Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Источники и очаги военной опасности в мире после второй мировой

Разгром государств агрессивного блока во второй мировой войне, последующее политическое и юридическое закрепление ее итогов не

сняли с повестки дня проблемы борьбы за мир, за мирное сосуществование государств с различным общественным строем. Быть ли мировой войне или прочному миру — это вопрос о настоящем и будущем всей цивилизации, о самом существовании целых народов, о сохранении материальных ценностей и духовной культуры, созданных за века и тысячелетия трудом и разумом многих поколений.

Борьба за ослабление угрозы войны, исключение ее из жизни общества, обуздание гонки вооружений приобретает особое значение и безотлагательность. Сохранение мира на земле, политическая и военная разрядка, сокращение вооружений и военных расходов создают благоприятные условия для защиты всеми народами своей независимости и их продвижения по пути социального прогресса, для борьбы трудящихся в капиталистических странах за свои права и интересы, для социалистического и коммунистического строительства в странах социализма. В условиях разрядки увеличиваются возможности экономического, научно-технического сотрудничества государств с различным общественным строем на взаимовыгодных условиях, более эффективного и рентабельного использования материальных ресурсов.

В последние десятилетия произошли огромные изменения в военном деле, связанные с возрастающим использованием в нем достижений научно-технической революции. Милитаристы превращают открытия науки в орудие смерти и разрушения. Разрабатываются качественно новые виды оружия массового уничтожения, которые могут сделать контроль над ними, их ограничение делом исключительно трудным. Еще в 1918 г. В. И. Ленин, говоря о возможности подобного хода истории, предостерегал, что война может привести «к подрыву самих условий существования человеческого общества» {480}. Предотвратить мировую ядерную войну — значит сделать главное не только для нынешних, но и будущих поколений.

Советские войска на страже неба
Советские войска на страже неба

Страны социалистического содружества при решении внешнеполитических проблем строго руководствуются ленинскими принципами мира и мирного сосуществования. Считая мир первейшим условием прогресса человечества, естественной формой жизни народов, коммунисты отстаивают [430] справедливый демократический мир, борются за торжество его принципов.

Содружество социалистических государств, коммунистические партии последовательно выступают против навязываемых империалистами отношений, которые основываются на господстве и угнетении одних государств другими, ведут решительную борьбу против несправедливых, захватнических войн и поддерживают справедливые, освободительные войны угнетенных народов.

Годы, прошедшие после второй мировой войны, свидетельствуют о неизменности принципиальной позиции социалистических государств, международного коммунистического движения в решении проблемы мира и войны, о возрастании их усилий по укреплению мира, углублению разрядки, обузданию сил агрессии.

Иную политику проводят империалистические государства во главе с США. Они стремятся повернуть историю вспять, вернуть себе роль вершителей судеб народов, любыми средствами, в том числе и военной силой, воспрепятствовать развитию социализма и национально-освободительного движения, подавить революционную борьбу народов. Эта политика связана с самой природой империализма, что и привело к двум мировым войнам.

Ныне, несмотря на то что сфера господства империализма значительно сузилась и мировое развитие, в том числе вопрос о воине и мире, уже не определяется всецело закономерностями монополистического капитала, природа империализма не изменилась. Сохранились и даже усилились глубокие социально-экономические причины агрессивной политики и военных приготовлений. Это прежде всего классовая ненависть империалистических кругов к существованию и развитию Советского Союза, других социалистических стран. Она проявляется в политике «с позиции силы», в стремлении путем гонки вооружений «измотать» социализм, подорвать его социальную устойчивость. Классовая природа империализма порождает политику подавления национально-освободительного движения, подрыва революционной борьбы, прогрессивных режимов. Империализм во что бы то ни стало стремится сохранить или вернуть себе господство над районами, богатыми энергетическими ресурсами, различным сырьем. Он всячески препятствует самостоятельному развитию стран, освободившихся от колониальной зависимости. Наконец, политика агрессии и подготовки новых войн непосредственно вытекает из дальнейшего роста концентрации производства и сращивания монополий с государством, с реакционными политическими силами, из факта существования и укрепления военно-промышленных корпораций США и других стран империализма.

