Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Усиление освободительной борьбы польского народа против фашизма. Варшавское восстание

Под влиянием исторических побед Вооруженных Сил СССР на советско-германском фронте, особенно на его центральном участке, во второй половине 1944 г. усилилась национально-освободительная борьба польского народа против фашистских оккупантов. В Польше повсеместно продолжалось начатое зимой 1944 г. создание подпольных рад народовых, вокруг которых сплачивались сторонники политических партий и общественных организаций, объединившихся в демократическом Национальном фронте. К концу июля в глубоком подполье работали восемь воеводских рад [68] народовых, включая раду народову Варшавы. Кроме того, на территории Польши действовало около 100 повятовых и городских и около 300 гминных рад народовых {134}.

В противовес органам народной власти польское эмигрантское правительство, находившееся в Лондоне, спешило укрепить свою подпольную гражданскую администрацию в стране, чтобы захватить власть в момент освобождения Польши и установить в ней реакционный режим. Одновременно оно вело подготовку к противодействию освободительным мероприятиям Советского Союза, на случай если он по-прежнему не будет признавать власть эмигрантского правительства. В донесении командующего Армией Крайовой (АК) генерала Т. Бур-Коморовского своему главнокомандующему в Лондоне от 22 июля, с одной стороны, говорилось о необходимости ни на минуту не прекращать борьбы с Германией, а с другой — предлагалось “мобилизовывать духовно все общество на борьбу с Россией” {135}. Однако эти планы реакционного подполья были обречены на провал. Исстрадавшийся в фашистской неволе польский народ с нетерпением ждал Советскую Армию, видя в ней единственную силу, способную изгнать из Польши ненавистных захватчиков и помочь устроить новую жизнь в соответствии с интересами большинства населения.

К лету 1944 г. укрепилось положение Польской рабочей партии (ППР) как ведущей организующей силы в национально-освободительной борьбе. ППР по-прежнему свою первостепенную задачу видела в расширении вооруженной борьбы против немецко-фашистских оккупантов. Быстро росла Армия Людова (АЛ). В 1944 г. она имела 17 бригад и им равных партизанских соединений, 69 отрядов и множество различных групп (всего около 60 тыс. бойцов) {136}.

Как только советские войска вступили на польскую землю, Крайова Рада Народова (КРН) обратилась к польскому народу с призывом расширять борьбу против гитлеровских оккупантов, осуществлять акты саботажа на транспорте и в промышленности, срывать поставки продовольствия, дезорганизовывать эвакуационные мероприятия врага, не давать гитлеровцам сжигать деревни. Обращаясь к польским партизанам, КРН призывала: “Усильте борьбу с транспортом врага! Помогайте в вооружении народа! С еще большей энергией и героическим самопожертвованием изматывайте оккупанта, уничтожайте его административный аппарат, громите посты, усиливайте панику в тылу врага!” {137}.

Эти призывы находили живой отклик. Польские патриоты все более расширяли борьбу с оккупантами, оказывали помощь своим освободителям — советским воинам: восстанавливали разрушенные дороги и мосты, помогали в переправе частей через водные рубежи, подвозили на своих подводах боеприпасы, вывозили в тыл раненых, готовили посадочные площадки для самолетов. Многие польские граждане предлагали свои услуги в качестве проводников, вступали в партизанские отряды, чтобы вместе с советскими воинами бороться против гитлеровских захватчиков.

Начало освобождения советскими войсками Польши стало историческим рубежом в судьбах польского народа. Используя складывавшуюся революционную ситуацию, которая явилась результатом многолетней освободительной борьбы польских трудящихся, а также благоприятную [69] обстановку, создавшуюся в результате успешного наступления Советской Армии, трудящиеся массы во главе с рабочим классом под руководством Польской рабочей партии на освобожденной части Польши взяли власть в свои руки.

21 июля 1944 г. был образован Польский комитет национального освобождения (ПКНО) во главе с Э. Осубка-Моравским {138}. Тогда же КРН взяла на себя верховное руководство 1-й польской армией и приняла решение объединить ее с Армией Людовой в единое народное Войско Польское, создав его верховное командование {139}. Главнокомандующим был назначен генерал брони {140} М. Роля-Жимерский. На следующий день ПКНО обратился к народу с манифестом {141}.

