Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Разгром группы армий Центр в Белоруссии в 1944 г.

Начало наступления Ставка назначила на 23 июня. К тому времени сосредоточение войск было полностью закончено. Накануне наступления военные советы фронтов обратились к войскам с призывом нанести по врагу сокрушительный удар и освободить Советскую Белоруссию. В подразделениях прошли партийные и комсомольские собрания. Коммунисты перед лицом своих товарищей дали слово быть примером в бою, увлекать бойцов на подвиги, помогать молодым солдатам с честью справиться со своими задачами в операции. На 1-м Белорусском фронте перед атакой по передовым окопам были пронесены боевые знамена.

Утром 22 июня 1-й Прибалтийский, 3-й и 2-й Белорусские фронты успешно провели разведку боем. В ходе нее на ряде участков передовые батальоны вклинились в оборону противника от 1,5 до 6 км и вынудили немецкое командование ввести в бой дивизионные и частично корпусные резервы. Упорное противодействие батальоны встретили под Оршей.

В ночь на 23 июня авиация дальнего действия и фронтовые бомбардировщики совершили около 1 тыс. самолето-вылетов, нанесли удары по узлам обороны и артиллерии противника на участках прорыва войск 3-го и 2-го Белорусских фронтов. С утра 23 июня на 1-м Прибалтийском и 3-м Белорусском фронтах проводилась артиллерийская подготовка. На южном участке прорыва 3-го Белорусского фронта перед началом атаки был нанесен удар авиации силами 160 бомбардировщиков Пе-2. Затем войска этих фронтов на участке Полоцк, Витебск перешли в наступление. Они прорвали оборону 3-й немецкой танковой армии и стремительно преследовали ее войска в юго-западном направлении. Хотя ненастная погода не позволила широко применить авиацию, советские войска успешно продвигались вперед, одновременно расширяя прорыв по фронту. Наибольшее сопротивление противник оказал на полоцком направлении, где смыкались фланги его 3-й танковой и 16-й армий.

На 1-м Прибалтийском фронте вражескую оборону прорвали войска 6-й гвардейской армии под командованием генерала И. М. Чистякова и 43-й армии генерала А. П. Белобородова. К исходу первого дня операции прорыв достигал 30 км по фронту и 16 км в глубину.

На 3-м Белорусском фронте войска 39-й армии, которой командовал генерал И. И. Людников, и 5-й армии под командованием генерала Н. И. Крылова к исходу первого дня операции продвинулись вперед на 10 — 13 км, расширив прорыв до 50 км по фронту. При этом 5-я армия на богушевском направлении форсировала реку Лучеса и захватила плацдарм на ее южном берегу, что создало условия для ввода в последующем в сражение подвижных войск.

На оршанском направлении в первый день операции прорвать оборону противника не удалось. Лишь на второстепенном направлении правофланговые соединения 11-й гвардейской армии генерала К. Н. Галицкого смогли вклиниться во вражескую оборону от 2 до 8 км. Действия же остальных ее соединений, а также войск 31-й армии генерала В. В. Глаголева в тот день успеха не имели. В связи с этим на данный участок фронта выехал начальник политуправления 3-го Белорусского фронта генерал С. Б. Казбинцев. Совместно с офицерами политотделов армий он организовал работу по мобилизации усилий воинов на повышение темпов наступления.

23 июня перешел в наступление и 2-й Белорусский фронт. 49-я армия под командованием генерала И. Т. Гришина, нанося удар на фронте в 12 км, к исходу дня продвинулась вперед на 5 — 8 км.

На 1-м Белорусском фронте 23 июня проводилась разведка боем, которая подтвердила, что противник занимает прежние позиции. Это позволило с полной уверенностью провести утром следующего дня артиллерийскую [48] подготовку по намеченному плану. В ночь на 24 июня перед атакой главных сил сюда была перенацелена авиация дальнего действия, наносившая удары по противнику в полосах наступления 3-го и 2-го Белорусских фронтов. Той же ночью бомбардировщики фронтовой и дальней авиации, совершив 550 самолето-вылетов, нанесли мощные удары по узлам обороны и аэродромам противника.

