Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Уничтожение восточнопомеранской группировки немцев

С выходом Советской Армии на Одер и ближайшие подступы к Берлину стратегический фронт обороны противника был нарушен, а взаимодействие между его основными группировками крайне затруднено. К началу февраля помимо группировки, блокированной в Курляндии, от главных сил вермахта оказалась изолированной и группа армий «Север». Понеся тяжелые потери в январских боях, немецко-фашистские войска, действовавшие на берлинском направлении, спешно отходили в южную часть Померании и за Одер. Трижды провалились попытки врага прорваться к Будапешту с целью деблокады окруженных там войск. К этому времени немецко-фашистское командование фактически израсходовало почти все резервы. Оставалось лишь 12 дивизий, которые находились на формировании и восстановлении, а также 4 танковые дивизии 6-й танковой армии СС, переброшенные с западного фронта.

Германское командование, предпринимая все меры приостановить продвижение советских войск, спешно укрепляло оборону на занимаемых рубежах, прежде всего по Одеру. Группам армий «Курляндия» и «Север», а также гарнизонам городов, окруженным в Восточной Пруссии и Польше, было приказано отвлечь на себя максимальное количество советских дивизий с целью не допустить использования их на берлинском направлении.

В Восточной Померании и Силезии шла интенсивная подготовка к фланговым ударам, посредством которых предполагалось разгромить советские войска, вышедшие на Одер. Тем самым командование вермахта намеревалось не только улучшить свое стратегическое положение, но и удержать жизненно важные в экономическом и военном отношении районы. Восточная Померания с ее крупными промышленными предприятиями, складами и арсеналами, хорошо оборудованными аэродромами, портами и военно-морскими базами имела большое значение для фашистской Германии.

Положение советских войск к началу февраля характеризовалось рядом особенностей, которые учитывало Верховное Главнокомандование при планировании дальнейших действий. Гигантским клином врезаясь в территорию Германии, войска 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов оказались растянутыми на сотни километров. В случае ударов противника из Восточной Померании и Силезии такое обстоятельство было чревато крайне неприятными последствиями для советских войск. К тому же враг, который располагал в Балтийском море достаточно сильным военно-морским флотом и сохранял за собой коммуникации, мог осуществлять оперативные переброски войск морем, а удерживая Восточную Померанию, а также крупные порты Данциг, Гдыня, Штеттин и другие, имел возможность широко использовать хорошо развитую дорожную сеть. Положение 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов усугублялось и тем, что стремительное продвижение войск на большую глубину привело к значительному отставанию тыловых частей и учреждений.

В первых числах февраля линия советско-германского фронта на берлинском направлении проходила по рекам Ногат и Висла до Грудзёндза с резким поворотом к западу на Ратцебур, Цедени далее по реке Одер до Карпатских гор. На участке от залива Фришес-Хафф до Ратцебура действовал 2-й Белорусский фронт. Левее, от Ратцебура до Унруштадта, вели бои соединения 1-го Белорусского фронта, захватившие плацдарм на Одере севернее и южнее Кюстрина. Войска 1-го Украинского фронта сражались на Одере, от Унруштадта до Струменя, удерживая два плацдарма на левом берегу реки в районе города Бреслау. Только в районах Кюстрина, Франкфурта, Глогау, Бреслау и Ратибора гитлеровцы продолжали занимать оборону на правом берегу Одера. К тому же в тылу советских войск еще не были уничтожены крупные гарнизоны в городах-крепостях Эльбинг, Познань, Шнейдемюль. Таким образом, восточнопомеранская группировка противника нависала над войсками 1-го Белорусского фронта с севера, а силезская охватывала войска 1-го Украинского фронта с юга.

К концу первой декады февраля в междуречье Вислы и Одера войскам 2-го и правого крыла 1-го Белорусских фронтов противостояли 2-я и 11-я армии вновь созданной группы армий «Висла» под командованием Гиммлера. В их составе было 16 пехотных, 4 танковые и 2 моторизованные дивизии, 5 бригад, 8 отдельных групп и 5 гарнизонов крепостей. Кроме того, в резерве группы армий «Висла» имелось 4 пехотные и 2 моторизованные дивизии. За Одером, в районе Штеттина, находилось управление 3-й танковой армии, прибывшее из Восточной Пруссии. Все резервные соединения были затем использованы против советских войск в Восточной Померании. Войскам левого крыла 1-го Белорусского фронта, от Шведта до Глогау, противостояла 9-я армия противника.

