Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Обстановка в Словакии в 1944 г. Словацкое национальное восстание

Немецко-фашистское руководство придавало особое значение удержанию захваченных территорий Чехословакии, Венгрии и Балканских стран, что объяснялось как экономическими, так и военно-стратегическими причинами.

После потери румынской нефти Германия особо остро нуждалась в получении горючего из Венгрии, а также другого стратегического сырья с Балкан. Чехословакия являлась поставщиком многих видов вооружения и боевой техники для вермахта. Потеря Балкан создавала угрозу отсечения группы армий “Е” в Греции и оголяла южный стратегический фланг германских войск. Это позволяло Советским Вооруженным Силам наносить согласованные удары по вермахту с двух направлений — с восточного и южного.

К концу сентября 1944 г. немецко-фашистское командование сосредоточило в Словакии, Венгрии и Югославии крупные силы. На фронте от Дуклинского (Дукельского) перевала в Карпатах до болгаро-греческой границы протяженностью свыше 1500 км оборонялись часть сил группы армий “Северная Украина” (с 23 сентября — группа армий “А”), войска группы армий “Южная Украина” (с 23 сентября — группа армий “Юг”), групп армий “Ф” и “Е”. Их поддерживал 4-й воздушный флот. Используя горный характер театра военных действий, гитлеровцы создали сильные рубежи обороны.

Популярная советская киноактриса Любовь Орлова выступает перед фронтовиками. Лето 1944 г.
Популярная советская киноактриса Любовь Орлова выступает перед фронтовиками. Лето 1944 г.

В результате разгрома крупной немецко-фашистской группировки в Ясско-Кишиневской операции, освобождения Румынии и освободительного похода советских войск в Болгарию, а также благодаря победоносным восстаниям в этих странах военно-стратегическая и политическая обстановка на Балканах изменилась коренным образом“, В сентябре войска :2-го и 3-го Украинских фронтов находились у границ Югославии и Венгрии. Цель дальнейшего наступления советских войск состояла в том, чтобы разгромить правое крыло группы армий “А” и войска группы армий “Ф”, отрезать пути отхода группе армий “Е”, вывести из войны Венгрию — последнего союзника Германии в Европе, оказать помощь народам Чехословакии и Югославии в освобождении от гитлеровских оккупантов и выйти непосредственно к границам рейха с юга. Решение этих задач возлагалось на войска 1, 2, 3 и 4-го Украинских фронтов. В операциях участвовали также чехословацкие, румынские, болгарские войска, находившиеся в оперативном подчинении советского командования, и Народно-освободительная армия Югославии. Сухопутные войска [154] поддерживались 2, 8, 5 и 17-й воздушными армиями, им оказывала содействие Дунайская военная флотилия.

Советским войскам предстояло взломать сильно укрепленную оборону немецко-фашистских войск, преодолеть труднопроходимые горные перевалы, форсировать многочисленные реки. Это требовало от них новых огромных усилий, незаурядного воинского мастерства, настойчивости и упорства в выполнении боевых задач.

Борьба за освобождение Чехословакии началась Восточно-Карпатской операцией, предпринятой советскими войсками в сентябре 1944 г. с целью оказания непосредственной помощи словацким повстанцам.

В Словакии к середине 1944 г. сложилась революционная ситуация. На этот процесс решающее влияние оказывали выдающиеся победы Советских Вооруженных Сил над гитлеровскими захватчиками, В отдаленном грохоте канонады, нараставшем с востока, словацкий народ чувствовал приближение долгожданного часа освобождения от гнета гитлеризма и внутренней реакции. Под руководством коммунистической партии он стремился объединить свою освободительную борьбу с усилиями Советской Армии, которая вплотную подошла к границам Чехословакии.

