивизий для немедленного форсирования Ла-Манша» {622}. Объединенный комитет начальников штабов неоднократно обсуждал вопрос об оккупации Германии и Австрии в случае полной неудачи противника на восточном фронте и в действиях по плану «Рэнкин». На заседании комитета 28 января было предварительно (до утверждения главами правительств США и Англии) решено, что при чрезвычайных обстоятельствах американские войска оккупируют Германию, тогда как английские из Италии направятся в Австрию и займут ее. Кроме того, англичанам по просьбе их представителей в Объединенном комитете начальников штабов были обещаны германские военно-морские базы в Балтийском море {623}.

17 мая штаб главнокомандующего союзными экспедиционными силами в Европе внес в план «Рэнкин» дополнение, суть которого состояла в том, что в случае отхода противника из Норвегии английские, норвежские и американские войска займут такие важнейшие районы этой страны, как Киркенес — Хаммерфест, Тромсё, Нарвик, Тронхейм, Ставангер — Берген, Кристиансанн и Осло, и установят над ними контроль {624}.

Таким образом, на 1944 г. союзники планировали главные усилия сосредоточить на открытии второго фронта в Западной Европе, что соответствовало решениям Тегеранской конференции и могло ускорить окончательный разгром фашистской Германии. Вместе с тем над их планами все еще продолжала тяготеть империалистическая политика ослабления Советского Союза в единоборстве с фашистской Германией. Правящие круги Англии и США стремились не допустить освобождения Советской Армией народов Центральной и Юго-Восточной Европы. Желание сохранить как можно больше сил для операций в Италии и проникновения на Балканы, в Австрию и Венгрию не способствовало скорейшему разгрому общего врага. Оно вело к распылению усилий и затрудняло тем самым нанесение быстрого и мощного удара с целью овладеть жизненно важными районами в западной части Германии и уничтожить войска вермахта на Западе.

Подготовка к вторжению в Западную Европу была связана с образованием нового фронта вооруженной борьбы против фашистской Германии, и поэтому требовалось большое количество сил и средств сухопутных войск, флота и авиации. В США и Англии были приняты меры по увеличению производства вооружения, пересматривались судостроительные программы с целью более полного удовлетворения потребностей готовившейся операции. Широкий размах приняло строительство десантно-высадочных средств. В целом подготовка заняла неоправданно длительное время. При желании она могла быть проведена значительно раньше и в более короткие сроки. [251]

Сосредоточение сил и средств для осуществления операции началось с августа 1943 г. К этому времени на Британских островах находилась лишь одна американская дивизия. Этот факт еще раз убеждает в том, что западные союзники открывать второй фронт в 1943 г. не собирались. Силы и средства перебрасывались в Великобританию главным образом с территории США, а также из района Средиземного моря, откуда передислоцировались дивизии, имевшие опыт ведения десантных операций. В течение последних пяти месяцев 1943 г. на Британские острова прибыло четыре американские дивизии со Средиземноморского театра, одна из Исландии и пять из США. Увеличилось количество американской авиации. На 31 декабря общая численность американских войск в Англии составляла 768,3 тыс. человек, из них около 40 процентов (294,4 тыс. человек) принадлежало воздушным силам {625}.

В первые месяцы 1944 г. темпы накопления войск для вторжения повысились. К концу мая туда прибыло еще девять американских дивизий и 50 авиационных групп. Общее количество личного состава сухопутных войск и авиации США в Англии превысило 1,5 млн. человек {626}. В это же время перебрасываются со Средиземноморского театра три английские дивизии.

К началу вторжения в Англии сосредоточилось 39 дивизий (20 американских, 14 английских, 3 канадские, 1 французская, 1 польская) {627} и несколько отдельных бригад. В них насчитывалось свыше 5 тыс. танков, из которых 1,5 тыс. планировалось высадить в составе штурмового эшелона десанта. На юге Британских островов была расположена 2-я английская, на юго-востоке — 1-я канадская, на юго-западе — 1-я американская, севернее Темзы — 3-я американская армии.

Стратегическое развертывание сухопутных войск на территории Англии проводилось путем последовательного занятия ими районов сосредоточения, районов распределения и пунктов погрузки на суда. Районы сосредоточения, южная граница которых проходила в 30 — 50 км от пунктов погрузки, войска занимали за 2 — 3 недели до начала десантной операции. Затем за два дня до погрузки на суда они выходили в районы распределения (8 — 30 км от пунктов погрузки), где проходила окончательная подготовка личного состава, боевой техники и транспортных средств к погрузке на суда. В пункты погрузки, включавшие порты и специально оборудованные причалы вне портов, войска выводились только с началом посадки на суда {628}.

