Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Стратегическая обстановка в Европе. Планы воюющих сторон

К началу 1945 г. линия советско-германского фронта проходила по территории Латвии, Литвы, Восточной Пруссии, Польши, Чехословакии, Венгрии и Югославии — от Балтийского моря до реки Драва по линии Тукумс, Лиепая, Клайпеда (Мемель), река Неман до Юрбаркас, Варшава, Ясло, Кошице, Эстергом, озеро Балатон, река Драва у Торянца (общая протяженность 2200 км вместо 4400 км в 1944 г.). На этом фронте немецко-фашистское командование имело 8 полевых, 4 танковые армии, оперативную группу и 3 воздушных флота. В их составе находилось 169 дивизий (из них 22 танковые и 9 моторизованных) и 20 бригад. Совместно с немецко-фашистскими войсками действовали 1-я и 3-я венгерские армии, в составе которых было 16 дивизий (из них 2 танковые) и бригада (всего 214 тыс. человек, 1200 орудий и минометов, 150 танков и 280 боевых самолетов). С учетом венгерских формирований гитлеровская Германия на восточном фронте имела 3,7 млн. человек, 56,2 тыс. орудий и минометов, 8,1 тыс. танков и штурмовых орудий, 4,1 тыс. самолетов {78}.

В составе Советских Вооруженных Сил на фронте действовали 10 фронтовых объединений, 2 флота и 3 флотилии, 51 общевойсковая, 6 танковых, 10 воздушных армий и 2 фронта ПВО страны. В советских войсках имелись 473 стрелковые, воздушно-десантные и кавалерийские дивизии, а также 21 танковый, 12 механизированных корпусов (из них 9 танковых и 6 механизированных корпусов в танковых армиях) и большое количество других соединений и частей {79}.

В резерве Ставки ВГК находились управления двух фронтов, четырех общевойсковых (19, 26, 32 и 9-й гвардейской) и двух воздушных (14-й и 7-й) армий, четыре танковых и механизированный корпуса, двадцать стрелковых дивизий, другие соединения и части. В них насчитывалось 501,1 тыс. человек, 6883 орудия и миномета, 520 танков и САУ, 464 боевых самолета {80}.

Вместе с советскими войсками сражались польская, две румынские, болгарская армии, чехословацкий армейский корпус и их авиационные части, французский авиационный полк «Нормандия — Неман». [37] К 1 января 1945 г. они насчитывали 347,1 тыс. солдат и офицеров, 3979 орудий и минометов, 181 танк и САУ, 427 боевых самолетов {81}.

Таким образом, на советско-германском фронте (без резерва Ставки) Советская Армия имела 6,7 млн. человек (72 процента общей численности), 107,3 тыс. орудий и минометов (74 процента), 12,1 тыс. танков и самоходно-артиллерийских установок (77 процентов), 14,7 тыс. боевых самолетов (65 процентов). Она прочно удерживала инициативу и вела подготовку к новым наступательным операциям. Советские войска имели общее превосходство в 1,8 раза в личном составе, 1,9 — в орудиях и минометах, 1,5 — в танках и самоходно-артиллерийских (штурмовых) орудиях, 3,6 — в боевых самолетах.

В действующих флотах (Северном и Краснознаменном Балтийском) находилось 2 линейных корабля, 3 крейсера, 31 лидер и эскадренный миноносец, 40 подводных лодок и 1438 боевых самолетов {82}.

Северный флот, защищая внутренние морские коммуникации, вел борьбу с немецко-фашистскими подводными лодками и вместе с английским флотом обеспечивал движение союзных конвоев между портами Советского Союза и Великобритании. В Северной Норвегии и на границе с Финляндией, от Баренцева моря до Ладожского озера, действовали соединения 14-й отдельной армии и пограничные части. На Карельском перешейке и побережье Прибалтики до устья реки Западная Двина находились 23, 8 и 67-я армии Ленинградского фронта, в состав которого входила и 13-я воздушная армия. Немецко-фашистскую группировку в Курляндии блокировали войска 2-го и 1-го Прибалтийских фронтов (7 общевойсковых и 2 воздушные армии, отдельные танковый и механизированный корпуса). Краснознаменный Балтийский флот нарушал морские коммуникации противника, основное внимание уделяя воспрещению его перевозок между портами Германии и Курляндии, обеспечивал доставку грузов из Швеции и Финляндии в Ленинград, вел борьбу с немецкими подводными лодками в устье Финского залива, прикрывал от ударов врага с моря приморские фланги своих войск и осуществлял траление мин.

Войска 43-й армии 1-го Прибалтийского фронта, 3-го и 2-го Белорусских фронтов (14 общевойсковых, танковая и 2 воздушные армии, 4 танковых, механизированный и кавалерийский отдельные корпуса) действовали против группы армий «Центр», оборонявшейся в Восточной Пруссии и Северной Польше. Против группы армий «А», находившейся на территории Польши, от устья реки Западный Буг до Ясло, были сосредоточены войска 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов (15 общевойсковых, 4 танковые и 2 воздушные армии, 5 отдельных танковых, механизированный и 3 кавалерийских корпуса). Кроме того, JB состав 1-го Белорусского фронта входила 1-я армия Войска Польского. В оперативном подчинении командующего 1-м Белорусским фронтом находилась Днепровская военная флотилия. Войска 4-го Украинского фронта (3 общевойсковые и воздушная армии) располагались в полосе от Ясло до Кошице. В его состав входил 1-й чехословацкий армейский корпус. На территории Чехословакии, Венгрии и по реке Драва, от Кошице до Осиек, против группы армий «Юг» и частично групп армий «Ф» и «Е» действовали войска 2-го и 3-го Украинских фронтов (7 общевойсковых, танковая и 2 воздушные армии, конно-механизированная группа, 2 отдельных танковых, 3 механизированных и кавалерийский корпуса). В оперативном подчинении 3-го Украинского фронта находилась Дунайская военная флотилия. В составе 2-го Украинского фронта [38] были 4-я и 1-я румынские армии, 1-й румынский авиационный корпус, в 3-м Украинском фронте — 1-я болгарская Народная армия.

