Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Военная экономика Японии к 1944 г.

Внутренняя политика империалистической Японии целиком определялась ее военно-политическими планами в Азии и в бассейне Тихого океана. Для осуществления намеченных целей ставились задачи увеличить военно-экономический потенциал страны, предотвратить назревание внутреннего кризиса и укрепить политические позиции кабинета X. Тодзио.

В ход был пущен весь арсенал средств военно-государственного монополистического капитализма. В интересах роста военного производства предпринимались новые меры по государственному регулированию экономики, усилению эксплуатации широких слоев трудящихся и выкачиванию ресурсов с оккупированных территорий. Экономическая жизнь страны по-прежнему полностью контролировалась крупнейшими японскими [421] монополиями — «дзайбацу». Среди них ведущее место принадлежало «большой четверке» — Мицуи, Мицубиси, Сумитомо и Ясуда.

Процесс концентрации и централизации производства и капитала все более усиливался. К 1944 г. концерн Мицуи, например, держал в своих руках 50 процентов металлургии, около 25 — судостроения, 55 — автостроения, 45 — машиностроения и 20 — самолетостроения. Сумма вкладов в коммерческие банки увеличилась с 29,4 млрд. иен в 1941 г. до 39 млрд. иен в 1944 г. В первой половине этого года пять крупнейших банков Японии контролировали 70 процентов банковских вкладов {1197}.

Обувь для воинов на московской фабрике Парижская коммуна
Обувь для воинов на московской фабрике Парижская коммуна

Японское правительство принимало меры по усилению финансирования промышленных компаний и расширению трудовой мобилизации населения. Созданное в сентябре 1943 г. и наделенное большими правами министерство вооружений усиленно проводило поощрительную политику в отношении крупных военно-промышленных компаний. С декабря из специального государственного фонда «чрезвычайных расходов» им стали отпускаться значительные кредиты. 18 января в Японии была опубликована «Программа финансирования военно-промышленных компаний», согласно которой монополиям, занятым производством вооружения и боевой техники, открывались правительственные кредиты в специальных банках. Кроме того, действовала система предварительного авансирования заказов на вооружение в размере половины их стоимости. Так, в самолетостроении, судостроении и машиностроении авансы составляли 50 — 70 процентов общей суммы стоимости заказа.

В опубликованном в январе первом списке военно-промышленных компаний, получивших право на привилегии, числилось 150 компаний, связанных прежде всего с самолетостроением {1198}. 25 апреля правительство подчинило министерству вооружений и стало финансировать еще 424 компании, занятые выплавкой металлов, производством стальных изделий, а также большинство крупных электростанций, химических заводов и угольных шахт {1199}. Этим компаниям предоставлялись большие льготы в снабжении сырьем и рабочей силой. На их предприятиях была введена военная дисциплина, многие фабрики и заводы переведены на круглосуточную работу. Некоторые военно-промышленные компании стали подчиняться специально назначенным правительством уполномоченным.

Согласно «Программе чрезвычайных мероприятий по трудовой мобилизации населения», принятой в январе, рабочие военно-промышленных компаний закреплялись за теми предприятиями, где они трудились. Эксплуатация рабочих усилилась и стала более жестокой и изощренной, применение трудового законодательства исключалось. Наряду с этим правительство осуществило широкую мобилизацию на военное производство женщин и учащихся {1200}.

Централизация управления военной экономикой, меры по трудовой мобилизации укрепили позиции министерства вооружений как органа, действовавшего в интересах крупных монополий. Оно стало «правительством в правительстве». Значительную роль продолжали играть «контрольные ассоциации», тесно связанные с министерствами армии и военно-морского флота. Являясь смешанными органами правительства и монополий, они контролировали размещение военных заказов, выпуск промышленной продукции, распределение сырья и рабочей силы. В феврале [422] насчитывалось 22 такие «ассоциации», которые включали 314 компаний различных отраслей производства и сферы потребления {1201}.

Но все эти меры не предотвратили начавшийся кризис в экономике Японии. Производство электроэнергии, основных видов сырья и материалов — угля, чугуна, стали, цветных металлов, — достигнув в 1943 г. высшей точки, пошло на убыль, что видно из таблицы 17.