Агрессивный характер империалистической внешней политики тесно связан с дальнейшим ростом милитаризма, который достиг поистине небывалых масштабов. Его рост происходит в условиях, когда сужаются возможности решения международных проблем военными средствами. Он усиливает реакционность буржуазного общественно-политического строя, вызывает обострение многих экономических, социальных и политических проблем в странах капитала, придает империалистической политике еще большую экспансионистскую направленность.

Усиление агрессивности империализма подтверждает положение марксизма о том, что милитаризм не только обеспечивает получение определенными группировками монополистов огромных прибылей, но и остается «главным орудием классового господства буржуазии» {481}. Современный [431] милитаризм и связанные с ним гонка вооружений, нагнетание напряженности в мире направлены против мирового социализма, национально-освободительного движения, рабочего класса и всех трудящихся капиталистических стран.

После второй мировой воины центр военной силы империализма сместился в Соединенные Штаты Америки. Они стали главным источником агрессии и войн. В политике и идеологии американского империализма все сильнее проявляются экспансионистские, гегемонистские у стремления, претензии на мировое лидерство и господство. Обосновывая их, президент Г. Трумэн еще 19 декабря 1945 г. писал: «Хотим мы этого или не хотим, мы обязаны признать, что одержанная нами победа возложила на американский народ бремя ответственности за дальнейшее руководство миром» {482}. За то же, в сущности, ратовал президент Д. Эйзенхауэр, указывая в 1957 г., что США должны «взять на себя высокую роль в мировых делах — роль энергичного руководства...» {483}. Аналогичный курс на рубеже 80-х годов был принят администрацией Дж. Картера, а затем и Р. Рейгана.

Наглядным свидетельством этой политики является беспрецедентный рост военных расходов. За 1960 — 1980 гг. ассигнования на военные цели в США увеличились в 3 раза — с 45 до 135 млрд. долларов. В течение 1981 — 1985 гг. расходы на военные приготовления возрастут в Соединенных Штатах более чем в 2,2 раза и в конце этого периода составят 303,9 млрд. долларов в год {484}. В целом за это пятилетие военные расходы США достигнут 1,5 триллиона долларов.

Гонка вооружений ведется и в других странах НАТО. Под нажимом США там также растут военные расходы, создаются современные средства ведения войны, разрабатываются новые военные проекты.

Особую заботу милитаристские круги проявляют о бундесвере — крупнейшей ударной силе НАТО в Европе. В 80-е годы предусматривается его совершенствование для ведения войны в условиях применения оружия массового уничтожения. США, по существу, превратили Федеративную Республику Германии в «скрытую» ядерную державу. Па ее территории сосредоточено несколько тысяч американских ядерных боеголовок. Планируемое блоком «довооружение» ФРГ новыми ракетами среднего радиуса действия еще более увеличивает ядерную угрозу для всех стран Европы. Заключенное в 1982 г. военно-политическое соглашение между ФРГ и США предусматривает дальнейшую милитаризацию ФРГ, использование ее территории для агрессии против других государств. В соответствии с этим соглашением Соединенным Штатам предоставляется право «в случае кризисной обстановки или войны» увеличить более чем в два раза контингент своих наземных и военно-воздушных сил на западногерманской территории.

Высокой степени милитаризация достигла в Великобритании. Ее политика направлена на усиление гонки вооружений, агрессивности НАТО. Английские правящие круги, игнорируя протесты общественности страны, резко увеличивают военные расходы. Предпринимаются активные меры по дальнейшему наращиванию стратегического ядерного оружия, в том числе атомного ракетного подводного флота.

