Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Наступление СССР на будапештском направлении и в юго-восточных районах Словакии в 1944 г.

Советское командование после завершения Дебреценской операции решило без паузы начать 29 октября Будапештскую операцию. При этом учитывалось особое значение столицы последнего союзника фашистской Германии в Европе: более 50 процентов всех промышленных предприятий Венгрии были сосредоточены в этом городе и почти все работали для обеспечения потребностей вермахта {466}.

Немедленное наступление на Будапешт диктовалось и выгодными оперативно-стратегическими условиями. Основные силы группы армий “Юг” действовали на ньиредьхазско-мишкольцком направлении. Гитлеровское командование решило использовать их для прикрытия северовосточных подступов к Будапешту, а юго-восточные оборонять войсками потрепанной в боях 3-й венгерской армии, усиленной 1 танковой и 1 моторизованной немецкими дивизиями. На будапештском направлении оперативная плотность фашистских войск в обороне была в 2,1 раза ниже, чем на дебреценском. Главные силы 2-го Украинского фронта находились на его центральном участке и правом крыле. Войскам 2-го Украинского фронта противостояли силы групп армий “Юг” в составе 35 дивизий (в том числе 9 танковых и моторизованных) и 3 бригад.

2-й Украинский фронт к 29 октября имел 7 общевойсковых армий, в том числе 2 румынские, 1 танковую и 1 воздушную армии, 3 танковых корпуса (вместе с корпусами танковой армии), 3 механизированных корпуса, 58 стрелковых и кавалерийских дивизий, из них 13 дивизий румынских. Войска фронта превосходили группу армий “Юг”: по пехоте — в 2 раза, по орудиям (без противотанковых и зенитных) и минометам — в 4 — 4,5 по танкам и САУ — в 1,9 и по самолетам — в 2,6 раза.

Боевые корабли Черноморского флота входят в порт Варна. сентябрь 1944 г.
Боевые корабли Черноморского флота входят в порт Варна. сентябрь 1944 г.

Стремясь не допустить дальнейшего продвижения советских войск в глубь Венгрии, фашисты на подступах к Будапешту создали довольно сильную и глубокую оборону, состоявшую из трех подковообразных обводов, [195] которые упирались своими флангами в реку Дунай севернее и южнее города.

Силы группы армий “Ф” имели задачу преградить путь советским войскам на запад и одновременно должны были прикрывать от ударов НОАЮ коммуникации, по которым немецко-фашистские войска отходили из Греции, Югославии и Албании.

Учитывая, что оборона противника на юго-восточных подступах к Будапешту была относительно слабой, Ставка Верховного Главнокомандования приказала 2-му Украинскому фронту нанести удар лишь силами 46-й армии и 2-го гвардейского механизированного корпуса между реками Тиса и Дунай с целью разгромить противника на западном берегу Тисы и обеспечить выход 7-й гвардейской армии за эту реку; в дальнейшем, с подходом 4-го гвардейского механизированного корпуса, перейти в решительное наступление на Будапешт.

29 октября войска левого крыла 2-го Украинского фронта прорвали оборону противника и после ввода в сражение 2-го и 4-го гвардейских механизированных корпусов начали стремительное продвижение вперед. 2 ноября корпуса вышли с юга на подступы к Будапешту, но ворваться в город с ходу не смогли. Немецко-фашистское командование в срочном порядке перебросило сюда из района Мишкольца три танковые и одну механизированную дивизии, которые оказали войскам 46-й армии упорное сопротивление. В связи с этим Ставка Верховного Главнокомандования в дальнейшие действия советских войск внесла важные коррективы. 4 ноября она указала командующему 2-м Украинским фронтом, что атака Будапешта на узком участке силами только двух механизированных корпусов с незначительным количеством пехоты может привести к неоправданным потерям и поставит действующие на этом направлении войска под фланговый удар фашистских сил с северо-востока. Поэтому фронту было приказано как можно быстрее вывести западнее Тисы войска 27, 40, 53 и 7-й гвардейской армий, чтобы повести наступление широким фронтом и разбить будапештскую группировку противника ударом правого крыла фронта с севера и северо-востока и ударом левого крыла (46-я армия, 2-й и 4-й гвардейские мехкорпуса) — с юга. Для скорейшего прорыва вражеской обороны на западном берегу реки Тиса фронту предлагалось силами конно-механизированной группы генерала Плиева не позднее 7 ноября нанести удар из района Сольнока на север и вывести свое правое крыло на западный берег Тисы {467}.

Выполняя указания Ставки, 2-й Украинский фронт развернул активные наступательные действия, которые продолжались с 11 по 26 ноября. За это время его войска прорвали вражескую оборону между реками Тиса и Дунай и, продвинувшись в северо-западном направлении до 100 км, подошли к внешнему обводу обороны Будапешта. Однако они из-за сильного противодействия врага, а также вследствие усталости, несвоевременного подвоза боеприпасов и сильной растянутости коммуникаций и на этот раз не смогли овладеть городом.

