Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Отсечение немецкой группы армий Север от Восточной Пруссии

В конце сентября 1-й Прибалтийский фронт приступил к подготовке наступательной операции на мемельском направлении. Провести ее предстояло в полосе 145 км и на глубину до 130 км. Прорыв обороны немецко-фашистских войск намечался на двух участках, общая протяженность которых составляла 31 км.

Сосредоточением основных сил и средств фронта на участках прорыва, которые составляли всего 13 процентов общей ширины полосы наступления, была достигнута высокая оперативная плотность.

Планом операции предусматривалось проведение мощной артиллерийской и авиационной подготовки. В инженерном обеспечении наступления главное внимание уделялось созданию проходов в минных полях и подготовке средств форсирования рек Вента и Дубиса. В соответствии с замыслом операции командование фронта с большим искусством провело крупнейшую перегруппировку войск, охватившую около полумиллиона человек, огромную массу вооружения и боевой техники. Принятые меры скрытности были эффективными: противник не смог заблаговременно обнаружить сосредоточение ударных группировок южнее и юго-западнее города Шяуляй. Успех перегруппировки в значительной степени был обусловлен четким руководством штаба фронта (начальник штаба генерал В. В. Курасов).

Ставка Верховного Главнокомандования постоянно вникала в ход подготовки наступательной операции на мемельском направлении. В переговорах с маршалом А. М. Василевским Верховный Главнокомандующий И. В. Сталин лично определял состав необходимых сил и средств, порядок перегруппировок, беспокоился об их скрытности {335}. Фронт получил достаточное количество боеприпасов и других материальных средств. [143]

Заседание партбюро в связи с приёмом в партию бойца Дмитриенко (первый слева)
Заседание партбюро в связи с приёмом в партию бойца Дмитриенко (первый слева)

В войсках активно велась партийно-политическая работа под руководством члена Военного совета фронта генерала Д. С. Леонова и начальника политуправления генерала М. Ф. Дребеднева. В подготовительный период ее главной целью была мобилизация личного состава на обеспечение быстрой и скрытной перегруппировки и успешные действия по отсечению группы армий “Север” от Восточной Пруссии. В воспитании воинов в духе ненависти к врагу широко использовались многочисленные факты злодеяний немецко-фашистских захватчиков на советской земле.

Наступление 1-го Прибалтийского фронта на мемельском направлении началось утром 5 октября после короткой, но мощной артиллерийской и авиационной подготовки. Через час-полтора войска 6-й гвардейской и 43-й армий прорвали первую и вторую позиции главной оборонительной полосы немецко-фашистских войск. После ввода в бой главных сил армий наступление развивалось еще более энергично.

Удар советских войск на мемельском направлении оказался для противника неожиданным. Немецко-фашистское командование допускало возможность здесь советского наступления, но не раньше, чем через 10 — 13 дней. Характерен такой факт. Ознакомившись с донесением 3-й танковой армии о прорыве советскими войсками ее обороны, начальник штаба группы армий “Север” заявил, что он считает это “маловероятным”.

Для развития успеха на главном направлении с утра второго дня операции командующий войсками фронта ввел в прорыв 19-й танковый корпус и 5-ю гвардейскую танковую армию. В сражение вступили 51-я и 4-я ударная армии. 2-я гвардейская армия, в составе которой действовала 16-я литовская стрелковая дивизия, в тот день своими главными силами наступала на кельмском направлении. Начала боевые действия и 39-я армия 3-го Белорусского фронта. 3-я и 1-я воздушные армии, активно поддерживая действия наземных войск, за второй день операции произвели 2102 самолето-вылета {336}.

За два дня наступления советские войска прорвали оборону противника на всю тактическую глубину и поставили группу армий “Север” в критическое положение. Темпы наступления непрерывно нарастали. На шестой день операции войска 1-го Прибалтийского фронта на 35-километровом участке вышли к Балтийскому морю и завязали бои за Мемель. Особенно успешно действовала 5-я гвардейская танковая армия под командованием генерала В. Т. Вольского {337}.

