Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Численность и тактика войны Японской армии и флота во второй мировой войне

Резкое ухудшение военно-политического положения Японии к началу 1945 г., неотложность решения конкретных вопросов обороны метрополии со всей очевидностью вскрыли недостатки традиционной системы японского военно-политического руководства. Система, сохранявшаяся почти неизменной в течение всей войны, не позволяла четко координировать работу государственных органов, в частности кабинета министров и ставки {1178}.

По строго сохранявшемуся милитаристской верхушкой положению кабинет министров, где была сосредоточена вся государственная власть, практически незначительно влиял на руководство войной {1179}. Намерение-премьер-министра Койсо в июле — августе 1944 г. учредить единый орган, который представлял бы правительство и военное руководство, а также попытки создать единое министерство обороны не дали положительных результатов из-за возражений командования армии и флота.

Учреждение Высшего совета по руководству войной 4 августа 1944 г. не роптало проблемы, так как входившие в Высший совет представители ставки и правительства не составляли единого целого, а только согласовывали военно-политические вопросы. Как и раньше, премьер-министр не мог принимать участия в совещаниях ставки. Лишь с 16 марта 1945 г. по особому указанию императора ему было разрешено присутствовать на этих совещаниях. Однако он не имел решающего голоса и был лишь своего рода высокопоставленным наблюдателем {1180}.

Вместе с тем ставка, хотя и объединяла военный и военно-морской отделы, замыкавшиеся соответственно на начальника генерального штаба сухопутных войск и начальника морского генерального штаба, не являлась высшим органом согласованного военного руководства, так как оба начальника подчинялись непосредственно императору {1181}. [450] Следовательно, генеральный штаб сухопутных войск и морской генеральный штаб являлись, по существу, двумя самостоятельными органами верховного командования.

Впервые за годы второй мировой войны, а в сущности и за всю военную историю Японии, совместный оперативный документ армии и флота «Основные положения оперативного плана сухопутных войск и военно-морских сил империи» был разработан только 20 января 1945 г. {1182}. Но и после этого между командованиями сухопутных войск и военно-морского флота контакты не шли дальше совещательных встреч {1183}.

В последний год второй мировой войны, наиболее критический период военной истории Японии, со всей очевидностью встал вопрос о необходимости объединения усилий армии и флота, создании единого военного командования. Если раньше, исходя из основного положения японской военной стратегии, что «противник сухопутной армии — Россия, противник военно-морского флота — США» {1184}, каждый из главных видов вооруженных сил Японии проводил свою независимую, обособленную линию, то в 1945 г., по мере приближения фронта непосредственно к метрополии и в связи с возросшей вероятностью войны с СССР, им потребовалось объединить усилия.

Особую настойчивость в создании единого командования проявляло армейское руководство, исходившее из предпосылки, что именно сухопутным войскам придется вести решающую битву {1185}. Однако усилия военного министра Анами в апреле 1945 г. создать единое военное командование не дали больших результатов — возражало военно-морское командование. Были объединены только информационные отделы армии и флота. Традиционное соперничество основных видов вооруженных сил Японии, за которыми стояли определенные монополии с их борьбой за военные ассигнования, получение прибыльных военных заказов, являлось непреодолимым препятствием в объединении усилий армии и флота даже в самый критический момент.

Японское верховное руководство всеми силами стремилось затянуть войну, надеясь нанести значительное поражение американо-английским войскам уже на территории собственно Японии и тем самым добиться выхода из воины на более или менее выгодных для себя условиях {1186}.

В этих целях продолжались дальнейшая мобилизация всех людских и материальных ресурсов страны, формирование новых воинских частей и соединений.

В результате тотальной мобилизации общая численность личного состава вооруженных сил Японии значительно возросла и к концу войны достигла 7 200 тыс. человек, из них 5500 тыс. — в сухопутных войсках и 1 700 тыс. — в военно-морском флоте {1187}.

С увеличением численности личного состава армии и флота менялись и его качественные показатели. Если в 1941 г. из общего числа рядовых в вооруженных силах на долю кадрового состава приходилось 60 процентов, то в 1945 г. — менее 15 процентов {1188}. Новые воинские формирования [451] армии были менее обучены и подготовлены. Особенно это было видно на летном составе авиации, который не располагал для практических полетов при обучении ни временем, ни материально-техническим обеспечением. Формирование новых частей и соединений в 1945 г. продолжалось до вступления Советского Союза в войну.