От Осиека до Задара (Зары) вели боевые действия войска Народно-освободительной армии Югославии. Им оперативно были подчинены две дивизии албанской Национально-освободительной армии. В Югославии сражалась советская авиационная группа под командованием генерала А. Н. Витрука (штурмовая и истребительная авиационные дивизии). На территории Болгарии находилась 37-я советская общевойсковая армия.

Особенно крупная группировка советских войск была создана на участке фронта от Варшавы до Ясло. Здесь находилось свыше 30 процентов стрелковых и кавалерийских дивизий, до половины всех танковых и механизированных корпусов. Состав и группировка войск позволяли советскому командованию вести наступательные действия с решительными целями не только на главном направлении, но и навеем фронте. Советская авиация, обладая количественным и качественным превосходством, безраздельно господствовала в воздухе.

К началу января 1945 г. немецко-фашистские войска на советско-германском фронте находились в следующей группировке. В северной части Норвегии дислоцировались войска оперативной группы «Нарвик». В военно-морских базах Норвегии противник имел значительное количество подводных лодок, которые представляли серьезную опасность для движения союзных конвоев в Баренцевом море и у побережья Кольского полуострова. В Курляндии находились блокированные 16-я и 18-я армии группы армий «Север». В Восточной Пруссии и районах Северной Польши действовали 3-я танковая, 4-я и 2-я полевые армии группы армий «Центр». В Балтийском море были сосредоточены основные надводные силы военно-морского флота Германии.

На территории Польши и Чехословакии, от устья реки Западный Буг до Карпат, действовали 9-я и 17-я полевые, 4-я и 1-я немецкие танковые и 1-я венгерская армии группы армий «А». В юго-восточной части Чехословакии и западной части Венгрии находилась группа армий «Юг» в составе немецких 8-й и 6-й полевых, 2-й танковой и 3-й венгерской армий. В Югославии, южнее реки Драва, оборонялись войска групп армий «Ф» и «Е», из состава последней против Советской Армии вели бои четыре дивизии и четыре бригады. Из оставшихся в резерве верховного главнокомандования сухопутных войск Германии и находившихся на формировании семь дивизий и две бригады были сосредоточены на южном крыле советско-германского фронта. Сухопутные войска поддерживались авиацией 1, 6 и 4-го воздушных флотов, базировавшихся на аэродромы Курляндии, Восточной Пруссии, Польши, Чехословакии и Венгрии.

Анализ группировки немецко-фашистских войск на советско-германском фронте показывает (таблица 3), что свыше четверти всех дивизий вермахта находилось в Северной Норвегии и было блокировано в Курляндии (от Тукумса до Лиепаи). В то время как главные силы советских войск были сосредоточены на берлинском направлении, немецко-фашистское командование имело здесь 23 процента всех дивизий и бригад, из них танковых и моторизованных около одной трети всего состава. В то же время на фронте от Ясло до реки Драва с учетом резервов действовало до трети всех фашистских дивизий, причем почти половина танковых и моторизованных находилась в Венгрии, западнее Будапешта. Такое положение объяснялось не только тем политическим значением, которое гитлеровское командование придавало тому или иному району, но и ошибками в определении вероятных направлений главных ударов советских войск, которые ожидались на флангах советско-германского фронта. [39]

Таблица 3. Распределение дивизий и бригад вермахта по участкам советско-германского фронта на 1 января 1945 г. {83}

Участки фронта

Дивизии {*1}

Бригады {*1}

Всего расчетных дивизий

 

пехотные

танковые и моторизованные

всего

 

количество

%

В Северной Норвегии

9

 

9

8

13

6,7

В Курляндии (от Тукумса до Лиепаи)

34

4

38

1

38,5

19,7

В Восточной Пруссии (от Балтийского моря до Остроленки)

24

5

29

 

29

14,8

От Остроленки до Ясло

35

9

44

2

45

23,0

В Чехословакии и Венгрии (от Ясло до р. Драва)

40

14

54

4

56

28,6

Южнее р. Драва

4

4

4

6

3,1

Резерв (на юге)

6

1

7

2

8

4,1

Итого

152

33

185

21

195,5

100,0

{*1} С учетом венгерских соединений.

К январю 1945 г. войска союзников на западном фронте вели боевые действия на рубеже от устья реки Маас до швейцарской границы. На северном участке фронта, от устья Мааса до Марша, располагались войска 21-й группы армий (1-я канадская и 2-я английская армии). Оперативно ей были подчинены 9-я и 1-я американские армии. От Марша до Саарбрюккена оборонялись войска 12-й группы армий, в которой оставались лишь 3-я американская армия и некоторые соединения 1-й армии. На юге, от Саарбрюккена до Базеля, действовали войска 6-й группы армий (7-я американская и 1-я французская армии). Северный Эльзас был очищен от немецко-фашистских войск. В резерве главнокомандующего экспедиционными силами в Европе генерала Д. Эйзенхауэра имелись незначительные силы.

