Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Усиление позиций и рост авторитета СССР на международной арене к концу второй мировой

Международные отношения во второй половине 1944 г. характеризовались дальнейшим укреплением антигитлеровской коалиции/Межсоюзнические отношения внутри ее явились новым подтверждением жизненности ленинских идей о возможности сотрудничества стран с различным общественным и государственным строем. Крупные победы Советских Вооруженных Сил, а также открытие второго фронта в Европе до основания потрясли гитлеровскую Германию.

Внешнеполитическая деятельность воюющих государств и в этот период характеризовалась стремлением к максимальному обеспечению своих классовых интересов на международной арене как во время войны, так и с перспективой на послевоенные годы.

С победой народно-демократических и социалистических революций в ряде стран Центральной и Юго-Восточной Европы между ними и Советским Союзом стали налаживаться международные отношения качественно нового типа, основанные на принципах пролетарского интернационализма, равноправия, уважения суверенитета государств и братского сотрудничества и взаимопомощи.

Огромное воздействие на международные отношения оказывала активная и целеустремленная внешнеполитическая деятельность Коммунистической партии и Советского правительства. Проблемы внешней политики СССР по-прежнему находились в центре внимания ЦК ВКП(б), который направлял деятельность советских внешнеполитических органов, ставил перед ними конкретные задачи и определял пути и методы их решения.

В июне — декабре 1944 г. главные усилия партии и Советского государства во внешнеполитической области были направлены на дальнейшую консолидацию всех антифашистских сил, дальнейшую изоляцию Германии на международной арене, выработку принципов справедливого послевоенного устройства мира, содействие начавшемуся процессу отпадения от капиталистической системы ряда стран, установление с ними межгосударственных отношений нового типа.

Важнейшей особенностью военно-политической обстановки второй половины 1944 г. было почти полное освобождение оккупированных районов СССР и изгнание советскими войсками фашистских захватчиков из ряда стран Центральной и Юго-Восточной Европы. Однако гитлеровская Германия все еще представляла собой серьезную силу. И это требовало от Советского Союза и других стран антигитлеровской коалиции огромных [466] усилий, чтобы довести до конца дело разгрома гитлеризма. Кроме того, предстояла упорная и длительная борьба на Дальнем Востоке против милитаристской Японии.

Открытие второго фронта свидетельствовало о том, что разработанные в Тегеране " принципы коалиционной стратегии СССР, США и Великобритании наконец стали претворяться в жизнь. СССР, США и Великобритания значительно усилили координацию своих внешнеполитических акций, связанных с ведением войны и разработкой проблем послевоенного устройства. Опыт международных отношений, сложившихся к тому времени, довольно убедительно показал, что в основе коалиции СССР, США и Великобритании лежали не случайные и преходящие мотивы, а жизненно важные интересы. Поэтому, а также в связи с настойчивыми попытками Германии и Японии расколоть антигитлеровскую коалицию Советский Союз продолжал придавать первостепенное значение укреплению сотрудничества государств, участвовавших в войне против фашистской Германии.

К концу 1944 г. назрела необходимость новой встречи руководителей трех великих держав. Ранее, 11 — 16 сентября, состоялось совещание Ф. Рузвельта и У. Черчилля в Квебеке, а 9 — 18 октября проходила встреча И. В. Сталина с У. Черчиллем в Москве. Хотя правительства СССР, США и Великобритании информировали друг друга о результатах двусторонних совещаний, этого было недостаточно для решения новых актуальных проблем, вставших перед антигитлеровской коалицией.

Одним из положительных результатов советско-американо-британского сотрудничества явилось проведение конференции в Думбартон-Оксе в период с 21 августа по 28 сентября. На конференции обсуждались вопросы создания международной организации безопасности.

Глава Советского правительства И. В. Сталин в докладе о 27-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции, говоря о результатах этой конференции и касаясь проблем отношений СССР с союзными государствами, заявил: “Разногласия, конечно, есть и они будут еще также и по ряду других вопросов. Разногласия бывают даже среди людей одной и той же партии. Тем более они должны иметь место среди представителей различных государств и различных партий. Удивляться надо не тому, что существуют разногласия, а тому, что их так мало и что они, как правило, разрешаются почти каждый раз в духе единства и согласованности действий трех великих держав” {1243}.

