Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Стратегическая обстановка на фронтах второй мировой в 1944 г.

К лету 1944 г. во второй мировой войне участвовало 45 государств. Военные действия, достигшие небывалого размаха, велись на всех важнейших театрах на суше, на море и в воздухе. Численность вооруженных сил воюющих государств приближалась к своей наивысшей за все время войны точке.

Советские Вооруженные Силы на 1 июня 1944 г. в действующей армии, на дальневосточных и южных границах и в резерве Ставки Верховного Главнокомандования (ВГК) насчитывали свыше 9 млн. человек, 133 тыс. орудий и минометов (без 50-мм минометов), 11,8 тыс. танков и самоходно-артиллерийских установок, 21,8 тыс. боевых самолетов и 207 боевых кораблей основных классов (2 линкора, 8 крейсеров, 41 эсминец, 156 подводных лодок) {3}. Если в период с января по июнь 1944 г. общая численность армии и флота изменилась незначительно, то рост количества вооружения и боевой техники, а также совершенствование их качественных показателей были весьма существенными. Ударная мощь советских войск значительно повысилась: они были хорошо вооружены и обеспечены в материально-техническом отношении. Их организация и подготовка отвечали требованиям войны. Ставка Верховного Главнокомандования твердо и с высоким искусством осуществляла стратегическое руководство Советскими Вооруженными Силами. Советские воины приобрели большой боевой опыт и отличались высоким моральным духом. Воодушевленные справедливыми, освободительными целями войны и успехами на фронте и в тылу, они были способны решать самые сложные боевые задачи.

Советская артиллерия большой мощности меняет огневые позиции в ходе наступления на бобруйском направлении. 1й Белорусский фронт, 1944 г.
Советская артиллерия большой мощности меняет огневые позиции в ходе наступления на бобруйском направлении. 1й Белорусский фронт, 1944 г.

В действующих армиях и флотах на 1 июня 1944 г. было 43 516 первичных партийных организаций, насчитывавших 1 717 686 членов и кандидатов в члены партии, и 27 313 первичных комсомольских организаций, включавших 1 134 776 комсомольцев. На 1 июля 1944 г. 66 процентов подразделений имели полнокровные первичные партийные организации. Коммунисты представляли в войсках большую силу, цементирующую ряды воинов.

Наряду с советскими войсками на территории СССР вели боевые действия против фашистских захватчиков (или проходили стадию формирования) польские, чехословацкие, румынские, югославские и французские [16] соединения и части, которые к 1 июня 1944 г. имели 103 580 хорошо вооруженных солдат и офицеров.

В вооруженных силах США насчитывалось 11 537 тыс. солдат и офицеров, 56,3 тыс. орудий и минометов, 12,9 тыс. танков и САУ {4}, 57,4 тыс. боевых самолетов и 701 корабль основных классов (22 линкора, 78 авианосцев, 49 крейсеров, 354 эсминца и 198 подводных лодок). Американские сухопутные войска имели 7910,5 тыс. человек, причем 4172 тыс., или 53 процента их состава, с вооружением и боевой техникой размещались на территории страны. Остальные находились за пределами США, в том числе в таких районах, как Ближний Восток, Персидский залив, Карибское море, где военные действия не велись {5}.

Вооруженные силы Англии составляли 4 500 тыс. человек, 34,3 тыс. орудий и минометов, 4,2 тыс. танков и САУ, 8,3 тыс. боевых самолетов и 387 боевых кораблей основных классов (15 линкоров, 49 авианосцев, 62 крейсера, 125 эсминцев, 136 подводных лодок) {6}. Основная масса английских войск находилась в метрополии.

Совместно с американо-английскими войсками боевые действия вели войска Китая, Франции, Индии, Австралии, Новой Зеландии, Канады, а также войска польского, чехословацкого и других эмигрантских правительств.

На состояние морального духа американских и английских войск положительное влияние оказывали осознание солдатами справедливости антифашистской войны, победы Советской Армии, приближавшие разгром врага, а также успехи, достигнутые союзниками в Италии, на Тихом океане, и перспектива скорой высадки во Франции. Войска США и Англии организационно строились применительно к характеру проводимых операций.

