Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Изменения в международном и внутреннем положении стран-участниц Второй Мировой к 1944 г.

Успехи стран антигитлеровской коалиции в вооруженной борьбе против держав оси зимой и весной 1944 г. привели к важным военно-политическим результатам. Еще больше окреп боевой союз народов и государств, объединявших свои усилия в войне против Германии и Японии. Углубился кризис внутри фашистского блока, который оказался накануне полного банкротства. Международные позиции держав оси значительно ослабли.

В консолидацию антифашистского фронта народов и государств и на этом этапе войны самый существенный и весомый вклад внес Советский Союз. Героической борьбой на фронте, растущей военно-экономической и морально-политической мощью, честным выполнением союзнических обязательств он способствовал дальнейшему подъему освободительной войны, вселяя в миллионы людей на всех континентах веру в близость грядущей победы.

Значительно возрос международный авторитет Советского Союза, крепли его внешнеполитические позиции. Исторический опыт подтвердил правильность ленинского положения о возможности военных соглашений пролетарского государства с одной из капиталистических коалиций против [492] другой в интересах укрепления первой страны социализма и отражения натиска на нее какой-либо империалистической державы {1418}. Несмотря на различие общественных систем, уровней экономического и политического развития, противоположность идеологий, СССР, США, Англия и остальные страны антигитлеровской коалиции успешно продолжали сотрудничество в войне против агрессии Германии, Японии и их союзников. На базе этого сотрудничества расширялся и укреплялся антифашистский союз народов и государств. К лету 1944 г. 38 государств находились в состоянии войны со странами агрессивного блока, а 8 порвали с ними дипломатические отношения.

Рабочие восстанавливают разрушенный фашистами завод Красный Октябрь в 1944 г.
Рабочие восстанавливают разрушенный фашистами завод Красный Октябрь в 1944 г.

В укреплении антигитлеровской коалиции важную роль сыграла Тегеранская конференция. Принятое ею решение об открытии второго фронта положило начало новому этапу в военном сотрудничестве трех союзных держав. Большое политическое значение приобрели согласованные действия СССР, США и Англии в отношении стран — сателлитов гитлеровской Германии — Финляндии, Румынии, Венгрии и Болгарии. Германии и Японии не удалось внести разлад в отношения между государствами антифашистской коалиции.

Внешняя политика СССР проводилась на основе глубокой оценки Коммунистической партией всей сложности и противоречивости международной обстановки первой половины 1944 г., тех сдвигов, которые произошли в ней под влиянием коренного перелома в войне. Советская дипломатия стремилась объединить усилия всех участников антигитлеровской коалиции для скорейшего разгрома врага, заботилась о слаженности в работе союзнических органов, которая давала бы возможность принимать согласованные решения по важнейшим внешнеполитическим вопросам, закладывала предпосылки для реализации программы послевоенного устройства мира на демократических началах, позволявших народам самим строить новую жизнь. Подготовленные Советским правительством по этим вопросам документы, его практическая деятельность соответствовали интересам не только СССР, но и народов всех стран, принципам пролетарского интернационализма.

В связи с началом освобождения народов Европы стали успешно решаться новые важные внешнеполитические вопросы: о статусе советских войск на территории союзных государств, о линии поведения их в странах, сотрудничавших с Германией. Советский Союз использовал все возможности, чтобы установить или расширить дружественные связи с патриотическими силами Чехословакии, Польши, Югославии, Франции и других стран, боровшихся с фашизмом, оказать им помощь. Огромное политическое значение и последствия имело заявление правительства СССР о том, что Советская Армия вступила на территорию Румынии не как завоевательница, а как освободительница румынского народа от немецко-фашистского гнета, что вступление советских войск в пределы Румынии не преследует целей приобретения территории и изменения там общественного строя. Это было первое заявление подобного рода. Его принципиальные положения соблюдались и в отношении других стран — сателлитов Германии. Большой международный резонанс получила позиция Советского Союза по итальянскому вопросу, способствовавшая демократизации Италии и ликвидации там фашизма.