Добиваясь упрочения антифашистской коалиции, правительство СССР стремилось развивать дружественные отношения с каждой союзной страной. Это находило понимание и поддержку у многих лидеров государств антигитлеровской коалиции. Большое значение по-прежнему придавал укреплению советско-американских отношений президент Соединенных Штатов Америки Ф. Рузвельт. Не случайно И. В. Сталин писал британскому премьер-министру по поводу избрания Рузвельта главой государства в четвертый раз: “В Советском Союзе это будет встречено как наша новая общая победа” {1244}.

Дальнейшему укреплению сотрудничества между СССР и США способствовали новые визиты американских государственных и общественных деятелей в Советский Союз. В 1944 г. СССР посетили, в частности, вице-президент США Г. Уоллес и председатель торговой палаты Э. Джонстон. Ознакомление с экономическим положением в СССР, беседы с советскими руководителями позволили Джонстону сделать вывод о том, что Советский [467] Союз далек от “увядания”, которое предсказывали ему многие другие буржуазные политики {1245}.

На Уоллеса, посетившего многие районы Сибири и Средней Азии, сильное впечатление произвели успехи внутренней политики Советского государства, особенно в области национальных отношений. Он имел “возможность лично увидеть огромную армию мужчин и женщин в Сибири и Центральной Азии, которые на заводах и фермах борются за достижение победы” {1246}. Больше всего его поразили прогресс и достижения якутов, бурятов, казахов и узбеков. “Политика Правительства Союза Советских Социалистических Республик, благодаря которой этот прогресс и достижения оказались возможными, — писал Уоллес, — является наглядным свидетельством наиболее выдающегося и талантливого государственного руководства” {1247}.

Высокую оценку вкладу советского народа в общую борьбу против фашизма давали и другие американские руководители.

Успешным и плодотворным был также курс Советского Союза на дальнейшее развитие сотрудничества с Великобританией. Политика СССР находила понимание и пользовалась поддержкой широкой английской общественности.

С исключительным энтузиазмом и надеждами на скорую победу над фашизмом воспринимались в Англии сообщения об успешном ходе наступательных операций Советской Армии. “Теперь, — писал У. Черчилль И. В. Сталину 1 июля 1944г., — как раз время для того, чтобы я сказал Вам о том, какое колоссальное впечатление на всех нас в Англии производит великолепное наступление русских армий...” {1248}

Летом 1944 г. за мужество и отвагу, проявленные при транспортировке материалов в СССР, Президиум Верховного Совета СССР наградил орденами и медалями 106 английских военнослужащих. Состоявшееся 26 июля в Лондоне вручение наград вылилось в демонстрацию англо-советского боевого союза. В своем выступлении на этой церемонии посол СССР Ф. Т. Гусев заявил: “Награждение личного состава британских вооруженных сил орденами и медалями СССР является выражением роста и углубления дружбы и сотрудничества между двумя нашими великими державами” {1249}.

Коммунистическая партия Советского Союза придавала большое значение контактам общественных организаций, особенно профсоюзов СССР и Великобритании. Совпадение их взглядов и совместные выступления по вопросам войны и послевоенной безопасности способствовали укреплению антифашистской коалиции, развитию дружественных отношений между двумя странами. Так, 6 октября 1944 г. английские и советские профсоюзы выступили с заявлением, в котором отмечали важность установления тесного сотрудничества между народами и профсоюзными организациями СССР, Великобритании и США в интересах успешной борьбы за прочный и длительный мир {1250}. В результате расширения сотрудничества общественных организаций трех стран рушились десятилетиями распространявшиеся империалистической пропагандой мифы и клеветнические измышления о жизни советских людей, о внутренней и внешней политике СССР. [468]