На западном фронте в ходе летнего наступления 1944 г. американо-английские войска вышли к линии Зигфрида и вклинились в нее в районе Ахена. Однако в результате контрнаступления в Арденнах противнику удалось глубоко прорваться в их расположение. Сложившаяся обстановка заставила союзное командование перегруппировать и усилить свои войска. В итоге на западном фронте находились две американские и английская группы армий, союзная воздушно-десантная и три американские воздушные армии, три американских тактических авиационных командования, английское бомбардировочное авиационное командование и тактические военно-воздушные силы Великобритании. Эйзенхауэр имел в своем распоряжении 51 американскую дивизию (4 — в Англии), 13 английских (одну в метрополии), 3 канадские, польскую и 8 французских дивизий, из них 21 бронетанковую. Кроме того, в составе союзных войск на западном фронте имелось 15 отдельных бригад {84}.

Немецко-фашистские войска имели следующую группировку: в южной части Норвегии — 5 дивизий 20-й горной армии, в Дании — 5 дивизий, [40] из них 3 резервные, которые подлежали переброске в другие районы военных действий. На западе против войск союзников действовали 4 группы армий, 5 полевых, 2 танковые и парашютная армии, а также воздушный флот. Всего здесь имелось 74 дивизии, из них 11 танковых и 4 моторизованные, и 3 бригады.

На участке фронта от устья реки Маас до Карлсруэ были сосредоточены три группы армий, непосредственно подчинявшиеся главнокомандующему «Запад» фельдмаршалу Г. Рундштедту. От устья Мааса до Венло оборонялась группа армий «X» (25-я полевая и 1-я парашютная армии), далее до Саарбурга — группа армий «Б» (15-я и 7-я полевые, 6-я СС и 5-я танковые армии). Ее основные силы вели бои в арденнском выступе. Южнее действовала группа армий «Г» в составе 1-й полевой армии. На южном крыле западного фронта до швейцарской границы оборонялись войска группы армий «Верхний Рейн» (19-я армия). Основные силы ее располагались севернее Страсбурга и в кольмарском выступе, где гитлеровцы продолжали удерживать на французской территории плацдарм на левом берегу Рейна. До трех дивизий противника было блокирована на побережье Бретани — в крепости Лориан. Они подчинялись непосредственно морскому командованию «Запад». Таким образом, большая часть немецко-фашистских войск на западном фронте была сосредоточена в районе Арденн и Эльзаса, где они пытались вести активные действия.

Сосредоточенные на западе немецко-фашистские соединения по укомплектованности и боеспособности были значительно слабее тех, которые сражались против советских войск. Как правило, на западный фронт попадали дивизии, выведенные на доукомплектование с советско-германского фронта. Некомплект их иногда превышал 40 процентов штатной численности. Как по штату, так и по фактическому составу германские дивизии резко уступали американским и английским. Менее боеспособные народно-гренадерские дивизии также были на западе.

Несмотря на выгодное для американо-английских войск соотношение сил и средств, обстановка на западном фронте оставалась для них сложной. Хотя к началу 1945 г. им удалось остановить продвижение немецко-фашистских армий в Арденнах, гитлеровское командование сохраняло инициативу действий на других направлениях, в частности в Эльзасе.

На итальянском фронте обстановка благоприятствовала американо-английским войскам. К началу 1945 г. на рубеже Равенна, Виареджо действовала 15-я группа армий союзников в составе 5-й американской и 8-й английской армий, всего 22 дивизии (6 американских, 6 английских,. 2 канадские, 2 польские, 3 индийские, новозеландская, южноафриканская и бразильская — 17 дивизий пехотных, 4 бронетанковые и смешанная). Кроме того, имелось 9 отдельных бригад {85}. Военно-воздушные силы насчитывали около 5 тыс. самолетов. Состав военно-морского флота на Средиземном море к концу 1944 г. в связи с переброской части кораблей в другие районы хотя и уменьшился, но представлял значительную силу. Объясняется это тем, что в оперативном подчинении англо-американского военно-морского командования находились основные силы французского флота и флота капитулировавшей в 1943 г. Италии.

На итальянском фронте действовала германская группа армий «Ц» в составе армейской группы «Лигурия» (14-я армия и 75-й отдельный армейский корпус) и 10-й армии — всего 31 дивизия и бригада, из них итальянские 4 дивизии и бригада. Основные силы 10-й и 14-й армий оборонялись против войск союзников, 6 дивизий прикрывали побережье Лигурийского моря и франко-итальянскую границу, а 4 дивизии вели борьбу с итальянскими партизанами. Авиация насчитывала около 130 боевых самолетов, [41] а военно-морской флот — 3 эсминца и 17 малых торпедных катеров.

Каждая немецкая дивизия ввиду некомплекта насчитывала 7 — 8 тыс. солдат и офицеров, в то время как американо-английская дивизия — 16 — 18 тыс. человек. Несмотря на свою малочисленность, немецко-фашистской армии удавалось, используя выгодную для обороны местность, удерживать занимаемые рубежи.

Американо-английские войска в Италии обладали общим превосходством над противником в живой силе и технике, а их авиация и военно-морской флот безраздельно господствовали в воздухе и на море. Однако союзники, избегая трудностей, в условиях зимы активных действий не предпринимали, что давало возможность немецко-фашистскому командованию перебрасывать дивизии на советско-германский фронт, а также вести борьбу с итальянским движением Сопротивления.

На западном и итальянском фронтах США, Великобритания и Фракция имели 5,7 млн. человек, 50 тыс. орудий и минометов, 16,1 тыс. танков и самоходно-артиллерийских установок, 16,7 тыс. боевых самолетов. Немецко-фашистские войска насчитывали 1,9 млн. человек, 45 тыс. орудий и минометов, 3,5 тыс. танков и штурмовых орудий, 2,7 тыс. самолетов. Союзники превосходили противостоявшего противника по количеству личного состава в 3 раза, по орудиям и минометам — в 1,1, по танкам и самоходно-артиллерийским установкам (штурмовым орудиям) — в 4,6, по боевым самолетам — в 6,2 раза.