Во второй день операции главными силами наступали уже все четыре фронта. События развивались стремительно. Ни на одном из основных направлений гитлеровцам не удалось остановить советские войска, уклониться от ударов или организованно отойти в глубину обороны. В итоге войска фронтов на большинстве участков сумели прорвать главную полосу и выйти ко второй оборонительной полосе. По признанию самого немецкого командования, от ураганного артиллерийского огня, особенно по первой линии окопов, его войска понесли тяжелые потери в личном составе и технике, что значительно снизило их боеспособность {85}.

1-й Прибалтийский фронт вклинился в оборону противника на полоцком направлении, на стыке групп армий “Север” и “Центр”. 25 июня войска 43-й армии форсировали Западную Двину и к исходу дня вышли в район Гнездиловичи, где установили непосредственную связь с 39-й армией 3-го Белорусского фронта.

Таким образом/ на третий день операции в районе Витебска пять пехотных дивизий гитлеровцев были окружены. Противник упорно пытался вырваться на запад, но не смог, подвергаясь мощным ударам войск 43-й и 39-й армий, поддержанных авиацией. 26 июня Витебск был освобожден. Утратив надежду на прорыв, гитлеровцы 27 июня под Витебском сложили оружие. Они потеряли здесь 20 тыс. человек убитыми, более 10 тыс. пленными, много оружия и боевой техники. В обороне противника возникла первая значительная брешь.

Во второй половине дня 24 июня в полосе 5-й армии вошла в прорыв конно-механизированная группа генерала Н. С. Осликовского. Она освободила Сенно и перерезала железную дорогу Орша — Лепель. Достигнутый здесь успех создал благоприятные предпосылки для ввода в прорыв 5-й гвардейской танковой армии под командованием маршала бронетанковых войск П. А. Ротмистрова. С утра 26 июня ее соединения стали развивать наступление в направлении Толочин, Борисов. Ввод танковой армии и ее действия поддерживали с воздуха четыре авиакорпуса и две авиадивизии 1-й воздушной армии, которой командовал генерал Т. Т. Хрюкин. Разрыв между 3-й танковой и 4-й армиями противника увеличивался, что значительно облегчало охват фашистской группировки под Оршей с севера.

Динамичнее стало развиваться наступление войск 11-й гвардейской и 31-й армий на оршанском направлении. Используя достигнутый в первый день операции успех на второстепенном направлении, командующий 11-й гвардейской армией к утру 24 июня перегруппировал сюда все четыре дивизии, находившиеся во вторых эшелонах корпусов. В результате войска армии за день боевых действий продвинулись вперед до 14 км.

Немецкое командование все еще пыталось удержать минскую автомагистраль и укрепить фланг 4-й армии генерала К. Типпельскирха в районе Орши, перебросив туда две дивизии из своего резерва. Но было уже поздно: утром 26 июня в полосе 11-й гвардейской армии вступил в сражение 2-й гвардейский танковый корпус. Он начал обходить Оршу с северо-запада. Под сильными ударами советских войск 4-я армия противника дрогнула. Войска 11-й гвардейской и 31-й армий 27 июня освободили Оршу. Одновременно 2-й Белорусский фронт силами 49-й армии [49] и 50-й армии генерала И. В. Болдина форсировал Днепр, разгромил фашистскую группировку на могилевском направлении и 28 июня освободил Могилев.

