Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Положение стран-участниц второй мировой к началу 1945 г.

К началу 1945 г. страны антигитлеровской коалиции добились огромных успехов в борьбе с гитлеровской Германией и милитаристской Японией. Мощные удары Советских Вооруженных Сил, а также успехи американо-английских войск и сил движения Сопротивления привели к окончательному распаду фашистского блока в Европе: Италия, Финляндия, Румыния, Болгария и Венгрия были выведены из войны на стороне Германии и объявили ей войну. Стало очевидным, что отчаянные попытки гитлеровских руководителей продлить свое существование и избежать полного поражения в войне обречены на провал. Успешное наступление вооруженных сил союзников привело и к ухудшению положения милитаристской Японии: военные действия приближались к метрополии.

В итоге напряженных сражений 1944 г. советская территория, за исключением северо-западной части Латвийской ССР (Курляндия), была освобождена от захватчиков. Выполняя историческую интернациональную задачу, Советские Вооруженные Силы при содействии борцов движения Сопротивления изгнали оккупантов и их ставленников из Румынии, Болгарии, части Норвегии, Польши, Чехословакии, Венгрии. В результате совместных действий советских войск и Народно-освободительной армии Югославии, а также болгарских войск осенью 1944 г. была освобождена большая часть Сербии и столица Югославии Белград. После освобождения восточных районов страны Народно-освободительная армия Югославии создала фронт от реки Драва до Адриатического моря.

Народы государств Центральной и Юго-Восточной Европы, избавленные от фашизма, добились первых успехов в революционных и демократических преобразованиях и стали активнее участвовать в разгроме агрессора. Советская внешняя политика была направлена на оказание политической и экономической помощи народам освобождаемых стран при соблюдении принципов невмешательства в их внутренние дела. Благодаря усилиям СССР соглашения о перемирии с Румынией, Болгарией, Финляндией и Венгрией носили справедливый, демократический характер. Народы освобождаемых стран под руководством коммунистических и рабочих партий развернули активную борьбу против внутренней реакции и той части национальной буржуазии, которая скомпрометировала себя сотрудничеством с захватчиками. Народно-демократические силы укреплялись, что увеличивало возможность участия этих государств в окончательном разгроме фашизма. Усиливались также их всесторонние связи с Советским Союзом. [11]

На западном фронте американо-английские войска, очистив от оккупантов Францию, Бельгию и Люксембург, продвинулись с юга в Нидерланды и подошли к границе Германии. В Бельгии они отразили предпринятое немецко-фашистским командованием контрнаступление в Арденнах. На итальянском фронте союзники, изгнав противника из Южной и Центральной Италии, вели бои на севере этой страны. Военные действия на западе хотя и сковали значительные силы вермахта, но не привели к отвлечению его войск и боевой техники с советско-германского фронта, куда, как и раньше, перебрасывались новые дивизии.

На обстановку в мире и характер международных отношений огромное влияние оказывали победы, одержанные Советской Армией. В тяжелом, кровопролитном единоборстве она собственными силами, без достаточно эффективной до середины 1944 г. помощи со стороны союзников, не только остановила врага, но и разгромила его лучшие части и соединения, почти полностью освободила свою территорию и перенесла боевые действия за пределы Родины. Это убедительно подтверждает решающую роль СССР в борьбе против гитлеровской Германии, жизненную силу и непобедимость социалистического строя.

Победы Советских Вооруженных Сил явились важнейшим фактором упрочения внешнеполитического положения СССР. Его авторитет как главной силы антигитлеровской коалиции неизмеримо вырос. Свидетельство тому — расширение дипломатических связей Советского Союза с другими странами: если к началу Великой Отечественной войны он имел дипломатические отношения с 25 государствами, то к 1945 г. — уже с 41 государством.

Основной задачей советской внешней политики оставалась борьба за полную изоляцию фашистского агрессора, за укрепление антигитлеровской коалиции с целью успешного завершения войны. Правительство СССР предпринимало все усилия для продолжения совместно с США и Англией борьбы до безоговорочной капитуляции Германии. В 1944 г. произошло не только расширение коалиции, но и усиление военного сотрудничества ее ведущих держав — СССР, США и Великобритании. Это проявилось прежде всего в открытии второго фронта в Западной Европе. Согласованные военные действия союзников знаменовали победу принципов коалиционной стратегии, что также имело большое международное значение. Таким образом, с середины 1944 г. начали претворяться в жизнь решения Тегеранской конференции об общем согласовании действий в войне против Германии, а после победы над ней — и против милитаристской Японии. Об упрочении коалиции свидетельствовали и растущие военно-политические, экономические и культурные связи СССР прежде всего с Соединенными Штатами Америки, Великобританией и Францией. Из США в Советский Союз продолжались поставки военных материалов по ленд-лизу. Развивалось широкое сотрудничество СССР с Великобританией. Однако по мере приближения окончания войны как в британской, так и в американской внешней политике стали усиливаться антисоветские тенденции.

Большое значение для консолидации сил антигитлеровской коалиции имело крепнущее содружество народов СССР и Франции. Советское правительство неизменно придерживалось той точки зрения, что франко-советское сотрудничество должно стать одной из основ прочного мира в Европе, что без участия Франции невозможно успешное решение важнейших проблем европейской безопасности.

По мере приближения победы перед советской дипломатией встали задачи выработки согласованных планов по ряду проблем, связанных с завершением войны и организацией послевоенного мира. Накопленный опыт показал, что назревшие проблемы союзники могут решать только [12] на базе равноправного сотрудничества. Внешняя политика СССР была направлена на то, чтобы заложить основы прочного послевоенного мира и международной безопасности.

Важнейшее место в отношениях между СССР и его союзниками занимал вопрос о создании и характере деятельности новой международной организации, которая не допустила бы повторения ошибок Лиги Наций, выработала действенные практические меры для ограждения человечества от угрозы возрождения фашизма, для обеспечения безопасности народов, их свободы и независимости.

Правительства СССР, США и Великобритании уделяли постоянное внимание вопросу принятия согласованных решений о государственном устройстве Германии после ликвидации фашизма, что также было непосредственно связано с проблемами послевоенной международной безопасности. Однако по германскому вопросу между великими державами продолжали оставаться серьезные разногласия. От англо-американской программы веяло духом империалистического соперничества. Это была программа уничтожения Германии как конкурента на мировом рынке и превращения ее в послушное орудие политики США и Великобритании. Советское правительство на протяжении всей войны выступало против отождествления гитлеровской клики с немецким народом, отвергало политику мести, национального унижения немцев или их угнетения. Только таким путем, считало правительство СССР, можно было обеспечить реальные условия для послевоенного развития Германии как единого миролюбивого и демократического государства. Большое значение во внешней политике СССР приобретали вопросы, связанные с определением правового положения советских войск, вступивших на территории союзных стран и стран — бывших сателлитов гитлеровской Германии, а также с подготовкой соглашений с ними о перемирии.