Исключительно большое значение для упрочения народной власти в стране и ее авторитета на международной арене имело подписанное 26 июля в Москве “Соглашение между правительством Союза Советских Социалистических Республик и Польским комитетом национального освобождения об отношениях между советским Главнокомандующим и польской администрацией после вступления советских войск на территорию Польши”. В соответствии с Соглашением на той части территории страны, которая переставала быть зоной непосредственных военных операций, руководство всеми делами гражданского управления полностью сосредоточивалось в руках ПКНО. На время совместных военных действий Соглашение предусматривало подчинение в оперативном отношении польских вооруженных сил советскому верховному командованию, а в организационных вопросах — главному командованию польских вооруженных сил {142}.

В освобожденных районах Польши, несмотря на противодействие реакционного подполья, действовавшего по указанию лондонского эмигрантского правительства, жизнь постепенно нормализовывалась. Создавались органы власти на местах, восстанавливались промышленные предприятия. Уже в конце июля началось создание массовой регулярной армии, которая в соответствии с июльским манифестом ПКНО готовилась к ведению вместе с советскими войсками боевых действий против немецко-фашистских захватчиков.

Польское реакционное подполье, стремясь не допустить освобождения Варшавы силами Советской Армии и народного Войска Польского и установления в столице власти КРН и ПКНО, по указаниям польского эмигрантского правительства 1 августа 1944 г. спровоцировало в столице вооруженное выступление, которое вылилось в массовое антифашистское восстание.

Организаторы восстания в случае его успеха намеревались заявить на весь мир о том, что столица Польши находится в руках эмигрантского правительства. С этой акцией связывались далеко идущие внешнеполитические цели. 26 июля перед выездом в Москву для переговоров с Советским правительством премьер-министр эмигрантского правительства С. Миколайчик приказал своему уполномоченному в Польше начать восстание в установленный по своему усмотрению срок, заявив, что оно будет “сильным аргументом” на московских переговорах {143}. [70]

Не желая участия советских войск и народного Войска Польского в освобождении Варшавы, организаторы выступления не поставили в известность о своих планах советское командование и командование Войска Польского. Поднимая варшавское восстание, не подготовленное в политическом и военном отношении, командование АК во главе с генералом Бур-Коморовским рассчитывало на панику гарнизона гитлеровских войск и фашистской администрации Варшавы, начавшуюся в связи с приближением советских войск и Войска Польского. В действительности же эти его действия лишь осложнили обстановку на самом важном участке советско-германского фронта.

Жители Варшавы не знали о подлинных целях организаторов вооруженного выступления, но жаждали скорейшего изгнания врага из города. Поэтому они активно включились в схватку с хорошо вооруженным фашистским гарнизоном и проявляли исключительный героизм в боях. К восстанию присоединились и варшавские отряды АЛ, хотя их командование и не было заранее извещено об этой акции руководства АК. Организации ППР и командование АЛ в Варшаве, не разделяя политических целей вооруженного выступления, не могли вместе с тем не учитывать того энтузиазма, с которым варшавяне включились в борьбу. В ходе восстания было установлено тактическое взаимодействие отрядов АК и АЛ.

Бойцы варшавских баррикад мужественно сражались с врагом. Однако силы с самого начала восстания были неравными. Хорошо вооруженному шестнадцатитысячному фашистскому гарнизону противостояло не многим более 40 тыс. бойцов, которые имели лишь около 3,5 тыс. единиц стрелкового оружия. Гитлер приказал беспощадно подавить восстание, а Варшаву сровнять с землей. После незначительных успехов, одержанных в первую неделю, положение восставших с каждым днем ухудшалось. Они несли большие потери. Не хватало воды, продовольствия, боеприпасов, медикаментов. Уже 12 августа Бур-Коморовский умолял свое правительство в Лондоне срочно прислать оружие, боеприпасы, бомбардировать объекты противника, высадить воздушный десант. В противном случае, подчеркивал он, борьба повстанцев закончится крахом через несколько дней. Однако поддержки из Лондона не последовало.

В то же время командование 1-го Белорусского фронта, выполняя указания Советского правительства, даже в той сложной обстановке, которую создали лондонские польские политиканы, предпринявшие “безрассудную ужасную авантюру” {144} и ввергшие варшавян в бесперспективную трагическую борьбу, делало все возможное для оказания помощи польским патриотам.

