Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Развал фашистского блока в Европе в 1944. Ослабление внешнеполитических позиций Японии

Обстановка, сложившаяся в середине 1944 г. в фашистском блоке, характеризовалась углублявшимся военно-политическим кризисом, вызванным успешным ходом наступательных операций Советских Вооруженных Сил и открытием Соединенными Штатами Америки и Англией второго фронта в Европе. К тому времени уже около года Германия и ее сателлиты вели войну без своего итальянского партнера. Гитлеровское руководство одной из своих главных внешнеполитических задач считало активизацию действий по подрыву антигитлеровской коалиции, “наведению мостов” для переговоров с США и Великобританией с целью заключения с ними сепаратного мира и предотвращения безоговорочной капитуляции.

Германия настойчиво предпринимала попытки установить контакты с американским и английским правительствами. Летом 1944 г. статс-секретарь МИД Э. Вейцзекер встречался в Ватикане с бывшим американским послом в Берлине X. Уилсоном и с шефом американской разведывательной службы за границей У. Донованом. В сентябре в Ватикане побывали новые немецкие эмиссары {1324}. Планы германских правящих кругов строились в расчете на резкое усиление противоречий в антигитлеровской коалиции. Так, 22 июля Германия предложила Великобритании организовать в Швейцарии встречу представителей двух стран по вопросу обмена [486] военнопленными {1325}. Несомненно, эту встречу предполагалось использовать для переговоров и по другим, более важным для Германии вопросам.

В конце 1944 г. И. Риббентроп в расчете на усиление противоречий в лагере антифашистской коалиции предпринял попытку вступить в сепаратные переговоры с прогерманскими кругами США и Англии. Такую активность Проявляли гитлеровские представители и в Ватикане, в нейтральных странах — Испании, Португалии, Швеции, Швейцарии. Однако им так и не удалось побудить США и Англию к заключению сепаратного мира.

Советское правительство не раз заявляло, что только безоговорочная капитуляция Германии может привести Европу к миру. Полного разгрома фашистской Германии требовали народы мира. Именно поэтому все попытки дипломатии агрессора, направленные на подрыв единства действий союзных держав, окончились провалом.

Используя факт вступления Советской Армии на территорию ряда зарубежных стран, фашистская дипломатия и пропаганда широко распространяли вымыслы об “экспорте революции”, о “советской угрозе” Западу и т. д. Это делалось в расчете на запугивание обывателя и на получение поддержки со стороны наиболее реакционных кругов США и Великобритании.

Другое важнейшее направление внешнеполитической деятельности руководства Германии в рассматриваемый период состояло в том, чтобы любой ценой сохранить и укрепить разваливавшийся фашистский блок, воспрепятствовать выходу из него стран-сателлитов, заставить их воевать до конца. Однако жизнь опрокинула расчеты гитлеровской дипломатии.

Первой в 1944 г. из фашистского блока была выведена Румыния, Ее правящие круги, отвергнув гуманные условия перемирия, предъявленные 12 апреля 1944 г. Советским правительством, летом в Каире вступили в переговоры с представителями США и Англии. Румынские дипломаты просили у них ввести в Румынию англо-американские войска, которые служили бы гарантом сохранения существовавшего политического режима в стране {1326}.

Гитлеровцам не удалось в полной мере выяснить содержание этих переговоров, хотя в Румынии и действовала разветвленная сеть немецкой агентуры. Между тем румынское правительство продолжало делать Берлину успокоительные заверения на этот счет. Поэтому Гитлер и его окружение по-прежнему считали Румынию своим верным союзником. Так, 24 июля Гитлер в беседе с командующим группой армий “Южная Украина” генералом Г. Фриснером сказал: “Маршал Антонеску искренне предан мне. И румынский народ, и румынская армия идут за ним сплоченно, как один человек” {1327}. При встрече 5 августа Антонеску вновь заверил фюрера в верности и желании совместно продолжать борьбу, а Гитлер обещал не бросать на произвол судьбы своего союзника {1328}.

Последующие события убедительно показали, что диктатура Антонеску не имела никакой опоры среди трудящихся. Используя победу советских войск в Ясско-Кишиневской операции, они 23 августа 1944 г, свергли ненавистный фашистский режим. 24 августа Румыния объявила войну Германии.

К лету 1944 г. серьезно подорванными оказались германо-финские отношения. Финляндия в результате наступления советских войск [487] в Карелии оказалась в критическом положении. Финское правительство обратилось к Германии за помощью {1329}. В то же время в правящих кругах страны зародились сомнения в целесообразности продолжения войны. Тогда 22 июня в Хельсинки прибыл Риббентроп, чтобы стабилизировать германо-финские отношения. Упрекнув оказавшихся в тяжелом положении финских союзников за то, что они отклоняются от совместной политики, он потребовал от Финляндии заверения о продолжении войны на стороне Германии. Это требование он сопроводил угрозой прекратить всякую помощь.