Таким образом, к началу 1945 г. союзники по антигитлеровской коалиции имели все возможности для проведения наступательных операций с решительными целями. Однако в то время как Советские Вооруженные Силы, владея стратегической инициативой и занимая выгодное положение, завершали подготовку к общему крупному наступлению, американо-английские войска вели оборонительные действия. На советско-германском фронте гитлеровское руководство продолжало держать наиболее боеспособные войска, которые оказывали упорное сопротивление Советским Вооруженным Силам.

Анализируя военно-политическую обстановку и перспективы развития событий, противоборствующие стороны разрабатывали планы дальнейшего ведения войны. Цель антигитлеровской коалиции — завершить разгром фашистской Германии и принудить ее к безоговорочной капитуляции стала уже зримой.

В рамках всей антигитлеровской коалиции согласование действий вооруженных сил СССР, США и Великобритании в войне проходило путем переписки между главами правительств, на конференциях руководителей государств с участием начальников генеральных штабов и других военных деятелей. В ряде случаев для выяснения срочных вопросов практиковалось личное общение доверенных лиц. Так, в начале января 1945 г. в связи с трудным положением американо-английских войск в Арденнах в Москву прибыл заместитель Д. Эйзенхауэра английский главный маршал авиации А. Теддер.

Ставка Верховного Главнокомандования, учитывая стратегическую обстановку, возможности экономики страны и способность своих Вооруженных Сил к одновременному проведению крупных наступательных операций, определила решительные цели на завершающем этапе войны в Европе. Советским Вооруженным Силам предстояло завершить разгром армии фашистской Германии, выполнить великую интернациональную миссию — освободить еще порабощенные фашизмом народы Европы, помочь им восстановить национальную независимость и суверенитет своих стран и совместно с союзниками принудить гитлеровскую Германию к безоговорочной капитуляции.

Намеченные цели Ставка планировала осуществить проведением [42] одновременных крупных наступательных операций на всех стратегических направлениях с последующим их развитием в глубину. Имелось в виду, что союзники также будут вести наступательные действия. Маршал Советского Союза Г. К. Жуков писал: «В этот период у Ставки имелся неплохо налаженный контакт с главным командованием экспедиционных союзных войск на Западе. Нам было известно, что американское, английское и французское командования готовили наступательную операцию с целью разгрома немцев в районах Рура и Саара и выхода своих войск в центральные районы Германии. В южном и юго-восточном стратегических направлениях ими планировалось нанесение вспомогательных ударов» {86}.

Первоначальный замысел наступления разрабатывался в Генеральном штабе. После тщательного разбора со всеми расчетами и обоснованиями он был нанесен на карту, а затем еще раз подвергнут критическому обсуждению. В начале ноября 1944 г. план был доложен Верховному Главнокомандующему, а затем доведен до командующих фронтами в части, их касающейся. В свою очередь командующие фронтами представили свои соображения по решению предстоявших задач. В Генеральном штабе они были обобщены, после чего Ставка приняла окончательное решение и отдала директивы фронтам и видам Вооруженных Сил.

Согласно замыслу на первом этапе военных действий Советские Вооруженные Силы должны были одновременными сокрушительными ударами разгромить противника в Восточной Пруссии, Польше, Чехословакии, Венгрии, Австрии и выйти на рубеж устье реки Висла, Быдгощ, Познань, Бреслау, Моравска-Острава, Вена. План первого этапа был разработан наиболее детально. На втором этапе имелось в виду занять Берлин, освободить Прагу, соединиться с союзниками и победоносно закончить войну в Европе. Конкретные задачи фронтам предполагалось ставить в зависимости от обстановки.

Главный удар намечалось нанести на центральном направлении, на фронте Остроленка, Краков. Наступление на этом направлении давало возможность разгромить значительные силы противника, завершить освобождение Польши, кратчайшим путем вывести советские войска в центральные районы Германии и к ее столице, захват которой имел огромное политическое значение. Развитая сеть путей сообщения позволяла развернуть здесь крупные массы войск и боевой техники, осуществлять ими широкий маневр по фронту и в глубину.

Для разгрома немецко-фашистских войск в Восточной Пруссии и северных районах Польши привлекались часть сил 1-го Прибалтийского фронта, войска 3-го и 2-го Белорусских фронтов. Они должны были овладеть Восточной Пруссией и освободить северную территорию Польши. Предполагалось, что после отсечения восточнопрусской группировки противника от центральных районов Германии войска 2-го Белорусского фронта продолжат наступление вдоль побережья Балтийского моря на запад, надежно обеспечивая с севера действия 1-го Белорусского фронта и способствуя разгрому врага непосредственно на берлинском направлении. Уничтожение восточнопрусской группировки будут осуществлять войска 3-го Белорусского фронта. Удар на берлинском направлении намечалось нанести войсками 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов. Они имели задачу разгромить противника в Польше.

С 25 ноября по 3 декабря 1944 г. Ставка Верховного Главнокомандования отдала директивы фронтам на подготовку операций на восточно-прусском и варшавско-берлинском направлениях {87}. В них фронтам определялись [43] ближайшие задачи. Координацию действий фронтов на берлинском направлении Верховный Главнокомандующий взял на себя. Ставка определила, что наступление на главном направлении начнется 20 января. В связи с тяжелым положением союзников в Арденнах сроки подготовки наступления советских войск по их просьбе были сокращены.

Освобождение северных и центральных районов Чехословакии возлагалось на войска 4-го Украинского фронта {88}. Наступление войск 2-го и 3-го Украинских фронтов планировалось на венском направлении с целью освобождения Венгрии, Южной Чехословакии, Австрии и содействия в освобождении Югославии. Координацию действий 2-го и 4-го Украинских фронтов осуществлял Маршал Советского Союза С. К. Тимошенко.

