Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Штурм Кенигсберга в 1945. Ликвидация группировки врага на Земландском полуострове

С уничтожением немецко-фашистских войск юго-западнее Кенигсберга обстановка на правом крыле советско-германского фронта значительно улучшилась. В связи с этим Ставка Верховного Главнокомандования провела ряд мероприятий. С 1 апреля был расформирован 2-й Прибалтийский фронт, часть его войск (4-я ударная, 22-я армии и 19-й танковый корпус) выведена в резерв, а управление фронта и оставшиеся объединения переподчинены Ленинградскому фронту. 50-я, 2-я гвардейская и 5-я армии 3-го Белорусского фронта были переброшены на Земландский полуостров для участия в предстоящем штурме Кенигсберга, а 31, 28 и 3-я армии выведены в резерв Ставки. Были осуществлены и некоторые организационные изменения в управлении войсками. С 3 апреля Ставка Верховного Главнокомандования вывела управление и штаб Земландской группы советских войск в резерв, а силы и средства подчинила командованию 3-го Белорусского фронта. Генерал И. X. Баграмян вначале был оставлен заместителем, а в конце апреля назначен командующим фронтом.

3-й Белорусский фронт получил задачу разгромить кенигсбергскую группировку и овладеть крепостью Кенигсберг, а затем очистить весь Земландский полуостров с крепостью и военно-морской базой Пиллау. Советским войскам, действовавшим против немецко-фашистских армий в Курляндии, приказывалось перейти к жесткой обороне, а на главных направлениях держать сильные резервы в боевой готовности, чтобы при ослаблении обороны противника немедленно перейти в наступление. Для выявления перегруппировок врага и его возможного отхода они должны были вести непрерывную разведку и путем огневого воздействия держать его в постоянном напряжении. На них была возложена также задача готовиться к наступлению с целью ликвидации курляндской группировки. Эти мероприятия должны были исключить возможность усиления немецко-фашистских войск за счет курляндской группировки на других направлениях.

Огонь ведёт артиллерийский расчёт Д.С. Половенко. 3й Белорусский фронт. 19 февраля 1945 г.
Огонь ведёт артиллерийский расчёт Д.С. Половенко. 3й Белорусский фронт. 19 февраля 1945 г.

К началу апреля группировка противника на Земландском полуострове и в крепости Кенигсберг хотя и уменьшилась, но по-прежнему представляла серьезную угрозу, так как опиралась на мощную оборону. Кенигсберг, еще задолго до второй мировой войны превращенный в сильную крепость, был включен в Хейльсбергский укрепленный район. Вступление советских войск в пределы Восточной Пруссии в октябре 1944 г. заставило гитлеровцев усилить оборону города. Он был выделен в самостоятельный объект обороны, граница которого проходила по внешнему обводу крепости.

С приближением фронта к Кенигсбергу важнейшие предприятия города и другие военные объекты усиленно зарывались в землю. В крепости и на подступах к ней возводились укрепления полевого типа, которые дополняли имевшиеся здесь долговременные сооружения. Кроме внешнего оборонительного обвода, который советские войска частично преодолели в январских боях, были подготовлены три оборонительные позиции.

Внешний обвод и первая позиция имели по две-три траншеи с ходами сообщения и укрытиями для личного состава. В 6–8 км к востоку от крепости они сливались в один оборонительный рубеж (шесть-семь траншей с многочисленными ходами сообщения на всем 15-километровом участке). На этой позиции насчитывалось 15 старых фортов с артиллерийскими орудиями, пулеметами и огнеметами, связанных единой огневой системой. Каждый форт был подготовлен для круговой обороны и фактически являлся небольшой крепостью с гарнизоном 250–300 человек. В промежутках между фортами размещалось 60 дотов и дзотов. По окраинам города проходила вторая позиция, включавшая каменные здания, баррикады, железобетонные огневые точки. Третья позиция опоясывала центральную часть города, имея крепостные сооружения старой постройки. Подвалы больших кирпичных строений были связаны подземными ходами, а их вентиляционные окна приспособлены под амбразуры.

