Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Примечания

[1] Исключение составляют два очерка, опубликованных отдельными брошюрами Московским издательством "Церковь": История старообрядческой церкви. Краткий очерк, М.: Церковь, 1991. 38с.; Краткий очерк истории Русской Православной Старообрядческой Церкви. М., 1998. 32с. Одна из глав "Истории" была напечатана в старообрядческом церковном календаре: Мельников Ф.Е. О крестном знамении и Честном Животворящем Кресте Господнем // Православный старообрядческий церковный календарь. М., 1999. С.96‑105.

 

[2] Каптерев Н.Ф. Патриарх Никон и его противники. 1913. С. 173.

 

[3]       Слово "обряд" ‑ новое: оно придумано уже в Петровскую эпоху и с того времени прочно вошло в обиход новой, никоновской, церкви и стало многозначным: и богословы, и литургисты, и прочие писатели этой церкви выражаются: "обряд крещения", "обряд причащения", "обряд венчания" и т.п. Все стало обрядом. Но в последнее время и новообрядцы начали сознавать, что это слово ‑ "обряд", ‑ не церковное, оно чуждо церковно‑литургической терминологии. Церковь знает "чин" и "последование", но не знает слова "обряд". "Мы решительно отбрасываем термин "обряд", ‑ заявляет один православный богослов, ‑ как весьма неполный и логически безграмотный и неопределенный". Мистерия и обряд // Православная Русь. 1940. № 3; Православный Путь. 1939. Вып. 1, С. 71. К сожалению, мы вынуждены пользоваться этим термином, как общепринятым, хотя и безграмотным и к тому же придуманным врагами древлеправославной Церкви; вынуждены и самих древлеправославных христиан именовать "старообрядцами". Иначе нас не поймут читатели. Но в эти термины ‑ "обряд" и "старообрядчество" ‑ мы вкладываем свой, верный смысл, вполне логический и вполне определенный. В Румынии именуют старообрядцев "липованами". Это название совершенно случайное. Прежние историки старообрядчества производили его от имени одного старообрядческого вероучителя Филиппа, жившего в XVII столетии. Но новейшие историки старообрядчества отвергли эту догадку. Некоторые исследователи думали, что именование "липоване" произошло оттого, что старообрядцы принимают иконы, написанные только будто бы на липовом дереве. И это неверно, ибо старообрядцы принимают иконы на любом дереве, лишь бы были правильно написаны. Другие полагали, что это наименование ‑ "липоване" ‑ возникло будто бы по той причине, что старообрядцы долго скрывались к липовых лесах. И эта догадка тоже нелепа, так как старообрядцам при гонениях за их веру приходилось скрываться и подолгу жить в разных лесах, во всяких пустынях, горах и трущобах, и то не за границей, где им не приходилось скрываться, а в России, где их гнали и преследовали и где, тем не менее, это слово ‑ "липоване" ‑ совсем неизвестно. Вернее, наименование это происходит от названия селения Липовепь в Буковине, которое старообрядцы заселили впервые в 1669 г. Само собой понятно, что такое совершенно случайное название ничуть не определяет ни верования, ни истории, ни происхождения старообрядчества и поэтому должно быть отброшено и заменено соответствующим титулом. Об этом и просили старообрядцы румынское правительство в 1938 г, в представленной ими мемории.   

     Все румынские старообрядцы ‑ из коренных русских людей, предки которых бежали из России и XVII и потом в XIX столетии вследствие жестоких гонений за веру, о чем и будет речь дальше, к своем месте. Много их живет в Польше, Литве, Латвии и Эстонии, есть несколько поселений в Пруссии. Незначительными группами обретаются во Франции, Англии, Италии, Болгарии, Сербии, Турции, Америке, Канаде и Австралии. После революции в России приходы их образовались в Маньчжурии и Китае.

      До революции старообрядцев насчитывалось в России до 10 миллионов по официальной статистике. В действительности было значительно больше.   

 

[4] После капитальных исследований по этому вопросу профессора Московской Духовной академии Н.Ф. Каптерева (см. его знаменитую двухтомную книгу "Патриарх Никон и царь Алексей Михайлович") этот исторический факт установлен бесспорно. 

 

[5] Главным вдохновителем Никона на реформы Русской Церкви, по собственному его признанию, был восточный патриарх Афанасий Пателарий, три раза восходивший на патриарший Константинопольский престол: в первый раз он пробыл на нем лишь сорок дней (в 1633 г.), во второй раз ‑ около года (1634‑1635 гг.) и в третий раз ‑ только пятнадцать дней (1651 г.). В Москву он прибыл в апреле 1653 г. за милостыней. Но еще в 1643 г. Константинопольский патриарх Парфений писал о нем русскому царю, что Афанасий ‑ коварный и хитрый человек, что он занял патриарший престол обманным и изменническим способом, что он "супостат и новый Иуда". Каптерев Н.Ф. Характер отношений России к православному востоку в XVI и XVII вв. М., 1914. Новейшие исследования профессора Е. Шмурло раскрыли, кроме того, что Афанасий был латинщик, его прочили в александрийские патриархи именно "католические круги", рекомендуя его как "доброго католика, пользующегося и расположением Пропаганды" (папского учреждения, созданного для совращения греков в латинство). Шмурло замечает, что такую характеристику Афанасия подтверждает сам Парфений, патриарх Константинопольский, тоже преданный Риму. Шмурло Е. Паисий Лигарид в Риме и на греческом Востоке // Труды Пятого съезда Академических Организаций за границей. С. 539 и 541. Это подтверждает об Афанасии и секретарь Пропаганды Франческо Инголи (С.581). Таков был первый вдохновитель Никона. Как увидим, и последующие его вдохновители и сотрудники были не лучше Афанасия. 

 

[6] Полная характеристика Никона и его деятельности дана в названном труде профессора Н.Ф. Каптерева и в XII томе "Истории Русской Церкви" Макария, митрополита Московского. Нелишне принять во внимание и беллетристические произведения: Мордовцева Д.Л. "Великий раскол" и Филиппова Т.И. "Патриарх Никон". Новейшее исследование о Никоне (имеющее характер апологетический) профессора Зызыкина М.В. (трехтомное изд. Варшавского Синодального Склада) говорит лишь об отстаивании Никоном своей патриаршей власти. 

 

[7]      В России существуют целые библиотеки старинных рукописей, именно богослужебных книг чрезвычайной ценности. Немало их хранится и в заграничных библиотеках. 

 

[8] 100 глав содержится в книге деяний поместного Собора 1551 г. По этой книге и Собор называют Стоглавым ‑ Ред. 22 

 

[9]      Обширное исследование об этих книгах дано в сочинении профессора Московской Духовной академии Сергея Белокурова: "Арсений Суханов" (два тома). Этот ученый не только установил, что сухановские книги не имели никакого влияния на никоновское книжное исправление, но что привезенные Сухановым рукописи (таковых было лишь 45 экз.) во многом расходятся с никоновскими книгами и, напротив, согласны со старыми, дониконовскими книгами, т.е. старообрядческими. Знаменитый литургист профессор А.А. Димитриевский уже во время большевизма закончил исcледования о старопечатных дониконовских книгах, а также и о никоновских, доказав, что первые во всем согласны с древнейшими греческими и русскими рукописями, тогда как никоновские книги противны им и являются ошибочными и погрешительными. К сожалению, исследование профессора Димитриевского не могло быть напечатано в советской России. О нем дан лишь краткий и случайный отзыв в "Вестнике Священного Синода" обновленческой церкви (Москва). 

   По заявлению другого ученого, профессора варшавского университета М.В. Зызыкина, исправление книг при Никоне "по рукописям было абсолютно невозможно". Ссылаясь на вышеназванного профессора Белокурова, на другое его исследование о Сильвестре Медведеве (Христианские чтения. 1885, №11‑12), г. Зызыкин сообщает, что "из 498 рукописей, привезенных Арсением Сухановым, только семь (три Евлогия, три Устава и один Часослов) были богослужебного содержания". Зызыкин М.В. Патриарх Никон и его государственные и канонические идеи. Варшава, 1934. Часть II. С. 157. Весьма курьезным после сего выглядит следующее сообщение об Арсении Суханове в Большой Советской Энциклопедии: "Он вывез с Востока свыше 700 древнегреческих церковных рукописей, дав, таким образом, ценный материал для сличения никоновским справщикам". Т. III. Стлб. 459. Еще курьезнее, что при этом сделана посылка на исследование Белокурова "Арсений Суханов". Очевидно, автор этой заметки совсем не читал исследования профессора Белокурова. Очевидно также, что он ‑ какой‑нибудь "примазавшийся" семинарист. Однако, как крепко держится состряпанная еще при Никоне эта басня о сухановских и других древних рукописях. 

 

[10]     Профессор И. Мансветов в своих исследованиях по богослужению указывает, что в Уставе императрицы Ирины (времен седьмого Вселенского Собора) и в древней синодальной рукописи за № 330‑380 (см. Описание Синодальной Библиотеки, ч. III, 266) положено на проскомидии семь просфор. Мансветов И. О трудах м. Киприана но части Богослужения // Прибавления к изданию Творений святых отец. 1882. Ч. 29. С. 176). В Древней Руси было семипросфорие (Там же. Ч. 30. С. 174). Мы пишем: "семипросфорие", "просфора", а по русской грамматике требуется писать "семипросвирие" и "просвира". Буслаев Ф. Учебник русской грамматики, сближенной с церковнославянской. Москва, 1907. Изд. 10. С. 24. 

 

[11] Даже на монетах князя Владимира, крестившего Русь, было вычеканено имя Спасителя: "Исусъ Христосъ" // Владимирский сборник. Белград, 1938. В конце книги снимки. 

 

[12] В Румынии во всех прежних богослужебных книгах писалось и печаталось имя Господа: "Исус". Да и теперь это начертание можно нередко встретить во многих богословских книгах и даже в светских журналах и газетах. 

 

[13] В квадратные скобки заключены пропуски в тексте, возникшие из‑за плохой сохранности отдельных страниц рукописи, а также некоторые из реконструированных по смыслу слов. ‑ Ред.  

 

[14] Современные богословы православной церкви признают необходимым исповедовать Духа Святого в Символе веры Истинным. Карташев А.В. На путях к собору; Живое предание // Сб. С. 31; прот. С. Булгаков. Утешитель. С. 216, 310 и 311. Книги эти изданы в Париже в наше время. 

 

[15] Даже никонианские священники, принявшие новые книги, были в недоумении, кому же они здесь молятся ‑ не дьяволу ли на самом деле? Поэтому уже в книге "Жезл", сооруженной собором 1666 г., было вставлено после слов "молимся тебе" обращение: "Господи". Но так как и после сего все же выходило, что Господом именуется дух лукавый, то "Жезл" добавил еще в скобках разъяснение: "(Сиречь Боже наш)". Очевидно, и самим членам собора без такого пояснения было не ясно, кому же, собственно, молится священник. В самих Потребниках, изданных впоследствии, начиная с издания патриарха Иоакима, после слов "молимся тебе" делалась вставка в скобках: "(Господи)". По‑видимому, и священники продолжали думать, не дьяволу ли они тут молятся, поэтому для них, именно для них (это исключительно иерейская молитва) вставлено это пояснение. В последних, уже синодских изданиях Потребника этот текст переделан почти в точности по дониконовским книгам, чем признана погрешительность никоновских "исправлений", вернее, искажений богослужебных книг.  

 

[16] Молитва "Господи и Владыко животу моему" составлена св. Ефремом Сирином. Замечательно, что даже никонианские богословы нашего времени понимают и толкуют ее в том именно смысле, как она изложена в старообрядческих книгах. Так, преосвященный Иннокентий Херсонский разъясняет: "В молитве своей, как в душе и жизни, св. Ефрем прост и безыскусствен. Он молится и располагает всех нас молить Господа, во‑первых, об удалении от нас душевредных пороков" (вот именно: "отжени" их от нас). "Во‑вторых, он молит Господа не о том только, чтобы от него были удалены пороки и чтобы ему были поданы добродетели, но чтобы он освобожден был от самого духа сих пороков". И далее архиепископ Иннокентий еще раз подчеркивает, что св. Ефрем молится именно "об удалении от него" духа всяких пороков. "Порок можно сейчас оставить, ‑ толкует преосвященный, ‑ но дух порока не оставит тебя: надобно долго сражаться, долго подвизаться и терпеть, чтобы освободиться от него. Все сие, без сомнения, имеет в виду св. подвижник Христов, и посему просит у Господа совершенного очищения своего духа и тела, совершенного уничтожения в природе своей закваски греховной". Поучение на молитву св. Ефрема Сирина // Православная Русь. 1940. № 5. 