Быстрыми темпами возрождается милитаризм в Японии. Японская реакция добивается отмены принятых после поражения во второй мировой войне конституционных ограничений на создание армии и возрождение [432] в любой форме военно-промышленного потенциала. В стране поднимают голову реваншистские элементы, возрождается милитаристский дух, действуют сотни реакционных организаций и группировок. Начиная с 1957 г. оснащение так называемых «сил самообороны» новыми средствами ведения войны осуществляется в соответствии с пятилетними военными программами. В 1981 г. завершено претворение в жизнь пятой по счету программы, на осуществление которой затрачено почти в 2,5 раза больше ассигнований, чем в предыдущем пятилетии. Милитаристские круги опираются на возросшую экономическую мощь Японии, а также военные поставки из Соединенных Штатов. Япония все больше вовлекается в агрессивную стратегию США.

Взрывоопасную обстановку в различных районах мира создают поставки оружия империалистических государств антинародным режимам. На долю США приходится около 45 процентов, других стран НАТО — свыше 20 процентов мирового экспорта оружия. Оружие США и стран НАТО направляется для поддержки реакционно-диктаторских режимов, подавления революционных, национально-освободительных движений, закрепления военного присутствия империалистических государств в странах — получателях этого оружия.

Интересам подготовки империалистами новых войн и военных конфликтов служат дальнейшее совершенствование вооруженных сил империалистических держав, укрепление агрессивных блоков, разработка планов как локальных, так и мировой войн.

Гегемонистские устремления американского империализма нашли отражение в стратегии «массированного возмездия», принятой в начале 50-х годов. Согласно этой стратегии Соединенные Штаты могли по своему усмотрению выбрать время и место использования накопленной ядерной мощи для удара, прежде всего по Советскому Союзу.

Известно, что еще в конце 1945 г. в США разрабатывался план внезапного ядерного нападения на СССР. Тогда планировалось сбросить атомные бомбы на 20 советских городов. Планом, утвержденным президентом Трумэном в 1948 г., было установлено даже время военного нападения на СССР — до 1 апреля 1949 г.

При последующих разработках планов войны против СССР дата нападения сначала была перенесена на 1 января 1950 г., а затем на 1 января 1957 г. В плане, получившем название «Дрошпот», на 100 советских городов предусматривалось сбросить свыше 300 атомных бомб и 20 тыс. тонн обычных бомб {485}. Главные политические цели такой войны правящие круги США видели в разгроме СССР, «уничтожении корней большевизма», реставрации капитализма, установлении с помощью агрессивных блоков мирового господства.

Стратегия «массированного возмездия» основывалась на временном военно-техническом превосходстве США, которое, как предполагали в Вашингтоне в те годы, будет сохраняться и наращиваться.

Однако расчеты американских военно-политических кругов на безнаказанность планируемых агрессивных действий оказались нереальными: в Советском Союзе было также создано ядерное оружие и ракеты различного назначения. В этих условиях стратегия «массированного возмездия» уступила место стратегии «гибкого реагирования» (1961 г.). Ее политический фундамент также составляли антикоммунизм, антисоветизм и стремление воспрепятствовать росту революционно-освободительного движения. Авторы новой стратегии наряду с планами внезапного ядерного удара по СССР предусмотрели расширение диапазона применения военной силы. [433]

В частности, признавалось необходимым активнее использовать для достижения политических целей локальные войны без применения или с ограниченным применением оружия массового уничтожения, «дозировать» силы и средства агрессии в зависимости от масштабов и характера конфликта.

В основу стратегии «реалистического устрашения» («сдерживания»), принятой в США в 1971 г., положены три принципа: «силы», «партнерства» и «переговоров». Принцип «силы» предусматривал военное превосходство США и их союзников над СССР и социалистическим содружеством. Принцип «партнерства» означал применение в военных целях также сил и средств союзников США. Принцип «переговоров» предполагал «давление» на социалистические страны для получения односторонних преимуществ.