9 октября во время своего визита в Москву Черчилль заявил: “Я прибыл сюда на волнах надежды, на волнах уверенности, что победа будет достигнута, и в надежде, что, когда она будет одержана, все мы постараемся сделать мир лучшим местом для жизни больших масс людей” {1251}. Но не прошло и двух месяцев, как по приказу Черчилля английские войска развязали военные действия в Греции против сил антифашистского Сопротивления. К концу 1944 г. в британской внешней политике заметно усилились антисоветские, антидемократические тенденции, которые проявились, в частности, при решении польского вопроса. Правительство СССР пристально следило за развитием этих тенденций и давало им должный отпор. При этом оно ни на один день не прекращало борьбу за сохранение и упрочение англо-советского сотрудничества как важного звена антигитлеровской коалиции.

Во внешнеполитической деятельности Советского правительства в рассматриваемый период значительное место занимали отношения с Францией. Последовательная линия СССР на укрепление советско-французского сотрудничества имела важные последствия как для Франции, так и для консолидации всех сил, боровшихся против фашистских агрессоров.

Позиция США и Великобритании в вопросе о месте Франции в международных отношениях после освобождения ее территории от немецко-фашистских оккупантов во многом определялась соображениями империалистического соперничества. Представитель Французского комитета национального освобождения в СССР Р. Гарро относительно позиции США говорил в конце мая 1944 г.: “Американцы опасаются, что французский народ займет крайне левую и независимую позицию после освобождения и Америка лишится базы для проведения во Франции и в ее колониях политики, обеспечивающей американские интересы” {1252}.

Политика СССР в отношении Франции была совершенно иной. Советский Союз всемерно содействовал ее стремлению занять достойное место среди великих держав. Он оказал определенное влияние на США и Великобританию при решении ими вопроса о признании Временного французского правительства во главе с генералом де Голлем. Советское правительство по поводу признания 23 октября 1944 г. Соединенными Штатами Америки, Великобританией и Советским Союзом Временного правительства Франции заявило, что этот акт “будет способствовать еще большему сплочению французского народа и мобилизации его сил на дальнейшую борьбу против общего врага — гитлеровской Германии” {1253}.

Советский Союз выступал за участие Франции в работе Европейской консультативной комиссии в качестве четвертого постоянного члена этой комиссии. 12 августа 1944 г. Советское правительство внесло предложение о включении Франции в состав постоянных членов Совета Безопасности Организации Объединенных Наций.

Важное значение для дальнейшего укрепления советско-французских отношений имел визит в Москву главы Временного правительства Франции генерала де Голля в начале декабря 1944 г. Его сопровождали министр иностранных дел, начальник штаба национальной обороны и другие деятели Французской республики. На переговорах, продолжавшихся более недели, руководители СССР и Франции обсуждали отношения [469] между двумя странами, а также важнейшие проблемы военно-политического положения в Европе. При этом советские руководители исходили из необходимости дальнейшего укрепления единства антифашистской коалиции в целом.

Главным результатом советско-французских переговоров явилось подписание 10 декабря 1944 г. Договора о союзе и взаимной помощи между СССР и Французской республикой. В нем предусматривались совместные военные усилия и взаимная помощь в борьбе против нацистской Германии. СССР и Франция обязались и по окончании войны “совместно предпринимать все необходимые меры для устранения любой новой угрозы, исходящей от Германии, и препятствовать таким действиям, которые делали бы возможной любую новую попытку агрессии с ее стороны” {1254}. Этот документ стал первым договором, заключенным Временным правительством Франции на равных правах с другой великой державой. “Для Франции и России, — говорил де Голль, — быть объединенными — значит быть сильными, быть разъединенными — значит находиться в опасности. Действительно, это — непреложное условие с точки зрения географического положения, опыта и здравого смысла” {1255}. Советское правительство разделяло такую оценку значения советско-французского сотрудничества.

Таким образом, последовательная политика Советского Союза в значительной мере способствовала возвращению Франции в ряды великих держав.

