Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Организаторская и идеологическая коммунистической партии на Дальнем Востоке в 1941-1495 гг.

В период Великой Отечественной войны деятельность дальневосточной партийной организации велась в специфических условиях. Будучи самыми отдаленными районами страны, Приморский и Хабаровский края фактически являлись прифронтовой зоной, в которой в любой момент могли вспыхнуть военные действия. Особенно [304] напряженной была обстановка в 1941 — 1942 гг., когда японские милитаристы готовились совершить нападение на Советский Союз, чтобы с востока поддержать своего союзника — фашистскую Германию. В годы войны на запад, в действующую армию, шел непрерывный поток боевой техники и боеприпасов, сырья и продовольствия, одежды и медикаментов, созданных трудом рабочих, колхозников и интеллигенции Дальнего Востока.

Территория Дальнего Востока и Забайкалья, включавшая в те годы Приморский и Хабаровский края, Читинскую область, Бурят-Монгольскую и Якутскую автономные республики, составляла 30,6 процента всей территории Советского Союза. Для этого региона была характерна весьма невысокая плотность населения. При средней плотности по стране девять человек на 1 кв. км на Дальнем Востоке она составляла менее одного человека на 1 кв. км.

Национальный состав населения был очень разнообразным. За годы Советской власти на Дальнем Востоке произошли крупные социально-экономические изменения. Увеличилась численность рабочего класса, укрепился его братский союз с колхозным крестьянством и народной интеллигенцией. Все народности этой некогда отсталой окраины России стали равноправными в единой семье народов страны. Открылся широчайший доступ трудящимся к богатствам духовной культуры.

Уже в предвоенные годы стало ясно, насколько правильным и дальновидным оказался курс Центрального Комитета партии и Советского правительства на укрепление этого района. Своими трудовыми подвигами, идейной убежденностью и патриотизмом население Дальнего Востока показало, что в случае империалистической агрессии Советский Союз будет иметь прочный и нерушимый тыл, способный питать фронт всем необходимым для победы.

Военно-политическое и экономическое значение советского Дальнего Востока с началом войны резко повысилось. Временная оккупация части:, европейской территории страны и связанные с этим экономические трудности в первый период войны поставили перед Коммунистической партией; и Советским правительством задачу незамедлительного увеличения добычи сырья и производства важнейших военно-стратегических материалов, в восточных районах, в том числе и на Дальнем Востоке.

Руководствуясь решениями Центрального Комитета партии, партийные организации краев, областей и автономных республик Дальнего Востока буквально с первых дней войны начали проводить работу по мобилизации трудящихся на выполнение новых военно-хозяйственных задач. 27 июня 1941 г. бюро Хабаровского краевого комитета партии и краевой исполнительный комитет депутатов трудящихся приняли совместное решение «О мероприятиях по изготовлению артиллерийских выстрелов, и авиационных бомб на предприятиях Хабаровского края» {756}.

Большое значение в мобилизации трудящихся на выполнение задач, поставленных Центральным Комитетом партии и Государственным Комитетом Обороны перед партийными организациями краев, областей и автономных республик в условиях Великой Отечественной войны, имели пленумы крайкомов и обкомов партии. Так, VI пленум Приморского край-кома партии, состоявшийся в ноябре 1941 г., подвел итоги работы за первые военные месяцы, нацелил коммунистов и всех тружеников края на работу для фронта, поставил конкретные задачи. «В дни Отечественной войны, — подчеркивал в докладе на пленуме секретарь крайкома Н. М. Пегов, — промышленность должна давать все, что нужно для фронта, столько [305] и так быстро, как этого требует обстановка военного времени» {757}. Пленум крайкома партии предложил всем партийным организациям повысить роль коммунистов, улучшить воспитательную работу, усилить политическую агитацию в массах, всемерно развивать у трудящихся революционную бдительность, стремление самоотверженно служить Родино. «В центре внимания партийных организаций, — указывалось в постановлении пленума, — должны постоянно стоять вопросы выполнения оборонных заказов и удовлетворения всех нужд фронта» {758}.

Решением пленума многие крупные и средние заводы края, производившие мирную продукцию, переключались на выпуск оружия, боеприпасов и выполнение других оборонных заказов.