Несмотря на то что советские войска в ходе наступательных действий в Белоруссии и в восточных районах Польши прошли с упорными боями 600 км, понесли значительные потери, нуждались в пополнении, отдыхе и подтягивании тылов, советское командование принимало все необходимые меры по организации наступления на Варшаву. Однако подступы к ней с востока враг прикрыл сильным танковым заслоном, прорвать который с ходу не удалось. Войска правого крыла и центра 1-го Белорусского фронта лишь к концу августа сумели выдвинуться к реке Нарев севернее Варшавы и захватить плацдарм в районе Сероцка. Главные силы левого крыла фронта весь август вели бои за плацдармы на Висле. Только 14 сентября советским и польским войскам удалось освободить Прагу и выйти на Вислу в районе Варшавы.

С выходом непосредственно к польской столице советское Верховное Главнокомандование приказало командующему 1-м Белорусским фронтом принять возможные меры по оказанию помощи повстанцам. Маршал [71] Советского Союза Г. К. Жуков, только что вернувшийся с Украинских фронтов, получил указание вылететь на 1-й Белорусский фронт. “Вы там свой человек, — сказал ему И. В. Сталин. — Разберитесь с Варшавой на месте и принимайте меры, какие нужно. Нельзя ли там провести частную операцию по форсированию Вислы именно войсками Берлинга... Задачу полякам поставьте лично вместе с Рокоссовским и сами помогите им организовать дело” {145}.

15 сентября в Прагу передислоцировались все дивизии 1-й армии Войска Польского. Перед ними была поставлена задача: форсировать Вислу, захватить плацдармы непосредственно в Варшаве и установить боевой контакт с повстанцами, руководство которых под давлением развивающихся событий решило наконец установить с 15 сентября связь с Советской Армией и Войском Польским. Первой форсировать Вислу предстояло 3-й пехотной дивизии. Она была усилена и поддерживалась шестью советскими артиллерийскими бригадами, минометным полком и шестью артиллерийскими дивизионами. Ей придавались также три инженерных батальона и батальон плавающих автомобилей. С воздуха действия дивизии обеспечивались авиацией фронта {146}.

В ходе предпринятого форсирования Вислы, за период с 16 по 20 сентября, на левый берег реки переправились шесть усиленных польских батальонов. Однако преодолеть сопротивление гитлеровских танковых и пехотных частей они не смогли.

Понеся значительные потери, батальоны 24 сентября были вынуждены возвратиться на правый берег {147}.

Эта неудача объясняется прежде всего тем, что форсирование Вислы велось локально, для осуществления его в более широких масштабах тогда не было условий. В силу сложившейся обстановки оно было начато без глубокой и детальной разведки противника. Кроме того, крайне отрицательно на форсировании сказалось предательское поведение руководства варшавского восстания, которое, преследуя свои корыстные цели, не организовало ни одного удара из города в сторону плацдармов. Более того, в самый ответственный момент, когда необходимо было объединить усилия и направить их на удержание плацдармов, оно не проявило никакой активности, а делало все, чтобы прервать связь с форсирующими Вислу войсками, упорно занимало враждебную позицию в отношении польских демократических сил и Советского Союза {148}.

Несмотря на это, командования 1-го Белорусского фронта и 1-й армии Войска Польского продолжали поддерживать повстанцев ударами артиллерии и авиации, а также в материально-техническом отношении. 16-я воздушная армия при активном участии оперативно подчиненной ей 1-й польской смешанной авиадивизии прикрывала истребителями занятый повстанцами район и, используя ночные бомбардировщики, организовала снабжение их вооружением, медикаментами, продовольствием. С 13 сентября по 1 октября 1944 г. для оказания помощи восставшим она произвела 4821 самолето-вылет, в том числе 1361 — на бомбардировку и штурмовку войск противника в Варшаве по заявкам повстанцев и 2435 — на сбрасывание грузов. При этом для восставших было сброшено 156 минометов, 505 противотанковых ружей, 2667 автоматов, винтовок и карабинов, 3,3 млн. патронов для стрелкового оружия, 515 кг [72] медикаментов, более 100 тонн продовольствия, телефонные аппараты, кабель и другое военное имущество {149}.