В конце 70-х годов Соединенные Штаты встали на путь ужесточения враждебной политики по отношению к СССР, всему социалистическому содружеству, открытых притязаний на лидирующую роль США в мире, вооруженного вмешательства во внутренние дела других стран.

Важнейшим компонентом этой политики явилась «новая ядерная стратегия», объявленная президентской «директивой № 59» в 1980 г. Она официально подтверждает возможность и допустимость «ограниченной» ядерной войны, которую американское военно-политическое руководство мыслит главным образом как войну в удаленных от территории США регионах, прежде всего в Европе, как войну, в которой Соединенные Штаты смогли бы избежать разрушительных последствий ответного удара. Эта стратегия, а также концепция «затяжной» ядерной войны являются выражением империалистических планов развязывания всеобщей ядерной войны.

Экспансионистской политике американского империализма служат созданные под эгидой США военные блоки, в рамках которых вырабатывается единая стратегическая линия борьбы с социализмом и другими прогрессивными силами. Цель образования военно-политических блоков империализма — подготовка и осуществление агрессии против СССР и других социалистических государств, подавление революционного в демократического движений в различных странах, осуществление жандармских акций против народов, ведущих освободительную борьбу.

Североатлантический блок остается главным орудием агрессивной политики империализма. Он опирается на три четверти промышленного потенциала капиталистического мира. Вооруженные силы НАТО подразделяются на объединенные вооруженные силы (OBС) и войска национального подчинения. Для руководства ОВС НАТО в мирное время созданы объединенные командования и штабы. Центральное место в общей системе ОВС НАТО занимает верховное командование НАТО в Европе.

Численность регулярных вооруженных сил и резервных формирований стран НАТО составляет свыше 9 млн. человек, а войска блока в Европе (с учетом Испании) насчитывают 94 дивизии, 25 тыс. танков, находящихся в войсках и на складах, тысячи боевых самолетов, включая носители ядерного оружия, сотни пусковых установок оперативно-тактических и тактических ракет, боевых кораблей различного предназначения. В армиях НАТО происходят организационные изменения и связанное с этим увеличение количества новой военной техники.

Для использования в «кризисных ситуациях» созданы мобильные силы НАТО, куда пошли части и подразделения вооруженных сил США, ФРГ, Англии, Италии и других стран блока. НАТО располагает значительным ядерным потенциалом, основу которого составляют стратегические наступательные силы США. В Западной Европе к 80-м годам под контролем американского командования скопилось свыше 7 тыс. единиц ядерных боеприпасов. [434]

Руководство НАТО разработало ряд решений о наращивании гонки ракетно-ядерного оружия и приступило к их осуществлению. В мае 1978 г. совет НАТО принял долгосрочную военную программу вплоть до 1995 г., предусматривающую количественный и качественный рост обычного и ракетно-ядерного вооружения и ежегодное увеличение военных бюджетов стран блока минимум на 3 процента.

Декабрьская (1979 г.) сессия совета НАТО под нажимом США запланировала развертывание в Западной Европе примерно 600 ядерных ракет средней дальности и превращение ФРГ, Англии, Италии, Бельгии и Голландии в стартовую площадку для нового американского ракетно-ядерного оружия, нацеленного на СССР и другие страны Варшавского Договора. Этот шаг НАТО на Западе пытаются представить то как «ответ» на мнимый советский вызов, то как «обычную модернизацию» военного арсенала. На самом же деле - это не что иное, как явное намерение США Североатлантического блока изменить в свою пользу сложившееся военное равновесие в Европе, а в случае войны путем нанесения внезапных ядерных ударов ракетами, размещенными в Европе, по стратегическим средствам Советского Союза уменьшить силу ответного удара по территории Соединенных Штатов.