Советские представители внесли большой вклад в работу Европейской консультативной комиссии, определявшей отношение победителей к Германии, к немецкому народу. Благодаря их последовательной и принципиальной позиции был разработан документ об условиях капитуляции Германии, выполнение которого способствовало бы превращению [493] ее в миролюбивое, демократическое государство. Были предприняты первые шаги к созданию всеобщей организации безопасности, обеспечению прочного мира после войны. Консультации между главными державами антифашистской коалиции выявили их заинтересованность в недопущении впредь агрессивных действий со стороны государств, развязавших вторую мировую войну.

Все это свидетельствовало о том, что выдвинутая в конце 1943 г. Коммунистической партией программа послевоенного устройства мира начала успешно претворяться в жизнь. Закладывались предпосылки для дальнейшего упрочения антигитлеровской коалиции и достижения, при стремлении к этому всех ее участников, политического, экономического и культурного сотрудничества народов и государств, основанного на взаимном доверии и взаимопомощи.

Важным политическим итогом данного этапа войны стал 'дальнейший подъем национально-освободительного движения народов. Оно расширилось, приобрело более организованный характер, во многих странах возрос размах вооруженной борьбы с оккупантами и внутренними реакционными силами. Укреплялись национальные и местные органы, руководившие народной борьбой. В таких странах, как Югославия, Греция, Польша, они успешно выполняли функции новых законодательных и исполнительных органов государственной власти. Европейское движение Сопротивления к лету 1944 г. привлекло новые сотни тысяч участников. Размах национально-освободительного движения был настолько велик, что для борьбы с ним немецко-фашистское руководство оказалось вынужденным использовать не только полицейские и специальные формирования, но и значительное количество кадровых дивизий.

Решающее влияние на расширение масштабов и обострение форм национально-освободительного движения оказали военные победы СССР над Германией, рост могущества и международного авторитета социалистической страны. Среди народных масс оккупированных стран крепла надежда на скорое освобождение от поработителей, все более широкие слои населения включались в антифашистскую борьбу, связывая решение насущных национальных задач с выполнением своего интернационального долга. Крепло интернациональное единение и братство трудящихся. Война советского народа в защиту своей социалистической Родины сливалась с борьбой народов оккупированных и зависимых стран за свое национальное и социальное освобождение.

Расширились и укрепились такие формы сотрудничества между СССР и различными отрядами освободительного движения, как поддержка Советским правительством органов новой, демократической власти, формирование, обучение и снаряжение национальных воинских частей и соединений, участие советских партизан в вооруженной борьбе европейских народов, политическая, дипломатическая и военная помощь национально-освободительному движению и другие.

В отличие от Советского Союза правящие круги США и Англии пытались ограничить размах движения Сопротивления, затушевать его социально-классовую сущность. Они стремились реабилитировать представителей буржуазной реакции в глазах народов оккупированных Германией и зависимых от нее стран, готовили почву для того, чтобы насадить в этих странах угодные им правительства и не допустить национальных вооруженных восстаний. Поэтому по мере роста движения Сопротивления западные союзники все более ограничивали, а то и вовсе стали прекращать поставки вооружения его участникам в некоторых европейских странах. Примкнувшие к Сопротивлению партии крупной буржуазии также усилили попытки ограничить размах народной борьбы, изменить ее демократическую ориентацию. Империалистические круги делали все [494] для того, чтобы подчинить национально-освободительное движение своему влиянию.

Ход событий показал, насколько важно было прогрессивным силам охранять и оберегать завоевания демократии в освобождаемых странах от посягательств со стороны сил внешней империалистической и внутренней реакции. От этого зависело решение коренного классового вопроса, получат ли в этих странах развитие революционные преобразования, пойдут ли народы по пути мира и социального прогресса или над ними вновь нависнет угроза империалистической эксплуатации.

Значительно активизировались патриотические силы в колониальных и зависимых странах, повысилась их политическая сознательность, ширились связи с демократическим движением в других районах земного шара. Участие угнетенных народов в войне против германского фашизма и японского милитаризма все более перерастало в антиимпериалистическую, антиколониальную борьбу. С оружием в руках против оккупантов продолжали сражаться патриоты Малайи, Филиппин и Бирмы. Росло освободительное движение в Индии, Индонезии, Корее, Вьетнаме и других странах. Для усиления оккупационного режима и борьбы с вооруженными формированиями патриотических сил японское командование вынуждено было отвлекать все более значительную часть регулярных войск.

