Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Освободительная война народов Югославии. Белградская операция СССР 1944 г.

Разгром Советскими Вооруженными Силами немецко-фашистской группы армий “Южная Украина” в Ясско-Кишиневской операции, освобождение Румынии и Болгарии, вступление советских войск в пределы Чехословакии, Венгрии и их выход на границу с Югославией коренным образом изменили обстановку на Балканах. В Румынии и Болгарии власть перешла в руки народа, и эти страны активно включились в вооруженную борьбу против гитлеровского рейха. Нависшая угроза над коммуникациями немецко-фашистских войск, действовавших в Югославии, Албании и Греции, вынудила командование вермахта отдать 26 августа 1944 г. приказ о подготовке отвода своих соединений из Греции на север {398}.

В этой благоприятной обстановке народы Югославии все более активизировали освободительную борьбу. Они наносили чувствительные удары по гитлеровским захватчикам, силам внутренней реакции и освободили ряд районов страны. В огне ожесточенной борьбы росла и крепла Народно-освободительная армия Югославии (НОАЮ). К сентябрю 1944 г. она включала 15 корпусов (50 дивизий), две оперативные группы (каждая состояла из двух бригад), 16 отдельных пехотных бригад и 130 партизанских отрядов. В составе этих сил насчитывалось около 400 тыс. бойцов {399}. Войска НОАЮ и партизанские отряды обладали богатым боевым опытом и высоким моральным духом.

Вооруженная борьба народов Югославии за национальное освобождение тесно переплеталась с классовой борьбой. Народные массы под руководством коммунистов на освобожденной территории страны осуществляли крупные политические и социальные преобразования. Новое государственное устройство основывалось на демократическом принципе равноправия всех народов.

Повсеместно создавались местные органы новой, народной власти — народно-освободительные комитеты.

Войска второго Украинского фронта переправляются через Тису. Октябрь 1944 г.
Войска второго Украинского фронта переправляются через Тису. Октябрь 1944 г.

Боевые успехи НОАЮ, создание центральных и местных органов народной власти, решительная поддержка усилий патриотических сил Югославии Советским Союзом вынудили Англию и США в конце 1943 г. признать национально-освободительное движение, возглавляемое КПЮ, решающей военной силой Югославии.

В ходе переговоров премьера эмигрантского королевского правительства Югославии И. Шубашича с Председателем Национального комитета освобождения Югославии (НКОЮ) И. Броз Тито 16 июня 1944 г. на острове Вис было подписано соглашение о том, что в состав эмигрантского правительства войдут лица, не запятнавшие себя деятельностью против народно-освободительного движения, и что это правительство направит свои главные усилия на организацию иностранной помощи НОАЮ и снабжение населения продовольствием.

Состоявшиеся в Неаполе с 12 по 15 августа переговоры между У. Черчиллем и И. Броз Тито привели к договоренности о помощи западных союзников в материально-техническом снабжении НОАЮ и передаче ей кораблей югославского королевского флота, о формировании [172] югославских авиачастей и о взятии англичанами на излечение югославских раненых {400}. Однако реакционные круги США и Англии всячески стремились ослабить авторитет НКОЮ и продолжали вести политику, направленную на ликвидацию народной власти в освобожденных районах и восстановление монархического режима в Югославии, на всемерную поддержку сил внутренней реакции. У. Черчилль во время встречи с И. Броз Тито настойчиво рекомендовал руководителям НКОЮ вступить в переговоры с королем Петром и генералом Михайловичем. Он добивался также содействия в высадке английских войск на полуострове Истрия, чтобы в последующем двинуть их в Венгрию и Австрию. Глава военной миссии США полковник Р. Макдауэл, прибыв в штаб Михайловича 28 августа 1944 г., откровенно заявил: “Германия проиграла войну. Ваша борьба с немцами нас не интересует. Ваша задача — удержаться в народе. Я прибыл, чтобы помочь вам в этом” {401}.

Генерал Михайлович пользовался вниманием правительства США и Англии, потому что в Сербии в то время группировались югославские реакционные силы, выступавшие за восстановление буржуазно-монархического строя в Югославии и ориентировавшиеся на западные страны. Но эти их усилия были обречены на провал. Югославские трудящиеся не только добивались полного изгнания из страны гитлеровских захватчиков, но и успешно вели борьбу против сил внутренней реакции, стремясь быстрее освободить Сербию.