Военное руководство этих стран приобрело навыки планирования и ведения боевых действий. В целом войска союзников могли успешно решать стоявшие перед ними задачи.

Значительными вооруженными силами располагали страны гитлеровской коалиции. Вермахт имел 9 365 тыс. солдат и офицеров, 124 тыс. орудий и минометов, 12,4 тыс. танков и штурмовых орудий, 5,7 тыс. боевых самолетов, 474 боевых корабля основных классов (2 линкора, 8 крейсеров, 23 эсминца, 441 подводную лодку) {7}.

Вместе с вермахтом военные действия вели также войска Финляндии, Румынии, Венгрии, Италии (“республика Сало” {8}). Часть войск монархо-фашистской Болгарии использовалась в Югославии и Греции. Полностью в распоряжении гитлеровцев находились войска марионеточных правительств некоторых оккупированных стран. Всего войска союзников Германии насчитывали около 2,7 млн. солдат и офицеров, более 22 тыс. орудий и минометов, до 600 танков, 2 тыс. боевых самолетов и некоторое количество боевых кораблей {9}. [17]

Чтобы не допустить деморализации своих вооруженных сил и падения дисциплины, немецко-фашистское командование усилило их идеологическую обработку, применяло репрессии, увеличило количество войск СС.

Общая численность вооруженных сил империалистической Японии на июнь 1944 г. составляла 4 457 тыс. человек, 16 тыс. орудий и минометов, 3,3 тыс. танков, 5,9 тыс. боевых самолетов и 179 боевых кораблей основных классов (9 линкоров, 14 авианосцев, 26 крейсеров, 68 эсминцев, 62 подводные лодки) {10}. В полном распоряжении японского командования находились войска Ван Цзин-вэя, князя Дэвана и войска Маньчжоу-Го в Китае, а также отдельные части марионеточных правительств в других оккупированных странах Азии. Японские войска имели боевой опыт, были обучены и обеспечены вооружением, хотя в значительной степени устаревшим.

Всего вооруженные силы пяти основных государств воюющих коалиций к июню 1944 г. насчитывали около 39 млн. человек, свыше 360 тыс. орудий и минометов, около 45 тыс. танков и самоходно-артиллерийских установок (штурмовых орудий), свыше 99 тыс. боевых самолетов и 1948 боевых кораблей основных классов.

Соотношение сил и средств основных государств воюющих коалиций показано в таблице 1.

Таблица 1. Соотношение сил и средств основных государств воюющих коалиций к июню 1944 г.

Силы и средства

Антифашистская коалиция (СССР, США, Англия)

Фашистско-милитаристский блок (Германия, Япония)

Соотношение

Личный состав (тыс. чел.)

25106

13822

1,8: 1

Орудия и минометы (тыс.)

223,6

140,0

1,6: 1

Танки и САУ (штурмовые орудия) (тыс.)

28.9

15,7

1,8: 1

Боевые самолеты (тыс.)

87,5

11,6

7,5: 1

Боевые корабли основных классов

1295

653

2,0:1

Данные таблицы свидетельствуют о том, что по основным показателям превосходство в силах и средствах было на стороне государств антигитлеровской коалиции. Это позволяло им планировать и осуществлять операции больших масштабов. Однако возможности антигитлеровской коалиции снижались тем, что большая часть сил и средств вооруженных сил США и Англии находилась внутри этих стран, а не на фронтах второй мировой войны. Вместе с тем и страны фашистско-милитаристского блока в этот период еще располагали значительными силами, позволявшими оказывать упорное противодействие войскам антигитлеровской коалиции.

Из общего количества сил и средств, имевшихся у основных государств воюющих коалиций, на фронтах второй мировой войны находилось 48 процентов личного состава, 64 процента орудий и минометов, 61 процент танков и самоходно-артиллерийских установок (штурмовых орудий), 42 процента боевых самолетов и свыше 90 процентов боевых кораблей основных классов. [18]

Вооруженные силы стран воюющих коалиций распределялись по фронтам в зависимости от политических и военных целей государств — участников войны. Особенно большое количество сил и средств находилось на советско-германском фронте. Гитлеровское командование сосредоточило здесь более 60 процентов всех сил и средств действующих войск вермахта, что убедительно свидетельствовало о решающем значении советско-германского фронта и о том, что Советскому Союзу и в данный период приходилось нести основное бремя борьбы против главного противника — фашистской Германии.

