Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Поход советских войск в Болгарию в 1944 г. Освобождение от немцев

В ходе боевых действий в Румынии советские войска пришли на помощь и братскому болгарскому народу, боровшемуся за свое освобождение.

Правящие монархофашистские круги Болгарии вопреки воле трудящихся втянули страну в преступный фашистский блок. Борьба народных масс за выход из этого блока становилась все более решительной. К концу августа 1944 г. в стране назрел глубокий политический кризис, вызванный рядом внутренних и внешних причин. Бесцеремонный грабеж Болгарии гитлеровским рейхом привел к резкому сокращению объема ее промышленного и сельскохозяйственного производства. Большая часть государственного бюджета уходила на военные нужды Германии и на содержание внутреннего карательного аппарата. В 1944 г. расходы военного министерства Болгарии превышали уровень 1939 г. в 7 раз и составляли 43,8 процента всех бюджетных расходов страны {265}. За те же годы цены на предметы первой необходимости увеличились на 254 процента, а на черном рынке — в 3 — 10 раз {266}.

Бедственное положение рабочих, крестьян и мелких служащих крайне обострило классовые противоречия. Болгарские патриоты по призыву коммунистов сражались с оружием в руках против ненавистного фашизма. К лету 1944 г. в Болгарии полыхало пламя вооруженной партизанской борьбы, организаторами и руководителями которой были коммунисты. Тысячами новых бойцов пополнились ряды Народно-освободительной повстанческой армии (НОПА). Она окрепла и организационно. В начале сентября 1944 г. в ее состав входили: 1 дивизия, 9 отдельных бригад, 37 отрядов, несколько батальонов и сотни боевых групп {267}. Партизанские силы составляли более 30 тыс. вооруженных бойцов. У НОПА была 200-тысячная армия укрывателей и помощников — ятаков, которые имелись почти в каждом населенном пункте и находились на легальном положении.

Высадка десанта катерами Балтийского флота. Осень 1944 г.
Высадка десанта катерами Балтийского флота. Осень 1944 г.

Победы Советской Армии, особенно разгром ею группы армий “Южная Украина” в Ясско-Кишиневской операции, вдохновляли болгарских трудящихся в их борьбе, вселяли в них надежду на скорое освобождение Болгарии советскими войсками от монархофашистского ига.

В результате поражений немецко-фашистских войск на советско-германском фронте и усиления борьбы болгарских трудящихся над монархо-фашистским режимом нависла серьезная угроза. Ради его спасения правящие круги страны предприняли новую перестановку своих лидеров. Разрешение политического кризиса они возложили на И. Багрянова — крупного [119] землевладельца, бывшего офицера, награжденного немецкими орденами. С одобрения Берлина 1 июня 1944 г. он возглавил новое правительство. Багрянов заверил Гитлера, что его правительство выполнит все обязательства Болгарии перед Германией, увеличит военный вклад и покончит с партизанским движением {268}.

Услужливо выполняя свое обещание, болгарское правительство бросило значительные силы регулярной армии против партизан. 23 июля на совещании главы правительства с регентами было принято решение о неограниченном привлечении войск для борьбы против освободительного движения {269}. Генеральный штаб запланировал на август крупные операции регулярных войск против частей НОПА {270}. Этим актом монархофашистский режим стремился обеспечить устойчивое положение в тылу гитлеровской армии и не допустить вступления советских войск в Болгарию.

ЦК Болгарской рабочей партии (БРП) и командование НОПА сорвали замыслы правительства. Партизанские отряды и бригады, не ввязываясь в открытые бои с частями регулярных войск, прорвали блокаду и вышли в новые районы. Чтобы облегчить их борьбу, коммунисты организовали в этот период массовые выступления рабочих в Софии, Габрово, Пернике, Пловдиве и других местах. Реакция вынуждена была отступить.

Стремясь замаскировать свою подлинную, антинародную сущность, правительство Багрянова в июне 1944 г. лицемерно заявило, будто оно готово устранить все, что могло бы омрачить болгаро-советские отношения {271}. На деле же оно продолжало активно помогать фашистской Германии. Порты, аэродромы, железные дороги, средства связи и материальные ресурсы Болгарии все больше использовались гитлеровцами в войне против СССР. На болгарскую территорию отходили остатки немецко-фашистских войск, разгромленных в Румынии. Только 28 августа через румыно-болгарскую границу в Добрудже отошло под прикрытие болгарского “нейтралитета” 16 тыс. немцев {272}. Германские боевые корабли и транспортные суда перебазировались в болгарские порты.

