Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Развитие военного искусства основных воюющих государств во второй мировой

Рост вооруженных сил воюющих коалиций, который происходил с первых лет войны, продолжался и в первой половине 1944 г. Только в основных государствах коалиций их численность за эти полгода возросла на 2,2 млн. человек {1386}. Увеличивалось количество вооружения и боевой техники в армиях и на флотах, а также расходы средств боевого и материального обеспечения, продолжалось усовершенствование средств борьбы. Изыскивались новые организационные формы видов вооруженных сил и родов войск, наилучшим образом отвечавшие задачам ведения военных действий с учетом изменений их характера и экономических возможностей государств.

Вооруженные Силы СССР, опираясь на неуклонно укрепляющуюся и расширяющуюся экономическую базу и морально-политическое единство советского общества, продолжали наращивать свою мощь. Численность личного состава Советской Армии и Военно-Морского Флота без внутренних военных округов с 1 января до 1 июня 1944 г. возросла более чем на полмиллиона человек и достигла 9069 тыс. Состав действующей армии увеличился, как видно из таблицы 19, на 283 тыс. солдат, матросов и офицеров. Увеличилась также численность войск, находившихся в резерве Ставки Верховного Главнокомандования. На 1 июня в них насчитывалось 645 тыс. человек.

Самым многочисленным видом Вооруженных Сил в действующей армии оставались Сухопутные войска. Доля боевых войск в них в течение всего полугодия поддерживалась на высоком уровне (около 70 процентов). Несколько уменьшился удельный вес личного состава в войсках боевого обеспечения (с 12,2 до 11,8 процента), ввиду того что на вооружение армии [471] поступили новые инженерные машины и средства связи. Увеличилось количество личного состава тыловых частей, в основном за счет железнодорожных, автомобильных и дорожных войск. Их удельный вес в Сухопутных войсках поднялся с 7,6 до 8,4 процента, что было обусловлено возросшей протяженностью сухопутных коммуникаций и необходимостью более быстрого восстановления их в ходе наступления Советской Армии. Численность личного состава в запасных частях, в офицерском резерве, а также на различных курсах фронтового и армейского подчинения поддерживалась примерно на одном уровне (около девяти процентов), который в основном обеспечивал своевременное пополнение действовавших соединений.

Таблица 19. Изменение численности личного состава действующей армии СССР с января по май 1944 г. (в тыс. чел.) {1387}

1 HHBapf

1944 г.

1 июня

1944 г.

Состав действующей армии

в абсолютных цифрах {*1}

в процентах.

в абсолютных цифрах {*1}

в процентах

Действующая армия

6354

100

6637

100

В том числе:

Сухопутные войска

5507

86,7

5745

86,6

Военно-Воздушные Силы

388

6,1

369

5,5

Военно-Морской Флот

252

4,0

265

4,0

Войска ПВО страны

207

3,2

258

3,9

{*1} Абсолютные цифры даны с округлением.

Некоторое уменьшение численности личного состава Военно-Воздушных Сил действующей армии произошло за счет сокращения частей боевого обеспечения и обслуживания. Расширение масштабов и повышение активности военных действий на морских театрах привели к росту численности матросов и офицеров действующих военно-морских флотов. С продвижением Советской Армии на запад становилось все больше объектов, которые необходимо было прикрывать с воздуха, в связи с чем потребовалось увеличить Войска ПВО страны.

Благодаря успехам, достигнутым советским народом под руководством Коммунистической партии в области производства вооружения и боевой техники, повышалась техническая оснащенность Советских Вооруженных Сил, о чем свидетельствуют данные таблицы 20.

Увеличение в стрелковых войсках автоматического оружия повышало их огневую мощь. Появление новых, более мощных минометов и орудий полевой артиллерии (160-мм минометов, 152-мм гаубиц, 100-мм противотанковых пушек), снарядов улучшенной кучности для реактивной артиллерии, рост количества орудий среднего и крупного калибров в войсках существенно увеличивали возможности артиллерии в обеспечении прорыва вражеской обороны и при сопровождении наступавших войск в глубине. Все возраставшее поступление средних танков (Т-34 с 85-мм пушкой), новых тяжелых танков ИС-2, а также самоходно-артиллерийских установок ИСУ-122 и ИСУ-152 увеличило ударную силу танковых войск и обеспечивало развитие операций в высоких темпах и на большую глубину.

В Военно-Воздушных Силах действующей армии с января по май 1944 г. число боевых самолетов возросло почти на 2,7 тыс. При этом [472] удельный вес самолетов старых типов снизился с 13,7 до 3,1 процента.

Таблица 20. Количественное и качественное изменение вооружения и боевой техники в действующей армии СССР {1388}

Виды оружия и боевой техники

Количество оружия и боевой техники

1. 6 1944 г. в процентах к 1. 1 1944 г.

на 1.1. 1944 г.

на 1.6 1944 г.

Винтовки и карабины, тыс. шт.

2871,5

2874,2

100,1

Автоматы, тыс. шт.

963,1

1048,4

108,8

Пулеметы, тыс. шт. {*1}

173,4

175,3

101,1

Минометы, тыс. шт.

49,1

47,1

95,9

В том числе 82-мм и выше

38,6

37,9

98,2

Орудия полевые, тыс. шт. {*2}

44,3

44,3

100,0

В том числе 76-Мм и выше

30,2

31,8

105,3

Орудия зенитные, тыс. шт.

12,0

15,2

126,6

В том числе среднего калибра

5,2

6,6

126,9

Танки, тыс. шт.

4,4

5,1

115,9

В том числе тяжелые и средние

2,9

4,0

137,9

Самоходные установки, тыс. шт.

0,8

2,0

250,0

В том числе тяжелые и средние

0,4

0,5

125,0

Боевые самолеты, тыс. шт.

10,2

12,9

126,5

В том числе новых типов

8,8

12,5

142,0

Боевые корабли основных классов, ед.

115

105

91,3

В том числе подводные лодки

79

68

86,1

{*1} С учетом зенитных пулеметов.

{*2} Без учета орудий береговой артиллерии ВМФ.

Увеличение парка боевых машин шло в основном за счет поступления истребителей и штурмовиков, которые к лету 1944 г. составили свыше двух третей его {1389}. Более широко для управления авиацией стали применяться радио- и радиолокационные средства.

Военно-Морской Флот пополнился силами и средствами противолодочной обороны, торпедными катерами и тральщиками. Надводные корабли основных классов и подводные лодки вступали в строй в небольшом количестве. Авиация флота возросла и количественно, и качественно. Флот еще в больших масштабах, чем в 1943 г., получал новые типы торпед, минных тралов, а также гидроакустические станции и радиолокационную аппаратуру, обеспечивавшие более эффективное использование его сил и оружия.

В Войсках ПВО страны увеличилось количество и повысилось качество истребительной авиации и зенитной артиллерии. Число истребителей возросло на 465 машин, а зенитных орудий — на 2308 единиц. На вооружение в войска стало поступать больше новых типов самолетов-перехватчиков и зенитных орудий среднего калибра (особенно модернизированных 85-мм). Удельный вес первых возрос с 79 до 98 процентов, а вторых — с 57 до 60 {1390}. Поступала также новая техника управления, радиолокационные станции обнаружения и наведения П-2М и приборы управления огнем ПУАЗО-4.

Восстановление железнодорожных путей на станции Винница
Восстановление железнодорожных путей на станции Винница

Огромные возможности социалистической экономики позволили поставлять вооружение и боевую технику во все возрастающем количестве и не только успешно решить задачу восполнения их потерь в ходе непрерывного [470] наступления и оснащения ими новых формирований, но и одновременно увеличивать оснащенность всей действующей армии.

Рост производства оружия, боевой техники и средств управления, улучшение их качества способствовали повышению мощи всех видов Вооруженных Сил, их боевых возможностей, что позволяло советскому командованию в короткие сроки сосредоточивать мощные группировки войск на направлениях, избранных для наступления, организовывать и проводить наступательные операции в высоких темпах на большую глубину и добиваться решительных целей.

