Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Политика США в Южной Корее после второй мировой войны

Несмотря на капитуляцию, Япония пыталась удержать всю политическую, административную и военную власть в Южной Корее в руках колониальной администрации, возглавляемой генерал-губернатором Н. Абэ. Однако японские колонизаторы недооценили стремление корейского народа к свободе. Разгром Советской Армией японских войск в Северной Корее вызвал такой подъем политической активности корейского народа, который не могла удержать колониальная администрация. В народном движении против японцев приняли участие практически все слои корейского народа за исключением небольшой группы компрадорской буржуазии и помещиков. Повсеместно организовывались народные комитеты; [380] к концу августа 1945 г. их насчитывалось около 150 {999}. Они имели различные названия: политические народные комитеты, народные комитеты, подготовительные комитеты по организации государственной власти, но все являлись органами народной власти, представлявшей многие слои корейского народа.

6 сентября 1945 г. в Сеуле состоялся первый съезд народных представителей, который высказался за немедленное проведение широких демократических преобразований. Во главе демократического движения как в Северной, так и в Южной Корее находились коммунисты. Но в то время они не представляли достаточно организованной силы, так как находились в подполье и были разобщены. Только 20 августа 1945 г. в Сеуле был организован подготовительный комитет по воссозданию компартии, а в сентябре состоялась партийная конференция, которая избрала Центральный Комитет Коммунистической партии Кореи.

Основными политическими задачами компартия провозгласила обеспечение национальной независимости, разрешение аграрного вопроса, достижение политических свобод для всего народа и создание народной республики.

В первые после капитуляции дни японская администрация не решилась на применение вооруженной силы против нараставшего движения народа и вынуждена была пойти на уступки. Генерал-губернаторство заявило, что оно предоставляет корейскому населению политические свободы и не будет препятствовать созданию народных комитетов, и, кроме того, обязалось обеспечить гражданское население продовольствием, разрешило создание корейских отрядов общественного спокойствия. Из тюрем были освобождены политические заключенные.

Однако вскоре японское командование посчитало, что процесс, демократизации зашел слишком далеко и новая, американская, администрация вряд ли будет заинтересована в создании подлинно народных органов власти. 17 августа на всей территории Южной Кореи было введено осадное положение, а 23-го информационное бюро японской армии объявило, что она «готова к ожесточенной борьбе для охраны жизни и имущества японских подданных в Корее» {1000}. Опасаясь всенародного восстания, японские власти «обращались к американскому военному командованию с настойчивыми просьбами ускорить американскую оккупацию» {1001}.

США к тому времени уже располагали детально разработанным «сценарием» оккупации, и эти обращения удачно вписывались в него. 4 сентября группа американских офицеров из 40 человек высадилась на авиабазе Кимпхо и в тот же день прибыла в Сеул, где провела консультации с реакционными деятелями Южной Кореи о создании марионеточного правительства, оставив нетронутым колониальный аппарат японского генерал-губернаторства. Более того, в распространенном накануне высадки американских войск «Обращении к корейскому народу» генерал Макартур предупреждал, что всякое неподчинение американским оккупационным властям или японской колониальной администрации будет строго караться, вплоть до смертной казни.

8 сентября 24-й армейский корпус США под командованием генерала Дж. Ходжа высадился в порту Инчхон. Американская пропагандистская машина стремилась представить США как «освободителя» корейского народа, но первые же шаги новых властей показали, что это был обман. Вскоре после высадки, 11 сентября, в Южной Корее была учреждена военная администрация во главе с генералом А. Арнольдом. [381]

Правящие круги США стремились создать в Корее марионеточное государство, по достаточно прочной опоры в стране у них не было. На протяжении 35 лет Корея являлась японской колонией и основные экономические позиции были заняты японскими монополиями, малочисленная национальная буржуазия реальной силы не имела. Колониальный аппарат, японское законодательство оставались в силе, и никаких мер против .японской собственности в Корее принято не было. Лишь 25 сентября были запрещены сделки купли-продажи и передача имущества, принадлежавшего правительствам Японии и других государств — участников оси. За это время японцы вывезли из страны значительную часть своих активов.

«Мягкая» линия но отношению к японской администрации сочеталась с «жесткой» — по отношению к органам народной власти. Американская военная администрация отказалась признать народные комитеты в качестве представителей корейского народа. Глава военной администрации Южной Кореи генерал Арнольд, выступая на пресс-конференции, заявил: «В Корее, к югу от 38-го градуса северной широты, есть только одно правительство, созданное в соответствии с декларациями генерала Макартура, общими приказами генерал-лейтенанта Ходжа и приказами по гражданской администрации военного губернатора» {1002}.

Однако вопреки усилиям старых и новых оккупантов в стране продолжалось становление новых и укрепление ранее созданных народных органов власти. Так, 27 сентября был образован народный комитет провинции Кёнсанпукто, 16 октября — городской народный комитет в Инчхоне, 18 октября — народный комитет провинции Канвондо, 20 октября — в Чолланамдо. Трудящиеся начали организовывать профсоюзы; 5 ноября была создана Корейская лига труда {1003}.

Стремясь не допустить перехода власти в руки корейского народа, американцы спешно собирали «надежных» людей — коллаборационистов всех мастей. 53 процента офицерских должностей в государственной полиции заняли те, кто служил, ранее японским властям. Военная администрация США поощряла создание крайне правых политических организаций и групп, различного рода женских и молодежных союзов. Ведущей среди этих организаций являлась демократическая партия, руководящими деятелями которой были представители крайне консервативных и коллаборационистских слоев — «текстильные короли» братья Ким Сон Су и Ким Ен Су, а также сотрудничавшие ранее с японцами Сон Чжин У. Чан Док Су и другие. Преимущественно из представителей компрадорской буржуазии и помещиков состояла и другая реакционная партия Южной Кореи — национальная (кукминдан); к ней примыкала также часть буржуазной интеллигенции.