Добиться полного использования мощностей и всего оборудования на предприятиях, изыскать на месте дополнительные источники сырья, обеспечить кооперирование в работе различных отраслей народного хозяйства на основе взаимной помощи, до минимума сократить управленческие штаты и расходы, бороться за экономию в работе предприятий и учреждений, расширять стахановское движение — таковы основные положения, принятие пленумом и ставшие законом для каждого коммуниста края.

Выполняя постановление Государственного Комитета Обороны от 18 сентября 1941 г. «О всеобщем обязательном обучении военному делу граждан СССл, пленум поставил задачу повсеместного военного обучения населения и указал, что помощь командованию войсковых соединений в деле повышения боевой и политической подготовки войск и Тихоокеанского флота, а также в создании местных оборонительных укреплений должна быть к центре внимания всех партийных, комсомольских и общественных организаций.

Военные сонеты Дальневосточного фронта и армий, командиры соединений и частей, военные комиссариаты развернули большую работу по организации всеобщего военного обучения трудящихся краев, областей и автономных республик. Непосредственное участие в ней приняли краевые, областные партийные комитеты и советские органы. Они руководили работой парткомов, директоров заводов, рыбных промыслов и учебных заведений, а также председателей колхозов по обучению трудящихся военному делу.

В городах и поселках были сформированы подразделения Всевобуча, подобран командно-политический состав, создана необходимая учебно-материальная база. В школах и техникумах военным обучением занимались военруки, работники военкоматов и специальных отделов Всевобуча.

Все дальневосточники от 16 до 50 лет, способные носить оружие, прошли в 1941 — 1945 гг. военное обучение без отрыва от производства и учебы. Только в Хабаровском крае программой Всевобуча овладели свыше 193 тыс., а в спецподразделениях подготовку прошли более 22 тыс. человек. В Приморье военному делу было обучено 57 тыс. человек, из которых 20 тыс. стали автоматчиками и минометчиками. Тысячи дальневосточниц овладели специальностью медицинских сестер {759}.

Многогранная деятельность ЦК ВКП(б), местных партийных и советских органов и организаций и в последующие годы войны была направлена на укрепление обороноспособности Дальнего Востока, помощь Вооруженным Силам СССР. После Крымской конференции и особенно после [306] капитуляции гитлеровской Германии она была устремлена на подготовку к войне против милитаристской Японии.

В годы войны Коммунистическая партия еще более укрепила свои ряды, еще больше возросла ее руководящая роль в жизни советского общества. На 1 июня в рядах ВКП(б) состояло 5902,2 тыс. членов и кандидатов в члены партии, в том числе в Советских Вооруженных Силах — 2973,8 тыс. и в территориальных парторганизациях — 2928,4 тыс. коммунистов.

Как и прежде, основная масса членов и кандидатов в члены партии находилась в армии и на флоте, хотя их удельный вес к общему составу партии за первые пять месяцев 1945 г. снизился с 52,6 до 50,4 процента. Сокращение численности армейских и флотских коммунистов в связи с демобилизацией продолжалось и во второй половине 1945 г. К 1 января 1946г. из Вооруженных Сил СССР выбыло 1 159 тыс. коммунистов {760}. В условиях такого быстрого перераспределения партийных сил Центральный Комитет всемерно укреплял членами и кандидатами в члены ВКП(б) решающие участки мирного строительства, но вместе с тем сохранял прочное партийное ядро в Вооруженных Силах, особенно в войсках, которым предстояло участвовать в боевых действиях на Дальнем Востоке.

Коммунисты-дальневосточники были одним из активных отрядов партии.

К лету 1945 г. на Дальнем Востоке насчитывалось свыше 3,5 тыс. первичных парторганизаций — почти на 500 больше, чем их было в 1941 г. {761}. Только в Приморье в конце 1945 г. на учете состояло более 43 тыс. членов и кандидатов в члены ВКП(б) — почти вдвое больше по сравнению с летом 1941 г. {762}. Значительно выросли партийные организации Хабаровского края. Лишь за один 1945 г. число коммунистов здесь увеличилось больше чем на 8 тыс. {763}.

