Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Особенности ведения войны Германией в конце второй мировой

Мощные удары Советских Вооруженных Сил и войск западных союзников лишили военную машину фашистской Германии возможности использовать экономику ранее оккупированных стран, вызвали резкое сужение промышленной базы, потерю источников стратегического сырья, что предопределило быстрое падение производства вооружения и боевой техники. Таким образом, гитлеровское руководство воочию убедилось в порочности лозунга «война питает войну», который до нападения на СССР являлся одним из ведущих принципов германского генерального штаба при планировании «молниеносных» войн.

Характерным для военной промышленности фашистской Германии стало стремление наладить производство оборонительных средств, не требовавших больших трудовых и материальных затрат. Значительно увеличился выпуск фаустпатронов (ручных противотанковых гранатометов), предпринимались попытки создать реактивные противотанковые кумулятивные средства, управляемые на расстоянии, налаживалось производство зенитных ракет. Военная промышленность гитлеровской Германии не могла удовлетворить потребности войск в авиационной и бронетанковой технике; ей пришлось полностью прекратить строительство надводных кораблей, сосредоточив основное внимание на подводных лодках новых серий.

Основным видом боевых действий вермахта являлась оборона. Упорной стратегической обороной на востоке гитлеровское командование стремилось выиграть время для решения политических задач. Вот почему наиболее боеспособные силы были брошены на советско-германский фронт. Ставя задачу вести борьбу «до последнего солдата», фашистское руководство применяло самые варварские методы ведения войны. Однако крайняя жестокость и бесчеловечность не стали ни средством достижения цели, ни компенсацией сил.

Для обороны вермахта на восточном фронте была характерна высокая активность войск при удержании важных районов и рубежей. Их действия сопровождались широким применением контрударов, перераставших [455] иногда в контрнаступление (в районах Арденн, озера Балатон). Германскому командованию путем маневра удавалось на главных направлениях создать мощные ударные группировки. Например, в районе озера Балатон на участке прорыва было сосредоточено до 70 танков и штурмовых орудий на 1 км. Но несмотря на настойчивость военного руководства в достижении поставленных целей, все попытки гитлеровцев добиться на этом фронте хотя бы оперативного успеха сводились на нет. Как правило, советское командование разгадывало планы противника и своевременно организовывало отражение его ударов. Превосходство советской стратегической мысли наглядно и убедительно выявилось в ходе Восточно-Померанской операции, когда были пресечены усилия крупной группировки врага фланговым ударом отсечь и уничтожить вышедшие на реку Одер советские войска.

Одним из самых уязвимых мест в обороне фашистских войск в 1945 г. являлся недостаток резервов. Армия резерва состояла из вновь сформированных, а также выведенных в тыл на восстановление и доукомплектование частей и соединений. При этом проблему резервов германское верховное главнокомандование пыталось решить путем массового перевода личного состава из авиации и военно-морского флота в сухопутные войска. Потери в частях и соединениях компенсировались за счет формирования местных отрядов, в большом количестве создавались подразделения фольксштурма. Особенно широко практиковалась переброска войск с западного фронта на советско-германский (6-я танковая армия СС, 12-я армия). В основном резервы предназначались для восстановления нарушенного стратегического фронта, нанесения контрударов, значительно реже — для занятия важных оборонительных рубежей в глубине и контрнаступления (Арденны, Балатон). Стратегическая оборона велась сухопутными войсками в тесном взаимодействии с военно-воздушными силами, а на приморском направлении — и с флотом.

В период стратегической обороны основная задача военно-воздушных сил фашистской Германии состояла в поддержке наземных войск. Фашистское руководство вынуждено было отказаться от практики нанесения ударов по стратегическим объектам в тылу Советской Армии. Часть авиации использовалась для прикрытия промышленных и административных центров, а также важных объектов.

Военно-морские силы продолжали поддерживать сухопутные войска, действовавшие на приморских направлениях. Морем перебрасывались резервы и материально-технические средства, эвакуировалась часть блокированных с суши группировок. Следует отметить, что уже к началу 1945 г. условия базирования немецко-фашистского флота были ограничены. Это затрудняло его действия, особенно борьбу на морских коммуникациях антигитлеровской коалиции.

В структуре стратегического руководства фашистской Германии к концу войны в Европе каких-либо особых изменений не произошло, хотя и имелись попытки найти новые организационные формы. 24 апреля был издан приказ о слиянии штаба оперативного руководства вооруженных сил и генерального штаба сухопутных войск. Это решение было направлено на создание единого органа оперативного руководства. Для обороны южных районов Германии наряду со «штабом командующего войсками Запада» был сформирован оперативный штаб «Б» — своего рода филиал верховного командования. На севере был организован «штаб обороны Северной Германии» во главе с гросс-адмиралом Деницем. Но ни одно из указанных мероприятий уже не могло повлиять на развитие событий.

