Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Разгром окруженной в Будапеште группировки немцев и освобождение столицы Венгрии

Завершив 26 декабря 1944 г. окружение будапештской группировки противника, войска 2-го и 3-го Украинских фронтов приступили к ее ликвидации. К 1 января 1945 г. они занимали следующее положение. В восточной части города — Пеште — действовали левофланговые корпуса 7-й гвардейской армии 2-го Украинского фронта и 7-й румынский корпус. Остальные войска фронта занимали оборону на левом берегу реки Грон — от ее устья и далее на север до Турна. В резерве фронта находилась 6-я гвардейская танковая армия.

Основные силы 3-го Украинского фронта были сосредоточены на внешнем фронте окружения: 4-я гвардейская армия совместно с 7-м механизированным корпусом вела боевые действия на правом берегу Дуная западнее Эстергома и далее на юг до озера Балатон. 57-я армия перешла к обороне южнее Балатона до реки Драва у Барч. Далее на юг до Торянца должна была занять оборону 1-я болгарская армия, сменив действовавшие здесь югославские соединения. 46-я армия со 2-м гвардейским механизированным [167] корпусом вела бои фронтом на восток против гитлеровцев, оборонявшихся в западной части города — Буде. В резерве фронта находились 18-й танковый и 5-й гвардейский кавалерийский корпуса.

Немецкие танки, захваценные в районе Комарно. 2й Украинский фронт. Январь 1945 г.
Немецкие танки, захваценные в районе Комарно. 2й Украинский фронт. Январь 1945 г.

Немецко-фашистское руководство приказало будапештскому гарнизону оборонять город до последнего солдата, согласовывая свои действия с наступлением войск извне. Официальный военный комментатор германского радио заявил, что за Будапешт «будут драться... от дома к дому, от улицы к улице» {295}. Фашисты готовились любой ценой удерживать свои позиции.

Чтобы избежать лишних жертв и не подвергать город разрушению, советское командование 29 декабря 1944 г. направило окруженному гарнизону ультиматум о капитуляции. Однако гитлеровцы не приняли гуманного предложения. Парламентеры 2-го и 3-го Украинских фронтов были убиты, что явилось вопиющим фактом в истории войн. Уверенность гитлеровцев в своей безнаказанности подогревали известия о временных успехах, одержанных немецко-фашистскими войсками в Арденнской операции, а также начавшаяся переброска войск в район Будапешта для его деблокирования.

Первую попытку деблокировать окруженные войска немецко-фашистское командование предприняло в начале января 1945 г. Для контрудара юго-восточнее Комарно оно сосредоточило три танковые и три пехотные дивизии, части двух танковых дивизий, имевшие в своем составе до 500 танков и штурмовых орудий, до 700 орудий и минометов {296}. На направлении главного удара немецко-фашистские войска имели значительное превосходство в людях, артиллерии и танках. В ночь на 2 января после артиллерийской подготовки противник перешел в наступление, нанося главный удар на Бичке, Будапешт. Одновременно в районе Шюттё он, форсировав Дунай, высадил десант и начал продвижение вдоль правого берега на Эстергом. Войска, окруженные в Будапеште, перешли в наступление навстречу деблокирующей группировке. Авиация противника, поддерживавшая наступление, совершила в этот день около 450 самолето-вылетов.

Удар пришелся по войскам правого фланга 4-й гвардейской армии, которой командовал генерал Г. Ф. Захаров. Наступление гитлеровцев, своевременно не вскрытое разведкой, оказалось неожиданным: оборона армии из-за недостатка времени полностью не была подготовлена; ее резервы находились в районе Секешфехервара, то есть значительно южнее начавшихся боев, что затрудняло возможность их использования, особенно в первый день.

Наиболее ожесточенные бои велись в районе перевала в горах Герече у селения Агоштян. Ценой больших потерь противнику удалось овладеть им и прорваться в долину. Над полем боя развернулись ожесточенные воздушные бои. Имея превосходство над противником, советская авиация сосредоточила свои усилия на борьбе с танками врага, рвавшимися к Будапешту, а также на уничтожении его артиллерии и мотопехоты. Одновременно она совершала налеты на немецкие аэродромы. 2 января авиация 17-й воздушной армии, которой командовал генерал В. А. Судец, произвела 671 самолето-вылет, нанеся значительный ущерб вражеским танкам.