Во второй половине 1944 г. актуальными были также проблемы, возникавшие в связи с выводом из войны бывшего сателлита гитлеровской Германии — Италии. Советский Союз придавал большое значение демократизации этой страны. Поддерживая инициативу Итальянской компартии, правительство Советского Союза выступило с предложением о преодолении политического кризиса в Италии путем создания правительства Национального единства. Это предложение нашло поддержку Консультативного совета по вопросам Италии, по рекомендации которого было сформировано правительство во главе с Бономи на широкой основе, с участием представителей ряда политических партий. Это способствовало дальнейшему развитию советско-итальянского сотрудничества, расширению взаимопонимания между двумя странами. В телеграмме Центрального Комитета Итальянской коммунистической партии И. В. Сталину от 11 ноября 1944 г. говорилось: “Лучшая часть итальянского народа всегда с ненавистью осуждала позорную фашистскую агрессию против советского народа. Мы смоем этот позор, уничтожая в нашей стране всякие остатки фашистской тирании. Мы глубоко признательны стране, которая разбила гитлеровские армии и сделала возможным начало нашего освобождения...” {1256}

Нормализация отношений между СССР и Италией, начавшаяся в марте 1944 г., получала дальнейшее развитие. 25 октября Советское правительство приняло решение установить с Италией дипломатические отношения в полном объеме {1257}.

С началом освобождения Советской Армией Польши, Чехословакии и Югославии вокруг проблем, касавшихся их общественно-политического устройства, внутри антигитлеровской коалиции развернулась острая [470] дипломатическая борьба. СССР решительно поддерживал антифашистские, демократические силы этих стран.

В рассматриваемый период Советский Союз, как и раньше, уделял большое внимание, проблемам Польши. Глава правительства СССР И. В. Сталин в послании Ф. Рузвельту от 24 июня 1944 г. напомнил о стремлении Советского правительства “видеть Польшу сильной, независимой и демократической, а советско-польские отношения — добрососедскими и основанными на прочной дружбе” {1258}. СССР считал необходимым содействовать созданию польского правительства на широкой демократической основе и добивался, чтобы в него вошли прежде всего представители прогрессивных сил, которые активно действовали на территории Польши под руководством Польского комитета национального освобождения, а также польские деятели, находившиеся в Англии.

Советский Союз продолжал оказывать всемерную поддержку Польскому комитету национального освобождения, который осуществлял важные демократические преобразования в стране, и первым признал Временное национальное правительство Польской республики, созданное ПКНО 31 декабря 1944 г. Когда президент Ф. Рузвельт предложил СССР отложить на будущее признание этого правительства, И. В. Сталин еще раз подтвердил неизменность позиции Советского правительства, поскольку “Польский Национальный Комитет все время оказывал и продолжает оказывать союзникам, в частности Красной Армии, важное содействие в борьбе против гитлеровской Германии, в то время как эмигрантское правительство в Лондоне вносит дезорганизацию в эту борьбу и тем самым помогает немцам” {1259}.

Продолжали успешно развиваться советско-чехословацкие отношения. Осенью 1944 г. эмигрантское правительство Чехословакии и лично президент Э. Бенеш неоднократно выражали признательность Советскому Союзу за помощь вооруженному восстанию в Словакии. “Чехословацкий народ не забудет этого дружеского отношения к нему Красной Армии, проявленного в такой момент, — писал Бенеш. — Вместе с тем эта помощь является доказательством того, что договор о союзе, заключенный между обоими нашими государствами, оказался вполне действенным при первом же представившемся случае” {1260}. Тем не менее эмигрантское правительство высказывало опасение, что Советский Союз якобы намерен нарушить Договор о дружбе, взаимной помощи и послевоенном сотрудничестве между Союзом Советских Социалистических Республик и Чехословацкой Республикой от 12 декабря 1943 г. Советское правительство рассеяло подобные опасения. “Прошу верить, — писал И. В. Сталин Бенешу, — что у советского правительства нет намерения нанести какой-либо ущерб интересам Чехословацкой Республики и ее престижу. Наоборот, советское правительство полно решимости оказать Чехословацкой Республике всяческое содействие в деле ее освобождения и восстановления” {1261}.