Тем временем военно-политическое положение Финляндии продолжало ухудшаться. Ее войска терпели одно поражение за другим. Росла внешнеполитическая изоляция страны. 30 июня США разорвали с ней дипломатические отношения. В финских общественных кругах все более усиливались оппозиционные настроения в отношении курса правительства. В этих условиях правящие круги решили сменить руководство государством.

Новый президент К. Маннергейм в ответе на поздравительную телеграмму Гитлера заверил, что финская армия вместе с вермахтом будет продолжать военные действия {1330}. Однако ход событий на советско-германском фронте и дальнейшее ухудшение внутриполитического положения в стране вынудили правительство Финляндии изменить это решение и попытаться выйти из войны. Оно сделало официальное предложение Советскому правительству начать переговоры о перемирии, а через несколько дней объявило о прекращении войны против СССР. С 15 сентября Финляндия находилась в состоянии войны с Германией.

Вслед за Финляндией из фашистского блока вышла Болгария. В предшествующий период войны, оставаясь союзницей Германии, она в то же время поддерживала дипломатические отношения с Советским Союзом. Когда же ход событий на фронтах, а также рост антифашистского движения в стране создали угрозу монархофашистскому режиму, правительство Багрянова, стремясь избежать “большевизации страны”, вступило в переговоры с англо-американскими дипломатами. Однако в августе 1944 г. в связи с приближением советских войск к границам Болгарии резко усилились ее колебания. С одной стороны, болгарское правительство, не желая идти на разрыв с фашистской Германией, не возражало против использования гитлеровским командованием болгарской территории, а с другой — лицемерно выражало добрые чувства к Советскому Союзу и заявляло о своем стремлении “сохранить” полный нейтралитет. Колебания Болгарии чувствовали и в Берлине. Гитлеровское руководство намеревалось в случае проявления ею враждебности к Германии применить оружие для защиты здесь своих интересов {1331}.

Радикально внешнеполитический курс Болгарии изменился с приходом к власти правительства Отечественного фронта в результате победы 9 сентября народного вооруженного восстания и успехов советских войск на Балканах. Оно разорвало всякие отношения с фашистской Германией, объявило ей войну и отдало приказ войскам начать активные боевые действия против вермахта совместно с Советской Армией.

Летом 1944 г. еще продолжала оставаться в фашистском блоке Венгрия. Объясняется это прежде всего тем, что с марта 1944 г. она находилась на положении оккупированной гитлеровцами страны. На венгерскую территорию советские войска вступили в конце сентября, и борьба за ее освобождение носила длительный и исключительно упорный характер. [488] Движение Сопротивления здесь не приняло широкого масштаба и не переросло в вооруженное восстание, как это имело место в Румынии и Болгарии.

Резкое обострение внутриполитической обстановки в Венгрии наступило сразу же после событий в Румынии. Под влиянием побед Советской Армии значительно усилились колебания и разногласия в венгерских правящих кругах. 29 августа было сформировано новое правительство во главе с генералом Г. Лакатошем. Гитлеровцы не очень доверяли ему, но надеялись, что Лакатош будет продолжать войну с Советским Союзом.

Во второй половине сентября служба безопасности совместно с командованием вермахта разработала план операции “Панцерфауст”. Он предусматривал создание более послушного Германии правительства и свержение Хорти в случае, если он пойдет по стопам короля Румынии.

Тем временем обстановка в Венгрии все более обострялась. Воспользовавшись колебаниями Хорти, гитлеровцы подтянули к Будапешту новые танковые и полицейские части, батальоны парашютных войск и подразделения СС. 15 октября по указанию фюрера Гудериан отдал приказ, по которому Венгрия объявлялась зоной операций германских войск, а части венгерской армии передавались под германское командование {1332}. Вечером того же дня в Будапеште нилашисты заняли все опорные пункты, а их главарь Салаши выступил по радио с призывом продолжать войну “до победного конца”.

На следующий день был приведен в действие план “Панцерфауст”. На смену павшему хортистскому режиму к власти пришли нилашисты, являвшиеся открытыми марионетками гитлеровцев.

Тем временем Советская Армия освободила значительную часть Венгрии. Образованное в Дебрецене Временное правительство 24 декабря запросило у правительства СССР перемирия, а 28 декабря объявило войну Германии.

Кроме нилашистской части Венгрии сателлитом фашистской Германии оставалась марионеточная “республика Сало” на севере Италии. Она составляла меньшую часть страны, но в ее распоряжении находилось почти четыре пятых итальянского промышленного потенциала {1333}. Фабрики и заводы, а также деятельность администрации Северной Италии были поставлены под прямой немецкий контроль. Гитлеровцы использовали все ресурсы этой республики в своих интересах {1334}.