Организационная структура Советской Армии и Флота, выработанная к началу 1944 г. на опыте двух с половиной лет войны, не претерпела существенных изменений. Стрелковые войска располагали достаточным количеством соединений, вполне обеспечивавшим ведение стратегического наступления на широком фронте. В январе — мае в составе действующих фронтов произошло даже некоторое сокращение количества дивизий (с 436 до 433) и особенно стрелковых бригад (с 32 до 13) {1391}. Пополнение войск происходило не за счет новых формирований, как это было в первые месяцы войны, а за счет маршевых рот и батальонов из запасных частей, которые вливались в состав имевшихся соединений, выводимых на доукомплектование. Штатно-организационная структура стрелковых дивизий не изменилась. В апреле 1944 г. 12 стрелковых дивизий впервые получили в свой состав по отдельному самоходно-артиллерийскому дивизиону (13 СУ-76). Опыт их боевого использования показал, что они повысили ударную силу дивизий, способствовали улучшению взаимодействия пехоты и артиллерии, подтвердилась целесообразность ввести их в штаты всех стрелковых дивизий. Завершился переход к корпусной организации. Началось формирование корпусных артиллерийских бригад (20 пушек калибра 100 мм и 20 гаубиц калибра 152 мм в каждой). Корпусные артиллерийские бригады являлись сильным огневым средством разрушения долговременной обороны противника и сопровождения войск в наступлении.

По-прежнему шло увеличение количества артиллерийских соединений РВГК и усиление артиллерии, имевшейся в распоряжении командующего армией. Зимой 1944 г. были дополнительно сформированы четыре истребительно-противотанковые бригады РВГК, началось формирование минометных бригад по 48 минометов калибра 160 мм в каждой. В мае — июне в общевойсковых армиях на базе армейских полков были сформированы пушечные артиллерийские бригады (по 36 пушек калибра 122 мм или пушек-гаубиц калибра 152 мм). Усиливались части воздушной и инструментальной артиллерийской разведки. В феврале — мае отдельные корректировочные авиаэскадрильи были сведены в 13 отдельных корректировочно-разведывательных авиационных полков. Во всех артиллерийских дивизиях были сформированы авторемонтные базы, что облегчило ремонт автотранспорта, средств тяги и обеспечило их мобильность.

В бронетанковых войсках также происходили организационные изменения с целью увеличения ударной силы, маневренности и самостоятельности действий объединений и соединений. В начале 1944 г. была сформирована шестая по счету танковая армия. В каждой из них количество танков по штату уменьшилось с 648 — 654 до 620, но одновременно вводилось 189 самоходно-артиллерийских установок. В танковых и механизированных корпусах продолжалась замена истребительно-противотанковых артиллерийских полков и отдельных дивизионов на механической тяге полками самоходно-артиллерийских установок.

Для более эффективного обеспечения прорыва обороны противника и повышения темпов наступления в инженерных войсках РВГК создавались [474] мобильные соединения — моторизованные инженерные бригады, которые придавались фронтам, и моторизованные штурмовые инженерно-саперные бригады для усиления фронтов, действующих на главных направлениях. Были сформированы также армейские инженерные бригады.

В Военно-Воздушных Силах продолжалось формирование авиационных корпусов резерва Верховного Главнокомандования. На 1 апреля их насчитывалось 28 {1392}. Одновременно шло их переформирование из смешанных в истребительные, штурмовые и бомбардировочные, что создавало благоприятные условия для широкого маневра силами авиации, массированного ее применения на важнейших направлениях, позволяло успешнее осуществлять аэродромное и материально-техническое обеспечение боевой деятельности авиации. В целях более надежного прикрытия аэродромов ГКО принял решение о сформировании в составе ВВС к августу 1944 г. 20 аэродромных полков ПВО, имевших на вооружении по 12 орудий калибра 37 мм и 20 крупнокалиберных пулеметов.

В Военно-Морском Флоте создавались новые соединения и части, предназначенные для действий на морских коммуникациях противника, для борьбы с его подводными лодками и траления мин. Бригада речных кораблей КБФ была сформирована на Чудском озере.

В Войсках противовоздушной обороны страны для организации ПВО на освобождаемой территории формировались новые соединения. Корпусные и дивизионные районы ПВО были переименованы соответственно в корпуса и дивизии ПВО.

Большое внимание уделялось повышению боевого мастерства, дальнейшему укреплению морального духа советских войск. Совершенствовались организация, формы и методы боевой и политической подготовки личного состава. Обобщался и становился достоянием всех воинов опыт прошедших операций. В войсках проводились командно-штабные учения и занятия на местности в условиях, максимально приближенных к боевым. Повышалось искусство оперативно-тактического руководства войсками. Партийно-политическая работа направлялась на воспитание советского патриотизма и пролетарского интернационализма, глубокое понимание воинами целей, содержания и особенностей завершающего периода войны и строилась в неразрывной связи с боевыми задачами частей и соединений. Пропаганда боевых традиций и массового героизма воспитывала у личного состава мужество и постоянную готовность к подвигу. Жизненность и непобедимость коммунистического мировоззрения, идейная стойкость и убежденность воинов наращивали высокий наступательный порыв советских войск.

На территории СССР продолжалось формирование иностранных воинских частей, соединений и объединений. Им предстояло вместе с Советской Армией участвовать в освобождении своих стран и победоносном завершении разгрома немецко-фашистской военной машины. Общая численность иностранных формирований, создаваемых с помощью Советского Союза, с 43,9 тыс. человек в начале 1944 г. к июню увеличилась до 103,6 тыс. {1393}.

В целом мероприятия Коммунистической партии и Советского правительства по дальнейшему укреплению морально-боевых качеств воинов, совершенствованию организационной структуры и техническому оснащению армии и флота, проведенные в первой половине 1944 г., обеспечили дальнейшее повышение их боевой мощи. Благодаря все возраставшему экономическому могуществу СССР в действующей армии не только успешно восполнялись боевые потери, но и происходило наращивание [475] ударной силы, увеличение количества вооружения и боевой техники. Это обеспечило еще большее превосходство Советских Вооруженных Сил над противником.

Вооруженные силы США строились с учетом боевого опыта и оценки перспектив хода войны, особенно в Западной Европе, в связи с предстоявшим открытием второго фронта. Американское командование стремилось создать армию и флот, способные успешно вести военные действия против Германии и Японии, а также влиять на решение послевоенных проблем.

Численность личного состава вооруженных сил США с января по май 1944 г. возросла на 1096,3 тыс. человек и к 1 июня составила 11536,7 тыс. Сухопутные войска увеличились на 429,7 тыс. человек, военно-морской флот — на 668,2 тыс., а численность личного состава армейской авиации несколько уменьшилась.

Большая часть вооруженных сил США по-прежнему находилась на своей территории. На 1 июня 1944 г. за пределами страны было только 46,2 процента сил американской армии. При этом наиболее крупная ее группировка (свыше 1,5 млн. человек) была сосредоточена на Британских островах для вторжения во Францию. На Средиземноморском театре находилось 723 тыс. человек, на Тихоокеанском — 980 тыс., в Китае, Индии и Бирме — 143 тыс. Кроме того, американские войска размещались на Среднем и Ближнем Востоке, в Африке, на островах Карибского моря, где их присутствие диктовалось не военной необходимостью, а главным образом экспансионистскими устремлениями США. Больше половины личного состава американского военно-морского флота (около 52 процентов) также оставалось в Соединенных Штатах. Почти три четверти его кораблей основных классов, особенно новых, были развернуты на Тихом океане, остальные — в Атлантике {1394}.

Особенностью американских вооруженных сил являлся большой удельный вес войск обслуживания. Ввиду того что театры, на которых действовали армия и флот США, находились на огромном расстоянии от их собственной территории, на организацию обслуживания перевозок войск, техники и других грузов к месту боевых действий в сухопутных войсках и авиации приходилось 36,5 процента, а в ВМФ — 50 процентов общей численности личного состава.

