Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Ограбление фашистами оккупированных и зависимых стран

Грабеж материальных ресурсов оккупированных и зависимых стран представлял одно из главных направлений экономической политики государств фашистского блока. Она была заранее продумана и разработана в деталях, ибо использование экономики захваченных территорий рассматривалось агрессорами в качестве важнейшего источника обеспечения военных потребностей.

Экономическая политика, проводимая гитлеровской Германией в оккупированных странах, имела целью усилить и укрепить собственный военный и экономический потенциалы. Для этого экономика захваченных государств ставилась в зависимое положение от рейха, резко ограничивались их внутренние потребности, а производственные ресурсы все интенсивнее использовались для удовлетворения нужд вермахта.

Методы реализации этой политики были различны. Экономика одних государств включалась в общегерманскую систему хозяйства, другие территории получали иллюзорную самостоятельность и управлялись гитлеровскими ставленниками, наконец, третьи оставались до определенного времени «независимыми» в хозяйственном отношении партнерами Германии. Но каковы бы ни были методы, используемые фашистами, суть их состояла в том, чтобы поставить ресурсы оккупированных и зависимых стран себе на службу, превратить их в экономический придаток и трудовой лагерь «третьего рейха».

Гитлеровская пропаганда, не скрывая грабительских целей агрессии, старалась убедить немецкий народ, будто насильственное присвоение ресурсов других стран отвечало интересам не только монополий, но и всей немецкой нации. Прямые указания и рекомендации относительно максимального расширения реквизиций содержались в экономическом разделе плана «Барбаросса». «Директивы по руководству экономикой во вновь оккупированных восточных областях» требовали «принять все [194] меры к немедленному и полному использованию оккупированных областей в интересах Германии» {263}.

Среди многих методов ограбления оккупированных и зависимых стран существенную роль играл принудительный вывоз рабочей силы. Особенно широко это осуществляла фашистская Германия, рассчитывавшая таким путем- покрыть дефицит, вызванный мобилизацией в вермахт. Условия существования и труда насильственно угнанных в Германию мало чем отличались от рабских. Принудительный вывоз рабочей силы и ее эксплуатация приобрели необычайные размеры. К концу сентября 1944 г. численность иностранных рабочих и военнопленных составила свыше 26 процентов всей рабочей силы, запятой в хозяйстве Германии {264}. Только с оккупированной территории СССР было вывезено около 5 млн. человек, из Чехословакии — 750 тыс., из Голландии — почти 500 тыс., из Бельгии — 190 тыс. человек {265}.

В больших масштабах оккупационные власти осуществляли грабеж материальных ценностей. С особым размахом ограбление материальных ценностей производилось на временно оккупированной территории СССР: к апрелю 1944 г. в Германию было отправлено 239 тыс. электромоторов, 175 тыс. станков, свыше 1 млн. тонн железной руды, десятки тысяч тонн хлопка, шерсти и многое другое {266}. Для вывоза награбленного продовольствия была создана специальная организация «Восток». Она отправила в Германию 9,2 млн. тонн зерна, 3,2 млн. тонн картофеля, свыше 1 млрд. штук яиц, 2 млн. тонн грубых кормов, 622 тыс. тонн мяса и мясных продуктов, 420 тыс. тонн сахара и значительное количество других сельскохозяйственных продуктов {267}.

Без всяких компенсаций или по крайне низким ценам Германия вывозила многие виды стратегического сырья и промышленного оборудования и из многих других стран.

Во Франции фашисты захватили огромное количество оборудования, транспортных средств, сырья. Только за первые два года оккупации они угнали 5 тыс. паровозов и 250 тыс. вагонов. В их руках оказалась значительная часть сырьевых и топливных ресурсов страны, а также стратегических запасов цветных металлов. В 1941 г. гитлеровцы вывезли из оккупированной части Франции 4,9 млн. тонн черных металлов, или 73 процента их годового производства. Общая стоимость сырьевых и топливных ресурсов, награбленных Германией, составила около 80 млрд. франков, более чем на 184 млрд. франков было вывезено готовых изделий французской промышленности. В Чехословакии гитлеровские грабители захватили различных материальных ценностей на сумму 200 млрд. чешских крон {268}. Из всей товарной продукции на сумму 4 млрд. злотых, произведенной в 1943 г. в Польше, в распоряжение фашистской Германии поступило товаров на 3 млрд. злотых {269}. Гитлеровцы вывозили [195] стратегическое сырье и промыт ленные товары из Бельгии, Нидерландов, Дании, Норвегии и других стран.

