Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Обстановка в Белоруссии в 1944. Подготовка Белорусской наступательной операции СССР

Наступление советских войск в Белоруссии развернулось в период, когда продолжалась Выборгско-Петрозаводская операция. Оно явилось тем главным событием, которое во многом предопределило успех всех последующих операций на советско-германском фронте и оказало существенное влияние на дальнейший ход всей мировой войны.

В Белоруссии, подпавшей под иго фашистской оккупации в первые недели войны, три года свирепствовал жестокий террор гитлеровцев. К лету 1944 г. от их рук погибло свыше 2 200 тыс. местных жителей и военнопленных. Стремясь восполнить нехватку рабочей силы в Германии, оккупанты за три года угнали из Белоруссии на каторжные работы около 380 тыс. человек {70}.

Немецко-фашистские захватчики уничтожили полностью или частично 209 городов и районных центров, а также 9200 сел и деревень. Почти 3 млн. человек лишились крова. Гитлеровцы разрушили и разграбили более 10 тыс. промышленных предприятий, уничтожили 96 процентов энергетических мощностей, разорили 10 тыс. колхозов, 92 совхоза, 316 машинно-тракторных станций. В результате хозяйничанья оккупантов валовая продукция промышленности республики к концу 1944 г. составляла всего 5 процентов уровня довоенного 1940 г. {71}.

Оккупационный режим опирался на разветвленный аппарат насилия. Однако народная борьба против поработителей принимала все более массовый характер. К середине 1944 г. на белорусской земле действовали 150 партизанских бригад и 49 отдельных отрядов общей численностью свыше 143 тыс. человек. Активную борьбу с захватчиками вели десятки тысяч подпольщиков. Более 11 тыс. коммунистов и 31 тыс. комсомольцев личным примером вдохновляли отважных борцов в тылу врага {72}. Советские патриоты истребляли оккупантов, подрывали железнодорожные мосты, склады с оружием и боеприпасами, пускали под откос вражеские эшелоны, срывали экономические и другие мероприятия немецко-фашистских захватчиков. [40]

С приближением советских войск к границе с Польшей наращивали удары по коммуникациям немецко-фашистских войск отряды Армии Людовой и другие боевые антифашистские организации в Польше. Польский народ добивался быстрейшего освобождения своей земли от гитлеровских оккупантов, возрождения независимого государства и демократического его развития, мстил гитлеровцам за уничтожение в многочисленных лагерях смерти миллионов поляков. Трудящиеся Польши видели в советских воинах своих освободителей и боевых союзников в борьбе против общего врага.

Советских людей и трудящихся Польши воодушевляли победы Вооруженных Сил СССР и армий союзников над общим врагом.

Продолжалось успешное наступление советских войск на Карельском перешейке и в Южной Карелии. Союзники осуществляли высадку войск во Франции.

Тем временем советские войска завершали подготовку Белорусской операции — одной из крупнейших стратегических операций Великой Отечественной войны.

К исходу 22 июня 1944 г. фронт протяженностью более 1100 км проходил по линии озеро Нещердо, восточнее Витебска, Орши, Могилева, Жлобина, по реке Припять, образуя огромный выступ, обращенный своей вершиной на восток. На этом рубеже оборонялись войска группы армий “Центр” под командованием генерал-фельдмаршала Э. Буша. В нее входили 3-я танковая, 4, 9 и 2-я полевые армии, которые поддерживала авиация 6-го и частично 1-го и 4-го воздушных флотов. На севере к ней примыкали войска 16-й армии группы армий “Север”, на юге — 4-й танковой армии группы армий “Северная Украина”, В группе армий “Центр” вместе с примыкавшими к ней соединениями соседних групп армий насчитывалось 63 дивизии и 3 пехотные бригады.

Группа армий “Центр”, занимая так называемый “белорусский балкон” и располагая хорошо развитой сетью железных и шоссейных дорог для широкого маневра по внутренним линиям, преграждала советским войскам путь на Варшаву. При переходе советских войск в наступление она могла к северу или к югу от этого “балкона” наносить мощные фланговые-удары по войскам Прибалтийских и Белорусских фронтов.