В феврале 1945 г. в собственно Японии было сформировано 14 пехотных дивизий, в апреле — 16. В Маньчжурии и Корее в январе того же года было создано 8 пехотных дивизий и 4 отдельные смешанные бригады, в июне — 8 пехотных дивизий и 7 отдельных смешанных бригад. В августе 1945 г. боевой состав сухопутных войск Японии был самым большим за все годы второй мировой войны.

Наиболее быстро росло количество пехотных дивизий при прежнем уровне дивизий других родов войск. Резкий спад производства важнейших видов военной продукции, и в первую очередь танков и самолетов, ограничивал не только формирование новых танковых и авиационных соединений, по и восполнение потерь в действующих.

Однако японское руководство, учитывая огромную роль танков и авиации в боях за империю, изыскивало все возможности для создания отдельных танковых бригад, полков и авиационных отрядов. К августу 1945 г. в сухопутных войсках Японии имелось 9 отдельных танковых бригад, 46 отдельных танковых полков, 10 авиационных дивизий, 67 авиационных отрядов и 19 отдельных авиационных эскадрилий {1189}.

В марте 1945 г. для лучшего управления и сосредоточения усилий в организации обороны собственно Японии были созданы 1-я и 2-я Объединенные армии национальной обороны и Объединенная воздушная армия. Это были совершенно новые оперативно-стратегические объединения сухопутных войск.

В 1-ю и 2-ю Объединенные армии национальной обороны входили все фронты на территории Японии, а в Объединенную воздушную армию — вся авиация в Японии, Маньчжурии и на острове Тайвань. В апреле 1945 г. Объединенные армии были подчинены непосредственно ставке {1190}.

Военно-морской флот Японии к 1945 г. понес большие потери и вынужден был уйти в военно-морские базы метрополии. Численность его корабельного состава продолжала резко снижаться, что показано в таблице 22.

Таблица 22. Изменение численности кораблей основных классов военно-морского флота Японии в последние годы войны {1191}

Классы кораблей

На 1 января 1944 г.

На 1 января 1945 г.

На 9 августа 1945 г.

Авианосцы

13

6

3

Линкоры

9

5

1

Крейсеры

31

10

3

Эсминцы

78

44

44

Подводные лодки

72

57

58

Итого

203

122

109

[452]

Как видно из таблицы, численность кораблей уменьшилась почти в 2 раза, а крупных кораблей — в 4 — 10 раз. Японское руководство прилагало большие усилия к тому, чтобы увеличить корабельный состав флота, однако строительство и ввод в строй новых кораблей не восполняли тех потерь, которые нес военно-морской флот Японии.

Снижение численности боевого состава японского флота происходило не только в результате огромных потерь, но также из-за недостаточных темпов строительства новых кораблей, что видно из таблицы 23.

Таблица 23. Строительство и потери боевых кораблей основных классов японского военно-морского флота в 1943 — 1945 гг. {1192}

Классы кораблей

1943 г.

1944 г.

1945 г. {~2}

Авианосцы

4/1 {~1}

5/12

—/2 {~3}

Линкоры

 — /1

—/4

—/4

Крейсеры

3/2

1/24

—/7

Эсминцы

12/32

24/58

17/17

Подводные лодки

36/27

38/54

26/27

Итого

55/63

68/152

43/57

{~1}В числителе — вступившие в строй, в знаменателе — потери.

{~2}За январь — август.

{~3}Кроме того, один сильно поврежден и переоборудован в базу подводных лодок.

Из таблицы следует, что в 1945 г. не было введено в строй ни одного авианосца, линкора или крейсера, хотя потеряно было 13 кораблей.

В связи с новыми задачами стратегической обороны японская ставка в декабре 1944 г. произвела реорганизацию военно-морского флота. К началу 1945 г. он состоял из Объединенного флота, который имел задачу обороны собственно Японии, флотов юго-западного и юго-восточного направлений. Основной боевой состав флота входил в Объединенный флот.

Главным содержанием действий японских вооруженных сил в последние месяцы войны были операции за удержание ключевых позиций на подступах к метрополии, подготовка к решающему сражению за собственно Японию и оборонительные действия на широком фронте против Советской Армии.

В этот период вместо четко определенных во всех довоенных уставах принципов наступательного боя и наступления как основного вида военных действий японское командование было вынуждено проводить на всех фронтах (в Маньчжурии, на островах Тихого океана и в Бирме) только оборонительные операции. Исключение составляли наступательные действия с ограниченными целями в Китае. До войны оборона допускалась только при условии дальнейшего перехода в контрнаступление {1193}.

