Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Обстановка в Прибалтике в 1944. Подготовка операции по освобождению

К середине сентября 1944 г. Советские Вооруженные Силы почти полностью освободили территорию СССР и вели боевые действия далеко за пределами страны. Лишь в небольшой части советской Прибалтики и на Крайнем Севере еще хозяйничали гитлеровские захватчики.

Более чем трехлетняя оккупация принесла народам Прибалтийских республик неисчислимые бедствия. Осуществляя свой изуверский “Генеральный план “Ост”, фашистское руководство стремилось “путем германизации подходящих в расовом отношении элементов, колонизации представителями германской расы и уничтожения нежелательных элементов” {314} превратить советскую Прибалтику в составную часть фашистской Германии. В Литве, Латвии и Эстонии гитлеровцы уничтожили более 1 млн. 100 тыс. советских граждан {315}, многие десятки тысяч людей томились в концентрационных лагерях и тюремных застенках. Нацисты стремились подорвать дружбу литовцев, латышей и эстонцев с другими народами Советского Союза, лишить их тех благ, которые дала им Советская власть в 1940-1941 гг.

Однако никакие зверства гитлеровских палачей не смогли сломить волю трудящихся советских Прибалтийских республик к освобождению. Вдохновленные победами Советской Армии, они все активнее выступали против немецко-фашистских оккупантов и их агентуры — местных буржуазных националистов. Рабочие фабрик и заводов, невзирая на жестокие репрессии, саботировали распоряжения предпринимателей, снижали выпуск продукции. Крестьяне сжигали хозяйства немецких колонистов, срывали поставки продуктов сельского хозяйства. Ширилась партизанская борьба.

Немецкая подводная лодка, потопленная авиацией Черноморского флота в порту в Констанца. Август 1944 г.
Немецкая подводная лодка, потопленная авиацией Черноморского флота в порту в Констанца. Август 1944 г.

Под влиянием побед Советских Вооруженных Сил многие из тех, кто еще недавно по различным причинам сотрудничал с гитлеровцами, стали отходить от них. Возросло дезертирство в местных националистических формированиях. По данным штаба группы армий “Север”, на 10 сентября 1944 г. в тылу гитлеровских войск находилось около 5 тыс. “местных дезертиров”, которые, по признанию немецко-фашистского командования, [134] представляли для него потенциальную опасность. Некоторые из них уходили из националистических воинских частей с оружием и, присоединяясь к партизанам, включались в борьбу против немецко-фашистских захватчиков.

Положение гитлеровцев в Прибалтике еще более ухудшилось в результате успешного наступления советских войск в Белоруссии. Группа армий “Север” оказалась глубоко охваченной с юга и прижатой к Балтийскому морю на относительно небольшой территории.

К середине сентября 1944 г. линия фронта протяженностью в 940 км в Прибалтике проходила от Финского залива до реки Неман через Нарвский перешеек и далее в направлении Чудское озеро, Тарту, Гулбене, Гостини, Бауска, Добеле, Расейняй. На рубеже от Финского залива до Добеле оборонялись войска группы армий “Север” под командованием генерала Ф. Шернера. В нее входили 16-я и 18-я армии, оперативная группа “Нарва”. Южнее, на участке от Добеле до реки Неман, занимали оборону войска 3-й танковой армии группы армий “Центр”. Всего в составе прибалтийской немецко-фашистской группировки было 56 дивизий, в том числе 5 танковых и 2 моторизованные, и 3 моторизованные бригады, в ней насчитывалось 730 тыс. солдат и офицеров, 7 тыс. орудий и минометов, 1216 танков и штурмовых орудий {316}. С воздуха она поддерживалась 400 самолетами 1-го и частично 6-го воздушных флотов. В августе в состав группы армий “Север” прибыли три дивизии {317}, сотни танков и штурмовых орудий и около 42 тыс. человек пополнения. Численность пехотной дивизии была доведена до 8 тыс. человек. В Финском заливе действовали легкие силы немецко-фашистского военно-морского флота.