Германское командование намеревалось любой ценой удерживать выгодные для него позиции на центральном участке фронта. Оно считало, что советские войска смогут нанести в Белоруссии лишь второстепенный удар, и поэтому исключало возможность использования здесь большого количества танков. Гитлеровцы надеялись, что лесисто-болотистая и озерная местность облегчит им оборонительные действия, стеснит маневренность советских войск и вынудит их наступать вдоль дорог, в лоб наиболее сильным оборонительным позициям. Они также полагали, что советская пехота без крупных танковых сил не сможет прорвать немецкие позиции, и рассчитывали дать ей отпор в тактической зоне обороны. При этом предусматривалось отразить удары советских войск без усиления группы армий “Центр”.

В соответствии с основной идеей оборонительной операции и при отсутствии крупных резервов командование группы армий расположило свои войска в один эшелон. Главные силы группы, сосредоточенные в районах Полоцка, Витебска, Орши, Могилева, Бобруйска и Ковеля, прикрывали направления, наиболее выгодные для наступления советских войск. Сильно развитая в инженерном отношении оборона гитлеровцев в Белоруссии состояла из нескольких рубежей и простиралась в глубину на 250 — 270 км. При этом умело использовались условия местности: оборонительные полосы проходили, как правило, по западным берегам многочисленных рек, имеющих широкие заболоченные поймы. Командование [41] группы принимало меры к пополнению и укомплектованию дивизий. Их численность колебалась от 7 до 9 тыс. человек. Войска группы обладали большим боевым опытом, они длительное время вели боевые действия на центральном стратегическом направлении. Это был сильный и искусный противник. Однако гитлеровское командование, не ожидавшее главного удара советских войск в Белоруссии, имело здесь недостаточно резервов, часть которых к тому же была скована действиями партизан.

В группировку советских войск, привлекавшихся к разгрому врага в Белоруссии, входили 1-й Прибалтийский, 3, 2 и 1-й Белорусские фронты, в составе которых было 20 общевойсковых, 2 танковые и 5 воздушных армий. Эта группировка имела 166 стрелковых дивизий, 12 танковых и механизированных корпусов, 7 укрепленных районов и 21 бригаду.

Принимая решение о проведении Белорусской наступательной операции, советское Верховное Главнокомандование реально оценивало противостоявшую группировку противника, характер его обороны, а также трудности, связанные с преодолением лесисто-болотистой местности. Еще в апреле было определено, что разгром врага в Белоруссии явится главнейшей задачей советских войск летом 1944 г. Работа Генерального штаба над планом Белорусской операции, известной под названием “Багратион”, завершилась во второй половине мая 1944 г. 30 мая Ставка Верховного Главнокомандования окончательно утвердила план операции {73}.

Суть замысла сводилась к тому, чтобы глубокими ударами четырех фронтов разгромить основные силы группы армий “Центр” в тактической и ближайшей оперативной глубине, освободить Советскую Белоруссию и создать предпосылки для последующего наступления советских войск в западных областях Украины, Прибалтике, Восточной Пруссии и Польше. План операции предусматривал прорыв обороны противника одновременно на шести участках, чтобы расчленить его войска и разбить их по частям. Особое значение придавалось разгрому наиболее мощных фланговых группировок гитлеровцев, оборонявшихся в районах Витебска и Бобруйска, с целью прорубить широкие ворота для стремительного продвижения крупных сил 3-го и 1-го Белорусских фронтов и развития их успеха по сходящимся направлениям на Минск. Уцелевшие при этом войска противника предусматривалось отбросить на глубину 200 — 250 км в невыгодный для оборонительных действий район под Минском, отрезать им пути отхода, окружить их и ликвидировать.

При планировании Белорусской операции предполагалось, что в результате одновременных действий всех фронтов, привлекаемых к участию в ней, в обороне противника может образоваться брешь протяженностью в несколько сот километров, которую быстро прикрыть он не сможет. Это должно было дать советским войскам возможность стремительно преследовать остатки разгромленных его сил, не позволяя им закрепиться на промежуточных рубежах, и предопределить успех операции в целом.