Первоочередность освобождения Сербии определялась тем, что она представляла собой один из наиболее развитых в экономическом отношении краев Югославии. Кроме того, с развертыванием операций в Сербии борьба НОАЮ непосредственно смыкалась с боевыми действиями советских войск и создавался единый фронт двух братских армий, что подчеркивал И. Броз Тито в письме И. В. Сталину от 5 июля 1944 г. В письме говорилось, что из-за политики англичан “в отношении Сербии, где они всеми возможными способами пытаются укрепить позиции приверженцев короля, то есть четников, и ослабить наши позиции, мы не можем рассчитывать на некую эффективную помощь со стороны союзников... Нам нужна самая большая Ваша помощь” {402}. “Самая сильная поддержка во всех отношениях, — писал далее И. Броз Тито, — заключалась бы в том, чтобы Красная Армия продвинулась через Карпаты и Румынию в направлении юга” {403}.

И эта помощь вскоре пришла. Советские войска, освобождая территорию Румынии, стремительно продвигались к границе с Югославией. 6 сентября 1944 г. мотоциклетный полк 6-й танковой армии вышел на румыно-югославскую границу в районе Турну-Северина. Это было знаменательным событием для советского и югославского народов. В приказе Верховного главнокомандующего НОАЮ от 7 сентября отмечалось, что наступил наконец тот день, которого югославские воины ожидали в течение трех с половиной лет тяжелой борьбы; на границу Югославии вышли войска Советской Армии, чтобы помочь югославскому народу очистить его родину от ненавистных фашистских орд {404}.

К концу сентября 1944 г. на участке от Дуная до Княжеваца на границу с Югославией вышли войска 57-й армии 3-го Украинского фронта. Южнее Княжеваца до границы с Грецией были развернуты [173] войска 2, 1 и 4-й армий народной Болгарии в составе 11 дивизий и двух бригад {405}.

Таким образом, к осени 1944 г. создались условия для нанесения объединенными усилиями советских и югославских войск решающего удара по врагу в Сербии, и прежде всего на белградском направлении.

Для того чтобы ускорить освобождение Сербии, в начале сентября по приказу Верховного главнокомандующего НОАЮ из Черногории и Боснии сюда прибыли семь дивизий НОАЮ. Это усилило действовавшую здесь группировку войск, но к полному изгнанию врага не привело: все важнейшие сербские города, а также железные и шоссейные дороги по-прежнему оставались в руках противника. Для быстрого и окончательного освобождения Сербии необходимо было провести крупную наступательную операцию на белградском направлении. И такое решение было принято.

В первых числах сентября маршал Тито через советскую военную миссию в Югославии передал Государственному Комитету Обороны СССР просьбу о вводе войск Красной Армий в Югославию. Эта просьба мотивировалась тем, что НОАЮ не имела тяжелого оружия и танков, чтобы разгромить немецкие войска или воспрепятствовать их отходу из Греции на север. Сообщая об этом, глава миссии генерал Н. В. Корнеев отмечал: “Маршал полагает, что совместные действия Красной Армии и НОАЮ, помимо большого военного эффекта, значительно укрепят национально-освободительное движение” {406}.

В двадцатых числах сентября 1944 г. в Москве состоялись переговоры И. Броз Тито с И. В. Сталиным, в ходе которых была достигнута договоренность о вступлении крупных соединений Советской Армии на территорию Восточной Сербии, чтобы совместно с войсками НОАЮ освободить восточные районы страны и Белград. Был решен также вопрос о расширении советской помощи в укреплении НОАЮ. При этом предусматривалось, что в районах расположения советских войск будет действовать гражданская администрация НКОЮ.

Достигнутое в Москве соглашение имело большое значение для международного признания новой Югославии и развертывания боевых действий по ее освобождению. Вскоре после войны И. Броз Тито, выступая на третьей сессии Антифашистского веча народного освобождения Югославии (АВНОЮ), по этому поводу говорил: “В сентябре 1944 года я выехал в Москву, чтобы попросить помощи в целях скорейшего изгнания оккупантов из нашей страны. Поскольку Красная Армия уже почти достигла границ нашей страны, необходимо было договориться о координации боевых действий...” {407}

23 сентября в Главном штабе НОАЮ в Македонии состоялась встреча представителей командования югославской и болгарской армий, участники которой договорились о возможности совместных действий против гитлеровцев на территории Македонии {408}.