Наибольшей активностью по-прежнему отличались боевые действия на советско-германском фронте. Именно здесь происходили события, имевшие решающее значение для всей второй мировой войны. Линия, разделявшая воюющие стороны, от Баренцева моря проходила западнее Мурманска, через Онежское и Ладожское озера, Карельский перешеек, северо-западнее Ленинграда, восточнее Нарвы, Пскова, Витебска и Могилева, по реке Припять, восточнее Ковеля и Станислава (Ивано-Франковска). Далее она пролегала севернее Кишинева и, опускаясь на юг по Днестру, уходила к Черному морю. На этом огромном фронте протяженностью 4,5 тыс. км с советской стороны действовали войска 11 фронтовых объединений, 3 флота, 2 флотилии и 2 фронта ПВО страны. В советских войсках насчитывалось 461 стрелковая, воздушно-десантная и кавалерийская дивизия, 21 танковый и механизированный корпус и много других соединений и частей усиления. Они включали 6,6 млн. человек, 98,1 тыс. орудий и минометов, 7,1 тыс. танков и САУ, около 12,9 тыс. боевых самолетов. Им противостояли 4 группы армий и несколько оперативных групп (179 дивизий и 5 бригад фашистской Германии, 49 дивизий и 18 бригад ее союзников) {11}, часть сил 20-й немецкой горной армии, 3 воздушных флота и группировки военно-морских сил на Севере, Балтийском и Черном морях. Эти силы имели 4,3 млн. человек, 59 тыс. орудий и минометов, 7,8 тыс. танков и штурмовых орудий, 3,2 тыс. боевых самолетов.

Советские войска занимали выгодное стратегическое положение. Сложившаяся линия фронта и наличие двух выступов, в Белоруссии и Молдавии, позволяли им наносить удары по флангам группировок противника. Улучшилась оперативно-стратегическая обстановка на Балтийском и особенно Черном морях. Приближение линии фронта к основным районам базирования партизан позволяло им более тесно взаимодействовать с наступающими войсками.

Военно-политические цели Советского Союза в войне на ближайший период были изложены в первомайском приказе Верховного Главнокомандующего И. В. Сталина. Они заключались в том, чтобы “очистить от фашистских захватчиков всю нашу землю и восстановить государственные границы Советского Союза по всей линии, от Черного моря до Баренцева моря... Преследовать раненого немецкого зверя по пятам и добить его в ... собственной берлоге... Вызволить из немецкой неволи наших братьев поляков, чехословаков и другие союзные с нами народы Западной Европы...” {12}. Эти цели были положены в основу планирования летнего наступления.

О проведении такого мощного наступления окончательное решение было принято в конце апреля 1944 г. на совместном заседании Политбюро ЦК партии и Ставки. Предстояло подготовить и осуществить серию последовательных и взаимоувязанных наступательных операций. Главный удар планировалось нанести на центральном участке советско-германского [19] фронта, чтобы разгромить группы армий “Центр” и “Северная Украина”, оборонявшиеся в Белоруссии и западных областях Украины, а затем начать освобождение других районов Советского Союза и оказать помощь народам стран, находившихся под игом немецко-фашистских захватчиков.

Предполагалось, что нанесение главного удара на этом участке приведет не только к разгрому двух сильнейших фашистских группировок и прорыву их стратегического фронта, но и к разъединению и изоляции войск противника, действовавших на северо-западном и южном направлениях. Этот удар мог вывести советские армии кратчайшим путем к границам Германии и дать максимум оперативных и стратегических результатов.