СССР продолжал оказывать всемерную внешнеполитическую поддержку демократической Югославии, активно помогал югославскому народу в его освободительной борьбе, решительно выступал за объединение всех сил, боровшихся против оккупантов и их пособников. [471]

В ответе на послание премьер-министра югославского эмигрантского правительства И. Шубашича в июне 1944 г. народный комиссар иностранных дел В. М. Молотов отмечал, что Советское правительство приветствует объединение всех сил, борющихся в Югославии против гитлеровцев и их ставленников и предателей югославского народа — Павелича, Недича, Михайловича, и готово поддержать такое правительство, которое будет создано на основе соглашения с И. Броз Тито {1262}.

Во время московских переговоров в октябре 1944 г. была отвергнута попытка британского премьера получить согласие Советского правительства на раздел Югославии и других Балканских стран на сферы влияния {1263}.

Черчилль в своих мемуарах утверждал, что на этих переговорах якобы была достигнута договоренность о таком разделе. Этот грубый вымысел авторы некоторых книг на Западе используют с целью извратить политику СССР периода второй мировой войны в отношении Югославии и других Балканских стран. То, о чем действительно договорились тогда в Москве по вопросу о Югославии, было точно изложено в итоговом коммюнике. Правительства СССР и Великобритании, говорилось в этом документе, “согласились проводить совместную политику в Югославии, с целью концентрации всей энергии против отступающих немцев и с целью разрешения югославских внутренних трудностей путем объединения Королевского Югославского Правительства и Национального Освободительного движения. Право югославского народа самому решить вопрос о своем будущем государственном устройстве после войны, конечно, признается неотъемлемым” {1264}.

СССР положительно отнесся к достигнутому в Белграде 1 ноября 1944 г. соглашению между И. Броз Тито и И. Шубашичем об образовании единого югославского правительства. 20 — 23 ноября в Москве состоялись беседы между руководителями СССР и Шубашичем. Советское правительство приветствовало стремление объединить все истинно демократические народные силы Югославии в борьбе против общего врага и в создании демократической федеративной Югославии {1265}. Однако из-за позиции короля Петра II и реакционных деятелей эмигрантского правительства, которых поддерживала Великобритания, в 1944 г. достигнутое соглашение не было претворено в жизнь.

Политика Коммунистической партии и Советского правительства в отношении Югославии, Польши и Чехословакии положила начало формированию международных отношений нового типа. Направленная на оказание эффективной помощи развивавшемуся в этих странах революционному процессу, она находила горячий отклик у прогрессивных сил, которые стремились вести свои народы по пути демократии и социализма.

В этот период дальнейшим расширением и углублением характеризовались взаимоотношения между СССР и Монгольской Народной Республикой. Советский Союз продолжал углублять и расширять братские политические и экономические отношения с этой страной. Непрерывно возрастал товарооборот между МНР и СССР. В 1944 г. по сравнению с 1942 г. он увеличился на 31,3 процента {1266}. Продолжал расти фонд помощи Советской Армии, созданный трудящимися МНР. На октябрь 1944 г. [472] он составлял 7 млн. тугриков. Кроме того, к этому времени Советскому Союзу было передано 10 855 лошадей, подаренных аратами, 1211 голов крупного рогатого скота и более 40 тыс. овец и коз {1267}.

В связи с выводом Румынии, Финляндии и Болгарии из войны на стороне Германии с этими странами были заключены соглашения о перемирии. Соглашения о перемирии с Румынией и Болгарией подписали представители советского Верховного Главнокомандования, уполномоченные правительствами СССР, США и Великобритании, а с Финляндией — представитель советского Верховного Главнокомандования с полномочиями от двух держав — СССР и Великобритании (США не находились в состоянии войны с этой страной). 22 декабря Временное национальное собрание Венгрии заявило о необходимости заключить соглашение о перемирии с СССР, Англией и США.

Советский Союз внес решающий вклад в разработку этих соглашений. При этом он исходил из необходимости обеспечить после разгрома агрессоров длительный и прочный мир. Подписанные документы содержали демократические, справедливые условия, явившиеся выражением интернационализма социалистического государства. Глава британской делегации посол Великобритании в Москве А. Керр по поводу великодушия советских требований о возмещении Финляндией убытков, причиненных ею Советскому Союзу, заявил, что весь мир будет удивлен и доволен мягкостью условий перемирия с Финляндией {1268}.

