Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Освободительное движение народов Китая и Юго-Восточной Азии в 1944 г.

Во второй половине 1944 г. на оккупированной японскими захватчиками территории Юго-Восточной Азии и Китая все более усиливалось освободительное движение порабощенных народов, целью которого было не только национальное, но и социальное освобождение. Это обусловливалось рядом факторов, и в первую очередь событиями на советско-германском фронте. Победоносное наступление Советской Армии укрепляло надежду этих народов на скорое освобождение. Усиление освободительного движения в этом районе объяснялось также дальнейшим ухудшением военного положения Японии, успехами вооруженных сил США и Великобритании на Тихом океане и в Бирме. У порабощенных народов все более укреплялась вера в скорое поражение Японии. В оккупированных странах резко усиливались антияпонские настроения.

Все более ширилась борьба китайского народа против японских захватчиков, установивших жесточайший оккупационный режим. Усиливалась активность партизан в тылу японских войск. Росло сопротивление населения грабительской политике гоминьдановцев. Стихийное партизанское движение летом и осенью 1944 г. особенно широкий размах [325] приобрело в провинциях Цзянси, Хунань, Гуйчжоу, Гуандун и Гуанси.

Агитационный отряд Вьетнамской освободительной армии. 1944 г.
Агитационный отряд Вьетнамской освободительной армии. 1944 г.

8-я армия, насчитывавшая в начале 1944 г. свыше 387 тыс. бойцов, осуществляла контроль на значительной территории Северного Китая (350 тыс. кв. км с населением 34,5 млн. человек). Политическим центром освобожденных районов являлся Пограничный (Особый) район Шэньси — Ганьсу — Нинся {868}. Соединения Новой 4-й армии (свыше 210 тыс. воинов) находились в освобожденных районах Центрального Китая, в которых проживало 30 млн. человек. Хотя эти армии были слабо вооружены, они вели боевые действия в тылу японских войск и сковывали значительные силы оккупантов. Китайский народ, страдавший прежде всего от ига оккупантов, все более усиливал борьбу против японских захватчиков.

Широкий размах приобретало освободительное движение и в оккупированных странах Юго-Восточной Азии. Пытаясь удержать свои позиции, японская правящая клика еще более усиливала эксплуатацию порабощенных народов. Все чаще проводились мобилизации в “трудовые отряды” в Индонезии, увеличился вывоз продовольствия с Филиппинских островов, резко усилилось ограбление и Вьетнама.

Народы оккупированных стран на своем горьком опыте убеждались в захватнических, грабительских целях Японии. Хотя оккупационным властям еще удавалось использовать в своих интересах прояпонски настроенные политические группы и лидеров (“правительство” X. Лауреля и Союз филиппинских патриотов на Филиппинах, полувоенные организации — Консультативный совет индонезийских мусульман, Союз верности народу и другие — в Индонезии, Союз возрождения родины во Вьетнаме и т. и.), их влияние в этих странах все более ослабевало. Политические маневры японцев уже не имели прежнего эффекта. Ни предоставление “независимости” Бирме и Филиппинам {869}, ни туманные намеки на “дарование суверенитета” Индонезии и другим странам, ни пропаганда пресловутой идеи экономического благоденствия в рамках “сферы сопроцветания великой Восточной Азии” не приносили желаемого результата. Все эти меры и посулы японцев на деле означали принудительный труд, реквизиции, отсутствие товаров первой необходимости, голод.

Чтобы прикрыть экспансионистские цели и утвердить господство японского империализма, оккупанты использовали различные формы управления захваченными территориями. В Бирме и на Филиппинах японские власти опирались на марионеточные правительства; в Малайе и Индонезии осуществляли прямое управление, стремясь при этом привлечь к сотрудничеству местную знать; во Вьетнаме, Камбодже и Лаосе они действовали через французскую вишистскую администрацию. Правительству Таиланда был навязан неравноправный “союзный” договор.