Определив направление главного удара немецко-фашистских войск, командующий 3-м Украинским фронтом Маршал Советского Союза Ф. И. Толбухин направил к участку прорыва армейские и фронтовые [168] резервы, а также войска, снятые с неатакованных участков фронта. Большую роль в отражении контрудара врага сыграли маневренные действия частей 18-го танкового, 1-го и 2-го гвардейских механизированных и 5-го гвардейского кавалерийского корпусов. Широко использовался маневр истребительно-противотанковой артиллерией и саперными подразделениями. Противник наталкивался на вновь создаваемые оборонительные рубежи, нес большие потери, терял превосходство в силах. За пять суток боев враг на узком участке фронта продвинулся на 30 км, потеряв большое количество личного состава и боевой техники. Не добившись успеха, он вынужден был 6 января прекратить наступление. Попытка противника прорваться из Будапешта навстречу наносившим контрудар соединениям была также сорвана войсками 46-й армии и 2-го гвардейского механизированного корпуса.

Советские воины проявляли стойкость, мужество и воинское мастерство. Так, одно из подразделений 107-го гвардейского полка 34-й гвардейской стрелковой дивизии в количестве 28 бойцов во главе с лейтенантом И. И. Паниным было окружено на небольшой железнодорожной станции у Банхиды. Гвардейцы закрепились в двухэтажном кирпичном здании, превратив его в опорный пункт. В первые же минуты боя пал смертью храбрых лейтенант Панин. Командование принял его помощник парторг 7-й роты старший сержант М. С. Стариков. Гитлеровцы открыли по дому сильный пулеметный и минометный огонь. Для поддержки своей пехоты они выдвинули четыре танка и несколько бронетранспортеров. Пять суток фашисты штурмовали дом, но так и не смогли сломить волю и стойкость гвардейцев. Горстка отважных воинов отбила 40 атак, уничтожила до 70 солдат, танк и три бронетранспортера. Получив приказ об отходе, группа ночью, забрав раненых товарищей, вышла из окружения и присоединилась к своему полку. Указом Президиума Верховного Совета СССР старшему сержанту М. С. Старикову, старшине Н. С. Онопе, старшему сержанту Ф. А. Столбову, рядовым И. П. Авдееву и В. И. Сороке было присвоено высокое звание Героя Советского Союза.

Большую роль в срыве первого контрудара немецко-фашистских войск на Будапешт сыграло проведенное по указанию Ставки Верховного Главнокомандования наступление войск левого крыла 2-го Украинского фронта. Удар нанесли 7-я гвардейская и 6-я гвардейская танковая армии под командованием генералов М. С. Шумилова и А. Г. Кравченко вдоль левого берега Дуная на Комарно с целью овладеть у этого города переправами через реку, а затем танковыми частями совместно с мотопехотой выйти в тыл врага южнее Дуная. Навстречу им из района Бичке должны были наносить удар войска 3-го Украинского фронта {297}.

Молодёжь на улицах освобождённой Вены. 1945 г.
Молодёжь на улицах освобождённой Вены. 1945 г.

В ночь на 6 января войска левого крыла 2-го Украинского фронта внезапной атакой без артиллерийской подготовки прорвали оборону противника на реке Грон и двинулись к Комарно. На следующий день они вышли на подступы к городу, но овладеть переправами на Дунае не смогли из-за упорного сопротивления врага. К тому же не перешел в наступление 3-й Украинский фронт, войска которого были втянуты в ожесточенные оборонительные бои. Однако противник, опасаясь выхода советских войск во фланг и тыл своей группировке южнее Дуная, вынужден был выделить для борьбы против 2-го Украинского фронта значительные силы, предназначенные для наступления на Будапешт, в том числе переброшенную сюда из группы армий «Центр» танковую дивизию. Ему удалось остановить продвижение 6-й гвардейской танковой и 7-й [169] гвардейской армий, даже несколько потеснить их, но продолжить решительные действия в районе Бичке он не смог.

Второй контрудар, имевший своей целью также деблокировать окруженные в Будапеште войска, враг нанес из района северо-западнее Секешфехервара в общем направлении на Замой. На этот раз его удар пришелся по войскам центра 4-й гвардейской армии. Наступление началось 7 января. В нем участвовали части трех танковых дивизий, кавалерийская бригада и части усиления {298}. Первыми приняли на себя удар соединения 20-го гвардейского стрелкового корпуса, которым командовал генерал Н. И. Бирюков. Бои носили исключительно упорный характер. По указанию командующего фронтом к участку прорыва противника были выдвинуты 7-й механизированный корпус генерала Ф. Г. Каткова, артиллерийские части и соединения.