В соглашениях нашло отражение прекращение военных действий Румынии, Финляндии и Болгарии против Объединенных Наций и обязательство этих стран об участии их армий (кроме финской) в войне против гитлеровской Германии.

Контроль за выполнением условий перемирия возлагался на союзные контрольные комиссии, которые действовали под руководством советских представителей.

Шаги правительств Болгарии, Румынии и Финляндии по пути демократизации своих стран и выполнению условий перемирия неизменно встречали активную поддержку Советского Союза.

Сразу же после прихода к власти в Болгарии правительства Отечественного фронта ее войска начали боевые действия против вермахта. Правительство Болгарии 11 октября 1944 г. информировало Советский Союз о том, что вывод болгарских войск с греческой территории начался 10 октября, а эвакуация чиновников и передача административной власти уже закончены {1269}. Отвод болгарских частей из Греции завершился 25 октября 1944 г. {1270}.

До конца года были проведены судебные процессы над преступниками, которые вопреки воле болгарского народа вовлекли страну в фашистский блок. Советское правительство с согласия США и Великобритании удовлетворило просьбу правительства Отечественного фронта о передаче ему взятых под стражу бывших регентов Болгарии для суда над ними {1271}.

Вскоре после подписания соглашения о перемирии народная Болгария учредила в СССР свое политическое представительство. В одном из документов, переданных этим представительством народному комиссару внешней торговли СССР А. И. Микояну, говорилось: “Убежденные в [473] Ваших добрых желаниях, надеемся, что торговые связи между Болгарией и СССР будут развиваться до максимальных размеров на базе двусторонних интересов. Мы просим Вас протянуть вашу могучую руку нашей слабой и ограбленной немцами стране, чтобы помочь ей выйти из глубокой пропасти, в которую ее бросил немецко-фашистский разбойничий империализм” {1272}.

Советское правительство не оставило без внимания эту просьбу. Оно оказывало всемерную помощь болгарскому народу в строительстве новой жизни. В то же время представители США и Великобритании в Союзной контрольной комиссии в Болгарии противодействовали происходившим в стране прогрессивным переменам.

Еще в ходе подготовки соглашения о перемирии с Болгарией делегации США и Великобритании настаивали на том, чтобы все союзные страны, подписавшие его, имели право оккупировать болгарскую территорию. Американские представители выступили также с предложением не предоставлять Болгарии возможности распоряжаться своими активами без разрешения союзников. Но по настоянию советских представителей эти предложения не были включены в проект соглашения.

В сложной обстановке утверждались демократические порядки в Румынии, предусмотренные соглашением о перемирии. Правительство генерала К. Санатеску с первых же дней перемирия саботировало выполнение важных статей соглашения. Прогрессивные же силы Румынии под руководством коммунистической партии и при поддержке Советского Союза боролись за демократизацию страны, за радикальные социально-экономические преобразования.

Успешно осуществлялось соглашение о перемирии с Финляндией. Советское правительство приветствовало стремление финской общественности установить дружественные отношения с СССР и со своей стороны прилагало большие усилия, чтобы они складывались и развивались на основе взаимного уважения и сотрудничества. В своем выступлении 6 декабря 1944 г. видный политический деятель Финляндии Ю. Паасикиви отмечал, что СССР “признает само собой разумеющимся фактом государственную самостоятельность Финляндии и право ее народа на самоопределение. Это значит, что существуют предпосылки для добрососедских, основанных на доверии отношений между нашей страной и Советским Союзом...” {1273}. Твердая и последовательная политика СССР, направленная на добрососедское сотрудничество с Финляндией, помогла в те дни оформиться “линии Паасикиви”, ставшей впоследствии одной из важнейших основ внешней политики этой страны.