26 ноября Ставка указала фронту на необходимость создания на главном направлении решительного превосходства над противником, сосредоточения здесь артиллерийских дивизий прорыва и танковых соединений. Ставка потребовала иметь в полосе 7-й гвардейской армии не менее двух артиллерийских дивизий прорыва и привлечь к наступлению войска 6-й гвардейской танковой армии и конно-механизированную группу генерала Плиева. Для усиления 46-й армии с участка 7-й гвардейской армии передавался механизированный корпус. Наступление предлагалось возобновить не позднее 2 — 3 декабря. [196]

С получением директивы в войсках фронта развернулась активная подготовка к наступлению. Командиры и политорганы в этот период, учитывая огромную роль артиллерии в прорыве обороны противника, большую работу провели в артиллерийских частях. Так, в 5-й гвардейской артиллерийской дивизии прорыва РГК была выделена группа лучших наводчиков, разведчиков, связистов и шоферов, отличившихся в предыдущих боях. Эти воины в беседах и на тренировках передавали свой боевой опыт остальным бойцам.

Войска фронта, перейдя в начале декабря в наступление, вышли к Дунаю севернее и северо-западнее Будапешта, отрезав противнику пути отхода на север. В результате тяжелых боев 46-я армия при участии Дунайской военной флотилии 5 декабря форсировала Дунай, захватила небольшой плацдарм на противоположном берегу.

В этих боях отличились многие солдаты и офицеры, в том числе заместитель командира 2-го батальона 311-го гвардейского полка 108-й гвардейской стрелковой дивизии капитан Я. А. Анисимов. В ночь на 5 декабря в районе Эрчи под ураганным огнем противника передовая группа батальона во главе с Анисимовым форсировала Дунай и завязала бой по захвату плацдарма. Подплыв к берегу, бойцы во главе с капитаном дружно ринулись на позиции противника и, забросав их гранатами, овладели первыми траншеями. Днем 15 декабря гитлеровцы силой до полка пехоты при поддержке четырех штурмовых орудий и двух бронетранспортеров предприняли ряд контратак против батальона. Завязались ожесточенные схватки. Капитан Анисимов, находясь в боевых порядках, личным примером вдохновлял воинов. В один из моментов боя он из ручного пулемета поджег автомашину с шестиствольным минометом, а затем поднялся и повел бойцов в атаку. Плацдарм батальон удержал. В боях за него коммунист Я. А. Анисимов пал смертью героя. Ему было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза {468}.

После захвата и расширения плацдарма 46-я армия развернула отсюда наступление с целью обхода Будапешта с юга. Немецко-фашистское командование прилагало большие усилия к тому, чтобы не допустить выхода ее соединений на коммуникации своей будапештской группировки. Перебросив подкрепления на угрожаемый участок, противник с 7 декабря стал предпринимать сильные контратаки. 46-я армия успешно отражала натиск фашистских войск, но после выхода на оборонительную линию “Маргарита” {469} была вынуждена перейти к обороне. 12 декабря Ставка передала ее 3-му Украинскому фронту.

5-я воздушная армия почти всеми своими силами наносила массированные удары по войскам противника в полосе прорыва 7-й гвардейской армии и на направлении наступления ударной группировки фронта в оперативной глубине. Только в первый день операции летчики произвели более 800 самолето-вылетов, из них около 50 процентов — для непосредственной поддержки войск, в том числе 46-й армии при форсировании Дуная. В течение пяти дней они совершили свыше 2300 самолето-вылетов.

Войска 2-го Украинского фронта, несмотря на то, что четвертый месяц непрерывно вели боевые действия и заметно устали, в ноябре — начале декабря добились существенных успехов. На правом крыле они продвинулись на 25 км, вышли на подступы к крупному узлу сопротивления гитлеровцев — венгерскому городу Мишкольц и вступили на территорию Чехословакии. На центральном участке войска фронта [197] преодолели оборону противника на глубину до 70 км, обойдя Будапешт с северо-востока, а на левом крыле с боями прошли 80 — 90 км и отбросили противника за Дунай. При этом они уничтожили десятки тысяч фашистских солдат и офицеров, взяли в плен более 22 700человек, подбили и уничтожили 450 танков и штурмовых орудий, сбили 128 самолетов {470}.