В сухопутных войсках наиболее многочисленным родом являлась пехота (примерно 60 процентов их личного состава). Большой удельный вес занимали артиллерия (свыше 20 процентов) и бронетанковые войска (около 13 процентов). Количество соединений в американской армии не увеличилось. К лету 1944 г. насчитывалось 89 дивизий: 66 пехотных, 16 бронетанковых, 1 легкопехотная, 1 кавалерийская и 5 воздушно-десантных {1395}. В конце 1943 — начале 1944 г. в пехотных и бронетанковых дивизиях произошли штатные изменения. В пехотной дивизии численность личного состава сократилась с 15,5 тыс. до 14,3 тыс. человек. Количество пулеметов увеличилось с 280 до 393 единиц, а полевых орудий уменьшилось с 72 до 66. Вместо 109 противотанковых орудий калибра 37 мм в нее было включено 57 орудий калибра 57 мм и 557 противотанковых реактивных ружей. Автомашин осталось свыше 2 тыс. В бронетанковой дивизии были окончательно ликвидированы полковые звенья. Вместо них создавались [476] три штаба, так называемые боевые командования, которые на период боя возглавляли временные тактические группы непостоянного состава, создаваемые из оставшихся в дивизии отдельных трех танковых и трех моторизованных батальонов. Дивизия после реорганизации имела 10,9 тыс. человек, 263 танка, то есть на 3,7 тыс. солдат и офицеров, 127 танков меньше, чем было. Самоходные (126 единиц), штурмовые (42 установки) и на механической тяге (68 пушек) орудия ПТО были заменены 609 более эффективными реактивными противотанковыми ружьями, установленными на легкие грузовые машины повышенной проходимости {1396}. Бронетанковая дивизия, хотя и уступала в ударной силе прежней, стала более маневренной.

Продолжалось формирование отдельных частей усиления: количество артиллерийских дивизионов возросло с 231 до 315, инженерных батальонов — со 166 до 212. В связи с поступлением в войска усовершенствованных реактивных противотанковых ружей количество батальонов штурмовых орудий уменьшилось со 101 до 78. Уменьшилось также число дивизионов зенитной артиллерии — с 577 до 479 {1397}.

В военно-воздушных силах армии формировались новые части и соединения, особенно в стратегической авиации. Число боевых самолетов за первое полугодие увеличилось на 9758 {1398}. На вооружение авиации поступали более совершенные машины — сверхтяжелые и тяжелые стратегические бомбардировщики, средние, легкие бомбардировщики, а также истребители, предназначавшиеся для сопровождения бомбардировщиков при дальних полетах и для противовоздушной обороны.

В военно-морском флоте США в связи с предстоявшим вторжением в Западную Европу, а также развертыванием десантных операций на Тихом океане и связанным с этим увеличением масштабов морских перевозок дополнительно формировались части и соединения надводных кораблей (боевых, десантных и транспортных), подводных лодок и морской авиации. Вошло в строй 127 боевых кораблей основных классов, в том числе 2 линейных корабля, 3 тяжелых и 29 эскортных авианосцев, 1 линейный и 4 легких крейсера, 47 эсминцев, 41 подводная лодка {1399}. В первой половине 1944 г. по сравнению со вторым полугодием предыдущего года количество десантных судов во флоте увеличилось на 31 процент. Значительно возрос самолетный парк морской авиации.

Численность личного состава вооруженных сил Англии с января по май 1944 г. увеличилась на 65 тыс. человек, в том числе сухопутных войск — на 40 тыс., военно-воздушных сил — на 3 тыс., военно-морских сил — на 22 тыс., достигнув соответственно 2,7 млн., 1 млн., 780 тыс. — в общей сложности 4,5 млн. человек {1400}.

Несмотря на готовившуюся высадку с Британских островов во Францию, почти половина английских вооруженных сил находилась вне метрополии. Соотношение боевых войск, войск обслуживания и обеспечения было почти таким же, как и в вооруженных силах США.

Огневая мощь артиллерии повысилась за счет увеличения примерно на 1800 артиллерийских орудий. Танковый парк пополнился 1 тыс. машин в основном за счет новых быстроходных средних, а также тяжелых танков, значительно увеличивших ударную силу бронетанковых войск {1401}. [477]

В ВВС количество боевых машин увеличилось с 7,5 тыс. на 1 января 1944 г. до 8,3 тыс. на 1 июня {1402}. На вооружение поступили новые, более скоростные истребители и бомбардировщики. Военно-морские силы получили 28 кораблей основных классов (6 авианосцев, 5 эскадренных миноносцев и 17 подводных лодок) {1403}. Увеличилось количество боевых кораблей других классов и особенно десантных судов.

Великобритания в больших масштабах использовала вооруженные силы своих доминионов и колоний. Их численность увеличилась с 4,1 млн. человек в начале года до 4,2 млн. человек на 1 июня 1944 г. На вооружении они имели 5 тыс. самолетов и 800 боевых кораблей различных классов {1404}. Совместно с английскими вооруженными силами действовали войска Бельгии, Дании, Норвегии, Польши и других стран, численность которых в конце мая 1944 г. составила 316, 6 тыс. человек {1405}.

Вооруженные силы Сражающейся Франции, состоявшие из собственно французских, алжирских, марокканских, сенегальских формирований, в начале 1944 г. достигли численности 450 тыс. человек. Военно-морской флот с осени 1943 г. до мая 1944 г. вырос с 80 до 240 боевых кораблей различных классов, которые поступали от союзников {1406}.

Таким образом, в первом полугодии 1944 г. продолжались рост численности и техническое переоснащение вооруженных сил антигитлеровской коалиции. В связи с этим увеличились их возможности для развертывания более решительных наступательных операций с целью разгрома общего врага.

На состоянии вооруженных сил стран фашистско-милитаристского блока все больше сказывались ухудшение обстановки на фронтах и увеличившиеся экономические трудности.

Вооруженные силы фашистской Германии, несмотря на тотальную мобилизацию и призыв в них людей, ограниченно годных к военной службе по состоянию здоровья и возрасту (до 60 лет включительно), уменьшились на 165 тыс. человек, о чем свидетельствует таблица 21. Численность действующей армии вопреки приказам ОКБ, требовавшим во что бы то ни стало увеличить ее, сократилась на 460 тыс. человек ввиду значительных потерь, понесенных прежде всего на советско-германском фронте. Увеличилась лишь численность личного состава военно-морского флота.

Кроме того, качественные показатели личного состава как вермахта в целом, так и действовавших сухопутных войск, ВВС и ВМФ ухудшились из-за пополнения их слабо подготовленными и малоопытными командирами и солдатами: для обучения и приобретения опыта не хватало времени. Ускоренная подготовка оказалась слабой. В ВВС, например, это явилось причиной значительного количества аварий. В феврале от них германская авиация потеряла свыше 1300 самолетов и 408 человек летного состава {1407}, то есть половина машин, производимых в среднем за месяц, терялась не в боях, а в результате аварий и катастроф.

В связи с продолжавшимся до лета 1944 г. ростом военного производства еще увеличивалось поступление в войска и на флот нового вооружения и техники, что поднимало их боевые возможности. В пехотных частях росло количество пулеметов образца 1943 г. с повышенной прицельной [478] дальностью, противотанковых гранатометов с кумулятивными снарядами «панцерфауст», «офенрор» и «панцершрек». Это способствовало повышению устойчивости войск в обороне, прежде всего в противотанковом отношении. В танковых частях и соединениях увеличивалось число средних, тяжелых и сверхтяжелых танков, штурмовых и самоходных орудий. Возрастало также число орудий полевой и особенно противотанковой артиллерии калибра 75 мм и выше.

Таблица 21.  Изменение численности личного состава вооруженных сил фашистской Германии с января по май 1944 г. (в тыс. чел.) {1408}

Виды вооруженных сил

1 января 1944 г.

1 июня 1944 г.

в абсолютных цифрах

в процентах к вооруженным силам

в абсолютных цифрах

в процентах к вооруженным силам

Сухопутные войска

7255,0

69,7

6850,0

66,8

Военно-воздушные силы

2000,0

19,2

2120,0

20,7

Военно-морской флот

710,0

6,8

780,0

7,6

Войска СС

450,0

4,3

500,0

4,9

Всего в вооруженных силах

10415,0

100

10250,0

100

В том числе в действующей армии

7607,0

73,0

7147,0

69,7

Из них:

 

сухопутные войска

5100,0

49,0

4800,0

46,8

военно-воздушные силы

1612,0

15,5

1445,0

14,1

военно-морской флот

572,0

5,5

600,0

5,9

войска СС

323,0

3,0

302,0

2,9

На вооружение военно-воздушных сил стало поступать больше истребителей. К 1944 г. они составляли 43,6 процента всего самолетного парка, насчитывавшего 5585 боевых самолетов (бомбардировщики — 39,1 процента, разведчики и прочие — 17,3) {1409}. В первой половине этого года удельный вес истребительной авиации в ВВС продолжал увеличиваться. В начале 1944 г. претерпела реорганизацию противовоздушная оборона территории Германии. На основе авиационной группы «Митте» был создан военно-воздушный флот «Рейх», в состав которого к имевшимся двум авиационным корпусам были добавлены еще два. Число истребителей в нем увеличилось до 1179 {1410}. На одну треть возросло и количество зенитных орудий калибра от 75 до 128 мм.