Трудящиеся Словакии все более активно выступали против национального и социального угнетения. Выход к границам Чехословакии советских войск, плечом к плечу с которыми сражался 1-й чехословацкий армейский корпус (ЧАК), сформированный в СССР, вызвал в стране мощный подъем национально-освободительной борьбы, В это время наиболее четко проявились два основных направления освободительного движения. Одно из них отражало чаяния народных масс, возглавлявшихся коммунистической партией и настойчиво выступавших за расширение всенародной вооруженной борьбы и подготовку общенационального восстания против засилья гитлеровцев и господства словацкого клерикального фашизма. Другое направление определялось политическими целями лидеров буржуазных групп, проводивших политику лондонского эмигрантского правительства и президента Э. Бенеша. Они стремились ограничить освободительную борьбу лишь военным переворотом, который поставил бы у власти представителей либеральной буржуазии. От того, какое из этих направлений возьмет верх, зависели не только масштабы и характер движения Сопротивления, но и послевоенное развитие страны.

Словацкие трудящиеся были полны решимости свергнуть клерикально-фашистский режим Тисо. Компартия Словакии, являясь составной частью Коммунистической партии Чехословакии, сумела активизировать деятельность местных национальных комитетов, которые фактически выполняли функции подпольных органов народной власти.

Важным свидетельством нараставшего кризиса режима Тисо было изменение настроений в словацкой армии. Многие солдаты не только отказывались воевать против партизан, но и целыми подразделениями переходили на их сторону. По определению Г. Гусака, словацкая армия из орудия фашистского режима стала постепенно превращаться в орудие национально-освободительной борьбы {364}. Созданный эмигрантским правительством военный центр по подготовке восстания возглавил начальник находившегося в городе Банска-Бистрица штаба командования войск тыла подполковник Я. Голиан.

Однако острая нехватка опытных партизанских руководителей и оружия сдерживала развертывание массовой вооруженной борьбы. Заграничное руководство Компартии Чехословакии, находившееся в Москве, обратилось [155] к Центральному Комитету ВКП(б) за помощью. 17 июня 1944 г. Политбюро ЦК Компартии Украины по указанию ЦК ВКП(б) приняло постановление “Об оказании помощи чехословацкой компартии в организации партизанского движения на территории Чехословакии”. В соответствии с этим решением Украинский штаб партизанского движения (УШПД) получил указание сформировать и направить на территорию Закарпатской Украины и Словакии организаторские партизанские группы. Заграничное руководство Компартии Чехословакии получило возможность иметь при УШПД своего представителя, а в спецшколе УШПД началось обучение чехословацких партизан {365}.

Летом 1944 г. были сформированы из чехов и словаков и переброшены в Словакию первые организаторские группы во главе с такими опытными партизанскими руководителями, как П. А. Величко, А. С. Егоров, Е. П. Волянский и другие.

В течение августа 1944 г. из числа специально обученных солдат и офицеров чехословацкого корпуса и советских партизан было создано и переброшено на чехословацкую территорию еще 20 таких групп общей численностью 300 человек {366}.

Летом с территории Польши и Закарпатской Украины в Чехословакию перешел ряд партизанских отрядов и соединений. Они быстро пополнились местными патриотами и приступили к активным действиям. С середины июля по конец августа в одной лишь Восточной Словакии партизаны провели около 60 боевых акций. Партизанские отряды в Словакии обычно имели многонациональный состав. В их рядах сражались не только словаки и чехи, но и русские, французы, поляки, болгары, сербы, представители других народов.

Пытаясь предотвратить нараставший взрыв народного возмущения и подавить партизанское движение, тисовское правительство 12 августа объявило Словакию на военном положении. Однако это не помогло клерикально-фашистским правителям” Словацкие патриоты активно готовились к решительной схватке.

Военный центр при Словацком национальном совете (СНС), в который входили антифашистски настроенные армейские офицеры, представил президенту Бенешу план военного переворота. План этот вызвал принципиальные замечания компартии, так как предусматривал участие в выступлении против существующего режима лишь армейских частей, которые затем также одни, без народа, должны были совместно с наступающими советскими войсками завершить освобождение Словакии. Поэтому представители компартии в СНС добились внесения в план существенных изменений и дополнений, в первую очередь положений о развертывании вооруженного восстания, вовлечении в него народных масс, и прежде всего партизан, о тесной координации действий организаторов восстания с замыслами и планами советского Верховного Главнокомандования {367}.