Успешно решали свои задачи и войска 3-го Украинского фронта. 57-я армия 7 — 9 ноября при поддержке Дунайской военной флотилии форсировала Дунай в районе югославских населенных пунктов Ватина и Апатина и захватила плацдарм на противоположном берегу. К исходу 26 ноября сюда переправилась часть сил 4-й гвардейской армии, переданной фронту из резерва Ставки. К концу ноября этот плацдарм удалось расширить до 200 км по фронту и на 35 — 60 км в глубину. Высокой активностью отличались также действия 17-й воздушной армии, которой командовал генерал В. А. Судец. В ходе боев за удержание и расширение плацдарма с 20 по 23 ноября она совершила около 1750 самолето-вылетов {471}.

В успешном форсировании Дуная и продвижении войск вдоль реки на Будапешт важную роль сыграла Дунайская военная флотилия. 24 ноября командующий 3-м Украинским фронтом поставил перед ней задачу высадкой десантов и переброской через реку сухопутных частей в полосе наступления 57-й и 4-й гвардейской армий содействовать захвату приречных опорных пунктов противника на правом берегу Дуная, оказывать артиллерийскую поддержку наступающим соединениям на приречных флангах, обеспечивать оперативные перевозки на Дунае. К этому времени в ее состав входили две бригады речных катеров, бригада морской пехоты, береговой отряд сопровождения и другие части {472}.

В ночь на 1 декабря флотилия высадила десант 83-й бригады морской пехоты в районе Герьена. Десантникам удалось захватить этот важный опорный пункт противника на правом берегу Дуная, и командующий 4-й гвардейской армией быстро переправил туда 31-й стрелковый корпус. Вскоре весь правый берег Дуная на участке от Дунафельдвара до Герьена перешел в руки советских войск. Сложились благоприятные условия для развития наступления 46-й армии на Будапешт с юга. Утром 8 декабря флотилия высадила северо-западнее Вуковара десант (1512 человек) с задачей захватить ведущие к этому населенному пункту дороги, дезорганизовать оборону противника на приречном фланге и отвлечь его силы, прикрывавшие подступы к Вуковару с юга. Однако успешные действия десанта не удалось полностью использовать, так как 68-й стрелковый корпус и части НОАЮ, несмотря на все их усилия, не смогли 8 — 9 декабря прорвать вражескую оборону. Поэтому командующий фронтом решил отвести десант на левый берег Дуная.

Войска 3-го Украинского фронта, захватив крупный плацдарм на Дунае, к середине декабря вышли к озерам Веленце и Балатон и тем самым перерезали коммуникации противника западнее Будапешта. С севера его будапештскую группировку обошли войска 2-го Украинского фронта. В результате возникли предпосылки для окружения гитлеровских войск, оборонявшихся в районе Будапешта. Учитывая это, Ставка Верховного Главнокомандования директивой от 12 декабря обязала 2-й и 3-й Украинские фронты охватывающими ударами разгромить будапештскую группировку и овладеть столицей Венгрии.

Войска 2-го Украинского фронта должны были нанести удар из района Шаги в направлении Солдины, выйти на северный берег Дуная на участке [198] Несмей, Эстергом, не допустить отхода будапештской группировки на северо-запад, а левым крылом наступать на Будапешт с востока. Войскам 3-го Украинского фронта предстояло нанести удар из района озера Веленце на Бичке, выйти на южный берег Дуная на участке Эстергом, Несмей, отрезать пути отхода будапештской группировке на запад, а частью сил наступать на Будапешт с запада.

К этому времени в состав 2-го и 3-го Украинских фронтов входили 84 дивизии, в том числе 14 румынских, 3 кавалерийских, 3 танковых, и 4 механизированных корпуса. С 3-м Украинским фронтом взаимодействовали войска НОАЮ. 1-я болгарская армия, находясь в оперативном подчинении 3-го Украинского фронта, выдвигалась к линии фронта. Наземные войска поддерживались 5-й и 17-й воздушными армиями.

Группировка немецко-фашистских и венгерских войск включала 51 дивизию, в том числе 9 танковых, и 2 бригады. Противник создал довольно сильную, развитую в инженерном отношении оборону перед 3-м Украинским фронтом на участке между Дунаем и озером Балатон, где проходила линия “Маргарита”, из трех оборонительных полос.

Исходя из указаний Ставки, командующий 2-м Украинским фронтом принял решение силами войск центра прорвать оборону противника в районе Шаги и севернее излучины Дуная, выйти на рубеж Немце, Несмей, чтобы во взаимодействии с 3-м Украинским фронтом окружить и уничтожить будапештскую группировку. Войскам левого крыла фронта ставилась задача овладеть восточной частью венгерской столицы Пештом. Войска правого крыла фронта должны были разгромить противостоящие силы противника и к 25 — 28 декабря выйти на территорию Словакии {473}.

Командующий 3-м Украинским фронтом решил прорвать оборону противника на двух участках восточнее и западнее озера Веленце и, развивая удар в направлении Секешфехервар, Бичке, выйти на южный берег Дуная на участке Эстергом, Несмей, с тем чтобы во взаимодействии со 2-м Украинским фронтом окружить и уничтожить будапештскую группировку противника {474}.