Гарнизон крепости состоял из четырех пехотных дивизий, нескольких отдельных полков, крепостных и охранных формирований, а также батальонов фольксштурма и насчитывал около 130 тыс. человек. На его вооружении было до 4 тыс. орудий и минометов, 108 танков и штурмовых орудий. С воздуха эту группировку поддерживали 170 самолетов, которые базировались на аэродромы Земландского полуострова. Кроме того, западнее города дислоцировалась 5-я танковая дивизия, которая приняла участие в обороне города.

В штурме Кенигсберга должны были участвовать 39, 43, 50 и 11-я гвардейская армии, которые до этого более двух месяцев вели непрерывные тяжелые бои. Средняя укомплектованность стрелковых дивизий в армиях к началу апреля не превышала 35–40 процентов штатной численности. Всего для проведения наступательной операции было привлечено около 5,2 тыс. орудий и минометов, 125 танков и 413 самоходно-артилле-рийских установок. Для поддержки войск с воздуха выделялись 1, 3 и 18-я воздушные армии, часть сил авиации Балтийского флота, а также по бомбардировочному корпусу от 4-й и 15-й воздушных армий. В общей сложности имелось 2,4 тыс. боевых самолетов. Действия этих авиационных объединений и соединений координировал представитель Ставки Верховного Главнокомандования Главный маршал авиации А. А. Новиков. Таким образом, войска фронта превосходили противника по артиллерии — в 1,3 раза, танкам и самоходно-артиллерийским установкам — в 5 раз, а по самолетам преимущество было подавляющим.

Командующий 3-м Белорусским фронтом Маршал Советского Союза А. М. Василевский решил ударами 39, 43 и 50-й армий с севера и 11-й гвардейской армии с юга разгромить гарнизон Кенигсберга и к исходу третьего дня операции овладеть городом. Наступлением 2-й гвардейской и 5-й армий против земландской группировки противника предусматривалось обеспечение войск фронта от ударов с северо-запада. С целью максимального использования сил и средств для первоначального удара оперативное построение фронта и армий намечалось иметь в один эшелон, а боевые порядки соединений и частей, как правило, строились в два эшелона. Для действий в городе в дивизиях готовились сильные штурмовые группы и отряды. Специфика предстоящей операции сказалась и на группировке артиллерии. Так, в масштабе фронта создавались фронтовая группа артиллерии дальнего действия, группа артиллерийской блокады района Кенигсберга и группа железнодорожной артиллерии Балтийского флота для воздействия по коммуникациям и важным объектам в тылу врага. В стрелковых корпусах были созданы сильные корпусные группы артиллерии разрушения, имевшие на вооружении 152– и 305-мм орудия. Значительное количество артиллерии выделялось для обеспечения боевых действий штурмовых групп и отрядов.

В армиях на участках прорыва плотность артиллерии колебалась от 150 до 250 орудий и минометов на 1 км, а плотность танков непосредственной поддержки — от 18 до 23 единиц. Это составляло 72 процента ствольной и почти 100 процентов реактивной артиллерии и более 80 процентов бронетанковой техники. Здесь же развертывались и основные силы инженерных войск фронта, значительная часть которых использовалась в составе штурмовых отрядов и групп, где были также задействованы огнеметные подразделения.

В интересах армий ударной группировки нацеливалась фронтовая и приданная авиация. В подготовительный период ей предстояло совершить 5316 самолето-вылетов, а в первый день наступления — 4124 самолето-вылета. Предусматривалось, что авиация нанесет удары по объектам обороны, артиллерийским позициям, местам сосредоточения живой силы и боевой техники, а также по морским портам и базам. Тщательно готовился к предстоящей операции и Краснознаменный Балтийский флот. Ejo авиация, подводные лодки, торпедные катера, а также бронекатера, переброшенные на реку Прегель по железной дороге, и 1-я гвардейская морская железнодорожная артиллерийская бригада, оснащенная 130-и 180-мм пушками, готовились к решению задач по изоляции кенигс-бергского гарнизона и воспрещению его эвакуации морем.

Подготовка к штурму Кенигсберга началась еще в марте. Она велась под непосредственным руководством командования и штаба Земландской группы советских войск. Для отработки вопросов взаимодействия с командирами дивизий, полков и батальонов был использован изготовленный штабом группы детальный макет города и системы его обороны. По нему командиры изучали план предстоящего штурма в своих полосах. Перед началом наступления всем офицерам до командира взвода включительно был выдан план города с единой нумерацией кварталов и важнейших объектов, что значительно облегчало управление войсками в ходе боя. После упразднения Земландской группы войск подготовкой операции непосредственно стал руководить штаб 3-го Белорусского фронта. Однако в целях преемственности к управлению войсками привлекались работники штаба Земландской группы.