По решению СНС в начале августа в Москву прибыли один из руководителей СНС, член подпольного руководства КПС К. Шмидке и член СНС подполковник М. Ферьенчик. К. Готвальд и другие члены Заграничного руководства КПЧ одобрили деятельность представителей компартии в СНС и разработанный с учетом их предложений план вооруженного восстания. В директиве Заграничного руководства КПЧ от 23 августа подчеркивалось, что восстание целесообразно начать тогда, когда Советская Армия вступит на территорию Словакии, или же после того, как гитлеровцы предпримут открытую оккупацию страны. [156]

В это время освободительная борьба в Словакии приобрела большой размах. К середине августа партизаны уже контролировали целые районы на обширной территории: между Западными Карпатами — на севере и Закарпатской Украиной — на востоке, границей с Венгрией — на юге и рекой Нитра — на западе. Лишь за одну декаду — с 20 по 29 августа — они провели в Центральной Словакии больше боев, чем за весь предшествующий период национально-освободительной борьбы. Несмотря на исключительные трудности, усилилось их взаимодействие с патриотами, действовавшими на оккупированных чешских землях.

Во многих городах, в том числе Мартине, Брезно, Зволене, партизаны при поддержке рабочих и перешедших на их сторону солдат разоружали мелкие гарнизоны тисовских войск и жандармерию, уничтожали гестаповских агентов. В населенных пунктах устанавливалась власть национальных комитетов СНС. Местные партийные организации и национальные комитеты, получая конкретные указания от членов руководства КПС и президиума СНС, действовали в те дни исключительно активно, вели большую работу по усилению всенародной борьбы.

Обстановка в Словакии накалялась. Теряя с каждым днем влияние в армии и не имея достаточных сил для подавления народной борьбы, Тисо дважды (23 и 25 августа) настоятельно обращался к руководству фашистской Германии с предложением ввести в Словакию войска, хотя оно и без того давно решило оккупировать ее в подходящий момент. Между тем в это время по всему советско-германскому фронту развернулось успешное наступление Советской Армии, положившее начало освобождению стран Центральной и Юго-Восточной Европы; продолжалось восстание в Варшаве; был свергнут режим Антонеску в Румынии; союзные войска, открыв второй фронт в Европе, продвигались по Франции, перед французскими патриотами капитулировал гитлеровский гарнизон Парижа. В этой крайне неблагоприятной для Германии политической и военно-стратегической обстановке Гитлеру было важно во что бы то ни стало предотвратить народный взрыв в самом центре Европы — в Чехословакии. 29 августа министр обороны Словакии в своем выступлении по радио заявил, что для наведения “порядка” в стране правительство пригласило немецкие войска. В тот же день со всех сторон в Словакию вторглись гитлеровские каратели. Это вызвало возмущение словацкого народа и значительно ускорило начало восстания.

29 августа словацкие солдаты и партизаны оказали вооруженное сопротивление немецко-фашистским войскам, наступавшим на город Жилина. Словацкое национальное восстание приобретало всенародный характер.

Для того чтобы направить разрозненные выступления в единое русло, в Банска-Бистрице сосредоточились руководящие органы восстания — ЦК Компартии Словакии, Словацкий национальный совет и вновь созданный Военный совет. Для отпора оккупантам к границе выступили советские и словацкие партизаны и перешедшие на сторону восставших словацкие войска. В первых же боях они проявили упорство и волю к победе. Партизанские отряды и восставшие части словацкой армии заняли важный аэродром “Три Дуба”, расположенный в районе города Зволен.

Военный совет в соответствии с предварительной договоренностью с советским командованием поставил перед восточнословацким корпусом задачу нанести по немецким войскам удар с тыла, захватить и удерживать Лупковский и Дуклинский перевалы через Карпаты, чтобы облегчить выход советских войск в Словакию. Однако в результате предательства командира корпуса генерала А. Малара и безответственного поведения его заместителя полковника В. Тальского, назначенного командующим повстанческими войсками в Восточной Словакии, гитлеровцы с 31 августа по 4 сентября разоружили войска корпуса. Лишь немногие его подразделения, [157] сохранив оружие, смогли соединиться с партизанами. Таким образом, в самом начале выступления повстанцы лишились вооруженной силы, на которую они серьезно рассчитывали.