Командующие фронтами, предвидя возможность сильных контрударов противника на внешнем фронте окружения, направляли сюда свои главные силы. Примечательно, что командующий 2-м Украинским фронтом принял решение не вводить 6-ю гвардейскую танковую армию в действие на направлении главного удара. Это объяснялось тем, что она, наступая на Левице, где местность была более благоприятной, могла самостоятельно прорвать оборону противника, быстро и на большую глубину охватить группировку его войск, оборонявшуюся в горном районе, и вынудить ее к отступлению. В этом случае танкистам не нужно было преодолевать горно-лесистый район, где действовали наносившие главный удар войска 7-й гвардейской армии. Кроме того, наступление танковой армии в северо-западном направлении надежно обеспечивало главную ударную группировку фронта от возможных контрударов танковых войск противника с севера. Особенность решения командующего 3-м Украинским фронтом состояла в планировании прорыва обороны противника на двух узких участках, что объяснялось наличием здесь озера Веленце. Затем эти два удара сливались в единый и получали развитие в направлении на Эстергом.

Сосредоточение основных сил и средств фронтов на решающих направлениях позволило создать на участках прорыва значительный перевес над противником. Так, на 3-м Украинском фронте ударная группировка [199] превосходила его в людях в 3,3 раза, в орудиях — в 4,8, в танках и САУ — в 3,5 раза. Однако достигнуть достаточной артиллерийской плотности не удалось. В частности, на участке прорыва 46-й армии она не превышала 99 орудий, а на участке 4-й гвардейской армии — 160 орудий на 1 км фронта прорыва, то есть была ниже, чем в большинстве предыдущих наступательных операций. В связи с этим поддержка атаки пехоты и танков обеспечивалась последовательным сосредоточением огня на глубину до 2 км. Артиллерийская подготовка планировалась продолжительностью 60 минут.

Содержательная и целеустремленная партийно-политическая работа вызывала у воинов высокий наступательный порыв, стремление с честью выполнить свои задачи в операции. Командиры, политорганы, партийные и комсомольские организации особое внимание уделяли обеспечению авангардной роли коммунистов и комсомольцев в бою. Этот вопрос широко обсуждался на партийных и комсомольских собраниях, решения которых носили конкретный и деловой характер. Так, в решении коммунистов одного из подразделений 4-й гвардейской армии говорилось: “Считать первейшей обязанностью и партийным поручением каждого коммуниста... своим бесстрашием и мужеством увлечь в атаку всех остальных бойцов” {475}.

Коммунисты помогали командирам довести боевые задачи до каждого воина. Фронтовые и армейские газеты публиковали статьи об освободительной миссии Советской Армии, о положении в Венгрии и Чехословакии, о боевом опыте лучших бойцов. На митингах перед наступлением воины выражали свою решимость действовать самоотверженно, с честью выполнить боевое задание командования.

Военные советы фронтов и армий настойчиво добивались выполнения плана материально-технического обеспечения войск. Однако короткие сроки подготовки к продолжению действий в операции не позволили довести эту работу до конца. Так, к началу наступления 3-го Украинского фронта в 46-й армии было подвезено боеприпасов лишь 1 — 1,5 боекомплекта, а горючего — на две заправки.

Наступление началось 20 декабря. Соединения 2-го Украинского фронта к исходу дня продвинулись северо-западнее Будапешта на 15 — 32км. Немецко-фашистские войска понесли большие потери, но, подтянув крупные свежие силы, стремились остановить дальнейшее наступление советских войск. 21 декабря они тремя танковыми дивизиями при поддержке пехоты нанесли контрудары с юга и севера на Шаги. Им удалось потеснить правофланговые соединения 7-й гвардейской армии и к исходу 22 декабря выйти в тыл 6-й гвардейской танковой армии. Оценив сложившуюся обстановку, командующий 2-м Украинским фронтом приказал 6-й гвардейской танковой армии, удерживая район Девице, главные силы повернуть на юг, нанести удар вдоль восточного берега реки Грон и во взаимодействии с 7-й гвардейской армией окружить и уничтожить всю вражескую группировку в междуречье Ипель и Грон. Танкисты при активной поддержке 5-й воздушной армии успешно выполнили эту задачу. Утром 21 декабря авиация нанесла массированный удар по танкам и пехоте противника, а в последующем непрерывно поддерживала боевые действия наземных войск.