Даже в таком современном органе русской религиозной мысли, как журнал "Путь" ‑ издание религиозно‑философской Академии в Париже ‑ молитва св. Ефрема передается так: "Господи Владыко Боже мой, дух тщеславия и гордыни отжени от мене" // Путь. 1929. № 19. С. 66. 

 

[17] Такое дикое верование, что Бог является виновником человеческой греховности, действительно присуще богословию никонианской церкви. Так, в "Опыте христианского православного Катихизиса", составленном митрополитом Киевским Антонием, в разъяснении третьего члена Символа Веры толкуется: "Бог, зная заранее, что каждый из нас возымеет своеволие Адамово, при рождении нашем облагает нас болезненною, смертною и падшею природой, то есть наделенной греховными склонностями" // Сербия, 1924. Издание первое. С. 38. Литовский "православный" митрополит Елевферий верно заключает отсюда, что по этому верованию "Бог является виновником грехов человеческих" // Об искуплении. Париж, 1937. С. 36 и 40. Нужно думать, что именно в силу такого верования никоновские справщики и переделали молитву св. Ефрема Сирина так, что в ней молящиеся просят Бога не об очищении от грехов, а о том, чтобы Он Сам не давал бы им всяких духов нечистых, как это Он делает при самом рождении нашем. М. Елевферий отмечает, что и латинство почти так же верует. А известно, что никоновские сотрудники были в глубокой степени заражены латинством. Вот почему они так кощунственно и переделали молитву св. Ефрема. Но "справедливо ли было бы со стороны Бога, ‑ спрашивает Елевферий, ‑ облекать греховностью еще не согрешившего человека и ставить его в необходимость грешить?" (Там же. С. 40 и 150). "Маленькая" никонианская "исправа" заключает в себе большое богохульство. 

   Это исправление стоит в тесной связи с другой такой же никоновской исправой. В старопечатном "Апостоле" читается: "И нас мертвых суща в прегрешениях и в необрезании плоти нашея (Бог) сооживил есть со Христом, вся прегрешения омыв нам (зачало 255). Никоновские справщики переделали последние слова: "даровав нам вся прегрешения". Выходит по‑антониевски, что Бог действительно "наделяет нас греховными склонностями". 

   Необходимо отметить, что эти две указанные погрешности, сделанные никоновскими исправщиками ‑ о запрещении дьявола и о молении духу лукавому, позаимствованными из двух книг: Чиновника Венецианского издания 1538 г. и Стрятинского Требника 1606 г. Эти издания были в большом подозрении у прежних, дониконовских, исправщиков, как "худые" книги и как напечатанные в еретических типографиях. В московских патриарших изданиях эти места напечатаны правильно и ясно. А никоновские дельцы, презиравшие все святорусское, не брезговали старыми погрешностями и ошибками, заимствуя их из иностранных и еретических изданий книг. Этим безрассудным преклонением перед чужим объясняются и многие другие их книжные погрешности и уклонения от церковных установлений, преданий и обычаев.  

 

[18]      Современный профессор парижского Богословского института Г.П. Федотов сообщает, что "прежнее понимание этого слова (дориносимо), как носимого на щите, теперь оставлено; оно уже толкуется, как "сопровождаемый свитой копьеносцев" // Путь. 1938. № 57. С. 14. Берлинский архимандрит Иоанн (князь Шаховский) заявляет, что "интеллигенты считают "дориносимо" просто бессмыслицей". Толстой и церковь. Берлин, 1939. С.131. Еще в 1907 году "Известия Казанской Епархии" предлагали слово "дориносимо" лучше переводить: "которого прославляют ангелы" // Церковь. 1908. № 1. С. 22. 30 

 

[19]      Любопытно, что православным истолкователям церковных песнопений приходится это слово ‑ "горохищное" пояснять: "то есть похищенное горами", точно и на самом деле горы занимаются хищничеством // Вестник Р.С.Х. Движения. 1935. № 4‑5. С. 18. Старый текст понятен без всяких пояснений. Нелишне отметить, что даже соборная книга "Жезл" выражается: "волки овцехищные", а не горы овцехищные // Предисловие, лист 2‑й. 

 

[20] До сих пор, вот уже более 2‑х столетий, по новым книгам читается и поется конец в молитве Святому Духу: "спаси, Блаже, души наша". Никого не конфузит такая вековая безграмотность: слово "души" поставлено во множественном числе, а местоимение к ним в единственном ‑ "наша": наша души. По церковнославянской грамматике "душя" пишется с окончанием не на "А", а на "Я", что означает множественное число, а не единственное, последнее пишется с окончанием на "А". Это грамматическое правило подтверждает и книга "Жезл", в которой написание "овця", "отця", "чванця" означает множественное число // Часть 2, возоблич. 66. В молитве "Царю Небесный" слово "душя" ‑ множественного числа, а не единственного, как некоторые думают по незнанию славянской грамматики. Да и в русском языке сохранилось много слов, которые по начертанию должны бы быть единственного числа, а на самом деле ‑ множественного, например: уста (а не усты), дома (а не домы), сердца (а не сердцы), облака (а не облаки), войска (а не войски), лета, чада, одежда и множество других. Так же неправильно до сих пор произносится по новым книгам наречие "вовеки". Нужно ‑ "вовеки", как произносим "вовремя", если оно наречие (я пришел вовремя, т.е. в свое время). А когда оно не наречие, а имя существительное с предлогом, тогда обязательно к нему прибавляется другое существительное (я пришел во время обеда; это было во время войны или во время голода) и означает оно тогда лишь какую‑то часть другого события (обеда, войны, голода и т.д.). Если слово "во веки" не наречие, а существительное, то оно должно иметь при себе другое существительное, и оно действительно имеет: "веков" ("во веки веков") и и таком случае означает лишь часть какого‑то времени, какую‑то часть веков; а такое исповедание о Предвечном Сыне Божием есть арианское заблуждение. Поэтому вернее исповедуется по старому произношению: "вовеки веком". Это цельное выражение означает бесконечность, безначальность, сверх всяких веков. Священномученик Аввакум писал: "Малое‑де слово сие, да велику ересь содержит". Протопоп Аввакум Петров. Житие протопопа Аввакума, им самим написанное. М.: АН СССР, 1933. С. 237. 

 

[21]      Материалы для истории раскола. Т. VI. С. 32. 

 

[22] После капитальных исследований по этому вопросу профессора Московской Духовной академии Н.Ф. Каптерева (см. его знаменитую двухтомную книгу "Патриарх Никон и царь Алексей Михайлович") этот исторический факт установлен бесспорно. 

 

[23] В старообрядческих так называемых "Керженских" и "Поморских" ответах приведены сотни свидетельств о непреложной древности двоеперстного сложения. Это же подтвердили и научно установили в своих академических трудах профессора московской Духовной академии Каптерев, Голубинский, Белокуров, Димитриевский и другие. До настоящего времени римские папы в особо торжественные моменты проявления своей власти благословляют двоеперстием как принятым от апостола Петра ‑ первого папы Рима, и такое благословение называется апостольским. В Риме с IV века и до наших дней красуется бронзовое изваяние апостола Петра с двоеперстием. В издании В. Прохорова "Христианские Древности" (шестидесятых годов прошлого века) воспроизведены многочисленные снимки с древнейших икон, на которых изображены святые с двоеперстным сложением. Катакомбные изображения свидетельствуют также о двоеперстии. В наше время реставрация Софийского собора в Константинополе, построенном в 507 г. Юстинианом Великим, расчистила мозаические изображения с руками, благословляющими двуперстно (См. снимки, изданные Византийским институтом в Париже). 

   Что двоеперстие существовало в древности и на Западе, об этом свидетельствуют не только собранные и опубликованные Прохоровым многочисленные снимки с древних икон, но даже советские издания нашего времени. Так, в "Истории средних веков" издания Института Истории Академии Наук воспроизведен рисунок католического епископа того времени с ясным старообрядческим двоеперстным сложением (См. под редакцией профессора Е. А. Косминского, Москва, 1940. С. 31). 

 

[24] Проклятие это подписали и гостившие в то время в Москве сербский патриарх Гавриил, никейский митрополит Григорий и молдавский митрополит Гедеон. Удивительно, как они осмелились предавать проклятию двоеперстников и объявлять их еретиками‑армяноподражателями, а само двоеперстие ‑ еретическим, когда до сих пор сохранившиеся памятники свидетельствуют, что в их собственных епархиях в то время христиане знаменовались двоеперстным сложением. Об этом говорят сохранившиеся от того времени св. иконы и книги. Вот, например, на стяге молдавского воеводы Щербана Контакузина (1678‑1688 гг.) изображен Царь царем с двоеперстным сложением. Стяг этот гранится в военном музее в Бухаресте. Снимок с него напечатан в журнале "REALITUTCA ILUSTRATIA". 1937, 10 февраля. № 525. С. 6. В молдавской столице, Яссах, вышла из печати "Карте Ромнеску" в 1643 г., на лицевом листе ее изображены Христос и апостолы с двоеперстием. Этот лист тоже воспроизведен в современной книге: О. Тафраль. Истории роминилор. Бухарест, 1935. С. 312. В "Поморских ответах" указана книга, изданная в том же НИЗ г. в Яссах, ‑ Учительное Евангелие, также украшенное изображением святителей с благословляющей десницей с двоеперстием (свидетельство 101 в пятом ответе). 

   Сохранилось в Румынской церкви до нашего времени еще более наглядное и более убедительное свидетельство о том, что двоеперстное сложение идет с апостольских дней: в Бухаресте в церкви "Златаря", что против почты, в особой раке хранится правая рука св. Киприана, епископа Карфагенского, замученного в 240 г., она имеет двоеперстное сложение. В момент смерти святитель сложил персты для благословения, в таком виде она [рука] и теперь благословляет христиан. Еще больше памятников о существовании двоеперстия с глубокой древности сохранилось в самой Византии: в Константинополе даже в наше время древние иконные изображения говорят о двоеперстии. Неужели патриарх Макарий не видел их и так‑таки ничего и не знал о том, что вся древняя восточная церковь знаменовалась двоеперстным сложением? Это невероятно. Он, не знавший русского языка, или не понимал, кого и за что он проклинает, или, как зараженный протестантизмом, вел провокаторскую политику, чтобы ослабить русскую церковь, сиявшую благочестием. Может быть, были и другие причины для его проклятий. Но согласиться с тем, что он не знал о существовании двоеперстия в восточной Церкви, это значит, представлять его слишком глупым патриархом. Во всяком случае, для нас теперь ясно, что проклятия Макария, как и его соучастников, ложились не только на всю Русскую Церковь всех ее времен, но и на всю восточную и западную Церковь прошлых веков, включительно до апостольских дней. Вернее же говоря, согласно учению св. Церкви, эти проклинатели самих себя проклинали, так как всякая незаконная клятва поражает лишь самих проклинателей. 