Теперь задача 3-го и 2-го Белорусских фронтов заключалась в том, чтобы при поддержке авиации и партизан сорвать попытки немецко-фашистского командования организованно отвести свои силы на Березину и удержать этот важный рубеж, прикрывавший Минск {86}. Противник перебросил сюда из-под Ковеля свежую танковую дивизию и другие части, что несколько затормозило наступление 5-й гвардейской танковой армии на подступах к Березине. Но сопротивление противника вскоре было сломлено, и советские танкисты продолжали продвигаться вперед с задачей окружения и разгрома гитлеровцев под Минском.

В ожесточенных боях советские войска проявляли высокую организованность и большое упорство в достижении целей операции. Так, маршал А. М. Василевский и командующий 1-м Прибалтийским фронтом генерал И. X. Баграмян доносили Верховному Главнокомандующему: “Выполняя Ваш приказ, войска 1-го Прибалтийского фронта прорвали сильно укрепленную, глубоко эшелонированную оборонительную полосу противника между городами Полоцк и Витебск на фронте до 36 км. И, развивая наступление в направлении Бешенковичи, Камень, Лепель, войска 6-й гвардейской и 43-й армий стремительно, с ходу форсировали серьезную водную преграду р. Западная Двина шириной 200 — 250 м на фронте до 75 км и таким образом лишили противника возможности создать фронт обороны на подготовленном для этой цели рубеже р. Западная Двина” {87}.

В ходе наступления советские воины проявляли высокое боевое мастерство и массовый героизм. В районе Орши героический подвиг совершил комсомолец Юрий Смирнов, рядовой 77-го гвардейского стрелкового полка 26-й гвардейской стрелковой дивизии 3-го Белорусского фронта. 24 июня при прорыве вражеской обороны он вызвался добровольно участвовать в танковом десанте, получившем задачу перерезать в тылу противника автомагистраль Москва — Минск. Под деревней Шалашино Смирнов был ранен и упал с танка. В бессознательном состоянии его схватили гитлеровцы. Героя допрашивали с применением самых жестоких пыток, но, верный военной присяге, он отказался отвечать палачам. Тогда фашистские изверги распяли Смирнова. В наградном листе героя говорится, что “гвардии рядовой Юрий Васильевич Смирнов перенес все эти пытки и умер мученической смертью, не выдав врагам военной тайны. Своей стойкостью и мужеством Смирнов содействовал успеху сражения, совершив тем самым один из высочайших подвигов солдатской доблести” {88}. За этот подвиг Ю. В. Смирнову посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза. Весть о злодеянии гитлеровцев и мужестве советского воина быстро разнеслась среди воинов наступавших фронтов. На митингах бойцы клялись беспощадно мстить врагу за смерть боевого товарища.

С рассветом 24 июня перешли в наступление главные силы 1-го Белорусского фронта. Противник оказывал ожесточенное сопротивление. В 12 часов дня с улучшением погоды появилась возможность нанести первый массированный удар авиацией, в котором наряду со штурмовиками участвовало 224 бомбардировщика. К 13 часам войска 65-й армии под командованием генерала П. И. Батова продвинулись до 5 — 6 км. Чтобы развить успех и отрезать гитлеровцам пути отхода из Бобруйска, командарм ввел в сражение 1-й гвардейский танковый корпус. Благодаря этому 65-я армия, а также 28-я армия под командованием генерала А. А. Лучинского в первый же день наступления продвинулись вперед до 10 км и [50] увеличили прорыв до 30 км по фронту, а 1-й гвардейский танковый корпус прошел с боями до 20 км.

Медленно развивалось наступление в полосе правой ударной группировки фронта на рогачевско-бобруйском направлении, где действовали 3-я и 48-я армии. На главном направлении войска 3-й армии встретили упорное противодействие врага и на существенное расстояние продвинуться не смогли. К северу от направления главного удара сопротивление врага оказалось слабее, и действовавшие здесь части, несмотря на лесисто-болотистую местность, продвинулись значительнее. Поэтому командование армии решило перегруппировать свои силы к северу и, используя обозначившийся успех, развивать наступление на новом направлении.