Прилив свежих партийных кадров в 1945 г. происходил также в Сибири и на Урале, военная экономика которых активно включалась в подготовку боевых действий на Дальневосточном театре войны. В Красноярском крае, например, количество первичных парторганизаций за год увеличилось на 410, а в таких областях, как Новосибирская и Свердловская, где было много военных заводов, — на 387. Свыше 300 первичных организаций прибавилось в Иркутской, Омской, Кемеровской областях {764}. Новые организации ВКП(б) создавались главным образом на решающих участках народного хозяйства — в промышленности и сельском хозяйстве.

Рост партийных организаций, прежде всего в Приморском и Хабаровском краях, был особенно заметен во второй половине 1945 г., когда более интенсивно проводился прием в партию новых членов и прибывало пополнение из центральных районов страны. Для укрепления местных кадров Центральный Комитет направил на Дальний Восток значительное число коммунистов, имевших опыт работы в боевых условиях и прифронтовой полосе {765}.

Центральный Комитет ВКП(б) осуществлял меры, направленные на совершенствование форм и методов партийного руководства, усиление контроля за выполнением принятых решений, улучшение воспитательной работы среди коммунистов, широкое развертывание внутрипартийной [307] демократии. В соответствии с принятым в апреле 1945 г. постановлением «О проверке исполнения решений ЦК ВКП(б) по отчетным докладам обкомов, крайкомов, ЦК компартий союзных республик» отделы Центрального Комитета регулярно сообщали Оргбюро и Секретариату, как местные партийные органы обеспечивают выполнение решений партии и правительства. Это постановление явилось мощным стимулом для улучшения во всей партии контроля — одной из составных частей ее организаторской работы.

С переходом к решению мирных задач усилилось внимание к подбору и выдвижению кадров, расширению коллективности в работе всех партийных органов, дальнейшему повышению роли и влияния первичных парторганизаций. Все более регулярно и в установленные сроки проводились пленумы крайкомов, обкомов, горкомов и райкомов партии. Улучшилось дело с проведением отчетов и выборов в партийных органах. Но пока война не была окончена, продолжали существовать многие формы и методы организаторской работы, характерные для военного времени.

Сосредоточивая усилия на мирном строительстве, Коммунистическая партия учитывала в организаторской и воспитательной работе неизбежность войны с Японией, предпринимала важные меры по подготовке к дальневосточной кампании. Однако пока шла ожесточенная борьба с гитлеровской Германией, решить их в полном объеме не представлялось возможным. Подготовка к войне с Японией носила характер предварительных мероприятий, включавших разработку планов операций, расчеты на перевозку и сосредоточение войск, создание запасов материальных средств и т. д.

В первой половине 1945 г. Центральный Комитет значительно усилил внимание к хозяйственному развитию районов Сибири и Дальнего Востока. За несколько месяцев до начала боевых действий против Японии в ЦК ВКП(б) были заслушаны доклады секретарей Хабаровского крайкома партии Г. А. Боркова и Приморского крайкома — Н. М. Пегова. В постановлении, принятом по докладам, намечались меры по переключению всей экономики Дальнего Востока на обеспечение потребностей боевых действий {766}. Были также заслушаны отчеты секретарей Новосибирского, Курганского и Омского обкомов партии и намечены пути улучшения работы промышленности и сельского хозяйства {767}. В начале июня VI сессия Верховного Совета РСФСР, утверждая Государственный бюджет Российской Федерации на 1945 г., выделила на развитие Приморского края 235,2 млн. рублей, Хабаровского — 467,3 млн. рублей и Читинской области — 229,1 млн. рублей {768}.

Вследствие большой отдаленности будущего театра военных действий на партийные органы Дальнего Востока, Сибири и Урала возлагалась особая ответственность за максимальное использование местных сил и ресурсов в помощь действующей армии, за подготовку и обеспечение ее ближайшего тыла в соответствии с возможным развитием событий. А эти ресурсы были немалые: за время Великой Отечественной войны объем производства в машиностроении и металлообрабатывающей промышленности увеличился в Приморском крае на 55 процентов, в Амурской области — на 75 процентов, на Камчатке и в Магаданской области — в 2,3 раза {769}. ЦК обязал Молотовский, Челябинский, Кемеровский и Новосибирский [308] обкомы партии принять все меры для бесперебойной работы предприятий черной металлургии, а их первых секретарей — Н. И. Гусарова, II. С. Патоличева, С. Б. Задионченко и М. В. Кулагина — оказывать повседневную помощь металлургическим предприятиям и регулярно информировать об их работе. Существенную роль в мобилизации энергетических ресурсов Сибири и Дальнего Востока сыграло совещание энергетиков предприятий восточных районов Наркомчермета СССР, состоявшееся в конце июля.