Высокое воинское мастерство командиров, искусное ведение оборонительных боев, заключавшееся главным образом в широком маневре силами и средствами, массовый героизм советских воинов сводили на нет попытки врага добиться успеха. Командиры и политработники всех степеней проводили постоянную работу среди личного состава частей и соединений, разъясняя, как важно уничтожить прежде всего танки врага, рвавшиеся к окруженной в Будапеште группировке. Военный совет 4-й гвардейской армии опубликовал обращение, призывавшее воинов направить всю энергию и мастерство на уничтожение гитлеровских танков. Политотдел армии, во главе которого стоял полковник В. Ф. Смирнов, выпустил иллюстрированную листовку о способах борьбы с «тиграми». В армейских газетах широко освещался опыт борьбы с танками и штурмовыми орудиями врага. Бойцам, находившимся на переднем крае, своевременно доводились радостные вести о победах Советской Армии на других фронтах.

Воины армии делом отвечали на призывы командования. Соединения, части и подразделения стояли насмерть, упорно оборонялись и не сдавали своих рубежей. Потеряв в ходе наступления сожженными и подбитыми более 100 танков, противник продвинулся перед центром советских войск на 10 км, однако прорвать их оборону и соединиться с окруженной в Будапеште группировкой не смог и на этот раз.

С 12 января немецко-фашистские войска ограничивались лишь артиллерийским обстрелом советских позиций на отдельных участках фронта. Разведка сообщала, что враг производит перегруппировку. Юго-западнее Секешфехервара к исходу 17 января он сосредоточил 4-й танковый корпус СС, объединявший четыре танковые дивизии. Сюда же подтягивалась пехотная дивизия, переброшенная из Италии. Все они имели в своем составе около 750 орудий и минометов, до 550 танков и штурмовых орудий {299}.

Вопрос о проведении третьего контрудара на Будапешт обсуждался 9 января 1945 г. в ставке фашистского командования. Гитлер высказал уверенность в успехе наступления юго-восточнее Секешфехервара, на участке Чор, озеро Балатон {300}. Для прорыва обороны на этом участке привлекался 4-й танковый корпус СС. Он должен был нанести удар в северо-восточном направлении до реки Дунай, а затем развить наступление вдоль его правого берега на север и соединиться с войсками, окруженными в Будапеште {301}. Одновременно готовился встречный удар из города [170] силами до двух танковых дивизий. Авиация 4-го воздушного флота имела задачу поддержать действия наступавших войск.

Утром 18 января после короткой артиллерийской подготовки части 4-го танкового корпуса СС перешли в наступление. Удар пришелся по боевым порядкам стрелкового полка и 1-го гвардейского укрепленного района. Здесь противником была достигнута плотность до 70 танков и штурмовых орудий на 1 км. Спустя три часа в наступление на Секешфехервар перешел 3-й танковый корпус врага, наносивший вспомогательный удар. Одновременно, чтобы отвлечь внимание от направления своего главного удара и сковать войска 4-й гвардейской армии на всем ее фронте, враг небольшими силами пехоты и танков начал атаки севернее города Мор.

Введя в бой до 150 танков и штурмовых орудий, а также 60 бронетранспортеров с пехотой при поддержке артиллерии и авиации, противник на направлении главного удара прорвал оборону советских войск и в первый день продвинулся до 30 км. Не прекращая действий и ночью, танки и мотопехота врага к утру 20 января вышли к Дунаю в районе Дунапентеле. Войска 3-го Украинского фронта оказались расчлененными на две части, маневрировать силами стало трудно, поскольку севернее Дунапентеле не было подготовленных переправ через Дунай.

В сложившейся обстановке Ставка Верховного Главнокомандования 18 января возложила задачу по ликвидации окруженной группировки в Будапеште на 2-й Украинский фронт под командованием маршала Р. Я. Малиновского, переподчинив ему соединения 46-й армии. Войска

3-го Украинского фронта должны были восстановить утраченное положение на внешнем фронте окружения, юго-западнее города, и готовиться к переходу в наступление с целью разгрома группировки между Дунаем и озером Балатон {302}.