В военно-морской флот начали поступать подводные лодки с улучшенными тактико-техническими характеристиками, однако количество подводных лодок, полученных флотом в первой половине 1944г., уменьшилось по сравнению с предшествовавшим полугодием. Вооружение и снаряжение подводных лодок обновилось за счет самонаводящихся акустических торпед, приборов управления торпедными стрельбами, средств радиосвязи и радиолокации.

Некоторые изменения произошли в организационной структуре сухопутных войск. Помимо восстановления разгромленных и уничтоженных [479] на советско-германском фронте дивизий было сформировано восемь новых пехотных и одна танковая дивизии. Для усиления танковых дивизий (всего их в вермахте стало 33) в противотанковом отношении в их штаты в конце 1943 — начале 1944 г. были введены танкоистребительиые дивизионы самоходных орудий. В результате в каждой дивизии количество бронетанковой техники увеличилось на 36 единиц. Кроме того, дополнительно было создано 12 отдельных танковых батальонов и дивизионов штурмовых орудий. В целом германское командование, учитывая изменившиеся условия войны, совершенствовало оружие и боевую технику, улучшало организацию войск, с тем чтобы повысить их боеспособность, главным образом в обороне.

В организации и оснащении вооруженных сил государств — европейских союзников фашистской Германии существенных изменений не произошло. Численность личного состава финской армии увеличилась на 8 тыс. человек и к лету достигла 438 тыс. В ней имелось 15 дивизий, в том числе 1 бронетанковая, и 9 бригад. На вооружении было 3700 орудий и минометов, 100 танков, 384 самолета. Вооруженные силы Венгрии после оккупации страны немецко-фашистскими войсками по требованию Германии были увеличены. Их численность возросла с 537 тыс. человек в конце 1943 г. до 700 тыс. в середине 1944г. Количество венгерских войск на советско-германском фронте за это время увеличилось со 113 тыс. человек до 373 тыс. {1411}.

Общая численность вооруженных сил Румынии сократилась с 1 105 тыс. на 1 января до 972 тыс. на 20 августа 1944 г., однако количество ее соединений, действовавших на советско-германском фронте, возросло за то же время с 12 дивизий до 22 дивизий и 6 бригад (с 236 тыс. человек до 500 тыс.) {1412}. Вооруженные силы Болгарии к середине 1944 г. насчитывали 571 тыс. человек. В сухопутных войсках имелись 23 пехотные и 1 кавалерийская дивизии, 2 танковые и 2 кавалерийские бригады.

Японские вооруженные силы за первые пять месяцев 1944 г. увеличились почти на 650 тыс. человек (сухопутные войска — на 417 тыс. и ВМС — более чем на 232 тыс.) и к 1 июня насчитывали около 4,5 млн. человек, из них 3,5 млн. было в сухопутных войсках {1413}. В действующей армии постоянно находилось около 60 процентов личного состава вооруженных сил. До 65 процентов ее составляли боевые войска, 12 — войска обслуживания и 23 — тыла. Самыми многочисленными были сухопутные войска, в которых свыше 75 процентов личного состава составляли пехотинцы, 9 — танкисты и 16 — артиллеристы. Наиболее значительным организационным изменениям подверглись пехотные соединения. Чтобы увеличить маневренность и ударную силу пехотной дивизии, в нее вместо двух пехотных бригад вводились три пехотных полка, батальон легких танков (24 машины) и батальон минометов калибра 81 мм. Был упразднен кавалерийский полк, артиллерийский полк оставлен в прежнем составе, но один дивизион 75-мм орудий заменялся дивизионом 150-мм гаубиц (16 орудий). Численность личного состава дивизии уменьшалась на 5800 человек, в ней оставалось 14800 солдат и офицеров. Рост сухопутных войск и сокращение штатной численности дивизий позволили японскому командованию дополнительно сформировать значительное количество пехотных дивизий и отдельных бригад. Мощь военно-морского флота [480] уменьшилась в связи с тем, что 47 кораблей основных классов были потеряны и лишь 23 спущены на воду. В строю оставалось по-прежнему 9 линкоров, количество авианосцев увеличилось с 13 до 14, но число крейсеров сократилось с 31 до 26, эсминцев — с 78 до 68, подводных лодок — с 72 до 62 {1414}. В авиации флота стало на 607 самолетов больше. Однако снижение их качества и ослабление боевой подготовки летного состава сводили на нет рост самолетного парка {1415}.

Таким образом, в зимне-весенний период 1944 г. продолжался процесс возрастания превосходства вооруженных сил государств антифашистской коалиции над агрессорами. Несмотря на то что Советская Армия с лета 1943 г. непрерывно вела огромное по размаху наступление, она смогла не только восполнять боевые потери, но и увеличивать общую численность личного состава, обеспечивать количественный рост и качественное совершенствование вооружения. В английской и американской армиях продолжался рост численности войск, оснащения их оружием, боевой техникой и другими военно-техническими средствами. Наращивание численности личного состава и боевой техники в вооруженных силах этих стран облегчалось тем, что они пока не вели широких наступательных действий и, следовательно, не несли больших потерь.

Численность вооруженных сил, и особенно действующей армии, ведущей страны фашистского блока — Германии, а также вооруженных сил Румынии уменьшилась. Они уже не были способны восполнить огромные потери, понесенные на советско-германском фронте. Вооруженные силы Японии численно увеличились, главным образом за счет сухопутных войск. Однако ее экономика не могла обеспечить количественного и качественного роста технической оснащенности армии и флота. Все это создавало для стран антифашистской коалиции выгодное соотношение сил и средств и благоприятные условия для развертывания крупных наступательных операций.

Формы и способы вооруженной борьбы на различных театрах военных действий отличались большим разнообразием в зависимости от общественного строя тех стран, вооруженные силы которых действовали на данном театре, от политических целей воюющих здесь сторон, от их экономических возможностей, численности, технической оснащенности и морально-боевых качеств личного состава, от уровня развития военно-теоретической мысли, мастерства и боевого опыта командного состава, от условий театра военных действий. Все эти факторы, хотя и в различной степени, оказывали влияние на военное искусство.

Важную роль в достижении побед Вооруженных Сил СССР играла советская военная наука, обогатившаяся за время войны громадным опытом и новыми важными положениями. На более высокую ступень поднялось советское военное искусство, которому присущи творческий подход при выборе способов ведения боевых действий, учет изменившихся условий войны, быстрое внедрение новых достижений в практику вооруженной борьбы. Отличался оригинальностью план зимне-весеннего наступления, принятый Политбюро Центрального Комитета Коммунистической партии, ГКО и Ставкой Верховного Главнокомандования на основе всестороннего анализа военно-политической и стратегической обстановки, с учетом значительного роста экономической мощи СССР и повышения боевых возможностей Советских Вооруженных Сил.

Особенность зимне-весенней кампании в отличие от предыдущих, которые начинались после тяжелых оборонительных операций или [481] стратегической паузы, состояла в том, что она последовала сразу за успешным стратегическим летне-осенним наступлением 1943 г. Большим достижением советской стратегии явилось блестящее решение задачи подготовки новой наступательной кампании в ходе стратегического наступления. Опираясь на возросшие возможности советской экономики, высокие морально-боевые качества воинов Вооруженных Сил СССР, Ставка решила начать наступление без оперативной паузы, чтобы наиболее полно использовать успех, достигнутый в ходе летне-осенних наступательных операций, для нанесения новых сокрушительных ударов по врагу. Развернув зимой наступление на фронте от Финского залива до Черного моря, советское командование не позволило вражескому руководству дать передышку отступавшим войскам, привести их в порядок и организовать прочную оборону на занимаемых рубежах. Все это способствовало достижению успеха стратегического наступления советских войск и опрокинуло расчеты противника на стабилизацию фронта.