В соответствии с замыслом Ставки наступление должно было начаться операцией Ленинградского и Карельского фронтов на Карельском перешейке и в Южной Карелии. Имелось в виду, что разгром врага в этом районе неизбежно оттянет часть его сил с центрального участка советско-германского фронта и вынудит выйти из борьбы финского партнера гитлеровской Германии. За действиями Ленинградского и Карельского фронтов без промедления должен был последовать сокрушительный удар четырех фронтов в Белоруссии. Предусматривалось в тот момент, когда гитлеровское командование придет к выводу, что именно здесь происходят главные события, и двинет сюда свои резервы с юга, развернуть решительное наступление войск 1-го Украинского фронта на львовском направлении. В то же время намечалось силами 2-го Прибалтийского фронта сковать войска группы армий “Север”, лишить их возможности оказать помощь своему соседу справа — группе армий “Центр”. После разгрома врага в этих операциях Ставка считала возможным развернуть активные наступательные действия на балканском направлении, а также в Прибалтике и на Крайнем Севере.

О планах советского Верховного Главнокомандования на лето 1944 г. Сталин 6 июня писал Черчиллю следующее: “Летнее наступление советских войск, организованное согласно уговору на Тегеранской конференции, начнется к середине июня на одном из важных участков фронта. Общее наступление советских войск будет развертываться этапами путем последовательного ввода армий в наступательные операции. В конце июня и в течение июля наступательные операции превратятся в общее наступление советских войск” {13}.

Гитлеровская Германия продолжала придерживаться оборонительной стратегии. Замысел немецко-фашистского командования на восточном фронте в общих чертах сводился к тому, чтобы не допустить прорыва своей обороны и удержать занимаемые позиции. При определении своих планов оно считало, что Советские Вооруженные Силы летом 1944 г. главный удар нанесут не на центральном, а на южном участке фронта для овладения румынскими нефтяными источниками и глубокого прорыва на Балканы. При этом допускалась возможность большого наступления советских войск в Прибалтике, а также наступления в Белоруссии, но оно, по расчетам гитлеровцев, не могло преследовать решительных целей.

Немецко-фашистская разведка, несмотря на свою активность, не смогла добыть достоверных данных о численности и дислокации советских войск. Так, по ее сведениям, на 1 июня 1944 г. перед группами армий [20] “Центр” и “Северная Украина” находилась 181 дивизия, на самом же деле здесь была сосредоточена 251 дивизия. Данные разведки еще больше убеждали немецко-фашистское командование в том, что главные силы советских войск и после их зимне-весеннего наступления по-прежнему остаются на юге советско-германского фронта и что именно здесь Советская Армия нанесет свой главный удар летом. Поэтому оно продолжало держать крупные силы на юге.

Исходя из своих замыслов, оценки обстановки и перспектив развития военных событий, противоборствующие стороны развернули подготовку к боевым действиям в летний период.

При подготовке к летним операциям советское Верховное Главнокомандование искусно провело крупнейшую в истории Великой Отечественной войны перегруппировку войск. В ходе ее за относительно короткий срок были перемещены на значительные расстояния управления 8 общевойсковых, 2 танковых и 1 воздушной армий, а также 13 танковых и механизированных, 11 авиационных и 2 кавалерийских корпусов, 76 стрелковых и кавалерийских дивизий {14}. Силы и средства перебрасывались главным образом с южного участка советско-германского фронта — с 2, 3 и 4-го Украинских фронтов — в полосы 1-го Прибалтийского, 3, 2 и 1-го Белорусских и 1-го Украинского фронтов, привлекавшихся к осуществлению решающего наступления в Белоруссии и Западной Украине.

В результате проведенной перегруппировки советское командование сумело Сосредоточить на важнейших направлениях мощные группировки своих войск и обеспечить необходимое превосходство в силах и средствах над противником. На решающем участке, от Невеля до Черновцов, равном примерно 37 процентам общей протяженности советско-германского фронта, где действовали войска пяти фронтовых объединений, советское командование сосредоточило 3 076 тыс. солдат и офицеров, 46 335 орудий и минометов, 4190 танков и самоходно-артиллерийских установок и 5000 боевых самолетов, что составляло почти половину, а по некоторым видам и более всех сил и средств действующей армии. Благодаря этому советские войска превосходили здесь противника: в людях — в 1,6 раза, в орудиях и минометах — в 1,8, в танках и САУ — в 1,1 ив боевых самолетах — в 2,7 раза.