Гитлеровское командование стремилось во что бы то ни стало удержать Прибалтику. Оно ясно понимало, что утрата этого стратегически важного района еще более ухудшит военно-политическое и экономическое положение Германии, неблагоприятно повлияет на ее взаимоотношения со Швецией, откуда рейх получал высококачественные стали, железную РУДУ и другое стратегическое сырье. Потеря Прибалтики вела к резкому ухудшению базирования и затруднению боевой деятельности немецко-фашистского флота на Балтийском море. Освободив Литву, Латвию и Эстонию, советские войска получали удобные исходные рубежи для вступления в Восточную Пруссию.

Противник ожидал основных ударов советских войск у Мадоны и Валги и надеялся, что ему удастся сохранить здесь свои позиции. 5 сентября 1944 г. в ответ на вопрос Гитлера о перспективах борьбы за Прибалтику генерал Гудериан заявил: “...исходя из создавшегося соотношения между силами противника и германскими войсками, можно предположить, что противнику не удастся прорваться ни у Мадоны, ни у Валги”. Вместе с тем руководство группы армий “Север” опасалось наступления войск 1-го Прибалтийского фронта на Ригу из района Елгавы, Добеле. Продвигаясь здесь по кратчайшему пути, они могли перехватить все сухопутные коммуникации, ведущие в Восточную Пруссию, и изолировать от нее немецко-фашистские войска в Прибалтике. Учитывая вероятность такого удара, гитлеровское командование сосредоточило юго-западнее Елгавы наиболее сильную группировку, включив в нее все пять танковых дивизий, которыми оно располагало в Прибалтике.

На этом участке проводились большие мероприятия по инженерному усилению обороны. Сюда также нацеливалась значительная часть авиации. [135] Эта группировка получила задачу прочно удерживать оборонительные рубежи, расширить коридор южнее Тукумса и обеспечить свободу сообщений группы армий “Север” с Курляндией и Восточной Пруссией. Гитлеровцы опасались также за участок фронта, примыкавший непосредственно к реке Даугава с севера, где советские войска могли нанести удар на Ригу с востока. Беспокоило их и положение оперативной группы “Нарва”. На случай крайнего обострения обстановки планировался отвод ее войск на оборонительный рубеж “Цесис”.

Стремясь сорвать наступление советских войск, гитлеровское командование создавало глубокую позиционную оборону. Особенно большое развитие она получила на рижском направлении севернее Даугавы, где были подготовлены четыре оборонительных рубежа, два из которых имели по две полосы. При этом использовались обилие рек, озер, лесисто-болотистых участков местности, а также многочисленные усадьбы и хутора с каменными постройками. Все полосы и позиции были прикрыты минными полями и проволочными заграждениями.

К разгрому прибалтийской группировки немецко-фашистских войск советское командование привлекало силы левого крыла Ленинградского фронта и войска 3, 2 и 1-го Прибалтийских фронтов — 14 общевойсковых, 1 танковую и 4 воздушные армии. Всего эти фронты имели 125 стрелковых дивизий, 7 укрепленных районов и 5 отдельных танковых и механизированных корпусов {318}. Стрелковые дивизии Прибалтийских фронтов насчитывали в своем составе в среднем по 4 — 4,5 тыс. человек. В операции участвовали также силы Краснознаменного Балтийского флота. Советские войска превосходили противника: в людях — в 1,3 раза, в артиллерии, танках и самоходно-артиллерийских установках — в 2,5 раза и в самолетах — в 6,6 раза.

Войска трех Прибалтийских фронтов 29 августа получили задачу сокрушить противостоявшие силы противника и продолжать освобождение территории Литовской, Латвийской и Эстонской советских республик. Общее руководство их операциями возлагалось на представителя Ставки, начальника Генерального штаба Маршала Советского Союза А. М. Василевского.