Обращение к обороне как к основному виду действий войск свидетельствовало о резком изменении соотношения сил в пользу союзников, что особенно проявилось в установках на ведение боевых действий японских сухопутных войск против Советской Армии, хотя в таком документе, [453] как «Основные принципы ведения боевых операций против Советской Армии», ни оборона, ни отход совершенно не рассматривались.

Оборонительную операцию против советских войск в августе 1945 г. японское командование проводило в рамках группы фронтов Квантунской армии, а против англо-американских войск — в рамках полевой армии.

Полевая армия обычно оборонялась в полосе шириной 200 — 500 км и глубиной 150 — 200 км. Как правило, оборона носила очаговый характер. На важных направлениях она состояла из главной оборонительной полосы и тылового оборонительного рубежа общей глубиной 20 — 25 км. Главная полоса включала позиции боевого охранения, передовые позиции и главную полосу сопротивления глубиной до 6 — 9 км. Пехотная дивизия на главном направлении оборонялась в полосе 10 — 20 км, а на второстепенном — 60 — 80 км {1194}.

Тыловой оборонительный рубеж, на котором находились армейские резервы, оборудовался в 15 — 25 км от главной полосы. В оборонительной операции против Советской Армии в Маньчжурии создавался третий оборонительный рубеж, на котором располагались фронтовые резервы.

Оборона готовилась заблаговременно и хорошо оборудовалась в инженерном отношении: строились убежища, доты, дзоты, рылись траншеи, создавались минные поля, различные переносные заграждения. В городах и населенных пунктах в качестве дотов использовались здания (Манила, Сгори, ТТаха). Особое внимание обращалось на использование рельефа местности {1195}.

На господствующих высотах (Сурибати на Иводзиме) создавались целые системы инженерных укреплений. В склонах высот и крутых обрывов Иводзимы и Окинавы было много пещер, в которых размещались гарнизоны в 30 — 90 человек. Подходы к ним перекрывались огнем пулеметов, минометов и артиллерии, размещенных на соседних высотах и в других пещерах.

В Маньчжурии сильные узлы обороны создавались в горах Кэнтэй-Алиня, Чанбайшаня, Ляоэлиня. Небольшие подразделения занимали оборону на танкоопасных направлениях.

Однако стремительный удар советских войск по сходящимся направлениям в центр Маньчжурии, разгром японских войск прикрытия на всех участках сорвали план обороны японского командования, привели к потере управления войсками и вынудили их вести разрозненные оборонительные действия на поспешно занимаемых рубежах. Попытка японского командования собрать в район Муданьцзяна силы, достаточные для нанесения мощного контрудара, провалилась. Контрудар носил фронтальный характер, был слабо поддержан артиллерией и танками. Японцы не только не остановили, по даже не смогли замедлить темп наступления войск 1-го Дальневосточного фронта и выиграть время для организации контрнаступления.

Как правило, оборонительные операции в Маньчжурии, а также в Бирме японские войска вели на широком фронте, по отдельным направлениям, с обороной последовательно занимаемых рубежей. Это соответствовало японским теоретическим взглядам, по которым оборона делилась на позиционную и маневренную. При преодолении наступающими войсками позиционной обороны японские войска переходили к маневренной обороне на промежуточных рубежах до создания позиционной обороны [454] на новом рубеже. Оборонительные действия японцев против наступавших советских войск были наиболее крупными и характеризовались высокой активностью и напряженностью. В оборонительном бою японское командование рассчитывало главным образом на стойкость своей пехоты и мощные контратаки. Такая установка на бой при слабой поддержке огневых средств приводила к огромным потерям в живой силе.

В контратаку японские войска переходили неожиданно, практиковали ложные контратаки, вводя основные силы в тот момент, когда противник считал, что она уже отбита. Зачастую противника пропускали в глубину обороны через хорошо замаскированные боевые порядки передовых подразделений, а затем уничтожали огнем с флангов и тыла. Иногда через боевые порядки пропускали только передовые подразделения противника, а его главные силы встречали сильными контратаками.

В обороне японцы широко использовали смертников для борьбы против танков и автомашин. Смертники действовали группами и в одиночку. Обвязывая себя толом и гранатами, они бросались под танки, автомашины или, подкравшись к группам солдат противной стороны, подрывали себя, а их поражали осколками.