Блокада отрезанной в Курляндии группировки противника с суши возлагалась на 2-й и 1-й Прибалтийские фронты, которые 13 января получили задачу перейти на всем фронте к жесткой обороне {89}. В случае попытки врага эвакуировать войска предусматривалось возобновить активные действия и сорвать переброску его соединений на другие участки советско-германского фронта. Руководство операциями этих фронтов оставалось за Маршалом Советского Союза А. М. Василевским.

Для содействия сухопутным войскам в решении намеченных задач привлекались действующие флоты и военные флотилии. Перед Краснознаменным Балтийским флотом была поставлена задача систематически нарушать морские сообщения противника, не допускать эвакуации его группировок, прижатых к морю, содействовать наступлению своих войск на приморском направлении. Северный флот получил задачу защищать морские коммуникации, имевшие важное значение в общем ходе вооруженной борьбы. Черноморский флот должен был очищать от мин Черное и Азовское моря, обеспечивая безопасность народнохозяйственных перевозок. Днепровскую и Дунайскую военные флотилии предполагалось использовать совместно с войсками 1-го Белорусского, 2-го и 3-го Украинских фронтов.

Военно-Воздушные Силы должны были продолжать борьбу за удержание господства в воздухе, вести воздушную разведку, наносить удары по врагу, прикрывать свои войска, содействуя решению задач наземными войсками и Военно-Морским Флотом. На Войска ПВО страны была возложена задача по прикрытию промышленных районов и центров страны, а также прифронтовых коммуникаций и важных объектов.

Ставка Верховного Главнокомандования уделяла огромное внимание тщательности подготовки и обеспечения военных действий, созданию наиболее благоприятных условий для их проведения. Учитывая, что в ходе продвижения Советской Армии летом 1944 г. у противника на центральном направлении оказалась сильная группировка войск, Ставка решила отвлечь часть этих сил на фланги советско-германского фронта. По этому поводу первый заместитель начальника Генерального штаба генерал А. И. Антонов отмечал на Крымской конференции: «Группировка противника после выхода советских войск на реки Нарев и Вислу была наиболее плотной на центральном участке фронта, ибо удар с этого участка выводил наши войска по кратчайшему направлению к жизненным центрам Германии.

Чтобы создать себе более выгодные условия для наступления, советское верховное командование решило растянуть эту центральную группировку противника» {90}. С этой целью еще в октябре 1944 г. было [44] осуществлено вторжение в Восточную Пруссию и продолжено наступление в Курляндии, а также на будапештском направлении.

При подготовке наступления на берлинском направлении все перегруппировки и сосредоточение войск проводились скрытно, в основном в ночное время. Осуществлялись также и другие способы оперативной маскировки. Умелые мероприятия советского командования имели далеко идущие последствия. Немецко-фашистское командование в течение октября — декабря 1944 г. перебросило из центра на фланги советско-германского фронта 18 дивизий (в том числе 8 танковых) и 3 бригады. И хотя впоследствии центральная группировка войск была все-таки усилена 8 дивизиями, она уменьшилась на 10 дивизий и 3 бригады. В то же время в Венгрию было направлено из резерва и других районов 23 дивизии и 5 бригад {91}. Цель была достигнута — на направлении главного удара советских войск противник был ослаблен.

Крупные мероприятия проводились по пополнению действующей армии личным составом, вооружением, боевой техникой. В ходе подготовки наступления за ноябрь и декабрь 1944 г. туда было направлено 483 тыс. человек маршевого пополнения, 5,9 тыс. орудий и минометов, 6,1 тыс. танков и самоходно-артиллерийских установок {92}. За это же время в Вооруженные Силы, преимущественно в действующую армию, поступило около 4,5 тыс. боевых самолетов {93}. Большое внимание уделялось восстановлению и рациональному использованию стратегических резервов, основная часть которых была передана непосредственно фронтам: 11 общевойсковых, 4 танковые армии, большое количество отдельных стрелковых, артиллерийских, танковых, самоходно-артиллерийских, инженерных и авиационных соединений и частей. Основная масса резервов поступила во фронты, развернутые на главном — берлинском направлении.

В период подготовки к наступлению улучшались и восстанавливались коммуникации в прифронтовых районах, фронты пополнялись транспортными средствами. В 1944 г., когда советские войска перешли государственную границу, было восстановлено 15 главных железнодорожных направлений в полосе между Ленинградом и Одессой. В полосах 3, 2, 1-го Белорусских и 1-го Украинского фронтов на широкую колею было перешито по одной магистрали, а там, где этого не делалось, на стыке советской и западноевропейской колеи создавались перевалочные базы. Восстанавливались разрушенные и подготавливались материалы для строительства новых мостов через реки Нарев, Западный Буг, Висла, Дунай. Принимались меры к их нормальной эксплуатации в условиях ледохода. В связи с перенесением военных действий за пределы Советского Союза возникла необходимость в дополнительных формированиях железнодорожных органов. Для управления и обслуживания фронтовых железных дорог за пределами страны было создано 14 военно-эксплуатационных участков на 250 — 1500 км каждый, сформированы эксплуатационная бригада и до 30 паровозных бригад, а также 7 эксплуатационных полков. На берлинское направление с других участков были переброшены 3 железнодорожные бригады и специальные формирования Народного комиссариата путей сообщения {94}. В действующих фронтах к 1945 г. насчитывалось 368,6 тыс. автомашин, из них 268,3 тыс. грузовых {95}. Подвижность войск заметно увеличилась. [45]

Большая работа была проведена по тыловому обеспечению боевых действий. Возросшие экономические возможности страны позволили снабдить фронты всем необходимым. К началу наступления в них были созданы соответствующие запасы боеприпасов, горючего для танков и автомашин, авиационного бензина {96}, продовольствия и фуража.