Таким образом, перед союзными державами вставала объективная необходимость решения ряда политических проблем, возникших в связи с приближением окончания войны.

Перед завершающими сражениями 1945 г. Советское государство было прочным и незыблемым, как никогда ранее. Благодаря огромной организаторской и идеологической деятельности Коммунистической партии и преимуществам социалистической системы хозяйства удалось добиться значительного роста военно-экономического потенциала страны. Самоотверженный труд советского народа обеспечил большие достижения в развитии промышленности, транспорта, сельского хозяйства, в науке и технике. В 1944 г. выпуск промышленной продукции возрос по сравнению с 1943 г. на 15,3 процента и превысил уровень 1940 г. на 4 процента. Строительство новых электростанций и наращивание производственных мощностей позволили повысить производство электроэнергии на 21,4 процента. Однако положение в этой области оставалось напряженным. Потребности в электроэнергии росли быстрее ввода новых мощностей и восстановления их в освобождаемых районах. Улучшилось положение в угольной промышленности. В 1944 г. было добыто угля на 30,4 процента больше, чем в 1943 г. Нефтяная промышленность, хотя и с напряжением, удовлетворяла потребности фронта и народного хозяйства.

Важной проблемой оставалось снабжение военной промышленности металлом. Впервые за годы войны не только прекратилось снижение добычи железной руды, но и обозначился ее подъем, а увеличившаяся добыча марганцевой руды улучшила обеспечение ею черной металлургии. Осуществлялось строительство новых и восстановление старых металлургических предприятий. В результате принятых мер выплавка стали возросла по сравнению с 1943 г. на 28,5 процента, чугуна — на 30,5 процента, проката черных металлов — на 28,4 процента. Несмотря на значительные [13] успехи тяжелой индустрии, объем ее производства был ниже довоенного: сказывались последствия того огромного ущерба, который был нанесен оккупантами промышленным центрам страны. Поэтому промышленность восточных районов по-прежнему была основной базой военной экономики.

Немалые трудности в годы войны испытывала легкая промышленность. Однако начавшееся в 1943 г. увеличение выпуска продукции продолжалось и в 1944 г., что позволило справляться с обеспечением фронта. К началу 1945 г. темпы производства гражданской продукции несколько превысили темпы роста военной промышленности. Принятые меры по повышению выпуска продовольственных товаров, а также восстановление части предприятий пищевой промышленности в освобожденных районах позволили в основном снабжать фронт и тыл продуктами питания.

Сложные задачи решал советский транспорт. В связи с перенесением военных действий за пределы Советского Союза дальность перевозок воинских и народнохозяйственных грузов возросла. Трудность состояла и в том, что отечественная транспортная сеть была сильно разрушена, а заграничные железные дороги имели более узкую колею, вследствие чего пропускная способность железных дорог оказалась недостаточной. Это повысило роль морских и речных коммуникаций, протяженность которых к тому времени значительно возросла.

Центральный Комитет Коммунистической партии и Советское правительство неоднократно обращали внимание партийных и советских организаций на оказание помощи транспорту. Были увеличены бюджетные ассигнования на восстановление железнодорожного транспорта и его капитальное строительство. Большую помощь в улучшении его работы оказывали военные и гражданские строительные организации. В восстановлении транспорта на освобожденных территориях Польши, Чехословакии, Румынии, Венгрии активное участие принимало местное население, что способствовало ускорению ввода стальных магистралей.

В годы войны подтвердились великие преимущества социалистического сельского хозяйства в укреплении военной мощи страны. Несмотря на громадные трудности, оно выдержало испытание войной и показало свою жизнеспособность. Освобождение Советской Армией Украины и Белоруссии, Молдавии и Прибалтики позволило в 1944 г. расширить посевные площади. Валовой сбор зерновых культур по сравнению с 1943 г. возрос на 19,7 и составил 49,1 млн. тонн {2}. Таким образом, в 1944 г. спад сельскохозяйственного производства прекратился, в его развитии наметились положительные сдвиги. Но рост произошел лишь по сравнению с критическим 1943 г. Сельское хозяйство только начало выходить из тяжелого положения, сложившегося в середине войны. Выполняя священный долг перед Родиной, труженики сельского хозяйства в 1944 г. сдали государству 21,6 млн. тонн зерна, что было на 76 процентов больше, чем в предыдущем году. Кроме обязательных поставок в фонд армии дополнительно было отчислено более 1,8 млн. тонн {3}. По сравнению с 1943 г. увеличилось поголовье крупного рогатого скота (с учетом освобожденных районов), а также овец, коз и свиней. Советское сельское хозяйство, несмотря на недостаток рабочей силы и техники, обеспечивало фронт и тыл продовольствием, а промышленность — сырьем. Колхозы и совхозы на освобожденных от врага территориях залечивали тяжелые раны войны.

Как и в предыдущие годы, выполнение планов являлось непреложным законом военной промышленности. Предприятия, выпускавшие военную продукцию, в первую очередь получали электроэнергию, топливо, машины, [14] станки, сырье. Освобождение почти всей территории страны, разгром крупных группировок противника, полное владение советскими войсками стратегической инициативой оказали определенное влияние на развертывание военного производства.

Несмотря на некоторое сокращение выпуска отдельных видов вооружения и боевой техники, потребности фронта удовлетворялись полностью, так как были накоплены необходимые резервы, улучшилась организация ремонта, сократились потери на фронте. Устаревшие образцы боевой техники заменялись более совершенными. Обеспечение фронта боеприпасами составляло важнейшую задачу военной промышленности. Увеличился выпуск артиллерийских боеприпасов среднего и крупного калибров, а также снарядов к противотанковым пушкам.

В 1944 г. военная промышленность Советского Союза достигла наивысшего уровня за все годы войны. На завершающем ее этапе лозунг «Все для фронта, все для победы!» оставался главным для трудящихся страны. Коммунистическая партия последовательно проводила в жизнь ленинский принцип планомерной концентрации сил и средств для удовлетворения военных нужд. Центральный Комитет партии и Советское правительство, исходя из сложившейся обстановки, приняли решение перевести часть экономических мощностей на выпуск мирной продукции и товаров народного потребления.