При определении способа ведения стратегического наступления Ставка учитывала, что Германия имела еще весьма сильную и боеспособную армию, а также мощную промышленную базу, что превосходство советских войск над противником в количественном отношении было незначительным. Это не позволяло развернуть одновременное наступление на всем советско-германском фронте. Поэтому намечались, были подготовлены и последовательно осуществлены три стратегические наступательные операции. Каждая из них состояла из ряда одновременных или последовательных по фронту и глубине операций фронтов либо групп фронтов, которые отличались решительными целями и большим размахом.

Направление главного удара было избрано на основе всестороннего учета политического, экономического и стратегического факторов. Главный удар наносился на юго-западном направлении, что привело к разгрому самой сильной группировки немецко-фашистских войск. Это повлекло за собой решительное изменение обстановки на всем советско-германском фронте. От врага были освобождены важные в экономическом отношении районы, что усиливало военно-экономический потенциал Советского Союза. Глубокое продвижение советских войск на этом направлении способствовало росту и активизации сил Сопротивления и углублению кризиса в странах агрессивного блока.

Ставка Верховного Главнокомандования проявляла постоянную заботу об обеспечении успеха наступления прежде всего на направлении главного удара. К его началу здесь были сосредоточены более трети сил и средств, которыми располагали все фронты действующей армии, а также все шесть имевшихся танковых армий. Для наращивания силы удара действующих здесь фронтов сосредоточивались основные резервы Ставки. В интересах достижения успеха на главном направлении осуществлялось решительное наступление тремя фронтами на северо-западе и развертывались активные наступательные действия также силами трех фронтов в центре советско-германского фронта. Вследствие этого противник был лишен свободы маневра и не мог привлечь силы с других направлений для отражения удара советских войск на юге.

В стратегических операциях оперативное построение фронтов было одноэшелонным с выделением подвижных групп и крупных резервов. Это позволяло на направлениях, где наносился главный удар, создавать достаточно мощные группировки. В их состав включалось 50 — 60 процентов общевойсковых соединений и артиллерии, участвовавших в операции, 60 — 90 процентов танков и большая часть авиации, что обеспечивало превосходство над противником на этих направлениях в людях в 1,3 — 2,4 раза, в артиллерии в 1,7 — 2, в танках до 4, в авиации в 1,6 — 8,4 раза. В составе ударных группировок 1-го и 2-го Украинских [482] фронтов, громивших основные силы вражеской стратегической группировки, действовало одновременно по три танковые армии, составлявшие подвижные группы фронтов. Массирование сил и средств для нанесения главного удара в операции давало возможность взламывать вражескую оборону и развивать наступление на большую глубину, не позволяя противнику организовать оборону на подготовленных в тылу рубежах.

Формы ведения стратегических операций в зависимости от обстановки (соотношения сил, группировки противника, начертания линии фронта, условий театра) избирались различные. В Ленинградско-Новгородской операции удары Ленинградского и Волховского фронтов наносились по сходящимся направлениям с целью окружить основные силы 18-й немецкой армии. Однако из-за низких темпов прорыва тактической обороны, отсутствия в составе ударных группировок фронтов крупных подвижных соединений, сложных условий театра, затруднявших достижение высоких темпов наступления, германское командование успело отвести войска, которым грозило окружение.

В стратегической операции по освобождению Правобережной Украины было успешно применено сочетание различных форм ведения операций. На первом ее этапе (в зимнем наступлении) Украинские фронты наносили несколько одновременных ударов на широком фронте с целью дробления стратегического фронта противника с последующим уничтожением изолированных вражеских группировок. На втором этапе (весной) было осуществлено рассечение стратегического фронта врага глубоким ударом 1-го и 2-го Украинских фронтов и выходом их в предгорья Карпат. На том и другом этапах подвижные соединения выходили на фланги и тылы разрозненных группировок противника и в ряде случаев окружали их. Так, удары 1-го и 2-го Украинских фронтов по сходящимся направлениям привели к окружению и ликвидации крупной группировки в районе Корсунь-Шевченковского. 3-й Украинский фронт окружил 6-ю немецкую армию в районе Березнеговатое и Снигиревка, а войска 1-го Украинского фронта — 1-ю танковую армию противника в районе Каменец-Подольского.

Наращивание силы ударов в стратегических операциях Ставка Верховного Главнокомандования осуществляла вводом в сражение резервов, а также путем межфронтовых перегруппировок сил и средств. В ходе кампании она передала фронтам 80 стрелковых дивизий, 9 танковых и механизированных и 2 кавалерийских корпуса. Восстановление стратегических резервов осуществлялось в отличие от предыдущих кампаний в основном за счет вывода в резерв Ставки войск из действующих фронтов и их доукомплектования. Всего за кампанию в разное время туда были выведены 12 танковых и механизированных корпусов, 1 кавалерийский корпус и 77 стрелковых дивизий.

В зимне-весенний период 1944г., как и в предыдущие годы, успех в операциях достигался совместными усилиями всех видов Вооруженных Сил, координируемых Ставкой Верховного Главнокомандования. Завоеванное советскими Военно-Воздушными Силами летом 1943 г. стратегическое господство в воздухе прочно удерживалось, что создавало благоприятные условия для успешных действий других видов Вооруженных Сил. Координация усилий нескольких армий фронтовой авиации и авиации дальнего действия представителем Ставки — старшим авиационным начальником обеспечивала массирование сил и высокую результативность ударов авиации в операциях. В широком масштабе и в полном объеме в них осуществлялось авиационное наступление, а при окружении вражеских группировок — воздушная блокада — формы оперативного применения ВВС, возникшие в 1942 — 1943 гг. и оправдавшие себя еще в битве под Сталинградом. Авиация осуществляла авиационную подготовку [483] наступления и поддержку сухопутных войск, обеспечивала ввод в прорыв подвижных групп фронтов и армий и действия их в оперативной глубине, содействовала войскам в отражении контрударов противника, в ликвидации окруженных группировок, а также наносила удары по тыловым объектам врага: аэродромам, железнодорожным узлам, морским базам и промышленным центрам.

Общевойсковые, танковые объединения и конно-механизированные группы в ходе наступления активнее, чем прежде, и большими силами поддерживались авиацией. На главном направлении общевойсковая армия обычно поддерживалась штурмовым авиационным корпусом, танковая — одним-двумя такими корпусами, а конно-механизированная группа — дивизией. Для более четкого взаимодействия между авиацией и сухопутными войсками от воздушных армий в общевойсковые направлялись оперативные группы или представители со средствами связи. Штурмовая и бомбардировочная авиация благодаря наличию развернутой сети передовых авиационных пунктов управления получила возможность с помощью наведения с земли поражать малоразмерные движущиеся объекты противника непосредственно перед передним краем наступления советских войск, а истребительная авиация — более точно наводиться на воздушные цели на дальних подступах к прикрываемым объектам. Авиация дальнего действия стала чаще привлекаться для бомбардировки объектов глубокого тыла врага.

Военно-Морской Флот в этой кампании принял активное участие в совместных с сухопутными войсками операциях. Флоты и флотилии на Балтике и Черном море оказывали существенное содействие фронтам, наступавшим на приморских направлениях. Активизировав свои действия по нарушению морских коммуникаций противника, они в значительной мере дезорганизовывали снабжение и пополнение его сухопутных группировок. Силами флота осуществлялись оперативные перевозки. Например, для развертывания наступления под Ленинградом и в Крыму морем было перевезено 180 тыс. человек с вооружением и боевой техникой и 330 тыс. тонн воинских грузов. Корабельная артиллерия и авиация флота участвовали в артиллерийской и авиационной подготовке атаки и поддержке наступления сухопутных войск. Впервые за годы войны Военно-Морскому Флоту пришлось решать задачу по срыву планомерной эвакуации изолированных с суши, вражеских группировок. Все это потребовало привлечения к участию в наступательных операциях на приморских направлениях основных сил и средств объединений ВМФ. Северный флот и Беломорская флотилия продолжали успешно решать задачи по обеспечению внешних и внутренних морских коммуникаций, а также по нарушению морских коммуникаций врага на Севере.