Важное значение для дальнейшего развертывания вермахта имел захват в оккупированных странах огромного количества военной техники и боеприпасов. Так, в Чехословакии в качестве военных трофеев гитлеровцы забрали вооружение и запасы 30 чехословацких дивизий. В 1940 г. они вывезли почти все вооружение 0 норвежских, 12 английских, 18 голландских, 22 бельгийских и 92 французских дивизий. Во Франции агрессор захватил 3 тыс. самолетов и около 5 тыс. танков (включая транспортеры для боеприпасов). За счет французских и других трофейных автомашин германское командование оснастило более 90 дивизий.

По мере нарастания экономических трудностей внутри Германии система эксплуатации оккупированных и зависимых стран становилась все более хищнической: усиливались различные ограничения, проводились принудительные мобилизации населения для работы на военных заводах и строительстве. В большинстве оккупированных стран происходил неуклонный спад промышленного производства. Если принять довоенный уровень промышленного производства во Франции за 100 процентов, то в 1942 г. он упал до 61 процента, а в 1943 г. — до 54 процентов {270}. Подобная картина наблюдалась и в других захваченных гитлеровцами странах Европы.

Насильственные меры, проводимые оккупационными властями и марионеточными правителями, сопровождались существенными сдвигами в экономической структуре и образованием серьезных диспропорций. Постоянные реквизиции и поборы подрывали возможности сельскохозяйственного производства, вели к сокращению посевов, уменьшению поголовья скота. Например, в Польше поголовье крупного рогатого скота сократилось на 05 процентов, посевные площади зерновых — на 44 процента. Население было обречено на голод. Выдача продуктов по карточкам ни в какой мере не соответствовала прожиточному минимуму.

Курс на жестокую эксплуатацию и варварское ограбление ресурсов оккупированных и зависимых стран вступал все в более непримиримое противоречие с попытками фашистской верхушки расширить и укрепить материальную базу агрессии. Чем интенсивнее выкачивались материальные ресурсы, тем ограниченнее становились возможности дальнейшей эксплуатации. Экономическая политика на захваченных территориях неизбежно вела к ослаблению производительных сил и падению уровня производства.

Фашистская Германия фактически распоряжалась и ресурсами своих сателлитов, особенно нефтяными месторождениями Румынии и Венгрии, бокситовыми залежами Венгрии, лесом Финляндии. Особый интерес гитлеровское руководство проявляло к стратегическим сырьевым ресурсам нейтральных стран. Из Швеции Германия вывозила сталь, руду, целлюлозу, из Испании и Португалии — вольфрам, из Швейцарии — продукцию часовой промышленности.

Милитаристская Япония также широко применяла грабеж порабощенных народов. Провозгласив так называемую «великую восточно-азиатскую сферу сопроцветания», японские агрессоры стремились максимально использовать ресурсы захваченных территорий для материального обеспечения войны. Огромное количество риса, ферросплавов, железной руды, вольфрама, графита, леса Япония вывезла из Кореи; нефть, уголь, железная руда, олово, бокситы, медь, свинец, рис, каучук шли из Индонезии, Бирмы и других стран Азии. Широчайшие масштабы принял грабеж [196] на оккупированной территории Китая, откуда поступали уголь, железная руда, соль, магнезит, вольфрам, хлопок и т. д. Общая сумма награбленных материальных ценностей составила 71 млрд. иен, то есть превысила весь национальный доход Японии за 1944/45 финансовый год {271}.

Система грабежа материальных ценностей и экономических ресурсов была широко использована для наращивания производственных возможностей фашистского блока и развертывания военного производства. Так, Германия за счет ввоза из оккупированных стран и импорта использовала 45 процентов каменного угля, 35 процентов стали и первичного алюминия, 88 процентов нефти и нефтепродуктов, 25 процентов зерновых. Соответствующие показатели для Японии составили: по каменному углю — 12, по нефти и нефтепродуктам — 92, по стали — 10, по алюминию — 16, по зерну — 11 процентов. Удельный вес потребления Италии за счет внешних поставок составил: каменного угля — 73, стали и алюминия — 14, нефти и нефтепродуктов — 99 процентов.

В общей системе материального обеспечения фашистского блока существенную роль играли производственные мощности оккупированных стран. В 1941 г. к выполнению военных заказов Германии было привлечено около 5 тыс. заводов западноевропейских стран. Только во Франции весной того же года на рейх работало свыше 80 процентов предприятий самолетостроения, 40 процентов — черной металлургии, 70 процентов — металлообрабатывающей промышленности.