Задача войск 3-го Прибалтийского фронта, которым командовал генерал И. И. Масленников, состояла в том, чтобы нанести удар главными силами из района Сангасте в направлении Валмиера, Рига. Одновременно они должны были развернуть наступление навстречу войскам 2-го Прибалтийского фронта. 2-му Прибалтийскому фронту под командованием генерала А. И. Еременко, наносившему основной удар в направлении Нитауре, Рига, предстояло во взаимодействии с другими Прибалтийскими фронтами разгромить противника непосредственно севернее реки Даугава и овладеть Ригой. Перед войсками 1-го Прибалтийского фронта, которым командовал генерал И. X. Баграмян, Ставка поставила задачу силами правого крыла наступать из района Бауска в направлении Вецмуйжа, Иецава, устье реки Даугава, во взаимодействии с другими Прибалтийскими фронтами разгромить рижскую группировку врага, действовавшую южнее Даугавы, и выйти на Даугаву и к побережью Рижского залива в районе Риги, перерезав пути отхода войскам группы армий “Север” в сторону Восточной Пруссии. На левом крыле они должны были в оборонительных боях измотать танковую группировку гитлеровцев и ни в коем случае не допустить ее прорыва на елгавском и шяуляйском направлениях. Кроме того, чтобы достигнуть наибольшей прочности кольца окружения прибалтийской группировки противника, командующий 1-м Прибалтийским [136] фронтом с согласия представителя Ставки принял решение подготовить дополнительный удар в общем направлении на Джуксте, Кемери с задачей разгромить тукумскую группировку гитлеровцев, перерезать железную и шоссейную дороги Рига — Тукумс и выйти на побережье Рижского залива {319}.

2 сентября 1944 г. была поставлена задача Ленинградскому фронту, которым командовал Маршал Советского Союза Л. А. Говоров. Ему предстояло, передислоцировав одно армейское управление и восемь стрелковых дивизий с нарвского участка фронта в район Тарту, нанести удар из района Тарту в направлении Раквере, выйти в тыл нарвской группировке противника и в дальнейшем наступать на Таллин. В решении этих задач содействие фронту оказывал находившийся в его оперативном подчинении Краснознаменный Балтийский флот под командованием адмирала В. Ф. Трибуца.

Начало наступления Прибалтийских фронтов Ставка назначила на 14 сентября, а Ленинградского фронта в связи с осуществлением крупной и сложной перегруппировки войск на тартусский участок — на 17 сентября {320}. Сжатые сроки подготовки наступления устанавливались с целью не дать противнику времени на дальнейшее усиление обороны, преодоление которой в условиях надвигавшейся осенней непогоды и труднопроходимой лесисто-болотистой местности, пересеченной множеством рек и озер, было весьма сложной задачей.

Таким образом, главные усилия советских войск в операции сосредоточивались на разгроме рижской группировки противника. Три Прибалтийских фронта, наступая в общем направлении на Ригу, должны были охватить и уничтожить основные силы группы армий “Север”. Наступление планировалось в полосе шириной до 500 км, что составляло около половины всей протяженности линии фронта в Прибалтике. Оборона немецко-фашистских войск прорывалась на семи участках, составлявших 76 км, где советское командование сосредоточило около 80 процентов наступающих стрелковых дивизий со средствами усиления.

Выполняя указания Ставки, фронты развернули подготовку операции. Они сосредоточивали основные свои силы на участках прорыва. Артиллерийская подготовка атаки планировалась продолжительностью от одного до двух часов. Однако созданная плотность артиллерии была невысокой — на 1 км прорываемого фронта в большинстве армий приходилось лишь по 120 — 160 орудий и минометов. Танковые и механизированные войска составляли подвижные группы фронтов и некоторых армий, часть танков и САУ выделялась для непосредственной поддержки пехоты. Задачи авиации заключались в том, чтобы вести воздушную разведку, прикрывать ударные группировки фронтов как в исходных районах, так и в ходе наступления, наносить удары по резервам гитлеровцев, дезорганизовывать управление войсками и работу транспорта противника, бороться с вражеской авиацией, сохранять свое господство в воздухе.