Создание значительного превосходства в живой силе и технике над противником на важнейших направлениях свидетельствовало о все возраставших возможностях советского тыла обеспечивать фронты всем необходимым и о высоком уровне советского военного искусства. Оно позволяло советскому командованию наносить мощные первоначальные удары, быстро взламывать вражескую оборону и непрерывно наращивать наступательные действия в ходе операций.

В резерве Ставки Верховного Главнокомандования на 1 июня 1944 г. находились управления 4-го Украинского фронта, двух общевойсковых армий, танковой и воздушной армий, 9 танковых, 7 механизированных, 1 кавалерийский и 11 авиационных корпусов. Эти объединения, включавшие 30 стрелковых, воздушно-десантных и кавалерийских дивизий и 36 авиационных дивизий, насчитывали 645 тыс. человек личного состава, 9,5 тыс. орудий и минометов, 1,8 тыс. танков и самоходно-артиллерийских установок и 2,9 тыс. боевых самолетов {15}. Располагая столь крупными резервами, Ставка могла значительно усиливать фронты, особенно те, которые должны были действовать на решающем направлении.

Для обеспечения безопасности дальневосточных границ Советскому Союзу приходилось держать там крупную группировку войск в составе [21] 36 дивизий (в том числе 2 танковые), 19 укрепленных районов и 51 бригаду (в том числе 26 танковых и механизированных).

Ставка, командование и штабы фронтов и армий обеспечивали пополнение частей и соединений действующей армии личным составом, вооружением и боевой техникой, однако 41 процент стрелковых дивизий имели среднюю укомплектованность — насчитывали по 6 — 8 тыс. человек в каждой {16}.

Военно-Морской Флот в соответствии с указаниями Ставки должен был систематически нарушать коммуникации врага и защищать свои, оборонять побережье, поддерживать приморские фланги сухопутных войск, расширять свои операционные зоны, уничтожать минные заграждения гитлеровцев, быть готовым к высадке морских десантов, наносить авиационные удары по неприятельским базам и портам. Северному флоту, кроме того, предписывалось совместно с силами союзников обеспечивать защиту коммуникаций в Баренцевом море. Ставка приняла также решение об оперативном подчинении флотов и флотилий соответствующим фронтовым объединениям {17}.

Главные задачи ВВС состояли в том, чтобы, удерживая стратегическое господство в воздухе, способствовать наступательным действиям сухопутных войск.

Войскам ПВО страны ставилась задача продолжать оборонять с воздуха важнейшие административные и промышленные центры в глубине страны, прифронтовые объекты, прикрывать оперативные перегруппировки войск, а также важные объекты на освобождаемой территории.

Партизаны и подпольщики, как и прежде, должны были нарушать вражеские коммуникации, уничтожать небольшие гарнизоны противника и отвлекать на себя как можно больше его сил, еще теснее координировать свои действия с действиями наступающих войск, противодействовать гитлеровцам в угоне населения и вывозе награбленного имущества в Германию.

Ставка спланировала и почти на всех фронтах провела целый комплекс мероприятий по введению противника в заблуждение.

По указаниям военных советов фронтов и армий в подготовительный период в войсках проводилась интенсивная боевая и политическая подготовка. Части и подразделения учились сочетать огонь и маневр, быстро взламывать сильную, глубоко эшелонированную оборону противника, преследовать, не давая ему передышки, своевременно срывать его контратаки. Они готовились к тому, чтобы решительным маневром охватывать фланги немецко-фашистских войск, смело прорываться в их тылы, окружать и уничтожать силы гитлеровцев.

В связи с новыми условиями, когда советские войска приступили к освобождению стран Юго-Восточной Европы, Политбюро ЦК ВКП(б) провело в мае 1944 г. совещание с участием членов военных советов фронтов. На совещании был дан глубокий анализ военно-политической обстановки и поставлены задачи по развертыванию идейно-политической работы среди воинов в новых условиях {18}. Выполняя эти задачи, командиры, политорганы, партийные и комсомольские организации мобилизовывали личный состав на дальнейшее повышение бдительности, организованности и укрепление дисциплины в связи с перенесением боевых действий на территорию других стран. [22]

В результате огромной и напряженной работы Коммунистической партии, военного командования, тружеников советского тыла была достигнута необходимая готовность Вооруженных Сил к решению новых, огромных по своим масштабам и сложных задач.