Отсечение группы армий “Север” от Восточной Пруссии стало фактом. Однако в последующем бои приняли затяжной характер. В районе Мемеля противник оказал упорное сопротивление войскам 5-й гвардейской танковой и 43-й армий. Гитлеровское командование бросило здесь в бой силы отходивших частей 7-й танковой дивизии и танковой дивизии “Великая Германия”, а также 58-й пехотной дивизии, переброшенной из-под Риги морем и занявшей заранее подготовленные оборонительные рубежи. Напряженный характер носили бои и в полосах 6-й гвардейской армии, которой командовал генерал И. М. Чистяков, и 51-й армии генерала Я. Г. Крейзера, которые в ходе наступления были развернуты фронтом на север. В полосе 2-й гвардейской армии генерала П. Г. Чанчибадзе, а также 39-й и 5-й армий {338} 3-го Белорусского фронта, наступавших севернее и южнее реки Неман, тоже возросло сопротивление противника. [144]

Несмотря на то что ему удалось затормозить наступление советских войск, их мощный удар на мемельском направлении оказал решающее влияние на всю обстановку в Прибалтике. Под воздействием этого удара командование группы армий “Север”, не ожидая разрешения высшего командования, с утра б октября начало поспешно отводить свои силы из района Риги. 3-й и 2-й Прибалтийские фронты по приказу маршала Л. А. Говорова немедленно приступили к преследованию их. Полоса наступления 2-го Прибалтийского фронта все более сужалась. Поэтому Ставка 6 октября предложила переправить 42-ю армию генерала В. П. Свиридова и 10-ю гвардейскую армию генерала М. И. Казакова на южный берег Даугавы, чтобы правым крылом фронта нанести удар на Ригу с юга, а центром и левым крылом развивать наступление на Либаву {339}.

Советские войска, упорно продвигаясь вперед, днем 10 октября вышли к рижскому оборонительному обводу. Соединения 3-го Прибалтийского фронта и правого крыла 2-го Прибалтийского фронта, в составе которого наступал и 130-й латышский стрелковый корпус генерала Д. К. Бранткална, 13 октября освободили Ригу.

Гитлеровцы, отступая под ударами советских войск, нанесли огромный ущерб столице Латвийской ССР: разрушили портовые сооружения, мосты через Даугаву, электростанцию, электромеханический завод (ВЭФ), взорвали и сожгли многие другие предприятия, почтамт, телефонную станцию, вывели из строя городской водопровод. Значительная часть промышленного оборудования была вывезена в Германию. Оккупанты разграбили музеи, институты, старинное книгохранилище на площади Ратуши, разрушили известные всему миру здравницы Рижского взморья.

Трудящиеся Латвии сердечно приветствовали своих освободителей, активно помогали советским войскам громить ненавистных немецко-фашистских захватчиков и гнать их с родной земли.

В условиях напряженных боев и быстроменяющейся обстановки особое значение приобретала партийно-политическая работа среди воинов. Командиры и политработники стремились к тому, чтобы каждый солдат, сержант и офицер точно знал свою задачу, глубоко понимал смысл решений командования и был готов к выполнению любых боевых заданий. Когда, в частности, перед войсками 2-го Прибалтийского фронта была поставлена задача сорвать отход сил противника в Восточную Пруссию, они сосредоточили свои усилия на мобилизации войск на разгром гитлеровцев здесь, в Курляндии. Были приняты меры по совершенствованию работы органов тыла. В войсках состоялись совещания командного состава, партийные и комсомольские собрания. Во фронтовой газете была опубликована статья члена Военного совета фронта генерала В. Н. Богаткина “Сильнее удары по врагу”. В ней содержался призыв окончательно покончить с группировкой противника в курляндском котле, а также давались поучительные советы и рекомендации о действиях против окруженных войск.

Ставка в директиве от 16 октября возложила уничтожение вражеской группировки, плотно охваченной и прижатой к Балтийскому морю в северо-западной части Латвии (в Курляндии), на войска 2-го и 1-го Прибалтийских фронтов. 3-й Прибалтийский фронт упразднялся, а его управление вместе с фронтовыми частями и учреждениями выводилось в резерв Ставки Верховного Главнокомандования. Координация действий 2-го и 1-го Прибалтийских и 3-го Белорусского фронтов возлагалась на маршала А. М. Василевского. Маршал Л. А. Говоров оставался командующим войсками Ленинградского фронта {340}. [145]

Через два дня Ставка указала на исключительную важность скорейшей ликвидации немецко-фашистских войск, окруженных северо-восточнее Либавы и в районе Мемеля. Она потребовала направить на их разгром все усилия войск 1-го и 2-го Прибалтийских фронтов, привлечь к этому авиацию дальнего действия и военно-воздушные силы Краснознаменного Балтийского флота, усилить действия подводных лодок на морских коммуникациях. 22 октября Ставка утвердила планы наступательных операций этих фронтов {341}.