Для Войск противовоздушной обороны страны основной задачей оставалось прикрытие от ударов с воздуха крупных экономических, административно-политических центров и важнейших промышленных районов СССР. В то же время в связи с активизацией вражеской авиации на коммуникациях Советской Армии и Военно-Морского Флота увеличилось количество сил, выделяемых для их обороны с воздуха, при этом не только за пределами фронтового тыла, но нередко и в войсковом тылу. Соединения и части Войск ПВО страны прикрывали железнодорожные узлы, мосты, порты, эшелоны и речные суда в пути, склады, базы, аэродромы, переправы через водные преграды, а также участвовали в воздушной блокаде группировки противника, окруженной в районе Корсунь-Шевченковского. Зачастую им приходилось действовать в одном районе или совместно с войсковыми и флотскими частями ПВО, авиацией фронтов и флотов. В таких условиях зимой 1943/44 г. действовали войска Киевского корпусного района ПВО при обороне переправ через Днепр у Киева и [484] войска Северо-Кавказского корпусного района ПВО, прикрывавшие переправы через Керченский пролив и объекты на Таманском полуострове.

До марта 1944 г. в отражении налетов вражеской авиации участвовали только части и соединения Западного фронта ПВО, войска .же Восточного фронта ПВО, прикрывавшие объекты глубокого тыла, активных действий не вели. Для более целесообразного использования Войск ПВО страны, тесного взаимодействия их с сухопутными войсками, фронтовой и флотской авиацией в конце этого месяца Западный и Восточный фронты, а также Закавказская зона ПВО были реорганизованы. На их базе созданы три фронта: Северный, Южный и Закавказский. Граница между ними проходила не с севера на юг, как это было до сих пор, а с востока на запад, в результате чего все три фронта стали активными, осуществляли оборону прифронтовых путей сообщения, а также объектов на освобождаемых от противника территориях.

Задачи Войск ПВО страны в кампании в целом и в отдельных стратегических операциях определялись Ставкой с учетом действий противника, особенностей общей группировки сил и средств противовоздушной обороны на данном направлении. Если в Ленинградско-Новгородской операции значительные их силы были привлечены для прикрытия ударных группировок фронтов и для воздействия с воздуха по вражеским войскам, то в операции по освобождению Правобережной Украины главной стала задача надежного прикрытия объектов тыла и коммуникаций фронтов, подвергавшихся массированным вражеским авиационным налетам. В Крымской операции большую роль играла оборона с воздуха переправ через Керченский пролив и Сиваш, районов сосредоточения войск Отдельной Приморской армии и 4-го Украинского фронта.

Основным принципом использования Войск ПВО страны было массирование их на наиболее угрожаемых направлениях. Так, зимой 1943/44 г. половина всех сил ПВО, действовавших в прифронтовой полосе, была сосредоточена в полосах Украинских фронтов. Широко стал применяться маневр силами из глубины для организации ПВО на освобожденной территории. Однако из-за недостатка транспортных средств в войсках и неблагоприятных метеорологических условий зимы и весны 1944 г. не всегда удавалось своевременно организовать непрерывную противовоздушную оборону войск и объектов в прифронтовой полосе.

Важную роль в достижении победы над врагом сыграл советский тыл, а также тыл Вооруженных Сил. Благодаря умелому руководству Коммунистической партии и правительства СССР народным хозяйством страны, преимуществам социалистической экономики и самоотверженному труду советского народа армия и флот обеспечивались всем необходимым для успешного ведения военных действий. За четыре месяца кампании по железным дорогам только для Ленинградского, Волховского и четырех Украинских фронтов доставлено свыше 450 тыс. вагонов воинских грузов. За январь — март 1944 г. в действующую армию и на укомплектование резервов Ставки были направлены сотни тысяч воинов, 8546 орудий и минометов и 5754 танка и самоходные установки {1416}. Из этого количества в распоряжение фронтов, которые вели наступление на северо-западном и юго-западном направлениях, выделялось почти три четверти личного состава, 62 процента орудий и минометов, 88 процентов танков и САУ.

Своевременному обеспечению войск фронтов, экономному использованию всех видов материально-технических средств, предоставляемых действующей армии страной, способствовала четкая, целенаправленная работа всех звеньев оперативного и войскового тыла. Для бесперебойного [485] снабжения войск фронтов всем необходимым, особенно боеприпасами, горючим, продовольствием, использовались различные виды транспорта. Железнодорожные войска и специальные формирования Народного комиссариата путей сообщения быстро восстанавливали сильно разрушенные противником железнодорожные коммуникации, обеспечивая выполнение требовавшегося объема перевозок. С большим напряжением работал автотранспорт. Стремительное продвижение войск при все ухудшавшемся состоянии дорог приводило к отставанию тылов на 100 — 200 км, к отрыву войск от станций и баз снабжения. Это сильно затрудняло доставку боеприпасов, горючего и продовольствия и требовало новых приемов в работе тыла. Боеприпасы, горючее, продовольствие, фураж, медикаменты, почта и другие грузы часто доставлялись фронтам авиацией. Для подачи грузов непосредственно войскам в условиях распутицы использовались танки, бронетранспортеры, тракторы и тягачи, а также гужевой транспорт.

Большую работу проделала служба технического обеспечения. Силами и средствами ремонтно-восстановительных частей и ремонтных заводов фронтов было введено в строй много поврежденных танков и САУ, самолетов, автомобилей и тракторов, орудий и минометов, что способствовало поддержанию высокой боевой мощи, огневой и ударной силы войск на протяжении всей кампании.

Важное значение имело и медицинское обеспечение. Военные медики спасли жизнь сотням тысяч раненых и больных, большая часть их была возвращена в строй.

Успех Советской Армии в зимне-весенней кампании обеспечила четкая организация системы стратегического руководства. В основе ее лежал ранее установившийся принцип единства политического и военного руководства. Важнейшие решения, связанные с управлением страной и вооруженной борьбой на фронте, принимались на совместных заседаниях Политбюро ЦК Коммунистической партии, Государственного Комитета Обороны и Ставки Верховного Главнокомандования. Это способствовало всестороннему рассмотрению вопросов военно-политического положения Советского государства, глубокому анализу хода войны и предвидению ее развития с тем, чтобы в последующем соответствующие органы могли более уверенно вырабатывать и проводить единую линию в области стратегического руководства, подкрепляя ее необходимой организацией тыла.

Система советского стратегического руководства непрерывно совершенствовалась. Применялись наиболее гибкие и целесообразные формы работы по планированию и управлению вооруженной борьбой. Для разработки решений все шире стали привлекаться нижестоящие инстанции. Ставка Верховного Главнокомандования, как высший орган руководства Вооруженными Силами, принимала решения по важнейшим вопросам ведения вооруженной борьбы после тщательного обсуждения их с командующими и членами военных советов фронтов, командующими видами Вооруженных Сил и командующими родами войск.

Планы действий высших оперативных объединений также рассматривала и утверждала Ставка. Она осуществляла общий контроль за действиями Вооруженных Сил, своевременно вносила уточнения в принятые решения, организовывала или восстанавливала оперативно-стратегическое взаимодействие, осуществляла перегруппировки войск, подготавливала и вводила в действие стратегические резервы. Принятые Ставкой решения своевременно доводились до исполнителей в виде директив, приказов и частных распоряжений. Оправдала себя посылка Ставкой своих представителей для оказания помощи фронтам в подготовке важнейших операций и координации их действий. Ставка искусно организовывала [486] тесное взаимодействие между фронтами, между высшими оперативными объединениями Сухопутных войск, Военно-Воздушных Сил, Военно-Морского Флота и Войск противовоздушной обороны страны. Это обеспечивало успешное выполнение задач каждым видом Вооруженных Сил и каждым фронтом и способствовало достижению общих стратегических целей.

Основным рабочим органом Ставки Верховного Главнокомандования в деле стратегического руководства вооруженной борьбой являлся Генеральный штаб. Он обеспечивал постоянную связь Ставки с фронтами, флотами и армиями, осуществлял сбор и анализ данных разведки, данных о положении своих войск и готовил предложения для принятия решений Ставкой совместно с командованием фронтов, флотов, видов Вооруженных Сил, родов войск и руководством центральных управлений, разрабатывал планы стратегических операций и их всестороннего обеспечения, осуществлял контроль и помощь войскам в проведении операций, координировал деятельность центрального аппарата, организовывал работу оперативно-стратегического тыла.