 

[25] В наше время уже никто из знающих дело не сомневается в том, что Никон и восточные иерархи наклеветали на св. апостолов, св. отцов и на Вселенские Соборы. Еще в сороковых годах прошлого столетия между двумя знаменитыми архипастырями господствующей церкви ‑ двумя Филаретами: Рижским, впоследствии архиепископом Черниговским, и Московским митрополитом ‑ произошло следующее словесное столкновение. Филарет Рижский напечатал статью в "Чтениях Общества истории и древностей", в которой привел одно новое доказательство в пользу древности двуперстия. По этому поводу Московский Филарет прислал ему выговор: "Знаете ли Вы, что разысканиями о крестном знамении Вы сделали услугу раскольникам? Они говорят, что в "Поморских ответах" о двуперстном сложении было 105 доказательств, а Вы представили 106, особенно сильное потому, что оно ‑ епископа великороссийской церкви. Кажется, можно бы не спешить изданием без совета или не выставлять имени". Письмо от 7 мая 1847 г. // Прибавление к изданию Творений святых отец, 1884. С. 330 Получив этот выговор, Рижский Филарет излил свою скорбь в письме к ректору Московской Духовной академии, протоиерею профессору А.В. Горскому того же мая, 26 числа. Он писал: "Сколько мог, писал я о деле, как оно было в совести моей. Если не примут дело, как оно было, это уже не моя вина. Православие не требует для своей твердости гнилых подпор, каковы ни на чем не основанные слова об апостольском происхождении троеперстия... Правда сама себе защита, а подмости человеческие только годны на то, чтобы сломало их время" // Прибавления к Творениям св. отец. 1885. Кн. III, С. 131. Здесь, в письме Филарета, напечатано: "подмости", т.е. подмостки. Но это же письмо было напечатано раньше, в том же издании за 1884 г. на с. 330‑331, в примечании к письму Московского Филарета, и тут вместо "подмости" значится "подлости". В таком виде оно было перепечатано и в ж. "Православное обозрение". 1887. Т. I. С. 837. Однако несмотря даже на эти святительские разоблачения гнилых подпор и "подлостей", они до сих пор все еще догматизируются даже в богослужебных книгах (Псалтырях, Часословах и Часовниках). 

 

[26] Ученые, исследователи русского церковного раскола, прямо выражаются, что в то время были прокляты сами обряды церковные, а не только держатели их. "Старые обряды объявлены не только неправильными, а [...] еретическими и подвергнуты проклятию". Суворов Н.С. О происхождении и развитии русского раскола. Лекции. Ярославль, 1886. С. 31. "Никон допустил прискорбную погрешность, ‑ заявляет знаменитый ученый‑историк академик Е. Голубинский. ‑ Эту прискорбную погрешность составляет произнесенное им на соборе 1656 г. торжественное проклятие на двуперстное крестное знамение". Голубинский Е. К нашей полемике со старообрядцами. М., 1905. С. 

   Так утверждают и так выражаются и другие ученые, и беспристрастные знатоки никоновской реформы. Но упрямые защитники никонианства утверждают, что Никон и его единомышленники прокляли лишь содержателей старых обрядов, а самые обряды остались неосужденными, хотя они и объявлены армянскими, еретическими и богомерзкими. Если бы кто стал утверждать, что уголовные суды судят и присуждают к наказаниям людей за воровство, за убийство, за поджог и т.п. злодеяния, но самые злодеяния эти не осуждают, то такового признали бы, несомненно, потерявшим способность здраво мыслить. Это значит утверждать, что человек, выпачканный в грязи ‑ грязный, а самая грязь не грязная, что вымазанный сажей черен, но самая сажа не черна. Преданный анафеме за двоеперстие действительно проклят, но само двоеперстие не проклято ‑ есть именно: сажа не черна, и грязь не грязна, убийца ‑ преступник, а убийство ‑ не преступление. Такими фокусами даже в наше время пытаются оправдать никоновские безумия. 

 

[27] Об этом историческом собрании протопоп Аввакум вспоминает в своем "Житии": "Мы же задумалися, сошедшеся между собою; видим, яко зима хощет быти; сердце озябло, и ноги задрожали". Аввакум. Житие... Указ. изд. С. 80. Предчувствие их оказалось воистину пророческим.  

 

[28] Так называется потому, что на нем вынесено по разным вопросам сто постановлений, или глав (См. также прим. 7. ‑ Ред.) 

 

[29] Поморские ответы. Ответ 5. 

 

[30] Выступления против Никона пастырей‑ревнителей напоминает такие же выступления константинопольского клира против константинопольского патриарха Нестория в первой четверти пятого века. "Теперь, ‑ рассказывается в Деяниях Ефесского Собора, ‑ некоторые из благоговейнейших пресвитеров часто обличают в лицо Нестория, коему вверен епископский престол (если должно называть его епископом); и по причине его упорства, с которым он не признает Святую Деву Богородицей, а Христа истинным Богом по естеству, отделились от общения с ним и доселе продолжают это разобщение. Другие тайно также уклоняются от общения с ним. Иные из благоговейнейших пресвитеров получили запрещение говорить за то, что они в этой Церкви Приморской Ирине (в Константинополе) заговорили против вновь искаженного догмата. Посему народ, ищущий обычного учения православия, открыто восклицал: "Императора мы имеем, а епископа нет". Впрочем, эта попытка народа не осталась ненаказанной. Часть его была захвачена слугами, и в царствующем граде били (захваченных) всячески так, как не бывало и у варварских народов. Некоторые в святейшей церкви при народе обличали Нестория, и за то потерпели немало оскорблений. А один из простых монахов, подвигнутый ревностью, решился при собрании, среди церкви, остановить вход проповедника беззакония, так как он еретик" // Деяния Вселенских Соборов. Изд. 2. Т. I. С. 188. Были аввакумы и тогда, и Церковь чтит их за их ревность. 

 

[31] В связи со страданиями протопопа Аввакума, которые иногда объясняют лишь мрачностью того времени, нелишне отметить один знаменательный факт, тоже яркое свидетельство того времени. В то время, когда протопоп Аввакум переносил в Сибири невероятные страдания, муки и голод, туда был сослан и известный Юрий Крыжанич, униатский священник, воспитанник Римской коллегии св. Афанасия, подготавливавшей латинских миссионеров для борьбы с православием. Его положение в ссылке было совершенно иным. Пробыл он в ссылке 15 лет, и за все это время он ничем и никак не был обижен. Здесь ему "вместе с достаточным содержанием был предоставлен полный досуг, которым он даже сам тяготился, жалуясь, что ему никакой работы не дают, а кормят хорошо, словно скотину на убой". Ключевский В.О. Курс русской истории. ГИЗ, 1925. Ч. III. С. 313. Вот вам и "мрачный век": одного ссыльного мучают голодом, холодом и всякими пытками, а другого холят и волят и жирно питают. Но один ‑ древлеправославный пастырь, а другой униат, изменник православию. В этом и вся суть. Зато Крыжанича в наше время никто не помнит и не знает. А Аввакум стал, как выразился один русский современный писатель, Амфитеатров, "большой исторической любовью народа". Не только староверческой массы. В ней‑то он действительно народный герой, святой прекрасный муж прекраснейшей легенды. В "православной" массе народной он, естественно, забыт, к чему приняты были усердные церковно‑административные меры. Но я был бы очень удивлен, если бы мне указали русского историка, поэта, романиста, публициста, наконец, просто исторически образованного и начитанного человека, хотя бы православнейшего из "православных" и монархиста из монархистов, который, изучив эпоху Аввакума, отнесся бы к "протопопу‑богатырю" иначе, чем с глубоким уважением, не почтил бы в нем великого пламени веры, хрустально‑чистой души, бестрепетной стойкости убеждений. Достаточно назвать имена Соловьева, Костомарова, Ключевского, Щапова, Мельникова, Суворина, Мордовцева, Мережковского, чтобы понять, какой широкий круг разнообразнейших мнений объединило и объединяет это уважение". Амфитеатров А.В. Ау. С. 39‑40. Аввакум знаменит и как выдающийся и исключительный по своему времени писатель. По поводу вышедшей в 1927 г. в Петрограде книги "Памятники истории старообрядчества XVII века" (Книга первая, выпуск I), где помещены сочинения протопопа Аввакума, историк‑академик С.В. Платонов отозвался: "Древняя Русь не знала более темпераментного и яркого человека. Как в своей жизни, так и в писаниях Аввакум был непреклонным, горячим и по силе своей личности страшным врагом церковной реформы, так называемого исправления книг и обрядов, предпринятого патриархом Никоном. Московская власть казнила Аввакума сожжением, но она не могла уничтожить его влияния в старообрядческой массе. Для нее при жизни Аввакум был вождем, а после смерти ‑ учителем, священномучеником, которого призывали в молитвах и почитали как святого. Когда вы читаете сочинения Аввакума, именно его автобиографию, его "Книги бесед", толкований и обличений, его записки, челобитные и письма ‑ перед вами выясняется необыкновенно страстная натура, острый ум, властная воля и горячая вера не только в Бога, но и в свою правоту и силу, в свою богоизбранность, в свое учительство. Великолепным, колоритным, сильным языком, не признающим над собой никакой цензуры и стеснений приличия, Аввакум учит, обличает, утешает, легко меняя учительный тон на шутку и сарказм и восходя обратно от бытовой простоты до библейской серьезности и важности. Его изложение настолько увлекательно и покоряет, что нельзя оторваться от его произведений и нельзя легко позабыть его стиль, его картинные описания, его полемические выходки. Это исключительно сильный писатель... Его духовная сила и секрет его влияния заключались в его необыкновенно страстном темпераменте, в его горячем и стойком убеждении, в его литературном таланте. Писания Аввакума и теперь действуют на читателя неподдельным пафосом, реально‑бытовым колоритом и живостью речи и юмора. На современников же его, привыкших к мертвенно‑риторическому стилю назидательных писаний и к их книжно‑архаическому языку, живая, кипучая речь Аввакума, яркие картины его страданий за веру, его стойкости и отвага в борьбе с еретиками, его грубая, но острая шутка должны были действовать неотразимо. Он был для них несравненный писатель, великий учитель и наставник, несокрушимый защитник правой веры. Нельзя удивляться тому, что Аввакума писали на иконах, чтили как "смиренномученика" и земно кланялись не только его лику, но им самим писанному тексту (автографу) его "жизни"... Изданное теперь собрание сочинений Аввакума, сделанное со всей научной точностью и полнотой, дает возможность чисто научного исследования его взглядов и литературных приемов. В истории московской письменности XVII в. Аввакуму обеспечено одно из самых видных мест: более яркого и сильного писательского таланта древняя Москва не имела". Платонов С. Яркий самоцвет древнерусской литературы // Вестник знания. 1929. С. 9‑11. Даже Большая Советская Энциклопедия отзывается о "Житии" Аввакума, им самим написанном, как об "одном из шедевров мировой литературы", говоря, что "мировоззрение Аввакума стройное и по‑своему мощное" (т.1, стлб. 127: Аввакум). "Житие" Аввакума до сих пор переведено на три европейских языка: на английский и издано в Лондоне в 1924 г., на немецкий и издано в Берлине в 1930 г. и на французский и издано в Париже в 1939 г. (1938 г. ‑ Ред.) На французском же языке вышло в том же году в Париже обширное исследование знаменитого французского ученого Пьера Паскаля "Аввакум и начало раскола", за которое автор удостоен от парижской Сорбонны степени доктора славяноведения "с наивысшим отличием". В рецензии на эту книгу в журнале "Путь", издания религиозно‑философской академии в Париже, говорится: "Аввакум для Паскаля ‑ неканонизированный святой, дело его ‑ дело русской и вселенской Церкви, проигранное в XVII веке, но ожидающее своего Воскресения" // Путь. № 60. С. 68. Таков Аввакум ‑ первый, главнейший и сильнейший обличитель Никона и никонианства. О нем существует огромная литература в России. О его сподвижниках и соратниках имеются довольно полные сведения в трудах профессора Н.Ф. Каптерева "Патриарх Никон и царь Алексей Михайлович" (два тома). 

 

[32] Так свидетельствуют старообрядческие сказания о кончине священномученика Павла. Так передают о ней и ближайшие его сподвижники и сострадальцы ‑ протопоп Аввакум, обладавший колоссальной памятью и знакомый со всеми подробностями тогдашних событий, и диакон московского Благовещенского монастыря Феодор, а также и предания, сохранившиеся на севере, куда был сослан Павел. Но официальные никонианские сведения передают о Павле: "Никто не видел, как погиб бедный: зверями ли похищен или в реку упал и утонул". М. Макарий. История русской церкви. Т. XII. С. 146. Московский собор 1666‑1667 гг., судивший Никона за многие преступления, кончину епископа Павла вменил ему в убийство (Там же. С. 738), признав, что Никон низверг Павла самовольно, без собора и посему незаконно, антиканонично (Там же. С. 723). Никон действительно убийца и мучитель. Собор имел полное основание признать его таковым. Но собор должен был высказать свое суждение и о епископе Павле Коломенском, а этого он не сделал. По справедливости, он должен был канонизировать Павла, как великого страдальца и действительного священномученика. Никониане не могли этого сделать. Это сделала верная своему святителю‑страдальцу его многочисленная паства, то есть весь благочестивый русский народ, а потом канонизировал его и Освященный Собор древлеправославной Церкви, о чем будет речь в своем месте. По сведениям академического издания "Жития" протопопа Аввакума, епископ Павел скончался 3‑го апреля 1656 г. Аввакум. Житие... Указ. изд. 