Чтобы не допустить прорыва противника к городу с юга, через коридор между озером Веленце и Дунаем, командующий 3-м Украинским фронтом приказал выдвинуть сюда части и соединения с неатакованных участков, а также из резерва. Укреплялась оборона и на левом фланге

4-й гвардейской армии, чтобы предотвратить угрозу выхода противника в тыл 57-й армии и действовавшим южнее, по реке Драва, югославским и болгарским войскам. Несмотря на трудности, связанные с нелетной погодой и перебазированием части дивизий на аэродромы восточнее Дуная, авиация 17-й воздушной армии господствовала в воздухе. Она штурмовала колонны и скопления боевой техники противника, уничтожала его самолеты на аэродромах и в воздухе, прикрывала свои войска, осуществлявшие маневр и контратаки. Только за первый день боя было совершено 718 самолето-вылетов и сбито 37 вражеских самолетов.

Однако обстановка в районе озера Балатон с каждым днем становилась напряженнее. После четырехдневных боев советские войска вынуждены были 22 января оставить Секешфехервар. Противник, не считаясь с потерями (в отдельные дни он терял до 100 танков и штурмовых орудий), хотя и медленно, но продвигался к Будапешту. Плацдарм советских войск на правом берегу Дуная сужался. К тому же переправы через Дунай в одну ночь были снесены штормом, и у них скопилось огромное количество обозов и автомашин. 26 января вражеские танки находились в 25 км от южной окраины столицы Венгрии.

В связи с ухудшением обстановки в полосе 3-го Украинского фронта Ставка 21 января возложила координацию действий 2-го и 3-го Украинских фронтов на Маршала Советского Союза С. К. Тимошенко, освободив [171] его от координации действий войск 4-го Украинского фронта {303}. При его содействии часть авиации 5-й воздушной армии 2-го Украинского фронта была переключена на поддержку войск 3-го Украинского фронта, которые отражали контрудар врага на Будапешт. 22 января совместными усилиями авиации 17-й и 5-й воздушных армий было совершено 1034 самолетовылета, сбито 36 самолетов врага. В самый трудный момент, когда противник прорвал фронт 4-й гвардейской армии и часть ее соединений оказалась отрезанной от тылов, транспортная авиация снабжала эти войска боеприпасами. С этой целью было произведено более 500 самолето-вылетов.

Господство в воздухе авиации, умело осуществленный маневр артиллерией и танками на поле боя, стойкость и мужество пехоты, самоотверженные и организованные действия всех частей, в том числе и сражавшихся в окружении, привели к тому, что наступление противника начало ослабевать. И на этот раз он был вынужден перейти к обороне, не достигнув цели. 23 января Ставка приказала командующему войсками 2-го Украинского фронта передать 23-й танковый и 104-й стрелковый корпуса в состав 3-го Украинского фронта для проведения наступления с целью ликвидации прорвавшегося к Дунаю противника, а также вывести в резерв фронта 27-ю армию в район южнее Будапешта, возложив на нее оборону острова Чепель. Подготовка удара из района северо-восточнее Веленце в направлении на Шарошд и его проведение возлагались на командующего 3-м Украинским фронтом {304}.

Маршал Советского Союза Ф. И. Толбухин принял решение разгромить врага ударами войск левого фланга 4-й гвардейской армии с севера и силами 26-й армии под командованием генерала Н. А. Гагена {305} — с юга. 27 января обе ударные группы перешли в наступление в направлении на Шарошд. После напряженных шестидневных боев они очистили от гитлеровцев правый берег Дуная и, соединившись, развернули наступление на запад. Чтобы избежать окружения, немецко-фашистское командование начало отводить свои войска. Преследуя врага, соединения 3-го Украинского фронта 7 февраля вышли на линию южнее озера Веленце, озеро Балатон и севернее Секешфехервара. Здесь по приказу командующего фронтом они закрепились.

Таким образом, за период боев в январе — феврале войска 3-го Украинского фронта нанесли врагу большие потери в живой силе и технике, особенно в танках, и почти полностью восстановили положение. Только войсками 4-й гвардейской армии было уничтожено и пленено до 30 тыс. солдат и офицеров, подбито свыше 300 танков и штурмовых орудий, до 180 бронетранспортеров {306}.