Национально-освободительное движение в странах Африки, Ближнего и Среднего Востока развивалось под лозунгами завоевания политической независимости и избавления от колониального гнета. В этих странах остро стояли задачи усиления сопротивления британскому и французскому империализму, стремившемуся сохранить свои колониальные права, а также попыткам США закрепиться в этих районах земного шара.

Важным политическим итогом исследуемого этапа войны был рост влияния марксистско-ленинских идей в мире. Это сказалось прежде всего на численном росте коммунистических и рабочих партий, повышении их авторитета среди масс и роли в движении Сопротивления. Благодаря их деятельности по объединению антифашистских национальных сил крепло и расширялось интернациональное братство народов, боровшихся с фашизмом.

Коммунистические и рабочие партии направляли свои усилия на дальнейшее сплочение рядов рабочего класса, упрочение его союза с крестьянством, интеллигенцией, на поиски путей сотрудничества с патриотически настроенными слоями мелкой и средней буржуазии для борьбы против агрессоров. Исходя из предвоенного опыта создания в ряде стран единого Народного фронта, коммунисты выступали инициаторами образования подобных общенациональных организаций, объединявших на демократической платформе людей различных слоев и убеждений.

Как и на предыдущих этапах войны, коммунистические и рабочие партии широко использовали богатый опыт ВКП(б), опирались при разработке стратегии и тактики на ее политические лозунги, пропагандировали самоотверженную работу по мобилизации всех сил советского народа на разгром врага. Они постоянно ощущали, что героический пример и бескорыстная помощь Страны Советов вдохновляют народы всего мира на окончательный разгром фашизма, укрепляют их позиции в борьбе за национальное и социальное освобождение.

Коммунистические и рабочие партии основных капиталистических стран антифашистской коалиции, учитывая внутреннее и международное положение своих государств, особенности их политического курса, добивались единства действий трудящихся в защиту их коренных интересов, в отстаивании принципов, ведущих к максимальному сплочению [495] всех национальных и международных сил, борющихся с фашизмом. Это вылилось в усиление борьбы против классового гнета и всевластия государственно-монополистического капитализма, в массовое движение за быстрейшее открытие второго фронта, за честное сотрудничество правительств своих стран с Советским Союзом.

В оккупированных странах Европы благодаря неустанной и героической работе коммунистов национально-освободительное движение стало располагать крупными организованными вооруженными силами. В Югославии, Албании и Греции под руководством компартий действовали народно-освободительные армии, в Польше — Армия Людова. Усиливалось партизанское движение в Чехословакии, Италии, Бельгии и других странах. В ряде государств органы, руководившие национально-освободительной борьбой, под руководством коммунистов превращались в народно-демократические органы власти, способные при благоприятных внутренних и внешних условиях возглавить борьбу масс за социальное освобождение.

В странах гитлеровского блока основная задача коммунистических партий, находившихся в глубоком подполье, состояла в мобилизации всех сил на последний штурм фашистского режима. От них требовалось максимально использовать ту благоприятную ситуацию, которая должна была в недалеком будущем сложиться в связи с близившимся крахом фашистской Германии. В Болгарии и Румынии коммунисты усилили подготовку масс к вооруженным выступлениям против фашизма. Активизировалась работа венгерских и финских коммунистов. Действуя в условиях жестокого гестаповского террора, компартия Германии усилила работу по созданию такого союза различных слоев народа, который мог бы после уничтожения фашизма обеспечить на немецкой земле развитие демократического и миролюбивого государства.

Новых успехов в объединении патриотических сил трудящихся добились коммунистические партии азиатских стран. Продолжал укрепляться антияпонский фронт в освобожденных районах Китая, контролируемых КПК. Общенациональные освободительные фронты, где активную роль играли коммунисты, действовали во Вьетнаме и в Малайе. В середине 1944 г. такой фронт создали и бирманские коммунисты. Включались в борьбу против империалистического гнета компартии других колониальных и зависимых стран. Все это усиливало сопротивление народов Азии японским захватчикам, открывало путь к окончательной ликвидации в будущем позорного ярма колониализма на Азиатском континенте.