Высокая организация труда и огромный энтузиазм масс обеспечивали успешное выполнение и заказов фронта, и народнохозяйственных планов. Под руководством партийных, советских, профсоюзных и комсомольских организаций трудящиеся развернули соревнование за всемерное использование резервов производства, повышение производительности труда, быстрейшее восстановление хозяйства в освобожденных районах.

Беспримерный трудовой подвиг совершали советские женщины и молодежь. Они вынесли на своих плечах значительную тяжесть труда на фабриках и заводах, в колхозах и совхозах. Особенно увеличилась доля женского труда в сельском хозяйстве. В 1944 г. в общественном хозяйстве колхозов тыловых областей среди трудоспособных колхозников женщины составляли более 75,8 процента {4}. В трудные годы войны, воспитанная партией и Ленинским комсомолом, молодежь показывала высокую политическую сознательность, являясь инициатором многих патриотических начинаний. Только в военной промышленности рабочие в возрасте до 25 лет составляли от 40 до 60 процентов общей численности всех рабочих {5}.

Руководящей и направляющей силой советского народа была Коммунистическая партия. Направляя работу Советов депутатов трудящихся, профсоюзов, комсомола, партия мобилизовала все силы народа на окончательный разгром врага. В промышленности и на транспорте, в колхозах и совхозах коммунисты и их верные помощники — комсомольцы были в авангарде борьбы за выполнение планов. За годы военных испытаний партия еще больше упрочила связи с массами. Всего на 1 января 1945 г. она насчитывала более 5 760 тыс. коммунистов (членов и кандидатов в члены партии), в том числе в территориальных партийных организациях — около 2 730 тыс. коммунистов (47,4 процента общего числа коммунистов). В стране имелось 228 948 первичных партийных организаций, 16 704 кандидатских и 4210 партийно-комсомольских групп {6}. [15]

Перспективы перевода экономики на мирные рельсы, восстановление народного хозяйства в освобожденных районах требовали расширения демократических прав в партийной работе, усиления коллективности в деятельности партийных органов, соблюдения предусмотренных Уставом партии сроков отчетов и выборов, созыва пленумов партийных организаций и собраний актива. В 1944 г. состоялся ряд краевых и областных партийных конференций. Несколько улучшилось дело с проведением отчетов и выборов в городских и районных организациях. На них подводились итоги деятельности партийных организаций за прошедшие годы войны.

Коммунистическая партия проводила большую работу по восстановлению партийных органов и партийных организаций на освобожденной от врага территории западных областей РСФСР, Белоруссии, Украины, а также в Латвии, Литве, Эстонии и Молдавии. Тысячи коммунистов были отозваны с фронта для работы в тылу. К 1 января 1945 г. только в Смоленскую область из партизанских отрядов и рядов Советской Армии вернулись более 2 тыс. коммунистов {7}.

Партия усилила работу по подготовке и воспитанию руководящих кадров. За годы войны из запаса были призваны в Вооруженные Силы свыше 194 тыс. политработников, в том числе около 14 тыс. руководящих партийных работников. В результате сменились почти все секретари, заведующие отделами и инструкторы райкомов {8}.

К началу 1945 г. остро встал вопрос о подготовке кадров для территориальных организаций. Был открыт прием во вновь созданную заочную Высшую партийную школу, где начали обучение свыше 4 тыс. руководящих работников областей, краев и республик, в их числе 390 секретарей обкомов, крайкомов и ЦК компартий союзных республик, 352 председателя облисполкома и их заместителя, более 350 заведующих отделами парткомов, 270 комсомольских работников {9}. Возобновили работу Ленинские курсы при ЦК партии, где проходили подготовку 300 секретарей горкомов и райкомов. При обкомах, крайкомах, ЦК компартий союзных республик стали функционировать годичные партийные школы.

Руководящие кадры партии успешно решали сложные задачи политического руководства народнохозяйственным строительством, а также мобилизации сил и средств на окончательный разгром врага.

Основное содержание идеологической работы и ее направленность были определены постановлениями Центрального Комитета в 1944 г. В принятых решениях определялись формы и методы партийной пропаганды, политической агитации в массах, анализировались результаты и уровень деятельности партийных организаций в этом направлении. В постановлениях ЦК партии подчеркивалось, что только углубленное изучение марксистско-ленинской теории может помочь партийным, советским и хозяйственным работникам правильно оценивать и разъяснять массам происходившие события.

Решения ЦК партии по идеологическим вопросам способствовали улучшению деятельности ЦК компартий союзных республик, крайкомов, обкомов, райкомов, всех партийных организаций по идейно-политическому воспитанию советского народа и его воинов. Была усилена борьба с проявлениями великодержавного шовинизма и местного национализма, работа по воспитанию трудящихся в духе интернационализма.

Деятельность партии подняла патриотизм советских людей на более высокую ступень, укрепила дружбу между народами. «В трудовых свершениях [16] прошедшего полувека, в ратных подвигах Великой Отечественной войны, — отмечал Генеральный секретарь ЦК КПСС Л. И. Брежнев, — выросло и закалилось нерушимое единство всех классов и социальных групп, наций и народностей нашей страны» {10}.

Экономическое, политическое и военное положение основных союзников СССР по антигитлеровской коалиции — США, Великобритании и Франции — в значительной степени определялось условиями, сложившимися для них в ходе войны. Народ Франции, испытавший горечь военного поражения, переживал последствия фашистской оккупации. Англия подверглась ударам германской авиации. Однако как английский, так и американский народы не испытали ужасов вражеского нашествия и связанных с ним огромных разрушений, людских и материальных потерь.

Монополии США в значительных размерах сбывали товарную продукцию на рынках союзных государств. Это позволило за 1941 — 1944 гг. широко развить производительные силы страны, что привело к огромному обогащению монополий. Используя положение кредитора и поставщика военных материалов для выкачивания золотых ресурсов союзников, они захватили таким образом свыше трех четвертей мировых запасов золота капиталистических стран {11}.

В годы войны в Соединенных Штатах Америки наблюдался процесс ускоренного развития государственно-монополистического капитализма. Государство усиливало свое вмешательство в экономическую и социальную сферы. Совокупный общественный продукт страны в 1944 г. вырос более чем в два раза по сравнению с 1929 г., его объем оценивался в 211,4 млрд. долларов {12}. В 1944 г. был достигнут наивысший за время войны среднегодовой уровень производства электроэнергии, добычи угля, выплавки чугуна {13}. Вместе с тем во втором полугодии наметился некоторый спад в выработке электроэнергии, выплавке чугуна и стали, производстве алюминия, выпуске грузовых автомобилей.