27 октября советские войска перешли в наступление. Несмотря на крупное поражение, гитлеровцы все же сумели отвести в Курляндию основные силы группы армий “Север” в составе более 33 дивизий и организовать упорное сопротивление.

Ленинградский фронт, выполняя указания Ставки, совместно с Краснознаменным Балтийским флотом 27 сентября приступил к освобождению островов Моонзундского архипелага. С этой целью была организована и проведена десантная операция, к участию в которой привлекались 109-й и 8-й эстонский стрелковые корпуса 8-й армии, а также силы КБФ: 260-я бригада морской пехоты, 2 штурмовые авиационные дивизии, 92 различных катера, 40 тендеров {342}. Десантные части 8-й армии при участии флота 1 октября заняли острова Вормси и Муху, подготовив тем самым плацдарм для освобождения островов Хиума (Даго) и Сарема (Эзель). Несмотря на то что гитлеровцы оборонялись с исключительным упорством, десантная операция завершилась 24 ноября полным освобождением островов Моонзундского архипелага. При этом противнику был нанесен значительный урон в живой силе и технике. Он потерял до 7 тыс. человек убитыми и около 700 человек пленными, все вооружение и боевую технику. Краснознаменный Балтийский флот потопил и повредил более 100 вражеских боевых кораблей, транспортных и вспомогательных судов {343}.

Моонзундская десантная операция, в ходе которой было высажено 78 тыс. человек, явилась важным вкладом в развитие военного искусства, обогатила опыт совместных действий флота и сухопутных войск в условиях островного района.

Изгнанием немецко-фашистских захватчиков с Моонзундского архипелага завершилось освобождение всей территории Советской Эстонии. С освобождением этих островов значительно улучшились условия базирования и боевой деятельности Краснознаменного Балтийского флота.

Наступлению советских войск в Прибалтике способствовали успешные действия 3-го Белорусского фронта в Восточной Пруссии. С 16 по 30 октября силами пяти общевойсковых армий он прорвал оборону противника на гумбинненском направлении и в 100-километровой полосе продвинулся на глубину до 60 км, перенеся, таким образом, боевые действия на территорию фашистской Германии. На отражение наступления 3-го Белорусского фронта гитлеровскому командованию пришлось повернуть те дивизии танкового корпуса “Герман Геринг”, которые перебрасывались в район Тильзита (Советска) для контрудара с юга по левому крылу 1-го Прибалтийского фронта.

Таким образом, в результате наступления советских войск на прибалтийском стратегическом направлении группа армий “Север” потерпела новое крупное поражение. Она была изгнана почти из всей Советской Прибалтики и потеряла коммуникации, связывавшие ее по суше с Восточной Пруссией. В течение же лета и осени 1944 г. в советской [146] Прибалтике от немецко-фашистских оккупантов была освобождена территория более 170 тыс. кв. км, на которой до войны проживало около 6 млн. человек. Гитлеровские войска понесли огромные потери в людях, вооружении и боевой технике. Из 59 дивизий группы армий “Север” подверглись разгрому 26, а 3 были полностью уничтожены. Остальные силы этой группы оказались прижатыми к морю с суши в Курляндии и в районе Мемеля {344}.

С утратой Прибалтики фашистская Германия лишилась выгодного стратегического района, который обеспечивал ее флоту свободу действий в восточной части Балтийского моря, а также важной промышленной, сырьевой и продовольственной базы. Успешное наступление советских войск на прибалтийском направлении еще более ухудшило положение германской армии и флота на восточном фронте.