Исходя из сложившейся обстановки, Ставка Верховного Главнокомандования приняла решение: не прекращая подготовки наступления на берлинском и дрезденском направлениях, разгромить восточнопомеранскую группировку противника и выйти к нижнему течению Одера. Первоначально директивой от 8 февраля ликвидацию этой группировки она возложила на войска 2-го Белорусского фронта, которым было приказано 10 февраля перейти в наступление к западу от Вислы и не позднее 20-го овладеть рубежом устье Вислы, Руммельсбург, Нёйштеттин. В дальнейшем, с подходом 19-й армии, фронт должен был развить наступление общем направлении на Штеттин, одновременно овладеть районом Данцига, Гдыни и очистить от противника побережье Балтийского моря вплоть до Померанской бухты.

К началу операции в состав 2-го Белорусского фронта входили пять общевойсковых, воздушная армии, три танковых, механизированный и кавалерийский отдельные корпуса. 2-я ударная армия, завершая уличные бои в городе Эльбинг, главными силами начала перегруппировку на левый берег Вислы. На плацдарме западнее реки до Ратцебура фронтом на север вели боевые действия 65, 49 и 70-я армии совместно с 3-м гвардейским кавалерийским корпусом. 1-й гвардейский танковый и 8-й механизированный корпуса находились в оперативном подчинении 70-й армии. 8-й гвардейский танковый корпус (резерв фронта) был сосредоточен юго-восточнее Эльбинга. 19-я армия, которая поступила из резерва Ставки, сосредоточивалась восточнее Торуни. 3-й гвардейский танковый корпус в районе Млавы заканчивал укомплектование и пополнение материальной частью. Войска фронта почти в течение месяца вели ожесточенные наступательные бои в Восточной Пруссии и были значительно ослаблены, тылы отстали, ощущался острый недостаток горючего и боеприпасов. Авиация 4-й воздушной армии не смогла полностью перебазироваться. Ее аэродромы были рассредоточены от Нарева до Вислы. Средняя укомплектованность 26 стрелковых дивизий из 45 к началу операции не превышала 35 процентов, а остальных — 42 процентов штатного состава. Во фронте насчитывалось всего 263 исправных танка. Противостоявшая им 2-я немецкая армия имела 12 пехотных и 2 танковые дивизии, 3 отдельные бригады, 6 отдельных боевых групп и 3 крупных гарнизона крепостей.

Командующий фронтом Маршал Советского Союза К. К. Рокоссовский принял решение нанести главный удар силами 65, 49 и 70-й армий, 1-го гвардейского танкового и 8-го механизированного корпусов в направлении на Хойнице, Руммельсбург, Рюгенвальде, разгромить соединения 2-й армии врага и выйти на рубеж, указанный Ставкой. 2-я ударная армия с 8-м гвардейским танковым корпусом должна была наступать на Данциг вдоль левого берега реки Висла, сковывая противостоявшие силы противника и воспрещая их маневр в сторону главной группировки фронта.

Восточно-Померанская операция началась почти без подготовительного периода. Соединения центра и левого крыла 2-го Белорусского фронта перешли в наступление 10 февраля с рубежа Грудзёндз, Семпульно, Развернулись ожесточенные бои. Слабость первоначального удара и упорное сопротивление противника предопределили медленное развитие наступления. К тому же весенняя распутица осложняла положение. Чтобы избежать форсирования Вислы, на которой в скором времени ожидался ледоход, часть сил была перегруппирована на плацдарм западнее Грудзёндза.

По мере продвижения главных сил 2-го Белорусского фронта сопротивление врага усиливалось: он беспрерывно контратаковал, используя части и соединения, снятые с других направлений. Так, в районе Хойнице появилась 7-я танковая дивизия, переброшенная из района Эльбинга. За десять дней войскам фронта на отдельных направлениях удалось продвинуться до 60 км. Однако соединения главной группировки фронта, достигнув рубежа Гнев, Хойнице, Ратцебур, не имели сил для дальнейшего наступления, и 19 февраля их продвижение фактически прекратилось.

За период наступления войск фронта выдались всего два ясных дня и три лишь частично. Летчики 4-й воздушной армии совершали в погожие дни до 1500 самолето-вылетов и более, а в частично летные — до 800 самолето-вылетов. Прочно удерживая господство в воздухе, они уничтожали живую силу и технику противника, нарушали коммуникации, наносили удары по его аэродромам, совершали налеты на боевые корабли и транспортные суда в портах, гаванях и в море. Вражеская авиация производила в день лишь до 60 самолето-вылетов.