Кроме НАТО империалисты создали ряд других, «периферийных», военных блоков, в задачу которых наряду со стратегическим окружением социалистических государств входит концентрация усилии империалистических держав и зависимых от них развивающихся стран с реакционными режимами в наиболее опасных, с их точки зрения, районах развития революционного и национально-освободительного движения. Так в первое послевоенное десятилетие были созданы СЕАТО и АНЗЮС, Багдадский пакт (с 1959 г. — СЕНТО) и межамериканская военно-политическая система а также другие блоки и пакты.

С возникновением в 1954 г. СЕАТО обстановка в Юго-Восточной Азии резко обострилась. Не считаясь с интересами народов этого региона, участники блока во главе с США встали на путь вмешательства во внутренние дела ряда освободившихся стран, разжигания военных конфликта. Государства — члены СЕАТО стали участниками американской агрессии во Вьетнаме. Поражение США в войне во Вьетнаме, а также провалы экспансионистской политики стран СЕАТО привели « обострению внутриблоковых противоречий, а затем и к развалу блока в 1975-1977 гг. На Ближнем и Среднем Востоке интересы империалистических держав столкнулись в борьбе за нефть и транспортные коммуникации стратегического значения. Вытесняя своих конкурентов, США стремятся занять здесь доминирующее положение. Длительное время проводником влияний американских монополий в этом регионе служил военный блок СЕНТО. Однако мощный подъем антиимпериалистического движения, в частности антиимпериалистическая, антимонархическая революция в Иране привел в 1979 г. к распаду и этого блока.

Центробежные тенденции в империалистических блоках коснулись и межамериканской военно-политической системы, включающей Межамериканский совет обороны, «Пакт Рио-де-Жанейро» и Организацию американских государств (ОАГ). Эти тенденции усилились в связи с агрессией Великобритании против Аргентины (1982 г.). Окончились неудачей попытка сформировать постоянные «межамериканские вооружённые силы» для полицейских акций против революционного движения в странах Латинской Америки. Многие члены ОАГ выступают за полную ликвидацию политического диктата США.

Причины центробежных тенденций в военных блоках империализма заключены в обостряющихся межимпериалистических противоречиях, непосильных для многих стран военных расходах, в нарастании борьбы [435] народов за национальный суверенитет, против любых форм иностранного вмешательства, во всевозрастающем протесте мировой общественности против военных приготовлений агрессивных сил. Даже некоторые приверженцы блоковой политики, ранее считавшие американский «ядерный меч» своей надежной защитой, начинают понимать, что он не дает им гарантии безопасности, а наоборот, в случае войны может превратить их страны в зону ядерного опустошения.

Учитывая кризисные явления в блоках, вдохновители экспансионистской политики ищут более гибкие формы ее проведения, маскируют фактический диктат США в НАТО усиленной пропагандой «атлантической солидарности», стремятся расширить состав этого блока, распространить его «сферу компетенции» практически на весь земной шар, в особенности на Ближний и Средний Восток, Индийский океан, Африку, Южную Атлантику и другие.

Империалистическая реакция продолжает создавать новые военные блоки. С этой целью она пытается превратить политические и экономические объединения освободившихся государств в военно-политические группировки, использовать систему многосторонних и двусторонних соглашений США и других империалистических государств с развивающимися странами Азии, Африки и Латинской Америки.

После второй мировой войны особое развитие получила «базовая стратегия» империализма. Цель этой стратегии — подготовить выгодные для империализма, в первую очередь для США, условия для развязывания и ведения войны против Советского Союза, держать СССР и другие страны социализма под угрозой ядерного удара.

Для реализации «базовой стратегии» расходуются огромные средства. Создана широкая сеть баз и других военных объектов в самых различных районах земного шара. В 1982 г. их насчитывалось более 1500 на территории 32 государств мира {486}. Пентагон держит за рубежом около 500 тыс. солдат и офицеров. На военных базах в Западной Европе сконцентрировано свыше 300 тыс. военнослужащих США. В Японии расположено более 100 американских баз, а в ее портах базируются корабли 7-го флота США, в том числе атомные подводные лодки с ядерным оружием на борту. На военных базах Дальнего Востока и в районе Тихого океана (вне территории США) дислоцировано около 130 тыс. американских солдат и офицеров.