Однако сдержать освободительную борьбу народов Юго-Восточной Азии японские оккупанты были не в силах. Во Французском Индокитае к концу 1944 г. наиболее активно действовали патриотические силы Вьетнама, объединенные в Лигу независимости Вьетнама (Вьетминь). Эта организация широкого народного фронта была создана еще в 1941 г. по инициативе Коммунистической партии Индокитая (КПИК). Председателем Вьетминя являлся Хо Ши Мин — национальный герой вьетнамского народа, один из создателей и руководителей КПИК.

Программа Вьетминя предусматривала не только освобождение страны от японских и французских колонизаторов, но и борьбу за осуществление [326] широких общедемократических преобразований: установление политических свобод, проведение аграрной реформы, ликвидацию многочисленных феодальных пережитков, искоренение ростовщичества, введение 8-часового рабочего дня, улучшение народного образования, здравоохранения и т. д. Эта программа находила широкую поддержку всех слоев трудящихся. К концу 1944г. активисты Вьетминя создали густую сеть подпольных ячеек, которые вели организаторскую и агитационную работу среди населения, сплачивали его для антияпонской борьбы. Важную роль в усилении влияния в стране Вьетминя играли нелегальные издания патриотических сил — газеты “Знамя освобождения” (орган ЦК КПИК) и “За спасение родины” (центральный орган Вьетминя) {870}.

В этот период в северных районах страны (в провинциях Тхайнгуйен и Каобанг) активизировались действия партизанских отрядов. Они совершали диверсии на коммуникациях и линиях связи, организовывали саботаж мероприятий французских и японских властей, собирали сведения о японских войсках и передавали их союзному командованию. Партизаны действовали преимущественно оружием, добытым в боях с врагом. Частично оно поступало от союзников через американскую военную миссию в Китае. В борьбе за освобождение страны партизанские силы добивались одного успеха за другим. К концу 1944 г. они контролировали значительные районы в провинциях Каобанг, Тхайнгуйен, Лангшон и других частях страны.

В декабре 1944 г. руководство Вьетминя и КПИК приступило к созданию регулярных вооруженных сил.

22 декабря 1944 г. в провинции Каобанг был сформирован первый агитационный отряд Вьетнамской освободительной армии, которым командовал коммунист Во Нгуен Зиап. Вначале он состоял всего из 34 бойцов и имел на вооружении 17 винтовок, 1 ручной пулемет, 2 пистолета и 14 кремниевых ружей. Но уже в конце декабря бойцы Во Нгуен Зиапа при поддержке местных партизан предприняли успешные нападения на посты противника в Нангане (провинция Каобанг) и Файкхате (провинция Баккан) {871}.

Учитывая, что война с Японией вступила в решающую фазу, руководство Вьетминя и ЦК КПИК неоднократно обращались к представителям “Сражающейся Франции” с предложением совместно вести борьбу с японцами. Однако французские чиновники и офицеры, которым де Голль в сентябре 1944 г. поручил организовать среди французов, проживавших в Индокитае, антияпонское движение Сопротивления, оставили без ответа это предложение. Следуя общему курсу политики французской буржуазии, стремившейся восстановить колониальный режим во Вьетнаме, они не желали сотрудничать с вьетнамскими патриотами {872}.

Происходила консолидация сил национально-освободительного движения в Бирме. В августе по инициативе Коммунистической партии Бирмы (КПБ) и других патриотических сил была создана нелегальная антифашистская организация, которая возглавила движение Сопротивления. Впоследствии она стала называться Антифашистской лигой народной свободы (АЛНС). Кроме КПБ в ее состав входили буржуазно-демократическая Народная революционная партия и группа патриотически настроенных офицеров Национальной армии Бирмы, выражавшая главным образом интересы мелкобуржуазных демократических слоев города и [327] деревни. Президентом новой организации стал Аун Сан — национальный герой Бирмы, один из наиболее влиятельных лидеров национально-освободительного движения, а ее генеральным секретарем — член КПБ Такин Тан Тун {873}. Ряд коммунистов вошел и в состав Высшего совета организации.