Благодаря ведущей роли партии, усилиям сельских коммунистов значительно возросло сельскохозяйственное производство в восточных районах. Большую роль в мобилизации тружеников села на решение очередных задач сыграли принятые ЦК ВКП(б) и СНК СССР постановления о государственном плане развития животноводства в колхозах и совхозах на 1945г. и о своевременной уборке урожая и заготовке сельскохозяйственных продуктов.

Предвидя огромную нагрузку, которая ляжет на все виды транспорта в связи с переброской войск и грузов на Дальний Восток, Центральный Комитет провел большую организаторскую работу по укреплению партийного влияния на транспорте. Еще в апреле 1945 г. Государственный Комитет Обороны принял постановление по улучшению работы железных дорог Сибири и Дальнего Востока. Был образован Особый округ железных дорог Дальнего Востока. Железнодорожная магистраль Иркутск — Владивосток передавалась в ведение командования. Незадолго до начала боевых действий, в июле 1945 г., открылась новая железнодорожная линия Комсомольск-на-Амуре — Советская Гавань, которая обеспечила второй выход Транссибирской магистрали к океану. В начале июля ГКО принял постановление о развитии портов на побережье.

Своей повседневной организаторской и воспитательной работой парторганизации соответствующих наркоматов, краев, областей и районов, политорганы Советской Армии и Флота способствовали успешному решению намеченных задач по укреплению транспорта. Так, при их активном участии в июне был установлен новый график движения поездов, а на дорогах Урала и Сибири введены поезда для перевозки угля, руды и металла, которые шли по твердому графику.

Все это позволило в чрезвычайно сжатые сроки успешно осуществить беспрецедентную в истории войн переброску сил и средств из западных районов в восточные. Передвижение огромного количества составов по единственной Транссибирской магистрали было одним из выдающихся подвигов советских железнодорожников, во главе которых шли коммунисты .

Необходимость вступления Советского Союза в войну с милитаристской Японией наложила определенный отпечаток на идеологическую деятельность партии. Надо было провести огромную разъяснительную работу в массах и подготовить их к активному участию в борьбе за скорейшую ликвидацию дальневосточного очага агрессии. Командирам, политорганам и парторганизациям Вооруженных Сил предстояло подготовить в политико-моральном отношении личный состав дальневосточной группировки и прибывавших с запада объединений и соединений к ведению активных боевых действий.

Организуя идейно-политическую работу, Коммунистическая партия руководствовалась марксистско-ленинским положением о том, что победа в войне в решающей степени зависит от духовной силы народа, осознания им своего нравственного долга перед Родиной, мировым революционно-освободительным движением. Воспитывая у миллионов советских людей такие качества, как стойкость, готовность к героизму и самопожертвованию, партия опиралась на лучшие революционные и боевые традиции русского [309] и других народов СССР, на идеи советского патриотизма и пролетарского интернационализма.

Важнейшим участком идеологической работы являлись идейно-политическое воспитание тружеников советского тыла, мобилизация их на решение народнохозяйственных задач. Партия стремилась сохранить в мирных условиях тот высокий патриотический подъем и самоотверженность, с какими советские люди сражались и трудились в годы Великой Отечественной войны. В. И. Ленин учил, что гарантией успешного решения любой сложной задачи является умение объяснить массам ос насущность, вызвать энергию, энтузиазм, направленные на ее выполнение {770}. Вот почему партия разъясняла народу перспективу развития страны в послевоенное время. От духовной крепости тыла зависела и духовная крепость армии, ее способность быстро и с минимальными потерями сокрушить военную мощь милитаристской Японии.

В проведении идеологической работы партия продолжала использовать все средства духовного воздействия — устную агитацию и пропаганду, печать, радиовещание, кинематографию, литературу, искусство. Учитывалось все многообразие явлений и процессов переживаемого исторического периода, специфические особенности в жизни народов, населяющих Советский Союз.