План Белградской операции был разработан командованием 3-го Украинского фронта и 1 октября утвержден Ставкой советского Верховного Главнокомандования. Ставка приказала советским войскам начать операцию 13 — 14 октября 1944г. {409}. Цель Белградской операции состояла в том, чтобы совместными усилиями советских и югославских войск на [174] белградском направлении, югославских и болгарских войск на нишском и скопьенском направлениях разгромить силы немецко-фашистской армейской группы “Сербия” и освободить все районы Сербии, включая Белград; выйти на коммуникации группы армий “Е” и не допустить отхода ее соединений с юга Балканского полуострова; образовать единый фронт советских и югославских войск и создать благоприятные условия для последующей борьбы НОАЮ за полное освобождение своей страны и для наступления войск 3-го Украинского фронта на будапештском направлении.

Для достижения этой цели намечалось нанесение комбинированного удара по врагу силами 3-го Украинского фронта и оперативно подчиненных ему болгарских войск, частью сил 2-го Украинского фронта и силами 1-й армейской группы, 13, 14, 15 и 16-го армейских корпусов НОАЮ. После преодоления сопротивления противника на югославско-болгарской границе, в Западной Сербии и центральной части Шумадии советские и югославские войска должны были развивать наступление в двух направлениях: в сторону Белграда с задачей разгромить основные силы армейской группы “Сербия”, освободить восточные районы страны и Белград и на нишском и скопьенском направлениях для содействия войскам, наступавшим на Белград, и для отражения возможных ударов отходящих с юга Балканского полуострова войск группы армий “Е”, которой командовал генерал А. Дер.

При проведении операции особое значение имело взаимодействие армий трех государств. Поэтому его четкой организации было уделено большое внимание.

Выполнение болгарскими войсками своих задач в операции было связано с действиями на югославской территории, для чего требовалось согласие НКОЮ и Верховного командования НОАЮ. Поэтому еще в двадцатых числах сентября маршал И. Броз Тито, находясь в Москве, встретился с Георгием Димитровым, который подробно рассказал о внешнеполитических целях правительства Отечественного фронта Болгарии, его мероприятиях по коренному преобразованию болгарской армии. Эта встреча сыграла большую роль в достижении тесного взаимодействия НОАЮ и болгарской армии.

Основные вопросы взаимодействия Советской Армии с НОАЮ в Белградской операции были окончательно решены 5 октября на встрече маршала Тито и генерала С. С. Бирюзова в Крайове.

Здесь же, в Крайове, состоялись югославско-болгарские переговоры, которые завершились подписанием коммюнике. В нем указывалось, что стороны достигли соглашения о военном сотрудничестве в борьбе против общего врага и что все вопросы, возникающие между Югославией и Болгарией, будут решаться в духе братства и общих интересов народов обеих

Перед началом операции советское командование пополнило части и соединения людьми, оружием, боевой техникой, боеприпасами, горючим, средствами связи и транспорта.

Партийно-политическая работа нацеливала личный состав на тщательную подготовку к выполнению боевых задач в сложных условиях горно-лесистой местности Югославии, где враг особенно упорно оборонял населенные пункты и узлы дорог. В устной пропаганде и в печати рассказывалось о чувстве дружбы и глубокого уважения советских людей к народам Югославии, о народно-освободительной борьбе, мужестве и героизме югославских патриотов, обращалось внимание на необходимость оказания всемерной помощи воинам НОАЮ и местному населению. Фронтовая и армейские газеты опубликовали историческую справку о Югославии [175] вместе с географической картой этой страны и памятку советскому воину о Югославии.

В обстановке огромного морально-политического подъема личного состава, вызванного победами советских войск на всех фронтах и предстоящим наступлением, многие бойцы и командиры вступали в ряды ВКП(б). В сентябре и октябре партийные организации 3-го Украинского фронта приняли в партию 10 443 человека {410}.

Советские войска своевременно завершили подготовку к операции, имели все необходимое для ее осуществления.