В программном документе антифашистской организации — “Манифесте”, изданном в августе 1944 г., подчеркивалось, что первоочередной задачей патриотических сил является освобождение страны от японской оккупации. В дальнейшем предусматривалось добиться независимости Бирмы, установить демократические свободы, гарантировать интересы национальных меньшинств и т. д. Положения документа отвечали надеждам и чаяниям широких слоев населения, и поэтому новая организация завоевала широкую популярность. В ее рядах активно боролись представители формирующегося пролетариата, крестьянства, мелкой городской буржуазии, интеллигенции. Уже к концу года Высший совет, несмотря на то что действовал нелегально, стал фактически играть роль национального правительства. В то же время марионеточное прояпонское правительство Ба Mo все более утрачивало доверие бирманцев и свои позиции в стране.

Опираясь на поддержку населения, Высший совет во главе с Аун Саном начал подготовку всеобщего восстания против оккупантов. Основной его силой должна была стать Национальная армия Бирмы, насчитывавшая около 11 тыс. человек {874}. Важная роль отводилась и партизанским отрядам, которые успешно действовали в тылу японских войск, преимущественно в горных районах Центральной и Восточной Бирмы. Партизаны нападали на гарнизоны и конвои противника, разрушали железные дороги и линии связи, противодействовали попыткам оккупационных властей проводить реквизиции. В декабре 1944 г. Высший совет окончательно завершил разработку плана всеобщего вооруженного восстания, который предполагалось осуществить при первой возможности {875}.

В Индонезии силы национально-освободительного движения во второй половине 1944 г. еще были распылены, не организованы и поэтому не могли вести эффективную борьбу с оккупантами. Японские власти, как и в первые годы оккупации, продолжали заигрывать с националистами. В частности, они привлекали представителей местной буржуазии и помещиков к решению вопросов управления сельским хозяйством, а некоторых из них назначали на ответственные административные должности. В сентябре 1944 г. премьер-министр Японии заявил, что Индонезия получит независимость, но не уточнил, когда это произойдет. Подобного рода политические маневры еще находили отклик у некоторой части националистов — представителей эксплуататорских классов, которые опасались революционной инициативы трудящихся масс, сознавая, что ограничить ее лишь рамками антияпонской борьбы вряд ли удастся {876}.

Японские власти продолжали широко использовать в своих целях различные военные и полувоенные организации типа Добровольческой армии защитников родины (ПЕТА), Консультативного совета индонезийских мусульман, батальонов “Хейхо” и т. и. Индонезийцы, обычно завербованные в их ряды в принудительном порядке, подвергались усиленной идеологической обработке. Строгий контроль оккупантов над этими организациями сужал поле деятельности в них антияпонских патриотических сил. Сказывалось и то, что в Индонезии довольно активно действовали [328] японская контрразведка и тайная полиция {877}. И все же усилия японских властей в конечном счете оказались недостаточно эффективными для того, чтобы помешать зарождению и развитию движения Сопротивления. На Яве, Борнео (Калимантане) и Суматре происходили стихийные выступления крестьян против мобилизации на трудовой фронт, реквизиций продовольствия и другой сельскохозяйственной продукции. Наиболее крупными и продолжительными из них были вспыхнувшие в середине 1944 г. крестьянские волнения на Яве (в округах Лохбенер и Синданг). Японским карательным отрядам понадобилось несколько месяцев для того, чтобы овладеть положением {878}.

Усиливались антияпонские настроения и среди молодежи, мобилизованной в армию ПЕТА. В сентябре 1944 г. начала действовать подпольная группа в батальоне, находившемся в городе Блитар {879}.