Тем не менее восстание охватило почти всю Центральную и часть Восточной Словакии. Освобожденную территорию составляли более 30 административных районов общей площадью свыше 20 тыс. кв. км с населением 1,7 млн. человек {368}. С 1 сентября верховную власть здесь взял на себя Словацкий национальный совет. Председателями Президиума Совета стали К. Шмидке (от КПС) и В. Шробар (от групп буржуазных деятелей). Видную роль в нем играл член Президиума СНС Г. Гусак.

Словацкий национальный совет стал органом, направлявшим дальнейшее развитие революционного процесса в Словакии. В декларации от 1 сентября СНС определил цели восстания и принципы строительства народно-демократического государства. Он высказался за восстановление единого чехословацкого государства, в котором гарантировалось бы полное равноправие двух братских народов — чехов и словаков. За время своего существования СНС принял ряд других важных декретов. В некоторых из них получили отражение коренные экономические и социальные проблемы.

Самой влиятельной, руководящей политической силой в освобожденной части Словакии стала коммунистическая партия. Она выросла численно, особенно за счет молодежи. Регулярно выходила газета “Правда” — центральный орган КПС. В своем первом после легализации документе — в обращении “К рабочим, крестьянам и трудовой интеллигенции”, опубликованном 2 сентября, компартия призывала трудящихся сплотиться для закрепления и углубления победы {369}. Тогда же советское командование приняло решение о дополнительном выделении для повстанцев вооружения и боеприпасов {370}.

КПС настойчиво добивалась укрепления единства рабочего класса и его партий. По ее инициативе 17 сентября в Банска-Бистрице состоялся объединительный съезд коммунистической и социал-демократической партий, на котором они слились в Коммунистическую партию Словакии, основанную на принципах марксизма-ленинизма. Это сыграло важную роль в консолидации сил трудящихся. 15 октября в промышленном центре Словакии Подбрезовой была проведена профсоюзная конференция {371}.

Подпольное руководство КПС поддерживало связь с Заграничным руководством КПЧ, Важное значение для дальнейшей активизации деятельности партии и повышения ее роли в руководстве восстанием имело прибытие из Москвы в Словакию в конце сентября представителей Заграничного руководства КПЧ Я. Швермы и М. Чулена. В этот период Бенеш и эмигрантское правительство все более настойчиво добивались ограничения деятельности СНС, усиления влияния на массы буржуазных партий и восстановления довоенного режима. С этой целью в Банска-Бистрицу прилетели генерал Р. Виест, назначенный вместо Я. Голиана командующим вооруженными силами восстания, министр Ф. Немец, ряд депутатов государственного совета и другие политические деятели домюнхенской Чехословакии. Под предлогом установления контакта с повстанцами и оказания им помощи 17 сентября в Словакию прибыли британская и американская военные миссии.

В этих условиях одной из самых сложных проблем, которыми приходилось заниматься руководству СНС, была организация вооруженной защиты достигнутых завоеваний и создание подлинно народной армии. Задача осложнялась не только тем, что ее приходилось решать, находясь [158] в плотном кольце гитлеровских войск, но и саботажем буржуазных деятелей, которые придерживались своей старой концепции верхушечного переворота без привлечения широких народных масс.

В ходе восстания сложилось следующее соотношение сил. В конце августа из распавшейся тисовской 42-тысячной армии тыла на сторону восставших сразу же перешло 18 тыс. солдат и офицеров. Проведенная в начале сентября мобилизация и поступившая из СССР материальная помощь позволили увеличить личный состав повстанческой армии до 47 тыс. человек. На ее вооружении было 40 тыс. винтовок, 1500 легких и 200 тяжелых пулеметов, 200 автоматов, 160 орудий и минометов, 12 танков, 20 самолетов. Партизанские отряды в Словакии насчитывали 17 тыс. человек {372}. Гитлеровцы имели до 30 тыс. солдат и офицеров. Во второй половине сентября немецко-фашистское командование перебросило сюда танки, самолеты и отозванные с фронта воинские части.