В полосе наступления 28-й армии в направлении на Глуск во второй половине следующего дня в прорыв была введена конно-механизированная группа генерала И. А. Плиева, с которой взаимодействовали два авиационных корпуса. Возобновилось наступление и войск 3-й армии. Но развивалось оно медленно. Тогда по указанию командования фронта командующий 3-й армией генерал А. В. Горбатов утром 25 июня ввел в сражение 9-й танковый корпус. Совершив искусный маневр по лесисто-болотистой местности, танкисты при поддержке двух авиадивизий начали стремительно продвигаться в глубь обороны противника.

К исходу третьего дня наступления 65-я армия вышла на подступы к Бобруйску, а 28-я армия освободила Глуск. Войска немецкой 9-й армии, которой командовал генерал Н. Форман, оказались обойденными с северо-запада и юго-запада. 27 июня 9-й и 1-й гвардейский танковые корпуса замкнули кольцо вокруг бобруйской группировки противника. В окружение попало 6 дивизий — 40 тыс. солдат и офицеров и большое количество вооружения и боевой техники {89}. Эти дивизии пытались прорваться, с тем чтобы вместе с 4-й армией создать оборону на Березине и на подступах к Минску. Воздушная разведка обнаружила, что гитлеровцы стягивают танки, автомашины и артиллерию на дорогу Жлобин — Бобруйск с намерением осуществить прорыв на север. Советское командование сорвало этот замысел врага. Для быстрого уничтожения окруженных войск противника представители Ставки Маршал Советского Союза Г. К. Жуков и Главный маршал авиации А. А. Новиков совместно с командованием фронта приняли решение привлечь все силы 16-й воздушной армии, которой командовал генерал С. И. Руденко. В 19 часов 15 минут 27 июня первые группы бомбардировщиков и штурмовиков начали наносить удар по голове вражеской колонны, а последующие — по остановившимся на дороге танкам и автомашинам. Массированный налет 526 самолетов, продолжавшийся полтора часа, причинил гитлеровцам огромный урон и окончательно деморализовал их. Бросив все танки и штурмовые орудия, около 5 тыс. орудий и 1 тыс. автомашин, они пытались пробиться в Бобруйск, но попадали под фланговый огонь 105-го стрелкового корпуса 65-й армии. К этому времени подошли войска 48-й армии и ударами с нескольких направлений к 13 часам 28 июня в основном уничтожили окруженную группировку противника. Однако бои по окончательной ликвидации фашистских войск в Бобруйске продолжались с 27 до 29 июня. Только небольшой группе противника численностью около 5 тыс. человек удалось прорваться из окружения, но и она была уничтожена северо-западнее Бобруйска.

29 июня войска 48-й армии под командованием генерала П. Л. Романенко при содействии 65-й армии и активной авиационной поддержке, завершив разгром окруженной группировки, освободили Бобруйск. В ходе боев на бобруйском направлении противник потерял около 74 тыс. [51] солдат и офицеров убитыми и пленными и большое количество вооружения и боевой техники. Поражение гитлеровцев под Бобруйском создало еще одну большую брешь в их обороне. Советские войска, глубоко охватив немецкую 4-ю армию с юга, вышли на рубежи, выгодные для броска на Минск и развития наступления на Барановичи.

Существенную помощь войскам 1-го Белорусского фронта оказала Днепровская военная флотилия под командованием капитана 1 ранга В. В. Григорьева. Ее корабли, продвигаясь вверх по Березине, поддерживали своим огнем пехоту и танки 48-й армии. Они переправили с левого берега реки на правый 66 тыс. солдат и офицеров, много вооружения, боевой техники. Флотилия нарушала переправы противника, успешно высаживала десанты в его тылу.

Наступление советских войск в Белоруссии в период с 23 по 28 июня поставило группу армий “Центр” перед катастрофой. Ее оборона оказалась прорванной на всех направлениях 520-километрового фронта. Группа понесла тяжелые потери. Советские войска продвинулись на запад на 80 — 150 км, освободили многие сотни населенных пунктов, окружили и уничтожили 13 дивизий противника и тем самым получили возможность развернуть наступление в направлении Минск, Барановичи.