В это же время соединения левого крыла 1-го Белорусского фронта вели напряженные бои по удержанию и расширению захваченных на левом берегу Одера плацдармов, а войска правого крыла в Восточной Померании продвинулись к северу на 20 — 50 км. В ходе ожесточенных боевых действий войска фронта окружили и уничтожили сильные гарнизоны городов Дейч-Кроне и Арнсвальде. 14 февраля они ликвидировали противника, окруженного в Шнейдемюле, а 23-го — в Познани. В боях за Познань совместно с советскими войсками участвовал пехотный батальон армии Войска Польского. Кроме того, из польских добровольцев были сформированы саперные, транспортные, санитарные, а также две штурмовые группы. Всего за Познань сражались 2 тыс. поляков.

С 16 по 20 февраля из района Альтдамма и Штаргарда враг нанес контрудар в общем направлении на Ландсберг. Командование группы армий «Висла» предприняло этот контрудар с целью выхода в тыл советским войскам, находившимся на Одере севернее Кюстрина. Группировку из четырех пехотных дивизий СС и двух танковых дивизий возглавлял командующий 3-й танковой армией генерал Э. Paye. Потеснив 47-ю армию к югу на 8 — 12 км, противник вновь овладел городами Пиритц, Бан и несколькими населенными пунктами. Однако большего он добиться не смог. Войска правого крыла 1-го Белорусского фронта при активной поддержке 16-й воздушной армии не только отразили контрудар врага, но и нанесли ему значительный урон.

Немецко-фашистское командование приняло решение в Восточной Померании перейти к обороне на всем фронте от Вислы до Одера. Одновременно оно, проведя перегруппировку сил и средств, не прекращало усиливать группу армий «Висла» новыми соединениями из своего резерва и готовилось к активным действиям. Управление 11-й армии 25 февраля убыло в резерв группы армий «Висла», а ее войска были включены в состав 3-й танковой армии. К 1 марта 2-я армия уже имела 18 пехотных, 2 танковые и моторизованную дивизии, а также 2 бригады, в составе которых насчитывалось около 230 тыс. человек, 4 тыс. орудий и минометов, 800 танков и штурмовых орудий, 300 бронетранспортеров, 20 бронепоездов. Против войск правого крыла 1-го Белорусского фронта оборонялись соединения 3-й танковой армии. К началу марта в ней имелось 11 пехотных, танковая и 2 моторизованные дивизии, пехотная бригада, а также несколько отдельных частей и подразделений. Всего в этой армии насчитывалось около 200 тыс. солдат и офицеров, 2500 орудий и минометов, свыше 700 танков и штурмовых орудий, более 100 орудий береговой и стационарной зенитной артиллерии, приспособленной для ведения огня по наземным целям. С воздуха соединения группы армий «Висла» прикрывали 300 боевых самолетов.

Немецко-фашистские войска оборонялись на заранее подготовленных позициях. Еще до войны в Восточной Померании проводились работы по созданию оборонительных рубежей. Уже в 1933 г. вдоль старой германо-польской границы была построена линия укреплений, так называемый Померанский вал. Работы по его усовершенствованию продолжались и в ходе войны. В период наступления советские войска обошли или захватили значительную часть Померанского вала, однако в феврале и марте отдельные участки этой оборонительной системы, а также долговременные сооружения вокруг крупных населенных пунктов и городов широко использовались гитлеровцами для усиления обороны. На побережье Балтийского моря противник имел Данцигско-Гдынский приморский укрепленный район общей глубиной до 15 км, при создании которого были использованы старинные польские укрепления. Города Данциг и Гдыня были тщательно подготовлены к обороне и уличным боям.

Таким образом, на правом крыле 1-го Белорусского фронта основные силы противника не были разгромлены. Прежде чем наносить решающий удар на Берлин, требовалось в кратчайшие сроки покончить с восточно-померанской группировкой.

В соответствии с указаниями Ставки по планированию дальнейших боевых действий Военный совет 2-го Белорусского фронта 15 февраля доложил Генеральному штабу свои соображения по этому поводу. Он предложил сократить пространственный размах операции и использовать прибывшие из резерва Ставки 19-ю армию и 3-й гвардейский танковый корпус для удара в общем направлении на Кёзлин, чтобы отсечь 2-ю немецкую армию от остальных сил восточнопомеранской группировки. Одновременно войска 2-й ударной, 65, 49 и 70-й армий должны были фронтальными ударами прижать отсеченную группировку к побережью Балтийского моря, а затем, расчленив ее, уничтожить. Для разгрома окруженного противника в Восточной Померании предлагалось выделить на левое крыло фронта дополнительные силы.

