Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Роль СССР в крушении оборонительной стратегии фашистского блока

Зимне-весенний период 1944 г. ознаменовался новыми успехами антигитлеровской коалиции. Государства и народы, боровшиеся против

фашизма, при решающей роли Советского Союза, его Вооруженных Сил сорвали военно-политические планы стран противоборствующей коалиции. Провалились расчеты Германии и Японии стратегической обороной стабилизировать фронты, выиграть время для того, чтобы восполнить и укрепить военно-экономический потенциал, накопить силы и в последующем перехватить инициативу ведения военных действий. Не оправдались их надежды и на раскол антигитлеровской коалиции. Полностью обнажился кризис оборонительной стратегии фашистско-милитаристского блока. Война, принесшая человечеству невиданные бедствия, неумолимо приближалась к границам тех государств, которые развязали ее.

Вооруженная борьба — главная сфера противоборства двух коалиций — характеризовалась на этом этапе войны на различных фронтах неодинаковыми размахом, напряженностью и результатами. На каждом из них военные действия имели свои особенности, которые определялись социально-политическими, экономическими, военно-стратегическими факторами и географическими условиями. В целом же на всех фронтах, за исключением японо-китайского, военные усилия стран антигитлеровской коалиции увенчались успехами.

Наибольшими размахом, напряженностью и военно-политическими результатами отличались военные действия на советско-германском фронте, где Советская Армия продолжала единоборство с самыми боеспособными силами фашистского блока. Стремясь прежде всего стабилизировать фронт на Востоке, верховное главное командование вермахта по-прежнему сосредоточивало там свои основные усилия. На 1 января 1944 г. на советско-германском фронте находилось 245 дивизий из 362 имевшихся в действующих армиях вермахта и сателлитов Германии, на 1 июня — 239,5 дивизии из 386, в том числе собственно германских соответственно 201 и 181,5 дивизии {1369}.

Место ушедшего на фронт тракториста заняла его сестра в Ставропольского края. Март 1944 г.
Место ушедшего на фронт тракториста заняла его сестра в Ставропольского края. Март 1944 г.

Наступательные операции Вооруженных Сил СССР против немецко-фашистских войск начались в конце, декабря 1943 г. без оперативной паузы после летне-осеннего наступления. Они развертывались в трудных условиях зимы и продолжались непрерывно более четырех с половиной месяцев. В наступлении участвовало свыше 65 армий, в том числе 6 танковых [465] и 11 воздушных, входивших в 11 фронтовых объединений, а также Краснознаменный Балтийский и Черноморский флоты и несколько флотилий. Советским воинам помогали громить врага партизаны и подпольщики. Наступательные действия велись на трех стратегических направлениях — северо-западном, западном и юго-западном, — на фронте протяженностью более 2,5 тыс. км, от Финского залива до Керченского полуострова. Вооруженные силы противника, противостоявшие на этих направлениях советским войскам, к началу операций насчитывали более 4 млн. человек личного состава, в сухопутных войсках было 220 дивизий, а в ходе сражений немецко-фашистское командование дополнительно перебросило на восточный фронт значительные силы из Германии и других стран Европы.

В зимне-весеннюю кампанию 1944 г. Советские Вооруженные Силы осуществили три крупные стратегические наступательные операции: под Ленинградом и Новгородом, на Правобережной Украине и в Крыму. Операции носили решительный характер. Они завершились разгромом крупных группировок врага и освобождением важных экономических районов. В каждой из них принимали участие от фронта и отдельной армии до 3 — 4 фронтовых объединений, от 3 до 11 — 21 общевойсковых армий, до 6 танковых (на Правобережной Украине), от 2 до 4 воздушных армий; 6 — 30 тыс. орудий и минометов, 1500 — 2000 танков и самоходно-артиллерийских установок, 1700 — 2600 боевых самолетов. Они развертывались на фронте от 600 до 1000 км и до 250 — 450 км в глубину. Разгрому подвергалось от одной армии до двух групп армий противника. Наиболее крупной по размаху и результатам была стратегическая операция, проводившаяся на Правобережной Украине. В ходе ее было осуществлено десять фронтовых операций и операций групп фронтов, объединенных общим замыслом.