За умелое руководство войсками при разгроме витебской и бобруйской группировок противника 26 июня 1944 г. командующему 3-м Белорусским фронтом И. Д. Черняховскому было присвоено воинское звание генерала армии, а 29 июня командующему 1-м Белорусским фронтом К. К. Рокоссовскому — звание Маршала Советского Союза.

Продвижению советских войск содействовали удары партизан по резервам противника и его прифронтовым коммуникациям. На отдельных участках железных дорог они прерывали движение на несколько дней. Действия партизан на тыловых путях немецко-фашистских войск частично парализовали деятельность снабжающих органов и перевозки, что еще больше подорвало моральное состояние вражеских солдат и офицеров. Гитлеровцев охватила паника. Вот какую картину рисовал очевидец этих событий офицер 36-й пехотной дивизии: “Русским удалось в районе Бобруйска окружить 9-ю армию. Поступил приказ прорываться, что нам вначале удалось... Но русские создавали по нескольку окружений, и мы из одного окружения попадали в другое... В результате этого создалась всеобщая неразбериха. Нередко немецкие полковники и подполковники срывали с себя погоны, бросали фуражки и оставались ожидать русских. Царила всеобщая паника... Это была катастрофа, которой я никогда не переживал. В штабе дивизии все были в растерянности, связь со штабом корпуса отсутствовала. Никто не знал реальной обстановки, карт не было... Солдаты теперь потеряли всякое доверие к офицерам. Страх перед партизанами довел до такого беспорядка, что стало невозможным поддерживать боевой дух войск” {90}.

В ходе боевых действий с 23 по 28 июня гитлеровское командование стремилось поправить положение своих войск в Белоруссии за счет резервов и маневра силами с других участков восточного фронта. Но в результате решительных действий советских войск эти меры оказались запоздалыми и недостаточными и не могли эффективно повлиять на ход событий в Белоруссии.

К исходу 28 июня 1-й Прибалтийский фронт вел боевые действия на подступах к Полоцку и на рубеже Заозерье, Лепель, а войска 3-го Белорусского фронта подошли к реке Березина. В районе Борисова продолжались ожесточенные бои с танками противника. Левое крыло фронта круто загибалось на восток. Оно составляло северный участок своеобразного [52] мешка, в котором оказались 4-я армия и часть сил 9-й армии противника, избежавшие окружения под Бобруйском. С востока врага теснили войска 2-го Белорусского фронта, которые находились от Минска в 160 — 170 км. Соединения 1-го Белорусского фронта вышли на рубеж Свислочь, Осиповичи, окончательно взламывая оборону противника на Березине и охватывая его с юга {91}. Передовые части фронта находились в 85 — 90 км от столицы Белоруссии. Создавались исключительно выгодные условия для окружения главных сил группы армий “Центр” восточнее Минска.

Действия советских войск и партизан сорвали попытки гитлеровского командования организованно отвести свои части за Березину. 4-я немецкая армия при отступлении вынуждена была пользоваться в основном одной грунтовой дорогой Могилев — Березино — Минск. Гитлеровцы не смогли оторваться от преследовавших их советских войск. Под непрерывными ударами на земле и с воздуха фашистские армии несли большие потери. Гитлер негодовал. 28 июня он сместил генерал-фельдмаршала Э. Буша с поста командующего группой армий “Центр”. На его место прибыл генерал-фельдмаршал В. Модель.