26 августа правительство Багрянова заявило о том, что Болгария, соблюдая полный нейтралитет, будет разоружать немецкие войска, которые вступят на ее территорию. Однако это оказалось очередным обманом болгарского народа и новой попыткой ввести в заблуждение Советское правительство. В действительности же на второй день болгарский генеральный штаб с ведома правительства официально уточнил с германским командованием порядок беспрепятственного отхода немецких войск из Болгарии {273}. Так же поступил командующий болгарским черноморским флотом, не предпринявший никаких действий против находившихся в болгарских портах немецких кораблей.

Не порывая с гитлеровской Германией, правящие круги Болгарии поддерживали также установленные еще в конце 1943 г. контакты с англоамериканскими дипломатами. Теперь эти контакты приняли форму официальных переговоров, продолжавшихся до начала сентября 1944 г. Болгарские монархофашисты возлагали на них большие надежды. Боясь [120] своего народа и вступления Советской Армии в Болгарию, они соглашались на оккупацию страны англо-американскими войсками.

Истинная сущность политики правительства нашла отражение в секретном докладе Багрянова регенту Кириллу 31 августа 1944 г. Глава правительства рекомендовал “до последнего момента делать ставку на Германию”, полагая, что противоречия в антигитлеровской коалиции в конечном счете приведут к победе рейха. На случай поражения гитлеровцев Багрянов советовал продолжать враждебную политику в отношении СССР и делать все, чтобы воспрепятствовать вступлению советских войск на болгарскую землю. Одновременно он считал, что необходимо и дальше вести переговоры с представителями Англии и США и постараться побольше выторговать, всеми средствами сохранить царский престол и ни в коем случае не допустить “большевизации” страны {274}.

Болгарская рабочая партия активно и последовательно разоблачала антинародную сущность политики правительства Багрянова. Важное значение в этом имела статья Георгия Димитрова, переданная 5 июня радиостанцией им. Христо Ботева. В ней говорилось, что “правители Болгарии против воли болгарского народа проводят антинародную, прогерманскую политику, что вопреки интересам страны и в ущерб ее будущему они передали страну в руки гитлеровцев и тем самым толкают Болгарию к новой страшной национальной катастрофе” {275}.

Дальнейшее обострение политического кризиса в Болгарии привело к отставке правительства Багрянова и сформированию 2 сентября 1944 г. нового правительства во главе с К. Муравиевым — одним из правых лидеров Болгарского земледельческого народного союза (БЗНС). Буржуазные историки ныне пытаются доказать, будто это правительство преследовало демократические цели. Так, в частности, считает английский историк Р. Ли Уолф, ссылаясь на то, что Муравиев “освободил всех политических заключенных и всех военнопленных союзников, распустил политическую полицию и объявил войну Германии” {276}. Однако он умалчивает, что все эти решения, в том числе и формальное объявление 8 сентября войны Германии, Муравиев только декларировал, чтобы обмануть народ, и ни одно из них, по существу, не проводил в жизнь. Его правительство не позволяло левым политическим партиям выйти из подполья, не допускало свободы слова и печати. Провозгласив гарантию демократических прав, Муравиев в то же время отдал приказ о расстреле мирной демонстрации в Софии. Было вполне очевидно, что и новое буржуазное правительство страны придерживается старого политического курса и тоже не может решить назревшие коренные вопросы внутренней и внешней политики.

Обострению внутриполитического кризиса в Болгарии способствовал выход к началу сентября 1944 г. основных сил 3-го Украинского фронта на румыно-болгарскую границу на участке от Джурджу до Мангалии. Действия советских войск на приморском направлении обеспечивали Черноморский флот и Дунайская военная флотилия. Войска 2-го Украинского фронта, преследуя отходящего противника, 6 сентября вышли на румыно-югославскую границу в районе Турну-Северина и изолировали от Болгарии те немецко-фашистские соединения, которые вели бои в Восточных Карпатах и Трансильвании.