В целом проведенные операции имели огромные политические, экономические и стратегические последствия, привели к дальнейшему изменению обстановки в пользу антифашистской коалиции. Мощным наступлением зимой и весной 1944 г. Вооруженные Силы СССР окончательно сорвали планы верховного главного командования вермахта стабилизировать восточный фронт на рубеже Днепра и удержать его вдали от границ Германии. В ожесточенных сражениях Советская Армия сокрушила оборону немецко-фашистских войск почти на всем протяжении восточного фронта, ее войска, преодолевая сопротивление захватчиков, продвинулись до 220 — 280 км на северо-западном и до 250 — 450 км на юго-западном стратегических направлениях. Они вышли к государственной границе с Польшей и Чехословакией, вступили в Румынию, перенеся боевые действия за пределы Советского Союза.

От оккупантов было освобождено 329 тыс. кв. км советской территории, на которой до войны проживало около 19 млн. человек. Родине были возвращены вся Правобережная Украина и Крым, значительная часть Белоруссии, Ленинградская область и ряд районов Калининской области. Советские войска вступили на территорию Молдавской и Эстонской ССР. С учетом ранее освобожденных областей и районов было очищено от врага почти три четверти оккупированной им советской земли. Близился день полного изгнания оккупантов из пределов СССР и восстановления его довоенной государственной границы.

Советские Вооруженные Силы заняли выгодное стратегическое положение для развертывания новых крупных наступательных операций. На северо-западном направлении после ударов по группе армий «Север» сложилась благоприятная обстановка для освобождения советской Прибалтики и Карелии, а также вывода из войны Финляндии. На западном направлении в результате охвата флангов оборонявшейся в Белоруссии [466] группы армий «Центр» создались выгодные условия для ее разгрома, полного освобождения Белорусской республики и выхода к границам Германии. На юго-западном направлении в результате рассечения и изоляции групп армий «Северная Украина» и «Южная Украина» открылась возможность развернуть наступление на Балканах. Улучшилась обстановка для Краснознаменного Балтийского и особенно для Черноморского флотов, что позволило им активнее содействовать наступлению сухопутных войск на приморских направлениях.

Боевые действия советских войск зимой и весной 1944 г. сыграли важную роль в разгроме германской военной машины — основной силы фашистского блока. Крупнейшие стратегические группировки противника, которые располагались на северо-западном и юго-западном направлениях, были разгромлены. Понесла большой урон и его группа армий «Центр». Всего было разгромлено 172 дивизии и 7 бригад, из них полностью уничтожены 30 дивизий и 6 бригад, а остальные потеряли 50 — 75 процентов своего боевого состава {1370}. Враг потерял свыше миллиона солдат и офицеров, 20 тыс. орудий и минометов, 4200 танков, 4200 штурмовых орудий и около 5 тыс. самолетов {1371}. Потери врага в людях и технике оказались столь большими, что к началу летней кампании он не смог их восполнить. Именно в результате огромных потерь немецко-фашистских войск на советско-германском фронте потерпели крушение замыслы нацистского руководства Германии накопить силы вермахта, чтобы изменить ход войны в свою пользу.

Зимне-весеннее наступление Советской Армии сорвало попытки фашистского военного командования укрепить оборону на Западе, обеспечило союзникам исключительно благоприятные условия для подготовки вторжения в Северо-Западную Францию и во многом предопределило успешное его осуществление. В то время этот неоспоримый исторический факт признавали многие политические и военные деятели, пресса западных стран. 18 апреля президент США и премьер-министр Англии писали главе Советского правительства: «Со времени Тегерана Ваши армии одержали ряд замечательных побед для общего дела». Они выразили уверенность в том, что Советская Армия и армии союзников, «действуя единодушно в соответствии с нашим тегеранским соглашением, сокрушат гитлеровцев» {1372}. 29 февраля газета «Нью-Йорк геральд трибюн» в передовой статье писала, что Советская Армия «расстраивает германскую стратегию послекурского периода, рассчитанную на сохранение людей и материалов для сокрушительного разгрома войск, которые вторгнутся с запада, и в то же время на сохранение своих позиций на советском фронте». 14 марта в передаче лондонского радио о продолжавшемся наступлении советских войск подчеркивалось, что американцы и англичане будут чрезвычайно благодарны их русским союзникам, когда, начав наступление на западе, они встретят германскую армию значительно ослабевшей под сокрушительными ударами Советской Армии.