Военно-воздушные силы союзников ко дню вторжения имели 10 859 боевых самолетов (3467 тяжелых и 1645 средних и легких бомбардировщиков и торпедоносцев, 5049 истребителей и 698 других боевых машин), 2316 транспортных самолетов и 2591 планер {629}. Военно-морской флот насчитывал 537 боевых кораблей, в том числе 6 линкоров, 2 монитора, 22 крейсера, 93 эсминца, 159 более легких кораблей (без торпедных катеров и минных заградителей) и 255 минных тральщиков {630}. Для обеспечения переброски войск через Ла-Манш в 12 южных и некоторых западных [252] портах Англии находилось 5726 транспортных и специальных судов, из них 4126 десантных судов, самоходных барж и катеров, 864 торговых и 736 вспомогательных, включая буксиры {631}. Общая численность экспедиционных вооруженных сил составляла 2 876 тыс. человек {632}. После завершения сосредоточения в Англии союзники имели почти двукратное превосходство над противником в людях, а их господство в воздухе и на море было безраздельным.

Для прикрытия стратегического сосредоточения и развертывания вооруженных сил на территории Англии была организована мощная противовоздушная оборона районов концентрации сухопутных войск, авиации и флота, особенно в южной части страны. С ноября 1943 г. и на время подготовки и высадки войск в Нормандии управление истребительной авиацией и всеми частями зенитной артиллерии, аэростатов заграждения и прожекторов объединялось в руках английского маршала авиации Р. Хилла. Он располагал 48 эскадрильями, из которых 10 дневных и 11 ночных эскадрилий истребителей были предназначены для противовоздушной обороны территории собственно Англии, 6 эскадрилий ночных истребителей — для противовоздушной обороны плацдарма при высадке десанта, 6 эскадрилий дневных истребителей — для перехвата германских разведывательных самолетов во время десантной операции. Кроме того, Хилл временно мог использовать для усиления противовоздушной обороны Британских островов 15 эскадрилий дневных истребителей из состава экспедиционных военно-воздушных сил. Ему выделялось также несколько истребительных эскадрилий военно-морского флота. Истребительная авиация выполняла основную задачу по отражению налетов противника, особенно в дневное время. Зенитно-артиллерийское прикрытие районов сосредоточения и портов в Южной Англии весной 1944 г. обеспечивали 1318 тяжелых и 932 легких зенитных орудия, а также 535 аэростатов заграждения и 17 районов создания дымовых завес {633}.

Серьезные опасения союзного командования вызывала возможность применения противником ракет дальнего действия и беспилотной авиации для ударов по районам сосредоточения войск. Оно разработало план защиты от ФАУ-1 и ФАУ-2 под условным наименованием «Кроссбоу». В случае их применения основную тяжесть борьбы с ними должна была нести истребительная авиация. Для прикрытия от них Лондона выделялось 192 тяжелых и 246 легких зенитных орудий, а Бристоля — соответственно 96 и 36 орудий {634}. С 5 декабря 1943 г. стратегическая и тактическая авиация приступила к систематическим ударам по пусковым установкам ФАУ-1 и ФАУ-2 в Северной Франции и заводам по их производству в Германии.

При подготовке операции «Оверлорд» большое внимание уделялось достижению внезапности высадки. Конечно, подготовительные мероприятия к вторжению в Западную Европу не являлись в полной мере тайной для германского командования. Поэтому союзники стремились создать у противника ложное представление о масштабе операции, времени и месте высадки. Предпринимались меры для недопущения утечки информации о подготовке операции. К ее планированию допускался ограниченный круг людей. Штаб, занимавшийся непосредственной разработкой плана, [253] был изолирован от внешнего мира. В начале марта английский военный кабинет запретил выезд местного населения без разрешения властей из районов, где сосредоточивались и обучались войска, и въезд в эти районы, а также ограничил почтово-телеграфную связь с ними. Соответственно сокращалось передвижение военнослужащих, для которых с 6 апреля в Англии были отменены отпуска. Дипломатическим представителям нейтральных и союзных (за исключением СССР, США и британских доминионов) государств с 15 апреля запрещалось покидать Англию без специального разрешения, посылать и получать не проверенные цензурой сообщения по телеграфу или дипломатической почтой, а также принимать курьеров из-за границы. Своевременная ликвидация германской разведывательной сети в стране лишила командование вермахта основного источника информации в период наиболее активной подготовки союзников к открытию второго фронта.