США и их союзники, силы мировой реакции создают угрозу для дела всеобщего мира своими действиями по милитаризации отдельных районов Азии, Ближнего Востока, бассейнов Тихого и Индийского океанов, накаляют обстановку в Карибском бассейне и Центральной Америке, нагнетают напряженность в Африке. Путем организации военных баз и наращивания военного присутствия они стремятся взять под контроль экономику и политику стран этой зоны и господствовать на ее стратегических коммуникациях.

Лидеры империализма понимают, какую опасность для капитализма как системы представляют успехи национально-освободительного движения. Именно поэтому они пытаются удержать зависимые от них развивающиеся страны в сфере своего влияния, навязывают им грабительские кабальные экономические договоры и военно-политические пакты. Империалисты поощряют национализм, конфронтацию развивающихся стран социалистической и капиталистической ориентации. При непосредственном участии империалистических разведывательных служб и наемников осуществляются вооруженные интервенции, реакционные военные перевороты, [436] контрреволюционные заговоры. Все это не только дестабилизирует отношения между отдельными странами, но и приводит к состоянию постоянной военной напряженности как и отдельных регионах, так и во всем мире.

Священное право народов на борьбу за освобождение от колониальной и неоколониальной зависимости, от империалистического гнета правящие круги США пытаются отождествить с «международным терроризмом». Авторы и сторонники этой абсурдной идеи стремятся доказать «право» империализма и реакции на вооруженное подавление национально-освободительных движений, на расправу с борцами за свободу и независимость.

В послевоенные годы империализм развязал серию «малых», локальных войн, которые, говоря словами В. И. Ленина, являются продолжением империалистической «политики захватов, расстрелов целых народностей, неслыханных зверств...» {487} со стороны стран капитала.

Характерной чертой современных агрессивных локальных войн является их тесная связь с глобальной стратегией империализма, прежде всего США. Путем локальных войн империализм пытается достичь своих целей поэтапно, ведя их зачастую к тому же чужими руками. История учит, что эти войны чреваты тяжелыми последствиями для всего человечества, так как они создают взрывоопасную обстановку в различных районах мира и в определенных условиях могут стать очагом мировой войны. Осуществление агрессивных планов германский и итальянский фашизм, японский милитаризм начинали с локальных войн. Они опасны и потому, что могут перерасти в ядерную войну. Так, по данным института Брукингса, только за 1946 — 1975 гг. США в 19 случаях были на грани использования ядерного оружия.

После второй мировой войны, по существу, не прошло ни одного года, чтобы империалистические государства не предпринимали попыток путем локальных войн или так называемых «противоповстанческих операций» реализовать свои агрессивные планы и устремления. Основными целями этих войн являются ликвидация революционных завоеваний отдельных стран, вступивших на путь социализма, подавление начавшихся социалистических или антиимпериалистических национально-освободительных революций, свержение политических режимов в развивающихся странах, избравших путь социалистической ориентации, подавление борьбы народов против диктатуры крайней реакции, за демократическое развитие страны, изменение политической ориентации тех стран, которые порвали с империалистическими военными блоками и взяли во внешней политике независимый курс. Локальные войны способствуют образованию реакционных режимов, укреплению существующих и созданию новых агрессивных блоков и союзов, стимулируют гонку вооружений, рост милитаризма.

Для подготовки и ведения локальных войн созданы «силы быстрого развертывания» США — специальное формирование, предназначенное для «оперативного» подавления революционного и национально-освободительного движения, шантажа стран мирового социалистического содружества.