Между тем в ряде трудов, изданных в капиталистических странах в послевоенное время, значение зимне-весеннего наступления Вооруженных Сил СССР для общего хода войны замалчивается или отрицается. Стремясь дискредитировать СССР как союзника, подорвать симпатии народных масс капиталистических стран к Стране Советов, буржуазные историки преднамеренно грубо извращают действия Советского государства накануне открытия союзниками второго фронта. Например, французский историк Ж. Мордаль клеветнически заявляет, что «Советы даже [467] не пошевелились», чтобы выполнить тегеранские соглашения и помочь высадке союзных войск во Франции {1373}. Дело доходит даже до таких абсурдных утверждений, как, например, в 29-м томе «Американской энциклопедии», будто бы «русские косвенно помогли Гитлеру тем, что никак не продемонстрировали своих намерений облегчить высадку союзников (в Нормандии. — Ред.)» {1374}. Такие вымыслы опровергаются даже высказываниями фашистских генералов. Одному из них — Б. Циммерману принадлежат слова о том, что, по мнению командования германских войск на Западе, «война с англичанами и американцами во Франции может быть проиграна и, вероятно, уже проигрывается на Восточном фронте, еще до высадки англо-саксонских армий на континент» {1375}. Гудериан в воспоминаниях писал: «Тяжелые кровопролитные зимние (1943/44 г. — Ред.) бои полностью приковали к себе внимание главного командования сухопутных войск. О подготовке сил для Запада, где весной союзные державы наверняка должны были высадить десант... не могло быть и речи» {1376}.

Неопровержимые факты свидетельствуют, что в этот период основные силы и средства сухопутных войск и авиации вермахта по-прежнему непрерывно поглощал восточный фронт. Сюда перебрасывались не только германские стратегические резервы, но и войска с других театров военных действий, в том числе и с Западно-Европейского, а также вновь формировавшиеся соединения. «Пожалуй, за всю войну еще не было большей опасности оголить в угоду обороны на восточном фронте все прочие театры военных действий, чем опасность, которая нависла в данный период» {1377}, — отмечалось в дневнике штаба германского верховного главного командования весной 1944г. За зимне-весеннюю кампанию для восстановления фронта на Востоке немецко-фашистское командование вынуждено было отправить сюда 40 дивизий и 4 бригады из Германии и других стран Западной Европы {1378}. Из-за недостатка сил и средств германским войскам не удалось выполнить намечавшиеся работы по инженерному оборудованию обороны на Западе, насытить ее артиллерией, особенно противотанковой, и танками. Не смогло ОКБ создать и централизованный резерв для действий на Западе, так как предназначенные для него соединения отправлялись на Восток. Следовательно, наступление Советской Армии сорвало планы главного верховного командования вермахта укрепить оборону на Западе, где ожидалось вторжение американо-английских войск на побережье Северо-Западной Франции. Тем самым Советская Армия облегчала союзникам подготовку и осуществление десантной операции.

Свой вклад в общее дело борьбы против войск фашистского блока внесли также вооруженные силы США, Великобритании и других стран антифашистской коалиции. В зимне-весенний период союзники вели наступление в Италии, Бирме и на Тихом океане против 41 дивизии и 1 бригады немецких и японских войск, общая численность которых не превышала 1,2 млн. человек.