Готовились к предстоящим боям и немецко-фашистские войска. Гитлеровское командование поставило перед ними задачу упорно оборонять основные узлы своих коммуникаций, по которым отступали войска из Греции. Особое значение придавалось удержанию железной дороги Салоники — Белград. Для ее защиты гитлеровцы использовали все имевшиеся оперативные резервы {411}. Из группы армий “Ф” (командующий генерал-фельдмаршал М. Вейхс), находившейся на территории Югославии, они выделили войска армейской группы “Сербия”, включив в нее отдельные части пяти дивизий {412}. Эта группа должна была прочно прикрывать восточную границу Югославии и надежно обеспечивать эвакуацию немецких войск с юга Балканского полуострова.

Основой обороны противника являлись сильные опорные пункты, созданные в городах и селах, на узлах дорог и в горных проходах.

Советские, югославские и болгарские войска, привлекавшиеся к участию в Белградской операции, насчитывали 660 тыс. человек, 4477 орудий и минометов, 421 танк и САУ, 1250 самолетов. Им противостояли силы противника, имевшие 150 тыс. солдат и офицеров, 2130 орудий и минометов, 125 танков и штурмовых орудий и 352 самолета. Советские, югославские и болгарские войска превосходили врага: по живой силе — в 4,4 раза, по артиллерии — в 2,1, по танкам и САУ (штурмовые орудия) — в 3,4 и по самолетам — в 3,6 раза {413}.

Стремясь помешать сосредоточению советских войск для наступления, гитлеровцы 25 сентября в излучине Дуная, в районе Турну-Северина, нанесли сильный удар по соединениям 2-го Украинского фронта, потеснили их, вышли к Дунаю и создали серьезную угрозу 75-му стрелковому корпусу на задунайском плацдарме. Чтобы помочь соседу справа, командующий 3-м Украинским фронтом решил, не дожидаясь сосредоточения всех сил 57-й армии, 28 сентября нанести контрудар по противнику 68-м стрелковым корпусом и совместно с 75-м стрелковым корпусом 46-й армии 2-го Украинского фронта уничтожить его. В связи с этим Ставка передала 75-й стрелковый корпус в состав 57-й армии и приказала 3-му Украинскому фронту разгромить гитлеровские войска в районе Неготина и овладеть рубежом Дони-Милановац, Заечар {414}.

28 сентября перешла в наступление 57-я армия, которой командовал генерал Н. А. Гаген. Это положило начало Белградской операции. Первым [176] югославским населенным пунктом, освобожденным воинами 3-го Украинского фронта, было село Кобишница. Его жители радостно встретили воинов 113-й стрелковой дивизии, которой командовал полковник Л. Ш. Мухамедьяров. Освободив Кобишницу, советские части устремились к Неготину и к исходу 30 сентября во взаимодействии с подразделениями 23-й дивизии НОАЮ штурмом овладели им. Активное содействие 57-й армии оказал десант, высаженный 29 сентября Дунайской военной флотилией в Радуеваце.

Преодолевая упорное сопротивление гитлеровцев и отбивая их контратаки, советские соединения совместно с войсками НОАЮ к 9 октября овладели опорными пунктами Клокочевац, Штубик, Рготина, Заечар и центром золоторудной и медной промышленности Югославии — Бором. В районе Жабари советские части вышли в долину реки Морава. Преодолев Восточно-Сербские горы, они получили возможность наступать на Белград не только с северо-востока, но и с юга.

В течение 11 — 12 дней наступления в горных условиях советские войска продвинулись до 130 км. От их ударов армейская группа противника “Сербия” понесла большие потери. Левофланговый 10-й гвардейский стрелковый корпус 46-й армии во взаимодействии с частями НОАЮ на 40-километровом участке вышел к Дунаю северо-восточнее Белграда. Форсировав реку и захватив плацдарм в районе Велико-Село, он создал себе условия для наступления на Белград с северо-востока.

Выйдя на рубеж Клокочевац, Заечар, советские войска установили тактическое взаимодействие с дивизиями 14-го армейского корпуса НОАЮ, которым командовал подполковник Р. Йованович. Вместе с советскими войсками соединения корпуса должны были содействовать наступлению 1-й югославской армейской группы генерала П. Дапчевича, нацеленной на освобождение югославской столицы. В приказе Верховного главнокомандующего Народно-освободительной армией Югославии от 6 октября указывалось, что эта “группа в составе девяти дивизий должна принять участие в наступлении на Белград” {415}, согласовав свои действия с операциями советских войск.