В военной промышленности в связи с достаточной обеспеченностью армии самолетами, полевыми и противотанковыми орудиями, бронеавтомобилями, бронетранспортерами и разведывательными автомашинами наметилось снижение их производства. При этом увеличился выпуск тяжелых орудий, минометов и реактивных противотанковых ружей. Много внимания уделялось производству боеприпасов к тяжелым орудиям, а также авиационных бомб. Широкое развитие получило производство различных типов радарных установок. Завершались работы по созданию атомной бомбы. В 1944 г. было выпущено 96,3 тыс. самолетов — наибольшее годовое производство в ходе войны {14}. Принимались меры по увеличению производства бомбардировщика дальнего действия — Б-29. В сравнении с предыдущим годом в 1944 г. боевых кораблей, десантных и вспомогательных судов было построено больше как по количеству, так и по тоннажу. Однако в целом строительство боевых кораблей основных классов уменьшилось с 262 единиц в 1943 г. до 217 в 1944 г. {15}.

Продолжался процесс дальнейшей концентрации промышленности. На исходе войны 62 процента рабочих были заняты на предприятиях крупнейших монополий, составлявших лишь 2 процента всех фирм США, [47] a 100 основных корпораций выполняли две трети военных заказов. Соответственно этому распределялись и прибыли монополий, достигшие огромных размеров. Мобилизация в армию и рост занятости рабочих в промышленности способствовали почти полной ликвидации безработицы в стране {16}. В военной промышленности даже имела место нехватка высококвалифицированных рабочих.

В связи с военной конъюнктурой улучшилось положение в сельском хозяйстве. В 1944 г. оно дало продукции на 36 процентов больше, чем в среднем за каждый 1935 — 1939 гг. {17}. Валовой сбор зерновых культур составил 132,1 млн. тонн и был наивысшим за военные годы. Благодаря большому спросу на сельскохозяйственные продукты в самой стране и за ее пределами доход фермеров увеличился с 2,3 млрд. долларов в 1940 г. до 9,5 млрд. в 1945 г. {18}. В то же время вследствие усиления монополий продолжалось разорение мелких фермеров. С 1940 по 1945 г. количество ферм в США сократилось почти на четверть миллиона {19}. Положение сельскохозяйственных рабочих по-прежнему оставалось тяжелым. Сохранилась дискриминация негритянского населения, мало выросла заработная плата неквалифицированных рабочих.

Усилия рабочего движения в годы войны были направлены прежде всего на мобилизацию всех средств для разгрома фашизма. Учитывая антифашистский характер войны, прогрессивные силы призывали воздерживаться от забастовок. Однако в ряде случаев, когда монополии нарушали условия коллективных договоров, рабочие, чтобы отстоять уже завоеванные права, выступали против предпринимателей. В 1944 г. в стране произошло 4956 стачек, в которых участвовало 2 120 тыс. человек {20}.

То обстоятельство, что Соединенные Штаты Америки совместно с Советским Союзом вели борьбу против гитлеровской Германии, способствовало росту демократических настроений в стране. Американский народ стремился к сохранению и укреплению союзнических отношений между двумя великими державами. Многие рабочие и фермерские организации выступали за укрепление сотрудничества участников антифашистской коалиции в деле окончательного разгрома агрессоров и решения послевоенных международных проблем.

Вместе с тем рабочее движение в США оказалось идеологически и политически ослабленным. В его руководстве получили распространение оппортунистические воззрения о трансформации американского капитализма в «прогрессивный». По важнейшему вопросу — о роли американского империализма в послевоенном мире — рабочее движение не смогло занять правильных позиций. Правительственные круги США, которые прилагали немало усилий, чтобы предотвратить самостоятельные действия рабочего класса, нашли поддержку со стороны Э. Браудера и его единомышленников, находившихся в руководстве коммунистической партии. Браудер выдвинул оппортунистический тезис о том, что в интересах «национального единства» коммунисты должны сотрудничать не только-с правительством, но и с крупными монополиями и отказаться от существования собственной партии. Браудер в 1944 г. добился роспуска коммунистической партии и создания вместо нее так называемой коммунистической политической ассоциации. Это означало фактическую ликвидацию [48] партии, что нанесло тяжелый удар коммунистическому движению в Соединенных Штатах Америки.

В области внешней политики 1944 год поставил перед США ряд новых проблем как в Европе, так и в Азии. В связи с приближением победы над блоком агрессоров в официальном курсе правительства США совмещались тенденции к сохранению сотрудничества великих держав, союзников по коалиции, и к навязыванию планов американской гегемонии в послевоенном мире. Ф. Рузвельт в основном придерживался первой точки зрения. 21 октября 1944г., выступая на банкете, организованном Ассоциацией внешней политики, он заявил, что «в истории человечества никогда не было такого случая, чтобы союзники так сотрудничали между собой, как мы теперь, — так тесно, гармонически и эффективно в ведении войны и одновременно в возведении здания мира. Если мы не сохраним этих взаимоотношений в мирное время, если мы не расширим и не укрепим их, то прочному миру не бывать» {21}. Однако в США имелось немало реакционных буржуазных деятелей, которые высказывали другую точку зрения. Выступления А. Ванденберга, Г. Гувера, Р. Тафта, херстовской печати и особенно выступление У. Буллита, содержавшее неприкрытый призыв к миру с Германией и к войне с Советским Союзом, вызывали бурные и многочисленные протесты общественности. Тем не менее они учитывались руководителями фашистской Германии и использовались ими в попытках внести разлад в действия антигитлеровской коалиции.

Правящие круги Соединенных Штатов Америки боялись усиления демократических сил, но в то же время не могли не считаться с настроением народа, его желанием как можно быстрее завершить разгром фашизма. В данных условиях правительство США не собиралось идти на открытый сговор с гитлеровской кликой и оставалось верным союзническим решениям о ведении войны до победного конца. В то же время американские правящие круги надеялись сохранить в рамках капиталистической системы освобожденные страны Европы и Азии и укрепить свои позиции в колониях и полуколониях. Они стремились использовать военно-экономическое превосходство США над другими капиталистическими государствами и не допустить роста влияния СССР в послевоенном мире. Объединение капиталистического мира вокруг Соединенных Штатов Америки должно было обеспечить им главенствующее положение. Предполагалось также, что Великобритания и Франция будут следовать в фарватере американской политики.