26 декабря танковые соединения совместно с воинами 7-й гвардейской армии прорвались к Дунаю севернее Эстергома и соединились с войсками 3-го Украинского фронта. Войска 7-й гвардейской армии в конце декабря подошли к реке Грон и южнее Солдины захватили небольшой плацдарм на противоположном берегу. [200]

Войска левого крыла 2-го Украинского фронта (будапештская группа — 30-й стрелковый корпус 7-й гвардейской армии, 7-й румынский корпус, 18-й отдельный гвардейский стрелковый корпус), преодолевая упорное сопротивление противника, к концу декабря подошли к Будапешту с востока {476}. 40, 27, 53-я армии, конно-механизированная группа генерала Плиева и соединения румынской армии, действовавшие на правом крыле, вступили на территорию Чехословакии. 5-я воздушная армия, несмотря на плохие метеорологические условия, с 20 по 31 декабря произвела 3490 боевых самолето-вылетов. В 33 воздушных боях летчики сбили 29 вражеских самолетов. Армия потеряла 6 машин {477}.

Советские воины действовали в бою решительно, самоотверженно, проявляя находчивость и упорство. Вот один из характерных примеров. В ночь на 23 декабря во время наступления 6-й гвардейской танковой армии танк гвардии старшего лейтенанта H.H. Богданова ворвался на позицию гитлеровцев. Включив фары и сирену, он проутюжил траншеи, истребил до 20 фашистов, уничтожил экипаж штурмового орудия и отбуксировал его в расположение своей части {478}.

Многие воины, даже будучи раненными, продолжали сражаться с врагом. При форсировании реки Ипель раненый командир отделения 1-го мотострелкового батальона 18-й гвардейской механизированной бригады старший сержант П. И. Олейников заявил: “Поле боя не покину. Буду драться до последней капли крови”. И он оставался в строю до полного выполнения боевой задачи. В другом бою, завязавшемся в селе Алшечед, был ранен пулеметчик моторизованного батальона автоматчиков 20-й гвардейской танковой бригады старший сержант П. А. Чурилов. Не оставив поля боя, он решительными действиями подавил две вражеские огневые точки и уничтожил до 20 солдат противника {479}.

Войска 3-го Украинского фронта прорвали главную полосу обороны и в первый день наступления продвинулись на 5 — 7 км. Противник предпринимал мощные контратаки силами пехоты и танков. На второй день они стали еще более яростными, особенно упорными были бои в районе Секешфехервара. Чтобы сломить сопротивление противника, командующий фронтом приказал ввести в сражение вторые эшелоны корпусов, а 21 декабря — армейские подвижные группы: 2-й гвардейский и 7-й механизированные корпуса, а также 18-й танковый корпус, составлявший фронтовую подвижную группу. Однако прорвать вражескую оборону на всю глубину в установленные сроки не удалось. Стрелковые дивизии не имели танков непосредственной поддержки пехоты, а в большинстве случаев — и вторых эшелонов.

Лишь на четвертый день войска фронта смогли прорвать все три оборонительные полосы. Продвинувшись с начала наступления до 27 км, они в результате ожесточенного боя овладели городом Секешфехервар и затем устремились на север. 24 декабря эти войска выбили фашистские части из города Бичке, а через два дня, выйдя к Дунаю, заняли город Эстергом и соединились с войсками 2-го Украинского фронта. В результате в окружение попала группировка противника под командованием обергруппенфюрера СС К. Пфеффера-Вильденбруха численностью 188 тыс. человек. Одновременно 46-я армия во взаимодействии со 2-м гвардейским механизированным корпусом ворвалась в Буду и завязала уличные бои. Соединения 4-й гвардейской армии и 5-го гвардейского кавалерийского корпуса 26 декабря выдвинулись на рубеж юго-западнее Секешфехервара, создав внешний фронт окружения. [201]

17-я воздушная армия, поддерживая наступление, за 11 дней совершила около 5 тыс. самолето-вылетов, нанеся противнику большие потери в живой силе и боевой технике. Авиация надежно обеспечивала действия войск во время прорыва вражеской обороны, ввод в сражение подвижных соединений и их действия в оперативной глубине, наносила бомбовые удары по пунктам управления противника, подавляла его артиллерию. При этом летчики показали высокое мастерство, волю к победе и героизм. 22 декабря 8 штурмовиков 951-го штурмового полка 306-й штурмовой авиадивизии во главе с Героем Советского Союза майором А. И. Кобелевым обнаружили и стремительно атаковали колонну мотопехоты противника на дороге Витяз — Чаквар. Удар был настолько неожиданным, что гитлеровцы даже не успели рассредоточиться. В результате они потеряли 3 бронетранспортера, 6 автомашин и 40 человек убитыми {480}. И таких примеров было множество.

В период с 20 по 26 декабря войска 2-го Украинского фронта уничтожили 153 танка и штурмовых орудия, 84 бронетранспортера, 87 орудий, 42 миномета и большое количество другой боевой техники противника. Они взяли в плен свыше 7500 вражеских солдат и офицеров, захватили 54 танка и штурмовых орудия, 17 бронетранспортеров, 62 орудия, 40 минометов, 30 складов с боеприпасами и большое количество другого вооружения {481}.