На Тегеранской конференции впервые за годы войны было решено согласовать усилия вооруженных сил трех ведущих государств антигитлеровской коалиции. Обязательства западных держав открыть в мае 1944 г. второй фронт в Европе и Советского Союза — предпринять наступление примерно в то же время, когда начнутся активные действия на Западе, создавали основу для стратегического взаимодействия Советских Вооруженных Сил с союзными вооруженными силами с целью разгрома вермахта и его союзников в Европе.

Таким образом, в рассматриваемый период советское военное искусство обогатилось опытом подготовки и успешного осуществления наступательной кампании большого размаха без оперативной паузы после предшествовавшего стратегического наступления. Войска получили богатую практику подготовки наступательных операций в короткие сроки и форсирования рек в условиях их весеннего разлива. Огромные результаты были достигнуты благодаря возросшим возможностям Страны Советов, мудрому руководству Коммунистической партии, высокому моральному духу, героизму и боевому мастерству Вооруженных Сил СССР. С января по май 1944 г. столица Родины Москва 59 раз салютовала в честь их выдающихся побед. 676 частей и соединений были награждены орденами, 900 получили почетные наименования, а 194 удостоены звания гвардейских. Сотни тысяч солдат, матросов и офицеров были награждены орденами и медалями.

Стратегия США и Англии продолжала исходить из политики правящих кругов этих государств, в основе которой лежала идея переложить основную тяжесть вооруженной борьбы на Советский Союз, до определенного благоприятного времени использовать в боевых действиях лишь минимальное количество своих войск, одновременно подготовить свои вооруженные силы для нанесения решительных ударов на завершающем этапе войны. В этом состояла общность их взглядов на способ достижения политических целей в войне. Но между США и Англией существовали и весьма острые империалистические противоречия, вызванные их конкурентной борьбой за сферы влияния. Это явилось причиной разных стратегических устремлений английского и американского командований. Решения на проведение операций на различных театрах военных действий вырабатывались в ходе длительных дискуссий на Квебекской, первой и второй Каирских конференциях глав правительств США и Англии с участием членов Объединенного комитета начальников штабов и политических советников. На первую половину 1944 г. западные союзники не ставили решительных стратегических целей на каком-либо [487] театре. Главное внимание сосредоточивалось на подготовке десантной операции в Северо-Западной Франции. Характерными чертами подготовки были: детальная разработка планов, создание подавляющего превосходства в силах и средствах, особенно в воздухе и на море, всесторонняя организация материально-технического обеспечения с заблаговременным накапливанием больших запасов материальных средств. На других фронтах готовились и проводились наступательные операции с ограниченными целями.

Сковывание и перемалывание Советской Армией главных сил и резервов вермахта на восточном фронте позволили союзному командованию в Италии, в Бирме и на Тихом океане создать общее превосходство над противниками в живой силе в 2 — 3 раза, в орудиях и минометах — в 1,5 — 2 раза, в танках — от 2 до 4 раз, в самолетах — от 10 до 13 раз; в боевых кораблях в бассейне Средиземного моря оно было абсолютным, а на Тихом океане по линейным кораблям и крейсерам — почти в 3 раза, по авианосцам — в 9 раз. Это давало возможность союзникам развернуть наступление одновременно на Средиземноморском и Тихоокеанском театрах в весьма благоприятной обстановке. Стратегическая инициатива полностью находилась в руках союзного командования. Однако наступательные операции англо-американских войск отличались излишней методичностью и относительно небольшим размахом. В пределах театра военных действий в наступлении обычно участвовала одна группа армий сухопутных войск, стратегическая и тактическая воздушные армии и силы военно-морского флота. Ввиду того что германские и японские вооруженные силы, перейдя к стратегической обороне, не предпринимали активных действий против американо-английских войск, западные союзники имели возможность готовить операции в спокойной обстановке, очень тщательно, в течение длительного времени. В ходе подготовки проводились в широком масштабе мероприятия по обеспечению внезапности действий, сосредоточению сил и средств, многократно превосходивших противника, а также всестороннему материально-техническому снабжению.

В Италии союзники столкнулись с необходимостью осуществить прорыв позиционной обороны противника в горных условиях. Несмотря на достаточное превосходство в силах и средствах, вначале эту задачу решить не удалось. Тогда была сделана попытка добиться ее осуществления путем удара с фронта с одновременной высадкой морского десанта в тылу оборонявшегося противника. Однако из-за нерешительности действий десанта и ошибок, допущенных командованием при организации удара с фронта (отсутствие массирования сил на решающем направлении, слабое взаимодействие войск на главном и вспомогательном направлениях), операция приняла затяжной характер. Неудачи побудили союзников пересмотреть способы ведения наступления. Было решено перегруппировать силы, массируя их на решающем направлении. Но и в этом случае, хотя наступление началось после мощной и длительной авиационной и артиллерийской подготовки, взломать вражескую позиционную оборону не удалось. Наступление из-за нерешительности и несогласованности действий англо-американских войск вылилось в методическое, медленное «прогрызание» обороны противника (с темпом один-два км в сутки). Последующее фронтальное преследование врага не привело к его уничтожению.

На Тихоокеанском театре наступление союзных вооруженных сил развертывалось на отдельных операционных направлениях в центральной и юго-западной частях океана. Оно осуществлялось методом последовательного овладения группами островов. При этом в ходе каждой десантной операции сначала захватывались одновременно или с некоторым [488] разрывом по времени острова, наиболее удобные для быстрого оборудования аэродромов и пунктов базирования флота, а затем и остальные острова данной группы. Это позволяло массировать силы и средства и обеспечивать решительное превосходство над противником.

Морские десантные операции начинались обычно с действий авианосных соединений, которые занимали выгодные позиции на подходах к японским авиабазам и подавляли авиацию противника. Вторжение на намеченном участке войска осуществляли после непосредственной авиационной и артиллерийской подготовки, при поддержке авиации и артиллерии кораблей. Интенсивное огневое подавление обороны противника обеспечивало высокие темпы высадки и захвата плацдарма.

В системе союзных военно-морских сил наибольший удельный вес имел флот США, причем его преобладание распространялось прежде всего на Тихий океан. Решающая роль в завоевании стратегического господства в бассейне Тихого и Индийского океанов принадлежала авианосным соединениям, которые своей авиацией одновременно обеспечивали и завоевание господства в воздухе. Военно-морские силы использовались при проведении десантных операций, в борьбе на морских коммуникациях в Атлантике, Средиземном море, в бассейне Тихого и Индийского океанов, для обеспечения приморских флангов своих войск, ведущих наступление, осуществляли крупные перевозки войск и грузов на театры военных действий, а также проводили операции против японского военно-морского флота.

Военно-воздушные силы США и Англии располагали мощной тактической и стратегической авиацией. Первая использовалась главным образом для совместных действий с сухопутными войсками. При этом воздушная армия ее на большинстве театров взаимодействовала с группой армий, а на итальянском фронте — даже с одной армией. Стратегическая авиация довольно широко проводила самостоятельные действия по завоеванию и удержанию господства в воздухе и с целью подрыва военно-экономического потенциала противника.

Бомбардировки Германии и других стран союзные стратегические ВВС осуществляли путем проведения воздушных операций, представлявших собой совокупность объединенных общим замыслом массированных налетов одного либо нескольких объединений на крупный объект или группу объектов. Цель воздушной операции сводилась обычно к подавлению (уничтожению) объекта или группы объектов на определенный период. Ввиду того что в ходе бомбардировок полностью разрушить или уничтожить объект оперативного и тем более стратегического значения не представлялось возможным (исключение составляли крупные морские цели), многие воздушные операции велись длительное время. Например, операция «Кроссбоу» с целью разрушения стартовых площадок ФАУ-1 продолжалась около шести месяцев. К сильным сторонам подготовки и осуществления воздушных операций следует отнести тщательное их планирование и всестороннее обеспечение, привлечение больших сил авиации, сочетание дневных действий американских воздушных армий с ночными налетами английских бомбардировочных соединений. Слабыми сторонами являлись отсутствие единства взглядов у американского и английского командований относительно способов и целей применения стратегических ВВС, постановка перед ними в ряде случаев непосильных задач.