На следующий день Военный совет 1-го Белорусского фронта представил Верховному Главнокомандующему план по разгрому восточнопомеранской группировки. Имелось в виду отбросить вражеские дивизии на север и войсками правого крыла выйти на рубеж Драмбург, Голлнов, Штеттин, перерезать его коммуникации на запад и помочь армиям левого крыла 2-го Белорусского фронта быстрее выдвинуться в район Штеттина. Главный удар предлагалось нанести силами 61-й, 2-й гвардейской танковой армий, 7-м гвардейским кавалерийским и 9-м танковым корпусами через Штаргард в северо-западном направлении с выходом их на рубеж Массов, Голлнов, Штеттин. Во взаимодействии с войсками 2-го Белорусского фронта 1-я армия Войска Польского и 3-я ударная армия должны были нанести вспомогательный удар, чтобы отбросить противника в северном направлении.

Ставка согласилась с предложениями военных советов фронтов. При этом командующему 1-м Белорусским фронтом Маршалу Советского Союза Г. К. Жукову было приказано 47-ю и 1-ю гвардейскую танковую армии иметь в резерве ближе к своему правому крылу, чтобы при необходимости использовать их на стыке со 2-м Белорусским фронтом. Несколько позже 3-й Белорусский фронт получил задачу выдвинуть войска левого крыла на побережье Данцигской бухты восточнее Вислы с целью закрыть противнику выход с косы Фрише-Нерунг. Это позволило бы высвободившиеся войска 2-й ударной армии использовать на левом фланге и усилить ударную группировку 2-го Белорусского фронта, действовавшую к западу от Вислы.

В ходе подготовки план наступления 1-го Белорусского фронта претерпел некоторые изменения. Фронт ударом из района восточнее Арнсвальде в северном направлении должен был расчленить войска противника и выйти к побережью Балтийского моря и Одеру — от Кольберга (Колобжега) до Цедена. Перед 1-й армией Войска Польского, 3-й ударной с 9-м танковым корпусом и 1-й гвардейской танковой армиями ставилась задача нанести удары в северо-восточном направлении на Бельгард и Кольберг, а перед 61-й с 7-м гвардейским кавалерийским корпусом и 2-й гвардейской танковой армиями — на север и северо-запад в направлении Каммина и Голлнова. 47-я армия генерала Ф. И. Перхоровича с 1-м гвардейским механизированным корпусом должна была нанести удар на Альтдамм.

Краснознаменному Балтийскому флоту была поставлена задача активными действиями авиации, подводных лодок и торпедных катеров нарушать морские сообщения врага в южной части моря и содействовать сухопутным войскам в овладении побережьем Восточной Померании.

Таким образом, замысел Ставки Верховного Главнокомандования состоял в том, чтобы ударами 2-го Белорусского фронта в общем направлении на Кёзлин, а войсками правого крыла 1-го Белорусского на Кольберг расчленить противостоявшую группу армий «Висла», отсечь большую ее часть от основных сил немецко-фашистской армии и уничтожить во взаимодействии с Краснознаменным Балтийским флотом. Войска 2-го Белорусского фронта после овладения городом Кёзлин и выхода на побережье Балтийского моря должны были развернуться фронтом на восток и наступать на Данциг и Гдыню, очистить от противника восточную часть Померании и овладеть всеми портами от Данцига до Кольберга. Предполагалось, что войска 1-го Белорусского фронта повернут на запад, с тем чтобы выйти к Померанской бухте и очистить от врага правый берег Одера на участке от его устья до Цедена. Учитывая готовность войск, намечалось начать наступление 24 февраля в полосе 2-го Белорусского фронта, а в полосе армий правого крыла 1-го Белорусского фронта 1 марта. Воздушные армии обоих фронтов должны были вести боевые действия на направлениях главных ударов.

Несмотря на большие трудности, советские войска скрытно и организованно готовились к предстоящему наступлению. Фронты усиливались поступившими из резерва соединениями, проводилась перегруппировка войск. Находившаяся на правом крыле 1-го Белорусского фронта 3-я ударная армия переместилась в район восточнее Арнсвальде. Сюда же были передислоцированы 1-я и 2-я гвардейские танковые армии. Во 2-м Белорусском фронте 19-я армия сменила левофланговые части 70-й и частично 3-й ударной армий.