Важную роль в идейно-политическом воспитании выполняла советская печать, в том числе орган Центрального Комитета партии газета «Правда». Через нее ЦК обращался к народу и армии, ставя перед ними неотложные задачи. Большой вклад в дело усиления политической агитации и пропаганды вносили журналы «Большевик», «Пропагандист», «Спутник агитатора», «Агитатор и пропагандист Красной Армии». В 1945 г. в стране издавалось 657 наименований журналов тиражом 73 млн. экземпляров и 6455 газет, тираж которых составлял 23 млн. экземпляров.

Партия не упускала из поля зрения и местную печать, К середине 1945 г. были восстановлены периодические издания в республиках, освобожденных от оккупантов. На Украине и в Белоруссии газет стало выходить больше, чем до войны. 20 июня 1945 г. ЦК ВКП(б) принял постановление «Об улучшении качества и увеличении объема республиканских, краевых и областных газет» {771}, в котором признавалось необходимым усилить руководство печатью, укрепить редакции квалифицированными кадрами, коренным образом улучшить содержание газет, освещение в них работы промышленности, сельского хозяйства, культурной жизни, деятельности партийных организаций.

По решению ЦК были открыты Центральные курсы для руководящих работников областных, краевых и республиканских газет; продолжали функционировать курсы при Высшей партийной школе и Московском государственном университете по подготовке и переподготовке преподавателей марксизма-ленинизма и политической экономии.

Управление пропаганды и агитации Центрального Комитета располагало 12 пропагандистскими группами, нештатными лекторами, среди которых были видные партийные, советские и военные работники, деятели науки. При ЦК компартий союзных республик, крайкомах, обкомах, горкомах и райкомах имелись нештатные лекторские группы и группы докладчиков. Всего к концу войны в стране насчитывалось свыше 28 тыс. нештатных лекторов и более 120 тыс. докладчиков. Армия агитаторов, не считая находившихся в Вооруженных Силах, составляла в это время 1,3 млн. человек, что намного превышало довоенное количество {772}. [310]

Важным средством мобилизации духовных сил народа являлась художественная литература. Партия неустанно заботилась о повышении идейно-художественного уровня литературы и искусства, добивалась проведения в жизнь принципа партийности в работе творческой интеллигенции. Выполняя постановления Центрального Комитета по идеологическим вопросам, принятые в 1944 — 1945 гг., партийные органы усилили марксистско-ленинское воспитание писателей, поэтов и работников искусства, добивались высокой идейности их произведений.

Все творчество писателей и поэтов военных лет было подчинено стремлению передать величие происходивших событий. Главным героем литературных произведений являлся народ. Широко освещалась деятельность Коммунистической партии на фронте, в народном хозяйстве, в политической жизни страны, в воспитании молодого поколения. Со страниц литературных произведений вставал образ коммуниста — бесстрашного бойца ленинской гвардии, воина-победителя, воина-труженика,

В апреле 1945 г. в Центральном Комитете состоялось совещание секретарей по пропаганде ЦК компартий союзных республик и деятелей кино, на котором обсуждалась работа республиканских киностудий. Па передовых рубежах находились такие виды киноискусства, как кинохроника, кинорепортаж, публицистические и документальные фильмы. В июне на экранах страны начал демонстрироваться полнометражный документальный фильм «Берлин», который в ходе Берлинской операции снимали 40 операторов под руководством Ю. Я. Райзмана, а в июле — «Парад Победы», имевшие большое воспитательное значение.

Изобразительное искусство к концу второй мировой войны пришло с крупными достижениями. Начав с зарисовок, этюдов, эскизов, советские художники создали крупные полотна, посвященные событиям Великой Отечественной войны. Это особенно ярко показала открывшаяся в январе 1946 г. Всесоюзная выставка, на которой были представлены работы, написанные в последний период минувшей войны.

Лучшие произведения искусства военных лет всесторонне раскрыли характер советского человека, блестяще проявившийся в годы тяжелых испытаний. Искусство сражалось вместе с народом. Произведения, наполненные пафосом невиданной стойкости и героизма советских людей, вызывали прилив патриотических чувств.

Значительно увеличилось число публикуемых книг. По объему и характеру выпускаемой литературы издательства постепенно приближались к уровню довоенных лет. В 1945 г. в стране было выпущено в свет 18.4 тыс. названий книг тиражом 298 млн. экземпляров.