   Никониане никак не могут решить, чей же Павел священномученик ‑ старообрядческий или их, никонианский. Замучен он, когда еще не произошло церковного раскола, стало быть, и по никонианскому взгляду, он пострадал и приял мученическую кончину в Церкви православной, неразделенной, в Церкви воистину Христовой. Ясно, что и они должны чтить его и прославлять как священномученика. Однако он замучен за старое православие, за старообрядчество, за то именно, что отвергается и осуждается никонианством. Вот почему они и не хотят признать его священному ‑чеником, а собираются канонизовать его мучителя и убийцу ‑ Никона, что воздвигает новую грань между старообрядчеством и никонианством. Одиночеством Павел напоминает одного из древних святителей, св. Германа Константинопольского, о котором в Деяниях Седьмого Вселенского Собора повествуется следующее: "Византийский император Лев Исаврянин, кроме того, что преследовал иконопочитание и иконопочитателей (своего рода старообрядцев), стал смеяться над призыванием святых, стал разрушать гробницы, предавать поруганию мощи и не страшился ни людей, ни Бога (очень похож на Никона). И не было никого, кто бы мог осмелиться воспротивиться рассвирепевшему льву, кроме одного только епископа Константинопольского Германа, которого все любили за его примерную святость, за его почтенную седину и чрезвычайную бдительность о сохранении овец. Он скорбел о бедствии Церкви и, как мог, сдерживал императора" // Деяния Вселенских Соборов. Изд. 2. Т. VII. С. 6‑7. То же делал и Павел, епископ Коломенский, за что и пострадал, и замучен.  

 

[33] Проклятия Никона на царя и на всю его семью были необычными, имели характер какого‑то колдовства: он служил особый молебен, при этом одну царскую грамоту положил под крест и образ Пресвятыя Богородицы на аналое посреди церкви, а по окончании молебна начал возглашать клятвенные слова, выбирая их из известного 108 псалма, относящемуся к Иуде‑предателю. В старину этим именно псалмом разного рода колдуны и чародеи пользовались для своих заклинаний и мести. Никон в данном случае применил их колдовскую практику. Митрополит Макарий. История русской церкви. Т. XII. С. 449‑450 и 455. 

 

[34] Подробные сведения о Паисий Лигариде собраны и опубликованы римско‑католическим патером П. Пирлингом сначала в журнале "Русская старина" (февраль, 1902 г.), а потом в отдельной книге "Исторические статьи и заметки", вышедшей в Петрограде в 1913 г. В русской эмиграции опубликовал сведения о Паисий, извлеченные из римских архивов, профессор‑историк Е. Шмурло в "Трудах пятого съезда Академических Организаций] за границей" под заглавием "Паисий Лигарид в Риме и на греческом Востоке". Мы воспользуемся этим последним трудом о Паисий, чтобы дать о нем самые краткие сведения. Паисий рукоположен в священники в Риме 31 декабря 1539 г. униатским епископом Рафаилом Корсаком (ч. I "Трудов". С. 536). "В Риме Лигарид вел себя все время, как добрый униат, таким его там и считали, да и при поступлении в школу он был записан как сын родителей, исповедующих унию по греческому обряду и сам, как крещеный по такому же обряду" (Там же. С. 537). Лигарид просил папу, чтобы и в архиепископы его посвятили в Риме униатские епископы (Там же. С. 542). Он был "добрый католик" (Там же. С. 544). В своем сочинении "Слова ‑ поучения" он защищал "хлебопоклонническую ересь" (Там же. С. 553). Лигарид был "папистом в действительности", но "рядился в православную мантию" (Там же. С. 557). Сам он потом писал из Константинополя в Рим в "Пропаганде": "Все здешнее духовенство считает меня латинщиком и папистом" (Там же. С. 559). Он действительно был "ревностным католиком‑униатом" (Там же. С. 562). 28 марта 1643 г. он писал секретарю "Пропаганды" Инголи: "Бог свидетель, с моей стороны сделано все для возвеличения и прославления Римской церкви в защиту от догматов и обрядов" (Там же. С. 566). Он доказывал, что папа есть "наместник Бога на земле" и именовал его даже "Отцом небесным" (Там же. С. 571 и 573). "Прибегаю к святой Конгрегации, ‑ писал Лигарид, ‑ иной матери нет у меня" (Там же. С. 575). В 1644 г. его отлучил от греческой церкви, к которой, как видим, он никогда и не принадлежал, Константинопольский патриарх Парфений второй (Там же. С. 579 и 576). Лигарид в такой степени свыкся с латинством, что просил римскую "Пропаганду" разрешить ему перейти с греческого обряда на латинский (Там же. С. 582). "Все знают, что я латинист, ‑ писал он "Пропаганде", ‑ обучался в Риме и работаю в духе единения восточной церкви с Римской" (Там же. С. 583). И после всего этого иерусалимский патриарх Паисий посвятил Лигарида в митрополиты 14 сентября 1652 г. (Там же. С. 584), в каковом сане он и прибыл в Москву и сразу же занял место руководителя всеми церковными делами. 

 

[35] В книге "Деяния собора 1666‑1667 гг." патриарший ответ гласит: "К сим же и мы глаголем, яко сия вся суть еретическая и пребеззаконная и вне Церкви Христовой: елико убо во исповеди является Никон и последующие ему наватиане и евстафиане (еретики, осужденные Первым Вселенским Собором), иже не приимаху кающихся отнюдь, мудрствующе и глаголюще противно богопроповедников апостолом и богоносным отцем". Приведя ряд канонов церковных, патриархи заключают: "В сей статие по вышеписанному вопросу обретам зело виновна Никона и последующих ему" (лист 36 об. и 38 об.). 

 

[36] Деятельность Никона и все дело о нем подробно изложены в "Историческом исследовании дела патриарха Никона" Гиббенета (два тома), в труде проф. Н.Ф. Каптерева "Патриарх Никон и царь Алексей Михайлович", в XII томе "Истории Русской Церкви" Макария, митрополита Московского.  

 

[37] В "Истории России" С.М. Соловьева даны фактические сведения, какие монастыри и какую провизию доставляли Никону в Ферапонтов монастырь. Белозерские монастыри доставляли Никону ежегодно: "15 ведер вина церковного, 10 ведер романеи, 10 ведер рейнского, 20 пудов патоки на мед, 30 пуд. меду‑сырцу, 20 ведер малины на мед, 10 вед. вишен на мед, 30 вед. уксусу; 50 осетров, 20 белуг, 400 тошей междукостных, 70 стерлядей свежих, 150 щук, 200 язей, 50 лещей, 1000 окуней, 1000 карасей, 30 пуд. икры, 30 пучков вязиги; 2000 кочней капусты, 20 ведер огурцов, 20 вед. рыжиков, 50 вед. масла конопляного, 50 вед. масла орехового, 50 вед. сметаны, 10000 яиц, 30 пудов сыру, 300 лимонов, полпуда сахару головного, пуд пшена сорочинского, 10 фунтов перцу, 10 ф. имбирю, 5 четвертей луку, 10 четв. чесноку, 10 четв. грибов, 10 четв. репы, 5 четв. свеклы, 500 редек, 3 четв. хрену, 100 пудов соли, 80 четв. муки ржаной, 20 четв. пшеничной, 50 четв. овса, 30 четв. муки овсяной, 30 ч. ячменя, 50 ч. солоду, ржаного, 30 ‑ ячного, 10 овсяного, 15 четв. крупы гречневой, 50 ч. овсяной, 3 ч. проса, 12 ч. гороху, 5 ч. семени конопляного, 20 ч. толокна; да работникам ‑ 40 стягов говядины, или 150 полотьев ветчины" (Т. 11. С. 401. Изд. 4). От Кириллова монастыря Никон получал ежегодно: "...сена 20 возов, дров 15 сажен; из Спасокаменного монастыря: сена 12 копен, дров 8 сажен, да служка для посылок; из Спасоприлуцкого: сена 15 копен, дров 8 сажен, да повар; из Корнильева: сена 8 копен, дров 7 сажен, один портной; из Троицкого‑Устьшекснинского: сена 12 копен, дров 10 сажен, служка с лошадью; Кириллова‑Новгородского: сена 10 копен, дров 10 сажен, один псаломщик; Никитского‑Благовещенского: сена 5 копен, дров 5 сажен, один келейник". К этому нужно еще прибавить, что в распоряжении Никона были: 11 лошадей, 36 коров, 22 человека прислуги, которые исполняли должность рыболовов. Снабженный всем в большом преизбытке, Никон, однако, нередко жаловался государю на все монастыри, что они будто бы обсчитывают его и присылают провизию не совсем хорошую. К самим же монастырям предъявлял иногда такие требования, которые они не были в состоянии выполнить, если бы и хотели: он требовал, например, от кирилловских монахов доставлять ему живых осетров "мерою в два аршина с четью", каковых, по свидетельству монахов, не водилось и в самой Шексне (у Соловьева, стр. 400‑402). Любил великий святейший и в "заточении" пожить сытно и привольно. Недешево обходилось бедным монастырям Никоново "заточение". А оно продолжалось почти 15 лет. 

 

[38] О Никоне можно сказать то, что св. Киприан Карфагенский (отец церкви III в.) сказал о современном ему ересеначальнике Навате: "Он всегда был склонным к мятежу, безумцем, яростным от [хищничества] и ненасытной алчности, человек, напыщенный от запальчивости и гордого самомнения, осужденный голосом всех епископов, как всегдашний еретик и изменник, до всего доискивающийся с целью предательства, льстец с целью обмана, человек совершенно ненадежный, факел и огонь, возжигающий пламень мятежа, вихрь и буря, причиняющая кораблекрушение веры, противник покоя, недруг тишины, враг мира". К этому св. Киприан прибавляет, что Нават грабил опекаемых малолетних, обманывал вдов, присваивал себе церковные суммы, довел своего отца до голодной смерти на улице и впоследствии отказался похоронить его и бил свою жену пинками до такой степени, что причинил смерть ее ребенку. Фаррар. Жизнь и труды святых отцов и учителей Церкви. Перевод Лопухина. Т. I. Гл. VI. С. 213. 

 

[39] Даже в советском академическом издании "Жития" протопопа Аввакума не без удовольствия отмечается, что в то время "на Русь стремительно надвигался Запад с его мирской культурой, с "немецкими обычаями" и пытливой наукой. Все это подрывало те устои, на которых держалась старина с ее религиозным, социальным и экономическим укладом" // Москва, 1933. С. 56. 

   В наше просвещенное время, когда многие былые "ценности" подверглись переоценке в свете новых событий и течений, многие и "православные" деятели и писатели начали признавать, что европейское "просвещение" послужило духовной гибели России, что в свое время вожди старообрядчества внутренне, духом прозорливости, почувствовали и предвидели. Так, епископ‑затворник Феофан пишет: "Нас увлекает просвещенная Европа. Да, там впервые восстановлены изгнанные было из мира мерзости языческие, откуда уже они перешли и переходят к нам. Вдохнув в себя этот адский угар, мы кружимся, как помешанные, сами себя не понимая". См.: Рождество Христово // Православная Русь. 1938. № 24. Известный светский писатель‑философ В.В. Розанов заявляет в своей книге "Опавшие листья": "Вся цивилизация XIX века есть медленное, неодолимое и, наконец, восторжествовавшее просачивание всюду кабака". "Европа, ‑ пишет Розанов, ‑ есть континент испорченной крови", "континент упавшей души и опавших крыльев". Зеньковский В.В. Русские мыслители и Европа. Париж. С. 220 и 223. Не менее резко отзывается о европейской цивилизации, которая уже в царствование Алексея Михайловича заразила русские правящие верхи: "...воздух ее удушлив", это "цивилизованное варварство", "на вершинах цивилизации происходит и возврат к первобытной орде". Зеньковский В.В. О рабстве и свободе человека. Париж. С. 84, 102, 108 и 116. Весьма характерно, что даже оккультисты нашего времени восклицают: "До чего нагло и мерзко лицо нашей так называемой цивилизации". Зильберсдорф Е.А. Воспитание духа. Рига, 1936. С.11. С каким же ужасом должны были смотреть наши далекие предки на его [Запада] "лицо", которое в то время выглядывало страшно кровавой и гнусной рожей. 