Таким образом, по численности силы повстанцев заметно превосходили противника. Однако значительная часть солдат и офицеров повстанческой армии находилась в тылу в различных учебных и обслуживающих подразделениях {373}. Созданный 12 сентября Совет обороны Словакии во главе с Я. Голианом, а позже — с Виестом не обеспечивал квалифицированного руководства боевыми действиями повстанческих войск, недостаточно координировал их с планами и замыслами Главного штаба партизанского движения, который возглавлял Ко Шмидке.

Когда началось восстание, представитель министерства иностранных дел Германии хвастливо заявлял, что “беспорядки” в Словакии удастся ликвидировать путем “обычной полицейской акции”. Вскоре же немецко-фашистское командование вынуждено было бросить против восставших значительные силы, которые к середине сентября активизировали свои действия. Несмотря на героическое сопротивление советских и чехословацких партизан и воинов повстанческой словацкой армии, немецко-фашистским частям удалось захватить большую часть освобожденной территории. К концу сентября под властью СНС оставалась территория, равная 5,5 тыс. кв. км. Однако дальше продвинуться гитлеровцы не смогли. На фронте повстанческой армии наступило затишье, длившееся почти месяц. Стороны подтягивали свежие силы и готовились к новым боям.

Советский Союз всесторонне поддерживал словацкий народ в его героической борьбе. В ночь на 5 сентября, после обращения К. Готвальда и посланника Чехословацкой республики в СССР З. Фирлингера к Советскому правительству с просьбой оказать словацкому восстанию немедленную военную помощь, на аэродроме “Три Дуба” приземлились первые самолеты с оружием и боеприпасами. В последующем почти каждую ночь сюда прибывали десятки советских самолетов. За время восстания только с центральной базы Народного комиссариата обороны летчики доставили в Словакию 2050 винтовок, 1702 автомата, 461 пулемет, более сотни противотанковых ружей и другое вооружение {374}. Из Словакии самолеты вывозили тяжелораненых повстанцев в госпитали Советской Армии.

17 сентября на освобожденную территорию Словакии перебазировался 1-й чехословацкий отдельный истребительный авиационный полк в составе 20 самолетов Ла-5, сформированный и обученный в СССР. Уже на следующий день летчики полка атаковали аэродром противника в Пьештянах и нанесли ему ощутимый урон {375}. Вскоре была начата переброска в Словакию [159] 2-й чехословацкой воздушно-десантной бригады, сформированной на территории Советского Союза.

В сентябре по просьбе Заграничного руководства КПЧ и лично К. Готвальда советское командование направило в Словакию новую группу опытных партизанских командиров во главе с полковником А. Н. Асмоловым, которого СНС вскоре назначил начальником Главного штаба партизанского движения. Благодаря помощи советских офицеров улучшалась работа штабов, боевая и политическая подготовка личного состава частей, совершенствовалось взаимодействие повстанческой армии и партизан.

В ходе вооруженного восстания советское командование продолжало усиливать помощь в организации партизанской борьбы. К 26 сентября сюда дополнительно прибыло на самолетах 15 отрядов общей численностью :215 человек и более 30 тонн грузов. Кроме того, для усиления руководства партизанским движением в Словакию было направлено 12 офицеров УШПД.

Партизанская борьба усилилась и в “протекторате Чехии и Моравии”. К этому времени в Чехословакии действовали 21 партизанская бригада и 13 отдельных отрядов.

Когда в центре Словакии развертывалось вооруженное восстание, советские войска вели напряженные наступательные бои на прилегавшем к Чехословакии участке фронта. Они продолжались два с половиной месяца и отвлекали на себя значительные силы противника. “Без всесторонней помощи Советского Союза — помощи военной, материальной, политической и моральной, — подчеркивает Г. Гусак, — восставший народ Словакии не мог бы в течение двух месяцев вести тяжелую открытую борьбу против превосходящих сил гитлеровских дивизий” {376}. Но изменить все ухудшавшуюся обстановку в районе восстания тогда не удалось.