К концу февраля войска правого крыла 1-го Белорусского фронта завершили подготовку к операции. В 250-километровой полосе было сосредоточено свыше 400 тыс. человек, 6585 орудий и минометов, 864 установки реактивных минометов, 1515 танков и самоходно-артиллерийских установок. Только 1-я и 2-я гвардейские танковые армии имели 955 танков и самоходно-артиллерийских установок, остальные находились в составе отдельных танковых и механизированных корпусов, бригад и полков и использовались в качестве танков непосредственной поддержки пехоты.

В период подготовки к операции значительную помощь оказало Дольское население. Оно активно участвовало в наведении переправ и мостов через водные преграды, в ремонте и строительстве железных и шоссейных дорог, а также восстановлении линий связи.

Накануне наступления проводилась большая партийно-политическая работа, общее руководство которой осуществляли члены военных советов фронтов генералы H. E. Субботин и К. Ф. Телегин. Усилия политических органов, партийных и комсомольских организаций направлялись прежде всего на разъяснение задач, поставленных перед войсками. Лозунг «Добить фашистского зверя в его собственном логове — Берлине!» оставался главным. Вместе с тем политические органы фронтов призывали воинов гуманно относиться к немецкому населению. В газете «Красная звезда» от 9 февраля указывалось, что гнев советских людей не может быть безрассуден, что, уничтожая гитлеровские войска, они не могут допустить ничего, что унизило бы достоинство воина Страны Советов и дискредитировало армию-победительницу в глазах трудящихся мира.

Наступление войск левого крыла 2-го Белорусского фронта возобновилось 24 февраля. После 40-минутной артиллерийской подготовки соединения 19-й армии под командованием генерала Г. К. Козлова нанесли удар из района юго-западнее Хойнице в направлении на Кёзлин. В первый же день им удалось прорвать оборону противника на глубину 10 — 12 км. Успеху наступления во многом способствовали действия 3-го гвардейского танкового корпуса под командованием генерала А. П. Панфилова. Этот корпус, войдя утром 25 февраля в прорыв, оторвался от пехоты и за день продвинулся до 40 км. Войска 70-й армии, встретив упорное сопротивление противника, за первые двое суток прошли лишь 4 — 6 км. Другие армии фронта вели бои на прежних рубежах. 26 февраля для обеспечения левого фланга ударной группировки фронта был задействован 3-й гвардейский кавалерийский корпус.

Дальнейшее наступление развивалось успешнее. 28 февраля войска 2-го Белорусского фронта, расширив участок прорыва до 70 км, овладели городами Прехлау, Нёйштеттин и другими важными опорными пунктами.

3-й гвардейский танковый корпус 3 марта вышел к побережью Балтийского моря севернее Кёзлина, а на следующий день совместно с соединениями 19-й армии овладел этим городом, отрезав таким образом войска противника в Восточной Померании от его войск в Западной Померании. Большую помощь наступавшим оказывала авиация 4-й воздушной армии генерала К. А. Вершинина, которая с 24 февраля по 5 марта произвела 8500 самолето-вылетов, нанося удары по вражеской обороне.

1 марта войска правого крыла 1-го Белорусского фронта перешли в наступление. После сильной артиллерийской и авиационной подготовки 1-я армия Войска Польского, 3-я ударная и 61-я армии под командованием генералов С. Г. Поплавского, Н. П. Симоняка и П. А. Белова атаковали упорно оборонявшегося врага. В тот же день в сражение были введены обе танковые армии. Это увеличило силу удара. 1-я гвардейская танковая армия, обогнав соединения 3-й ударной армии, уже к вечеру продвинулась на 20 — 25 км. Наступление 2-й гвардейской танковой армии, введенной в сражение в полосе 61-й армии, развивалось сравнительно медленно: к исходу дня она преодолела только 5 — 7 км.

В последующие три дня в центральной части Восточной Померании разгорелись ожесточенные бои. Особенно стремительными были действия танковых армий. 1-я гвардейская танковая армия генерала M. E. Катукова 4 марта вышла на побережье Балтийского моря на участке Кольберг, Дееп, продвинувшись более чем на 90 км. Передовые соединения 2-й гвардейской танковой армии генерала С. И. Богданова утром следующего дня достигли Одера в районе Каммина. Стрелковые соединения, используя успех танковых армий, продвинулись до 65 км. Немалая заслуга в успешном наступлении принадлежит 16-й воздушной армии генерала С. И. Руденко, совершившей за 2 — 4 марта свыше 2300 самолето-вылетов.