В годы войны Советский Союз, народы которого всегда питали чувства глубокой дружбы к братскому болгарскому народу, делал все, чтобы побудить правителей Болгарии прекратить помощь гитлеровской Германии, расторгнуть с ней союз, перейти на сторону антигитлеровской коалиции [121] и тем самым облегчить участь страны в послевоенном мирном урегулировании. В 1944 г. Советское правительство продолжало разоблачать преступный сговор монархофашистских кругов Болгарии с гитлеровской Германией.

Прогерманский курс внешней политики Болгарии не изменился и с приближением Советской Армии к ее границам. Не вносила ничего нового в ее внешнеполитическую линию и декларация правительства Муравиева, опубликованная 4 сентября. Исчерпав все мирные средства воздействия на монархофашистскую клику, Советское правительство предприняло более радикальный шаг. 5 сентября болгарскому посланнику в Москве И. Стаменову была вручена нота, в которой указывалось, что

“Советское правительство не считает дальше возможным сохранять отношения с Болгарией, рвет всякие отношения с Болгарией и заявляет, что не только Болгария находится в состоянии войны с СССР, поскольку на деле она и ранее находилась в состоянии войны с СССР, но и Советский Союз отныне будет находиться в состоянии войны с Болгарией” {277}.

Объявление Советским Союзом войны фашистскому правительству Болгарии не наносило никакого ущерба интересам болгарского народа. Наоборот, оно явилось решающим условием его освобождения. Болгарские патриоты правильно поняли этот акт СССР и с нетерпением ждали дня, когда советские воины вступят на их землю, чтобы в тесном содружестве с ними добиться для своей родины свободы и независимости. “Мы ждем вас, братья-красноармейцы... — говорилось в обращении главного штаба НОПА к советским войскам, вышедшим на болгарскую границу. — Ваша близость и наша воля к борьбе с угнетателями народа являются гарантией того, что Болгария будет свободной, независимой и демократической. Да здравствует Красная Армия!” {278}

С объявлением Советским Союзом войны Болгарии США и Англия были вынуждены прекратить политические переговоры с ее представителями. 6 сентября болгарской делегации в Каире было сообщено, что в дальнейшем они могут вестись лишь при участии СССР {279}.

Стратегическая обстановка на южном крыле советско-германского фронта позволяла 3-му Украинскому фронту в короткие сроки подготовить и осуществить операцию по освобождению Болгарии. С разгромом труппы армий “Южная Украина” оборона противника в Румынии развалилась, а немецко-фашистские войска, действовавшие в Югославии, Албании и Греции, оказались изолированными от карпатско-трансильванской группировки, оборонявшейся в северо-западной части Румынии и в Венгрии. Советский Военно-Морской Флот господствовал на Черном море вплоть до побережья Болгарии. В воздухе господствовала советская авиация. На югославской территории активные боевые действия вела Народно-освободительная армия Югославии (НОАЮ). В этих условиях болгарские монархофашисты начали понимать, что они не могут рассчитывать на военную поддержку гитлеровской Германии.

При планировании и подготовке операции советских войск в Болгарии учитывались положение этой страны как сателлита фашистской Германии и внутриполитическая обстановка в ней. Командующий 3-м Украинским фронтом генерал Ф. И. Толбухин и член Военного совета генерал А. С. Желтов в конце июля 1944 г. после обсуждения и утверждения в Ставке ВГК плана Ясско-Кишиневской операции получили от Г. Димитрова обширную информацию об обстановке в Болгарии. 5 сентября по [122] заданию руководства 10-й (Варненской) повстанческой оперативной зоны (ПОЗ) в штаб фронта прибыли представители болгарских партизан. Они подробно рассказали о положении в приморской части Болгарии {280}. Ценные сведения Военный совет фронта получил также от Маршала Советского Союза Г. К. Жукова, который по совету И. В. Сталина перед вылетом в штаб фронта имел встречу с Г. Димитровым. Вождь болгарских коммунистов сообщил дополнительные данные и подчеркнул, что болгарский народ с нетерпением ждет Советскую Армию, чтобы с ее помощью свергнуть монархофашистское правительство и установить власть Отечественного фронта {281}.

Принимая во внимание благоприятную в целом обстановку в Болгарии, советское командование вместе с тем не могло не учитывать возможность сопротивления некоторых частей ее царской армии, которая к началу сентября имела в своем составе 22 дивизии и 7 бригад общей численностью более 510 тыс. человек {282}. Часть этих сил противостояла войскам 3-го Украинского фронта. В черноморских портах Варна, Бургас и в дунайском порту Русе (Рущук) находились немецкие и болгарские военные корабли. Девять болгарских дивизий и две кавалерийские бригады были расположены в Югославии и Греции. Когда начался отвод этих дивизий в Болгарию, гитлеровские войска вероломно напали на них и разоружили некоторые части. Управление ими было утрачено. Остальные дивизии и бригады находились в районах южнее Видина, Софии и Пловдива.