Пентагон, НАТО и подчиняющиеся им учреждения уделяют первостепенное внимание изучению современных локальных войн, усиленно изыскивают новые способы и формы боевых действий войск с применением как обычного, так и ядерного оружия. Этот опыт учитывается в военном строительстве США и других империалистических государств, используется в подготовке войск. [437]

Одной из самых крупных локальных войн после второй мировой войны была война во Вьетнаме. Вьетнамский народ, а также народы Камбоджи и Лаоса в трудной и длительной вооруженной борьбе с американскими интервентами отстояли свободу и независимость своих стран.

Итоги локальных войн показывают несостоятельность ставки империализма на военную силу как средство достижения политических целей, невозможность сломить силой оружия высокий дух свободолюбивых народов, защищающих честь и независимость своих стран.

В процессе военных приготовлений Соединенных Штатов Америки и других стран НАТО возрастает влияние разведывательных и других специальных служб этих государств на разработку агрессивной внешней политики. Активизируется их подрывная деятельность против Советского Союза и других стран социалистического содружества с целью ослабить социалистический строй, нанести ущерб военному, экономическому и морально-политическому потенциалам стран социализма.

Основным проводником разведывательно-диверсионной деятельности кроме разведывательных и других специальных служб являются многочисленные антисоветские, антисоциалистические эмигрантские, буржуазно-националистические идеологические центры и организации за рубежом.

Империалистические разведки стремятся добыть политические, экономические и военные секреты СССР, раскрыть его достижения в науке и технике, особенно в ключевых областях. Их усилия направлены на нанесение ущерба народному хозяйству СССР, на сбор информации о важнейших военных и промышленных объектах, о Советских Вооруженных Силах, их технической оснащенности, особенно ракетно-ядерном вооружении, атомном подводном флоте, силах и средствах противовоздушной и противоракетной обороны.

Реакционные, империалистические круги применяют такую острейшую форму подрывной деятельности, как диверсии. Все шире осуществляется шпионаж с легальных позиций: используются дипломаты, журналисты, туристы. Продолжается активная подготовка агентуры для заброски в СССР и другие социалистические страны по нелегальным каналам. Активизируется также диверсионно-идеологическая подрывная работа путем усиления антикоммунистической, антисоветской пропаганды посредством радио, телевидения, заброски враждебной литературы.

После второй мировой войны империализм прибегает к различным формам использования неофашизма и родственных ему ультрареакционных, террористических группировок для борьбы против революционного, освободительного и общедемократического движений. В ряде капиталистических государств наблюдается тенденция к возрождению фашизма как политической силы. Ее поддерживают некоторые крупные монополии и военно-промышленный комплекс.

Уже в первые послевоенные годы вокруг ультраправых организаций сгруппировались бывшие активные участники фашистских движений 30 — 40-х годов, деятели фашистских режимов, замешанные в военных и иных преступлениях. Многие из них после 1945 г. покинули свои страны и нашли убежище там, где у власти находились их единомышленники.

В дальнейшем, с началом «холодной войны», ультраправые организации оживили свою деятельность, занялись идейной и политической реабилитацией фашизма, привлечением на свою сторону возможно большего числа единомышленников, организацией неофашистских партий, разработкой их стратегии, сближением с правыми элементами буржуазных партий.

Неофашисты взяли на вооружение так называемую «стратегию напряженности», которая предусматривает создание у политически неустойчивой части общества представления о неспособности парламентских [438] буржуазно-демократических систем обеспечить нормальное функционирование государственной власти, а затем и завоевание государственной власти. Этот процесс наблюдается в Италии, ФРГ и некоторых других капиталистических странах. Деятельность неофашистских организаций в различных странах Запада поддерживают не только внутренние реакционные силы, но и международный империализм. «Убийства и преступные провокации, — писал видный деятель итальянского и международного рабочего и коммунистического движения Л. Лонго, — открыто организуемые и осуществляемые фашистами, но замышляемые и направляемые центрами национальной и международной реакции, несомненно являются составной частью общей картины подрывных действий. Используется самый дикий гангстеризм, предпринимаются попытки создать в стране атмосферу постоянного смятения, напряженности и террора, при которой становятся возможными любые попытки покушения на демократический строй» {488}.