Стремительное продвижение соединений ударной группировки 1-го Белорусского фронта привело к окружению четырех дивизий 10-го корпуса СС и корпусной группы «Теттау» (общей численностью более 20 тыс. человек) в районе юго-западнее Польцина. 7 марта они были разгромлены 1-й армией Войска Польского, а также частью сил 1-й гвардейской танковой и 3-й ударной армий.

На следующий день воины 1-й армии Войска Польского, выйдя на побережье Балтики в районе Кольберга, водрузили национальный флаг Польши. Когда главные силы армии приблизились к Кольбергу, она получила задачу разгромить гарнизон города. Попытки с ходу овладеть Кольбергом оказались безуспешными, поскольку противник создал здесь прочную оборону и имел значительно больше сил, чем предполагалось. Бои за город, в которых приняли участие и советские войска, носили ожесточенный и напряженный характер. Для поддержки наступавших по распоряжению командующего 1-м Белорусским фронтом была выделена бригада реактивных минометов (М-31), снаряды которых могли разрушить мощные укрепления. Большую помощь соединениям 1-й армии Войска Польского оказала польская смешанная авиационная дивизия, которая за первые пять дней боев за город произвела 125 боевых вылетов. Утром 18 марта Кольберг, а вместе с ним и все побережье Балтийского моря в полосе фронта были окончательно очищены от врага.

В результате стремительного наступления войск 2-го и 1-го Белорусских фронтов на Кёзлин и Кольберг, выхода их на побережье Балтики восточнопомеранская группировка оказалась рассеченной на части. Связь между 2-й полевой и 3-й танковой армиями противника была нарушена, что способствовало их разгрому.

Под ударами войск правого крыла 1-го Белорусского фронта соединения 3-й танковой армии отошли на Каммин и Штеттин, торопясь укрыться за рекой Одер и Штеттинской гаванью. Однако осуществить это удалось лишь немногим. К исходу 5 марта 3-я танковая армия была почти полностью разбита, большая половина западной части Восточной Померании оказалась в руках советских войск. Противник потерял до 103 тыс. солдат и офицеров, из них около 27,9 тыс. человек были пленены. В качестве трофеев армии правого крыла фронта захватили 188 танков и штурмовых орудий, 2100 орудий и минометов, 2377 пулеметов, до 22 тыс. винтовок и автоматов. За поражение в Восточной Померании командующие 3-й танковой и 2-й армиями были отстранены от руководства войсками. На их место были назначены генералы X. Мантейфель и Д. Заукен, которые фактически уже ничего изменить не могли. Лишь в районе Альтдамма 3-я танковая армия продолжала удерживать небольшой плацдарм на правом берегу Одера. 20 марта и этот плацдарм был ликвидирован.

Чтобы уничтожить разрозненные части врага и освободить все побережье Балтики от Вислы до Одера, Ставка Верховного Главнокомандования уточнила задачи фронтам. Директивой от 5 марта на войска 2-го Белорусского фронта была возложена задача разгромить группировку противника в районе Данциг, Штольп, овладеть городами Данциг, Гдыня и не позднее 20 марта во всей полосе фронта выйти на побережье Балтийского моря. С этой целью Ставка приказала фронту продолжать наступление войсками правого крыла по левому берегу реки Висла на Данциг, а войсками левого крыла — в направлении Лауенбург, Гдыня. На главном направлении фронта, вдоль побережья Балтийского моря, должна была нанести удар 19-я армия совместно с 3-м гвардейским танковым корпусом. Для ускорения решения этой задачи командованию 2-го Белорусского фронта Ставка временно передавала 1-ю гвардейскую танковую армию 1-го Белорусского фронта с подчинением ей танковой бригады 1-й армии Войска Польского. Армия к этому времени имела около 500 танков и самоходно-артиллерийских установок.

6 марта 2-й Белорусский фронт развернул наступление в северном и восточном направлениях, непрерывно наращивая силу удара. Успешно прорвав оборону противника, войска его правого крыла продвинулись до 18 км, а левого — до 12 км. 2-я ударная армия завершила ликвидацию окруженной вражеской группировки в крепости Грудзёндз. Общему успеху во многом способствовали действия 8-го, 1-го гвардейских танковых и 8-го механизированного корпусов, введенных в сражение в тот же день, а также 3-го гвардейского танкового корпуса, который 7 марта, очистив от остатков противника район города Кёзлин, возобновил наступление в направлении Штольп, Лауенбург.

