Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Экономическая база стран фашистского блока перед второй мировой

Один из важнейших итогов второй мировой войны состоит в том, что страны фашистского блока потерпели не только военное и политическое, но и экономическое поражение в противоборстве с антигитлеровской коалицией. Война обнажила авантюристический характер военно-экономических целей Германии и ее партнеров, неспособность их экономики обеспечить реализацию этих целей в длительной войне.

Государства фашистского блока начали создавать экономическую базу агрессии задолго до второй мировой войны. Они проводили политику широкой милитаризации экономики, которая включала резкое увеличение размеров военного производства и его удельного веса, дальнейшее развитие государственно-монополистического капитализма, рост абсолютной величины военных расходов и их доли в государственных бюджетах.

Ведущие страны агрессивного блока в экономическом отношении были хорошо развиты. Так, в 1938 г. Германия занимала но выплавке стали, добыче угля первое место в капиталистической Европе, а по производству первичного алюминия она вышла на первое место в мире. По объему промышленного производства Германия обогнала Францию и Великобританию. Значительные промышленные возможности имели Япония и Италия. Однако по основным показателям экономического потенциала страны фашистского блока заметно уступали США, Великобритании и Франции.

Стремясь компенсировать это отставание, агрессоры намеревались упредить своих противников в сроках и масштабах экономической мобилизации. Германия и ее союзники заранее развернули массовый выпуск важнейших видов военной продукции и к началу войны достигли определенного преимущества в военно-техническом отношении. Стремясь в максимальной степени ослабить свою зависимость от импорта, фашистские страны еще до начала агрессии предпринимали меры по расширению ввоза стратегического сырья, форсировали освоение полезных ископаемых на собственной территории, создавали запасы дефицитных материалов.

Наиболее развитым промышленным потенциалом среди стран фашистского блока обладала Германия, которая с приходом фашистов к власти начала лихорадочную подготовку к войне. С целью создания «экономики блицкрига» {255} она добивалась превосходства над своими вероятными противниками в темпах перевода экономики на военные рельсы, накопления больших запасов военной продукции и развития военной промышленности в целом. [189]

В соответствии с четырехлетним планом подготовки вооруженных сил и экономики к войне, принятым в сентябре 1936 г., в Германии был осуществлен комплекс мероприятий по расширению военно-сырьевой базы и развертыванию военного производства, прежде всего самолетов и танков. Предпринимались также меры по развитию транспорта, особенно увеличению парка грузовых автомобилей, расширению сети автострад. За годы, предшествовавшие войне, производство всех видов жидкого топлива возросло почти в три раза, в том числе синтетического бензина — в восемь раз. Созданные запасы и текущее производство обеспечивали потребности военного хозяйства по черным и ряду цветных металлов минимум на один-два года {256}.

В систему экономического обеспечения дальнейшей агрессии были втянуты ресурсы захваченных государств. К лету 1941 г. производственные мощности гитлеровской Германии за счет европейских союзников и оккупированных стран увеличились по железной руде более чем в 7 раз, по стали — в 2,2, алюминию — в 1,7 раза.

Быстрые темпы милитаризации экономики характерны и для других членов фашистской коалиции. В Италии, например, был принят так называемый план «автаркии», направленный на преодоление зависимости от импорта стратегического сырья и топлива, увеличение собственной добычи железной руды и бокситов, широкое строительство гидроэлектростанций. Гражданские предприятия интенсивно переводились на выпуск военной продукции.

Ускоренное развитие военной промышленности в Японии началось задолго до второй мировой войны и усиливалось по мере расширения агрессии. Развитию военного производства способствовал принятый в 1938 г. закон о всеобщей мобилизации нации, который предусматривал повышенный контроль за военным производством со стороны государственных органов и расширение привилегий для фирм, выполнивших военные заказы.

Мероприятия по милитаризации экономики нашли свое отражение и в сфере финансов. С 1935 по 1938 г. государства-агрессоры затратили на военные цели 25,2 млрд. долларов, что вдвое превышало суммарные военные расходы США, Англии и Франции. В Германии расходы на войну увеличились с 38,03 млрд. марок в 1939/40 финансовом году до 105 млрд. марок в 1943/44 финансовом году. Удельный вес этих расходов в общих расходах имперского бюджета за годы войны составил 63 процента. Военные расходы Японии увеличились с 7,2 млрд. иен в 1939/40 финансовом году до 73,1 млрд. иен в 1944/45 финансовом году, то есть более чем в десять раз.

Процесс подчинения экономики фашистских государств милитаристским целям принял характер всеобщей экономической мобилизации, направленной на максимальное использование хозяйственных ресурсов для материального обеспечения военных действий. В интересах войны использовалась основная часть сырьевых и топливных ресурсов, рабочей силы, промышленного потенциала.