Вся деятельность войск по подготовке к штурму была пронизана целеустремленной партийно-политической работой, направлявшейся военными советами 3-го Белорусского фронта и Земландской группы войск, членами которых были генералы В. Е. Макаров и М. В. Рудаков. Командиры и политработники приняли меры по укреплению партийных и комсомольских организаций штурмовых отрядов лучшими коммунистами и комсомольцами. Во фронтовой и армейской печати широко освещался опыт советских войск при ведении уличных боев в Сталинграде, при взятии укрепленных районов в Восточной Пруссии. Во всех частях были проведены беседы на тему «Чему нас учат сталинградские бои». В газетах и листовках прославлялись героические действия бойцов и командиров, проявивших особую смелость и смекалку при штурме укреплений, публиковались рекомендации по ведению боя в условиях крупного города. Были проведены совещания начальников политорганов и заместителей командиров по политической части артиллерийских и минометных соединений и частей, а также танковых и артиллерийско-самоходных полков резерва Верховного Главнокомандования. Эти совещания способствовали усилению партийно-политической работы по обеспечению взаимодействия в ходе операции.

Непосредственному штурму крепости предшествовал четырехдневный период разрушения долговременных инженерных сооружений противника, причем один день ушел на огневую разведку и выявление целей. К сожалению, авиация из-за неблагоприятной погоды не смогла действовать в соответствии с намеченным планом. 4 и 5 апреля было совершено только 766 самолето-вылетов.

6 апреля в 12 часов после мощной артиллерийской подготовки пехота и танки вслед за огневым валом двинулись на штурм крепостных укреплений. Враг оказал упорное сопротивление. Яростные контратаки предпринимались при малейшем продвижении наступавших. К исходу дня 43, 50 и 11-я гвардейская армии прорвали укрепления внешнего обвода обороны Кенигсберга, вышли на его окраины и очистили от войск противника в общей сложности 102 квартала.

Соединения 39-й армии, прорвав внешний оборонительный обвод, достигли железной дороги на Пиллау и перерезали ее западнее Кенигсберга. Над кенигсбергским гарнизоном нависла угроза изоляции. Чтобы избежать этого, немецко-фашистское командование к западу от крепости ввело в бой 5-ю танковую дивизию, отдельные пехотные и противотанковые части. Метеорологические условия исключили участие в боевых действиях бомбардировочной авиации и значительной части штурмовиков. Поэтому воздушная армия фронта, совершив за первые два часа штурма лишь 274 самолето-вылета, не смогла помешать выдвижению и вводу в бой резервов противника.

7 апреля армии, усилив боевые порядки соединений танками, орудиями прямой наводки и противотанковыми средствами, продолжали наступление. Воспользовавшись прояснением погоды, авиация с рассветом начала интенсивные боевые действия. После трех ударов фронтовой авиации 516 дальних бомбардировщиков 18-й воздушной армии совершили массированный налет на крепость. Под мощным прикрытием 232 истребителей они разрушали крепостные оборонительные сооружения, огневые позиции артиллерии и уничтожали войска противника. Сопротивление осажденного гарнизона после этого снизилось. Неоднократным массированным налетам авиации флота и 4-й воздушной армии подверглась и база Пиллау, где находились военные корабли и транспорты врага. Всего за сутки боя советская авиация совершила 4758 самолето-вылетов, сбросив 1658 тонн бомб.

Под прикрытием артиллерии и авиации пехота и танки, имея впереди штурмовые отряды и группы, настойчиво пробивались к центру города. В ходе штурма они овладели еще 130 кварталами, тремя фортами, сортировочной станцией и несколькими промышленными предприятиями. Ожесточенность боевых действий не ослабела и с наступлением темноты. Только ночью советские летчики совершили 1800 самолето-вылетов, уничтожив многие огневые точки и подразделения врага.