Такие организации возникали также среди национальной интеллигенции, учащейся молодежи, мелкой городской буржуазии Джакарты л других крупных городов. Некоторые из них создавались такими деятелями национально-освободительного движения, как А. Сукарно и М. Хатта, которым японские власти предоставили возможность легальной деятельности, надеясь с их помощью укрепить свои позиции. В 1944 г. такого рода группы еще были немногочисленны и оторваны от масс, не имели четкой политической и идейной программы, а также связей между собой и с другими патриотическими антияпонскими организациями и поэтому не могли возглавить движение Сопротивления в стране {880}.

Не в состоянии была это сделать и Коммунистическая партия Индонезии (КПИ). В предшествующий период, особенно в первые годы японской оккупации, многие активисты КПИ были арестованы или эмигрировали. В результате партии не удалось сохранить единый руководящий центр и поддерживать прочные связи с международным коммунистическим движением. Лишь небольшие ячейки КПИ действовали в крупных городах на Суматре и Яве.

На Филиппинах в июне — декабре 1944 г. основной формой национально-освободительного движения была вооруженная борьба с оккупантами. На островах архипелага активно действовали партизанские отряды или группы численностью от нескольких десятков до нескольких сот человек. В их рядах сражались выходцы из различных слоев населения — рабочие, крестьяне, учащаяся молодежь, ремесленники, представители интеллигенции.

Наиболее боеспособной силой патриотов по-прежнему являлась Народная антияпонская армия (Хукбалахап), которая действовала в центральных провинциях острова Лусон. К осени 1944 г. она насчитывала до 10 тыс. вооруженных бойцов (“хуков”) и около 30 тыс. резервистов. В создании и укреплении Хукбалахапа большую роль сыграла Коммунистическая партия Филиппин (КПФ). Активисты партии систематически вели политическую работу в боевых и вспомогательных подразделениях, а также среди населения районов, в которых действовали отряды “хуков” {881}. При штабе армии была создана политическая школа марксизма-ленинизма. Члены руководства КПФ — командующий армией [329] Л. Тарук, его заместитель К. Алехандрино, начальник политического отдела армии М. Бальгос систематически читали лекции по марксистско-ленинской теории {882}.

Руководство Хукбалахапа продолжало последовательно осуществлять программу, выдвинутую еще в 1942 г. В частности, в провинциях Пампанга и Нуэва Эсиха, полностью очищенных от оккупантов, а также в ряде освобожденных районов провинций Тарлак, Булакан и Батаан оно создало новую временную администрацию, которая приступила к проведению аграрной реформы, повела решительную борьбу с полуфеодальной аристократией (“касиками”). В конце октября 1944 г. армия Хукбалахап после ряда подготовительных операций начала наступательные бои против японских оккупантов.

С сентября 1944 г. “хуки”, опираясь на освобожденные районы в центральной части Лусона, вели систематические действия против японских войск. Объектами их нападений были штабы, аэродромы, склады горючего и боеприпасов.

В широких масштабах осуществлялась разведка, данные которой передавались союзному командованию.

Правящие круги США, учитывая сложившуюся на архипелаге ситуацию, 29 июня 1944 г. провели в конгрессе закон о предоставлении Филиппинам независимости. Эта широко разрекламированная политическая демонстрация была предпринята с целью нейтрализовать созданное японцами марионеточное правительство буржуазного националиста X. Лауреля, поднять авторитет эмигрантского буржуазно- помещичьего правительства М. Кесона — С. Осменья, которому отводилась важная роль в сохранении позиций США на Филиппинах после окончания войны, и, наконец, не допустить перерастания антияпонской освободительной борьбы филиппинского народа в демократическую антиимпериалистическую революцию. В тех же целях штаб генерала Макартура осенью

1944 г. попытался установить контроль над всеми антияпонскими силами, действовавшими на Филиппинах. В частности, командирам партизанских отрядов предлагалось прекратить действовать по своей инициативе и выполнять распоряжения офицеров — представителей американского командования. Оно, в свою очередь, обещало наладить снабжение патриотов оружием, боеприпасами, снаряжением, продовольствием и даже награждать отличившихся. Буржуазные и мелкобуржуазные лидеры национально-освободительного движения пошли на такую сделку. Руководство же Народной антияпонской армии отвергло это предложение. Оно было преисполнено решимости вести борьбу не только с японскими оккупантами, но и с проамериканской буржуазно-помещичьей верхушкой.