В апреле — мае 1944 г. усилия союзнической стратегической авиации в Европе направлялись на подготовку предстоявшей крупной десантной операции. Удары наносились по аэродромам и коммуникациям противника на территории Франции и Бельгии, чтобы изолировать район высадки, нарушить пути сообщения, воспрепятствовать подходу стратегических [489] резервов и сорвать нормальное снабжение германских войск перед вторжением союзников в Нормандию. В бассейне Тихого океана американская авиация нередко главные усилия сосредоточивала на разгроме важнейших авиационных и военно-морских баз противника, а также на срыве его судоходства.

Стратегическое руководство объединенными англо-американскими силами носило коалиционный характер. Высшим руководящим органом оставался находившийся в Вашингтоне Объединенный комитет начальников штабов. Руководство союзными вооруженными силами на театрах военных действий осуществляли главные командования. Главнокомандующим на каждом из них становился представитель той страны, которая располагала на данном театре наибольшим количеством войск. Главнокомандующий всецело отвечал за осуществление союзнической стратегии, выработанной Объединенным англо-американским комитетом начальников штабов. Для руководства боевыми действиями видов вооруженных сил на театре имелись соответствующие командующие.

В целом военное искусство США и Англии зимой и весной 1944 г. обогатилось опытом подготовки крупнейшей десантной операции по вторжению в Северо-Западную Францию, осуществления крупных воздушных операций по разрушению важных экономических центров Германии и проведения десантных операций на Тихом океане.

Военное искусство стран фашистской коалиции определялось главным образом необходимостью ведения стратегической обороны, имевшей целью измотать, обескровить вооруженные силы государств противостоявшей коалиции, не допустить их вторжения в жизненно важные районы для Германии, Японии и затянуть войну.

Характер организации и ведения обороны вермахтом изменился. Раньше она организовывалась поспешно, на выгодных естественных рубежах, какими являлись обычно крупные реки. С конца 1943 г. наряду с этим начала создаваться на всем фронте система оборонительных рубежей и полос с развитой сетью инженерных сооружений, оборудованных на большую глубину (на важнейших направлениях до 300 км). В обороне, так же как и в наступлении, для германского командования было характерным стремление подавляющую часть сил и боевых средств, действовавших на театре, использовать в одном стратегическом эшелоне. Основные усилия даже в масштабе групп армий сосредоточивались на удержании главной (тактической) зоны обороны. Оборонительные полосы в глубине войсками часто не занимались. Все это позволяло в тактической зоне, особенно на ее первой позиции, создавать значительные плотности сил, огневых средств, инженерных сооружений и заграждений.

Оборона немецко-фашистских войск отличалась упорством и высокой активностью, особенно в ее тактической зоне. Позиционные действия на отдельных направлениях сочетались с применением маневра по фронту и из глубины, с большим количеством крупных, часто скрытно подготавливаемых контрударов, с привлечением танковых соединений. Иногда по приказу командования войска удерживали рубежи и районы без учета изменений в обстановке, в результате чего нередко гибли или терпели тяжелое поражение их крупные группировки. Так случилось с группой армий «Юг», удерживавшей так называемый каневский выступ в январе — феврале, и с 17-й армией группы армий «А» в Крыму в апреле — мае 1944 г.

Наиболее уязвимым местом в обороне гитлеровцев являлся недостаток стратегических и оперативных резервов. Поэтому в ходе оборонительных действий германское командование вынуждено было к участку фронта, подвергшемуся удару, перебрасывать соединения и части, находившиеся на территории Германии или других европейских государств. Недостаток резервов приводил к тому, что после прорыва обороны и, следовательно [490] изменения конфигурации и, как правило, удлинения линии фронта, плотность сил и средств значительно понижалась, устойчивость обороны уменьшалась.

С переходом к стратегической обороне изменился характер использования германских ВВС. Немецко-фашистское командование с лета 1943 г. было вынуждено отказаться от нанесения ударов по стратегическим объектам в глубоком тылу советских войск, а также на территории Англии. Это объясняется не только потерей господства в воздухе и возросшей силой противовоздушной обороны стран антигитлеровской коалиции, но и стремлением германского командования сосредоточить усилия авиации в основном в интересах терпевших поражения сухопутных войск, особенно на советско-германском фронте. Авиация использовалась главным образом для нанесения ударов по наступавшим войскам и по путям сообщения с целью нарушения перевозок к линии фронта резервов, вооружения и боевой техники.

Военно-морской флот Германии в Атлантике и на Средиземном море силами подводных лодок продолжал борьбу с судоходством западных союзников, причем все менее успешно в связи с применением последними новых средств и способов противолодочной борьбы. Основные усилия надводных кораблей нацеливались на обеспечение морских коммуникаций у побережья Франции, Германии, Норвегии, Италии, Греции, на Черном и Балтийском морях, а также на оказание помощи сухопутным войскам на приморских направлениях путем переброски морем войск, вооружения, боевой техники, материальных средств и эвакуации блокированных с суши группировок.

Усилилась централизация стратегического руководства фашистского блока в Европе. Управление вооруженными силами европейских союзников Германии почти полностью сосредоточилось в руках германского командования. Вооруженные силы Венгрии в связи с ее оккупацией окончательно потеряли самостоятельность, румынские войска, действовавшие на фронте, были включены в состав немецко-фашистских объединений. Лишь управление армии Финляндии оставалось формально самостоятельным. Финские войска действовали в собственных полосах и подчинялись своим командным инстанциям. Но на них гитлеровская ставка оказывала соответствующее влияние через своего представителя.

Япония на главном для нее Тихоокеанском театре военных действий также вынуждена была перейти к стратегической обороне. На передовом рубеже, прикрывавшем морские коммуникации между метрополией и странами Южных морей, оборона строилась по системе многочисленных, изолированных друг от друга укрепленных островов и созданных на важнейших из них специально оборудованных операционных баз военно-морского флота и авиации. С этих баз предполагалось нанести удары по наступающим американским войскам, разбить их до высадки десантов и сорвать их наступательные замыслы. Однако императорская ставка, не ожидавшая наступления американских сил в центральной части Тихого океана, в конце 1943 г. не подтянула необходимые силы и не подготовила надлежащим образом оборону передового рубежа. Наступление американцев в районе Маршалловых островов поставило японские вооруженные силы в трудное положение, усугублявшееся слабо налаженным взаимодействием между армией и флотом. Поспешность, с которой японское командование в первые же дни операции вывело главные силы флота с базы на островах Трук, носила характер бегства {1417}. Не имея необходимого количества авиации и флота для срыва десантных операций США, [491] японское командование вынуждено было вести оборонительные действия на отдельных островах. При этом господство союзников на море и в воздухе лишало его возможности оказывать необходимую помощь гарнизонам островов, подвергавшихся атаке противника. Борьба за острова принимала очаговый характер.

В этот период изменялась организация обороны японских войск. Если раньше оборона на островах носила линейный характер и создавалась у уреза воды, то с начала 1944 г. она стала глубоко эшелонированной. Первый рубеж проходил непосредственно на побережье, за ним в глубине — второй, главный, далее — третий, запасный, и четвертый, долговременный, рубеж обороны, где предполагалось окончательно остановить наступление высадившегося на остров противника. В это же время японское командование начало спешно увеличивать численность сухопутных войск на островах Тихого океана, особенно в его центральной части.

Японские вооруженные силы, перейдя к стратегической обороне, не смогли остановить наступления противника, который обладал превосходством во флоте, особенно в авианосной авиации. Союзные войска успешно осуществили прорыв передового оборонительного рубежа и овладели рядом территорий в зоне, которую предполагалось удерживать любой ценой. Стратегическая оборона Японии, как и ее союзницы фашистской Германии, оказалась несостоятельной.

Таким образом, основным видом военных действий вооруженных сил СССР, США и Англии в зимне-весенний период 1944 г. было стратегическое наступление, а для Германии и Японии — стратегическая оборона. Огромные успехи, достигнутые Советской Армией в этот период, продемонстрировали высокий уровень искусства организации и ведения стратегического наступления, еще раз подтвердили кризисное состояние и несостоятельность стратегической обороны вермахта. Оборона японских вооруженных сил тоже не смогла противостоять наступлению союзников. Следовательно, стратегическая оборона армий фашистского блока оказалась неспособной решить те задачи, которые возлагали на нее руководители Германии и Японии, не оправдала их надежд.

Оглавление. Крушение оборонительной стратегии фашистского блока

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.