Сотрудничая с прояпонскими элементами, американские власти в то же время делали ставку на представителей крайне консервативной корейской эмиграции в США и Китае. Определенное место в планах США отводилось «Временному правительству» Кореи, созданному корейской эмиграцией в Шанхае еще в 1919 г. с Ли Сын Маном во главе. На протяжении всей войны оно находилось в Чунцине под опекой Чан Кай-ши, который признал его де-факто. Премьер-министром этого «правительства» являлся ярый националист Ким Гу, а Ли Сын Ман в то время находился в США. Главными заботами «правительства» были тогда перевод японских военных документов для гоминьдановской армии и шпионаж в районах, контролируемых компартией Китая. На это Ким Гу получал ежемесячно около 300 тыс. долларов и еще 500 тыс. долларов на специальные нужды {1004}. [382]

Правительство США также сотрудничало с корейской буржуазной эмиграцией, но длительное время не признавало «Временное правительство» Кореи в качестве представителя народа. Только в феврале 1942 г. министерство юстиции США приняло поправку к закону о регистрации, согласно которой корейцы, проживавшие в США, могли указывать свою подлинную национальность, а не регистрироваться в качестве японцев {1005}. 8 июня 1945 г. заместитель государственного секретаря США Д. Грю заявил: «Временное правительство Кореи никогда не осуществляло административную власть над какой-либо частью Кореи и не может рассматриваться в качестве представителя корейского народа» {1006}.

Тем не менее 16 октября 1945 г. Ли Сын Ман был доставлен на американском военном самолете в Южную Корею. Антикоммунистический курс американских правящих кругов привел их к сближению с этим прожженным политиканом. Ли Сын Ман установил контакт с крупными корейскими капиталистами. Демократическая партия и другие реакционные группировки развернули шумную кампанию за признание «Временного правительства» и настаивали на роспуске народных комитетов.

Американская военная администрация учитывала непопулярность «Временного правительства» Кореи и поэтому заявила, что рассматривает членов этого правительства как частных лиц. Но все законы оккупационных властей объективно способствовали деятельности реакции. Среди них — закон о разрешении массовых собраний и демонстраций, попиравший самые элементарные права народа, закон о регистрации политических партий, ограничивавший их деятельность, закон о нарушении порядка военной администрации, возобновлявший драконовские меры японской военщины по преследованию патриотов без суда и следствия, и многие другие {1007}.

Демократические силы Южной Кореи продолжали борьбу за создание государства, которое выражало бы интересы широких народных масс. Возглавляла ее компартия, постоянно пополнявшаяся лучшими представителями рабочих, крестьян, революционной интеллигенции. Укреплялись руководимые коммунистами массовые организации. В ноябре в Сеуле была основана Народная партия, имевшая влияние среди крестьянства и мелкой буржуазии города. Примыкала к коммунистам и созданная в том же месяце Новая народная партия.

20 ноября 1945 г. в Сеуле открылся второй съезд представителей народных комитетов, на котором присутствовало около 700 делегатов от 25 городов и 175 уездов Южной Кореи. В связи с этим глава американской военной администрации вновь повторил, что в Южной Корее есть только одно правительство, и потребовал от руководства народных комитетов самороспуска. Но съезд отклонил это требование и вынес решение усилить борьбу за передачу всей власти народным комитетам, за создание свободной и независимой Кореи.

Однако народным органам власти не удалось провести это решение в жизнь, так как американские военные власти категорически заявили о непризнании народных комитетов. Идя по пути укрепления японского полицейского аппарата, они стали заполнять его корейцами, «имевшими опыт», то есть бывшими солдатами и офицерами японской армии и полиции. Деятельность этих полицейских органов протекала под контролем и руководством американской военной полиции и была направлена на создание марионеточных вооруженных сил. В ноябре 1945 г., организовав [383] департамент «национальной обороны» с сухопутным и военно-морским отделами, Дж. Ходж и А. Арнольд приступили к формированию южнокорейских армии и военно-морского флота.

Американская военная администрация в Южной Корее отказалась передать народным комитетам японскую собственность в стране. 6 декабря генерал Арнольд издал приказ, согласно которому право владения всей японской собственностью в Южной Корее принадлежало военной администрации США {1008}.

Создав военную и политическую опору в Южной Корее, оккупационная администрация перешла к разгрому народных органов власти.

12 декабря военное командование США опубликовало официальное заявление о непризнании народных комитетов. Военная полиция американской армии учинила расправу над руководителями прогрессивных, демократических организаций, ей активно помогали корейская марионеточная полиция и реакционные партии. 19 декабря был совершен налет на Сеульский народный комитет; все документы были уничтожены, а сотрудники комитета подверглись избиению. Реакция перешла в наступление и на периферии.

С разгоном народных комитетов в Южной Корее закончился период своеобразного двоевластия. В результате прямого вмешательства американской военщины контроль над положением в стране перешел в руки корейской реакции во главе с американским ставленником Ли Сын Маном.

Таким образом, политика правящих кругов США, проводимая американской военной администрацией в Южной Корее, была направлена против корейского народа, на создание условий для искусственного расчленения страны. В дальнейшем это привело к нарушению согласованных решений Московского (декабрь 1945 г.) совещания министров иностранных дел, а затем и к расколу корейского государства.

Оглавление. Поражение Японии. Окончание Второй мировой

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.