Ставка потребовала от фронтов тщательно подготовиться к наступлению, всесторонне обеспечить решительные действия войск, особенно при прорыве тактической зоны обороны противника, поскольку именно в ее пределах располагалась основная масса его живой силы и боевой техники. От эффективности ударов в этой зоне зависел весь последующий ход событий. Командующим фронтами рекомендовалось умело сочетать окружение противника с развитием успеха, не задерживать главные силы до полной ликвидации окруженных фашистских войск, смелыми и стремительными ударами в глубину срывать попытки немецко-фашистского [42] командования воссоздать оборону. Войскам 1-го Прибалтийского фронта, которым командовал генерал И. X. Баграмян, предписывалось во взаимодействии с 3-м Белорусским фронтом разгромить витебско-лепельскую группировку противника и освободить Витебск. В последующем войскам фронта предстояло развивать наступление на Депель. Перед войсками 3-го Белорусского фронта, возглавляемого генералом И. Д. Черняховским, ставилась задача во взаимодействии с левым крылом 1-го Прибалтийского фронта и 2-м Белорусским фронтом разгромить витебско-оршанскую группировку противника и выйти на реку Березина. Для этого необходимо было нанести два удара: один — в направлении Сенно, другой — вдоль минской автомагистрали на Борисов и частью сил на Оршу. Ставка приказала использовать подвижные войска для развития успеха после прорыва обороны противника с задачей во взаимодействии со 2-м Белорусским фронтом разгромить вражескую группировку в районе Борисова и выдвинуться на западный берег Березины. Войскам 2-го Белорусского фронта, которым командовал генерал Г. Ф. Захаров, предписывалось во взаимодействии с левым крылом 3-го и правым крылом 1-го Белорусских фронтов разгромить могилевскую группировку противника, освободить Могилев и выйти на Березину. 1-й Белорусский фронт под командованием генерала К. К. Рокоссовского должен был разгромить бобруйскую группировку гитлеровцев нанесением ударов: одного — из района Рогачева в направлении Бобруйск, Осиповичи и другого — из района нижнего течения реки Березина, Озаричи на Старые Дороги, Слуцк. Одновременно войскам фронта предстояло правым крылом содействовать 2-му Белорусскому фронту в разгроме могилевской группировки противника и в дальнейшем наступать с целью выхода в район Пуховичи, Слуцк, Осиповичи. Ставка предусмотрела применение подвижных войск для развития успеха после прорыва вражеской обороны. В последующем намечалось наступление левого крыла фронта на ковельском направлении {74}. Действия войск фронта должна была поддерживать Днепровская военная флотилия.

Главная роль в операции отводилась 3-му и 1-му Белорусским фронтам. Им предстояло разгромить сильные фланговые группировки врага в начале операции и, развивая наступление по сходящимся направлениям на Минск, обеспечить окружение и уничтожение основных сил группы армий “Центр” в оперативной глубине ее обороны. Поэтому в этих фронтах (без учета фронтовых и армейских тылов, состава ВВС, а также войск центра и левого крыла 1-го Белорусского фронта) было сосредоточено 65 процентов личного состава, 63 процента артиллерии, 76 процентов танков, самоходно-артиллерийских установок и 73 процента самолетов, имевшихся во всех четырех фронтах. Большое значение придавалось и действиям 1-го Прибалтийского фронта. Его наступление на полоцко-лепельском направлении должно было содействовать успеху главных сил. 2-й Белорусский фронт, тоже решавший важную задачу, выполнял роль связующего звена между 3-м и 1-м Белорусскими фронтами.

Учитывая способность немецко-фашистских войск к упорному сопротивлению и их сильную позиционную оборону, Ставка наиболее детально определила задачи фронтов в наступлении на глубину 70 — 160 км.

Перед авиацией были поставлены следующие задачи: прочно удерживать господство в воздухе; поддерживать и прикрывать войска при прорыве немецкой тактической зоны обороны и развитии успеха в оперативной глубине; не допустить подхода резервов противника и дезорганизовать планомерный отход его войск; непрерывно вести воздушную разведку и наблюдение за действиями гитлеровцев. Авиация дальнего [43] действия, кроме того, должна была уничтожать немецкую авиацию на основных аэродромах и срывать железнодорожные перевозки противника на минском направлении. В целях наиболее массированного и последовательного использования авиации дальнего действия Ставка перенесла начало наступления 1-го Белорусского фронта на сутки позже, чем на остальных фронтах.