Огромное значение в деле разгрома немецко-фашистской армии имело политико-моральное состояние советских воинов, их непреклонная вера в скорую и окончательную победу. Важную роль в морально-политической подготовке войск играли призывы Центрального Комитета партии к 27-й годовщине Великого Октября, приказы и выступления Верховного Главнокомандующего. «Воины Красной Армии! — призывал Центральный Комитет. — Вас ждут как освободителей миллионы советских людей, изнывающих на немецкой каторге. Вызволим из фашистской неволи наших братьев и сестер! ...Вперед на Запад!»

С перенесением военных действий за пределы Советской Родины изменились условия их ведения. Применительно к новой обстановке перестраивали свою работу военные советы, политорганы, партийные и комсомольские организации армии и флота. Они проводили работу по идейно-политическому воспитанию личного состава, развитию у него глубокого понимания своего долга как воина-освободителя. Перед ними стояла задача большой политической важности — усилить воспитание советских воинов в духе братской интернациональной солидарности с трудящимися освобождаемых стран. Руководствуясь постановлениями Государственного Комитета Обороны от 10 апреля и 27 октября 1944 г. и директивами Ставки Верховного Главнокомандования, командиры и политработники вели огромную работу в этом направлении. Они знакомили советских воинов с национальными и социальными особенностями стран, на территории которых проходили военные действия, разъясняли политику Коммунистической партии и Советского правительства по отношению к народам Европы, доводили до каждого воина правила и нормы поведения, необходимость сохранения достоинства воина-освободителя. Советские воины хорошо сознавали свой интернациональный долг, правильно понимали, какую великую миссию предстоит им выполнить, и стремились достойно ее осуществить. Они были проводниками социалистической идеологии среди населения освобожденных стран.

На митингах и собраниях, в газетах и листовках, издававшихся на языках освобожденных народов, рассказывалось о политике Советского государства в отношении этих стран, раскрывалась правда о Советском Союзе, его армии, разоблачались ложь и клевета гитлеровской пропаганды о Стране Советов и задачах Советских Вооруженных Сил. Населению разъяснялось, что советский народ и его армия добиваются полного уничтожения фашизма. Но они по-разному относятся к трудящимся массам и правителям государств, воевавших на стороне фашистской Германии. Требуя наказания военных преступников, Советское правительство не навязывало народам свое решение вопроса о государственном и социальном устройстве.

В предвидении военных действий непосредственно на территории Германии политорганы армии и флота воспитывали у советских воинов гуманное отношение к немецкому населению. Они стремились довести до каждого воина указание о том, что нельзя отождествлять немецкий народ с кликой Гитлера. В Германию, которая принесла советскому народу так много горя и страданий, вступал солдат не мститель, а освободитель немецкого народа, воин-гуманист. В этом проявлялось моральное [47] превосходство Советской Армии над немецко-фашистской армией — армией насильников и поработителей других народов.

Продвижение советских войск на запад и вступление на вражескую территорию требовали устранения беспечности и проявления высокой бдительности. Поэтому в партийно-политической работе много внимания уделялось вопросам борьбы с самоуспокоенностью, разоблачения вражеской агентуры, укрепления моральной стойкости войск, поддержания высокого наступательного порыва.

Вступив на территорию буржуазных государств, советские воины увидели необычные для них капиталистические порядки. Важно было показать им социальную природу представшей действительности и сохранить глубокую убежденность в великих преимуществах советского социалистического строя.

Многогранная политико-воспитательная работа проводилась среди нового пополнения. Особое внимание уделялось воинам, прибывшим из; освобожденных от немецко-фашистской оккупации районов, которые значительное время подвергались воздействию фашистской и буржуазно-националистической пропаганды. Многие бойцы, призванные из западных областей Белоруссии и Украины, были малограмотны, ранее не служили в армии и не имели боевого опыта. Внимательный подход к их воспитанию и обучению имел огромное значение в подготовке к трудным завершающим сражениям. Политорганы и партийные организации вели работу по дальнейшему идейному и организационному укреплению партийных организаций, усилению их влияния на жизнь и боевую деятельность подразделений и частей.

В действующей армии и на флоте к январю 1945 г. имелось 47 074 первичные партийные организации, которые насчитывали 1 783 тыс. членов и кандидатов в члены партии, и 40 567 первичных комсомольских организаций, в которых состояло более 1053,1 тыс. комсомольцев. 92 процента рот и равных им подразделений имели партийные организации {97}. Это была огромная сила, которая обеспечивала авангардную роль партии и полную боевую готовность Вооруженных Сил к нанесению завершающих ударов и победоносное окончание войны.

В конце 1944 г. готовилось к проведению наступательных операций по вторжению в Германию и американо-английское командование. Его планы были рассмотрены и одобрены на второй Квебекской конференции (Канада, 11 — 16 сентября 1944 г.), а затем уточнялись при встречах представителей военного командования США и Великобритании в Брюсселе (18 октября) и в Маастрихте (7 декабря). «Наше намерение заключается в том, — писали Ф. Рузвельт и У. Черчилль в сентябре 1944 г. И. В. Сталину, — чтобы быстро продвигаться вперед в целях уничтожения германских вооруженных сил и проникновения в сердце Германии. Наилучшая возможность для нанесения поражения противнику на Западе заключается в ударе по Руру и Саару... Северная линия подхода явно имеет преимущества над южной, и нам абсолютно необходимо до наступления плохой погоды открыть северные порты, в частности Роттердам и Антверпен. Поэтому наши главные усилия будут сосредоточены на левом фланге...» {98}

После краткого изложения двух возможных вариантов действий: союзных войск в Италии Рузвельт и Черчилль подчеркнули, что готовятся планы комбинированной сухопутной и морской операции, которая [47] будет осуществлена, если этого потребует обстановка, на полуострове Истрия. Захват полуострова Истрия должен был, по мнению британского премьера, обеспечить выход американо-английских войск к Вене раньше русских. В выступлении на конференции в Квебеке он заявил: «Меня всегда привлекала идея начать наступление справа, чтобы нанести Германии удар в адриатическую подмышку. Нашей целью должна быть Вена. Если германское сопротивление будет сломлено, мы, конечно, должны суметь дойти до этого города скорее и более легким путем... Соображением, говорившим в пользу этого наступления справа, было быстрое проникновение русских на Балканский полуостров и опасное распространение там советского влияния» {99}.