Таблица 17. Производство основных видов промышленной продукции в Японии в первом полугодии 1944 г. {1202}

Виды продукции

2-е полугодие 1943 г.

1-е полугодие 1944 г.

1-е полугодие 1944 г. в процентах ко 2-му полугодию 1943 г.

Электроэнергия, млрд. квт-ч

17,0

16,1

94,7

Уголь, млн. т

27,8

24,7

88,8

Нефть и синтетическое горючее, млн. т

0,6

0,8

133,3

Чугун, млн. т

2,2

1,4

63,6

Сталь, млн. т

3,9

2,9

74,4

Железная руда, млн. т

1,3

1,8

138,5

Медь, тыс. т

62,4

49,5

79,3

Алюминий, тыс. т

70,7

55,2

78,1

Уменьшение выпуска металла вынудило японское правительство использовать для производства вооружения запасы, которые быстро истощались. Кроме того, был принят ряд законов, жестко регламентировавших производство и потребление.

В стране из-за нехватки рабочей силы и удобрений в значительной степени сократилось производство сельскохозяйственной продукции. Число работавших в деревне мужчин уменьшилось по сравнению с 1940 г. с 6 620 тыс. до 5 670 тыс. человек. В феврале правительство было вынуждено освободить сельскохозяйственных рабочих от трудовой мобилизации, а в последующем привлечь к работе учеников старших классов сельских школ и учащихся средних сельскохозяйственных учебных заведений. Несмотря на эти меры, Япония в 1944 г. произвела и ввезла в страну всего 9 млн. тонн риса — на 1,1 млн. тонн меньше, чем в предыдущем году, а посевная площадь уменьшилась с 3 079 тыс. га до 2 950 тыс. В связи с этим производство риса в метрополии снизилось с 9,4 млн. тонн в 1943г. до 8,8 млн. в 1944 г. {1203}, что привело к уменьшению выдачи населению по карточкам продуктов питания. Лица в возрасте от 11 до 60 лет получали лишь по 330 г риса в день. Если ранее выдавался очищенный рис, то теперь к нему подмешивался гаолян, кукуруза, ячмень {1204}. Систематическое недоедание вело к истощению людей. Администрация медеплавильной компании «Фурукава» считала, что 23 процента всех прогулов на заводе в 1944 г. объясняются физическим истощением рабочих {1205}. [423]

Несмотря на экономические трудности, японским военно-промышленным кругам, как и германским, некоторое время еще удавалось сохранять высокий уровень военного производства. Общий объем продукции промышленности, выполнявшей заказы военного и военно-морского министерств, увеличился в 1944 г. по сравнению с 1943 г. на 28 процентов {1206}.

Таблица 18. Производство основных видов вооружения и боевой техники в Японии в первом полугодии 1944 г. {1207}

Виды вооружения и боевой техники

2-е полугодие 1943 г.

1-е полугодие 1944 г.

1-е полугодие 1944 г. в процентах ко 2-му полугодию 1943 г.

Винтовки и карабины, тыс. шт.

317,0

442,5

139,6

Пулеметы, тыс. шт.

56,7

78,0

137,6

Минометы, шт.

842

551

65,4

Орудия всех видов, тыс. шт.

13,8

42,2

305,8

В том числе 75-мм и выше

3,3

4,3

130,3

Танки и САУ, шт.

343

215

62,7

В том числе тяжелые и средние

279

176

63,1

Самолеты, тыс. шт.

9,9

14,1

142,4

В том числе боевые

6,7

10,5

156,7

Боевые корабли основных классов, ед.

33

27

81,8

В том числе подводные лодки

22

16

72,7

В решении поставленной императорской конференцией 30 сентября 1943 г. задачи — «срочно усилить военное могущество для решительной победы» — особое место отводилось увеличению боеспособности авиации. Ставка пришла к выводу, что для ведения военных действий в 1944 г. вооруженным силам Японии понадобятся 55 тыс. самолетов {1208}, что более чем в два раза превышало возможности японской авиационной промышленности. И все же, сосредоточив основные усилия на повышении производства самолетов, Япония в первом полугодии 1944 г. выпустила их почти в полтора раза больше, чем в предшествовавшем полугодии. В I квартале было произведено 6756 самолетов, во II — 7332 {1209}. Их производство продолжало расти до сентября 1944 г. включительно, а затем пошло на убыль.