Войскам ПВО страны поручалось надежно прикрыть перегруппировку войск из резерва Ставки во фронты, а также важнейшие железнодорожные узлы, переправы через реки и другие тыловые объекты.

Партизаны должны были, усиливая удары по врагу, разрушать коммуникации противника, захватывать выгодные рубежи, переправы и плацдармы на реках и удерживать их до подхода наступающих войск, оказывать им поддержку в освобождении городов, железнодорожных станций, активно вести разведку противника, срывать вывоз советских людей в Германию, организовать охрану населенных пунктов, общественного и личного имущества граждан. Партизанам предстояло провести одновременный массовый подрыв рельсов и объектов путевого хозяйства на железных дорогах, а также линий связи. Чтобы не демаскировать подготовку операции “Багратион”, эти акции предусматривалось осуществить перед самым началом наступления.

В соответствии с замыслом и поставленными задачами Ставка с апреля принимала меры по усилению войск белорусского направления. Из ее резервов фронтам, участвовавшим в наступлении, были переданы управления 4 общевойсковых армий, 2 танковые армии, 52 стрелковые и кавалерийские дивизии, 6 отдельных танковых и механизированных корпусов, 33 авиационные дивизии, большое количество частей и соединений артиллерии и более 210 тыс. человек маршевого пополнения {75}.

Координация действий войск 1-го Прибалтийского и 3-го Белорусского фронтов была возложена на представителя Ставки, начальника Генерального штаба Маршала Советского Союза А. М. Василевского, а 2-го и 1-го Белорусских фронтов — на представителя Ставки, заместителя Верховного Главнокомандующего Маршала Советского Союза Г. К. Жукова. Кроме того, на 2-й Белорусский фронт для оказания помощи фронтовому командованию направлялся начальник оперативного управления Генерального штаба генерал С. М. Штеменко. Представителями Ставки по авиации являлись Главный маршал авиации А. А. Новиков и маршал авиации Ф. Я, Фалалеев.

Командующие фронтами и армиями проявили большое искусство в создании ударных группировок, в частности за счет войск второстепенных участков, в массировании сил и средств на главных направлениях. На участках прорыва на 1 км фронта сосредоточивалось до 150 — 204 орудий и минометов, 12 — 20 танков непосредственной поддержки пехоты. Продолжительность артиллерийской подготовки атаки на фронтах предусматривалась в пределах от 2 часов до 2 часов 20 минут. Поддержка атаки пехоты и танков на 1-м Прибалтийском и 3-м Белорусском фронтах обеспечивалась одинарным огневым валом, а на 1-м и 2-м Белорусских фронтах, впервые в Великой Отечественной войне, — двойным огневым валом на глубину до 1,5 — 2 км.

На участках прорыва всех фронтов планировалось провести в ночь перед наступлением мощную предварительную авиационную подготовку, совершив более 2,7 тыс. самолето-вылетов. На южном участке прорыва 3-го Белорусского фронта, где оборона противника была особенно прочной, предусматривалась также непосредственная авиационная подготовка. Для нанесения массированного удара привлекалось около 550 бомбардировщиков [44] Пе-2 {76}. Предусматривалось использование значительных сил авиации фронтов для поддержки вводимых в прорыв подвижных групп и их действий в глубине. В широком масштабе велась подготовка аэродромов.

Чтобы ослабить авиационную группировку противника в Белоруссии, авиация дальнего действия за 6 — 10 суток до начала наступления провела воздушную операцию по уничтожению немецких самолетов на аэродромах. В течение четырех ночей, начиная с 13 июня, были подвергнуты сильным авиационным ударам восемь основных аэродромов, на которых базировалось до 60 процентов самолетов 6-го воздушного флота. Особенно эффективно действовали дальние бомбардировщики при налетах на аэродромы в районах Минска и Барановичей.