В ходе наступления успешно решались вопросы взаимодействия советских войск с НОАЮ и БНА. При Верховном штабе НОАЮ с октября 1944 г. находился офицер связи оперативного управления штаба 3-го Украинского фронта, систематически информировавший маршала Тито об обстановке на фронте {416}. Кроме того, для организации взаимодействия в штабы югославских соединений выезжал начальник штаба 57-й армии генерал П. М. Верхолович с группой офицеров. Взаимодействие с БНА осуществлялось через генерала С. С. Бирюзова.

Войска 2-й болгарской армии, действовавшие на левом крыле 3-го Украинского фронта, 8 октября предприняли наступление на нишском направлении, а соединения 1-й и 4-й болгарских армий с 16 октября наносили удар в направлении города Штип. На этих же направлениях действовали части НОАЮ.

Выход советских войск к реке Морава оказался неожиданным для немецко-фашистского командования, поэтому оно не успело выдвинуть сюда крупные силы. Воспользовавшись этим, 57-я армия 10 октября успешно форсировала реку и продолжила наступление. Чтобы повысить темпы продвижения на Белград с юга, командующий фронтом приказал сутра 11 октября развить достигнутый армией успех силами 4-го гвардейского механизированного корпуса генерала В. И. Жданова. В директиве штаба фронта особо подчеркивалось, что освобождение Белграда должно [177] осуществляться совместно с войсками НОАЮ {417}, как было согласовано с И. Броз Тито.

4-й гвардейский механизированный корпус в тесном взаимодействии с войсками 57-й армии и НОАЮ стремительно развивал наступление. 12 октября советские танкисты вместе с воинами 1-го Пролетарского корпуса НОАЮ при поддержке советской авиации овладели населенным пунктом Топола, прочно перехватили последнюю коммуникацию противника, ведущую к Белграду с юга. Здесь советские гвардейцы посадили на свои танки югославских бойцов и, не встречая серьезного противодействия, d4 октября достигли южной окраины столицы Югославии. Создалась реальная угроза окружения немецко-фашистских войск, действовавших юго-восточнее Белграда и стремившихся пробиться к нему, чтобы соединиться с белградским гарнизоном и усилить оборону города.

Советское командование, разгадав этот замысел противника, сорвало его. Не прекращая наступления на Белград с юга, 4-й гвардейский механизированный корпус нанес удар в юго-восточном направлении, пробиваясь навстречу правофланговым соединениям 57-й армии. К 17 октября юго-восточнее Белграда советские и югославские войска окружили группировку противника, насчитывавшую 20 тыс. солдат и офицеров, а 19 октября завершили ее разгром {418}.

Успеху на белградском направлении способствовали активные действия югославских и болгарских войск в Южной Сербии и Македонии. На нишском направлении войска 2-й болгарской армии, 13-го корпуса НОАЮ и подразделения советского 1-го гвардейского укрепленного района подошли к городу Ниш и 14 октября овладели им. Оборонявшаяся здесь дивизия СС “Принц Евгений”, известная своими свирепыми расправами над югославскими патриотами, была разгромлена. Наступавшие на город войска активно поддерживали летчики 17-й воздушной армии. “Воздушные силы генерал-майора Белицкого и полковника Смирнова {419}, — доносил командующий 2-й болгарской армией, — отличными действиями во многом помогли успешному и блестящему завершению Нишской операции” {420}.

Завершающей фазой Белградской операции явился штурм Белграда. Чтобы удержать в своих руках столицу Югославии, противник привлек части и подразделения нескольких немецко-фашистских дивизий, сербского добровольческого и русского (белогвардейского) охранного корпусов, 40 танков и около 170 орудий и минометов, усилил оборону минно-взрывными заграждениями. Немецко-фашистское командование стремилось на подступах к городу сковать крупные силы советских и югославских войск и облегчить тем самым отход частей группы армий “Е” из Греции в Венгрию.

Овладение крупным городом объединенными усилиями войск двух стран требовало их исключительно тесного взаимодействия. Поэтому план штурма тщательно обсуждался на совместных совещаниях командования. 14 октября командир 4-го гвардейского механизированного корпуса и командующий 1-й армейской группой НОАЮ окончательно согласовали план действий своих войск по овладению Белградом {421}.