Таким образом, к концу 1944 г. завершился развал блока фашистских государств в Европе, где Германия потеряла всех своих партнеров. Еще остававшиеся верными ей марионеточные правительства в западной части Венгрии и на севере Италии не могли оказать существенной помощи гитлеровскому рейху.

Важным направлением усилий фашистской дипломатии в рассматриваемый период было стремление укрепить отношения Германии с нейтральными странами с целью не допустить их перехода на сторону антигитлеровской коалиции и продолжать получать от них сырье для своей военной промышленности. Однако и в этом гитлеровскому руководству не удалось добиться успехов. С развалом фашистского блока еще более усилился процесс международной изоляции Германии: от нее отмежевались и многие нейтральные страны.

Испания, видя, что дело идет к поражению гитлеровцев, предприняла ряд попыток сблизиться с Англией и США. В октябре ее посол в Лондоне граф Альба по поручению Франко заявил представителям английского [489] правительства, что его страна якобы никогда не была связана союзом с державами оси и что франкистский режим не является помехой для сотрудничества с союзниками в деле обеспечения мира. А 4 ноября лицемерно подчеркнул это сам Франко в интервью корреспонденту агентства “Юнайтед пресс” {1335}.

Произошло дальнейшее ослабление германо-шведских торгово-экономических связей. Под влиянием событий на фронтах войны Швеция значительно уменьшила поставки Германии различных видов сырья, прекратила с 7 июля экспорт судов, а 9 сентября запретила всякие транзитные перевозки для Германии, за исключением транзита больных, раненых и медикаментов. Тем не менее в 1944 г. на долю рейха еще приходилось 40 процентов шведского экспорта {1336}.

2 августа 1944 г. разорвала дипломатические отношения с Германией Турция. Хотя этот акт и носил формальный характер, он способствовал дальнейшей внешнеполитической изоляции гитлеровского рейха. Однако во время прощальной аудиенции немецкого посла Ф. Папена президент И. Инёню предложил свои посреднические услуги, если при определенных обстоятельствах Гитлер счел бы их полезными {1337}.

Не в лучшем положении, чем Германия, находился и ее дальневосточный союзник. Правящие круги Японии предприняли ряд маневров, чтобы вывести страну из кризисного состояния, в котором она оказалась в результате поражений японских войск и флота на Тихом океане.

С приходом к власти правительства К. Койсо существенных изменений во внешнеполитическом курсе Японии не произошло. Как и раньше, в стране провозглашались лозунги “единства нации Ямато”, “преодоления национального кризиса” и т. д. Хотя создавшееся положение оценивалось японским правительством как крайне неблагоприятное, тем не менее оно все еще делало заявления о своей решимости “вести войну до победного конца”.

Одним из главных направлений внешней политики кабинета Койсо по-прежнему оставалось военно-политическое сотрудничество с гитлеровцами. 23 июля глава кабинета заявил: “Япония будет продолжать укреплять свои связи с Германией для достижения общих военных целей” {1338}. В таком духе неоднократно выступал и министр иностранных дел М. Сигемицу. Он подчеркивал “непоколебимость” японо-германского военного союза. Японский посол в Берлине X. Осима также заверял Гитлера в верности Японии союзу с Германией {1339}.

Вместе с тем, отдавая себе полный отчет о последствиях, которые мог иметь для Японии крах Германии, японские правящие круги принимали соответствующие меры. В частности, в утвержденных 19 августа 1944 г. высшим советом по руководству войной “Основных положениях по дальнейшему руководству войной” допускалась возможность посредничества японцев в заключении мира между СССР и Германией {1340}. По этому вопросу министр иностранных дел Сигемицу беседовал с германским послом Штаммером, а посол в Германии Осима — с Гитлером, который не дал своего согласия на такое посредничество. Тем не менее Сигемицу в сентябре [490] официально поставил перед правительством СССР вопрос о намерении послать в Москву специальную миссию во главе с бывшим премьер-министром К. Хирота. Советский Союз, верный своему союзническому долгу, категорически отверг всякое посредничество между СССР и Германией {1341}.

Маневры японской дипломатии объяснялись желанием не только предотвратить поражение Германии, но и удержать свои собственные позиции на Дальнем Востоке путем “почетного” выхода из войны.