В Италии 15-я группа армий союзников, наступая на фронте шириной около 140 км, сорвала замыслы немецко-фашистского командования удержать занимаемые оборонительные рубежи и вступила в начале июня в Рим. Союзные войска продвинулись на 120 км и разгромили 9 вражеских дивизий. Однако общий замысел — выйти на рубеж Пиза, Римини до начала операции «Оверлорд» — не был осуществлен. [468]

В Западной Европе военные действия союзников пока ограничивались воздушными бомбардировками территории Германии и ее сателлитов. Основные силы союзных по антифашистской коалиции западных стран готовились к предстоявшему вторжению на континент. В конце 1943 г. под влиянием побед Советской Армии в подготовке США и Англии к высадке своих войск в Западной Европе произошли радикальные изменения. Правящие круги этих стран увидели, что их политика умышленного затягивания открытия второго фронта может обернуться против их интересов, и приступили к действительной подготовке вторжения. Проведенная зимой и весной 1944 г. подготовка к высадке в Нормандии, сосредоточение для ее осуществления сил и средств, значительно превосходящих противника, также свидетельствовали о провале планов Германии затянуть войну.

На бирманском фронте союзники, действуя двумя-тремя дивизиями на каждом из четырех операционных направлений, нанесли поражение шести японским дивизиям и оттеснили войска противника с территории Восточной Индии. Обстановка на этом фронте изменилась в пользу союзных войск, возникли благоприятные условия для их последующего наступления и полного изгнания японских оккупантов с бирманской территории.

При проведении десантных операций на Маршалловых островах, в архипелаге Бисмарка и на острове Новая Гвинея союзные войска, флоты и авиация разгромили до четырех японских дивизий, морскую бригаду и несколько охранных отрядов. Они нанесли существенный урон японскому флоту, который за пять месяцев 1944 г. потерял 47 кораблей основных классов, 3625 самолетов морской авиации {1379}, уничтожили две вражеские пехотные дивизии во время их переброски к месту боев. В ходе операций в центральной и юго-западной частях Тихого океана союзные вооруженные силы ликвидировали передовую линию японской обороны, включавшую Маршалловы острова, архипелаг Бисмарка и восточную часть Новой Гвинеи, вклинились в главную оборонительную зону Японии и получили возможность развивать наступление на ее ключевые позиции. Союзники выиграли также борьбу на морских и океанских коммуникациях и прочно закрепили свое господство в воздухе. Главнокомандующий японским Объединенным флотом С. Тоёда в телеграмме командирам соединений и кораблей 4 мая признал: «Война подходит вплотную к линиям, жизненно важным для нашей национальной обороны» {1380}.

В наступательных операциях, проведенных на различных театрах военных действий зимой и весной 1944 г., союзники разгромили в общей сложности 15 дивизий, 1 бригаду, несколько охранных отрядов и нанесли потери еще 6 дивизиям немецко-фашистских и японских войск.

Вместе с вооруженными силами США и Англии существенный вклад в эти победы внесли соединения и части других стран — участниц антигитлеровской коалиции. В числе 25 дивизий, входивших в мае 1944г. в состав 15-й группы армий, в наступлении в Италии участвовали 3 индийские, 2 канадские, 2 польские, 2 марокканские, французская, алжирская, новозеландская и южноафриканская. Из участвовавших в боях с японскими войсками в Бирме 16 дивизий было 6 китайских, 8 индийских и западноафриканская. Австралийские и новозеландские соединения и части действовали под американским командованием в операциях на Тихом океане.

В Китае инициатива в боевых действиях принадлежала японскому командованию, которое, имея в своем распоряжении 26 дивизий и 11 бригад, [469] начало весной успешное наступление против войск Чан Кай-ши. Япония продолжала держать на границах с СССР Квантунскую армию — пятую часть своих сухопутных войск, вынуждая Советский Союз иметь на Дальнем Востоке значительное количество сухопутных войск, авиации и военно-морских сил.

Таким образом, хотя военные действия велись на нескольких театрах, основные сражения на этом этапе войны, как и прежде, происходили на советско-германском фронте, где Советская Армия успешно продолжала единоборство с войсками Германии и ее европейских союзников. Здесь были проведены самые значительные операции не только по размаху, количеству участвовавших в них войск, но и по результатам вооруженной борьбы, ее политическим последствиям.