Широко применялись минновзрывные заграждения, приводившиеся в действие смертниками. Иногда смертники, обвязанные гранатами и толом, образовывали целое подвижное минное поле. Несмотря на слепой фанатизм, смертники только в единичных случаях достигали желаемых результатов. Большая часть их уничтожалась огнем из стрелкового оружия.

Японские сухопутные войска имели слабое артиллерийское вооружение. Артиллерия в оборонительных операциях применялась, как правило, децентрализованно, ее плотности были небольшими. Однако японцы умело строили оборону в противоартиллерийском отношении. Это подтверждает большое количество дотов и дзотов. На островах Иводзима и Окинава, например, они зарывали танки в землю и использовали их в качестве неподвижных огневых точек.

Оборона была недостаточно насыщена противотанковыми средствами. Так, японская пехотная дивизия при штатной численности до 15 тыс. человек имела только 18 противотанковых пушек калибром 37 мм. Основную тяжесть борьбы с танками несли группы истребителей танков — пехотинцы.

Островное положение Японии вынуждало командование уделять особое внимание вопросам организации обороны побережья и ведения противодесантных операций.

Огромные потери в корабельном составе военно-морского флота, слабость авиации, неудачи в обороне малых островов вынудили японское руководство пересмотреть ранее установленные принципы ведения противодесантных операций.

Уничтожение американских десантов теперь предполагалось проводить не в открытом море, а в районах их высадки. Тактика войск, осуществлявших противодесантную оборону, была значительно изменена. Это было вызвано тем, что оборонительные позиции, расположенные у берега, подвергались ударам с воздуха и мощному обстрелу корабельной артиллерии. По новому положению основные оборонительные позиции оборудовались в глубине острова, на значительном удалении от берега, и там планировалась решающая борьба с противником.

Недостатком такого способа ведения противодесантной обороны являлось то, что противник получал возможность почти беспрепятственно высаживаться на побережье. Так, на Окинаве американские войска натолкнулись на сопротивление японского гарнизона лишь в глубине острова. Два высадившихся корпуса американцев почти беспрепятственно [455] наступали в центральной и северной частях острова и только на пятый день были остановлены перед оборонительными позициями в южной его части.

Противодесантная оборона японцев сводилась, в сущности, к обороне суши на заранее подготовленных позициях. Однако и здесь их возможности были ограничены, и не только вследствие относительной малочисленности островных гарнизонов, но главным образом ввиду отсутствия должной поддержки со стороны сил флота и авиации.

Японское командование, располагая значительными силами войск и отрядов гражданской обороны, не имело времени для усовершенствования противодесантной обороны на основных островах метрополии. Наиболее подготовленными были остров Кюсю и восточное побережье Хонсю, где противодесантная оборона была способна остановить и изматывать силы противника. Американское командование знало об этом, поэтому опасалось больших потерь при высадке десантов на побережье собственно Японии.

Ограниченность сил японской авиации, ее техническая отсталость и слабая подготовка летчиков не позволяли оказывать должной помощи сухопутным войскам в борьбе за острова и в Бирме. На заключительном этапе войны в японских ВВС стали широко применяться летчики-смертники («камикадзе»). Их главная цель состояла в нанесении ударов по авианосцам и другим крупным надводным кораблям.

Наиболее характерным примером применения «камикадзе» явилась борьба японской авиации за остров Окинава. С 6 января по 22 июня 1945 г. в районе Окинавы происходили воздушные бои. В результате упорных атак японским летчикам удалось потопить 33 американских корабля и судна (26 из них потопили «камикадзе») и уничтожить более 1 тыс. самолетов. Японские потери составили 16 кораблей и судов, свыше 4200 самолетов.

Огромная удаленность Японии от американских авиабаз почти на протяжении всей войны делала ее сравнительно мало уязвимой, но в 1945 г. с перемещением фронта к метрополии американская авиация с нарастающей силой наносила бомбовые удары по ее городам и военно-промышленным объектам.

Противовоздушная оборона Японии была недостаточно насыщена зенитно-артиллерийскими средствами, средствами обнаружения и оповещения. Авиация ПВО имела ограниченный потолок (5 тыс. м) и небольшую скорость. Все это вынудило японское командование провести реорганизацию системы ПВО. Были предусмотрены меры по взаимодействию армейской и морской авиации.