Крупным политическим итогом рассматриваемого этапа войны явилось дальнейшее углубление внутриполитического кризиса в странах фашистского блока. Явственно обнаружилась неспособность их антинародных режимов справиться с растущими трудностями, порожденными войной. Не оправдались надежды участников фашистского военного союза путем закулисных переговоров с США и Англией найти выход из войны, чтобы избежать полного поражения. Ход исторических событий оказался сильнее субъективных замыслов фашистско-милитаристских политиков.

Процесс прогрессирующего ослабления политической надстройки фашизма в Германии не могли остановить ни меры по упрочению единоличной власти фюрера, ни усиление гестаповского террора в стране, ни развертывание новой идеологической кампании вокруг лозунгов «тотальной войны» и защиты «крепости Европы», ни разжигание страха у населения перед «приходом большевиков» и их союзников. Углублялся кризис гитлеровского режима. Недовольство им, антивоенные настроения охватывали все более широкие массы немецкого народа. Получила значительный [496] размах антифашистская борьба, в которую включались все новые силы из самых различных слоев населения. К кульминационной точке подошел заговор среди буржуазных и военных кругов против Гитлера.

Наряду с обострением внутренней обстановки существенно ослабли внешнеполитические позиции Германии. Ухудшались ее отношения с нейтральными странами — Турцией, Швецией, Швейцарией, оказывавшими ей ранее известную поддержку. Не порвав еще открыто с гитлеровским правительством, они стали больше ориентироваться на сотрудничество с западными странами антифашистской коалиции. Обеспокоенные ослаблением Германии и видя неизбежность ее поражения в войне, и особенно под непосредственным воздействием побед Советской Армии, правящие круги Финляндии, Румынии, Венгрии и Болгарии усилили дипломатический зондаж, пытаясь прощупать возможные пути выхода из войны. В феврале штаб ОКВ доложил в ставку Гитлера об отрицательной реакции финнов на отступление вермахта на рубеж реки Нарва и считал, что «оставление Крыма повлечет за собой такие политические последствия, размеры и значение которых нельзя заранее предугадать как в отношении позиции Румынии и Болгарии, так и в отношении всей обстановки партизанской войны на Балканах» {1419}. К. Типпельскирх позже напишет, что победы Советской Армии в начале 1944 г. привели «к решающим политическим последствиям: вслед за Италией теперь и у Финляндии появились сомнения в конечной победе Германии, и она стала искать контакта с противником» {1420}. Однако военно-политическое давление рейха, раздуваемая им антисоветская истерия и страх правящих классов перед своими народами продолжали удерживать страны-сателлиты в фарватере гитлеровской политики. Но полный развал фашистского блока был уже не за горами.

Советская дипломатия умело использовала кризисное положение в фашистском блоке, обострение противоречий среди его участников для окончательного разрушения этого союза, враждебного целям и интересам свободолюбивых народов и государств. Этому, в частности, способствовали гуманные условия перемирия, которые СССР предлагал Финляндии и Румынии, его позиция и заявления по поводу неблаговидной внешней политики болгарского правительства, а также в связи с вступлением советских войск на территорию Румынии и другие внешнеполитические акции. Дело шло к международной изоляции Германии в Европе.

Ослабление позиций Германии и ее европейских сателлитов существенно повлияло на внутреннее и международное положение Японии. В стране росло недовольство кабинетом Тодзио, проводившим курс, как заявил в январе глава правительства, на союз с «третьим рейхом» «в деле создания нового порядка во всем мире» {1421}. Провалились ее «мирные маневры», попытки взять на себя посреднические функции между рейхом и СССР и тем внести разлад в антигитлеровскую коалицию. Не принесли желаемых результатов предпринятые японским правительством широковещательные шаги с целью дальнейшего «объединения» стран Азии и усиление борьбы против национально-освободительного движения народов. Это свидетельствовало об ослаблении империалистических позиций Японии на Дальнем Востоке, отражавшем общий процесс углубления кризиса фашистского блока.

Крушение оборонительной стратегии фашистского блока выразилось и в том, что потерпели крах расчеты политических руководителей Германии и Японии на восполнение и повышение экономического потенциала [497] для продолжения войны. Трудности в экономике этих стран продолжали увеличиваться. Все явственнее проступали признаки экономического истощения, острой нехватки стратегического сырья и материалов.