После того как 19 октября был отвергнут ультиматум гитлеровцев “о прекращении сопротивления, немецкие войска предприняли наступление с нескольких направлений. Повстанцы, с трудом сдерживая их натиск, вынуждены были отходить. 24 октября пали города Брезно, Зволен, а 27 октября фашисты вступили в центр восстания — Банска-Бистрицу {377}. Однако потеря освобожденной территории не означала капитуляции патриотов и прекращения вооруженной борьбы против немецко-фашистских захватчиков и режима Тисо. Основные повстанческие силы под прикрытием специальных частей армии и партизан бригады Егорова отошли в горы. Остальные партизанские бригады ушли на оккупированную территорию для действий в тылу врага. Многие солдаты разошлись по домам и там были взяты в плен фашистскими карателями.

Компартия Словакии, национальные комитеты и СНС ушли в подполье, чтобы в новой обстановке при братской помощи СССР продолжать борьбу за свободу чехословацкого народа. Часть членов руководства КПС и СНС была переправлена самолетами на освобожденную территорию Закарпатской Украины, другие ушли в горы, чтобы возглавить борьбу в тылу врага. 10 ноября во время одного из переходов в горах погиб национальный герой Чехословакии, видный деятель компартии Я. Шверма.

Подавив восстание, гитлеровцы и их пособники залили Словакию кровью. Они распространили на словацкую территорию оккупационный режим, ранее введенный в созданном ими “протекторате Чехии и Моравии”. Гитлеровцы казнили многие сотни повстанцев, около 30 тыс. человек заточили в концлагеря. Но борьба против фашистов продолжалась. Отошедшие в горы советские партизаны и словацкие патриоты вели бои с фашистскими карателями, оказывали посильную помощь войскам Советской Армии, вступившим в Словакию. [160]

Неудача Словацкого национального восстания объясняется рядом причин, и прежде всего тем, что немецко-фашистское командование бросило на его подавление крупные силы. Повстанцам не удалось мобилизовать все население на борьбу с врагом. Они недостаточно твердо наводили на освобожденной территории революционный порядок. В начале восстания не была налажена эффективная координация действий между СНС и советским командованием. В ходе боев так и не было установлено централизованного руководства всеми вооруженными силами восставших. Командный состав повстанческой армии не обладал достаточным боевым опытом. Словацкие коммунисты не уделяли должного внимания работе в армии, на что указывал Г. Гусак в докладе, направленном К. Готвальду в феврале 1945 г. {378}. Перевоспитание военнослужащих, особенно офицеров, которые еще совсем недавно были союзниками вермахта, шло крайне медленно. Военные руководители повстанцев в начале восстания придерживались оборонительной стратегии (в треугольнике Зволен, Банска-Бистрица, Брезно) и не стремились максимально расширить освобожденную территорию. Повстанческая армия не смогла захватить перевалы через Карпаты и обеспечить проходы через них для советских войск, которые взламывали глубокую вражескую оборону.

Одной из важных причин неудачи восставших явились позиция и действия лондонского эмигрантского правительства и президента Бенеша, которые сначала тормозили подготовку восстания, а затем, вмешиваясь в руководство им, стремились помешать превращению его во всенародное выступление для решения не только национальных, но и социальных задач.

Несмотря на неудачу, восстание занимает выдающееся место в истории словацкого и чешского народов. Оно явилось началом национальной и демократической революции. Восставший народ показал, что он отвергает домюнхенский буржуазный государственный строй, и продемонстрировал решимость навсегда соединить свою судьбу с братским чешским народом в едином чехословацком государстве, созданном на принципах равноправия наций и ориентирующемся на братскую дружбу с Советским Союзом {379}.

По своему характеру восстание явилось общенародным вооруженным выступлением с целью изгнания немецко-фашистских оккупантов, свержения клерикально-фашистского режима, установления власти трудящихся. Его движущей силой были рабочие, крестьяне и солдаты. Их поддерживали некоторые круги национальной буржуазии, недовольные засильем немецких монополий.