Армия Хукбалахап продолжала активные боевые действия против японцев и их пособников в центральных районах Лусона и к началу 1945 г. освободила многие из них {883}.

Ширилось национально-освободительное движение и в Малайе. Во второй половине 1944 г. основной его силой продолжала оставаться Антияпонская армия народов Малайи, уже имевшая четкую организационную структуру и единое командование. Ее костяк составляли рабочие и мелкая буржуазия. Подразделения Антияпонской армии, насчитывавшей более 7 тыс. человек, наносили чувствительные удары по коммуникациям, отрядам и гарнизонам японских войск. В своих действиях они опирались на широко разветвленную сеть подпольных патриотических организаций, входивших в Антияпонский союз. Ведущую роль в [330] союзе играли коммунисты, сумевшие сплотить вокруг себя значительную часть населения {884}.

Подпольщики снабжали Антияпонскую армию оружием, боеприпасами, продовольствием, медикаментами, вербовали добровольцев для пополнения ее рядов, укрывали и лечили раненых, собирали разведывательные данные, вели среди населения пропаганду идей и целей освободительной борьбы. Оружие и снаряжение патриоты добывали в бою и получали от союзных войск. В конце 1944 г. в Малайю было переброшено несколько групп английских офицеров, которые направлялись в Антияпонскую армию в качестве инструкторов. Помимо официальной миссии английское командование возложило на них задачу изолировать коммунистов и тем самым обезглавить национально-освободительное движение {885}.

К концу 1944 г. освободительная борьба охватила Таиланд, Камбоджу, Лаос. Однако здесь она не достигла такого размаха, как во Вьетнаме и на Филиппинах. В Таиланде патриотические силы, объединенные в организацию “Свободное Таи”, насчитывали до 50 тыс. человек, причем около 10 тыс. из них имели оружие. Патриоты Таиланда получили от союзников примерно 175 тонн оружия и боеприпасов. Однако их боевые формирования, так называемые антияпонские отряды, не приняли активного участия в борьбе, так как представители местной буржуазно-помещичьей верхушки опасались перерастания антияпонского движения в общенародную войну за демократическое переустройство страны {886}.

В целом же вторая половина 1944 г. характеризуется существенным подъемом национально-освободительного движения народов Юго-Восточной Азии, хотя степень организованности патриотических сил в различных странах была далеко не одинакова. В ряде стран (во Вьетнаме, Бирме, Малайе) уже существовал единый национальный фронт или завершался процесс его создания. В то же время в Индонезии патриотические организации только начинали объединять свои силы для совместной освободительной борьбы.

Неодинаковыми были и цели патриотических организаций различных стран. Во Вьетнаме, Бирме, на Филиппинах авангард освободительного движения имел четкую программу, предусматривавшую последовательное освобождение не только от японской оккупации, но и от колониального ига. Патриоты других стран ставили перед собой лишь задачи борьбы с японскими оккупантами.

Активность национально-освободительного движения в различных районах Юго-Восточной Азии также была неодинаковой. Если на Филиппинах и в Малайе все шире развертывалась вооруженная борьба, то во Вьетнаме и в Бирме велась лишь подготовка к всенародному вооруженному восстанию.

Активность, масштабы, организованность освободительного движения и особенно его классовая направленность находились в прямой зависимости от той роли, какую играли в нем коммунистические партии оккупированных стран. Там, где коммунисты сумели возглавить организации национального фронта, освободительная борьба приобретала более широкий размах. Наиболее яркими примерами тому явились Малайя, Вьетнам и Филиппины. [331] Таким образом, во второй половине 1944 г. союзникам удалось развить достигнутый ими успех в ходе военных действий на Тихоокеанском театре.