После реорганизации в мае 1945 г. за ПВО метрополии отвечали командования 1-й и 2-й Объединенных армий национальной обороны в установленных для них районах. Командование Объединенной воздушной армии взаимодействовало с ними.

Основу ПВО составляли специально выделенные авиационные части армии, флота и зенитной артиллерии. На июнь 1945 г. для ПВО было выделено 970 самолетов (в том числе 510 самолетов морской авиации) и 2590 зенитных орудий (в том числе 935 орудий военно-морского флота). Однако этих средств было совершенно недостаточно в обстановке нарастающих ударов американской авиации.

Когда бомбардировкам стали подвергаться средние и мелкие населенные пункты, служба ПВО вообще оказалась беспомощной. Гибло мирное население, нарушались коммуникации и связь. Несмотря на новые меры в реорганизации ПВО, потери от налетов американской авиации росли.

Из-за слабости авиации, нехватки зенитно-артиллерийских средств [456] и нарушения системы оповещения (в результате непрерывных бомбовых ударов) ПВО Японии не смогла выполнить своих задач по прикрытию военно-промышленных и гражданских объектов страны.

Основными стратегическими задачами военно-морского флота Японии в 1945 г. были: содействие сухопутным войскам в обороне ключевых позиций на подступах к метрополии, защита океанских и морских коммуникаций {1196}. В ходе оборонительных операций сухопутных войск на островах силы флота должны были оказать артиллерийскую и авиационную поддержку гарнизонам, обеспечить их пополнением и питанием, а также наносить удары по американским десантам и силам их обеспечения. Однако из-за огромных потерь, которые понес японский флот, он не смог успешно выполнить ни одной из важнейших своих задач. Это привело к большим потерям торгового тоннажа от действий американского флота, что, в свою очередь, послужило причиной значительного сокращения ввоза стратегического сырья. Сокращение ввоза топлива привело к резкому ограничению в снабжении флота горючим, и часть его кораблей не могла выходить в море {1197}.

Японское командование недооценило возможности американских подводных лодок, и результатом этого явилось недостаточное внимание к противолодочной обороне. Противолодочных кораблей строилось мало (в 1945 г. всего 18 эскортных кораблей). Количество кораблей, привлекавшихся к охранению, совершенно не соответствовало потребностям.

Одной из первостепенных задач японского флота считалось уничтожение транспортов с войсками противника на переходе морем, но господство американцев на море и в воздухе не позволило ему выполнить и эту задачу. Американская авиация наносила массированные удары по японским надводным кораблям еще до подхода их на дистанцию действительного огня (например, в период боевых действий за Окинаву). Поэтому удары по транспортам противника в районах перегрузки десантных войск на высадочные средства наносились с воздуха и основные задачи в этих ударах возлагались на отдельные самолеты «камикадзе». Массированные удары осуществлялись сравнительно редко.

Действия японского флота на сообщениях носили эпизодический характер. Подводные лодки и авиация использовались прежде всего против боевых кораблей. Надводные корабли Объединенного флота также практически не привлекались для нарушения .морских коммуникаций противника. Вследствие этого урон, нанесенный англо-американскому тоннажу, был ничтожен {1198}.

Большие надежды в обороне островов японское командование возлагало на так называемое «специальное наступательное оружие внезапного нападения» — подводные лодки-малютки, человеко-торпеды («кайтэн»), а также взрывающиеся катера («синё»), управляемые смертниками. Были созданы «специальные ударные части», велась их усиленная подготовка к решающему сражению за метрополию.

Однако использование этих новых боевых средств не могло повлиять на ход войны. Число подводных лодок, которые переоборудовались в носители человеко-торпед «кайтэн», было невелико, а результативность их атак — относительно невысока. Катера «синё» не добились никакого успеха, [457] и большинство их было уничтожено. Одной из причин поражения Японии на море явилась слабость материально-технической базы ее военно-морского флота.

Оборонительные операции японских сухопутных войск и военно-морского флота в первой половине 1945 г., хотя и закончились полнейшей неудачей, показали, что японское руководство в случае высадки американских войск на территории собственно Японии полно решимости сражаться до конца, и поэтому оно разрабатывало планы ведения войны на 1946 год {1199}.

Быстрый и полный разгром Советской Армией японских войск в Маньчжурии n августе 1945 г. положил конец разработке японскими стратегами принципов дальнейшего ведения войны и вынудил японское правительство пойти на подписание акта о капитуляции.

Оглавление. Поражение Японии. Окончание Второй мировой

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.