Словацкое восстание носило глубоко интернациональный характер. Это выразилось в ориентации словацких патриотов на дальнейшее укрепление дружбы с СССР и в участии в нем представителей более чем 20 национальностей. В рядах словацких повстанцев против общего врага сражались 2 тыс. чехов. Совместно пролитая кровь в борьбе с гитлеровцами еще более укрепила дружбу двух братских народов Чехословакии.

Наиболее влиятельной и боевой политической силой, которая с самого начала восстания последовательно и твердо руководила словацкими патриотами в их борьбе за свободу и независимость родины, являлась Коммунистическая партия Словакии — боевой отряд Компартии Чехословакии. Всестороннюю помощь в подготовке и в ходе восстания оказывали повстанцам Заграничное руководство КПЧ и лично К. Готвальд. [161]

“Для судеб народов Чехословакии Словацкое национальное восстание имело историческое значение, — подчеркивалось в приветствии руководителей КПСС и Советского правительства Центральному Комитету КПЧ, правительству ЧССР и братскому чехословацкому народу в августе 1974 г. — Выступив с оружием в руках против гитлеровских оккупантов и их прислужников, восставший народ поднял знамя борьбы за единую, подлинно демократическую Чехословацкую республику. На освобожденной территории возникли органы народной власти, ставшие прообразом народно-демократического строя послевоенной Чехословакии” {380}.

В национально-освободительной борьбе, особенно в вооруженном восстании, окрепла руководящая роль рабочего класса во главе с коммунистической партией.

Восстание имело также важное военное значение. Оно привело к развалу клерикально-фашистской словацкой армии. Мужественные словацкие патриоты совместно с советскими партизанами длительное время сражались против значительных вражеских сил и вывели на два месяца из строя более 6,5 тыс. км важных для гитлеровцев коммуникаций. Они также сорвали планы оккупантов превратить Словакию в бастион своей обороны и тем самым оказали содействие советским войскам.

В ходе восстания были нарушены коммуникации противника, сковано в Словакии восемь его дивизий. Оккупанты, по неполным данным, потеряли 10350человек убитыми, 100 орудий и минометов, 55 самолетов, 2 бронепоезда, 30 броневиков и 1000 автомашин {381}.

Вступление советских войск на чехословацкую территорию и развертывание партизанской борьбы в Словакии нашли горячий отклик и среди патриотов в чешских областях. Наиболее активной политической силой в чешском движении Сопротивления осенью 1944 г. по-прежнему были подпольные организации Коммунистической партии Чехословакии. Разгром гестаповцами третьего нелегального руководства партии значительно осложнил антифашистскую деятельность партийных организаций. Она снова оживилась после того, как в декабре 1944г. было создано четвертое центральное руководство КПЧ {382}. Движению Сопротивления удалось выстоять под ударами оккупантов и снова консолидировать свои ряды.

В районах, где активно действовали партизаны, участились диверсионные акты на коммуникациях и вооруженные столкновения с гитлеровцами, издавались антифашистские листовки, ширился саботаж на предприятиях. Ведущее место среди групп Сопротивления в чешских областях занимала группа “Авангард”, состоявшая в основном из молодежи.

С осени 1944 г. у советского командования появилась возможность усилить помощь и партизанам в чешских землях. Сюда было выброшено несколько десантных групп чешских и советских партизан, возглавляемых М. Я. Савельевым, П. В. Федоровым, И. А. Лабунским и другими. Первым крупным соединением партизан, проникшим в конце сентября из Словакии в Моравию, была бригада под командованием Я. Ушьяка.

Организации КПЧ в Чехии и Моравии усилили работу по созданию новых подпольных национальных комитетов и готовили почву для образования центрального органа чешского движения Сопротивления — Чешского национального совета.

Активизация антифашистской борьбы на всей территории Чехословакии и наступательные операции Советских Вооруженных Сил приближали долгожданный день освобождения народов этой страны от немецко-фашистского ига. [162]

Оглавление. Освобождение территории СССР и европейских стран

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.