Разнообразную и напряженную работу среди населения проводили музеи, библиотеки, дворцы культуры, клубы, избы-читальни. Усилиями партийных и советских органов изыскивались здания, хотя бы временно пригодные для работы культпросветучреждений, издательств, театров и кинотеатров. Государство оказывало помощь в восстановлении учреждений культуры. Главное управление театров направляло в освобожденные районы концертные бригады и творческих работников. При крупных областных и республиканских театрах создавались театральные студии. Ведущие театры страны брали шефство над театрами в городах освобожденных районов.

По инициативе общественных организаций повсюду развернулось строительство новых культурно-просветительных учреждений. Одновременно Центральный Комитет и Советское правительство успешно осуществляли принятое решение о восстановлении в городах клубов и дворцов культуры, здания которых использовались для других целей. К концу 1945 г. в стране насчитывалось 47 тыс. массовых библиотек и 94 тыс. клубных учреждений. [311]

Делу героико-патриотического воспитания народа служили постановления ЦК партии, в которых намечались мероприятия по празднованию знаменательных событий в истории русского народа. 7 мая страна отметила 50-летие со дня изобретения А. С. Поповым радио, а 15 мая — 100-летие со дня рождения ученого-биолога И. И. Мечникова. По решению ЦК в сентябре было широко отмечено 200-летие со дня рождения выдающегося русского полководца М. И. Кутузова.

Широко отмечались Всесоюзный день авиации и День Военно-Морского Флота. Возобновились физкультурные праздники. Летом 1945 г. проводился Всесоюзный день физкультурника, состоялся XI Всесоюзный шахматный турнир.

Организуя идейно-политическую работу в освобожденных районах, партия учитывала, что население не только было лишено правдивой информации о происходивших событиях, но и подвергалось усиленной обработке вражеской пропагандой. Центральный Комитет партии постоянно давал местным партийным организациям конкретные советы о постановке идеологической работы на этой территории, указывая на необходимость полного преодоления буржуазно-националистического влияния, усиления воспитания трудящихся в духе советского патриотизма и дружбы народов, ведения массово-политической работы с учетом местных особенностей.

Партия учитывала и тот факт, что на международной арене обострялось идеологическое противоборство. Притягательная сила социалистической идеологии росла, все больше завоевывая умы и сердца людей труда. В то же время империалистическая реакция разжигала кампанию антикоммунизма и антисоветизма. Необходимо было усилить пропаганду марксизма-ленинизма, отстаивание его принципов, борьбу против любых проявлений буржуазной идеологии.

Важнейшим участком военно-организаторской и идейно-воспитательной работы Коммунистической партии являлась подготовка Вооруженных Сил к предстоявшим боевым действиям. В соответствии с этим решались задачи мобилизации и развертывания войск, их технического оснащения и совершенствования организационной структуры, подготовки командных кадров и боевых резервов.

Центральный Комитет партии своевременно позаботился об укомплектовании дальневосточных фронтов опытными, прошедшими суровую школу войны с фашистской Германией, всесторонне подготовленными кадрами командного и политического состава. Для усиления партийно-политической работы в войсках и укрепления политорганов Главное политическое управление направило на Дальний Восток более 3 тыс. офицеров-политработников, имевших солидный опыт работы на фронтах Великой Отечественной войны {773}. Соединение этих кадров с теми, которые длительное время трудились на Дальнем Востоке и знали местные условия, имело исключительно важное значение.

Коммунистическая партия организационно обеспечила стратегическую переброску войск на Дальний Восток. Ставка ВГК по указанию Политбюро ЦК ВКП(б) и ГКО с особой тщательностью отбирала части, соединения и объединения для использования их в войне против Японии, которые обладали опытом прорыва вражеских укреплений и действий в горных условиях, сходных с условиями Приамурья и Маньчжурии. Помимо сухопутных войск на Дальневосточный театр были перебазированы значительные силы авиации. [312]

Гигантская передислокация советских войск с запада на восток проводилась скрытно, в строго запланированные сроки. Неоценимую помощь в этом командирам и штабам оказывали политорганы, партийные организации, которые непрерывно, от места погрузки войск в эшелоны до их выгрузки, вели партийно-политическую работу, разъясняли воинам, что, пока японские армии находятся в Маньчжурии и Корее и угрожают дальневосточным рубежам, они не вправе поставить оружие в пирамиды. Коммунисты убедительно разъясняли бойцам, что речь идет об обеспечении безопасности границ СССР, о том, чтобы ликвидировать второй очаг мировой войны. При этом постоянно подчеркивалась необходимость строжайшего сохранения военной тайны, а также обеспечения максимальной скрытности направления и целей перегруппировки.