Беспримерный подвиг совершило подразделение саперов-разведчиков, возглавляемое младшим лейтенантом А. М. Родителевым. Взвод входил в состав штурмовых групп 13-го гвардейского стрелкового корпуса генерала А. И. Лопатина. Глубоко проникнув в тыл противника, саперы захватили 15 зенитных орудий, уничтожили их расчеты и в неравном бою сумели удержать позиции до подхода частей 33-й гвардейской стрелковой дивизии полковника Н. И. Краснова. За проявленный героизм младшему лейтенанту Родителеву было присвоено звание Героя Советского Союза, а бойцы его подразделения награждены боевыми орденами и медалями.

С утра 8 апреля войска 3-го Белорусского фронта продолжали штурмовать укрепления города. При поддержке авиации и артиллерии они сломили сопротивление врага в северо-западной и южной частях крепости. Левофланговые соединения 11-й гвардейской армии вышли к реке Пре-гель, с ходу форсировали ее и соединились с частями 43-й армии, наступавшими с севера. Гарнизон Кенигсберга был окружен и расчленен на части, управление войсками нарушено. Только в этот день было взято в плен 15 тыс. человек.

Удары советской авиации достигли максимальной силы. Всего за третьи сутки штурма было совершено 6077 самолето-вылетов, из них 1818 — ночью. На оборонительные сооружения и войска противника в районе Кенигсберга и Пиллау советские летчики сбросили 2,1 тыс. тонн бомб различного калибра. Попытка гитлеровского командования организовать прорыв фронта окружения ударами изнутри и извне потерпела неудачу.

9 апреля бои развернулись с новой силой. Немецко-фашистские войска вновь подверглись ударам артиллерии и авиации. Многим солдатам гарнизона стало ясно, что сопротивление бессмысленно. «Тактическая обстановка в Кенигсберге, — вспоминал об этом дне комендант крепости генерал О. Лаш, — была безнадежной». Он приказал подчиненным частям капитулировать. Так закончила существование еще одна группировка противника в Восточной Пруссии. В ее уничтожении огромную роль сыграла авиация., совершившая за четверо суток 13 930 самолето-вылетов.

В итоге операции советские войска уничтожили до 42 тыс. и взяли в плен около 92 тыс. человек, в том числе 4 генерала во главе с комендантом крепости и более 1800 офицеров. В качестве трофеев им досталось 3,7 тыс. орудий и минометов, 128 самолетов, а также много другой военной техники, вооружения и имущества.

Праздничным салютом отметила Москва подвиг героев. 97 частям и соединениям, непосредственно штурмовавшим главный город Восточной Пруссии, было присвоено почетное наименование Кенигсбергских. Все участники штурма были награждены медалью «За взятие Кенигсберга», учрежденной Президиумом Верховного Совета СССР в честь этой победы.

После потери Кенигсберга гитлеровское командование все еще пыталось удержать Земландский полуостров. К 13 апреля здесь оборонялись восемь пехотных и танковая дивизии, а также несколько отдельных полков и батальонов фольксштурма, входивших в оперативную группу «Зем-ланд», в составе которой имелось около 65 тыс. человек, 1,2 тыс. орудий, 166 танков и штурмовых орудий.

Для ликвидации вражеских войск на полуострове командование 3-го Белорусского фронта выделило 2-ю гвардейскую, 5, 39, 43 и 11-ю гвардейскую армии. К операции привлекалось свыше 111 тыс. солдат и офицеров, 5,2 тыс. орудий и минометов, 451 установка реактивной артиллерии, 324 танка и самоходно-артиллерийские установки. Главный удар в направлении на Фишхаузен должны были нанести 5-я и 39-я армии, чтобы рассечь войска противника на северную и южную части и в последующем уничтожить их совместными усилиями всех армий. «Для обеспечения ударной группировки с флангов 2-я гвардейская и 43-я армии готовились к наступлению вдоль северного и южного побережья Земландского полуострова, 11-я гвардейская армия составляла второй эшелон. Краснознаменный Балтийский флот получил задачу обеспечить приморский фланг 2-й гвардейской армии от возможных обстрелов врага и высадки десантов с моря, огнем корабельной и береговой артиллерии содействовать наступлению вдоль побережья, а также сорвать эвакуацию вражеских войск и техники морем.

В ночь перед наступлением 1-я и 3-я воздушные армии нанесли серию массированных ударов по боевым порядкам войск противника, оборонительным сооружениям, портам и узлам коммуникаций.