Все эти факты опровергают попытки недругов Советского Союза и народной Польши преуменьшить советскую помощь варшавским повстанцам. Еще в дни восстания командование АК добивалось, чтобы население Варшавы и повстанцы знали о ней как можно меньше. Варшавянам постоянно твердили, что будто бы советская авиация оказывает незначительную помощь, что сброшенные ею грузы якобы не русские, а английские, переданные для Варшавы через Москву {150}.

Некоторые буржуазные историки утверждают, будто наибольшую помощь повстанцам в доставке боеприпасов и продовольствия оказала американская авиация. Действительно, 18 сентября в дневное время 100 американских “Летающих крепостей” в сопровождении истребителей “Мустанг” достигли Варшавы и с большой высоты сбросили восставшим грузы. Однако было установлено, что из 1000 сброшенных на парашютах контейнеров в расположение повстанцев упало лишь несколько десятков, около 20 оказалось в расположении советских войск на правом берегу Вислы, остальные же грузы попали к фашистам {151}.

Между тем восстание в Варшаве подходило к трагическому концу. 2 октября Бур-Коморовский подписал акт о капитуляции, и бои в городе прекратились. Так бесславно закончилась варшавская авантюра польской реакции. В ходе варшавского восстания, продолжавшегося 63 дня, погибло около 200 тыс. человек повстанцев и мирного населения {152}. Зверства эсэсовцев над мирным населением, пленными бойцами АЛ и АК не знали пределов. Оставшихся в живых жителей палачи выселили из города, при этом значительную их часть бросили в концлагеря, обрекая людей на тяжкие издевательства и голодную смерть. Сама же Варшава — один из красивейших городов Европы — была почти полностью разрушена и сожжена.

Польский народ гневно осудил преступную акцию клики реакционеров из лондонской эмиграции. Вместе с тем он воздал должное героям Варшавы, которые с оружием в руках мужественно сражались против ненавистных немецко-фашистских захватчиков и пали в неравной борьбе за свободу и светлое будущее своей отчизны. “Гибель восставших, — писала газета ЦК ППР “Глос Люду”, — была трагическим аккордом, с которым навсегда ушел из польской действительности старый мир. Героизм восставших живет во всем народе, который сбросил со своей дороги виновников варшавской трагедии и на деле претворяет в жизнь идеи тех, кто вечным сном спит под развалинами столицы” {153}.

Осенью 1944 г. усиливалась и ширилась вооруженная борьба польских патриотов против гитлеровских оккупантов в ряде воеводств, расположенных к западу от Вислы. Особую активность она приобрела в Келецком и Краковском воеводствах. В тесном содружестве с АЛ сражались советские партизаны и разведгруппы. Против них фашистские войска и жандармерия предпринимали крупные карательные операции. Однако это не приносило гитлеровцам успеха. Во второй половине 1944 г. партизаны провели 200 диверсий на железных дорогах, уничтожили около 130 немецких эшелонов {154}. [73]

* * *

Таким образом, в ходе наступления, развернувшегося в Белоруссии, Прибалтике и в восточных районах Польши, советские войска продвинулись на запад до 600 км и освободили значительную территорию. Немецко-фашистские захватчики потерпели новое тяжелое поражение, их потери практически оказались невосполнимыми. В июне — августе 1944 г. в Белоруссии, Прибалтике и в Польше была полностью разгромлена и уничтожена 21 немецкая дивизия. 61 дивизия лишилась более половины своего состава. Только в ходе Белорусской операции гитлеровцы потеряли убитыми, ранеными и пленными около полумиллиона солдат и офицеров. 17 июля 1944 г. по центральным улицам Москвы под конвоем были проведены 57 600 немецко-фашистских солдат и офицеров, взятых в плен в Белоруссии. Они надеялись пройти маршем победителей по Красной площади. Теперь эти вояки нескончаемым потоком понуро брели под презрительными взглядами советских людей.

Руководство рейха предпринимало срочные меры, стараясь в какой-то степени восстановить боеспособность своих войск на советско-германском фронте. 2 августа 1944 г. Гитлер подписал директиву, в которой решительно потребовал пополнения соединений и частей живой силой и боевой техникой, в том числе за счет служащих всех гражданских учреждений, управленческого аппарата CС и полиции {155}. Однако эти меры не смогли существенно поднять боеспособность вермахта.