Планы союзного командования в большой степени зависели от побед Советской Армии и успехов освободительного движения в Европе и Азии. Правящие круги США и Англии были крайне обеспокоены судьбой буржуазных режимов в освобожденных Советской Армией странах и стремились продвинуться как можно быстрее и дальше на восток. В связи с этим главы правительств США и Великобритании планировали на конец декабря стремительное наступление к Рейну, форсирование этого водного рубежа и продвижение в глубь Германии. Относительно способов достижения намеченной цели между английскими и американскими военными руководителями имелись серьезные разногласия. Комитет начальников штабов Великобритании настаивал на сосредоточении всех американо-английских сил для нанесения удара на главном направлении — северном {100}. При этом английское командование придерживалось так называемой стратегии «узкого фронта». Она заключалась в следующем. Командующий 21-й группой армий фельдмаршал Б. Монтгомери предлагал главный удар нанести английскими войсками севернее Арденн в северо-восточном направлении, с тем чтобы выйти к Руру с севера, а овладев им, быстро продвинуться на Гамбург и оттуда наступать на Берлин. Он писал: «Я считаю, что лучшим объектом наступления является Рур, а затем Берлин, куда следует двигаться по северному пути... Все, что мы сможем сделать на других направлениях, так это сковать крупные силы противника» {101}. Эйзенхауэр руководствовался концепцией «широкого фронта». Он также намечал Берлин конечной целью союзников, но хотел продвигаться к нему «наиболее прямым и быстрым путем объединенными американо-английскими силами, поддерживаемыми другими имеющимися силами, проходя через важнейшие центры и занимая стратегические районы на флангах...» {102}.

Главнокомандующий союзными войсками на западном фронте планировал операции в два этапа: первый предусматривал достижение Рейна, второй — форсирование этой реки и продвижение в глубь Германии. На первом этапе 21-я группа армий после выпрямления линии фронта на своем правом крыле должна была решать задачу по освобождению левого берега Рейна к югу от Бонна. Одновременно предусматривалось, что 3-я американская армия нанесет удар в северо-восточном направлении на Майнц. Форсирование Рейна на втором этапе намечалось только в конце мая {103}.

Премьер Великобритании, во многом разделявший мнение английских военачальников, был все же вынужден поддержать предложение [48] Эйзенхауэра, не считая возможным пойти на обострение отношений с США.

Что касается действий союзных войск в Италии, то заинтересованность англичан в этом районе была особенно большой. Однако они не рассчитывали достигнуть здесь быстрых и решительных успехов. К тому же американцы не соглашались усиливать здесь армии за счет ослабления западного фронта.

При планировании действий авиации считалось, что ее общая задача должна заключаться в последовательной дезорганизации и подрыве военно-экономического потенциала Германии, а также в непосредственной поддержке своих наземных войск и военно-морских сил. Первоочередными объектами бомбардировок считались заводы по переработке нефти и производству синтетического бензина, а также склады горючего, затем — пути сообщения, военные склады, предприятия транспортного машиностроения и танковой промышленности. Непосредственная поддержка войск на поле боя должна была осуществляться по мере надобности. Новой директивой от 1 ноября 1944 г. стратегическим военно-воздушным силам рекомендовалось лишь два направления действий: по заводам и складам горючего, а также по транспортным объектам {104}. Перед военно-морским флотом США и Англии, действовавшим в Атлантике, ставилась задача по защите своих морских коммуникаций.

Согласно этим решениям проводилась дальнейшая подготовка к операциям. Однако в декабре обстановка в Европе становилась для союзников с каждой неделей все менее обнадеживающей. Продвижение американо-английских войск оказалось не столь быстрым, как планировалось. Уже 6 декабря премьер-министр Англии Черчилль телеграфировал президенту США Рузвельту, что союзникам приходится сталкиваться с такими фактами, как задержка выхода сил к Рейну и его форсирования на кратчайшем пути к Берлину, серьезные неудачи в Италии, а также отвод большей части германских войск с Балканского полуострова в Венгрию и Австрию и другие {105}.

Контрнаступление немецко-фашистских войск в Арденнах еще более спутало планы союзников. Основательно опасаясь дальнейшего неблагоприятного развития событий на западе, американо-английское командование прежде всего обращало свои взоры на СССР, а планирование военных действий ставило в непосредственную зависимость от наступления Советской Армии, которое могло привести к ослаблению немецко-фашистской группировки на западе. Это позволило бы им приступить к подготовке новых операций. Оперативно-стратегические планы военных действий на 1945 г. против фашистской Германии окончательно были разработаны западными союзниками только к 20 января. Они были утверждены Объединенным комитетом начальников штабов на совещании, которое проходило на острове Мальта с 30 января по 2 февраля.

Таким образом, в то время как Советская Армия уже наступала по всему фронту, американо-английское командование занималось только планированием и подготовкой крупного наступления, а их войска вели боевые действия по улучшению своего положения. Это позволило немцам перебросить значительные силы на советско-германский фронт, что облегчило обстановку для союзников.