   Как глубоко верно понял и определил старообрядческое самочувствие новый писатель нашего времени Д.С. Мережковский: "Старообрядчество, ‑ пишет он, ‑ древлее благочестие со своими добровольным мученичеством ‑ самосожжениями в срубах, со своим ожиданием конца и второго пришествия, со своим бунтом против всей государственно‑церковной жизни новой [...] как воплощения "духа антихристова" ‑ [...] небывалое во всемирной истории возрождение эсхатологического самочувствия первых веков христианства. Апокалипсис нигде никогда не [...] если не понят, то почувствован так, как в русском старообрядчестве, т.е. в самой... пламенной религиозной стихии русского народа". Мережковский‑Д.С. Полное собрание сочинений. Т. XIV. С. 141. 

 

[40] Приведено это "Изречение" собора, с соблюдением орфографии подлинника, по изданию Братства св. Петра митрополита в Москве. 1893. Л. 7. 

 

[41] Соловьев С.М. История России. Издание Товарищества Общ. Польза. Т. XI. Стлб. 275. 

 

[42] "О, безумие и сумасшествие проклинателей! Не стыдятся произносить анафему. Впрочем, как черви питаются, вращаясь в грязи, так и они, привязавшись к этой мысли, не знают границ и стараются опозорить святую Церковь, между тем как сами достойны проклятия: потому что благословляющие ее, как говорит Божественное писание, благословенны, а проклинающие ее прокляты". Деяния Вселенских Соборов. Т. VII. С. 269. "Итак, болезни их обратились на головы их. Анафема, которую они, суесловя, изрекли, пребудет вечно на них самих" (Там же. С. 268). 

   Когда один из сторонников еретика Нестория произнес такую анафему: "Кто скажет, что святая Дева есть Богородица, тот анафема", ‑ то несмотря на то, что она произнесена еще на будущее время (кто скажет еще), св. Кирилл Александрийский объяснил, что она простирается и на прошедшее время, ибо и до Нестория Церковь святая учила почитать Деву Марию именно Богородицей. "Таким образом, ‑ заключает св. Кирилл, ‑ не только на нас и на других епископов всей Вселенской Церкви, еще живых, но и на наших отцов, отшедших к Богу, произнесена анафема". Деяния Вселенских Соборов. Т. I. С. 140. Ясно, что и московские анафемы имеют такое же значение. Ясно, что и они, в сущности, легли на самих проклинателей. 

 

[43] Книга Деяний собора 1666‑1667 гг. Лист 81‑82. 

 

[44] Таковым уже знал его Никон и в глаза его изобличал, как обманщика и самозванца. Митрополит Макарий. История Русской Церкви. Т. XII. 

 

[45] В церковной истории в прошлом много было разного рода беззаконных, нечестивых и еретических соборов. Но такого гнусного и отвратительного по своему составу и по своим определениям, каковым был собор 1666‑1667 г., еще не было во всей многовековой истории. Известен в истории Церкви собор Ефесский 448 г. под именем "разбойничьего". Но и он был приличнее и чистоплотнее московского собора. На нем участвовали законные представители всех восточных патриархий: константинопольской, александрийской, антиохийской и иерусалимской, а представителями римской кафедры были папские послы, и, кроме того, на нем были сотни других епископов. Он мог быть собором вселенским. Тем не менее, он вошел в историю как собор нечестивый и разбойничий. Почему же так случилось? На этот вопрос дает следующие разъяснения знаменитый богослов‑мирянин А.С. Хомяков: "Вообще история знает много случаев, когда на сторону еретических убеждений становились представители самых видных епископских кафедр... Не имеют решающего значения и такие формальные стороны дела, как объявление собора вселенским и утверждение его постановлений верховной светской властью. Так, еретические соборы Константинопольский 754 г. (иконоборческий, на котором участвовало 338 епископов) и вышеуказанный Ефесский 448 г. и созваны были под именем вселенских и признаны были императорами за таковые. Почему же эти и подобные им соборы, не представляющие никаких наружных отличий от соборов вселенских, не признаны были вселенскими, но, напротив, были осуждены и отвергнуты? Потому единственно, что их решения не были признаны за голос Церкви всем церковным народом, тем народом и в той среде, где в вопросах веры нет различия между ученым и невеждою, церковником и мирянином, мужчиною и женщиною, государем и подданным, рабовладельцем и рабом, где, когда это нужно, по устроению Божию отрок получает дар ведения, младенцу дается слово премудрости, ересь ученого епископа опровергается безграмотным пастухом, дабы все были едины в свободном единстве живой веры, которое есть проявление Духа Божия. Таков догмат, лежащий в основе идеи собора". Хомяков подтверждает ее многими фактами из истории древней Церкви. "Если бы оказалось нужным, ‑ заключает он, ‑ данные этого рода в значительной степени можно было бы дополнить, между прочим, и фактами из истории злополучной западнорусской унии, когда православный русский народ, оставленный почти всеми своими епископами во главе с митрополитом, остался верен вселенскому православию, несмотря на всевозможные гонения, которым подвергали его фанатики папизма". Хомяков А.С. Полное собрание сочинений. Т. II. С. 59, 114‑115, 150, 240‑241 и др. Остался верен вселенскому православию и древнерусской Церкви русский благочестивый народ и в эпоху никоно‑алексеевского погрома. 

   В русской эмигрантской литературе начали признавать, что "в споре за никоновские новшества стояла вся иерархия и высшие служилые слои, а за старый обряд ‑ почти без исключения вся народная масса. Благодаря расколу, произошел разрыв между иерархией и мирянами. Иерархия в этом споре утеряла часть своего незыблемого авторитета, который с течением времени не только не возвратился, а, наоборот, умалился за синодальный период нашей истории". Тряпкин В.В. Церковь и государство. Белая библиотека, 1939. Кн. 3. С. 4. Согласно разъяснению г. Хомякова, и эмигрантский священник профессор о. Георгий Флоровский говорит: "Церковному народу принадлежит право и даже обязанность проверять веру епископа, принадлежит право догматического неповиновения и протеста, ‑ конечно, опять‑таки из кафолической полноты... Отшельник в пустыне может оказаться кафоличнее "многолюдного собрания епископов". Может случиться, что кафолическое предание Церкви прозвучит в одиноком протесте, а эмпирическое множество соблазнится нововведенными учениями" // Путь. Париж, 1931. № 31. С. 26‑27. Так оно и случилось в эпоху русского церковного раскола. 

 

[46] Современный профессор А.В. Карташев говорит: "Собор 1667 г. осудил старые обряды и тексты и оградил клятвами обряды и тексты, новоисправленные в качестве обрядов древнегреческих. Двести лет бесплодная полемика опиралась на эти мнимые истины, пока академическая наука не доказала документально, что правились обряды и чины не по древнегреческим, а по новопечатным книгам, что двуперстие и сугубая аллилуйя и прочие обряды действительно старогреческие" // Живое предание. Православие в современности. Париж. С. 41. Нужно заметить, что еще до "академической науки" сами старообрядцы доказали в своих классических произведениях, "Керженских ответах" (1719 г.) и "Поморских" (1723 г.), что двоеперстие ‑ апостольского происхождения и было всеобдержным как на Востоке, так и на Западе в течение многих веков. Затем, с 1862 г., начал выходить в России ежемесячный журнал "Христианские древности и археология", издания В. Прохорова, в котором были воспроизведены сотни древнейших икон, начиная со II в. (катакомбных), с изображением двоеперстного сложения. "Академическая" же наука лишь в конце XIX в. пошла по старообрядческой дороге. Так, вышла книга профессора Н.Ф. Каптерева "Патриарх Никон и его противники" (1887 г.) и академика Е. Голубинского "К нашей полемике со старообрядцами" (2 изд. 1905 г.). Оба научно доказали, что старообрядческие обряды при крещении Руси перешли к ней от греческой церкви и содержались неизменно включительно до Никона‑патриарха. Лучшее исследование о древности двоеперстия принадлежит все‑таки старообрядцу ‑ С.И. Быстрову. Оно было напечатано под заглавием "Двоеперстие в памятниках христианского искусства и письменности" в старообрядческом журнале "Церковь", 1913 г. (№ 24. С. 572‑574; № 37. С. 883‑886; № 38. С. 907‑911; № 39. С. 931‑934; № 40. С. 956‑958. № 50. С. 1196‑1200; № 51. С. 1223‑1227. № 52. С.1247‑1251. ‑ Ред.) В апостольском происхождении двоеперстия теперь не может быть ни малейшего сомнения. 

 

[47] Уже в наше время канонизованный "святой", Серафим Саровский, спросил одну свою почитательницу: "А были ли у тебя из умерших родные, которые молились двоеперстным крестом?" Та ответила: "К прискорбию, у нас в роду все так молились". "Хоть и добродетельные были они люди, ‑ заметил о. Серафим, пораздумавши, ‑ а будут связаны: св. православная церковь не принимает этого креста". Чичагов Серафим, архимандрит. Житие Серафима Саровского. С. 71‑72. Несомненно, и сам автор этого "Жития" держится такого же взгляда на двоеперстие, а он был потом возведен в епископы и даже в митрополиты. Журнал "Кормчий", выходивший под редакцией другого "святого" новой церкви, Иоанна Кронштадтского, разъяснил в свое время: "Нельзя не пожалеть о тех коренных русских православных людях, которые по крайнему своему невежеству крестятся двуперстно. О них Господь сказал: "Раб, который знал волю господина своего и не делал по воле его, бит будет много" // Кормчий. 1903. № 32. С. 378. Сам Кронштадтский допустил такой ответ в своем журнале, конечно, потому, что был вполне согласен с ним. Поэтому в старообрядческой журналистике этот ответ и приписывается самому Иоанну Кронштадскому // Церковь. 1909. № 8. Весьма характерно, что даже светские и глубокопросвещенные члены "православной" церкви так упорно держатся за триперстие, зная притом его недавнее происхождение, что напоминают собой людей XVII века. Известный Т.Н. Филиппов, бывший контролер государственных имуществ, выступил в Обществе Любителей Духовного Просвещения в 1872 г. со своими знаменитыми чтениями "О нуждах единоверия", в которых, во‑первых, доказывал "свободу обряда" и право церкви заменять и отменять его и, во‑вторых, что двоеперстие древнего происхождения и вполне православно. Но когда какие‑то старообрядцы заявили ему, что они соединились бы с никонианской церковью, если бы собор ее отменил триперстие и ввел снова двоеперстие, как оно было в древней Церкви, то он ответил: "Это дело невозможное. Но если бы оно совершилось, то я и не знал бы, куда мне деться" // Братское слово. 1886. Т. П. С. 340‑341. Вот вам и просвещенный человек, признающий свободу обряда, вот вам даже государственный муж, а за пальцы держится в делах веры не слабее, чем и сам собор 1667 г. 28 января 1916 г. в Москве состоялось заседание "православного" духовенства при участии Михаила, архиепископа Гродненского, Иоасафа, епископа Новогеоргиевского, некоторых архимандритов и протоиереев ‑ все лиц с высшим образованием. Был заслушан доклад об устроении храмов, причем было обнаружено, что в московской епархии при обновлении храмов "иконы нередко пишут старообрядческие мастера, допуская двуперстное перстосложение". Это сообщение произвело переполох в среде образованного духовенства, и было постановлено по сему случаю: "Просить московского митрополита Макария открыть при Троице‑Сергиевской лавре иконописную школу и установить контроль над иконописью при производстве работ в церквах" // Московские Ведомости. 1916. № 24. Как испугалось просвещенное духовенство двуперстия! 