Утром 13 апреля после мощной часовой артиллерийской подготовки войска 3-го Белорусского фронта при поддержке авиации перешли в наступление. Враг, опираясь на систему полевых инженерных сооружений, оказал необычайно упорное сопротивление. Многочисленные контратаки его пехоты поддерживались не только огнем полевой артиллерии, но и артиллерии надводных кораблей и самоходно-десантных барж.

Медленно, но неуклонно продвигались на запад советские войска. Несмотря на сильную и непрерывную боевую поддержку авиации, совершившей в первый день операции 6111 самолето-вылетов, главной ударной группировке удалось продвинуться всего на 3–5 км. Тяжелые бои продолжались и на следующий день. Особенно упорным было сопротивление противника перед центром и левым крылом фронта. Однако, опасаясь расчленения, гитлеровское командование с 14 апреля начало постепенно отводить свои части к Пиллау.

Воспользовавшись этим, советские войска атаковали его позиции на всем фронте. Наибольшего успеха добилась 2-я гвардейская армия.

Ее соединения 15 апреля очистили от противника всю северо-западную часть Земландского полуострова и устремились вдоль восточного побережья Балтийского моря к югу. К концу дня под мощным натиском советских войск рухнула оборона, преграждавшая путь на косу Пиллау. В ночь на 17 апреля двойным ударом с севера и востока соединения 39-й и 43- й армий овладели городом и портом Фишхаузен.

Остатки группировки противника (15–20 тыс. человек) отошли в северную часть косы Пиллау, где закрепились на заранее подготовленном оборонительном рубеже. 2-я гвардейская армия, ослабленная в предыдущих боях, не смогла с ходу прорвать его оборону и приостановила наступление.

С большим напряжением вели боевые действия 1-я и 3-я воздушные армии, совершавшие ежесуточно около 5 тыс. самолето-вылетов. Силы флота прикрывали приморский фланг наступавших войск, нарушали эвакуацию личного состава и боевой техники противника морем, потопили несколько кораблей и транспортов, десантных барж и подводных лодок.

Командующий фронтом принял решение ввести в сражение 11-ю гвардейскую армию. Сменив в ночь на 18 апреля войска 2-й гвардейской армии к западу от Фишхаузена, соединения 11-й гвардейской армии в первый же день провели разведку боем, а утром 20 апреля после артиллерийской подготовки атаковали противника. Шесть дней шли бои на подступах к Пиллау, одному из опорных пунктов Восточной Пруссии. Лесистая местность косы в сочетании с инженерными сооружениями повышала устойчивость обороны противника, а небольшая ширина суши (2–5 км), полностью исключавшая маневр, вынуждала наступавших проводить лобовые атаки. Только к исходу 24 апреля 11-я гвардейская армия прорвала 6-километровую зону оборонительных позиций, прикрывавших подступы к Пиллау с севера г. 25 апреля советские войска ворвались на его окраины. К вечеру над городом взметнулся красный флаг. Последний узел сопротивления врага в юго-западной части Земландского полуострова был ликвидирован.

После взятия Пиллау в руках гитлеровцев оставалась лишь узкая коса Фрише-Нерунг. Задачи по форсированию пролива и ликвидации этих войск командующий фронтом возложил на 11-ю гвардейскую армию при поддержке сил Юго-Западного морского оборонительного района. В ночь на 26 апреля передовые соединения армии под прикрытием огня артиллерии и авиации форсировали пролив. В это же время стрелковый полк 83-й гвардейской стрелковой дивизии 11-й гвардейской армии, сводный полк 43-й армии вместе с полком 260-й бригады морской пехоты силами флота были высажены на западное и восточное побережье косы Фрише-Нерунг. Совместными усилиями они захватили северный участок косы. Однако, несмотря на активную поддержку авиации и флота, наступление к югу в этот день не удалось. Соединения армии закрепились на достигнутом рубеже. В центре и в южной части косы Фрише-Нерунг, а также в устье реки Висла оказывали упорное сопротивление остатки некогда сильной вовточно-прусской группировки. 9 мая более 22 тыс. солдат и офицеров врага сложили оружие.

Разгром противника на Земландском полуострове явился финалом всей Восточно-Прусской операции.