Ставка советского Верховного Главнокомандования 28 июня приказала наступавшим войскам сходящимися ударами окружить противника в районе Минска. Задача замкнуть кольцо возлагалась на 3-й и 1-й Белорусские фронты {92}. Им предстояло стремительно продвигаться на Молодечно и Барановичи, чтобы создать подвижный внешний фронт окружения, не дать противнику подтянуть резервы к окруженной группировке. Одновременно частью сил они должны были создать прочный внутренний фронт окружения. 2-й Белорусский фронт получил задачу наступать на Минск с востока, маневрируя своими войсками в обход обороны гитлеровцев через районы, освобожденные соседями {93}.

Новые задачи, поставленные Ставкой, также выполнялись успешно. 1 июля 5-я гвардейская танковая армия, сломив сопротивление фашистских войск, освободила Борисов. 2 июля части 2-го гвардейского танкового корпуса совершили почти 60-километровый бросок через партизанский район под Смолевичами и обрушились на противника под Минском. В ночном бою враг был разгромлен, и танкисты утром 3 июля ворвались в город с северо-востока. На северную окраину Минска вышли части 5-й гвардейской танковой армии, а за ними — передовые отряды 11-й гвардейской и'31-й армий. В 13 часов с юга вступил в город 1-й гвардейский танковый корпус; вслед за ним с юго-востока к Минску подошли соединения 3-й армии 1-го Белорусского фронта. К исходу дня многострадальная столица Белоруссии была освобождена. Войска 1-го Прибалтийского фронта, продолжая наступление по ранее разработанному плану, 4 июля освободили Полоцк. На этом завершилось выполнение задач первого этапа Белорусской операции.

Гитлеровцы, отступая, почти полностью разрушили Минск. Посетив город, маршал А. М. Василевский 6 июля докладывал Верховному Главнокомандующему: “Вчера был в Минске, впечатление тяжелое, город на три четверти разрушен. Из крупных зданий удалось сохранить Дом правительства, новое здание ЦК, радиозавод, ДКА, оборудование электростанции и железнодорожный узел (вокзал взорван)” {94}.

Пока шли бои в районе Минска, войска конно-механизированной группы генерала Н. С. Осликовского на правом крыле 3-го Белорусского фронта продвинулись на 120 км. При активном содействии партизан они освободили город Вилейка и перерезали железную дорогу Минск — Вильнюс. [53]

На левом крыле 1-го Белорусского фронта конно-механизированная группа генерала И. А. Плиева перерезала железную дорогу Минск — Барановичи, овладела Столбцами и Городеей {95}.

Восточнее Минска советские войска завершили окружение 105 тыс. вражеских солдат и офицеров. Оказавшиеся в кольце немецкие дивизии попытались прорваться на запад и юго-запад, но в ходе тяжелых боев, продолжавшихся с 5 по 11 июля, были взяты в плен или уничтожены {96}; противник потерял свыше 70 тыс. человек убитыми и около 35 тыс. пленными, при этом советские войска пленили 12 генералов — командиров корпусов и дивизий. Было захвачено большое количество оружия, снаряжения и боевой техники.

В ликвидации окруженных группировок большую роль сыграла авиация. Оказывая мощную поддержку наступавшим войскам и прочно удерживая господство в воздухе, советские летчики нанесли противнику тяжелый урон. Лишь юго-восточнее Минска они уничтожили 5 тыс. солдат и офицеров противника, много боевой техники и вооружения. Четыре воздушные армии и авиация дальнего действия с 23 июня по 4 июля для поддержки боевых действий фронтов совершили более 55 тыс. самолетовылетов {97}.