Отступая, враг все более уплотнял боевые порядки. Сильные арьергарды цеплялись за населенные пункты и выгодные рубежи. Противник стремился организованно отойти и занять Данцигско-Гдынский укрепленный район. 8 и 9 марта войска 2-го Белорусского фронта, преследуя противника, продвинулись до 50 км. 19-я армия под командованием генерала В. З. Романовского (вступил в командование 6 марта) овладела городом Штольп. С утра 10 марта в полосе этой армии была введена в сражение 1-я гвардейская танковая армия, которая, обогнав стрелковые соединения, смяла арьергарды противника и стремительным ударом в направлении Лауенбург, Вейхерово 12 марта вышла к побережью Данцигской бухты севернее порта Гдыня. К этому времени основные силы армий правого крыла и центра приблизились к внешнему обводу Данцигско-Гдынского укрепленного района. Гитлеровские войска ожесточенно сопротивлялись, в отдельные дни используя при контратаках до 100 — 140 танков и штурмовых орудий.

С 13 по 21 марта суточное продвижение советских войск не превышало 1 — 1,5 км, а иногда исчислялось и сотнями метров. Преодолев упорное сопротивление врага, они прорвали оборонительные рубежи между Данцигом и Гдыней, вышли к побережью Данцигской бухты и 23 марта овладели городом Сопот. Вражеская группировка оказалась расчлененной на две части — данцигскую и гдынскую.

В ходе боев в Восточной Померании, в разгроме противника на подступах к Гдыне отличились воины 1-й гвардейской танковой армии. За проявленный героизм, мужество и отвагу в армии награждено около 7 тыс. солдат и офицеров, а полковнику В. И. Землякову, подполковнику В. Н. Мусатову и майору Б. П. Иванову присвоено звание Героя Советского Союза. Командующий генерал M. E. Катуков за умелое проведение операций в 1945 г. был награжден второй медалью «Золотая Звезда». 27 марта эта армия после выполнения возложенных на нее задач была выведена из сражения и возвращена в состав 1-го Белорусского фронта.

Продолжая теснить противника, войска 70-й и 19-й армий генералов В. С. Попова и В. З. Романовского 28 марта овладели городом Гдыня, военно-морской базой и крупным портом на Балтике, а войска 2-й ударной, 65-й и 49-й армий генералов И. И. Федюнинского, П. И. Батова и И. Т. Гришина, а также соединения 70-й армии 30 марта завершили разгром данцигской группировки и овладели городом-крепостью Данциг. В боях за Данциг и Гдыню приняла участие 1-я польская танковая бригада имени героев Вестерплятте, воины которой водрузили над этими городами национальный флаг Польши. При ликвидации только данцигского гарнизона свыше 10 тыс. солдат и офицеров было взято в плен, захвачено 140 танков и штурмовых орудий, 358 орудий, 45 строившихся подводных лодок, много другого вооружения и военной техники. С падением Данцига перестала функционировать крупная военно-морская база, где проходили подготовку экипажи подводных лодок. Черчилль так определил значение этого успеха для союзников: «... захват Данцига и последующая ликвидация одной из трех основных баз подводных лодок являются новым фактором, приносящим значительное облегчение морскому министерству (Великобритании. — Ред.). Возобновление операций немецких подводных лодок в масштабах, которые они предсказывали, теперь явно невозможно...»

При прорыве Данцигско-Гдынского укрепленного района, особенно в ожесточенных боях за крупные приморские населенные пункты, большую роль сыграла 4-я воздушная армия. Ее соединения в сутки совершали в среднем по 650 — 700 самолето-вылетов, 120 — 130 из которых — в ночное время. Советские летчики наносили непрерывные удары по фортам и бастионам морских крепостей, по кораблям врага, пытавшимся приблизиться к портам.

В ходе наступления в Восточной Померании Краснознаменный Балтийский флот усилил боевую деятельность на коммуникациях в южной части Балтийского моря, силами авиации, подводных лодок и торпедных катеров осуществлял блокаду прижатой к морю группировки войск противника в районе Данцига. Кроме того, авиация флота наносила массированные удары по войскам и военным объектам врага на побережье. Освобождением Данцига и Гдыни завершилась Восточно-Померанская наступательная операция. Остатки 2-й немецкой армии, прижатые к морю севернее Гдыни, 4 апреля были окончательно разгромлены и пленены силами 19-й армии (части, блокированные на косе Хель и в дельте реки Висла, продолжали сопротивление до 9 мая).