Большие трудности Япония испытывала со строительством кораблей. В ноябре 1943 г. ставка отмечала, что флот остро нуждается в эсминцах, конвойных кораблях, подводных лодках и транспортных судах, а также в самолетах-разведчиках и тяжелых бомбардировщиках {1210}. Однако в первом полугодии 1944 г. уровень производства кораблей основных классов, в том числе подводных лодок, по сравнению со вторым полугодием 1943 г. снизился. Главное внимание в этот период уделялось достройке уже заложенных авианосцев. В марте было завершено строительство авианосца «Тайхо», способного нести 75 самолетов, заканчивалась подготовка [424] к спуску на воду еще трех авианосцев {1211}. Много усилий прилагалось к увеличению производства оружия и техники для военно-морского флота. Выпуск их в 1944 г. в целом по сравнению с предшествовавшим годом возрос: орудий корабельных — с 685 до 1153, пулеметов — с 34 305 до 86 170,-торпед для морской авиации — с 2340 до 8633, морских мин — с 82 000 до 235 497, радиолокаторов — с 1450 до 8983, радиостанций — с 5292 до 10 204 {1212}. Подъем производства различных видов вооружения для военно-морского флота продолжался лишь до лета — осени 1944 г., после чего оно стало снижаться.

В первой половине 1944 г. увеличилось производство стрелкового оружия для армии. Однако выпуск полевой артиллерии оставался на уровне предшествовавшего полугодия (около 3200 орудий за шесть месяцев) {1213}, а производство танков и минометов уменьшилось на 35 процентов.

Снижение выпуска вооружения и боевой техники явилось следствием прежде всего уменьшения поступления сырья и материалов, падения производства металла в стране. В 1944 г. ввоз в Японию сырья по сравнению с 1943 г. значительно сократился. В апреле — мае было импортировано 662 тыс. тонн угля, тогда как за эти месяцы 1943 г. — около 1360 тыс. тонн. С сокращением ввоза стратегического сырья его резервы в метрополии быстро уменьшались. Например, запасы железного лома с апреля 1943 г. по март 1944 г. понизились с 3 099 тыс. до 1 437 тыс. тонн, бокситов с декабря 1943 г. по март 1944 г. — с 297 тыс. тонн до 238 тыс. {1214}.

Одной из главных причин падения импорта сырья в Японию явилась нехватка судов для перевозки вследствие больших потерь и неспособности судостроительной промышленности их восполнить. Лишь с конца 1943 г. по март 1944 г. тоннаж торгового флота снизился с 4 944 тыс. тонн до 3966 тыс.тонн. Играло роль и возросшее сопротивление народов колоний и оккупированных территорий империалистическому грабежу {1215}.

По мере роста экономических трудностей все более снижался жизненный уровень народа Японии, а прибыли и дивиденды крупных капиталистов росли. В 1944 г. сумма прибылей акционерных обществ составила 7,1 млрд. иен (1943 г. — 6,3 млрд.), сумма дивидендов — 2,2 млрд. иен (1943г. — 2,1 млрд.) {1216}.

Политика правящих кругов вызывала глубокое недовольство японского народа. Оно проявлялось в актах саботажа, невыходах на работу, стачках и забастовках. В 1944 г. 15 процентов рабочих 761 завода под различными предлогами регулярно не являлись на работу. На некоторых заводах число прогулов среди рабочих достигало 40 процентов. В 296 трудовых конфликтах, происшедших в этом году, приняли участие 10 тыс. человек {1217}.

Среди населения Японии все шире распространялись антивоенные настроения. В докладе департамента токийской полиции от 22 апреля указывалось: в столице «есть немало людей, которые считают, что исход войны предрешен», имеются также лица, которые «охвачены пораженческими [425] настроениями и хотят скорейшего окончания войны» {1218}. Как показывают данные американской комиссии по изучению стратегических бомбардировок, в июне число критически настроенных лиц в Японии составило 17 процентов ее населения (в декабре 1943 г. — 7 — 8 процентов) {1219}.