Положительную роль в развитии событий в Восточной Пруссии сыграли боевые действия советских войск в Курляндии. Сражавшиеся соединения 1-го и 2-го Прибалтийских, а затем Ленинградского фронтов длительное время сковывали здесь крупную вражескую группировку.

Ценой больших усилий они последовательно взламывали глубоко эшелонированную оборону противника, уничтожали его живую силу и технику, препятствовали переброске его соединений на другие участки советско-германского фронта.

В январе — феврале основные боевые действия проводились на тукумском и лиепайском направлениях. Потеряв надежду на соединение курляндской и восточно-прусской группировок, противник в этот период начал переброску ряда дивизий из Курляндии. Чтобы помешать этому, 2-й Прибалтийский фронт — командующий генерал А. И. Еременко, начальник штаба генерал Л. М. Сандалов — осуществил наступательную операцию. Вначале, 16 февраля, был нанесен вспомогательный удар на его правом крыле силами 1-й ударной армии под командованием генерала В. Н. Разуваева и частично 22-й армии генерала Г. П. Короткова. Соединения этих армий успешно справились с задачей воспрепятствовать переброске вражеских частей на салдусское и лиепайское направления. Затем, 20 февраля, перешла в наступление главная группировка фронта, состоявшая из 6-й гвардейской армии генерала И. М. Чистякова и части сил 51-й армии под командованием генерала Я. Г. Крейзера. Удар был нанесен в направлении на Лиепаю с ближайшей задачей ликвидировать противника в районе Приекуле — крупного узла сопротивления на лиепайском направлении и овладеть рубежом реки Вартава. Только вводом в бой двух пехотных дивизий врагу удалось 22 февраля временно задержать наступавшие части 6-й гвардейской и 51-й армий. Однако утром следующего дня эти армии после частичной перегруппировки возобновили наступление и овладели Приекуле, а к исходу 28 февраля вышли к реке Вартава. И хотя войскам 2-го Прибалтийского фронта не удалось тактический успех развить в оперативный, то есть выйти к Лиепае, задача сковывания группы армий «Курляндия» была в основном решена.

В марте, в условиях весенней распутицы, когда войска испытывали большие затруднения с подвозом и эвакуацией, бои на подступах к Лиепае и на других участках не прекращались. 17 марта в общем направлении на Салдус перешли в наступление 10-я гвардейская и 42-я армии под командованием генералов М. И. Казакова и В. П. Свиридова. В составе 42-й армии находились 130-й Латышский и 8-й Эстонский стрелковые корпуса. Из-за нелетной погоды войска не имели авиационной поддержки, но, несмотря на это, советские воины упорно продвигались вперед. Особенно тяжелыми были бои за железнодорожную станцию Блидене, которая 19 марта силами частей 130-го Латышского и 8-го Эстонского стрелковых корпусов была взята.

В соответствии с условиями капитуляции 8 мая с 23 часов блокированные на Курляндском полуострове немецко-фашистские армии прекратили сопротивление. Войска Ленинградского фронта разоружили и пленили почти 200-тысячную группировку противника. Советские воины в основном успешно решили ответственную задачу Ставки по сковыванию группы армий «Курляндия». Более пяти месяцев они, непрерывно ведя активные действия, наносили врагу значительные потери и препятствовали переброске дивизий на другие участки советско-германского фронта.

Победа Советских Вооруженных Сил в Восточной Пруссии и Северной Польше имела большое военно-политическое значение. Она привела к разгрому крупной стратегической группировки немецко-фашистских войск. Всего за время боевых действий Советская Армия полностью уничтожила более 25 вражеских дивизий, а 12 дивизий понесли потери от 50 до 75 процентов. Уничтожение восточно-прусской группировки значительно ослабило силы вермахта. Флот Германии лишился ряда важных военно-морских баз, морских портов и гаваней.

Выполняя благородную миссию, Советская Армия освободила от фашистских захватчиков отторгнутые ими северные районы Польши. На Потсдамской конференции руководителей трех союзных держав — СССР, США и Великобритании, состоявшейся в июле — августе 1945 г., было принято историческое решение о ликвидации восточно-прусского плацдарма германского милитаризма. Кенигсберг и прилегающие к нему районы были переданы Советскому Союзу. На этой территории в 1946 г. была образована Калининградская область РСФСР. Остальная часть Восточной Пруссии вошла в состав Польской Народной Республики.