Поражение в Белоруссии, Прибалтике и Польше, как и в целом обстановка на советско-германском фронте, резко ухудшило положение фашистской Германии, до крайности обнажило кризис ее правящей верхушки, что особенно заметно проявилось в факте покушения на Гитлера 20 июля 1944 г. Еще более обострились противоречия внутри агрессивного блока.

Выдающиеся победы Вооруженных Сил СССР вызвали новый прилив энергии в советском народе, оказали огромное влияние на расширение национально-освободительной борьбы в Польше и в других европейских странах.

Коммунистическая партия и Советское правительство высоко оценили боевые успехи войск наступавших фронтов. 46 раз озарялось небо Москвы торжественным артиллерийским салютом в честь их славных побед {156}. 820 частей и соединений удостоились почетных наименований, а 1102 были награждены боевыми орденами; 2-я танковая армия, 40 частей и соединений стали гвардейскими. За проявленные доблесть и героизм многим сотням воинов было присвоено звание Героя Советского Союза. За искусное руководство операциями и личное мужество Маршал Советского Союза Г. К. Жуков и генерал И. Д. Черняховский в июле 1944 г. вторично удостоились медали “Золотая Звезда”, а Маршалу Советского Союза А. М. Василевскому было присвоено звание Героя Советского Союза. Только в течение июля и августа 1944 г. более 400 тыс. солдат и офицеров были награждены орденами и медалями.

Однако победы не дались легко. От советских войск потребовались огромное напряжение сил и большие жертвы.

В ходе наступления советских войск немецко-фашистское командование неоднократно пыталось изменить обстановку в свою пользу, но все его попытки терпели провал. Разгром группы армий “Центр” явился [74] результатом массового героизма и отличной боевой выучки бойцов и командиров, высокого военного искусства советского командования, применения им решительных форм наступательных действий: прорыва обороны, окружения и ликвидации крупных группировок противника, непрерывного преследования и уничтожения его отступающих войск, быстрого форсирования многочисленных водных преград.

Действительный ход событий соответствовал замыслам советского стратегического руководства, которое не только разработало обоснованные планы, но и обеспечило их выполнение, выделив необходимые силы и средства. Оно твердо управляло войсками в ходе операций. Ставка советского Верховного Главнокомандования, предвидя возможные ответные меры противника, срывала попытки гитлеровского командования использовать войска массированно, вынуждала его тратить силы по частям.

Важнейшим условием успешного проведения Белорусской операции явились высокие морально-боевые качества советских воинов, их беспредельная преданность Родине, героизм, отвага и боевое мастерство, возросшее военное искусство офицеров и генералов.

В достижении советскими войсками столь блестящих успехов важную роль сыграли хорошо организованная, действенная партийно-политическая работа, личный пример бесстрашия и умелых действий коммунистов и комсомольцев, своими подвигами увлекавших остальных воинов на решительный разгром врага.

Наступление в Белоруссии, Прибалтике и на территории Польши потребовало огромных материальных средств. И они благодаря большим усилиям Коммунистической партии, Советского правительства и тружеников тыла имелись в необходимом количестве. Только для проведения Белорусской операции войскам было подано 400 тыс. тонн боеприпасов, около 300 тыс. тонн горючего и свыше 500 тыс. тонн продовольствия и фуража {157}. Для переброски этих грузов было использовано свыше 440 тыс. вагонов {158}. Органы тыла и транспорт успешно справились со своими задачами.

Успех наступления советских войск в Белоруссии, Прибалтике и Польше был обеспечен постоянным руководством фронтом и тылом со стороны Коммунистической партии и ее Центрального Комитета, огромной плодотворной деятельностью Советского правительства по организации разгрома немецко-фашистских захватчиков. Победа в Белорусской операции была достигнута благодаря героическому труду рабочего класса, колхозного крестьянства и интеллигенции, усилиям всего советского народа.

Оглавление. Освобождение территории СССР и европейских стран

 
Тут http://www.plesenistop.ru/mikologicheskayaekspertiza.html независимая экспертиза плесени.

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.