В 1942 г. промышленность оккупированных государств произвела для вермахта военной продукции более чем на 4 млрд. марок. Кроме того, и Германию было поставлено на 4 070 млн. марок продовольствия и сырья. С целью наиболее полного вовлечения промышленности захваченных стран в систему экономического обеспечения войны гитлеровские власти поощряли включение иностранных военных предприятий в состав германских военных концернов. Под полным контролем концерна Крупна оказались чешские военные заводы «Шкода», австрийское металлургическое объединение «Альпине Монтана А. Г.», румынский военно-промышленный концерн Малакса, десятки других иностранных фирм и предприятий. В поглощении промышленности оккупированных стран активно участвовали государственный концерн «Прейсаг» и другие крупнейшие германские монополии.

Для насильственного присвоения национальных богатств оккупированных и зависимых стран фашистские государства всемерно использовали финансовый грабеж, который выражался не только в прямом ограблении банковской системы, но и в применении различных дискриминационных мер в области кредита и денежного обращения. Оккупанты стремились в первую очередь присвоить банковские ценности — валюту и золото. Гитлеровская Германия только в центральных эмиссионных банках Европы захватила золота более чем на 1,5 млрд. долларов. Японские власти еще в первые годы войны с Китаем присвоили себе серебро и золото, полученные в счет уплаты торговых пошлин на китайских таможнях.

Экономическая экспансия гитлеровской Германии осуществлялась также путем использования системы клиринговых расчетов. Она заключалась в том, что нацисты «закупали» в вассальных и оккупированных странах необходимые им товары, практически не поставляя взамен ничего, кроме долговых обязательств. Например, Болгария поставила германскому союзнику по такой системе сырья и продовольствия на сумму [191] 85 млрд. левов, что в несколько раз превышало объем ее годового государственного бюджета. Подобного рода «внешняя торговля» велась и с другими зависимыми государствами. Вся задолженность фашистской Германии этим странам «записывалась» на клиринговый счет в Берлине. Общий размер таких долгов к концу 1944 г. составил 42 млрд. марок, которые она, само собой разумеется, никому не выплатила.

Одним из средств, использованных фашистскими государствами для ограбления порабощенных стран, являлся выпуск и введение в оборот военной валюты. Как правило, эти деньги имели названия местной валюты, однако они выпускались и в названиях денежных знаков государств-агрессоров (военные марки, военные иены). Курс военных денег по отношению к национальным валютам (равно как и к валютам оккупирующих стран) принудительно устанавливало военное командование, а затем он подтверждался местными властями. Выпуск таких денег не имел никакого материального обеспечения. Официально военная валюта предназначалась для выплаты денежного содержания личному составу оккупационных частей и учреждений, а также для «расчетов» органов армейского интендантства с местным населением за товары и услуги. Фактически выпуск военных денег явился средством дополнительной эксплуатации и экономического ограбления порабощенных народов.

Германские военные деньги единого образца выпускались в огромных количествах и использовались либо как непосредственное покупательное средство, либо для обмена на местную валюту по принудительному курсу. Завышение курса марки по отношению к местным валютам позволяло приобретать материальные ценности в захваченных странах значительно дешевле, чем в Германии. Общий объем выпущенных фашистской Германией военных денег к концу 1943 г. достиг 7 122 млн. оккупационных марок {272}.

В широких масштабах военные деньги были использованы милитаристской Японией. Курс военной иены, имевшей обращение на территории многих оккупированных ею стран, был приравнен к имперской иене. Но уже к концу 1940 г. фактическая покупательная способность военной иены была в 2,5 раза ниже имперской. Принудительный курс военной иены поддерживался самыми строгими мерами. На оккупированной территории Китая отказ населения принимать военные иены при расчетах за товары жестоко карался.

Путем внедрения военных иен и обесценивания местных валют (бирманская рупия, сиамский бат, малайский доллар, филиппинское песо) японцы добивались низких цен на товары {273}. В особенности это относилось к стратегическому сырью, предназначавшемуся для японской военной промышленности. Подобная финансовая политика увеличивала выручку от продажи японских товаров, давала захватчикам возможность расходовать огромные средства на содержание своей армии и другие военные нужды.

В целом государства фашистского блока стремились в максимально возможной степени использовать материальные ресурсы оккупированных территорий для развития военного производства и материального снабжения вооруженных сил.

В большинстве случаев грабеж осуществлялся самыми преступными, беспощадными и жестокими средствами, соответствующими природе фашизма, его человеконенавистнической идеологии и политике, что является грубейшим нарушением сложившихся норм международного права, [198] в частности Гаагской конвенции 1907 г. «О законах и обычаях войны». Грабеж оккупированных стран по мере истощения их ресурсов и развала хозяйства еще более обострял противоречия между захватчиками и порабощенными народами, усиливал рост движения Сопротивления. Освобождение оккупированных стран вооруженными силами антигитлеровской коалиции полностью лишало фашистские государства этого важного источника экономического обеспечения войны.

Оглавление. Итоги и уроки Второй мировой войны

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.