Огромную работу провели фронты по инженерному обеспечению операции. На 1-м Прибалтийском фронте саперы очистили от мин площадь в 400 кв. км, для 6-й гвардейской и 43-й армий подготовили 500 км дорог. Инженерные войска 3-го Белорусского фронта отремонтировали 335 км и проверили на минирование 638 км дорог, построили 157, разминировали 16, отремонтировали и усилили 348 мостов. На 2-м Белорусском фронте дополнительно было построено 535 км новых дорог. В полосе 1-го Белорусского фронта только для 3-й армии инженерные войска соорудили на реке Днепр четыре моста длиной от 65 до 150 м и грузоподъемностью от 9 до 60 тонн.

Благодаря большим усилиям Коммунистической партии и Советского правительства, самоотверженной работе тружеников тыла по развитию военного производства войска были обеспечены всем необходимым в материально-техническом отношении. Только за период с 1 по 23 июня 1944 г. фронтам было подано более 75 тыс. вагонов с войсками, техникой, боеприпасами и другими грузами {77}.

Военные советы фронтов и армий и политорганы большое внимание уделяли усилению партийно-политической работы. Главным ее содержанием являлось разъяснение воинам их долга в освобождении Белоруссии, конкретных задач каждого из них в предстоящей операции, воспитание личного состава в духе братской дружбы народов СССР, славных боевых традиций Советских Вооруженных Сил и ненависти к врагу. Весной и летом 1944 г. были опубликованы сообщения Чрезвычайной государственной комиссии о новых фактах злодеяний, совершенных фашистскими захватчиками на советской земле, в частности о массовом уничтожении советских людей в лагерях смерти, о карательных операциях против партизан и местного населения, в ходе которых гитлеровцы убивали детей, женщин и стариков {78}. Политорганы и партийные организации добивались, чтобы о зверствах фашистов знал каждый воин. Такие материалы систематически публиковались во фронтовых, армейских и дивизионных газетах. Перед личным составом выступали очевидцы и свидетели злодеяний гитлеровцев.

Военные советы и политорганы проявляли большую заботу об укреплении партийных организаций. Так, первичные партийные организации 1-го Белорусского фронта в июне 1944 г. приняли в свои ряды 17 632 человека {79}, а всех четырех фронтов — 40 700 человек, в том числе членами партии — 19 257 и кандидатами в члены партии — 21 443 человека {80}. [45]

Во фронтах, участвовавших в Белорусской операции, было около 15,5 тыс. первичных партийных организаций. Они насчитывали около 621 тыс. коммунистов {81}, что составляло более 26 процентов всего личного состава.

В партийно-политической работе большое место занимало разъяснение воинам особенностей действий в лесисто-болотистой местности, при форсировании многочисленных рек, в борьбе за большие города и мощные вражеские опорные пункты. Так, политотдел 5-й армии, войска которой должны были форсировать Березину, организовал разъяснение особенностей действий воинов при преодолении водных преград. Перед бойцами выступили Герои Советского Союза — участники форсирования Днепра.

В центре внимания командования, военных советов и политорганов фронтов было обобщение боевого опыта. Ценную инициативу проявили начальник штаба 1-го Белорусского фронта генерал М. С. Малинин, член Военного совета генерал К. Ф. Телегин и начальник политуправления генерал С. Ф. Галаджев, направив в армии группы офицеров штаба и политуправления фронта для организации и пропаганды наиболее эффективных приемов и действий при прорыве обороны, ознакомления личного состава с сильными и слабыми сторонами противника. Политуправление 3-го Белорусского фронта совместно с инженерным отделом издало несколько листовок-памяток, в которых содержались советы и рекомендации по преодолению противотанковых препятствий, маскировке и наблюдению за противником, ведению боя в траншеях {82}.

Для офицерского состава фронтов были организованы лекции и доклады на темы: “Наступление стрелкового батальона в условиях лесисто-болотистой местности”, “Прорыв обороны противника усиленным стрелковым полком в лесисто-болотистой местности”, “Бой на окружение и уничтожение врага в лесисто-болотистой местности” и другие.

Большая работа проводилась с пополнением, прежде всего с молодыми воинами, не участвовавшими в боях и призванными из недавно освобожденных западных областей Украины {83}.