Общая тенденция экономической жизни империалистических государств — ускоренное развитие государственно-монополистических форм управления военным хозяйством — особенно выпукло проявилась в странах фашистского блока. Усилилась, в частности, централизация государственного военно-экономического управления путем создания чрезвычайных органов, которым в той или иной степени была подчинена деятельность не только военного сектора экономики, но и всего хозяйства. [190]

В ходе войны их военно-хозяйственные функции значительно расширились.

Основным органом военно-экономического управления и регулирования военным производством в Германии стало министерство вооружения и боеприпасов {257}. При нем был создан совет вооружения, куда входили генеральные директора концернов и представители военной верхушки. В государственном секторе экономики совет пользовался, по сути дела, безграничной властью.

От союза военных промышленников с руководством фашистской партии и государства выигрывали прежде всего монополии. Для военно-государственного монополистического капитализма было особенно характерно усиление вмешательства государства в экономику с целью ее тотальной мобилизации.

Германский монополистический капитал стремился сделать все возможное, чтобы военная экономика и военная машина рейха функционировали наилучшим образом. Даже на завершающем этапе войны, когда военное поражение стало очевидным, монополии предпринимали активные усилия для форсированного наращивания военного производства и реализации экстраординарных военных программ.

Между тем реакционные буржуазные историки упорно пытаются провести грань между монополиями и фашистским государственным аппаратом. Они утверждают, что германская промышленность и ее руководители действовали «под принуждением», что экономика была своего рода «островом независимости» в тоталитарном государстве. Попытки задним числом обелить монополии не имеют под собой какой-либо реальной основы, а утверждения о мнимых разногласиях между фашистской верхушкой и руководящими монополистическими кругами не соответствуют действительности.

Фашистский политический режим — порождение монополистического капитала. Монополии не стояли в стороне, а всячески укрепляли фашистскую диктатуру. Они наживались на гонке вооружений и активно воздействовали на политику развязывания агрессивных войн. Германские монополии непосредственно участвовали в создании системы военно-государственного регулирования экономики, занимали в ней ключевые позиции. Они держали под своим контролем органы управления и широко использовали в интересах эксплуатации масс аппарат насилия и террора.

Государственно-монополистическая система была характерна и для других стран фашистского блока. Например, в Италии действовал институт так называемой «промышленной реконструкции», главная задача которого заключалась в регулировании связей между правительством и монополиями. В целях экономического обеспечения войны использовалась и «корпоративная система», состоявшая из отраслевых союзов (корпораций). В них входили предприниматели и представители некоторых других социальных слоев, ведущие деятели фашистской партии. Для Италии типичным было возрастание объема государственно-монополистической собственности в форме смешанных, часто государственных акционерных обществ, в которых государство выступало в качестве капиталиста-акционера.

Все более широкие масштабы принимало государственно-монополистическое регулирование экономики Японии. С конца 1941 г., после нападения Японии на американскую военную базу Пёрл-Харбор, в основных отраслях промышленности создается система «контрольных ассоциаций», [191] подчинявшихся соответствующим министерствам и наделенных широкими правами регулирования и сбыта продукции. Но глине «контрольных ассоциаций» (к концу 1942 г. они объединяли более 2,6 тыс. компаний) стояли директора крупных промышленных и торговых концернов {258}. Через эти государственно-монополистические организации крупнейшие монополии подчинили себе целые объединения предприятий, устраняя крупных конкурентов и устанавливая контроль над множеством мелких и средних фирм.

В. дальнейшем развитии государственно-монополистического регулирования большую роль сыграла проведенная в сентябре 1943 г. реорганизация: ликвидация планового бюро, министерства торговли и промышленности, создание министерства вооружений. В ведении последнего находилось размещение военных заказов, установление монопольных цен на сырье и продукцию, предоставление лицензий, регулирование режима работы военных предприятий.

О высокой степени централизации управления военной экономикой свидетельствует тот факт, что министром вооружений был премьер-министр Японии, который одновременно возглавлял военное министерство и генеральный штаб. Как и в других странах фашистского блока, в Японии военные монополии пользовались особыми привилегиями при получении кредита, распределении дефицитного сырья и рабочей силы. Правительство гарантировало им высокие прибыли и возмещение возможных убытков, предоставляло крупные субсидии.