К началу 1945 г. британский империализм находился в состоянии общего упадка и серьезных экономических затруднений. Во второй половине 1944 г. из-за недостатка сырья и рабочей силы в Англии наметился спад промышленного производства. Выплавка стали и добыча железной руды несколько сократились, снизилось количество выпускаемых станков. Резко уменьшилось строительство жилого фонда. Катастрофически упал объем британского экспорта — одного из важнейших источников поступления капиталов. Страна оказалась в большой финансово-экономической зависимости от США. В связи с улучшением военной обстановки в Европе начало снижаться военное производство. Если выпуск боевых самолетов в 1944 г. немного увеличился, то строительство боевых кораблей и производство танков уменьшились {22}.

В условиях войны уровень жизни населения Англии снизился, а прибыли монополий возросли. Это вызывало недовольство трудящихся и вело к обострению классовой борьбы. В 1944 г. из-за стачек было [19] потеряно 3 714 тыс. рабочих дней {23}. С требованиями ликвидации господства монополий выступали коммунисты, многие низовые организации лейбористской партии и тред-юнионов. Деятельность консерваторов, отказывавшихся от проведения назревших социально-экономических реформ, вызывала все большее недовольство. В связи с предстоявшими в середине 1945 г. общими парламентскими выборами в стране развертывалась острая предвыборная борьба. Коммунистическая партия выдвинула предложение о создании блока демократических сил против консерваторов. Широкие круги общественности стремились к укреплению сотрудничества с СССР, усилению единства великих держав в борьбе с фашистской Германией и милитаристской Японией, в деле послевоенного устройства мира.

Возможности для благоприятного развития англо-советских отношений были заложены двусторонним договором о союзе в войне против гитлеровской Германии и ее сообщников в Европе и о послевоенном сотрудничестве, заключенным в 1942 г. В ходе войны сложилось тесное военно-политическое сотрудничество Англии с США. Правда, на завершающем этапе войны удельный вес Великобритании в этом союзе неуклонно снижался. Однако, имея богатый политический опыт, британские империалисты рассчитывали занять положение привилегированного американского коллеги и одновременно предусматривали создать союз западноевропейских государств, в котором Англии отводилась роль лидера.

В своей внешней и внутренней политике Англия стремилась максимально использовать экономические и людские ресурсы доминионов и колоний. Так, важную роль в добыче стратегического сырья, снабжении метрополии продовольствием играла Канада. Промышленность этого доминиона по темпам роста обгоняла многие капиталистические страны. Значительными были его поставки вооружения и боеприпасов. В 1944 г. Канада выпустила 4178 самолетов {24}, 1737 танков и самоходно-артиллерийских установок, около 9 тыс. бронетранспортеров. Она была основным поставщиком урана для США, где создавалась атомная бомба. Южно-Африканский Союз, Австралия и Новая Зеландия производили отдельные виды боевой техники, запасные части к ней, выпускали боеприпасы, экспортировали в Англию и другие союзные государства значительное количество военных материалов и продовольствия.

Положение Франции после освобождения было тяжелым. В результате войны, четырехлетней немецко-фашистской оккупации и правления режима Виши ее экономика оказалась подорванной. В августе — сентябре 1944 г. промышленное производство составляло лишь 20 процентов уровня 1938 г. {25}. Страна испытывала острую нужду в угле, электроэнергии, стали, выплавка которой составила всего 3,1 млн. тонн {26}. Было выведено из строя две трети железнодорожных вагонов, не представлялось возможным использовать основные порты страны. Автомобильный парк на 1 января 1945 г. сократился по сравнению с 1938 г. в 7,4 раза {27}. Серьезные трудности испытывало сельское хозяйство. Объем сельскохозяйственного производства к осени 1944 г. составил лишь 50 процентов уровня 1938 г. {28}. Уменьшился валовой сбор зерновых культур, сократилось поголовье [20] скота, производство мяса и масла. В результате потребности промышленности в сырье не удовлетворялись, а нормы снабжения населения продуктами питания были низкими. В декабре государственный долг Франции увеличился в четыре раза по сравнению с довоенным. В стране усиливалась инфляция. Военное производство еще не было налажено.

Политическая обстановка во Франции после освобождения определялась возросшим влиянием левых сил, и в первую очередь коммунистической партии, которая, несмотря на гибель 75 тыс. коммунистов в борьбе с фашизмом, насчитывала к началу 1945 г. 545 тыс. членов. Она вела за собой большинство рабочего класса, часть крестьянства, служащих, женщин, молодежи, пользовалась поддержкой массовых организаций. В ряде случаев левые силы под руководством коммунистов осуществляли власть на местах. В коалиционном Временном правительстве Французской республики, возглавляемом Ш. де Голлем, преобладали представители буржуазных партий, в него входили также социалисты и коммунисты. Коммунисты также занимали ответственные посты в государственном аппарате, армии, сфере производства, научно-исследовательских центрах. Большинство рядовых социалистов высказалось за союз с коммунистами, что соответствовало усилившемуся стремлению французских трудящихся к единству. В декабре 1944 г. состоялось первое заседание Согласительного комитета для изучения возможностей расширения сотрудничества коммунистической и социалистической партий {29}. Представители наиболее реакционных сил оказались временно вытесненными из активной политической деятельности. В стране росло стремление к обновлению социально-политической жизни, ограничению власти монополий, выполнению программы Национального Совета Сопротивления. Уже в 1944 г. прогрессивные силы Франции добились ряда демократических реформ: была начата чистка административного аппарата от бывших пособников врагу, декретирована конфискация прибылей коллаборационистов и спекулянтов, осуществлена национализация некоторых промышленных и транспортных компаний, увеличена заработная плата трудящимся и восстановлены профсоюзные свободы.

В то же время правительство Французской республики во главе с генералом де Голлем, опираясь на представителей буржуазных кругов, составлявших в нем большинство, и присутствие американо-английских войск, старалось упрочить свои позиции в стране и сорвать осуществление демократических преобразований. Были приняты меры для ликвидации вооруженных сил внутреннего Сопротивления. Декрет от 28 октября 1944 г. провозгласил роспуск и разоружение патриотической гвардии и милиции {30}. Буржуазия стремилась ограничить политическое влияние демократических сил, а представители правых кругов осуществляли саботаж в экономике, мешали восстановлению хозяйства страны.