Немецко-фашистское командование, предвидя неизбежность продолжения наступления советских войск, стремилось на наиболее опасных направлениях создать сильную, многополосную глубокую оборону. Исходя из своего общего замысла, гитлеровская ставка основное внимание уделяла южному направлению. Здесь была достигнута наибольшая плотность сухопутных войск.

Что же касается военно-морских сил, развернутых на восточном фронте, то большая их часть находилась в базах Северной Норвегии и предназначалась для противодействия проводке конвоев, следовавших в СССР из США и Англии.

В резерве главного командования сухопутных войск вермахта находилось 6 дивизий (в том числе 3 танковые и 1 моторизованная), 4 бригады, а также управление 17-й армии. В составе этих сил насчитывалось 106 тыс. солдат и офицеров, более 1,2 тыс. орудий и минометов и 236 танков и штурмовых орудий. Кроме того, немецко-фашистское командование могло использовать на восточном фронте 12 — 15 дивизий, находившихся в Польше, Австрии, Венгрии, Румынии и частично в Германии. Ему удалось пополнить действующие войска. Средняя численность пехотной дивизии | г на советско-германском фронте составляла 10 тыс. человек, танковой — 13,2 тыс. и моторизованной — 13,5 тыс. человек.

Гитлеровская пропаганда внушала своим войскам, что Германия будто бы располагает сверхмощным оружием и сможет отразить любые удары на Востоке.

В Западной Европе и в Италии также назревали весьма важные события, связанные главным образом с предстоявшей высадкой англоамериканских войск во Франции. Линия обороны немецко-фашистских войск на Западе к 1 июня проходила по побережью Норвегии, Дании, Голландии, Бельгии, Франции, далее шла по южному побережью Франции, южнее Рима пересекала итальянскую территорию, продолжалась по побережью Югославии, Албании и заканчивалась в Греции.

США и Англия, используя благоприятную обстановку, создавшуюся в результате побед Советских Вооруженных Сил, к лету 1944 г. смогли сосредоточить на Британских островах и на Средиземном море значительные силы, предназначенные для высадки во Франции. Определенное количество войск они имели и в Италии. Численность дивизий была доведена до полного штата. Американская пехотная дивизия насчитывала 14,3 тыс. человек, бронетанковая — 10,9 тыс. человек и более 260 танков. Пехотная дивизия Англии имела 18,3 тыс. человек, бронетанковая — 15 тыс. человек {19}.

Политическое и военное руководство США и Англии в соответствии с договоренностью на Тегеранской конференции решающее значение придавало высадке своих войск в Нормандии. Оно планировало разгром немецко-фашистских войск во Франции, Бельгии, Голландии и вступление в пределы фашистской Германии. В Италии предусматривался выход союзных войск в Ломбардскую долину. Развертывая эти операции, американское и английское правительства рассчитывали не только добиться военных успехов, но и укрепить свои политические и экономические позиции в Западной Европе.

Немецко-фашистское командование, несмотря на угрозу высадки [23] союзников, не могло значительно усилить свои войска в Западной Европе, особенно в связи с напряженной обстановкой на восточном фронте. Их слабость в количественном и особенно в качественном отношении не позволяла гитлеровцам успешно вести оборону. Грозного “Атлантического вала”, живо описываемого тогда в германской и англо-американской прессе, практически не существовало. Легенда о его неприступности фашистской пропагандой распространялась, чтобы скрыть слабость обороны Германии на Западе. В США и Англии она активно использовалась реакционными кругами в качестве предлога для затягивания открытия второго фронта в Европе.

Обстановка на Западе в целом благоприятствовала предстоявшей высадке союзников. Помимо подавляющего превосходства над противником в силах и средствах сухопутных войск они имели полное господство в воздухе и на море. Союзное командование сумело избрать наиболее выгодное направление главного удара и сосредоточить на нем максимум своих усилий.

Продолжались бомбардировки важных промышленных и административных центров, коммуникаций и других объектов Германии. Американо-английское командование знало, что высадка во Франции совпадет с новыми мощными ударами Советских Вооруженных Сил. Десантной операции союзных войск способствовало также движение Сопротивления народов Западной Европы.