За последние три с половиной года немецко-фашистская армия приобрела большой опыт в ведении оборонительных операций. Оборонительные [456] действия вермахта строились в основном на предельном напряжении всех сил и средств первого оперативного эшелона. В главной полосе обороны действия войск отличались упорством и устойчивостью, достаточно высокой активностью, выражавшейся в большом количестве контратак и контрударов. Репрессивные меры немецко-фашистского командования привели к тому, что даже в условиях полной обреченности войска сражались ожесточенно (Будапешт, Кенигсберг, Бреслау, Берлин).

Особенностью обороны в 1945 г. является то, что она отличалась высокой степенью инженерного оборудования местности на большую глубину (в Восточной Пруссии — 200 км, между Вислой и Одером — 500 км).

Оборона группы армий состояла из тактической и оперативной зон. Тактическая зона включала две полосы — главную («главное поле боя») и вторую («позиция корпусных резервов»), которая к концу войны достигала глубины 10 — 20 км. Оперативная зона состояла из третьей полосы («позиция резервов армий»), которая создавалась в 20 — 25 км, а «позиции резервов группы армий» находились в 50 — 80 км от переднего края главной полосы. В систему обороны группы армий входили заранее подготовленные укрепленные районы, за счет которых общая глубина ее с 60 — 100 км увеличивалась до 120 — 150 км. Примером может служить построение обороны на кюстринско-берлинском направлении, где полевая оборона практически переходила в Берлинский оборонительный район.

Основными видами обороны оставались позиционная («стабильная») и маневренная («сдерживающая»). Последняя применялась в том случае, если недоставало сил для организации «стабильной» обороны либо при отходе в оперативную глубину. Иногда боевые действия осуществлялись по принципу «эластичной обороны» — сочетание упорной, заблаговременно подготовленной обороны на основных направлениях и рубежах с маневром на второстепенных направлениях и промежуточных рубежах. Следует отметить, что на завершающем этапе войны в Европе гитлеровское руководство отдавало предпочтение позиционной обороне.

Оперативное построение армий и групп армий в обороне обычно было одноэшелонным с выделением резервов, которые состояли из танковых корпусов или танковых и моторизованных дивизий. Наиболее упорна противник удерживал тактическую зону, особенно главную полосу, в борьбу за которую вводились не только корпусные, но и армейские резервы. Основная тяжесть возлагалась на пехотные дивизии, усиленные артиллерией и танками. Танковые и моторизованные дивизии находились в резерве армии или группы армий и использовались для нанесения контрударов. Они, как правило, применялись в борьбе за тактическую зону. Так, 24-й и 40-й танковые корпуса (в Висло-Одерской операции резерв группы армий) были введены в сражение за вторую полосу обороны. В Берлинской операции армейские резервы были брошены в борьбу за Зеловские высоты, где проходила вторая полоса.

Контрудары наносились под основание вклинившейся группировки войск с одного или нескольких направлений. Так были нанесены контрудары восточнопомеранской, гёрлицкой и другими группировками. С целью деблокады окруженных войск противник наносил встречные удары по кратчайшему направлению. Именно таким образом в ходе Берлинской операции действовали 12-я армия и окруженная франкфуртско-губенская группировка. Однако и многочисленными контрударами немецко-фашистскому командованию не удавалось восстановить прорванный фронт своей обороны. Недостаток резервов, стремление удерживать занимаемые рубежи вне зависимости от сложившейся обстановки вели к напрасным потерям. Не оправдала себя попытка создания устойчивой обороны и на крупных водных рубежах (Нарев, Висла, Одер, Рейн и другие). [457]

Таким образом, в 1945 г., как и в предшествующие годы, немецко-фашистскому командованию не удалось решить проблему создания устойчивой оперативной обороны.

Наиболее сильной частью военного искусства вермахта была тактика. Характерными чертами тактической обороны гитлеровских войск являлись упорное удержание «главного поля боя», тщательно спланированные боевые действия за него, быстрый, решительный и умелый маневр танковыми частями и подразделениями в случае прорыва обороны.

В ходе войны фашистское командование из-за больших потерь на восточном фронте вынуждено было постоянно менять организационную структуру частей и соединений. Большинство дивизий были сокращенного состава. Хотя количество полков осталось прежнее, они переводились на двухбатальонный состав, а авиаполевые и легкопехотные дивизии — на двухполковой состав. Количество бронеединиц в танковых дивизиях фактически уменьшилось до 110 — 120 {883}. Постоянно менялся и людской контингент частей и соединений. Вынужденная реорганизация продолжалась практически до последних дней войны.