Хотя все руководители Коммунистической партии Японии и большинство ее членов в это время находились в тюрьмах и эмиграции, а деятельность КПЯ в национальном масштабе была крайне затруднена, в глубоком подполье продолжали действовать коммунистические группы, которые вели самоотверженную борьбу против милитаристского режима, за скорейшее окончание войны. Среди солдат японской армии проводилась пропагандистская работа Лигой освобождения японского народа, действовавшей на территории освобожденных районов Китая под руководством С. Носака.

Ухудшение военно-политического положения Японии привело к обострению политической борьбы между группировками в правящих кругах, еще более ослабило позиции кабинета Тодзио. На 84-й парламентской сессии, открывшейся 26 декабря 1943 г., глава правительства вынужден был признать ухудшение положения японских войск на Тихоокеанском театре и необходимость укрепления обороны метрополии. Парламент утвердил решение об усилении ПВО страны, рассредоточении промышленных предприятий и населения крупных городов. Была принята резолюция «О готовности сражаться до полной победы», призывавшая японский народ мобилизовать все силы для разгрома противника {1220}.

В связи с выпадением из фашистского блока Италии и резким ухудшением военно-политического положения Германии Тодзио стремился избавить свой кабинет от сильно скомпрометированных поклонников фашистской Германии и включить вместо них новых лиц, не менее тесно связанных с монополиями. В феврале в правительстве и командовании были произведены замены. Тодзио занял посты военного министра, министра вооружений и начальника генерального штаба. Военно-морской министр адмирал С. Симада стал одновременно начальником морского генерального штаба.

Однако в правящих кругах Японии начало преобладать мнение о необходимости замены самого Тодзио, с именем которого был связан союз с фашистской Германией, терпевшей теперь поражение. Бывшие японские премьер-министры (дзюсины), ставшие советниками императора, периодически собиравшиеся на совещания для обсуждения важнейших вопросов государственной политики, — Ф. Коноэ, К. Окада, К. Хиранума, Р. Вакацуки считали, что для наиболее эффективного руководства страной целесообразно создать кабинет «национального единства», где был бы представлен более широкий круг группировок правящей верхушки. В связи с начавшимся в мае наступлением японских войск в Китае вопрос о смене правительства был отложен, они ждали подходящего предлога для отставки кабинета Тодзио, которая стала вопросом ближайшего будущего.

Таким образом, экономика Японии и внутренняя политика ее правящих кругов вступили в полосу кризиса, тесно связанного с ослаблением фашистско-милитаристского блока в целом, особенно с поражениями Германии [426] и союзных с ней стран на советско-германском фронте. Многие японцы начали понимать, что после капитуляции рейха неизбежно потерпит поражение и Япония.

* * *

Таким образом, отчаянные попытки руководства фашистской Германии и милитаристской Японии путем все большей концентрации промышленного производства в руках крупных монополий, тотального переключения всего хозяйства на дальнейшее развертывание военной промышленности, усиления эксплуатации трудящихся своих стран, ограбления оккупированных и зависимых стран разрешить противоречия между уменьшающимися экономическими возможностями и растущими военными потребностями не дали желаемых результатов. Не хватало людских ресурсов для одновременного удовлетворения нужд экономики и вооруженных сил. Уменьшались резервы стратегического сырья. Все большие затруднения испытывали захватчики в использовании людских и материальных ресурсов оккупированных стран. Уровень производства основных материалов и сырья пошел на убыль в Японии с начала 1944 г., в Германии — со второго квартала этого года. Все это должно было повлечь за собой снижение выпуска вооружения и боевой техники, что в действительности и началось с лета 1944 г.

Несправедливые, захватнические цели войны со стороны государств оси, поражения, которые терпели агрессоры, особенно Германия, вызвали падение морального духа народов этих стран. В них все более нарастали антивоенные настроения, усиливалось сопротивление трудящихся мероприятиям нацистского и милитаристского режимов.

Расчеты руководителей стран фашистско-милитаристского блока укрепить военно-экономический потенциал, что являлось одной из важных целей оборонительной стратегии, не оправдались. Все более наглядно проявлялся авантюризм политики агрессивных государств, несоответствие военно-политических целей и возможностей для их достижения.

Оглавление. Крушение оборонительной стратегии фашистского блока

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.