Отрицательные последствия для германской экономики имело то, что рейх был лишен возможности грабить важные экономические районы Правобережной Украины. Значительно снизился объем поставок сырья в Германию из подвластных и оккупированных стран Европы, чувствительным было падение импорта нефти из Румынии. Определенный урон тылу фашистского блока наносили бомбардировки американо-английской авиации.

Экономическое положение Японии из-за больших потерь торгового флота на Тихом океане и обострения военно-политической обстановки в Азии ухудшилось. Ее военно-промышленное производство стало чрезвычайно остро ощущать нехватку стратегического сырья, поступавшего из оккупированных районов и стран Юго-Восточной Азии. Не оправдались надежды на дальнейший грабеж ресурсов Китая.

Принятые дополнительно меры по государственно-монополистическому регулированию экономики и новая тотальная мобилизация трудовых и материальных ресурсов лишь несколько отдалили, но не избавили главные державы фашистского блока от приближения экономического краха. Чтобы как-то спасти положение, правящие круги Германии и Японии были вынуждены максимально использовать все внутренние резервы, довести экономику до крайней степени напряжения. Но и это в конечном счете не принесло успеха. В Германии рост общего уровня промышленного производства продолжался лишь до I квартала 1944 г. Достигнув своего максимума в марте, он затем начал снижаться. Диспропорция между производством основных видов сырья и материалов и выпуском вооружения еще больше углубилась, что неизбежно повлекло за собой падение уровня военного производства, которое и началось после июля этого года. Японская экономика, достигнув в конце 1943 г. своего наивысшего подъема, затем пошла по нисходящей линии, хотя выпуск ряда видов вооружения и боевой техники еще продолжал расти до лета — осени, после чего также начал падать.

Экономическое превосходство СССР, США и Англии над Германией и Японией еще более возросло. В первой половине 1944 г. страны антифашистской коалиции достигли в развитии экономики самых высоких показателей с начала войны и в целом превзошли державы фашистского блока в производстве электроэнергии в 4,4 раза, нефти — в 23 раза, каменного угля — почти в 2 раза, стали — в 2,5 раза, чугуна — в 2,4 раза. Они располагали прочной и устойчивой материально-технической базой для оснащения вооруженных сил. В то время как в СССР, США и Англии было выпущено около 178 тыс. орудий, более 25 тыс. танков и САУ, почти 68 тыс. боевых самолетов, в Германии и Японии — соответственно лишь 95 >4 тыс., 8,5 тыс. и 24,7 тыс.

Особенно эффективно действовала в условиях войны советская социалистическая экономика. Госплан СССР в докладной записке Председателю Государственного Комитета Обороны о предварительных итогах развития народного хозяйства СССР за три года Великой Отечественной войны сообщил, что страна по выпуску валовой продукции промышленности значительно приблизилась к довоенному уровню. В первой половине 1944 г. ее общий объем по сравнению с первым полугодием 1941 г. достиг 86 процентов, а по наркоматам военной промышленности — 194 процентов. Уровень промышленного производства в областях и республиках, не подвергавшихся вражеской оккупации, составил соответственно — 185 и 570 процентов. [498]

Успешно выполнялся народнохозяйственный план 1944 г., предусматривавший более сбалансированный и пропорциональный рост ведущих отраслей экономики в интересах удовлетворения потребностей фронта, а также развертывания мирного строительства. Важные сдвиги произошли в тяжелой индустрии — фундаменте военно-экономического могущества страны и подъема материального благосостояния народа. Особенно быстро росли такие ее отрасли, как угольная и металлургическая промышленность, станкостроение и электроэнергетика. Успешное проведение весеннего сева и укрепление материально-технической базы социа+++

земледелия создали предпосылки для улучшения сельском хозяйстве. В широких масштабах развернулись восстановительные работы на освобожденной от врага территории.

Коммунистическая партия, руководствуясь указанием В. И. Ленина о том, что дело обороны Советской страны настоятельно требует наибольшей экономии сил и наиболее производительного применения народного труда {1422}, совершенствовала формы и методы руководства страной применительно к задачам данного этапа войны. Опираясь на политический и трудовой энтузиазм народа, увеличившиеся хозяйственные возможности Советского государства, плановую организацию социалистического производства и рациональное использование сырьевых ресурсов, она еще больше укрепила материально-техническую базу страны, обеспечила дальнейшее возрастание превосходства Советской Армии над врагом по количеству и качеству основных видов боевой техники и вооружения.