Оценка событий Великой Отечественной войны, в том числе и зимне-весеннего наступления 1944г., была и продолжает оставаться в современных условиях одним из острых участков идеологической борьбы. Советская историография дает объективную и целостную характеристику военных событий зимы и весны 1944 г. Часть буржуазных ученых также в основном объективно оценивают роль и место СССР и союзных с ним государств в борьбе с фашизмом. Однако в странах Запада немало и таких историков, мемуаристов и публицистов, которые принижают, а то и вовсе замалчивают вклад СССР в срыв оборонительных планов гитлеровской Германии, умаляют героический подвиг советских людей в решении этой важной задачи.

Касаясь данного этапа вооруженной борьбы, одни буржуазные авторы отводят главную роль в срыве оборонительной стратегии фашистского блока боевым действиям англо-американских войск на итальянском фронте, в Бирме и в бассейне Тихого океана, другие вообще сбрасывают со счетов зимне-весеннее наступление на советско-германском фронте, считая, что действия союзного военно-морского флота и стратегических ВВС США и Англии явились «решающим фактором» победы над фашизмом. В подобных суждениях нет ничего нового, они отражают общие тенденции реакционной буржуазной историографии.

Исходным положением для фальсификации событий зимы и весны 1944 г. служит распространенная на Западе концепция «равного вклада» всех воюющих стран в разгром Германии. Так, Г. Макмиллан, один из лидеров консервативной партии и премьер-министр Великобритании в 1957 — 1963гг., находившийся в 1944г. при штабе командования на Средиземноморском театре, утверждает, что «война в Италии принимала размеры второго фронта» {1381}. Ему вторит американский историк Э. Зимке, утверждая вопреки фактам, что еще «задолго до вторжения в Нормандию... стратегический вклад западных держав и Советского Союза был приблизительно одинаковым» {1382}. Путем различного рода бездоказательных расчетов буржуазные историки пытаются обосновать тезис о том, что якобы с конца 1943 г. шла «перекачка» германских дивизий на Запад, что численность вермахта на западном и восточном фронтах в 1944 г. была примерно равной {1383}.

В искаженном свете преподносят военные события зимне-весеннего периода 1944 г. авторы изданных в США «Военно-исторической энциклопедии» и «Иллюстрированной энциклопедии второй мировой войны» {1384}. Тенденциозным, необъективным освещением они преднамеренно принижают [470] значение решающих операций Советской Армии и, наоборот, преувеличивают роль боевых действий американо-английских вооруженных сил. Подробно описывая действия союзных войск в Италии и Атлантике, воздушные бомбардировки Германии союзной авиацией, они лишь упоминают о некоторых операциях Советской Армии, не говоря ни о решительном характере и большом размахе их, ни о их результатах и значении для хода войны в целом. Если авторы и говорят об успехах Вооруженных Сил СССР, то объясняют их помощью союзников в снабжении, а поражения немецко-фашистских войск — главным образом ошибками Гитлера в руководстве вооруженной борьбой. Еще дальше в тенденциозных оценках событий зимы и весны 1944 г. зашел английский историк Ч. Уилмот, который, не считаясь с действительностью, стремится внушить читателю мысль о том, будто «русское наступление стало возможным благодаря бомбардировке Германии союзниками, ленд-лизу, непрерывным действиям в районе Средиземноморья и неминуемой угрозе вторжения на Западе...» {1385}.

Неоспоримые факты говорят о том, что в зимне-весенний период 1944 г. Советская Армия продолжала нести на себе основную тяжесть войны против главных сил фашистского блока. Ее победы под Ленинградом и Новгородом, на Правобережной Украине и в Крыму имели огромное политическое, экономическое и стратегическое значение для хода войны, сыграли решающую роль в срыве планов руководителей фашистского блока затянуть войну и повернуть ее ход в свою пользу.

Оглавление. Крушение оборонительной стратегии фашистского блока

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.