Штаб главнокомандующего экспедиционными силами разработал план оперативной маскировки, предусматривавший такие мероприятия, которые убедили бы противника в том, что высадка десанта будет произведена на побережье Па-де-Кале, а не в Нормандии {635}. В соответствии с этим до начала операции в Дувре, Диле, Фолкстоне и в других портах Юго-Восточной Англии имитировалось сосредоточение десантных судов и некоторых частей и подразделений 1-й канадской и 3-й американской армий, предназначенных якобы для высадки в районах Булони и Кале. Авиация усиленно бомбила военные объекты противника на этом побережье, мало беспокоя их в Нормандии. По радио и в прессе распространялись слухи о возможном вторжении на континент в различных пунктах побережья Атлантического океана и Северного моря. Радиосредствами имитировалась деятельность прекратившего существование штаба 1-й американской группы армий в Юго-Восточной Англии, чтобы создать видимость подготовки ее войск к вторжению на побережье Па-де-Кале и заставить германское командование держать там главные силы 15-й армии.

Меры, предпринятые союзниками по предупреждению утечки информации и введению противника в заблуждение относительно планируемых действий, достигли желаемого результата. До самого последнего момента командование вермахта ожидало высадки англо-американцев на побережье Па-де-Кале. 23 мая главнокомандующий войсками на Западе Рундштедт, оценивая обстановку, остался при мнении, что «наиболее угрожаемым участком нашей обороны является фронт между р. Шельда и Нормандией, а также северная часть полуострова Бретань, включая г. Брест» {636}.

В интересах операции «Оверлорд» усиленно велась войсковая, агентурная и воздушная разведка. С воздуха было сделано около 700 тыс. аэрофотоснимков, которые дали довольно полное представление о противодесантной обороне в районе высадки. Ценные сведения доставляли группы разведчиков, высаженные на французское побережье с малых кораблей. Они уточняли данные воздушной разведки об оборонительных сооружениях на берегу и в воде, делали промеры глубин и определяли крутизну берега {637}. Важную роль в разведке обороны врага играли и силы Сопротивления Франции, Бельгии, Нидерландов. Сводные данные всех видов разведки позволили изготовить довольно детальные карты и макеты, по которым войска изучали районы будущих боев и систему обороны противника. [254]

Большое место при подготовке операции отводилось ее материально-техническому обеспечению. Были заготовлены и скрытно подвезены на южное побережье Англии конструкции и блоки для строительства двух искусственных портов (в районах Шербура и Кана) и пяти причалов (по одному для каждой штурмовой дивизии первого эшелона десанта), а также детали для прокладки гибкого трубопровода по дну Ла-Манша с целью подачи горючего в Нормандию и наращивания этого трубопровода на плацдарме со скоростью до 25 км в сутки. В войсках испытывались и осваивались штурмовые и мостовые танки, танки-тральщики и другая новая техника; все боевые и транспортные машины герметизировались, чтобы они могли передвигаться с десантных судов на берег наполовину в воде. Готовились средства для ремонта кораблей и судов, так как по расчетам штаба Эйзенхауэра предполагалось, что потери составят до 40 процентов десантных судов при переходе войск морем и высадке первого эшелона на берег {638}. Развивалась и усовершенствовалась аэродромная сеть. Только для американской авиации требовалось свыше 150 полевых аэродромов {639}.

Боевая подготовка войск, предназначенных для вторжения в Западную Европу, строилась с учетом опыта десантных операций в Северной Африке, Италии и на Тихом океане. Из всех соединений, находившихся в Англии, боевой опыт имели лишь американские и английские дивизии, прибывшие со Средиземноморского театра военных действий. Поэтому в дивизиях, особенно не участвовавших в десантных операциях, организовывалась усиленная подготовка к действиям в условиях, близких к боевым. Проводилось большое количество тактических занятий и учений с отработкой вопросов посадки на суда, высадки на берег и ведения боя на захваченном плацдарме во взаимодействии с авиацией и флотом. Весь план вторжения проигрывался с высшим командным составом полевых армий и объединений авиации и флота в штабе 21-й группы армий 7 и 8 апреля на макете Нормандии. С 3 по 8 мая состоялась генеральная репетиция вторжения с выходом десанта в море.