Вооруженные силы США в течение семи месяцев овладели стратегическими базами на Марианских, Каролинских, Филиппинских и других островах. Это позволило американской авиации наносить удары по военно-экономическим объектам Японии. На Новой Гвинее, Новой Ирландии и других островах оказались блокированными остатки четырех японских армий. На Филиппинах тяжелые потери понесли войска 14-го японского фронта, а также были разгромлены 4-я воздушная армия, 1-й и 2-й воздушные флоты.

В ходе сражений на Тихом океане в июне — декабре 1944 г. военно-морской флот США, обладавший мощной авиацией, разгромил главные силы японского Объединенного флота. Всего с 1 июня по 31 декабря Япония потеряла 105 боевых кораблей, в том числе 4 линкора, 9 ударных и 3 эскортных авианосца, 8 тяжелых и 11 легких крейсеров, 42 эсминца и 28 подводных лодок. За этот период в Японии было построено лишь 46 боевых кораблей (4 авианосца, 1 крейсер, 18 эсминцев и 23 подводные лодки) и 2 корабля отремонтировано. Следовательно, к концу года количество боевых кораблей японских военно-морских сил сократилось на 57 единиц (со 179 до 122) {887}.

Союзникам удалось решить и такую стратегическую задачу, как подрыв воздушной мощи противника. Только морская авиация Японии за полугодие потеряла свыше 5,2 тыс. самолетов {888}.

Начатая военно-морским флотом США блокада Японских островов вызвала нарушение их связи морем с Южной группой армий и резкое сокращение перевозок нефти, каучука и другого стратегического сырья в Японию из Нидерландской Индии и Юго-Восточной Азии.

В рассматриваемый период впервые с начала войны войска Великобритании и ее союзников предприняли наступление на бирманском фронте, в результате которого японцы понесли тяжелые потери.

Наступательные операции по овладению японскими базами велись на островах, удаленных на многие сотни миль один от другого. Поэтому решающую роль в них играл военно-морской флот, и прежде всего его авианосные соединения, обеспечивавшие завоевание господства в океане и воздухе, оказывавшие эффективную поддержку войскам при высадке и продвижении на островах. Большое значение в достижении успеха десантных операций на Тихом океане имело массовое применение десантных судов специальной постройки, позволявших доставлять к пунктам высадки крупные силы, быстро высаживать их на берег и поддерживать огнем при захвате плацдармов. Так, на Марианские острова было высажено 126 тыс. человек, на Западные Каролинские — 48 тыс., на Лейте — свыше 200 тыс. человек. Важную роль в обеспечении бесперебойного снабжения корабельных соединений в ходе операции сыграл плавучий тыл флота США.

В этих операциях оправдала себя стратегия “лягушачьих прыжков”, которой американское командование придерживалось на Тихоокеанском театре в 1944 г. Важную роль в достижении боевых успехов играло умелое применение флотом и авиацией средств радиолокации и радиоразведки, [332] позволявших своевременно обнаруживать противника и эффективно применять оружие. В успехе морских десантных операций и морских сражений решающее значение имели действия крупных оперативных авианосных соединений и подводных лодок. Несмотря на это, руководящий состав флота США все еще придерживался ошибочной идеи о главной роли линейных кораблей в сражении. Американское командование допускало серьезные просчеты при организации взаимодействия между силами флота, осуществлявшими высадку, и силами оперативного прикрытия в некоторых десантных операциях. Командование сухопутных войск союзников в ходе наступательных операций в Бирме и на Филиппинах не проявляло достаточной инициативы и настойчивости, в результате чего войска действовали неоправданно медленно, позволяя тем самым японцам организовывать оборону на других рубежах.