Политика и стратегия фашистской Германии на заключительном этапе войны исходили из признания неоспоримого факта, что война проиграна. Вопрос состоял лишь в том, как найти путь к наиболее приемлемому выходу Германии из войны. Фашистская верхушка видела его в дальнейшем [49] затягивании вооруженной борьбы, надеясь на раскол антифашистской коалиции. Гитлер, зная о существовании противоречий по отдельным проблемам между СССР, с одной стороны, США и Англией — с другой, всеми способами стремился разжечь их. Он был убежден, что имеющиеся противоречия приведут к распаду союза между ними. В конце августа 1944 г. он утверждал: «Настанет время, когда напряженность в отношениях между союзниками достигнет такой степени, что разрыв будет неминуем. История показывает, что все коалиции рано или поздно непременно распадались» {106}.

Исходя из таких политических предпосылок, немецко-фашистское командование строило свой стратегический план на 1945 г. Он заключался в том, чтобы, сосредоточив основные силы на советско-германском фронте и опираясь на заблаговременно подготовленную глубоко эшелонированную оборону, не допустить продвижения советских войск в глубь Германии. На западном фронте гитлеровское руководство стремилось во что бы то ни стало удержать инициативу, что могло бы изменить обстановку в пользу Германии. 28 декабря 1944 г. при обсуждении плана наступления на Эльзас Гитлер заявил: «Если мы хотим привести обстановку в соответствие с намеченной нами перспективой, нам необходимо понять следующее: мы должны нанести решительное поражение какой-либо одной из мировых держав, противостоящих нам, — России, Англии или Америке» {107}. Поскольку в районе Арденн не удалось достигнуть намеченной цели одним ударом, верховное главнокомандование намеревалось осуществить свой план несколькими операциями, в ходе которых предполагалось уничтожить по частям американские дивизии, находившиеся южнее района проникновения в Арденнах. Первая такая операция намечалась в Эльзасе и на Верхнем Рейне главным образом против ослабленной 7-й американской армии. После этого предполагалось возобновить наступление на Маас {108}.

Как и раньше, немецко-фашистское руководство стремилось наступательными действиями расстроить планы американо-английского командования, выиграть время и получить возможность для переброски части сил для отражения ожидаемого наступления Советской Армии. По мнению политического и военного руководства Германии, все это должно было заставить правительства США и Великобритании изменить свою политику по отношению к рейху. В то же время оно хорошо понимало, что выполнение намеченных замыслов зависело прежде всего от того, как будут развиваться события на советско-германском фронте. Этому фронту уделялось первостепенное внимание. Обстановку на советско-германском фронте к началу 1945 г. гитлеровское командование расценивало следующим образом: «Учитывая долгое время приготовлений, позволившее противнику значительно пополнить и подготовить свои войска, а также далеко идущие планы (Прага, Бреслау, Познань, Грауденц, Данциг и в конечном итоге Берлин), следует ожидать, что советское руководство намерено в предстоящей наступательной операции нанести решающий для хода всей войны удар с целью уничтожения германской армии на востоке» {109}.

Гитлеровское командование считало, что Советская Армия сначала предпримет операцию по уничтожению блокированной группировки [50] в Курляндии, а затем перейдет в наступление в Восточной Пруссии. Одновременно ожидалось наступление советских войск в Южной Польше, Чехословакии и Венгрии, а на центральном участке фронта, от Варшавы до сандомирского плацдарма, — лишь сковывающие действия. Из такой оценки обстановки была определена группировка немецко-фашистских армий и ускоренно готовилась оборона. В начале января гитлеровскому командованию удалось установить, что главные силы Советской Армии сосредоточиваются на берлинском направлении. Однако за время, оставшееся до начала наступления советских войск, оно уже не могло принять существенных контрмер.

В целом планы немецко-фашистского руководства были далеки от реальности. Они не учитывали возросшей мощи СССР и его союзников, переоценивали свои возможности. Неверное определение вероятного направления главного удара Советской Армии усугубляло положение. Расчет на раскол антигитлеровской коалиции был также неоправданным. Несмотря на имевшиеся противоречия, союзники были едины в стремлении добиться безоговорочной капитуляции фашистской Германии.

Таким образом, в целом военно-политическая обстановка в Европе к началу 1945 г. была благоприятной для стран антифашистской коалиции и, наоборот, крайне невыгодной для гитлеровской Германии. СССР располагал мощными вооруженными силами, которые на всех фронтах прочно удерживали стратегическую инициативу. Значительные силы имели США и Великобритания.

Разгром фашистской Германии приближался. На это были направлены планы стран антигитлеровской коалиции. Определяющее влияние должны были оказывать решительные действия Советских Вооруженных Сил.

Продолжая держать под своим контролем территорию Норвегии, Дании, Голландии, Австрии, большую часть Польши, Чехословакии, часть Венгрии, Югославии и Италии, а также располагая еще значительной армией, сохранившей боеспособность, гитлеровское руководство рассчитывало упорной обороной на всех фронтах затянуть войну до того времени, когда обстановка изменится в благоприятную для Германии сторону. При этом советско-германский фронт по-прежнему рассматривался фашистским руководством как основной и решающий, сюда было приковано все его внимание. Оно хорошо понимало, что именно здесь в заключительных сражениях будут решаться судьба рейха и дальнейшее развитие событий на западном и итальянском фронтах.

Все это требовало от Коммунистической партии, советского народа, Вооруженных Сил новых усилий и напряженной борьбы для достижения окончательной победы над фашистской Германией и установления мира в Европе.

Оглавление. Завершение разгрома фашистской Германии

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.