29 декабря командующие фронтами Маршалы Советского Союза Р. Я. Малиновский и Ф. И. Толбухин, чтобы избежать дальнейшего кровопролития, оградить Будапешт от разрушений, сохранить его исторические памятники, предъявили командованию окруженной группировки ультиматум, в котором содержались гуманные условия ее капитуляции. В ночь на 29 декабря и утром следующего дня мощные звуковещательные станции с передовой линии непрерывно передавали командованию и войскам, окруженным в районе Будапешта, сообщения о предстоящей посылке советских парламентеров для вручения ультиматума, о времени и маршруте их следования. В 11 часов по московскому времени с участка, расположенного на левом берегу Дуная, советский офицер-парламентер капитан М. Штейнмец на легковой машине с большим белым флагом направился к расположению противника. Когда он приблизился к вражеским передовым позициям на юго-восточной окраине Кишпешта (пригород Будапешта), фашисты, несмотря на поднятый белый флаг, открыли огонь, и капитан Штейнмец был убит.

Второй парламентер, капитан И. А. Остапенко, выехал с участка, расположенного на правом берегу Дуная. С большим белым флагом он пересек линию фронта в районе стыка дорог, в 4 км восточнее населенного пункта Будаерш. В штабе окруженных немецких войск парламентеру было заявлено об отказе принять ультиматум и вести какие-либо переговоры. Остапенко при возвращении к линии фронта также погиб.

Отказ гитлеровцев от капитуляции вынудил советские войска приступить к боевым действиям по уничтожению окруженной группировки. Ожесточенные бои вспыхнули с новой силой. Они шли непрерывно днем и ночью, в крайне неблагоприятных погодных условиях. Фашистские войска несли тяжелые потери.

В ходе боевых действий по уничтожению окруженного врага политические органы, партийные и комсомольские организации ни на минуту не прекращали партийно-политическую работу среди личного состава. Она была направлена на разъяснение воинам освободительной миссии Советских Вооруженных Сил, на повышение их бдительности в связи [202] с действиями диверсионных групп противника в тылу советских войск. Подвигам героев боев, отличившимся подразделениям посвящались беседы, политинформации и доклады, выпуски боевых листков, листков-молний, листков “Передай по цепи”, “Слава героям”. В воспитании личного состава в духе ненависти к гитлеровцам широко практиковались встречи солдат и офицеров с освобожденными из фашистских концлагерей советскими гражданами, которые рассказывали о чудовищных зверствах и надругательствах фашистов, призывали воинов к беспощадной борьбе с врагом.

Большая разъяснительная работа велась среди пленных и гражданского населения. В ней участвовали и венгерские патриоты, в том числе многие солдаты и офицеры, перешедшие на сторону народа и сражавшиеся вместе с советскими воинами против фашистских войск. В тылу гитлеровцев успешно действовали венгерские диверсионные боевые группы. Трудящиеся Венгрии саботировали оборонительные работы, проводившиеся немецко-фашистским командованием. Так, в донесении салашистского бургомистра Будапешта от 22 ноября говорилось, что из Чепеля не вышел на оборонительные работы ни один человек, из Пештержебега вместо 2500 человек власти могли собрать лишь 100 {482}.

Военные советы, командиры и политорганы помогали венгерским трудящимся налаживать нормальную жизнь. При участии местного населения обезвреживалась вражеская агентура, восстанавливались коммуникации. При поддержке советских военных комендатур венгерские патриоты создавали на освобожденной территории демократическую гражданскую администрацию.

2 декабря 1944 г. по инициативе коммунистов в городе Сегед был создан Венгерский национальный фронт независимости, в который кроме четырех партий, ранее входивших в Венгерский фронт, вступили буржуазно-демократическая партия и профсоюзы. Его программа, разработанная Венгерской коммунистической партией, предусматривала национальное возрождение, помощь советским войскам в изгнании немецко-фашистских оккупантов, роспуск антинародных организаций, установление демократических свобод, ликвидацию феодальной системы землевладения, чистку государственного аппарата, установление дружбы с СССР и добрых отношений с другими странами антифашистской коалиции.

Большую роль в политической жизни Венгрии, в выступлении страны против фашистской Германии и борьбе с внутренней реакцией сыграли решения открывшегося 21 декабря в Дебрецене Временного национального собрания, которое избрало Политический совет, исполнявший функции главы государства. Вскоре он сформировал коалиционное Временное правительство во главе с бывшим командующим 1-й венгерской армией генералом Б. Миклошем. 28 декабря Временное правительство Венгрии объявило войну Германии.