 

[48]     Четвертый кондак этого акафиста гласит следующее: "Буря ересей от преисподних чрез Ария во Греции возродившаяся, а в последняя лета происками Мартина Армянина чрез брынских скитоначальников возникшая в нашем отечестве, готова была опровергнуть тишину единыя, святыя, соборныя и апостольския церкви: ты же, пастырь добрый, положивый душу свою за овцы, прогнав оных душенегубных волков, бурю суемудрия укротил еси, верныя же научил еси триипостасному Богу взывати: аллилуйя". Подложность Деяния небывалого собора на небывалого еретика Мартина Армянина, придуманного Петром Великим с архиепископом Нижегородским Питиримом и утвержденного Синодом, была разоблачена еще вышеупомянутыми "Керженскими" и "Поморскими" ответами. Однако она и до сих пор воспевается в акафисте Димитрию Ростовскому. Как прочно заблуждение! 

 

[49] В других изданиях вместо "рукою" сказано "перстами", а в подлиннике греческом стоит: "перстома" ‑ двойственное число, что значит "двумя перстами". Посему глубокий знаток греческого языка, вышеупомянутый Т.И. Филиппов, говорит: "Два же перста слагают единоверцы, да исповедают по слову св. Кирилла Иерусалимского, так же, как и по выражению Петра Дамаскина, Распятого не только изображением креста на челе и на всем, но и образом сложения своих перстов". Филиппов Т.И. Современные церковные вопросы. СПб., 1882. С. 421. 

 

[50] Кирилл Иерусалимский. Творения. М., 1822. Поучение 13. 

 

[51] Греческая Кормчая (Пидалион), толкуя 91 правило св. Василия Великого о крестном знамении, говорит, что в то время христиане знаменовались двуперстно, т.е. при Василии, и приводит вышеизложенные слова св. Петра Дамаскина, причем два перста называет "указательным и средним". См. там же у Филиппова Т,‑И. С. 153 и в самом Пидалионе, а также в исследовании Пидалиона И. Никольского. М., 1888. С. 259. 

 

[52] Имеется и другое толкование двоеперстия: выпрямленный указательный палец символизирует Божеское естество Христа, а слегка согнутый в верхней своей части средний ‑ человеческое. Ср.: Большой Катехизис. М.: Тип. Троицкой Введенской Церкви, 1878. Л.6.; Кабанов И. (Ксенос) История и обычаи Ветковской Церкви // Старообрядческий церковный календарь. М., 1994. С. 75‑76; Словарь. Старообрядчество... С.152‑153. ‑ Ред. 

 

[53]     [...] миссионера Пафнутия Овчинникова: "Записки по народным беседам. I. ‑ О церковных обрядах". С. 11. 

 

[54] Книга соборных деяний 1667 года. М.: Издание Братства св. Петра, митрополита, 1893. Л. 6. Так же определил и собор 1666 г., см. в той же "Книге" деяний собора 1666 г., лист 41 об. Собор же 1856 г., как и собор 1667 г., признал несторианской ересью исповедание Христа в двух естествах двумя перстами, указательным и средним. Митрополит Макарий. История Русской Церкви. Т. XII. С. 193‑194. В последующих своих книгах никоновская церковь стала объяснять, что и в триперстии два последних пальца, пригнутых к ладони и бывших "праздными", означают два Христовых естества. То есть сама приняла ту несторианскую ересь, которую усматривала в двоеперстном сложении. Однако до сих пор большинство учебных книг по Закону Божию избегает этого объяснения, боясь, очевидно, этой ереси. Почти за триста лет новая церковь не смогла выработать единого общепринятого исповедания в принятом ею триперстии. 

 

[55] Книга Деяний... Л. 6, Весьма любопытно, что когда, именно через двести лет, поднялся между самими никонианами в Москве и Петрограде спор о древности триперстия, то защитники последнего могли сослаться лишь на "мужей‑поселян" собора 1667 г. За два столетия не нашлось другого доказательства, как и теперь его нет. Священник Виноградов. Несколько слов по поводу печатных толков о мирской свободе обряда. С. 3. 

 

[56] Никониане раньше оспаривали все эти свидетельства. Но потом признали, что они верны и достоверны. Вот только Феодоритова свидетельства не нашли еще на Востоке. А оно должно быть, ибо блаженный Феодорит действительно писал о перстосложении для крестного знамения, что ясно из Толковой Псалтыри преподобного Евфимия Зигабена (XII в.), грека же. В толковании на 1‑й стих 143 псалма: "Благословен Господь Бог мой, поучаяй руце мои на ополчение и персты моя на брань" преподобный Бвфимий приводит следующее разъяснение блаженного Феодорита: "Сказание это может относиться и к нам. Ибо, освободясь от жестокости диавола, мы научены Богом поражать его, производя крест рукой, а перстами полагая на челах печать креста". Толковая Псалтырь Евфимия Зигабена. Перевод с греческого. Киев, Киево‑Печерская Лавра, 1896. Издание второе. Ясно, что преподобный Евфимий, толкователь XII в., имел у себя под руками такое сочинение блаженного Феодорита, в котором действительно говорится о перстосложении для крестного знамения. О каком перстосложении говорит он, из приведенных Евфимием строк не видно. Но если бы он говорил не о двуперстии, то никонианские писатели, знатоки греческого языка и древних рукописей, давно его опубликовали бы. Стоило больших усилий заставить их признать, что Петр Дамаскин и Максим Грек действительно писали о двоеперстии. Академик Е. Голубинский говорит: "Некоторые полемисты противного лагеря оспаривают достоверность учения преподобного Максима Грека о двоеперстии, заявляя сомнение, что будто бы и самое учение о крестном знамении принадлежит не ему, почему и исключено при печатании трудов преподобного". И это сделала Казанская духовная академия. "О подлинной принадлежности слова Максиму, ‑ заявляет Голубинский, ‑ не может быть никакого спора. Оно находится в собрании сочинений Максима, которое принадлежит ему самому". Богословский вестник. 1892. С. 56. Свидетельство святого Петра Дамаскина, как мы видели, подтвердила даже Кормчая греческая ‑ Пидалион. Надеемся, что с течением времени будет подтверждено и свидетельство блаженного Феодорита. Известный славянофил И.В. Киреевский пишет: "В некоторых уцелевших до нас писаниях XV века (См.: проф. Шевырев. История русской словесности) мы находим выписки из русских переводов таких творений греческих, которые не только не были известны Европе, но даже в самой Греции утратились после ее упадка и только в недавнее время и уже с великим трудом могли быть открыты в неразобранных сокровищах Афона". Киреевский И.В. Полное собрание сочинений. Т. I. С. 202 и 203. Несомненно, такая судьба постигла и Феодоритово "Слово о крестном знамении", о чем свидетельствует преподобный Евфимий Зигабен. 

 

[57] Жезл. Изд. 2. Возоблич. 22. Лист 50 об. 

 

[58] Академик Е. Голубинский утверждает, что такое перстосложение имеется на языческих миниатюрах, украшающих древние классические произведения, и что они означают, конечно, не имя Исуса Христа, а просто ораторский прием. Голубинский Е. К нашей полемике со старообрядцами. С. 179. В альбоме князя [З.Э.] Ухтомского, путешествовавшего с царем Николаем II (тогда еще только наследником) по Японии, помещено немало снимков с языческих идолов, которые изображены с херосложным перстосложением. В наше время часто можно видеть снимки с буддийских проповедников, поднявших правую руку с "именословным" перстосложением. Собственно, оно никакого имени не означает, тем более Христова, которого буддисты не признают и не знают. Это просто проповеднический знак. Такое значение он имеет и на некоторых иконах. Но защитники именословия не только эти знаки, но даже ясное двуперстие стараются выдать за именословное перстосложение. Литературных же указаний об именословном перстосложении нет никаких и ни одного. 

 

[59] В святоотеческой литературе и в богослужебных книгах нет этих названий. Там кресты именуются: двучастным, тричастным, пли трисоставным, и четверочастным, соответственно количеству частей, из которых крест состоит. Например, на службе на Воздвижение Честнаго Креста 14 сентября поется: "Четвероконечный мир днесь освящается, четверочастному воздвизаемому Твоему Кресту, Христе Боже наш" (на утренних стихерах). Это именно восьмиконечный Крест Христов. 

 

[60] Григория Амиритского в разглаголании с Ерваном. Беседа третьего дня. 

 

[61] Октая, в среду и пяток седальны на утрени третьего гласа. 

 

[62] В Малом Катихизисе, издания патриарха Иосифа, говорится: "Царем Вечным называет Его (Христа) ангел, благовествуя (Луки, I): и даст Ему Господь Бог престол Давыда Отца Его, и воцарится в дому Иаковли вовеки и царствию Его не будет конца, яко же и титла, яже на Кресте Его свидетельствует (Иоанн, 10): Исус Назарянин, Царь Иудейский" (лист 7 и об., объяснение 2‑го артикула Символа). Посему на крестах восьмиконечных пишется и эта Пилатова надпись". Этого требует и Большой Соборник, глава 48: Слово св. Иоанна Златоустаго в среду Страстной недели, лист 527 об. и 528. 

 

[63] Артус, артос (греч. ‑ квасной хлеб) ‑ просфора большая всецелая, освящаемая на первый день Пасхи. Олицетворяет Пасху, Агнца, "вземляюще грехи мира". ‑ Ред. 

 

[64] Панагиарный хлеб ‑ Богородичная просфора. ‑ Ред. 

 

[65] Противники восьмиконечного Креста пытаются вытолковать образ Святой Троицы в четвероконечном Кресте, несмотря на столь ясное указание в приведенном тексте на трисоставный крест. Св. Григорий Синаит. Канон Кресту, песнь 8‑я. [...] на шестиконечный или восьмиконечный, если не считать [...] Крест Четвероконечный имеет четыре конца, как ясно [...] состоит из двух древ, [...] изобразить тричислие, т.е. три лица Святой Троицы. "По древам ли? Но сих два токмо. По концам ли? Но сих четыре суть. По совокуплению ли? Но сие едино есть. Убо како и чем двучастному кресту тричислена именования Святой Троицы изображати, недоумеемся". Поморские Ответы. 69‑й ответ. Авторам никонианских книг "Скрижаль", "Пращица" и "Розыск" пришлось прибегать к натяжкам и уловкам, чтобы в двучастном кресте, имеющем четыре конца, истолковать три Лица Святой Троицы. Одни из них прямое древо разделили надвое и применили эти две части к двум Лицам Святой Троицы, а цельное, поперечное ‑ к третьему Лицу; а другие поперечное древо разделили надвое и отыскали тогда два Лица Святой Троицы, а прямое оставили целым и еще одно Лицо нашли в нем. Но с такой легкостью можно и в одном жезле (единичном предмете) отыскать образ трех Лиц, разделив его просто на три части. Современный парижский богослов эмигрантской церкви (евлогианской ориентации) о. С. Булгаков прибег к иной уловке, чтобы в четвероконечном кресте вытолковать образ Святой Троицы. Он привел сначала текст канона святому Кресту: "Крест трисоставный Троицы бо носит триипостасныя образ". До какого помрачения даже в наше время и даже весьма свободомыслящие богословы пропитаны никонианством, что не видят того, что сами же читают и приводят. Ясно же говорится в приведенном тексте о трисоставном кресте, т.е. состоящем из трех частей, в других местах богослужебных книг он называется и тричастным. Именно в нем, в трисоставном, выражается образ Святой Троицы. Зачем же отыскивать этот образ в двучастном, в двухсоставном, т.е. в четвероконечном кресте? Неужели до сих пор еще жива прежняя ненависть к шестиконечному или восьмиконечному Кресту Христову? Вместо креста о. Сергий нарисовал два ватерпаса, обозначив их концы тремя звездочками. Звездочки действительно имеют число три. Потом эти два ватерпаса совокупил вместе их основаниями, получился четвероконечный крест. Может быть, это на современный взгляд и остроумно. Но не отвечает все‑таки образу Святой Троицы: ватерпасы еще имеют образ тричислия ‑ каждый в отдельности. Но когда их соединили, то получилось шесть звездочек, что уже не имеет образа Троицы, или, в крайнем случае, ‑ четыре звездочки, что тоже не отвечает тричисленному образу. Но спрашивается: зачем же вся эта игра? Для чего прибегать к таким фокусам? Совершенно верно говорит о. Булгаков: "Образ креста действительно есть Троицы Триипостасной образ. Это есть некоторый непосредственный символ, прямая икона триипостасности" // Православная мысль. Париж, 1928. Вып. I. С. 69. Но это именно трисоставный Крест, а не двусоставный, шестиконечный, а не четвероконечный. 