Новым направлением японской внешней политики было стремление установить контакты с державами антигитлеровской коалиции. Правящие круги Японии все активнее стали искать пути “улучшения” отношений с СССР. Этому пыталась препятствовать Германия. Она предпринимала различные шаги, чтобы поддерживать советско-японские отношения в напряженном состоянии, толкая японцев на всевозможные провокационные действия. Так, в декабре встал вопрос о переброске в Токио персонала германского военно-воздушного атташе У. Кесслера. В Берлине решили для этого предпринять перелет четырехмоторного “Юнкерса-290” из Норвегии через советскую территорию с посадкой на японском острове Хоккайдо. Однако Осима не согласился с этим, мотивировав свой отказ нежеланием усугублять напряженность в советско-японских отношениях {1342}.

В меморандуме Сигемицу под названием “Дипломатические меры, которые следует предпринять в отношении Советского Союза”, представленном в сентябре 1944 г. высшему совету по руководству войной, содержалось предложение просить СССР о посредничестве в переговорах между Токио и Чунцином {1343}. Получив отказ в Москве, правительство Японии решило обратиться к США и Англии. Правительство Койсо вошло в доверительную связь с послом Швеции В. Багге по вопросу налаживания контактов с английским и американским правительствами. Определяя различные варианты “почетного мира”, японское правительство возлагало немалые надежды на реакционные круги США. Вместе с тем оно рассчитывало, что наступательные действия в Китае и широковещательные заявления о “твердой” позиции Японии облегчат заключение мира с Китаем, сохранение за ней Тайваня и Кореи.

В этот период японские правящие круги стремились наладить непосредственные контакты и с Чан Кай-ши, чтобы договориться с ним о мире. 19 августа 1944 г. командование японских войск в Китае сделало заявление о стремлении Японии поддерживать “дружественное сотрудничество” не только с нанкинским правительством Ван Цзин-вэя, но и с правительством Чан Кай-ши {1344}. Осенью 1944 г. в Шанхае побывали в разное время барон Т. Миягава и опытный политический деятель К. Угаки. Однако их миссии не достигли своих целей.

В чунцинских правительственных кругах стало известно, что в октябре 1944 г. министр финансов нанкинского правительства Чжоу Фо-хай направил на имя Чан Кай-ши письмо с предложением о заключении мира между Китаем и Японией. В письме, в частности, говорилось о том, что японское правительство заинтересовано в прекращении войны. Министр также писал, что если Чан Кай-ши не пойдет на заключение мира, то японцы проведут свои решающие сражения с американо-английскими войсками на китайской территории, что приведет к окончательному развалу китайской экономики. Кроме того, отмечалось, что наводнение Китая [491] американскими войсками поставит его в полную зависимость от США. В конце письма Чжоу Фо-хай настоятельно рекомендовал Чан Кай-ши заключить мир с Японией и одновременно помочь ей прийти к мирному соглашению с США и Англией {1345}.

В Азии японцы свои истинные цели по-прежнему прикрывали провозглашенными в конце 1943г. пятью демагогическими “моральными принципами великой Восточной Азии” (освобождение Азии от колониальной зависимости; свобода ее народов на основе равноправия и экономического сотрудничества; защита их от посягательств и эксплуатации чужеземных держав; осуществление принципа открытых дверей как в области экономики, так и в области культуры; установление отношений со всеми государствами на основе равноправия и взаимоуважения) {1346}. Эти принципы широко пропагандировались, но не осуществлялись. 7 сентября 1944 г. японское правительство заявило о своем решении предоставить “независимость” бывшей Нидерландской Индии (Индонезии) {1347}. Под эгидой японцев было также создано временное правительство “Свободная Индия” {1348}. Однако эти акты носили чисто формальный характер. Положение оккупированных японцами территорий оставалось прежним.

Своей политикой в Восточной и Юго-Восточной Азии японские правящие круги пытались также вбить клин между США и Англией, используя разногласия между этими государствами по колониальному вопросу {1349}.

Итак, во втором полугодии 1944 г. в результате сокрушительных ударов Советской Армии, широкой освободительной борьбы народных масс и активизации военных действий союзников завершился развал блока фашистских государств в Европе. Большинство сателлитов гитлеровской Германии обратило оружие против своего бывшего хозяина. К концу 1944 г. 44 государства находились в состоянии войны с Германией, из них 5 объявили ей войну во второй половине года. Потерпели провал попытки гитлеровской дипломатии внести раскол в антифашистскую коалицию, заключить сепаратный мир с США и Англией на антисоветской основе.

С прекращением рядом нейтральных стран дипломатических отношений с Германией еще более усилилась ее изоляция на международной арене.

Значительно подорванными оказались и позиции милитаристской Японии. Дипломатия Токио маневрировала, прибегала к различным средствам и методам, чтобы улучшить положение Японии и спасти ее европейского союзника. Однако все эти усилия заканчивались неудачей. Безуспешными были и попытки Японии вывести Китай из войны на стороне антифашистской коалиции.

Оглавление. Освобождение территории СССР и европейских стран

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.