В ознаменование побед, одержанных советскими войсками в Прибалтике и в Восточной Пруссии, в сентябре — октябре 1944 г. небо Москвы восемь раз озарялось торжественным артиллерийским салютом. За выдающиеся боевые успехи 131 часть и соединение получили почетные наименования Таллинских, Валгинских, Рижских и других. 481 часть и соединение и многие тысячи солдат и офицеров удостоились высоких наград. За исключительный героизм, проявленный при освобождении советской Прибалтики, в июле — ноябре 1944г. Президиум Верховного Совета СССР присвоил звание Героя Советского Союза 112 воинам. Морские летчики подполковники А. Е. Мазуренко, В. И. Раков и Н. В. Челноков были вторично награждены медалью “Золотая Звезда”.

В боях за освобождение Прибалтики активное участие принимали воины эстонских, латышских и литовских национальных частей и соединений. Их доблесть и героические подвиги неоднократно отмечались в приказах Верховного Главнокомандующего. Все эстонские и латышские корпуса и дивизии, литовская дивизия и многие входившие в их состав части были удостоены почетных наименований или награждены орденами. Эти и другие свидетельства самоотверженной борьбы эстонцев, латышей и литовцев против немецко-фашистских захватчиков опровергают измышления буржуазной пропаганды о том, что якобы эти народы приветствовали немецкие войска “как своих освободителей” {345}. Верность народов Прибалтийских республик советскому строю осталась незыблемой. Это были вынуждены признать сами гитлеровцы и их местные приспешники. Так, в донесении начальнику полиции Вентспилского уезда 14 февраля 1944 г. сообщалось, что большинство населения Анценской волости является “неблагонадежным” {346}.

Борьба за советскую Прибалтику была продолжительной и носила исключительно ожесточенный характер. Противник имел здесь довольно крупную группировку. Располагая хорошо развитой дорожной сетью, он активно маневрировал имевшимися в его распоряжении силами и средствами по внутренним коммуникациям и оказывал упорное сопротивление то на одном, то на другом направлении, нередко переходя в контратаки значительными силами. Немецко-фашистскому командованию удалось создать глубокую многополосную позиционную оборону и организовать противодействие советским войскам. Поэтому, несмотря на героизм и мужество солдат и офицеров, 2-й и 3-й Прибалтийские фронты не смогли полностью выполнить задачи, поставленные Ставкой на период наступления в Прибалтике. [147]

В сложных условиях пришлось вести боевые действия Краснознаменному Балтийскому флоту. Многочисленные вражеские минные заграждения в Финском заливе и отсутствие оборудованных баз на побережье Эстонии не позволили ему привлечь достаточно сил, в частности крупные надводные корабли, для надежной блокады фашистских войск с моря. Противник имел возможность получать помощь и в случае необходимости эвакуировать войска морским путем.

В целом же в стратегической операции по освобождению Прибалтики советское командование дало примеры высокого военного искусства. Наиболее ярко это проявилось в Мемельской операции, которая характерна прежде всего переносом усилий 1-го Прибалтийского фронта с рижского направления на мемельское, существенным смещением войск 3-го и 2-го Прибалтийских фронтов к югу без паузы в наступлении, а также внезапностью удара на участке, где противник ожидал его в более поздние сроки. Важнейшим итогом Мемельской операции, как и всего наступления в Прибалтике, явилось отсечение основных сил группы армий “Север” от Восточной Пруссии и ее блокирование с суши в приморском районе. Это было достигнуто в результате фронтального удара и обходного маневра всеми силами 1-го Прибалтийского фронта во взаимодействии с соседними фронтами. Большой маневренностью отличались боевые действия войск Ленинградского фронта.

В ходе наступления советских войск в Прибалтике был осуществлен ряд десантных операций. Самой крупной из них явилась Моонзундская.

Широкий круг задач в Прибалтийской операции выполнял Краснознаменный Балтийский флот: высаживал десанты, прикрывал фланги сухопутных войск от ударов противника с моря, оказывал огневую поддержку действовавшим на островах войскам, осуществлял воинские перевозки, нарушал морские коммуникации противника.

В результате Прибалтийской стратегической операции, проведенной в сентябре — ноябре 1944 г., были созданы важные предпосылки для развития дальнейшего наступления советских войск в Восточной Пруссии.

Оглавление. Освобождение территории СССР и европейских стран

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.