На Тихом океане и в Азии линия, условно разделявшая воюющие стороны, проходила западнее Алеутских, восточнее Марианских и Каролинских островов, через Северную Гвинею, юго-западнее острова Суматра, по западной и восточной границам Бирмы, по северной границе Индокитая, далее шла по китайской территории. В Северном и Центральном Китае она продолжалась по р. Хуанхэ, севернее Чанша и упиралась в Восточно-Китайское море. Союзное командование считало необходимым свои основные усилия на Тихом океане сосредоточить в центральной его части. Предусматривалось после овладения Марианскими островами нанести главный удар в направлении Филиппин, овладеть ими, перерезать морские коммуникации, которые связывали Японию с районами Южных морей, богатыми сырьевыми ресурсами.

Проведение крупных операций в других районах Тихого океана союзники не планировали.

К июню 1944 г. на обширном китайском фронте в непосредственном подчинении Чан Кай-ши находилось около 5 млн. солдат и офицеров гоминьдановской армии. Из-за экономической отсталости Китая они были плохо вооружены и обучены. Учитывая низкую боеспособность и почти полную деморализацию армии, а также продолжавшееся наступление японских войск, гоминьдановское политическое и военное руководство в Центральном и Южном Китае не планировало и не предпринимало активных наступательных действий своих вооруженных сил. Оно ограничивалось в основном очаговой обороной. Вместе с тем значительные группировки гоминьдановских войск осуществляли блокаду освобожденных районов и операции против 8-й и Новой 4-й армий.

Японское командование продолжало придерживаться оборонительной стратегии. Оно не представляло себе, где развернутся основные события во второй половине 1944 г.: в центральной или в юго-западной частях Тихого океана. Планируя свои дальнейшие действия, японская ставка исходила из того, что боеспособность военно-морского флота Японии заметно снижалась, а в военно-экономическом потенциале противник обладал явным преимуществом. В этих условиях, считала она, единственное, что может сдержать наступление союзников и в один прием резко улучшить обстановку для Японии, — это решающее сражение с целью [24] уничтожения флота противника. Руководствуясь этими соображениями, японская ставка 3 мая 1944 г. отдала соответствующую директиву главнокомандующему Объединенным флотом {20}.

В Китае японское командование намеревалось продолжать наступательные операции с целью полного овладения коммуникацией, выводящей из центральных районов в Индокитай, и ликвидации американских военно-воздушных баз, расположенных вдоль этой коммуникации. Несмотря на тяжелые поражения на Тихом океане, оно по-прежнему держало крупные силы в Маньчжурии, у границ Советского Союза. Японскому командованию и к лету 1944 г. еще удавалось поддерживать довольно высокую укомплектованность своих войск. Так, численность солдат и офицеров пехотной дивизии составляла примерно 75 процентов ее штатного состава.

Распределение сил и средств сторон в бассейне Тихого океана характеризовалось тем, что к лету 1944 г. превосходство в силах флота и авиации полностью находилось на стороне союзников. Это служило прочной основой их будущих успехов.

* * *

Таким образом, военно-политическая обстановка к середине 1944 г. была благоприятной для стран антигитлеровской коалиции. Решающее значение в борьбе с агрессорами имели дальнейший рост военного производства Советского Союза и замечательные победы Вооруженных Сил СССР, продолжавших прочно удерживать стратегическую инициативу на советско-германском фронте. Эти победы оказывали глубокое влияние не только на ход войны, но и на экономику и внутриполитическую жизнь всех воюющих государств, на международные отношения во всем мире.

Определенную роль в дальнейшем улучшении положения антигитлеровской коалиции сыграли также успешные действия союзных войск на других фронтах войны и национально-освободительное движение народов в странах, оккупированных немецко-фашистскими и японскими захватчиками.

Все эти благоприятные обстоятельства позволили Советскому Союзу и его союзникам спланировать на лето 1944 г. крупные наступательные операции с решительными целями, в то время как фашистская Германия и Япония были вынуждены придерживаться оборонительной стратегии.

Усилия стран антигитлеровской коалиции вызывали у свободолюбивых народов мира новые надежды на скорое победоносное окончание войны.

Оглавление. Освобождение территории СССР и европейских стран

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.