Значительную роль в мобилизации воинов на успешное проведение операции играла фронтовая печать. Все более повышалась действенность ее материалов. Так, 21 июня в газете 1-го Белорусского фронта “Красная Армия” было помещено письмо колхозников Ельского района Полесской области. В нем, в частности, говорилось: “По ту сторону фронта каждый день, каждый час гибнут от рук фашистских палачей наши братья. Освободите их, верните им свободную жизнь на нашей земле”. Это письмо нашло горячий отклик в сердцах воинов. На митингах, прошедших в частях и подразделениях, бойцы поклялись как можно быстрее изгнать с родной земли ненавистного врага.

В связи с тем что в ходе операции советские войска должны были вступить на польскую землю, в партийно-политической работе большое внимание уделялось разъяснению личному составу великой интернациональной освободительной миссии Советских Вооруженных Сил.

В период подготовки Белорусской операции Ставка Верховного Главнокомандования и командования фронтов и армий организовали широкие мероприятия по дезинформации противника. Чтобы убедить его в том, что летом 1944 г. советские войска главный удар нанесут на юге, 3-й Украинский фронт за своим правым крылом севернее Кишинева по указанию Ставки производил ложное сосредоточение восьми-девяти стрелковых дивизий, усиленных танками и артиллерией. Гитлеровцы, заметив эти передвижения, настойчиво пытались выяснить, что замышляет советское [46] командование. Введению противника в заблуждение содействовало также оставление на юге и юго-западе танковых армий и некоторых соединений авиации дальнего действия. 29 мая Ставка направила фронтам специальную директиву, в которой подчеркивалась необходимость обеспечения скрытности перегруппировок, смены войск и вообще всех мероприятий по подготовке наступления.

Для уточнения данных о состоянии обороны противника и группировке его войск проводилась разведка боем в полосе нескольких фронтов — от озера Нещердо до реки Припять.

Перед операцией ряд важных боевых задач выполнили партизаны Белоруссии. Только в ночь на 20 июня они подорвали свыше 40 тыс. рельсов. Активизировались их действия и на других коммуникациях врага. Они также добыли для советского командования ценные разведданные.

Командование группы армий “Центр” располагало сведениями о подготовке советского наступления, однако ни о сроке его начала, ни о мощи натиска полного представления не имело. Самое же главное, противник не смог вскрыть направление главного удара советских войск и поэтому не сумел подготовиться к его отражению. Немецко-фашистское командование по-прежнему считало, что основные события развернутся на юге. Поэтому оно из 34 танковых и моторизованных дивизий, которыми располагало в то время на восточном фронте и в резерве ОКХ, 24 держало к югу от Припяти.

Силы и средства сторон, находившиеся на белорусском участке советско-германского фронта перед началом операции “Багратион”, приведены в таблице 2. Ее данные показывают, что обе стороны располагали крупными группировками. Однако общее превосходство, особенно в вооружении и боевой технике, было на стороне советских войск. Ни в одной другой предшествовавшей операции Великой Отечественной войны они не имели такого количества артиллерии, танков и боевых самолетов, как в Белорусской операции. Это позволяло нанести по противнику сокрушительные первоначальные удары и непрерывно наращивать их мощь в ходе наступления. Создание значительного превосходства над противником в танках, артиллерии и авиации вызывалось тем, что предстояло вести наступательные действия против сильного и опытного противника и обеспечить высокие темпы продвижения войск. Оно свидетельствовало о возросших возможностях Вооруженных Сил СССР и о высоком искусстве советского командования.

Таблица 2. Соотношение сил и средств сторон к началу Белорусской операции {84}

Силы и средства

Советские войска

Немецко-фашистские войска

Соотношение

Личный состав (тыс. чел.)

2400

1200

2,0

1

Орудия и минометы

36400

9500

3,8

1

Танки и САУ (штурмовые орудия)

5200

900

5,8

1

Боевые самолеты

5300

1350

3,9

1

Примечание. По советским войскам приведена общая численность личного состава четырех фронтов, а количество самолетов дается без учета авиации дальнего действия.

Оглавление. Освобождение территории СССР и европейских стран

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.