Одним из решающих условий успехов советских войск в операции явилась целенаправленная и активная партийно-политическая работа. Наступление давало богатый материал, убедительно показывающий возрастающую мощь Советской Армии и прогрессирующее ослабление вермахта. Начало операции совпадало с очередной годовщиной вероломного нападения гитлеровской Германии на Советский Союз. 22 июня в центральных и фронтовых газетах было опубликовано сообщение Совинформбюро о военных и политических итогах трех лет войны. Командиры, политорганы, партийные и комсомольские организации развернули большую работу по доведению содержания этого документа до всего личного состава. Выдающимся победам советских войск посвящались специальные издания политуправлений. Так, в листовке политуправления 1-го Белорусского фронта “Три котла за шесть дней” рассказывалось о том, как советские войска в столь короткие сроки окружили и уничтожили крупные вражеские группировки в районах Витебска, Могилева и Бобруйска. Такие материалы воодушевляли советских воинов на новые ратные подвиги. В ходе наступательных боев политорганы и партийные организации проявляли особую заботу о росте рядов партии за счет отличившихся в боях воинов. Так, в июле 1944 г. на 1-м Белорусском фронте в партию было принято 24 354 человека, из них в члены ВКП(б) — 9957 человек; на 3-м Белорусском фронте в это же время в партийные ряды влилось 13 554 человека, в том числе 5618 человек стали членами ВКП(б) {98}. Прием в партию столь значительного количества воинов позволял не только сохранять партийное ядро в войсках, действовавших на решающих направлениях, но и обеспечивать высокий уровень партполитработы. Вместе с тем большое пополнение партийных рядов требовало от политорганов усиления воспитания молодых коммунистов.

Высокая эффективность партийно-политической работы в частях и соединениях во многом объясняется тем, что в ней учитывались особенности их боевых действий. Во время Белорусской операции с конца июля военные действия шли уже на территории Польши. В этих условиях политорганы, партийные и комсомольские организации прилагали большие [54] усилия по мобилизации воинов на дальнейшее повышение организованности и дисциплины.

Значительной действенностью отличалась также политическая работа, проводившаяся советскими политорганами среди войск противника. Используя различные формы морального воздействия на германских солдат, политорганы разъясняли им бессмысленность дальнейшего сопротивления. Почти при всех политуправлениях фронтов имелись в этот период сформированные и подготовленные оперативные группы спецпропаганды (5 — 7 человек), включавшие антифашистов из числа пленных. Разнообразными и в ряде случаев специфичными были формы и средства пропаганды среди окруженных войск группы армий “Центр”, находившихся вне крупных населенных пунктов, в лесисто-болотистой местности. Новым в этой работе в ходе операции явилось доведение до войск противника приказов о прекращении сопротивления, отдававшихся немецкими генералами, которые принимали условия ультиматумов советского командования. В частности, после окружения группировки противника восточнее Минска командующий 2-м Белорусским фронтом направил окруженным войскам обращение. Поняв безвыходность положения, исполнявший обязанности командующего 4-й немецкой армией генерал В.Мюллер был вынужден отдать приказ о капитуляции. Этот приказ вместе с обращением командующего 2-м Белорусским фронтом в виде листовки в 2 млн. экземпляров разбрасывался авиацией фронта над окруженными войсками. Его содержание широко пропагандировалось и с помощью громкоговорителей. Кроме того, 20 пленных добровольно изъявили согласие вручить приказ командирам немецких дивизий и полков. В результате 9 июля около 2 тыс. человек из 267-й дивизии вместе с командирами прибыли в пункт сбора, указанный в приказе {99}. Этот опыт успешно использовался и на других участках фронта. Так, в период с 3 по 15 июля 1944 г. было отпущено в свои части 558 пленных, 344 из них вернулись и привели с собой 6085 немецких солдат и офицеров {100}.

В результате поражения немецко-фашистских войск в Белоруссии советские войска получили возможность стремительно наступать к западной границе СССР. Стабилизация положения на восточном фронте стала важнейшей задачей германского командования. Сил, способных восстановить фронт и закрыть образовавшуюся брешь, здесь у него не было. Избежавшие разгрома остатки группы армий “Центр” могли прикрывать лишь основные направления. Гитлеровской ставке пришлось на помощь группе армий “Центр” срочно перебрасывать дополнительные резервы, чтобы создать новый фронт.

Оглавление. Освобождение территории СССР и европейских стран

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.