 

[66] Любопытно, что в Четь‑Минее Димитрия Ростовского в предисловии к декабрьской книге дается такое объяснение о Кресте Христовом: "Тако предают отцы древнейшие и святый Иустин и св. Ириней, довольно яве сказующий, яко обе нозе Христове стоясте на подножии Креста" (Издание Киево‑Печерской лавры). 

 

[67] Так выразился известный в эмиграции писатель Л.И. Карсавин; он дал "графический анализ крестного символа" во втором томе своей книги "О началах". К сожалению, у нас нет под руками этой книги, и мы вынуждены процитировать его по примечанию другого эмигрантского писателя, В.Н. Ильина, к его статье "Основные вопросы символики Креста Господня". Православная Мысль. Вып. I. С. 131. 

 

[68] Так выразился известный в эмиграции писатель Л.И. Карсавин; он дал "графический анализ крестного символа" во втором томе своей книги "О началах". К сожалению, у нас нет под руками этой книги, и мы вынуждены процитировать его по примечанию другого эмигрантского писателя, В.Н. Ильина, к его статье "Основные вопросы символики Креста Господня". Православная Мысль. Вып. I. С. 131. 

 

[69] Четвероконечный крест начали уродовать тем, что концы его стали овальными, и получается из него уже не крест, а цветик. Затем начали его изображать, где попало: на картах игральных, на коврах, на паркетных полах, на галошах и таким образом совсем его обесценили и попрали. Старообрядческая Церковь в своем "Окружном послании" 1862 г. предостерегает своих чад от такого глумления над Крестом Христовым. 

 

[70] Священник Дурылин С. Церковь невидимого града. С. 22. 

 

[71] Некоторые никонианские писатели признают такое название четвероконечного креста хулением, даже Синод считал его "страшным и нестерпимым хулением" // Братское Слово. 1886. Т. I. С. 591. Изъяснение. Но еще соборная книга "Жезл" разъяснила: "Крыж в польстем языце не что ино знаменует, токмо еже славенски ‑ крест, гречески же ‑ ставрос, латински паки ‑ крукс. Несть в самом деле укоризна Кресту Господню именоватися крыжем" // Издание 2‑е. Ч. I. Возобл. 23. Л. 51. Даже в наше время от самих никониан не редкость встретить это название: "Крест латинский". Так, нами уже упоминавшийся славянофил И.В. Киреевский писал: "Удивительно, что в русской университетской типографии кресты все латинские" (Цит. по: прот. Четвериков С. Оптина пустынь. С. 142). Даже сам обер‑прокурор Синода К.П. Победоносцев в письме к царю Александру III возмущался: "В Галиции полиция снимает русские шестиконечные кресты и заменяет их латинскими". Письма Победоносцева к Александру III. 1926. Т. П. С. 11. Пожалуй, при Никоне Победоносцев был бы аввакумовцем. 

 

[72] "Малаксою" ‑ значит именословным перстосложением: так прозвали его по имени одного еретического писателя, [мнение] которого никониане приводили в защиту этого перстосложения. 

 

[73] Аввакум. Житие... Указ. изд. С. 222, 223. 

 

[74] Про то же говорит и философия: "Круг, ‑ замечает Гегель, ‑ всегда считался символом бесконечности, вечности. Круг есть [законченное] [...] пространство, замкнутое в себе, существующее для себя". Цит. по: Фишер. История новой философии. Т. VIII. Ч. I. С. 468. В кругловидной печати на просвирах была надпись: "Се Агнецъ Божий, вземляи грехи всего мира", ‑ взятая из Евангелия (Иоанна, 1:29). Круг бесконечности и свидетельствовал о вечности Агньца Божия. 

 

[75] Книга деяний собора 1666 г. Л. 37; собора 1667 г. Л. 2, 6‑7. 

 

[76] Димитрий, митрополит Ростовский. Розыск. 

 

[77] Просвирница, просвирня ‑ женщина, занимающаяся выпечкой просфор (просвир). ‑ Ред. 

 

[78] Книга Деяний собора 1666 г. Л. 38 об. 

 

[79] Акты Исторические. Т. IV. № 203. Приведено в книге: Филиппов Т.И. Современые церковные вопросы. С. 325‑326. 

 

[80] Архангельские губернские ведомости. 1909. № 5; Христианские чтения. 1906. Ч. 222. С. 81. 

 

[81] Керженские ответы. Ответ на 57 вопрос. 

 

[82] "Пращица" Питиримова, ответ 212. Была попытка этот ответ направить против так называемых беглых попов. Но она оказалась несостоятельной. Питирим имел в виду именно "православных" попов, служивших в никонианской церкви на просфирах с восьмиконечным крестом. Филиппов Т.И. С. 339‑342. 

 

[83] В определении собора 1666 г. сказано: "Аще кто не послушает хотя в едином чесом". Л. 48. 

 

[84] Питирим с насмешкой утверждал, что в старых просфирах с печатью восьмиконечного Креста с копнем и тростию и главою Адамовой ‑ все это превращается в Тело Христово. Пращица. Первых изданий. Л. 82 об. На это тогда же старообрядцы ответили, что предлежащий на престоле "Агнец пресуществляется в Тело Христово". Керженские Ответы. Ответ 80. Однако глумление Питиримово приводили миссионеры и самого последнего времени, включительно до наших дней, забывая, что эти стрелы они направляют и против древней церкви, и против единоверческой, и против Синода, разрешившего последней служить литургию с таковой именно печатью ‑ с копией, тростию и Адамовой главой, и даже против никонианской церкви: ведь и в ней же не голый хлеб приносится в алтаре на жертвеннике, а просфора с четыреугольной печатью, с крестом четвероконечным, с надписью IC ХС и HI КА. Превращается ли все это в тело или нет? Каждому ясно, что все эти начертания, как и трости, и Адамовой главы, сделаны из теста же, из хлеба и неотделимы от него. Глупо спрашивать о их пресуществлении, когда на самом деле они же есть хлеб. Не трость же на самом деле, не Адамова же глава, как таковая, превращаются в тело Христово. В противном случае пришлось бы утверждать, что верующие, съедая просфиру с печатью на ней, едят и крест, и трость, и HI KA, и Адамову главу и все прочее, что изображено на печати, даже самую Голгофу. До какой нелепости доходят враги восьмиконечного Креста Христова! Они должны бы знать, что и в их богослужебных книгах прославляются и копие, и трость, которые они так бесцеремонно и ожесточено выбросили с просфор, с дискосов, с Агньца Божьего и за которые прокляли православных христиан. В стихерах на "Господи возвах" четвертой седьмицы Великого Поста, творения св. Феодора Студита, "Поем распятие, копие, губу и трость, ими же нас обессмертив, в прежнюю паки сладости жизнь возвел еси, яко человеколюбец". Приводим по книге митрополита Елевферия "Об искуплении". Париж, 1937. С. 59. Не крестом только, но и копием и тростию Господь "обессмертил нас", поэтому они должны быть при Кресте. Совершенно законно они изображаются на просфирных печатях, на дискосе, на Агньце, и изгнание их отсюда, да еще с анафемами, с извержениями, с мучениями и прочими гонениями есть величайшее кощунство и несомненная ересь самого худого сектантства. 

 

[85] Феофилакт Лопатинский. Обличение. Л. 60. 

 

[86] Срачица. Здесь: сорочка, рубашка. ‑ Ред. 

 

[87] Требник. Синодальное издание. 1911. Ч. I. Лист 28. 

 

[88] Мережковский С.Б. Полное собрание сочинений. Т. XIV. С.196‑197. 

 

[89] Весьма основательно это лжеучение Антония опровергнуто митрополитом Елевферием в его книге "Об искуплении". Париж, 1937. 

 

[90] Жезл (Жезл правления). Изд. собора 1666. Ч. 2. Возобл. 10. 

 

[91] Св. Димитрий, митрополит Ростовский. Розыск. Ч. I. Гл. 15. Л. 18; Никифор, архиепископ Астраханский. Ответы. Гл. 7. Обе книги изданы и благословлены Правительствующим Синодом и выражают верования новой церкви. 

 

[92] В 1938 г. Валаамский монастырь издал замечательную книгу: "Беседы о молитве Исусовой". Многочисленными выписками из творений древних святых подвижников и писателей в ней выяснено, что молитва "Господи Исусе Христе Сыне Божий, помилуй нас" есть общепринятая вселенской Церковью и неизменно в течение всех прошлых веков читаемая в храмах Божиих за богослужением и всеми святыми Божиими. 

   "Уже в самые древние времена, ‑ свидетельствует эта книга, ‑ очень многими избираема была молитва: "Господи Исусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго", ‑ которая постепенно и вошла во всеобщее употребление и даже в Устав церковный. Видим указания на нее у св. Ефрема, св. Исаака Сирина, св. Исихия, св. Варсонофия и Иоанна, св. Иоанна Лествичника. Св. Иоанн Златоуст говорит о ней так: "Умоляю вас, братие, никогда не нарушайте и не презирайте молитвы сей" (С. 31‑32 указанной книги). Запрещение такой общепринятой молитвы собором 1667 г. в церковном пении и в общем собрании давало твердые основания благочестивым русским людям самый собор этот отвергнуть как сомнительный и противный древней Церкви. 

 

[93] В наше время миссионерское издательство во Владимирове (ныне в Словенской республике, бывшей Чехословакии) выпустило в свет книжицу о молитве Исусовой "Откровенные рассказы". Весьма показательно, что в ней ни разу не воспроизведена молитва по‑древнему: "Господи Исусе Христе, Сыне Божий". Книжица эта составлена еще в николаевское время ‑ в 40‑х годах прошлого столетия. Так противна эта молитва в силу постановления собора 1667 г.! Замечательно, что даже в Валаамском монастыре, которым издана упомянутая выше книга "Беседы о молитве Исусовой", за богослужением не читается молитва эта: "Господи Исусе Христе, Сыне Божий". "Круг суточного церковного богослужения заканчивается на Валааме местным правилом, ‑ сообщает современный повествователь. ‑ Правило это состоит из молитвы Исусовой, поклонов, помянника и молитв на сон грядущий. Молитву Исусову чтец читает 50 раз в редакции: Господи Исусе Христе, Боже наш, помилуй нас". Церковное обозрение. Белград ‑ Сербия, 1940. № 1‑2. 

 

[94] Это, выходит, 1668 года Собор, закрывшийся еще до начала этого года. Никон не мог ни свидетельствовать, ни даже видеть этого Служебника. Все он делал "вслепую", что ему подсунут или укажут такие руководители, как Паисий Лигарид или Симеон Полоцкий. 

 

[95] Совершенно напрасно опасался собор, как бы ангел с небес не начал делать поправки в новом Служебнике. До сих пор этого покушения с небес не было. Но сами никониане так посократили церковные службы, каждый по своему усмотрению, что один из академических профессоров, именно Нильский, заявлял: "У нас, собственно, нет богослужений, есть лишь оглавление к ним". А другой еще определеннее сказал: "Это Тришкин кафтан, от которого один лишь ворот остался". Все теперь прокляты... 

 

[96] Послание Антония к старообрядцам в 1912 г. Напечатано при протоколе Всероссийского съезда единоверцев // Церковь, 1913. № 3. С. 63. 

 

[97] Св. Иосиф Волоцкий. Просветитель. 1857. Сл. 12. С. 516‑519, 

 

[98] Питирим, еп. Нижегородский. Пращица. 1752. Ответ на 205 вопрос. 

 

[99] Там же. Ответ на 236 вопрос. 

 

[100] Стефан, митрополит Рязанский. Камень веры. 12‑й догмат. Ч. I., в конце книги. 