Японские вооруженные силы не выполнили поставленные перед ними задачи, понесли большие потери и не смогли сорвать планы наступательных операций союзников на Тихом океане и в Юго-Восточной Азии. Планы операций, разрабатываемые японским командованием, оказывались нереальными. Оно с опозданием принимало меры по отражению ударов союзников и не смогло организовать взаимодействие сил в ходе сражений, что позволяло союзным войскам и флоту добиваться разгрома японских группировок по частям. Японское командование ставило непосильную задачу своему флоту — добиться победы в генеральном сражении с американским флотом, имевшим подавляющее превосходство в силах. В ходе сражений обнажилась техническая отсталость войск, авиации и флота Японии. Все это свидетельствовало об упадке японского военного искусства.

Однако японская армия, несмотря на поражения на Тихом океане и в Бирме, еще представляла собой серьезную силу. Общая численность ее сухопутных войск к концу 1944 г. достигла 4 100 тыс. человек {889}. Поэтому японские вооруженные силы могли еще вести длительную войну против США и их союзников как в районе метрополии, так и на континенте. Японцы в этот период добились успехов в Китае, где они нанесли тяжелое поражение гоминьдановским войскам, которых поддерживала 14-я американская воздушная армия. В течение июня — декабря 1944 г. японские войска захватили десятки городов, в том числе четыре центра провинций — Чанша, Лоян, Фучжоу и Гуйлинь. Гоминьдановцы лишились своих портов.

К концу 1944 г. японские войска, наступавшие в Китае, соединились с частями Южной группы армий, находившимися в Индокитае. В результате была установлена непрерывная сухопутная коммуникация от Пекина до Сингапура. Одновременно японцы ликвидировали ряд американских воздушных баз в Центральном и Южном Китае. Благодаря этим успехам они существенно упрочили свои позиции в Китае. Однако в связи с приближавшимся разгромом фашистской Германии, а также поражениями японских вооруженных сил на Тихом океане и в Бирме их успехи в Китае могли привести лишь к затягиванию войны.

Таким образом, обстановка на Тихоокеанском театре и в Юго-Восточной Азии в июне — декабре 1944 г. характеризовалась внушительными успехами вооруженных сил США, Великобритании и их союзников.

Заметно возросла активность национально-освободительного движения в странах, захваченных японскими империалистами. Народы оккупированных стран развертывали борьбу не только против японских захватчиков, но и против империалистов США и Великобритании, стремившихся [333] подчинить своим интересам национально- освободительное движение. Все эти военные успехи и усиление национально-освободительной борьбы стали возможными прежде всего потому, что Советские Вооруженные Силы в решающей степени подорвали мощь фашистской Германии, представлявшей главную ударную силу агрессивного блока, в который входила Япония. США и Великобритания, уклонявшиеся до середины 1944 г. от открытия второго фронта в Западной Европе, использовали свою экономическую и военную мощь для дальнейшего усиления группировок вооруженных сил на Тихоокеанском театре и в Юго-Восточной Азии.

Решающие победы Советских Вооруженных Сил и открытие союзниками второго фронта на Западе привели японские правящие круги к выводу о том, что их ставка на победу в войне в союзе с гитлеровской Германией оказалась несостоятельной. “В июне и июле 1944 года Япония и Германия столкнулись с самыми большими трудностями со времени начала войны... — подчеркивает японский историк Т. Хаттори. — Изменения в военной обстановке как на Востоке, так и на Западе выявили рост пессимистических настроений в Японии” {890}. Вследствие ухудшения общей военно-политической обстановки для фашистско-милитаристского блока, а также поражений Японии на Тихом океане в июле 1944 г. пало правительство генерала X. Тодзио, развязавшее в декабре 1941 г. войну на Тихом океане.

Новое японское правительство, возглавлявшееся генералом К. Койсо, осенью 1944 г. пыталось установить контакт с Великобританией и США с целью выявить возможности заключения “почетного мира”, а также предпринимало шаги по организации переговоров о сепаратном мире с правительством Чан Кай-ши {891}. Все эти факты свидетельствовали о назревании в милитаристской Японии военно-политического кризиса, финалом которого в последующем явилось ее поражение в войне.

Оглавление. Освобождение территории СССР и европейских стран

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.