Контрудары противника не принесли ему ожидаемых результатов. Однако борьба за Будапешт приняла затяжной характер. Войскам 3-го Украинского фронта пришлось перейти к обороне. В условиях неблагоприятно сложившегося вначале соотношения сил они не только устояли, но и затем сами перешли в наступление. В этом заслуга всех родов войск. В оборонительных боях воины различных специальностей проявили высокую степень моральной и физической закалки, умение правильно использовать технику и вооружение. Удаление внешнего фронта окружения на 50 — 90 км от Будапешта позволило создать новые оборонительные рубежи [172] и обеспечило советским войскам свободу маневра силами и средствами в ходе оборонительного сражения.

Мощными танковыми клиньями враг пытался прорвать оборону на узких участках. Этой тактике были противопоставлены оборона на вновь создаваемых в ходе боя рубежах в оперативной глубине, а также широкий маневр силами и средствами к участку прорыва. Например, плотность артиллерии на 1 км фронта за счет маневра на угрожаемых направлениях возросла от 10 орудий в начале боев до 30 — 50 орудий в конце обороны.

При отражении контрударов противника активно действовала авиация 17-й воздушной армии, которая в течение января совершила 16 501 самолето-вылет, провела 327 воздушных боев, сбив при этом 281 вражеский самолет. В самые напряженные моменты сражения по врагу наносила удары и 5-я воздушная армия 2-го Украинского фронта, которой командовал генерал С. К. Горюнов.

В ходе боев в войсках проводилась непрерывная политическая работа. Ее содержанием были: широкая пропаганда героических подвигов отличившихся солдат и офицеров, их боевого мастерства, воспитание постоянной бдительности, информация о положении своей части и соседей, разъяснение боевых задач и способов их выполнения.

Неослабное внимание уделялось правильной расстановке коммунистов и комсомольцев. Они, как правило, всегда были там, где складывалась сложная, напряженная обстановка, и личным примером воодушевляли воинов на подвиги.

Пока шли бои на внешнем фронте окружения, не менее ожесточенная борьба велась по ликвидации окруженной в Будапеште группировки врага. Город был тщательно подготовлен к обороне. Его восточная часть прикрывалась тремя оборонительными обводами, фланги которых упирались в берег Дуная севернее и южнее предместий. Дома, особенно угловые, были приспособлены к обороне, а подступы к ним заминированы. На улицах и площадях противник построил баррикады и оборонительные сооружения. Крупный индустриальный центр — Будапешт с целой системой подземных ходов и сооружений враг превратил в крепость.

Бои в Пеште начались в первых числах января войсками левого фланга 7-й гвардейской армии и 18-го гвардейского стрелкового корпуса фронтового подчинения. 46-й армии 3-го Украинского фронта ставилась задача сковать действия противника в западной части города. По указанию Генерального штаба командующий 2-м Украинским фронтом Маршал Советского Союза Р. Я. Малиновский 11 января создал Будапештскую группу войск, во главе которой был поставлен генерал И. М. Афонин — командир 18-го гвардейского стрелкового корпуса. В ее состав помимо этого корпуса входили 30-й стрелковый и 7-й армейский румынский корпуса, а также девять, артиллерийских бригад различного назначения. Командующий фронтом пристально следил за развитием событий в Будапеште и своевременно влиял всеми имеющимися в его распоряжении средствами на ход боев в городе. Участник первой мировой и гражданской войн, а также испанских событий, Р. Я. Малиновский в годы Великой Отечественной войны прошел путь от командира корпуса до командующего фронтом. Полководческий талант Малиновского особенно ярко проявился в Ясско-Кишиневской операции, а также при освобождении Венгрии и Чехословакии. Он пользовался большим авторитетом в армии. Членом Военного совета фронта был генерал И. З. Сусайков, а с 1 марта его сменил начальник политуправления генерал А. Н. Тевченков. Штаб фронта возглавлял генерал М. В. Захаров, имевший большой опыт подготовки и ведения крупных операций.