Опасность неофашизма, блокирующегося с другими реакционными и экстремистскими силами, очевидна. Вот почему на международном Совещании коммунистических и рабочих партий в 1969 г, было обращено внимание на необходимость усиления борьбы против фашистской угрозы, решительного отпора профашистским вылазкам {489}.

Одним из орудий агрессивных империалистических сил является международный сионизм. Располагая разветвленной сетью своих организаций, получая огромную финансово-экономическую помощь от США и других империалистических государств, используя экономическую и военную силу Израиля, сионисты ведут активную борьбу против революционных сил современности, дела мира и разрядки международной напряженности. Они выступают против справедливого урегулирования ближневосточного кризиса, стремятся обострить отношения между СССР и США, сорвать проведение в жизнь решений Хельсинкского совещания европейских государств по обеспечению коллективной безопасности и сотрудничества в Европе. Сионистские организации и правительство Израиля саботируют все решения ООН по ближневосточному вопросу. Правящие круги Израиля постоянно угрожают соседним арабским странам ведут агрессивную политику в отношении палестинского народа.

Новым явлением в мировой политике, опасным для всего человечества, стало партнерство империализма и китайского гегемонизма. Великодержавный внешнеполитический курс Пекина, его территориальные притязания к суверенным государствам, участие в гонке вооружений усиливают сторонников войны и агрессии. Альянс с наиболее агрессивными силами империализма китайские руководители использовали в своих экспансионистских целях.

На счету пекинских руководителей вооруженные провокации в ряде районов на советско-китайской границе. В 1979 г. руководство Пекина в одностороннем порядке прекратило действие советско-китайского Договора о дружбе, союзе и взаимной помощи, подписанного 14 февраля 1950 г.

В 1979 г. Китай развернул военные действия против социалистического Вьетнама. В течение нескольких недель китайские войска оккупировали приграничную полосу вьетнамской земли, но в конце концов потерпели поражение. Беспрецедентным вооруженным нападением на Вьетнам, поддержкой кровавой клики Пол Пота — Йенг Сари в Кампучии, развертыванием [439] совместно с империалистами диверсионно-подрывной деятельности против народно-демократической революции в Афганистане, другими акциями пекинские руководители способствовали усилению международной напряженности.

Курс Пекина на обострение международной обстановки, на смыкание с политикой империализма с особым удовлетворением воспринят в правящих кругах США и других стран НАТО. Империалисты стремятся использовать «китайскую карту» для крупномасштабных провокаций и интриг, установления прямых военных связей США и других держав НАТО с Китаем, осуществления сотрудничества в проведении агрессивных акций против социалистических и освободившихся стран.

Таким образом, развитие международных отношений после второй мировой войны показывает, что империализм, сохраняя свою агрессивную сущность, по-прежнему является источником войн и военной опасности. Наиболее полное воплощение агрессивные черты империализма находят в США, в их стремлении к мировому господству. Агрессивность современного империализма и других сил реакции выражается в попытках изменить в свою пользу сложившееся военное равновесие между СССР и США, между социалистическим содружеством и капиталистическими странами, в реализации планов наращивания ядерного оружия, создании новых видов оружия массового уничтожения — нейтронного, химического, бактериологического, в милитаризации космоса. Агрессивная политика империализма представляет собой реальную угрозу между народной безопасности. Ответом на эту политику может быть только повышение бдительности миролюбивых государств и народов, еще более упорная борьба за сохранение мира, активность и целеустремленность антивоенных движений, их сплоченность как на национальном, так и международном уровне.

Оглавление. Итоги и уроки Второй мировой войны

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.