В сложившихся условиях необходимо было сохранить единство всех прогрессивных антифашистских сил, чтобы завершить разгром гитлеровской Германии, сорвать замыслы внутренней реакции, добиться упрочения и расширения демократии. В сложной политической обстановке Французская коммунистическая партия выступила за мобилизацию всех ресурсов для наращивания вклада государства в борьбу против фашизма, за единство патриотических сил. «Мы, коммунисты, не выдвигаем в настоящее время требований социалистического или коммунистического характера... — говорил Генеральный секретарь М. Торез на пленуме ЦК ФКП в январе 1945 г. — Мы откровенно говорим, что нас занимает [21] сейчас только одно, ибо только одно занимает народ — выиграть войну» {31}. Патриотические силы играли решающую роль в деле восстановления экономики, в борьбе за упрочение независимости, демократизации общественно-политической жизни Франции. Коммунистическая партия прилагала все силы к объединению масс против саботажа монополистов. Она добивалась наказания предателей родины, реконструкции промышленности, укрепления связей с антигитлеровской коалицией и дружбы с Советским Союзом.

Росту международного авторитета Временного правительства Французской республики способствовало то, что 23 октября 1944 г. оно было официально признано СССР, США, Великобританией и Канадой. Французские руководители хотели упрочить положение страны на международной арене и проводить самостоятельный внешнеполитический курс. Им пришлось столкнуться со стремлением правящих кругов США оттеснить Францию от решения проблем послевоенного урегулирования. Да и британское правительство готово было оказывать Франции лишь такое содействие, которое не помешало бы англо-американским отношениям. Тем более ценной для Франции явилась дипломатическая поддержка СССР. Советский Союз последовательно выступал за восстановление независимости Франции и ее равноправное участие в решении важных международных проблем. По инициативе Советского правительства в ноябре 1944 г. Франции было направлено приглашение принять участие в работе Европейской консультативной комиссии {32}.

Визит французских руководителей в СССР завершился подписанием 10 декабря в Москве Договора о союзе и взаимной помощи. Этот первый договор, который после национальной катастрофы 1940 г. Временное правительство Франции заключило с другой великой державой на равных началах, не только укреплял ее позиции в мире, но и создавал прочную основу для развития советско-французского сотрудничества.

Существенный вклад в усилия антигитлеровской коалиции вносили страны Африки, Ближнего и Среднего Востока. Их трудящиеся работали в промышленности, сельском хозяйстве, на транспорте и непосредственно участвовали в борьбе против фашизма и японского милитаризма на фронтах Европы и Азии. К осени 1944 г. в рядах действующей французской армии число колониальных солдат достигло 295 тыс. человек. 539 тыс. африканцев служили в колониальных войсках Великобритании {33}.

Через Средиземное море и Африканский континент проходят морские и воздушные пути, связывающие США, Великобританию и Францию со странами Ближнего, Среднего и Дальнего Востока. В связи с приближавшимся окончанием войны в Европе и предстоявшим сосредоточением основных усилий западных союзников против милитаристской Японии их значение еще более возрастало.

В годы войны страны Ближнего и Среднего Востока стали одним из важнейших центров обеспечения американской и английской промышленности нефтью и другими видами стратегического сырья. Они же снабжали продовольствием вооруженные силы и население США, Англии и Франции. В результате подписанного в сентябре 1944 г. соглашения эмигрантское правительство Бельгии гарантировало США и Англии поставки конголезского урана и тория для военных стратегических целей на десять лет {34}. [22]

Использование богатств колоний и зависимых стран Африки осуществлялось империалистическими методами, с учетом новой расстановки и соотношения сил колониальных держав, сложившихся за полтора года после разгрома последней вражеской группировки в Тунисе в мае 1943 г. К концу 1944 г. была восстановлена юрисдикция Временного правительства Франции над колониями в Африке. Великобритания сохранила господство во всех своих колониях и зависимых странах Африки и Ближнего Востока. Кроме того, английские войска оккупировали бывшие итальянские колонии (Ливию — совместно с французскими войсками), а также независимые государства — Сирию, Ливан и Эфиопию.

Усилению империалистической эксплуатации народов Африки и Средневосточного региона способствовали активное военное, политическое и экономическое проникновение США, а также захват ими важных позиций в ряде стран.

Война привела к резкому ухудшению экономического положения населения Африки и Ближнего Востока. Повышение уровня производства стратегического сырья и продовольствия сопровождалось резким усилением эксплуатации трудящихся масс. Широко применялся принудительный труд. Империалистические методы эксплуатации, тяжелые лишения, которые приходилось переносить трудящимся, вызывали их сопротивление, нередко перераставшее в стихийные волнения, забастовки, локальные восстания, захват крестьянами пустующих земель. Активизация демократических сил, вызванная успехами борьбы с фашизмом, разгромом его крупных группировок на советско-германском фронте и приближением краха гитлеровского режима, способствовала подъему политического и национального самосознания масс. Резко возросла антиколониальная деятельность в ряде английских и французских колоний, где в предшествовавшие военные годы вырос молодой пролетариат, появилась местная буржуазия.

Присутствие крупных контингентов английских, французских и американских войск в большинстве стран Ближнего, Среднего Востока и Северной Африки не вызывалось более военной необходимостью и воспринималось народами как колониальная оккупация. В связи с этим здесь ширилось движение за национальную независимость.

В 1944 г. значительно вырос авторитет и влияние в массах молодых коммунистических партий, сочетавших борьбу за национальную независимость с поддержкой усилий антигитлеровской коалиции и распространением идей социализма в массах.

Таким образом, к концу 1944 г. Советский Союз и страны антигитлеровской коалиции располагали огромным военно-экономическим потенциалом и вооруженными силами, значительно превосходившими вермахт. Несмотря на отдельные противоречия между СССР, США и Англией, их военный союз оставался достаточно прочным. Народы стран антигитлеровской коалиции были полны решимости как можно быстрее завершить разгром фашизма и покончить с ненавистной войной. В этом стремлении они находили поддержку всех свободолюбивых народов мира.

К началу 1945 г. положение Германии продолжало ухудшаться. Она переживала глубокий военно-политический кризис. Прошли те времена, когда политические и военные руководители рейха мечтали о мировом господстве, а во многих европейских странах раздавались победные марши вермахта. Шовинистический угар, поддерживаемый неограниченным грабежом и безудержной эксплуатацией народов оккупированных: стран, сменился страхом перед ответственностью за совершенные преступления. Неотвратимость скорого поражения стала очевидной, а попытки немецко-фашистских руководителей затянуть войну с целью спасти свой режим были обречены на провал. [23]

 

В результате крупных поражений на советско-германском фронте фашистская Германия утратила не только временно оккупированные территории Советского Союза, но и важные источники стратегического сырья и продовольствия в Румынии, Болгарии, значительной части Югославии и Венгрии. На западе она лишилась сырьевых ресурсов и военной промышленности Франции, Бельгии и Люксембурга. Значительно сузились или вовсе прекратились внешнеэкономические связи с нейтральными странами: Турцией, Швецией, Испанией. Удары американо-английской авиации по городам и промышленным центрам Германии, а советской — по ее военным объектам в Восточной Пруссии и Венгрии нарушали работу промышленности и транспорта, оказывали деморализующее воздействие на немецкое население.