Еще в 1943 — 1944 гг. немецко-фашистские войска приобрели опыт ведения тактической обороны. Значительное сокращение линии фронта в 1945 г. позволило гитлеровскому командованию создавать на важнейших направлениях мощную, глубоко эшелонированную оборону с применением разнообразных инженерных средств. Она стала сплошной и строилась по принципу сочетания траншей с опорными пунктами и узлами сопротивления. В системе обороны широко использовались реки, каналы, населенные пункты, густая сеть шоссейных и железных дорог, искусственные преграды и заграждения (рвы, завалы, ловушки и другие), сооружались долговременные (железобетонные) огневые точки, бетонированные командные и наблюдательные пункты, противотанковые рвы, различные проволочные препятствия, бетонные и деревянные надолбы, металлические ежи. Особенно широко практиковалась постановка минных заграждений.

При организации обороны большое внимание уделялось выбору и использованию местности. Предпочтение отдавалось той, которая благоприятствовала организации опорных пунктов и противотанковой обороны, допускала глубокое эшелонирование, имела хорошие пути подхода для своих войск и была скрыта от наблюдения со стороны наступавших.

Тактика немецко-фашистских войск в обороне преследовала цель разгромить основные силы наступавших перед передним краем «главного поля боя» или в крайнем случае внутри него. Если советские войска вклинивались в главную полосу обороны, проводились настойчивые и многократные контратаки при поддержке артиллерии. В отношении использования танков гитлеровские военачальники полностью придерживались устава «Вождение войск», где говорилось: «Танки следует использовать наступательным образом. Они являются решающим резервом в руках общевойскового начальника и особенно пригодны к производству контратак, а также для борьбы с танками противника» {884}. Очень часто, особенно в Берлинской операции, танки применялись небольшими подразделениями (взвод, рота) для действий из засад. Противотанковая оборона осуществлялась силами артиллерии (в том числе и зенитной), танками и штурмовыми орудиями, создавались минные поля и другие противотанковые препятствия.

Таким образом, в оборонительном бою немецко-фашистское командование опиралось на сильный, хорошо организованный минометно-артиллерийский [458] огонь, широкую сеть инженерных заграждений, искусственных и естественных преград, стойкость и активный характер действий своих войск. Однако, несмотря на все сильные стороны тактической обороны немецко-фашистских войск, она не смогла противостоять высокому искусству советского командования и не сыграла той роли, которая ей отводилась. В целом военному искусству гитлеровской Германии было свойственно в ходе всей войны, и в 1945 г. особенно, несоответствие поставленных целей реальным возможностям.

* * *

Военное искусство стран антигитлеровской коалиции в 1945 г. развивалось в тесной взаимосвязи с ростом их военно-экономического потенциала и боевого опыта, приобретенного в предшествующие годы. На завершающем этапе войны в Европе Советские Вооруженные Силы, а также армии США и Великобритании в основном осуществляли стратегические наступательные операции, итогом которых был полный разгром вермахта. Все эти операции проводились при превосходстве армий союзников в силах и средствах. Крупные стратегические операции Советских Вооруженных Сил оказывали решающее влияние на боевые действия американо-английских войск. Развернувшееся на огромном фронте январское наступление Советской Армии сорвало контрнаступление немецко-фашистских войск на западном фронте и создало союзникам благоприятные условия для перехода к активным действиям.

Как и в предшествующие годы войны, решающие события в 1945 г. происходили на сухопутном фронте. Именно разгром армий фашистской Германии привел к ее безоговорочной капитуляции. Действия военно-морских флотов США и Англии в основном были направлены на защиту своих морских коммуникаций. Значительно ослабленные надводный флот и авиация, а также довольно сильный подводный флот фашистской Германии уже не могли нанести ощутимого ущерба боевым кораблям и транспортным судам союзных держав. Их мощные флоты обеспечивали перевозки без серьезных потерь.

Авантюризм правящих кругов фашистской Германии особенно ярко проявился в 1945 г. Он наложил свой отпечаток на всю военную систему государства, и в первую очередь на стратегию. Порочная в своей основе, построенная на преувеличении роли субъективных факторов, военная стратегия оказалась не в состоянии выполнить социальный заказ германских монополий и полностью обанкротилась. Попытки гитлеровского руководства упорной стратегической обороной выиграть время для решения политических задач провалились: оно не смогло достичь ни одной из поставленных целей.

Оглавление. Завершение разгрома фашистской Германии

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.