В результате успешного наступления советских войск в Восточной Померании была разгромлена крупная группировка противника. Только войска 2-го Белорусского фронта с 10 февраля по 4 апреля взяли в плен до 63,6 тыс. солдат и офицеров, захватили 3470 орудий и минометов, 680 танков и штурмовых орудий, 431 самолет, 277 кораблей и судов различного назначения, 610 складов с боеприпасами, вооружением, снаряжением и продовольствием и много других трофеев. Гитлеровцы не только понесли огромные потери, но и лишились восточнопомеранского плацдарма, а также значительной части побережья Балтийского моря. Это позволило Краснознаменному Балтийскому флоту и авиации эффективнее осуществлять морскую и воздушную блокаду группировок противника, прижатых к морю в Прибалтике, Восточной Пруссии и в районе дельты Вислы. Флот, перебазировав свои легкие силы в базы и порты южного побережья Балтийского моря между Вислой и Одером, занял более выгодные позиции для прикрытия и поддержки с моря советских войск, продвигавшихся вдоль побережья.

Наступление советских войск в Восточной Померании и успешное его завершение сорвало планы немецко-фашистского командования нанести фланговый удар по соединениям, вышедшим на Одер. Кроме того, советское Верховное Главнокомандование получило возможность 11 высвободившихся армий, в том числе 2 танковые, 1-го и 2-го Белорусских фронтов перебросить для проведения Берлинской операции.

В результате Восточно-Померанской операции были освобождены исконно польские земли по побережью Балтийского моря между. Вислой и Одером. Совместная борьба советских и польских воинов против общего врага кровью скрепила братский союз народов обеих стран.

Решительному разгрому немецко-фашистских войск в Восточной Померании способствовали правильный выбор направлений главных ударов обоих фронтов, умелая концентрация необходимых сил и средств, четкая организация взаимодействия между фронтами, армиями и родами войск, что обеспечило стремительный прорыв тактической зоны обороны противника. При решении оперативных задач ударной силой фронтов являлись танковые армии, а также отдельные танковые и механизированные корпуса, тесно взаимодействовавшие с пехотой, артиллерией, инженерными войсками и авиацией. Характерно и то, что ударные группировки фронтов, успешно прорвав главную полосу вражеской обороны, в высоком темпе развили наступление по расходящимся направлениям. Это позволило разгромить восточнопомеранскую группировку по частям.

Одновременно с проведением Восточно-Померанской операции войска левого крыла 1-го Белорусского фронта на берлинском направлении вели борьбу за расширение и удержание захваченных ранее плацдармов на левом берегу Одера и ликвидацию кюстринского гарнизона. Гитлеровское командование пыталось любой ценой деблокировать город-крепость Кюстрин и отбросить советские войска с плацдармов. В середине марта противник предпринял последнюю попытку улучшить положение под Кюстрином. Назначенный вместо Гиммлера новый командующий группой армий «Висла» генерал Г. Хейнрици 15 марта получил задачу подготовить контрудар из района Франкфурта, чтобы «уничтожить сначала предмостное укрепление русских у Кюстрина и установить непосредственную связь с гарнизоном этого города».

22 марта пять фашистских дивизий под руководством командующего 9-й армией генерала Т. Буссе начали наступление. Однако, несмотря на отчаянные усилия, неоднократные атаки их были безуспешны. Фактически уже к исходу первого дня инициатива перешла к советским войскам. 23 марта соединения 5-й ударной и 8-й гвардейской армий 1-го Белорусского фронта нанесли удар по врагу в районе Кюстрина и к концу месяца разгромили гарнизон крепости. В результате два небольших плацдарма на левом берегу Одера удалось объединить в один обширный плацдарм оперативного значения. Провал контрударов немецко-фашистских войск в Восточной Померании и у Кюстрина явился одной из причин отстранения генерала Г. Гудериана от занимаемой должности. Вместо него начальником генерального штаба германских сухопутных сил был назначен генерал Г. Кребс.

Таким образом, с уничтожением восточнопомеранской группировки, ликвидацией предмостных укреплений противника на правом берегу реки, а также расширением плацдармов на Одере были созданы необходимые условия для решающего наступления советских войск на берлинском направлении.

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.