В столице Болгарии и крупных городах (Варна, Бургас, Стара-Загора, Пловдив) дислоцировались немецкие части СС, части морской пехоты и береговой артиллерии, различные команды, многочисленные военные миссии с персоналом обслуживания и охраны. Они контролировали болгарские аэродромы, морские порты и важные железнодорожные узлы. Там же находились всевозможные штабы и базы, строились бараки, предназначенные для размещения новых контингентов немецких войск в случае их ввода на территорию Болгарии. Общая численность немецко-фашистских войск в Болгарии с учетом частей, отошедших из Румынии в конце августа 1944 г., достигала 30 тыс. человек.

Немецко-фашистское командование по-прежнему стремилось сохранить свои позиции в Болгарии. Оно руководствовалось указаниями Гитлера, который 31 июля 1944 г. в разговоре с генералом А. Йодлем сказал, что “без Болгарии мы практически совершенно не в состоянии обеспечить спокойствие на Балканах” {283}. В конце августа немецкий посол в Болгарии А. Бекерле заявил регентам, что германские войска в ближайшее время не намерены оставлять Болгарию {284}. Руководство фашистской Германии вынашивало планы организации государственного переворота в Болгарии и прихода к власти в качестве главы правительства лидера болгарских фашистов А. Цанкова, намеревалось перебросить в Болгарию немецкие войска из Югославии {285}.

5 сентября, в день объявления войны Болгарии, Ставка советского Верховного Главнокомандования утвердила план Болгарской операции, разработанный Военным советом 3-го Украинского фронта при участии представителя Ставки Маршала Советского Союза Г. К. Жукова. Замысел [123] операции состоял в том, чтобы вывести Болгарию из войны на стороне фашистской Германии и оказать помощь болгарскому народу в освобождении от монархофашистского ига. В ходе ее войска фронта должны были выйти на рубеж Джурджу, Карнобат, Бургас, овладеть портами Варна и Бургас, захватить флот противника и освободить приморскую часть Болгарии. Их продвижение планировалось на глубину до 210 км {286}.

Командование 3-го Украинского фронта определило направления действий войск, конкретные сроки достижения намеченных рубежей, организовало взаимодействие сухопутных войск, авиации и Черноморского флота.

На 5 сентября фронт имел около 258 тыс. человек, 5583 орудия и миномета, 508 танков и САУ, 1026 боевых самолетов {287}. Для действий в южной части Добруджи в направлении Айтос, Бургас сосредоточивались все его силы (28 стрелковых дивизий, 2 механизированных корпуса и 17-я воздушная армия). Для поддержки наступления на этом направлении привлекались также три штурмовые авиадивизии 2-го Украинского фронта {288}. Задача 17-й воздушной армии состояла в том, чтобы обеспечить эффективную поддержку наступающих сухопутных войск.

Черноморский флот должен был блокировать Варну и Бургас, с подходом подвижных войск фронта высадить морской десант и совместно с ними овладеть этими портами {289}. Дунайская военная флотилия, переданная 30 августа в оперативное подчинение командующего 3-м Украинским фронтом, должна была захватить на Дунае в районе порта Русе все плавсредства противника, прикрыть действия сухопутных войск от возможных ударов его кораблей и во взаимодействии с 46-й армией овладеть портом Русе {290}.

Планируя операцию по овладению приморской частью Болгарии, советское командование считало, что центральная и западная части страны, включая район Софии, могут быть освобождены повстанческими войсками и революционными рабочими отрядами.

Отсутствие заранее подготовленной обороны, невысокая плотность противостоявших болгарских войск и почти полная уверенность советского командования в том, что они не окажут сопротивления, позволили не планировать артиллерийскую и авиационную подготовку наступления. Было решено начать наступление выдвижением в колоннах передовых подвижных отрядов (по одному от каждого стрелкового корпуса первого эшелона), вслед за ними через час выдвинуть авангардные полки дивизий первого эшелона корпусов, а затем и главные силы всех трех общевойсковых армий.