Одной из важных особенностей в работе Военного совета явилось то, что войска фронта одновременно действовали на территории Чехо-Словакии [173]

и Венгрии. Задача состояла в том, чтобы найти правильные формы взаимоотношений с населением этих стран. Первостепенное место в партийно-политической работе заняло разъяснение солдатам, сержантам и офицерам задач по выполнению своей освободительной миссии. До войск доводились заявления Советского правительства, постановления Государственного Комитета Обороны о целях вступления Советской Армии на территории Чехословакии и Венгрии. Проводились и другие мероприятия, направленные на выполнение указаний Центрального Комитета Коммунистической партии по вопросам интернационального воспитания советских воинов на завершающем этапе войны. Воинов знакомили с государственным строем освобождаемых стран, расстановкой классовых сил, традициями, культурой, бытом и нравами населения. С этой целью политическое управление 2-го Украинского фронта подготовило специальные обзоры и памятки.

Чем ближе продвигались советские войска к центру Пешта, тем труднее становились бои. Гитлеровцы вели огонь из подвалов, окон, с чердаков и балконов домов, простреливая все подступы к ним. Созданные штурмовые группы при поддержке артиллерии расчленяли оборону противника, освобождая один квартал за другим. В уличных боях со всей силой проявилось высокое воинское мастерство советских воинов, сочетавшееся со смелостью, находчивостью и неудержимым стремлением к победе. Ярким примером могут служить действия батальона 659-го полка 155-й стрелковой дивизии, которым командовал капитан С. Н. Сиротюк. С 26 декабря 1944 г. по 18 января 1945 г. батальон освободил много кварталов города, захватил 9 бронетранспортеров, 33 орудия и миномета, уничтожил 70 огневых точек и взял в плен около 1 тыс. солдат и офицеров. Все эти бои были проведены с минимальными потерями. Родина увенчала бесстрашного офицера Золотой Звездой Героя Советского Союза {307}.

Противник отчаянно оборонялся. Особенно ожесточенно дрались части СС и полицейские формирования. Снабжение окруженной группировки вначале осуществлялось по воздуху: ежедневно 40 — 45 германских самолетов доставляли в город необходимые грузы. Была сделана попытка использовать для этой цели планеры и изыскать возможность организовать снабжение по Дунаю. Однако после 20 января вследствие господства советской авиации снабжение окруженной группировки по воздуху почти прекратилось, а доставку грузов по Дунаю противнику организовать так и не удалось. В дневнике военных действий верховного главнокомандования вермахта в эти дни появилась следующая запись: «В Будапеште обстановка очень серьезная... По имеющимся сведениям, положение со снабжением стало ужасным. На карту поставлено все» {308}.

Преодолевая упорное сопротивление, советские войска 17 января расчленили оборону противника в Пеште на три части. Враг начал поспешно отходить, взрывая за собой мосты через Дунай. Стремительным броском передовые части Будапештской группы войск вышли к Дунаю. 18 января войска противника в Пеште начали сдаваться в плен. В боях за восточную часть столицы фашисты потеряли только убитыми почти 36 тыс., а пленными до 63 тыс. солдат и офицеров. Было подбито и захвачено около 300 танков и штурмовых орудий, 1044 орудия и миномета, а также много других видов вооружения и боевой техники {309}. [174]

Войска 2-го Украинского фронта приступили к уничтожению противника в западной части города — Буде. Будапештская группа войск была переброшена на правый берег Дуная и усилена двумя стрелковыми корпусами (7-й румынский корпус к этому времени был переведен на другой участок фронта). В командование Будапештской группой войск в связи с ранением генерала Афонина вступил командующий 53-й армией генерал И. М. Манагаров, имевший опыт боев за крупные города.

Наступление советских войск в Буде началось 20 января. Наращивая усилия по мере переброски частей из Пешта, Будапештская группа войск продвигалась вперед. Противник оказывал упорное сопротивление. За 11 дней боев соединения группы из 608 кварталов заняли лишь 114. Продолжая теснить врага, войска Будапештской группы к 11 февраля овладели еще 109 кварталами, захватив в плен более 26 тыс. человек {310}.

В ночь на 12 февраля немецко-фашистское командование предприняло последнюю попытку вырваться из окружения. Сосредоточив на узком участке значительные силы, противник прорвал фронт. Через образовавшийся коридор вышло свыше 12 тыс. человек из находившихся в Буде 26 тыс. солдат и офицеров. Однако вскоре почти вся прорвавшаяся группа была уничтожена войсками 3-го Украинского фронта. К немецким позициям пробились всего 785 человек {311}. Оставшиеся в Буде разрозненные группы вражеских войск были уничтожены или взяты в плен. Пленен был и командующий будапештской группировкой войск генерал ССК. Пфеффер-Вильденбрух со своим штабом. Всего в боях за Будапешт было уничтожено и пленено 188 тыс. солдат и офицеров врага. 13 февраля к 10 часам столица Венгрии была полностью очищена от противника. Президиум Верховного Совета Союза ССР Указом от 9 июня 1945 г. учредил медаль «За взятие Будапешта», которой были награждены более 350 тыс. участников боев. Многие части и соединения получили почетное наименование Будапештских.