В этот период партийно-политическая работа в армии обогатилась новыми формами и содержанием. Еще в пути проводились партийные и комсомольские собрания, на которых обсуждались задачи; связанные с выполнением нового задания партии, правительства, военного командования, политзанятия и беседы с личным составом, выпускались дивизионные газеты и боевые листки; сообщаемые по радио последние известия немедленно доводились до всего личного состава. Были оборудованы походные вагоны-клубы с библиотеками, настольными играми, музыкальными инструментами. Во время остановок эшелонов устраивались митинги с участием местного населения.

Огромную помощь командованию в переброске войск оказали партийные, советские и комсомольские организации Урала, Сибири и Дальнего Востока, которые проводили торжественные встречи эшелонов на железнодорожных станциях, заботились о питании и отдыхе воинов, снабжали политработников свежими газетами и журналами, материалами о политическом и экономическом положении на Дальнем Востоке, о самоотверженном труде рабочих, колхозников {774}. Особенно теплыми были встречи танкистов и летчиков-истребителей с коллективами заводов Урала и Сибири, где они получали новые боевые машины.

Целеустремленная, разнообразная партийно-политическая работа, проводимая в эшелонах, поднимала у бойцов и офицеров моральный дух, способствовала укреплению дисциплины, заставляла их отрешиться от «мирных» настроений, повышала чувство ответственности за выполнение предстоявших боевых задач. И хотя срок вступления в войну не сообщался, вес содержание партийно-политической работы было подчинено подготовке к активным боевым действиям с империалистической Японией. Исходя из сложившейся обстановки, Военный совет Забайкальского фронта, например, уже во второй половине мая 1945 г. дал указание политорганам «организовать всестороннее разъяснение вопросов военно-политического положения на Востоке и наших задач в связи с Заявлением Советского правительства о денонсации пакта о нейтралитете с Японией» {775}.

Военные советы фронтов, армий, политорганы и парторганизации соединений, выполняя указания ЦК ВКП(б), развернули широкую пропаганду героических подвигов советских воинов — участников Великой Отечественной войны, традиций воинов-дальневосточников — участников гражданской войны, боев у Хасана и на Халхин-Голе. Большое внимание уделялось разоблачению вероломной политики японских империалистов, их завоевательных планов.

В период подготовки к боевым действиям были значительно укреплены партийные и комсомольские организации, повышена их роль в боевом [313] и политическом воспитании воинов. За период подготовки к боям (май — июль) в войсках Забайкальского и Дальневосточного фронтов было принято в партию свыше 28 тыс. человек {776}. Только в одном Забайкальском: фронте количество коммунистов, с учетом прибывших с войсками, с мая по август увеличилось почти на 67 тыс. человек {777}. В заявлениях о приеме в партию воины неизменно писали: «Хочу идти в бой коммунистом». Вступавшие в ряды ВКП(б) знали, что они первыми поднимутся в атаку, первыми рванутся навстречу огню.

Особенно интенсивно росли парторганизации перед самым началом боевых действий. Только за июль в Забайкальском фронте в члены ВКП(б) было принято 2039 человек, кандидатами в члены ВКП(б) — 1195 человек, примерно на треть больше, чем в июне. На кораблях и в частях Тихоокеанского флота в июле 1945 г. было принято в кандидаты партии 404 человека, а в августе — 1316 человек {778}. В подавляющем большинстве частей имелись парторганизации, насчитывавшие от 5 до 12 членов и кандидатов в члены ВКП(б) {779}. В составе 5-й армии, например, непосредственно после прибытия на Дальний Восток насчитывалось 409 ротных парторганизаций, а к началу боевых действий их было уже 1600 {780}.

Следовательно, к началу наступательных действий против милитаристской Японии в советских войсках, нацеленных на освобождение Маньчжурии, Кореи, Южного Сахалина и Курильских островов, было обеспечено прочное партийное влияние. Это позволяло успешно вести боевые действия по разгрому противника, развернуть среди личного состава действенную и целеустремленную партийно-политическую работу.

Оглавление. Поражение Японии. Окончание Второй мировой

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.