На высоком уровне находилась экономика США. Развитой промышленной базой располагала Англия. Увеличился вклад в победу Канады, Индии, Австралии и других стран, воюющих против Германии и Японии. Однако западные союзники мобилизовали для борьбы с врагом далеко не все свои военно-экономические ресурсы. Продолжала давать о себе знать и политическая враждебность реакционных кругов США и Англии в отношении СССР. Сказывались также противоречия и антагонизмы, присущие капиталистическому способу производства, — анархия, конкуренция, стихия рынка и т. д., сохранявшиеся во время войны. Международные картельные соглашения порождали у крупнейших капиталистических монополий заинтересованность в сохранении экономических связей с финансово-промышленным капиталом Германии и Японии.

Огромные успехи СССР в войне против Германии вынудили правящие круги США и Англии отказаться от «периферийной стратегии» и подготовиться к вторжению на Европейский континент. Они понимали, что судьба войны уже решена событиями на восточном фронте, и опасались, что Советский Союз своими силами разгромит фашистскую Германию и освободит Европу. В начале мая 1944 г. английский исполнительный комитет по делам политической войны констатировал, что Советский Союз все больше будет пользоваться репутацией такого государства, которое превзошло Великобританию не только как пионер экономических реформ, но и как пионер политических свобод и как государство, нанесшее главное поражение Германии. Комитет считал, что это положение может изменить открытие второго фронта. Опасались роста политического влияния СССР и в США. Летом американское военное руководство предупреждало государственного секретаря о том, что «по мере приближения войны с Германией к концу Россия начинает играть доминирующую роль в Восточной Европе и на Ближнем Востоке», а также выражало тревогу [499] по поводу того, что разгром Японии «сделает Россию ключевой державой в Северо-Восточной Азии...» {1423}.

Советские люди никогда не умаляли важности совместных ударов по врагу и развернувшейся с конца 1943 г. интенсивной подготовки к открытию второго фронта в Европе. Но во многом в основе этой подготовки лежали политические расчеты английского и американского союзников, их боязнь опоздать сесть наравне с Советским Союзом за стол победителей. Даже по мнению буржуазных историков, подготовка к вторжению на континент и высадка через Ла-Манш были предприняты не столько в интересах скорейшего разгрома фашистской Германии, сколько в «собственных интересах Запада» {1424} из-за опасения, что Советская Армия, быстро продвигавшаяся на запад, могла бы «дойти до Ла-Манша, овладев при этом стратегической промышленностью Рура» {1425}.

Таким образом, к лету 1944 г. благодаря победам Вооруженных Сил СССР на советско-германском фронте военная мощь гитлеровского государства оказалась значительно подорванной, а происшедшие изменения в военно-политической обстановке в Европе в совокупности предопределили неизбежность краха всей системы фашистского «нового порядка». Западногерманский историк К.Рикер справедливо отметил: «Когда западные союзники летом 1944 г. предприняли решающее наступление на «крепость Европы», исход второй мировой войны практически был уже определен поражением Германии в России... Германия проиграла вторую мировую войну в военном отношении еще до вторжения Запада» {1426}.

Приступая к освобождению народов Центральной и Юго-Восточной Европы, Советский Союз показал, что ему не свойственно вмешательство во внутренние дела других стран. Освободительная миссия СССР закономерно вытекала из природы социалистического строя, из его интернациональной сущности, марксистско-ленинской политики Советского государства, характера и целей войны против фашизма. Коммунистическая партия, народ, армия всемерно поддерживали антифашистскую борьбу народов всех стран, все прогрессивные, демократические силы, выступающие против реакции, тем самым способствуя национальному возрождению и социальному прогрессу в странах, освобождаемых от ига нацизма.

Следуя принципам мирного сосуществования государств с различным социальным строем, правительство СССР шло по пути честного сотрудничества с США и Англией, прилагая усилия к тому, чтобы все страны антигитлеровской коалиции, участвовавшие в разгроме фашизма, осуществляли такую политику, которая послужила бы основой для мирного послевоенного развития народов и государств.

Оглавление. Крушение оборонительной стратегии фашистского блока

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.