План штурма Белграда предусматривал нанесение фронтального удара с юга на узком участке фронта, последующее развитие его по расходящимся направлениям, расчленение гарнизона немецких войск и уничтожение его по частям, а также захват мостов на реках Сава и Дунай. [178]

В борьбе за Белград от советских войск участвовали 4-й гвардейский механизированный корпус, 3 стрелковые дивизии, 3 артиллерийские бригады, 16 артиллерийских, минометных и самоходно-артиллерийских полков, 1 зенитно-артиллерийская дивизия и 3 зенитно-артиллерийских полка, а от югославских — 8 дивизий 1-го Пролетарского и 12-го корпусов. Эти силы поддерживала 17-я воздушная армия и корабли Дунайской военной флотилии.

Бои за освобождение Белграда, длившиеся с 14 по 20 октября, носили исключительно упорный характер. В первые два дня наступавшим удалось расчленить группировку противника на несколько частей, уничтожить большинство его опорных пунктов на южной и восточной окраинах города. Но затем штурм несколько замедлился в связи с тем, что часть сил из города пришлось перебросить на разгром группировки, окруженной юго-восточнее Белграда.

Для предотвращения разрушений в городе советское командование приняло ряд мер. В частности, было ограничено применение тяжелой артиллерии в ходе уличных боев. В освобожденных кварталах советские саперы сразу же приступали к обезвреживанию вражеских мин и фугасов. В распоряжении специально созданного штаба по разминированию города находились семь инженерно-саперных батальонов. Они разминировали 845 объектов, в том числе 85 административных зданий. Всего саперы обезвредили в городе 3179 мин и 3540 зарядов взрывчатого вещества общим весом около 29 тонн, разминировали 7 складов боеприпасов. Это позволило сохранить жизнь многим горожанам и большие материальные ценности.

К исходу 20 октября советские и югославские войска при поддержке авиации и кораблей Дунайской военной флотилии штурмом овладели крепостью Калемегдан — последним очагом сопротивления гитлеровцев в Белграде. В уличных боях враг потерял 15 тыс. убитыми и 9 тыс. пленными {422}.

Многострадальная столица Югославии обрела наконец свободу. Жители Белграда с ликованием встретили своих освободителей. Многие из них сами принимали участие в боях за Белград. В городе действовали сформированные белградскими коммунистами боевые группы общей численностью более 2 тыс. вооруженных бойцов.

Белград стал местопребыванием ЦК КПЮ, Верховного штаба НОАЮ, Национального комитета освобождения Югославии и Президиума АВНОЮ.

С освобождением столицы Югославии Белградская наступательная операция завершилась. Ее размах характеризуют следующие данные: протяженность линии фронта составляла 400 — 620 км, максимальная глубина — 200 км, среднесуточный темп наступления — 8 — 9 км {423}.

Белградская операция, явившаяся составной частью наступления Вооруженных Сил СССР на юге советско-германского фронта, имела важное военно-политическое значение. В ходе ее была разгромлена армейская группа противника “Сербия”, большая часть соединений которой подверглась полному уничтожению. Это лишило гитлеровское командование возможности отводить на север по удобным коммуникациям вдоль рек Южная Морава и Морава свои войска из группы армий “Е”. Им пришлось отступать по горным дорогам через Македонию, Черногорию и Боснию, которые контролировались частями НОАЮ и партизанами.

Освобождение Сербии, включая Белград, обеспечило благоприятные условия для действий южного фланга группировки советских войск, [179] наступавших на будапештском направлении. Вместе с тем советское Верховное Главнокомандование могло теперь нацелить на разгром фашистских войск в Венгрии войска 3-го Украинского фронта.

Важным результатом Белградской операции явилось также установление тесного оперативного взаимодействия между НОАЮ и Советской Армией. Создались необходимые условия для завершения освобождения всей территории Югославии, оказания в более широких масштабах советской помощи югославским патриотам. Все это знаменовало начало нового этапа освободительной войны народов Югославии. НОАЮ получила прочный тыл. Жители освобожденных районов Югославии оказывали большую помощь югославским и советским воинам. Они участвовали в восстановлении разрушенных оккупантами мостов и дорог, подвозили различные грузы, заботились о раненых.