Командование фронта придавало особое значение быстрому освобождению Варны и Бургаса, так как это лишало противника последних баз на Черном море и неизбежно вело к гибели его флота. Решительное наступление войск 3-го Украинского фронта должно было вызвать панику и растерянность среди правящих кругов Болгарии и явиться сигналом для начала народного вооруженного восстания.

Перед вступлением в Болгарию в войсках фронта, на кораблях Черноморского флота и Дунайской военной флотилии была развернута активная партийно-политическая работа в соответствии с директивой Главного политического управления Красной Армии от 19 июля 1944 г. Солдаты и офицеры знакомились с историей Болгарии, ее культурой и обычаями. Командиры и политработники разъясняли воинам реакционную [124] сущность политики болгарского правительства и подчеркивали важность проявления подлинно дружественных, братских чувств к болгарскому народу, глубокого уважения к его национально-освободительной борьбе. Особое внимание уделялось ознакомлению личного состава с традициями дружбы русского и болгарского народов, исторически сложившимися на протяжении веков, и особенно в период русско-турецкой войны 1877 — 1878 гг., в результате сотрудничества революционных демократов России и Болгарии, участия болгарских интернационалистов в защите Советской власти в годы гражданской войны и иностранной военной интервенции в СССР.

Командующий 3-м Украинским фронтом 7 сентября 1944 г. обратился с воззванием к болгарскому народу и болгарской армии. В нем говорилось: “Красная Армия не имеет намерения воевать с болгарским народом и его армией, так как она считает болгарский народ братским народом. У Красной Армии одна задача — разбить немцев и ускорить срок наступления всеобщего мира” {291}. В памятке воинам, изданной Военным советом фронта, рассказывалось о многовековой дружбе болгарского и русского народов и долге советского воина, вступающего на болгарскую землю {292}.

8 сентября в 11 часов утра войска 3-го Украинского фронта перешли румыно-болгарскую границу передовыми отрядами, а спустя полтора часа — и главными силами. Без единого выстрела они стремительно продвигались по своим маршрутам в юго-западном направлении. Первыми на болгарскую землю вступили части 34-й гвардейской стрелковой дивизии под командованием генерала И. А. Максимовича, 73-й гвардейской стрелковой дивизии генерала С. А. Козака, 353-й стрелковой дивизии полковника П. И. Кузнецова и 244-й стрелковой дивизии полковника Г. И. Колядина. Не прошло и получаса, как в штаб фронта начали поступать сообщения о восторженной встрече советских войск болгарским народом и армией. По данным политотдела 37-й армии, в полосе ее продвижения только в первый день, 8 сентября, состоялось 27 массовых митингов населения, посвященных встрече Советской Армии. На них присутствовало более 80 тыс. человек.

Первые донесения командиров полков и дивизий не оставляли сомнения в том, что болгарская армия не окажет сопротивления советским войскам. Она присоединилась к своему народу. Солдаты болгарской армии с радостью встретили советских воинов. Учитывая это, Верховный Главнокомандующий И. В. Сталин дал указание болгарские войска не разоружать. Этим актом советское командование выразило полное доверие к народу и армии Болгарии. К исходу первого дня операции подвижные войска фронта продвинулись до 70 км и вышли на рубеж Русе, Варна. На рассвете 8 сентября в порту Варна высадились главные силы морского десанта, а в 13 часов в порту Бургас — отряд численностью около 400 человек. Перед этим в Бургас был выброшен воздушный десант {293}.

Вечером 8 сентября Ставка Верховного Главнокомандования уточнила задачу войскам фронта, приказав на другой день продвигаться в направлении Бургас и Айтос, овладеть ими и выйти на линию Русе, Разград, Тырговиште, Карнобат. Выполняя эту задачу, подвижные соединения 9 сентября продвинулись до 120 км.