В целом регулирование военной экономики в странах фашистского блока носило необычайно широкий и всеобъемлющий характер. Основанное на непосредственном сращивании наиболее реакционных кругов монополистического капитала с государственным аппаратом и правящей партией, оно служило орудием агрессивной политики империализма. Расширился объем государственно-монополистической собственности на средства производства, увеличивались концентрация и централизация монополистического капитала. Государственно-монополистические формы господства применялись для осуществления развернутой системы принудительных мер в хозяйстве и во всей общественной жизни, что вело к усилению эксплуатации трудящихся.

Милитаризация экономики имела ярко выраженный классовый характер. С одной стороны, она способствовала возрастанию доходов монополий, особенно тех, которые выполняли военные заказы, а с другой — вела к росту налогов, усилению инфляции, сокращению расходов на социальные нужды, к постоянному ухудшению положения трудящихся. Так, средний размер капиталов акционерных обществ в Германии увеличился с 2,3 млн. марок в 1933 г. до 5,4 млн. марок в 1942 г. {259}. Химический трест «И. Г. Фарбениндустри» за годы фашистского режима увеличил свои прибыли и 17 раз. Прибыли японских монополий выросли с 2,1 млрд. иен в 1937 г. до 7,1 млрд. иен в 1944 г. {260}. В условиях войны усилилась эксплуатация трудящихся. На многих предприятиях Германии рабочий день продолжался 11 — 12 часов и более, а в Японии рабочих заставляли зачастую трудиться по 15 часов в сутки. К концу войны по сравнению с довоенным уровнем реальная заработная плата рабочих снизилась в Германии примерно на 40, в Японии — на 70 — 75 процентов {261}. [192]

Политика тотального использования экономических ресурсов для нужд войны привела к увеличению объема производства в некоторых базовых отраслях хозяйства. Однако этот рост был неустойчивым и непрочным.

В ходе войны Германия и ее союзники продолжали наращивать свой экономический потенциал, широко используя принудительный труд и ресурсы порабощенных стран (таблица 10).

Таблица 10. Основные показатели экономического потенциала стран фашистского блока за годы второй мировой войны {262}

Страна

Собственное производство

Ввоз из оккупированных стран и колоний, импорт

Всего

Электроэнергия, млрд. кВт-ч

Германия {~1}

414,1

414,1

Италия

123,1

123,1

Япония

242,9

242,9

Уголь, млн. т

Германия {~2}

2504,9

950,1

3455,0

Италия

22,6

58,4

81,0

Япония

365,0

46,5

411,5

Нефть и нефтепродукты, млн. т

Германия

5,4

40,8

46,2

Италия

0,07

6,4

6,47

Япония

1,7

18,7

20,7

Сталь, млн. т

Германия

122,2

65,5

187,7

Италия

11,7

1,7

13,4

Япония

43,1

4,9

48,0

Зерновые {~3}, млн. т

Германия

129,1

40,4

169,5

Италия

72,5

72,5

Япония

100,1

11,0

111,1

{~1} Без учета электроэнергии оккупированных территории и присоединенных областей и без учета производства в 1945 г.

{~2}Без учета 1945 г.

{~3}Без зернобобовых.

Наибольший объем промышленного производства, в том числе производства основных видов сырья и материалов, был достигнут в 1943 г., а с 1944 г. началось сокращение выплавки цветных и черных металлов, выпуска химикатов, жидкого топлива, станков и других средств производства, необходимых для военной промышленности.

Итальянская экономика, лишившаяся традиционных источников снабжения и лишь в незначительной мере допущенная к грабежу чужих [193] территорий, испытывала нараставшие трудности. Падение добычи и поставок угля, обозначившееся к началу 1943 г., усугубило нехватку энергетических ресурсов, что в свою очередь отразилось на других отраслях тяжелой промышленности.

Как известно, Япония всегда испытывала серьезную нехватку многих видов сырья, что сказывалось на развитии металлургии и машиностроения. В результате территориальных захватов ей удалось лишь временно разрешить проблему снабжения промышленности железной рудой, нефтью, каучуком и другими видами стратегически важных материалов. С осени 1942 г. поступление сырья и топлива в метрополию стало резко сокращаться. С 1944 г. в Японии начало снижаться производство стали, цветных металлов и других видов продукции базовых отраслей индустрии.

Война показала несостоятельность военно-экономических расчетов руководства фашистских государств. Экономика Германии и ее партнеров по блоку не соответствовала тем задачам, которые пытались с помощью военной силы решить правящие круги этих стран. Провал «блицкрига» привел к тому, что война приняла затяжной характер, преимущество фашистского блока, достигнутое в период предвоенной экономической мобилизации, стало утрачиваться, а слабость экономического потенциала становилась все более ощутимой. Государствам фашистского блока не помогли ни экономические ресурсы оккупированных стран ни разного рода тотальные мобилизации.

Оглавление. Итоги и уроки Второй мировой войны

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.