Белградская операция, осуществленная совместными усилиями советских, югославских и болгарских войск, — один из наиболее ярких примеров боевого братства и тесного взаимодействия народных армий в годы второй мировой войны. “Освобождение Белграда, — подчеркивал И. Броз Тито в послании И. В. Сталину от 20 октября 1944 г., — для наших народов имеет историческое значение... Этим еще раз крепко запечатлено кровное братство народов Югославии с народами Советского Союза” {424}.

В боях против общего врага на югославской земле около 8 тыс. советских воинов отдали жизнь за освобождение братской страны.

Югославский народ высоко оценил подвиг своих освободителей. За мужество и храбрость, проявленные в боях с врагом, Президиум Антифашистского веча народного освобождения Югославии наградил орденами и медалями 794 воина НОАЮ и более 2 тыс. советских солдат и офицеров. 13 советских воинов были удостоены звания Народного Героя Югославии.

Президиум Верховного Совета СССР наградил орденами и медалями Советского Союза 300 воинов НОАЮ. В честь доблестных освободителей Белграда в Москве был произведен салют. 20 частей и соединений получили почетное наименование Белградских, 30 частей и соединений, отличившихся в боях за освобождение Белграда, удостоились боевых орденов Советского Союза. 8 дивизиям НОАЮ была объявлена благодарность Верховного Главнокомандующего И. В. Сталина. Президиум Верховного Совета СССР Указом от 19 июня 1945 г. учредил медаль “За освобождение Белграда”.

Подготовка и проведение Белградской наступательной операции имели ряд особенностей. Она началась значительно раньше предусмотренного планом срока. Очаговый характер обороны противника, а также горный рельеф местности обусловили ведение боевых действий соединениями на самостоятельных направлениях, нередко без тактической связи по фронту и с большими разрывами в глубину.

Особенности местности потребовали огромного напряжения в действиях инженерных войск. Обеспечивая продвижение наступающих, они проделывали проходы в завалах на горных путях, разминировали и ремонтировали дороги и мосты. Нередко саперы сами дерзкими налетами захватывали мосты и переправы.

Действия советской авиации, безраздельно господствовавшей в воздухе, характеризовались нанесением исключительно эффективных ударов по врагу, главным образом по колоннам отходящего противника, узлам [180] железных и автомобильных дорог. Значительное количество советских самолетов было выделено для поддержки войск НОАЮ и БНА.

Дунайская военная флотилия содействовала наступавшим войскам высадкой десантов и артиллерийским огнем. Ее бронекатера, обладая довольно высокой скоростью, неоднократно прорывались к приречным флангам противника и успешно решали огневые задачи, которые не могла выполнить артиллерия наземных войск. Флотилия своими кораблями восполняла недостаток переправочных средств на 3-м и 2-м Украинских фронтах. На участке от Видина до Белграда она переправила через Дунай войска и грузы 3-го Украинского фронта. В сентябре — октябре ее корабли обеспечили проводку по Дунаю 10 крупных групп транспортных средств (более 200 судов), на которых было перевезено свыше 70 тыс. советских воинов, большое количество танков, орудий и минометов, автомашин, около 8 тыс. тонн различных грузов.

В Белградской операции впервые на советско-германском фронте осуществлялось взаимодействие одновременно армий трех стран. Их командования, особенно командование и штаб 3-го Украинского фронта, проявили большое искусство в организации совместных действий советских, югославских и болгарских войск.

Для немецко-фашистских войск были характерны действия импровизированных групп различного состава, с помощью которых гитлеровское командование пыталось удержать важные объекты. Однако под ударами советских войск и народных армий Югославии, Болгарии, Греции и Албании оккупанты понесли большие потери и вынуждены были уходить с Балкан.

До конца октября советские войска вели боевые действия на территории Югославии в той же группировке, которая сложилась в ходе Белградской операции. 30 октября командующий 3-м Украинским фронтом по указанию Ставки Верховного Главнокомандования и по согласованию с Верховным штабом НОАЮ приказал вывести войска 57-й армии на северный берег Дуная в район Петровграда {425}. При этом ее 68 -й стрелковый корпус и части 1-го гвардейского укрепленного района были оставлены на рубеже Чачак, Кралево, Крушевац с задачей не допустить прорыва немецко-фашистских войск на Белград {426}. Оставалась в Югославии также авиагруппа под командованием генерала А. Н. Витрука для поддержки войск НОАЮ.