Восточно-Прусская операция была объединена общим замыслом Ставки Верховного Главнокомандования с операциями на других стратегических направлениях. Отсечение, а затем уничтожение германских армий в Восточной Пруссии обеспечили с севера военные действия Советской Армии на берлинском направлении. С выходом в конце января сил 2-го Белорусского фронта на Вислу в районе Торуни и севернее создались благоприятные условия для ликвидации восточно-померанской группировки.

По масштабам задач, которые пришлось решать фронтам, разнообразию форм и способов боевых действий, а также конечным результатам — это одна из поучительных операций Советских Вооруженных Сил, проведенная с решительными целями. Восточно-Прусская операция осуществлялась войсками трех фронтов, авиацией дальнего действия (18-й армии) и Краснознаменным Балтийским флотом. Она является примером правильного определения Ставкой Верховного Главнокомандования направлений главных ударов фронтов, которые были избраны на основе глубокого анализа обстановки, выделения соответствующих сил и средств, а также организации четкого взаимодействия между фронтами, которые наносили удары на самостоятельных, далеко отстоявших друг от друга направлениях. Потребовалось не только создать мощные ударные группировки фронтов, но и выделить необходимые силы как для расширения наступления в сторону флангов, так и для обеспечения от вероятных ударов с севера и юга.

Планы немецко-фашистского командования расположить свои резервы таким образом, чтобы нанести ими контрудары по флангам наступавших фронтов, как это было осуществлено кайзеровскими войсками в 1914 г., оказались нереальными.

Замыслу нанесения фронтами глубоких ударов и необходимости их наращивания при преодолении укрепленной и глубоко эшелонированной обороны противника соответствовали смелое массирование их сил и средств на узких участках, а также глубокое оперативное построение фронтов и армий.

В Восточной Пруссии советские войска успешно решили задачу прорыва сильно укрепленной обороны и развития наступления. В условиях упорного сопротивления врага и неблагоприятной погоды прорыв тактической зоны обороны принял затяжной характер: на 2-м Белорусском фронте она была прорвана на второй-третий, а на 3-м Белорусском — на пятый-шестой день операции. Для завершения ее прорыва пришлось привлекать не только резервы и подвижные группы армий, но и подвижную группу фронта (3-й Белорусский фронт). Однако и противник в борьбе за тактическую зону использовал все свои резервы. Это и обеспечило в дальнейшем более быстрое продвижение фронтов (свыше 15 км в сутки стрелковыми и 22–36 км танковыми соединениями), которые на тринадцатые — восемнадцатые сутки не только окружили, но — и расчленили всю восточно-прусскую группировку и выполнили свою задачу. Своевременное использование командующим 3-м Белорусским фронтом успеха на новом направлении, ввод двух танковых корпусов и армии второго эшелона фронта изменили обстановку и способствовали увеличению темпов наступления.

Ускорение темпов наступления определялось также непрерывностью боевых действий, что достигалось специальной подготовкой подразделений и частей к наступлению в ночных условиях. Так, 11-я гвардейская армия после введения в сражение прошла с боями до Кенигсберга 110 км, большую половину из них (60 км) преодолела ночью.

Разгром восточно-прусской группировки был достигнут в длительных и тяжелых боях. Операция продолжалась 103 дня, при этом особенно много времени было затрачено на уничтожение изолированных группировок. Это определялось тем, что отсеченные гитлеровские войска оборонялись в укрепленных районах, на местности и в условиях погоды, не благоприятных для наступления, в обстановке, когда противник не был полностью блокирован с моря.

В ходе Восточно-Прусской операции войскам пришлось отражать сильные контрудары противника, пытавшегося восстановить сухопутное сообщение между отсеченными группировками и главными силами вермахта. Однако быстрым маневром силами и средствами войска фронтов, сорвали замыслы немецко-фашистского командования. Только западнее Кенигсберга ему удалось создать небольшой коридор вдоль залива.

Для проведения операции привлекались крупные силы советской авиации, обеспечившей безраздельное господство в воздухе. Успешно было осуществлено взаимодействие нескольких воздушных армий и авиации Военно-Морского Флота. Авиация, используя малейшее улучшение погоды, за операцию произвела около 146 тыс. самолето-вылетов. Она вела разведку, наносила удары по войскам и обороне противника и сыграла огромную роль в сокрушении его укреплений, особенно при штурме Кенигсберга.