В тот же день войска облетела радостная весть о победе вооруженного восстания болгарского народа и о приходе к власти правительства Отечественного фронта, которое обратилось к Советскому правительству с просьбой о перемирии. В связи с этими важнейшими событиями Ставка [125] Верховного Главнокомандования 9 сентября в 19 часов направила войскам фронта новую директиву. В ней говорилось: “Ввиду того что болгарское правительство порвало отношения с немцами, объявило войну Германии и просит Советское правительство начать переговоры о перемирии, Ставка Верховного Главнокомандования согласно указаниям Государственного Комитета Обороны приказывает к 21 часу 9 сентября закончить операцию по занятию намеченных по плану населенных пунктов и с 22 часов 9 сентября с. г. прекратить военные действия в Болгарии, прочно закрепившись в той полосе Болгарии, которая занята нашими войсками” {294}. 9 сентября Верховный Главнокомандующий подписал приказ, в котором указывалось: “Операции наших войск в Болгарии были начаты потому, что болгарское правительство не хотело разорвать свои отношения с Германией и давало приют немецким вооруженным силам на территории Болгарии.

В результате успешных действий наших войск цель военных операций достигнута: Болгария разорвала отношения с Германией и объявила ей войну. Тем самым Болгария перестала быть опорой немецкого империализма на Балканах, каковой она была в течение последних тридцати лет” {295}.

Выход Болгарии из фашистского блока и объявление ею войны Германии вызвали антиболгарские акции гитлеровского командования. По его приказу началось сосредоточение немецких войск на югославско-болгарской границе. Северо-западные районы Болгарии, и особенно район Софии, оказались не защищенными от возможных ударов наземных войск и авиации гитлеровцев. Не исключалась также возможность вторжения в Болгарию под каким-либо предлогом турецких войск из Восточной Фракии. Советские же войска остановились в 300 км от Софии и в 360 — 400 км от болгаро-югославской границы. В этой обстановке правительство Отечественного фронта и руководство БРП(к) {296} были серьезно обеспокоены нависшей над страной внешней опасностью. Вечером 9 сентября Г. Димитров обратился с просьбой к советскому командованию принять в штабе 3-го Украинского фронта полномочную делегацию правительства Отечественного фронта. В этот же день Совет министров Болгарии утвердил состав делегации, которая должна была “рассмотреть условия перемирия и восстановления дипломатических отношений с Советским Союзом, начать сотрудничество между советскими и болгарскими войсками в изгнании неприятеля с Балкан” {297}.

10 сентября командующий фронтом генерал Ф. И. Толбухин принял делегацию, возглавляемую членом Политбюро ЦК БРП(к) Д. Ганевым. Она проинформировала командование фронта о вооруженном восстании, политической платформе правительства Отечественного фронта и его желании как можно быстрее заключить перемирие со странами антигитлеровской коалиции. Делегация заявила: “Сейчас нам крайне необходимо координировать наши действия с вами, так как задачи обеих армий стали тождественны. Очень желательно, чтобы вы послали к нам своего представителя для координации действий. Сейчас немцы концентрируют свои войска северо-западнее Софии (Ниш, Бела-Паланка)... Несомненно, они готовят наступление на Софию. В связи с этим нам крайне необходима ваша помощь, и особенно авиацией” {298}. [126]

Просьбу правительства Отечественного фронта советская сторона удовлетворила немедленно. 13 сентября Ставка Верховного Главнокомандования дала указание направить в Софию начальника штаба 3-го Украинского фронта генерала С. С. Бирюзова для руководства действиями советских войск и организации взаимодействия с болгарской армией через генеральный штаб Болгарии. Одновременно Ставка приказала выдвинуть один стрелковый корпус в район Софии и перебазировать туда часть сил 17-й воздушной армии. Им предстояло воспрепятствовать вторжению в Болгарию немецко-фашистских войск из Греции и Югославии, поддержать действия болгарских частей и прикрыть Софию с воздуха.

15 сентября советские войска, восторженно встреченные населением, вступили в Софию. Сюда же перебазировались две авиационные дивизии. Они вели разведку и наносили удары по коммуникациям гитлеровцев в Югославии, положив тем самым начало боевому содружеству советских и болгарских воинов в годы второй мировой войны. 17 сентября болгарские войска, которым предстояло вести боевые действия на фронте против гитлеровцев, по решению правительства Отечественного фронта были оперативно подчинены командованию 3-го Украинского фронта.

К середине сентября основные силы советских войск, вступивших в Болгарию, находились в восточной части страны {299}. Между тем немецко-фашистское командование от угроз в адрес Болгарии перешло к активным действиям. 12 сентября гитлеровцы захватили город Кула, в 35 км юго-западнее Видина. Поэтому 20 сентября Ставка Верховного Главнокомандования приняла решение о переброске войск 3-го Украинского фронта в западные и южные районы страны. Войска 57-й армии, совершив 500-километровый марш, к концу сентября под прикрытием с воздуха советской авиации вышли на болгаро-югославскую границу. 37-я армия и 4-й гвардейский механизированный корпус к тому времени были сосредоточены в районах Казанлык, Нова-Загора, Ямбол. Это надежно обеспечивало левое крыло советских войск и безопасность южных районов Болгарии.