Морально-психологическая подготовка войск имела целью поднять боевой дух солдат и офицеров, вселить уверенность в успехе вторжения в Нормандию. «Во время инспектирования 29-й дивизии... — писал генерал Брэдли, — я выяснил, что настроение войск подавленное из-за опасения больших потерь во время высадки. Некоторые говорили даже о 90 процентах потерь. На общем собрании офицеров и сержантов дивизии я рассказал о наших потерях на Средиземном море, надеясь рассеять их преувеличенные страхи» {640}. В идеологической работе среди солдат широко использовалась пропаганда американского и английского образа жизни, личного превосходства солдат и офицеров союзных армий над противником и их веры в свое оружие. Победоносное наступление Советской Армии усиливало уверенность англо-американских войск в скорой победе над фашистской Германией.

В соответствии с «Общим планом ведения психологической войны», утвержденным штабом КОССАК 8 декабря 1943 г. {641}, союзное командование проводило мероприятия, имевшие целью подорвать волю германских войск и населения к продолжению войны, заставить выйти из нее сателлитов Германии, привлечь народы оккупированных стран к оказанию помощи союзникам. На немецком языке велись радиопередачи широковещательными и коротковолновыми военными радиостанциями, с самолетов [255] разбрасывались в большом количестве листовки, печаталась и распространялась ежедневная газета для вермахта. С помощью этих средств солдатам и населению противника передавалась информация о поражениях, которые терпели германские войска и союзники рейха, а также о положении в их странах и бесперспективности войны. Население оккупированных государств призывалось готовиться к активной поддержке союзнических войск, когда они вступят на континент. 20 мая для Франции, Бельгии, Голландии, Норвегии и Дании английские и американские станции начали серию передач «Голос союзного верховного командования». В них предлагалось «жителям этих стран собирать сведения, которые могут понадобиться союзным войскам после их вступления в эти страны, но воздерживаться от преждевременных выступлений» {642}.

Американо-английское командование могло при желании рассчитывать на активное содействие вторжению со стороны сил Сопротивления оккупированных стран. Только в Бретани, писал генерал де Голль, 30 тыс. партизан были готовы поддержать своими действиями высадку войск в Нормандии в начале июня 1944 г. {643}. Но союзники, опасаясь всенародного восстания, при подготовке вторжения стремились ограничить действия Сопротивления разведкой, нарушением работы транспорта и связи, саботажем и диверсиями во вражеском тылу. «О проведении им крупных операций не могло быть и речи», — утверждается в английской официальной истории второй мировой войны. В первой половине 1944 г. Управление специальных операций, указывается там, сотрудничало с генералом де Голлем в снабжении и руководстве действиями только некоторых групп движения Сопротивления. Совсем не получили оружия французские формирования, которые не имели прямой связи с союзниками. Количество оружия, доставленного и распределенного ими «между деголлевскими организациями и организациями, которые находились под контролем союзников, не могло удовлетворить всех нужд Движения сопротивления, да такой цели никто и не ставил» {644}.

Таким образом, под воздействием выдающихся побед советского народа и его Вооруженных Сил в войне против фашистской Германии, показавших способность СССР своими силами разгромить врага и освободить народы Европы, политическое и военное руководство США и Англии, считая, что дальнейшее затягивание с открытием второго фронта невыгодно для правящих классов этих стран, после Тегеранской конференции усилило подготовку вторжения союзных войск в Западную Европу. Располагая значительным количеством времени, американо-английское командование к лету 1944 г. провело большую работу по сосредоточению сил, их подготовке и всестороннему обеспечению крупнейшей за годы второй мировой войны десантной операции.

Подготовка к открытию второго фронта велась в исключительно благоприятной для союзников политической и стратегической обстановке. Большая часть немецко-фашистских сухопутных войск и крупные силы авиации были прикованы к советско-германскому фронту. Германское командование не имело сил и возможностей для нанесения ударов по плотным группировкам англо-американских войск, портам, базам материальных средств, чтобы сорвать или хотя бы осложнить подготовку к вторжению. И подготовка, и последующая высадка проходили без особого риска для союзных войск. [256]

Оглавление. Крушение оборонительной стратегии фашистского блока

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.