Первая сессия Временного национального собрания приняла воззвание к венгерскому народу. В нем раскрывались значение новой, демократической власти и первоочередные задачи строительства новой Венгрии. Решения Временного национального собрания и правительства были с воодушевлением встречены венгерским народом.

В обращении временного национального собрания к венгерским солдатам, еще остававшимся на стороне гитлеровцев, говорилось: “Для вас нет иного приказа, кроме приказа нации!” Временное национальное собрание от имени нации призывало их повернуть оружие против немецких угнетателей, поддерживать Советскую Армию — освободительницу, примыкать к венгерским борцам за евободу3 вступать в ряды создававшейся [203] новой венгерской армии {483}. Большую работу среди венгерских частей вели также политработники советских войск и венгерские патриоты-антифашисты. Так, на 2-м Украинском фронте только в период Будапештской операции было издано на венгерском языке 255 листовок тиражом более 39 млн. экземпляров. Все это давало положительные результаты. Салашистская армия стала быстро разваливаться, дезертирство и переход венгерских солдат и офицеров на сторону советских войск приняли массовый характер {484}.

Тем временем основные силы 2-го Украинского фронта продолжали наступление на будапештском направлении, а войска его правого крыла во взаимодействии с 4-м Украинским фронтом вели бои в Юго-Восточной Чехословакии. 12 декабря они форсировали реку Ипель, вдоль которой проходила венгеро-чехословацкая граница, а 14 декабря овладели городом Шаги — важным узлом шоссейных и железных дорог и крупным опорным пунктом обороны противника, перекрывавшим выход из горного дефиле {485}.

На правом крыле наступление войск 40-й и 4-й румынской армий приостановилось, а 27-я и 53-я армии, продвинувшись до 50 км, вступили на территорию Чехословакии. Соединения 4-го Украинского фронта продолжали вести упорные бои в Восточной Словакии. К началу января 1945 г. советские войска освободили 9 тыс. кв. км территории Чехословакии {486}.

Советские воины, питая к чехословацкому народу дружественные чувства, помогали ему в устранении последствий гитлеровской оккупации. В свою очередь чехословацкие патриоты, стремясь выразить свою благодарность за освобождение страны, оказывали советским войскам всяческое содействие. Так, жители города Лученец передали советскому командованию сведения о состоянии оборонительных рубежей гитлеровцев на этом участке, а партизаны разведали укрепления на реке Ваг и выяснили план обороны городов Жилина и Братислава. Многие словаки, рискуя жизнью, помогали советским санитарам спасать раненых, работали во фронтовых и армейских госпиталях. Жители словацкого села Конора В. Голянич и М. Кризина вынесли с поля боя шестерых тяжелораненых воинов, а 68-летний И. Боре, доставивший в медсанбат девять бойцов, был сам ранен, но продолжал оказывать воинам помощь.

Разгром гитлеровской группы армий “Юг”, окружение крупной группировки в районе Будапешта и вывод Венгрии из войны на стороне фашистской Германии — таковы важнейшие военно-политические итоги наступления 2-го и 3-го Украинских фронтов в октябре — декабре 1944 г. На этом участке советско-германского фронта советские войска продвинулись в западном и северо-западном направлениях от 250 до 400 км. Войска 4-го Украинского фронта преодолели Карпатский хребет и прошли с боями более 200 км. Создались условия для полного освобождения Чехословакии и развития наступления на венском направлении.

Одним из решающих условий этих крупных успехов явилось искусное координирование боевых действий фронтов Ставкой Верховного Главнокомандования. Наступление 2-го Украинского фронта на будапештском направлении и форсирование 3-м Украинским фронтом Дуная в 200 км южнее столицы Венгрии лишили противника возможности организовать взаимодействие своих группировок. Овладев крупным оперативным плацдармом на правом берегу Дуная, войска 3-го Украинского фронта создали [204] предпосылки для последующего наступления в пределы Австрии. Четкое оперативно-стратегическое взаимодействие между 2-м и 4-м Украинскими фронтами в ходе Дебреценской операции позволило им преодолеть Карпаты и освободить Закарпатскую Украину. Поворот основных сил 3-го Украинского фронта в декабре 1944 г. на будапештское направление преследовал цель окружения ими совместно со 2-м Украинским фронтом крупной группировки немецко-фашистских войск в районе столицы Венгрии. Особенность и трудность этой задачи заключалась в том, что предстояло замкнуть кольцо вокруг мощной группировки в большом городе, когда противник еще мог бросить крупные силы на помощь ей извне. Поэтому советское командование сосредоточило свои главные усилия на создании прочного внешнего фронта окружения, направив сюда до 70 процентов сил и средств ударных группировок обоих фронтов.