Ударным группировкам фронтов и армий предстояло в ходе наступления форсировать ряд водных преград. Поэтому инженерному обеспечению их действий было уделено должное внимание. Советские войска усиленно вели разведку, и командование располагало довольно полными данными о противнике. Фронты проводили также оперативно-маскировочные мероприятия. Однако достигнуть внезапности наступления и ввести гитлеровцев в заблуждение о направлении главного удара удалось лишь 1-му Прибалтийскому фронту. [137]

 

В подготовительный период фронты провели значительную перегруппировку войск. Ленинградскому фронту большую помощь в этом оказала 25-я отдельная бригада речных катеров Краснознаменного Балтийского флота на Чудском озере. Она переправила через пролив между Чудским и Псковским озерами более 100 тыс. человек, свыше 1 тыс. орудий и минометов и до 4 тыс. автомашин. Тем самым намного ускорилась переброска 2-й ударной армии с нарвского участка в район Тарту. Это оказалось для противника неожиданным и в последующем поставило его нарвскую группировку в тяжелое положение.

Фронты накапливали боеприпасы, горючее и смазочные материалы, продовольствие; широкую подготовку к обеспечению операции развернула медико-санитарная служба.

В боевой подготовке личного состава главное внимание уделялось отработке быстрого прорыва вражеской обороны, форсирования водных преград. Занятия проводились на местности, схожей с той, на которой предстояло действовать войскам.

Партийно-политическая работа в частях и на кораблях велась под девизом “Освободим Советскую Прибалтику от немецко-фашистских захватчиков!”. Она строилась с учетом обстановки, которая складывалась на фронтах, боевых задач, стоявших перед войсками, и была направлена на воспитание у воинов высокого наступательного порыва, мобилизацию их усилий на окончательный разгром врага в Прибалтике, преодоление настроений самоуспокоенности и беспечности. Командиры, политработники, коммунисты и комсомольцы разъясняли личному составу, что для полного и окончательного разгрома немецко-фашистских захватчиков еще потребуется огромное напряжение сил.

Большое место в партийно-политической работе занимали вопросы обеспечения тесного взаимодействия сухопутных войск, авиации и флота. Так, в войсках Ленинградского фронта в период подготовки Таллинской наступательной операции политорганы танковых, артиллерийских и авиационных соединений и частей установили тесный контакт с политорганами общевойсковых соединений {321}, что благотворно сказалось на выполнении боевых задач.

Добиваясь усиления влияния коммунистов на личный состав, политорганы проявляли заботу о росте партийных рядов за счет передовых бойцов, отличившихся в боях. В результате в войсках значительной стала партийная прослойка.

К началу наступления на 1-м Прибалтийском фронте насчитывалось 173 190 коммунистов, на 2-м Прибалтийском фронте — 113 970 и на Ленинградском — 173 433 члена и кандидата в члены ВКП(б).

Командиры и политработники много внимания уделяли подготовке к предстоящей операции нового пополнения, особенно воинов, призванных из западных областей Украины, Белоруссии и из Прибалтики, которые долгое время подвергались влиянию фашистской пропаганды. Вновь прибывавших солдат знакомили с целями и задачами предстоявших боев, героическими традициями частей и соединений. Бывалые воины делились с ними своим боевым опытом.

Учитывая характер готовившейся операции, политорганы издавали специальные листовки и памятки, в которых обобщался боевой опыт и содержались советы и рекомендации воинам. Политотдел 2-й ударной армии Ленинградского фронта, в частности, выпустил “Памятку бойцу в наступлении в лесисто-болотистой местности” и “Памятку бойцу при форсировании водных преград”. [138]

На освобожденной территории советской Прибалтики политорганы вели большую агитационно-массовую работу среди местного населения. Они разъясняли трудящимся внутреннее и международное положение Советского Союза, разоблачали человеконенавистническую политику фашистской Германии и лживость нацистской пропаганды.

Войска фронтов всесторонне готовились к выполнению новых боевых задач. В целом они имели необходимые возможности для успешного осуществления операции.

Оглавление. Освобождение территории СССР и европейских стран

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.