68-й стрелковый корпус совместно с частями 14-го югославского корпуса 27 ноября овладел городом Кралево — важным узлом дорог. Тем самым угроза Белграду была окончательно снята, и в начале декабря командующий фронтом смог перебросить 68-й корпус в междуречье Дуная и Савы, где он во взаимодействии с 1-м югославским Пролетарским корпусом вел бои за Осиек до 25 декабря, а затем был выведен за пределы Югославии.

В октябре — декабре войска НОАЮ вели боевые действия на путях отступления войск группы армий “Е”. В результате решительных усилий 1-го Пролетарского и 12-го корпусов 1 ноября был освобожден город Сремска Митровица.

Продолжая наступление в направлении Винковцы, войска 1-го Пролетарского корпуса 5 декабря освободили город Шид. Соединения 2-го и 8-го корпусов в октябре освободили Южную Далмацию и города Дубровник, Сплит, Шибеник, Задар.

Особенно упорными были бои за Книн, в 45 — 50 км севернее Шибеник, где оборонялся 15-й горнострелковый корпус гитлеровцев. В ходе [181] наступления с 26 ноября по 4 декабря дивизии 8-го корпуса, усилив натиск, взломали вражескую оборону и овладели городом Книн. При этом они взяли в плен более 4 тыс. вражеских солдат и офицеров, захватили 78 орудий и большое количество стрелкового оружия.

В ноябре — декабре успешно вел наступательные действия и 2-й корпус НОАЮ. Преодолев сопротивление противника, он овладел городом Котор и вышел на югославско-албанскую границу. В районе Подгорица — Шкодер соединения корпуса во взаимодействии с 5-й и 6-й дивизиями Национально-освободительной армии Албании (НОАА) окружили и разгромили основные силы 21-го немецко-фашистского корпуса.

В тесном взаимодействии с войсками НОАЮ в октябре — ноябре продолжалось наступление болгарских войск. 22 октября соединения 1-й болгарской армии совместно с частями Кумановской дивизии НОАЮ начали бои за страцинские позиции, прикрывавшие выход в долину реки Вардар.

11 ноября 1-я и 2-я болгарские дивизии, а также 17-я и 18-я югославские бригады совместными усилиями освободили Куманово. 13 ноября был освобожден город Скопье.

22 октября началась Косовская операция. Наступление велось в трудных условиях местности, и темпы его были медленными.

Во второй половине ноября войска 2-й болгарской армии совместно с частями НОАЮ освободили города Приштина, Косовска-Митровица, Рашка, Нови-Пазар. 4-я болгарская армия, возобновив 24 октября наступление на велесском направлении, совместно с 50-й и 51-й дивизиями НОАЮ 5 ноября овладела городом Струмица, а 10 ноября усилиями 7-й болгарской и 42-й югославской дивизий был освобожден Белее.

В конце ноября фронт проходил по линии Рашка, Нови-Пазар, Косовска-Митровица, Скопье, Белее. Выполнив свои оперативные задачи, болгарские войска вскоре возвратились в пределы своей страны.

Таким образом, к концу 1944г. были полностью освобождены Сербия, Черногория, Македония, все Адриатическое побережье Югославии от границы с Албанией до города Задар, включая острова и важные порты Шибеник и Дубровник. Верховное командование НОАЮ получило возможность взять под контроль морскую границу страны. Освобожденная территория Югославии, помимо районов, находившихся под контролем НОАЮ и партизан на севере страны, к тому времени составила около 170 тыс. кв. км, где проживало 8 млн. человек {427}. Кроме того, в Хорватии и Словении имелись обширные освобожденные территории, которые служили базой для семи корпусов НОАЮ и нескольких партизанских отрядов, действовавших против вражеских гарнизонов и коммуникаций. Фронт в Югославии к концу 1944 г. проходил примерно по линии Вуковар, Сьеница, Мостар, западнее Задара.

Участие советских и болгарских войск в освобождении восточных районов Югославии получило высокую оценку руководителей НКОЮ. “С помощью славной Красной Армии были быстро освобождены Белград и Сербия, а с помощью болгарской армии была освобождена Македония” {428}, — отмечал маршал И. Броз Тито.

Освобождение восточных районов Югославии и ее столицы Белграда и последующие успехи НОАЮ на фронте привели к дальнейшему изменению военно-политической обстановки в стране в пользу демократических сил. [182]

Оглавление. Освобождение территории СССР и европейских стран

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.