Во время освободительного похода войск 3-го Украинского фронта в Болгарию среди воинов активно велась партийно-политическая работа. Она была направлена на обеспечение боевых задач и укрепление уз дружбы советских воинов с трудящимися страны. Широко использовались, в частности, беседы у памятников боевой славы русских воинов на болгарской земле. Они проводились в городах Свиштов, Плевен, у памятника героям Шипки и в других местах. У могил русских солдат подразделения проходили торжественным маршем с развернутыми знаменами. Политорганы организовывали также встречи воинов с болгарскими гражданами — участниками и свидетелями русско-турецкой войны 1877 — 1878 гг.

Действия войск 3-го Украинского фронта, кораблей Черноморского флота и Дунайской военной флотилии, с которыми слилось вооруженное народное восстание 9 сентября, сыграли решающую роль в освобождении Болгарии. Гитлеровцы уже не могли использовать для своих нужд экономику Болгарии и распоряжаться ее вооруженными силами. Освобождение болгарских портов привело к полному господству советского флота на Черном море. Резко ухудшилось стратегическое положение немецко-фашистских групп армий “Ф” и “Е”, коммуникации которых оказались под ударами советских войск.

С освобождением Болгарии и выходом советских войск на границу с Югославией создались более благоприятные условия для разгрома немецко-фашистских войск на территории Югославии, Греции и Албании. Появилась реальная возможность создания единого фронта боевых действий [127] Советской Армии, Народно-освободительной армии Югославии и болгарской Народной армии.

Характерной особенностью освободительного похода, осуществлявшегося в благоприятных политических условиях в Болгарии, явилось то, что он не был сопряжен с ведением боевых действий. Хотя на протяжении некоторого времени “наши страны формально находились в состоянии войны, — говорил видный деятель Болгарской рабочей партии В. Кола-ров, — но за это время с обеих сторон не было сделано ни одного выстрела, не было ни одного убитого или раненого” {300}. Между тем вопреки очевидным фактам и неопровержимым документам буржуазные фальсификаторы истории пытаются опорочить благородную миссию советских войск в Болгарии. Так, американский историк Э. Зимке в книге “От Сталинграда до Берлина” проводит мысль, будто бы своим походом в Болгарию Советская Армия нарушила суверенитет этой страны, что она вступила на ее территорию уже после того, как Болгария порвала с Германией {301}. Болгарские монархофашисты действительно не хотели допустить советских воинов-освободителей на болгарскую землю, до конца сохраняли верность фашистской Германии, предоставив ей все ресурсы страны для войны против СССР. Но иными были чувства болгарского народа. Донесения частей и соединений и многочисленные материалы фронтовой печати тех дней изобилуют яркими примерами исключительно радушной встречи советских воинов народом и армией Болгарии. Так, в донесении начальника политотдела 57-й армии полковника Г. К. Цинева говорилось, что болгарское население встречало советских воинов по старому русскому обычаю — хлебом-солью. Болгары выносили и угощали бойцов арбузами, виноградом, приглашали в дом, к столу и на отдых. Жители всячески старались помочь освободителям в их дальнейшем продвижении, предлагали свой транспорт {302}.

Советская Армия достойно выполнила свой интернациональный долг перед болгарскими трудящимися. Ее историческая заслуга состоит в том, что она защитила страну от новой оккупации войсками империалистов. Без помощи Советской Армии, указывал Г. Димитров, без ее присутствия в течение известного времени на болгарской земле Болгария попала бы в но-, вое рабство; “Болгария была бы оккупирована иностранными враждебными войсками со всеми вытекающими отсюда гибельными для ее настоящего и будущего последствиями... Болгарский народ рассматривал советские войска, которые должны были остаться у нас в силу соглашения о перемирии, не как оккупантов, а как дорогих гостей и покровителей. Когда советские войска покинули нашу страну, народ расставался с ними с чувством глубокой любви и признательности” {303}.

Оглавление. Освобождение территории СССР и европейских стран

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.