Операции на территории Венгрии отличались большим разнообразием боевых действий. Советские войска осуществили прорыв сильной обороны (линия “Маргарита”), с ходу форсировали крупные реки (Тиса, Дунай) и преследовали противника на большую глубину, вели бои в горах ив крупных населенных пунктах. Как правило, войска имели широкие полосы наступления, сравнительно невысокие плотности сил и средств, но и в этих условиях они добивались крупных успехов, проявляя высокие образцы боевого мастерства, мужества и героизма.

Заслуживает внимания организация четкого взаимодействия стрелковых соединений с Дунайской военной флотилией {487}, непрерывного управления войсками и бесперебойного боевого обеспечения.

В боях на территории Венгрии принимало участие значительное количество танковых и механизированных войск. В Дебреценской и Будапештской операциях 6-я гвардейская танковая армия наступала в первом эшелоне в самостоятельной полосе, что обусловливалось главным образом слабостью обороны противника и спецификой характера местности.

Советские войска делали все возможное, чтобы быстрее прийти на помощь порабощенным фашистами народам. Они с честью выполняли свою освободительную миссию и интернациональный долг. В те памятные дни трудящиеся стран Европы проникались еще большей любовью к Советской Армии — освободительнице и первой в мире стране социализма, еще большей уверенностью в окончательной победе над фашизмом. Первый секретарь Венгерской социалистической рабочей партии Я. Кадар на торжественном заседании, посвященном 25-летию Венгерской Народной Республики, подчеркивал: “Многие советские воины полили своей кровью венгерскую землю, отдали свою жизнь за свободу нашего народа. Глубока и непреходяща наша благодарность к советскому народу за его неисчислимые жертвы. Мы никогда не забудем, что нашим освободителем является Советский Союз” {488}.

* * *

Таким образом, осенью 1944 г. войска 1, 2, 3 и 4-го Украинских фронтов при активной поддержке авиации дальнего действия и при содействии Дунайской военной флотилии совместно с чехословацкими, румынскими, югославскими и болгарскими войсками осуществили три крупные наступательные операции — Восточно-Карпатскую, Белградскую, Дебреценскую и продолжали Будапештскую. В ходе их советские войска разгромили группу армий “Юг”, нанесли поражение группам армий “Ф”, “Е” [205] и “А”, уничтожили 35 дивизий противника, освободили от врага значительную территорию.

Успешное наступление Советской Армии привело к резкому сокращению сырьевой базы гитлеровского рейха. Фашистская Германия фактически потеряла все страны Балканского полуострова, из которых в течение нескольких лет получала важное стратегическое сырье, промышленные товары и сельскохозяйственные продукты. Прекратились также поставки хромовой руды и других видов сырья из Турции, которая еще в начале августа порвала с Германией дипломатические и экономические отношения.

Некоторые буржуазные авторы объясняют разгром вермахта на Балканах во второй половине 1944 г. изменой союзников Германии. Между тем весь ход наступательных операций Советских Вооруженных Сил этого периода войны свидетельствует о другом: союзники фашистской Германии потому и порвали с ней, что под мощными ударами советских войск терпела катастрофу нацистская военная машина и война против антигитлеровской коалиции становилась для них бесперспективной. Народы этих стран видели в Советской Армии свою освободительницу от фашистского рабства и оказывали ей помощь и содействие.

Победы Советских Вооруженных Сил на юге привели к резкому усилению национально-освободительной борьбы в странах Балканского полуострова, в Чехословакии и Венгрии, что, в свою очередь, способствовало успешному осуществлению освободительной миссии советских войск. Действия народно-освободительных армий, партизанских соединений, подпольных групп подрывали моральный дух войск противника, затрудняли ему маневр силами, причиняли фашистам урон в живой силе и боевой технике.

В результате новых операций советских войск и народных армий освобожденных стран потерпела крушение так называемая балканская стратегия реакционных кругов Англии и США, планировавших в выгодный для них момент оккупировать страны Балканского полуострова и навязать народам реакционные правительства. Провалились также надежды немецко-фашистского руководства на то, что из-за стран Балканского полуострова между Советским Союзом и его союзниками возникнут серьезные разногласия, которые приведут к развалу антигитлеровской коалиции.

Пытаясь восполнить тяжелые потери и остановить продвижение советских войск, немецко-фашистское командование перебросило на южное крыло советско-германского фронта 41 дивизию {489}. Поэтому оно не смогло достаточно усилить центральное стратегическое направление, что в значительной мере способствовало здесь успеху последующих мощных наступательных операций Вооруженных Сил СССР.

Советские войска и народные армии приближались к границам рейха не только с востока, но и с юга. С запада наступали англо-американские союзники. Кольцо блокады вокруг гитлеровской Германии неотвратимо сжималось.

Оглавление. Освобождение территории СССР и европейских стран

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.