В истории Финляндии началась новая эпоха. С этого времени внутренняя и внешняя политика этой страны претерпела такие коренные изменения, что, по определению президента Финляндии У. Кекконена, “нынешнюю эпоху можно с полным правом назвать периодом второй Республики Финляндии” {1274}.

Существенную особенность имело в этот период внутреннее и внешнеполитическое положение Венгрии. Она состояла в том, что в конце 1944г. на территории страны еще шли военные действия. Созданное в Дебрецене Временное правительство контролировало пока лишь восточную часть страны, которая была освобождена советскими войсками. Его мероприятия по демократизации общественной жизни Венгрии находили всемерную поддержку СССР. [474]

Что касается дальневосточной политики Советского Союза, то она учитывала два важных обстоятельства: во-первых, существовавший советско-японский пакт о нейтралитете систематически нарушался японской стороной и, во-вторых, на Тегеранской конференции СССР, верный своему союзническому долгу, принял на себя обязательство вступить в войну против Японии после разгрома Германии.

В рассматриваемый период правящие круги Японии, разумеется, уже не могли помышлять о вторжении в Советский Союз. В обстановке коренного изменения соотношения сил в пользу антигитлеровской коалиции японское правительство пыталось предпринять в отношении СССР провокационные дипломатические маневры, стремилось расколоть антигитлеровскую коалицию. 6 ноября 1944 г. И. В. Сталин в докладе о 27-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции охарактеризовал милитаристскую Японию как агрессора. Мировая общественность расценила этот факт как свидетельство прочности боевого союза СССР, США и Великобритании.

Советское правительство поддерживало нормальные отношения с национальным правительством Китая, временно находившимся в Чунцине. Советский Союз оказывал дипломатическую и иную поддержку китайскому народу в его справедливой борьбе против японских захватчиков.

Интересам всей антифашистской коалиции служила и политика СССР в отношении нейтральных стран. Советское правительство проявляло уважение к тем из них, которые действительно соблюдали нейтралитет, постоянно стремилось удержать эти государства от содействия фашистским агрессорам и всячески способствовало переходу нейтральных стран на сторону антифашистской коалиции.

Итак, внешнеполитическая деятельность Коммунистической партии Советского Союза и Советского правительства во второй половине 1944 г. способствовала дальнейшему укреплению антифашистской коалиции, развалу фашистского блока, углублению процесса внешнеполитической изоляции гитлеровской Германии и империалистической Японии, расширению влияния Союза ССР среди нейтральных государств, процессу демократизации освобожденных стран. Постоянно росло число государств, выражавших официальное признание Советского Союза. Если перед войной СССР имел дипломатические отношения с 25 государствами, то к концу 1944 г. — уже с 41 государством. Во всем этом нашли убедительное проявление значительное укрепление международных позиций первой страны социализма, рост ее престижа на мировой арене как наиболее решительного и последовательного борца против фашизма, защитника свободы и социального прогресса народов.

Внешняя политика Советского Союза содействовала провалу замыслов реакционных кругов США и Англии по закабалению освобожденных стран Западной Европы, способствовала восстановлению их государственных границ, перекроенных гитлеровской Германией. Твердость и последовательность советской дипломатии, опиравшейся на растущую мощь Советского государства и его Вооруженных Сил, вынудили США и Великобританию в ряде случаев пересмотреть свои прежние позиции и подписать важные соглашения, касавшиеся судеб стран Центральной и Юго-Восточной Европы.

Советской дипломатии удалось отбить многочисленные попытки фашистской Германии и реакционных англо-американских кругов посеять недоверие нейтральных государств к политике Советского Союза.

В результате активной и целеустремленной внешнеполитической деятельности Коммунистической партии и правительства Советского Союза государства антигитлеровской коалиции во втором полугодии 1944 г. [475] приняли конструктивные решения по ряду важных международных вопросов.

Последовательно руководствуясь ленинским принципом классового подхода к проблемам международных отношений, Коммунистическая партия и Советское правительство, как и прежде, успешно защищали интересы социалистического государства и прогрессивных, демократических сил других стран.

Оглавление. Освобождение территории СССР и европейских стран

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.