Значительную помощь войскам оказал Краснознаменный Балтийский флот. В сложных условиях базирования и минной обстановки авиация флота, подводные лодки и торпедные катера действовали на морских коммуникациях врага в Балтийском море, нарушая его перевозки, бомбардировочно-штурмовыми ударами авиации, артиллерийским огнем бронекатеров и железнодорожных батарей, высадкой тактических десантов содействовали наступлению сухопутных войск на приморском направлении. Однако блокировать полностью прижатые к морю группировки вражеских войск Балтийскому флоту из-за отсутствия необходимых для этого корабельных сил не удалось.

Войска фронтов накопили ценный опыт борьбы за крупные населенные пункты и города, которые обычно захватывались с ходу или после непродолжительной подготовки. Там же, где противнику удавалось организовать их оборону, гарнизоны окружались и уничтожались в ходе планомерного штурма. Значительную роль при этом играли штурмовые отряды и группы, где особой эффективностью отличались действия саперов.

Политическая работа, систематически проводимая военными советами фронтов и армий, политорганами, партийными и комсомольскими организациями, обеспечила в войсках высокий наступательный порыв, стремление преодолеть все трудности и добиться выполнения боевых задач. Операция является свидетельством зрелости советских военачальников, их высокого искусства руководства войсками. В ходе операции бойцы и командиры проявили величайшее мужество и стойкость в тяжелой борьбе. Все это совершили Советские Вооруженные Силы во имя освобождения человечества от фашистской тирании.

Родина высоко оценила ратные подвиги своих сынов. Сотни тысяч советских воинов были награждены орденами и медалями, особо отличившиеся удостоены звания Героя Советского Союза. За умелое руководство войсками орденом «Победа» во второй раз был награжден командующий фронтом Маршал Советского Союза А. М. Василевский. Командующий Во-енно-Воздушными Силами Советской Армии Главный маршал авиации А. А. Новиков стал Героем Советского Союза, а генералы А. П. Белобородов, П. К. Кошевой, Т. Т. Хрюкин, летчики В. А. Алексенко, Амет-хан Султан, Л. И. Беда, А. Я. Брандыс, И. А. Воробьев, М. Г. Гареев, П. Я. Головачев, Е. М. Кунгурцев, Г. М. Мыльников, В. И. Мыхлик, А. К. Недбайло, Г. М. Паршин, А. Н. Прохоров, Н. И. Семейко, А. С. Смирнов и М. Т. Степанищев — дважды Героями Советского Союза.

Президиум Верховного Совета СССР отметил мужество летчиков авиационного полка «Нормандия — Неман», закончивших свой боевой путь в Восточной Пруссии. За время войны отважные французские патриоты совершили более 5 тыс. боевых вылетов, провели 869 воздушных боев и сбили 273 самолета врага. Полк был награжден орденами Красного Знамени и Александра Невского. 83 человека, из них 24 в Восточной Пруссии, Награждены орденами Советского Союза, а четыре отважных пилота — М. Альбер, Р. де ля Пуап, Ж. Андре и М. Лефевр (посмертно) — удостоены звания Героя Советского Союза. После войны 41 боевой самолет Як-3, на которых сражались французские летчики, были переданы им в качестве дара советского народа. На них летчики полка возвратились на родину.

Славная победа в этой операции вошла в военную историю как эпопея доблести, мужества и геройства советских солдат, офицеров и генералов. За образцовое выполнение боевых заданий свыше 1 тыс. соединений и частей были награждены орденами, а 217 из них получили наименования Инстербургских, Млавских, Кенигсбергских и другие. Двадцать восемь раз Москва салютовала доблестным воинам в честь их побед в Восточной Пруссии.

Таким образом, в результате победоносного завершения наступления Советских Вооруженных Сил в Восточной Пруссии и Северной Польше фашистской Германии был нанесен невосполнимый урон. Потеря одного из важнейших военно-экономических районов отрицательно сказалась на общем состоянии военной экономики страны и значительно ухудшила оперативно-стратегическое положение вермахта на советско-германском фронте.

Оглавление. Завершение разгрома фашистской Германии

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.