В боях за Будапешт вместе с советскими частями участвовали отдельные роты венгерских добровольцев. 11 февраля на сторону советских войск перешли 300 солдат и офицеров 6-го пехотного полка венгров во главе с подполковником О. Варихази вместе со штабом. Эта группа явилась ядром при формировании добровольческого венгерского полка, получившего наименование Будайского. После боев в Будапеште в полку уже было пять батальонов, насчитывавших 2534 человека {312}. К этому времени завершилось и формирование венгерской железнодорожно-строительной бригады, части которой в середине января приступили к восстановлению железных дорог в полосе действий 2-го Украинского фронта {313}.

В ходе боевых действий советских войск на южном крыле советско-германского фронта американо-английская авиация в соответствии с планами, согласованными на Крымской конференции, наносила удары по военным объектам на территории Венгрии и Австрии, способствуя разгрому немецкой группы армий «Юг». Например, 13 февраля 837 тяжелых бомбардировщиков американской 15-й воздушной армии совершили массированный налет на артиллерийский склад, ремонтные мастерские, железнодорожную товарную станцию, депо, нефтеочистительные заводы Венского промышленного района {314}. Эти действия в известной мере способствовали [175] разгрому противника войсками 2-го и 3-го Украинских фронтов в Венгрии.

В освобожденном Будапеште развертывалась работа по налаживанию нормальной жизни. По инициативе коммунистов фабрично-заводские комитеты возглавили восстановление заводов и фабрик. После того как советские саперы разминировали город, на заводы и фабрики начали возвращаться рабочие. В целях усиления влияния рабочего класса в управлении городом Будапештский национальный комитет, созданный еще в январе по договоренности между Венгерской коммунистической и социал-демократической партиями, 28 марта был реорганизован. Его председателем стал социал-демократ А. Сакашич, а секретарем — коммунист Д. Каллаи. В столице укреплялись революционные силы {315}.

Венгрия, ослабленная фашистской Германией, переживала тяжелое время. В стране царили голод и разруха. Особенно трудно было жителям Будапешта и населению других промышленных центров. Руководство комитета провело кампанию по сбору продовольствия на периферии для населения столицы. Одновременно с этим будапештские дети отправлялись в провинцию, где их можно было обеспечить питанием.

В марте 1945 г. Советский Союз, удовлетворяя просьбу нового Венгерского правительства, предоставил Венгрии заимообразно 20 тыс. тонн продовольствия {316}. Видный политический деятель Венгрии Д. Немеш, оценивая значение этой помощи, писал: «...своей значительной помощью Советское правительство на шесть недель обеспечило продовольствием столицу и угледобывающие районы и в то же время помогло демократическим силам выиграть время для того, чтобы сорвать саботаж реакции» {317}. Помимо этого СССР еще в феврале предоставило Временному национальному правительству Венгрии заимообразно вначале 100 млн. пенгё (в венгерских банкнотах), а несколько позднее еще 250 млн. пенгё {318}.

Военные советы 2-го и 3-го Украинских фронтов оказывали всестороннюю помощь венгерскому народу в быстрейшем восстановлении разрушенного войной хозяйства. По просьбе будапештских коммунистов и местных властей военно-инженерные части 2-го Украинского фронта в трудных условиях ледохода в короткий срок возвели через Дунай мост, который соединил восточную часть столицы с западной. Советские войска помогли организовать и провести весенний сев. В ряде случаев крестьяне получали от Советской Армии тягловый скот, горючее для уцелевших тракторов и других сельскохозяйственных машин.

Освобождением Будапешта закончился важный этап боевых действий Советской Армии. Группа армий «Юг» противника потерпела серьезное поражение. Советские войска на южном участке фронта получили возможность приступить к подготовке и проведению завершающих ударов по врагу в Чехословакии, Венгрии и Австрии.

Оглавление. Завершение разгрома фашистской Германии

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.