Тем не менее фашистская Германия располагала еще довольно мощной производственной базой. Она стремилась максимально использовать сырье, рабочую силу, производство военных материалов и продовольствие Дании, Австрии, значительной части Норвегии, Голландии, Польши, Чехословакии, остававшихся в ее руках территорий Венгрии, Югославии и Италии. Государственно-монополистическая система предпринимала отчаянные попытки экономически обеспечить продолжение войны. В первой половине 1944 г. были осуществлены меры по дальнейшему тотальному использованию всех ресурсов государства. Перестройка хозяйственной системы, жесточайшая эксплуатация миллионов немецких и иностранных рабочих позволили добиться значительного подъема производства военной экономики, которая в июле достигла наивысшего уровня {35}. Выпуск основных видов вооружения, боевой техники и боеприпасов в Германии увеличился в 1944 г. по сравнению с 1943 г. в среднем на 60 процентов {36}.

Однако начавшееся в 1944 г. снижение промышленного производства продолжалось. Потеря оккупированных областей, авиационные удары по Рейнско-Вестфальскому индустриальному району, частичный паралич в работе транспорта, возросшее сопротивление иностранных рабочих заметно ухудшили общее экономическое положение Германии в последнем квартале 1944 г.

Обострилось положение в топливной и энергетической промышленности. С учетом оккупированных стран месячная добыча угля сократилась с 26,9 млн. тонн в июне 1944 г. до 14,3 млн. тонн в декабре {37}. Уменьшение поступления угля происходило также из-за плохой работы транспорта. Все еще высокая производительность угольных шахт теряла свое значение, так как вследствие дезорганизации железнодорожного транспорта исключалась возможность вывоза добытого угля. В результате ухудшения снабжения топливом, внеплановых ремонтов, а также других причин уже в конце 1944 г. недоиспользовалась треть мощностей электростанций {38}. Потребности в электроэнергии удовлетворялись только на 81 процент {39}.

Сократилась добыча железной руды, а запасы сырья и лома черных металлов в декабре 1944 г. уменьшились. Выплавка стали в последнем квартале года оказалась значительно ниже уровня, необходимого для [24] обеспечения нормальной работы военной промышленности. В свою очередь снижение производства стали сказывалось на выпуске проката. Несколько лучше было с цветными металлами, поскольку еще имелись определенные их запасы. Так, на конец 1944 г. они составляли 176 тыс. тонн алюминия, 455 тыс. тонн меди, 251 тыс. тонн свинца, 322 тыс. тонн цинка, около 20 тыс. тонн олова, до 34 тыс. тонн хрома {40}.

Предприятия химической промышленности, которые изготовляли важные компоненты как военной, так и потребительской продукции, подверглись ударам американо-английской авиации. Особенно плохо было с производством жидкого топлива. Германия имела незначительные собственные запасы нефти. К концу 1944 г. по сравнению с мартом этого же года общее поступление жидкого топлива снизилось почти в три раза.

Проблему восполнения дефицита жидкого топлива синтетическими заменителями германская промышленность решить так и не смогла. Возникли серьезные затруднения в обеспечении горючим авиации и танковых войск.

В поисках резервов для производства военной продукции последовало дальнейшее свертывание капитального строительства и машиностроения, не связанных с нуждами фронта. Ухудшилось снабжение населения потребительскими товарами и продовольствием. Сократилось число рабочих, занятых в их производстве. В то же время в результате широкого использования труда иностранных рабочих и военнопленных сельское хозяйство не испытывало серьезного недостатка в рабочей силе. Оно обеспечивалось и необходимыми средствами производства: к началу 1945 г. в сельском хозяйстве насчитывалось до 140 тыс. тракторов {41}. Поддержание на определенном уровне сельского хозяйства и пищевой промышленности, а также хищнический грабеж оккупированных стран позволяли снабжать армию и население продовольствием.

Несмотря на общее ухудшение положения экономики, монополиям Германии ценой предельного напряжения и за счет тотальной милитаризации удавалось удерживать военное производство на довольно высоком уровне, которое с начала 1942 г. до середины 1944 г. возросло в три с лишним раза {42}. Со второй половины года производство вооружения в целом начало снижаться, однако и в конце года оно продолжало оставаться еще значительным {43}. В 1944 г. для вермахта было произведено вооружения, боевой техники и боеприпасов больше, чем в любом другом военном, году.

В области пехотного вооружения значительно увеличился выпуск автоматического оружия. Начатое в августе 1943 г. производство противотанковых фаустпатронов возросло с 400 тыс. в октябре 1944 г. До-1,3 млн. штук в декабре {44}. В большом количестве создавались важные для оборонительных боев 75-мм и 88-мм (последние с повышенной начальной скоростью полета снаряда) противотанковые пушки. Одновременно возросло производство 105-мм орудий и самого крупного зенитного орудия — 128-мм (за год их поступило соответственно 1131 и 664) {45}. Промышленность приступила к производству 210-мм и 300-мм минометов. Существенно повысилось производство танков, штурмовых орудий, а также бронетранспортеров и бронеавтомобилей. Выпуск танков и штурмовых орудий к концу 1944 г. достиг своего наивысшего уровня за всю войну. В ноябре — декабре наряду с 800 танками, ежемесячно покидавшими сборочные цехи, [25] выходило до 1 тыс. штурмовых орудий {46}. Велись работы по созданию для танков приборов ночного видения.

Наглядным показателем осуществления «программы обороны» являлось производство самолетов. Многие заводы переключались со строительства бомбардировщиков на выпуск истребителей. Большие надежды правители Германии возлагали на новые реактивные самолеты и самолеты-снаряды, производство которых возросло к концу года. Реактивных самолетов в 1944 г. было выпущено более 1 тыс. машин {47}. Однако они оказались несовершенными и редко принимали участие в воздушных боях.

Продолжался выпуск самолетов-снарядов ФАУ-1 и ракет ФАУ-2. Уровень производства боевых кораблей оставался высоким. С середины 1944 г. две трети мощностей судостроения было сосредоточено на строительстве подводных лодок. За счет резкого сокращения строительства средних подводных лодок выпускались преимущественно крейсерские (XXI серии) и малые (XXIII серии). Проводились эксперименты по запуску баллистических ракет с подводных лодок. Велись работы по созданию трехступенчатой трансатлантической ракеты А-9. Лихорадочными темпами разрабатывалось атомное оружие, однако создать его так и не удалось.

В связи с тем что предприятия автомобильной промышленности изготовляли в основном танки, оружие и части для самолетов, выпуск грузовых автомашин значительно снизился. Уменьшилось производство локомотивов и вагонов. Это усугубило трудности в работе транспорта. Некоторое снижение производства боеприпасов не отразилось на обеспечении потребностей фронта.

В целом, несмотря на определенное увеличение выпуска боевой техники и вооружения, военная экономика не обеспечивала восполнения крупных потерь, а производство и применение новой техники и оружия не дали желаемых результатов, не привели к изменению хода вооруженной борьбы.

К концу 1944 г. промышленность Германии и вермахт стали особенно остро ощущать недостаток людских ресурсов. В какой-то мере гитлеровцы стремились устранить его за счет привлечения женщин. Однако, несмотря на различные принудительные меры на заключительном этапе войны, гитлеровцам так и не удалось широко использовать их труд в промышленности. Количество женщин, занятых на производстве, в течение военных лет почти не изменилось. Даже в условиях войны число домашней прислуги уменьшилось незначительно. Огромная масса людей была занята в управленческом аппарате {48}.

До конца 1944 г. гитлеровскому руководству удавалось ценой огромных усилий не допустить значительного сокращения численности рабочих и вермахта. Мобилизация мужчин-немцев в армию в известной мере восполнялась использованием на производстве принудительного труда почти 9 млн. иностранных рабочих и заключенных концлагерей {49}. Огромное количество трудящихся работало на немецко-фашистскую армию в оккупированных странах, усилилась интенсификация труда в самой Германии.

Выход из кризиса, в котором находилась фашистская Германия, ее руководители пытались найти в новой тотальной мобилизации людских [26] и материальных ресурсов. Видя неизбежность военных действий на своей территории, гитлеровцы пытались вовлечь в сферу производства и вооруженную борьбу все население страны, создать впечатление «единства» немецкого народа, будто бы всеобщего стремления немцев до последнего человека защищать Германию, заставить беспрекословно повиноваться воле фюрера и возможно дольше продлить существование фашистского режима. В действительности тотальная мобилизация, разруха и бедствия порождали в различных слоях населения недовольство гитлеровским режимом.

Чтобы удерживать в повиновении армию и население, фашисты прибегали к уже испытанным ими средствам: террору и пропаганде. Репрессии лиц, выступавших против фашизма, усилились как в тылу, так и на фронте. Численность полиции в 1944 г. возросла и составила 573,8 тыс. человек {50}.

Гитлеровское руководство знало, что массы все больше охватывает отчаяние, пессимизм и безразличие. Огромный пропагандистский аппарат, национал-социалистская партия, организация гитлеровской молодежи (гитлерюгенд) и т. д., играя на чувстве национализма, запугивали ответственностью за совершенные фашистами преступления и «ужасами большевизма», внушали, будто судьба всего германского народа неразрывно связана с фашизмом.

Для поднятия морального духа немецкого населения гитлеровские главари старались представить обстановку так, будто еще можно избежать поражения и добиться приемлемого мира. Широко распространялась легенда о применении так называемого «чудо-оружия», которое якобы в короткий срок обеспечит победу. Невероятная шумиха была поднята в связи с использованием реактивных самолетов-истребителей и самолетов-снарядов, массовых противотанковых средств — фаустпатронов и др. Большое место отводилось утонченной пропаганде ожидавшегося распада антигитлеровской коалиции и неизбежности военного столкновения стран с различными социальными системами.

К началу 1945 г. терроризированная и введенная в заблуждение большая часть немецкого народа еще не осознала всей пагубности дальнейшего сопротивления. Тем не менее понимание обреченности фашизма проникало в различные слои населения. В авангарде тех, кого не сломил жестокий режим, выступала Коммунистическая партия Германии (КПГ). Ее работа проходила в исключительно трудных условиях. После покушения на Гитлера карательные органы разгромили ряд организаций КПГ, находившейся на нелегальном положении. Антифашистскому движению был нанесен тяжелый удар. Но избежавшие ареста патриоты мужественно продолжали борьбу. Германские коммунисты поддерживали тесное сотрудничество с подпольными организациями концентрационных лагерей и оказывали им посильную поддержку. Важную роль в борьбе против фашизма и войны играло движение, возглавляемое Национальным комитетом «Свободная Германия». Действуя разрозненно или небольшими группами во всех частях страны, антифашисты руководствовались директивами и лозунгами, выдвинутыми ЦК КПГ и Национальным комитетом.

На международной арене гитлеровская Германия к 1945 г. оказалась практически полностью изолированной. Единственным ее союзником оставалась Япония. Дипломатические связи, которые еще сохранились у Германии с некоторыми нейтральными государствами, носили чисто формальный характер. Фашистские главари, пытавшиеся предотвратить неумолимо надвигавшуюся катастрофу, основные надежды возлагали на раскол антигитлеровской коалиции. [27]

Фашистская верхушка предпринимала лихорадочные поиски возможных путей заключения сепаратного мира с западными державами. В конце 1944 — начале 1945 г. министр иностранных дел И. Риббентроп пытался выяснить это через германских представителей в Ватикане, Испании, Португалии, Швеции и Швейцарии. Однако действия через дипломатические каналы не принесли ожидаемых результатов. Потребовалось не так много времени, чтобы стало ясно: гитлеровские лидеры переоценивали разногласия внутри антифашистской коалиции. Союз государств и народов оказался достаточно прочным, чтобы довести войну до победного конца и добиться безоговорочной капитуляции Германии.

Таким образом, из анализа военно-политической обстановки в Европе и положения противоборствовавших сторон, состояния их экономики вытекал вывод: дальнейшее сопротивление вермахта несло Германии лишь новые жертвы и разрушения. Но такова суть фашизма: даже погибая, он стремился унести с собой побольше человеческих жизней, оставить после себя развалины и пепел.

Перед странами антигитлеровской коалиции стояла задача в кратчайшие сроки разгромить немецко-фашистские войска и закончить войну в Европе, каждый день которой слишком дорого стоил народам. Для полного и окончательного разгрома гитлеровской Германии союзные войска располагали всем необходимым.

Оглавление. Завершение разгрома фашистской Германии

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.