 

[101] Свящ. Синайский А. Отношение русской церковной власти к расколу при Петре Великом. СПб., 1895. С. 231. 

 

[102] Духовный Регламент. Синод. 1897. С. 98 и 100. 

 

[103] "Чрезвычайка" и "Гэпэу" ‑ это сокращенные названия большевистких жандармских учреждений: Чрезвычайной Комиссии и Государственного Политического Управления (ГПУ), которые пытками и расстрелами уничтожили сотни тысяч русских людей. 

 

[104] Там же. С. 99‑100. 

 

[105] Питирим, еп. Нижегородский. 1752. Пращица. Ответ на вопрос 214. 

 

[106] Митрополит Арсений Мациевич // Синайский А. Отношение... С. 150. 

 

[107] Филиппов И. История Выговской пустыни. Изд. тип. Кожанчикова. С. 25 и 37. 

 

[108] Синайский А. Отношения... С. 265‑266. 

 

[109] Св. Феодор Студит. Творения. Ч. 2. С. 97‑98. 

 

[110] Четь‑Минея, 16 апреля. 

 

[111] Миссионер‑иеромонах Филарет сличил и проверил 70 Служебников древлеписьменных и старопечатных, начиная с XII века и кончая XVII, и нигде не нашел требования непременно возглашать царя во всех церквах и повсеместно на великом входе за литургией. Чин литургии св. Иоанна Златоустого. М., 1876. С. 81. 

 

[112] "Так‑то и царя тово враг Божий омрачил, ‑ пишет протопоп Аввакум об Алексее Михайловиче, ‑ да к тому величает, льстя, на переносе: "Благочестивейшего, тишайшаго, самодержавнейшаго нашего, такова‑сякова, великаго, больше всех святых от века, да помянет Господь Бог во царствии своем, всегда, и ныне, и присно, и во веки веков"... А царь‑от петь, в те поры чается и мнится, будто и впрямь таков, святее ево нет. А где пуще гордости той. Мерзко Богу горделиваго и доброе дело, кольми же блудня и слабоумие, истину в неправде содержаще". Жития... Указ. Изд. С. 238‑239. 

 

[113] Даже в панагии, пожертвованной царицей Елизаветой Петровной в 1764 г., вместо Богородичной иконы вставлено ее собственное изображение с обнаженными плечами. Прохоров В. Христианские древности. 1862. № 12. Снимок с панагии и портрета царицы. 

 

[114] Протопоп Аввакум. Житие... Указ. Изд. С. 34‑35, 218, 220‑221,239‑240 и др. "Имя епископское дается ныне, ‑ говорит св. Василий Великий о своем времени, ‑ людям развращенным, подлым рабам, потому что никто из рабов Божиих не решается себе искать епископства, ищут же люди отчаянные". Письмо его к Евсевию, епископу Самосатскому // Творения. Ч. VII. С. 179‑180. 

 

[115] В исключительно ценной по своей документальности и глубоко продуманным выводам книге крупного французского ученого Пьера Паскаля "Аввакум и начало раскола", Париж, 1939, доказано что увлечение русских верхов при царе Алексее Михайловиче латинством и западничеством было изменой не только русским национальным основам и народному духу, но и изменой самому православию, даже христианским основам. 

 

[116] Через 173 года эту глубокую скорбь священномученика Аввакума выразил знаменитый славянофил А.С. Хомяков в стихотворении "России": 

 

Пошли мы просить исцеления

Не у того, в чьей руке

И блеск побед, и счастье мира,

И огнь любви, и свет умов,

Но у бездушного кумира,

У мертвых и слепых богов.

И обуяв в чаду гордыни,

Хмельные мудростью земной,

Мы отреклись от всей святыни,

От сердца стороны родной.

 

     // Перепечатано в Русском православном календаре, 1941 г. стр. 6‑7, Владимирово ‑ Чехословакия.   

 

[117] В парижском (русском) "Возрождении", в №№ 4046‑4051 за 1936 г., напечатан замечательный очерк известного русского писателя Ивана Лукаша "Боярыня Морозова". Жизнь и страдания старообрядческих мучениц изложены в этом очерке так неподдельно правдиво, с таким сердечно‑искренним чувством, что нельзя читать его без душевного волнения и даже слез. Есть замечательная картина известного художника Сурикова "Боярыня Морозова". Вот отзыв о ней Петроградского "Церковного вестника", считавшегося органом "Святейшего Синода": "На картине г. Сурикова Морозова является в своеобразной обстановке ‑ ее везут на пытки в подземную тюрьму. Впереди идет взвод стрельцов в красных кафтанах с секирами на плечах; за ними следуют сани‑розвальни с боярыней Морозовой. У ней на руках цепи, но дух ее бодр: глаза ее, как раскаленные угли горят из‑под ее полумонашеской шапки и черной фаты, все тело словно приподымается с соломы, набросанной в дровнях, она высоко поднимает в воздух руку с двуперстным сложением, она с жаром что‑то проповедует. Вокруг толпа, все московское население, высыпавшее из своих домов на сугробы снега, навалившиеся горами на улицы. И молодые, и старые, и богатые, и бедные, и знатные аристократы, и темная чернь ‑ все это повысыпало из домов и теснится на улице, на ступеньках церкви, на заборах. Тут встретились и смешались в густой толпе и сестра Морозовой княгиня Урусова в дорогих уборах XVII в., вся в бархате, драгоценных мехах, шелке, и богатые посадские женщины в шитых шапочках и платочках, штофных сарафанах; но еще больше тут монахов, монахинь, служек, юродивых, нищих, мужиков и баб, тайно или явно стоявших за старую веру и старую жизнь. В этой толпе есть поразительные типы: таков блаженнейший, что сидит нагишом на снегу и тоже творит знамение двуперстием; таков хохочущий поп в лисьей шубе ‑ на третьем плане слева; таковы и молодые женщины справа; таков и возница боярыни ‑ невзрачный мужичонка. Мы не говорим уже о самой Морозовой: образ положительно способен преследовать зрителя в течение многих дней". Церковный вестник. М., 1887. № 12. С. 236. 

 

[118] Выбрасывали древние святыни из церковного прославления и другие никонианские архиереи. Так, новый Холмогорский епископ Афанасий, которого упоминали выше, в 1683 г. исключил из лика святых уже канонизированного чудотворца, преподобного Евфимия, бывшего игумена Михайло‑Архангельского монастыря (1585‑1599 гг.), где почивали и его целительные мощи, за то лишь, что они имели двуперстное сложение, и самые мощи были не известно куда убраны // Церковь. 1913. № 29. С. 694‑695. 

   Так, другой Холмогорский архиерей, Варнава, в 1716 г. разжаловал преподобного Георгия (Шенкурского чудотворца). Церковь. 1909. №№ 32 и 33 // Еще разжалованный святой и спрятанные мощи. Прекращены службы святому Нифонту, Новгородскому архиепископу и виленским мученикам Антонию, Иоанну и Евстафию. Академик Е. Голубинский. История канонизации святых. С. 177; Никифор, архиепископ Астраханский. Ответы на вопросы старообрядцев. 

 

[119] Иоаким добавил еще: "А креститесь кто как хощет, двумя персты, или тремя, или всею рукою, сие все едино, токмо бо знамение креста на себе вообразити: мы о том не истязуем". Это заявление патриарха вызвало уже в наше время некоторые споры между учеными исследователями русского раскола. Одни, именно защитники никоновских реформ и соборных проклятий, хотели видеть в этом заявлении Иоакима некоторый обрядовый либерализм. Другие же, незаинтересованные в отстаивании ошибок и погрешностей прошлого, выясняют, что это заявление Иоакима есть просто "вынужденная фраза", сказанная совсем не по убеждению, а по страху, а главное, потому, что он, припертый к стене своими собеседниками, не мог ничего другого и сказать. Выписками из книги Иоакима "Увет", составленной после этого разговора, Т.И. Филиппов в своих публичных чтениях в Обществе любителей духовного просвещения в 1872‑1873 гг. доказал, что Иоаким осуждает двоеперстие как обряд армянский и содержащий в себе ереси. Филиппов Т.И. Современные церковные вопросы. С. 323‑324. Другой исследователь, священник А. Синайский замечает: "...мнение Иоакима (крестись кто как хощет) сказано было под влиянием страха, для успокоения, а не по убеждению" // Отношения... С.79‑80. Да тогда же, при прении в Грановитой палате, один из старообрядческих выборных привел такой обычный в то время факт в обличение нижегородского архиерея, повторившего вынужденное заявление Иоакима: "Правду ли глаголеши, яко за крестное знамение и за молитву не мучаете. То чесо ради, егда приведут пред вас коего христианина и в первых словесех истязуете его, како крестится и како молитву творит? И аще отвещает оный: крещуся и молитву творю по старому, яко же св. Церковь прияла от св. богоносных отец, и вы за то того часа велите его и мучити, и в тюрьму вринете на смерть. И ныне у тебя в Нижнем Новгороде сидят три человека за крест и молитву в яме, которая ископана глубиною саженей десять, под банею Иванскою. По твоему же приказу приходил к ним поп Евфимий мироносицкий и, извед их из ямы, вопрашивал: повинуются ли церкви во всем и архиерею. Они же, приемше от него благословение, отвещаше: Во всем повинуемся и волю вашу без прекословия будем творити, точию увольте нам крестное знамение и молитву по старому имети, и оной поп тебе возвестил, ты же паки повелел в ту же яму бросить". Филиппов Т.И. Отношение... С. 322. 

 

[120]            В "Изборнике" "Народной Газеты" помещен снимок с древней гравюры, изображающей спор о вере в Грановитой палате. Редакция "Изборника" сделала следующее примечание к этой гравюре: "Как видно, картина написана во славу Петра Великого и в хулу "раскольников". Художник, очевидно, по заказу Синода, не пощадил правды для того, чтобы изобразить иереев синодальной церкви кроткими овечками, а их противников злодеями. Сам Петр изображен ревнителем "святой церкви". Конечно, подлинная история говорит совсем другое. Даем снимок с этой картины исключительно для того, чтобы, во‑первых, ознакомить читателей "Изборника" с интересной стариной, а во‑вторых, чтобы показать лишний раз, как писалась история" // 1906. № 6‑7. Существует еще другая картина "прений", на которой священник Никита изображен безобразным извергом, а на самом деле он был, судя по его деликатным, вежливым писаниям, кротким, смиренным и тихим пастырем Церкви Христовой.   

 

[121] Знаменитый историк В.О. Ключевский дает такую характеристику Софье: "Эта тучная и некрасивая полудевица с большой неуклюжей головой, с грубым лицом, широкой и короткой талией, в 25 лет казавшаяся 40‑летней, властолюбию пожертвовала совестью, а темпераменту ‑ стыдом, достигнув власти путем постыдных интриг и кровавых преступлений". Курс русской истории. ГИЗ, 1925. Ч. III. С. 452. 

 

[122] Тот же историк замечает: "Усиление карательных мер против старообрядцев нельзя ставить целиком на счет правительства царевны Софьи: то было профессиональное занятие церковных властей, в котором государственному управлению приходилось служить лишь карательным орудием". Там же. С. 451. 

 

[123] В романе Ф.М. Достоевского "Братья Карамазовы" в разговоре Ивана Карамазова с Алешей приводится любопытный факт казни в Швейцарии, совершенной над неким Ришаром, убившем и ограбившем старуху. Пасторы привели в раскаяние этого преступника. Он умилился, плакал и т.п. Но его все же казнили. "Умри, брат наш, умри в Господе, удостоившийся благодати", ‑ говорили ему окружающие. Достоевский замечает, что подобный факт в России невозможен. Достоевский Ф.М. Братья Карамазовы. 1882. С. 269; Об этом же: Розанов В.В. Легенда о великом инквизиторе. С. 56‑57. Достоевский или не знал вышеприведенных статей Софьи или позабыл их. Иначе чем же объяснить это замечание, что "подобный факт в России совершенно невозможен". Ришара все‑таки обласкали, успокоили его дух, и это уже было большим утешением. А по статьям Софьи, требовалось казнить "без всякого милосердия". И это того, кто искренне покаялся, получил не только "благодать" от свирепых пасторов, но и "причащение"; причем это "невозможное" было узаконено и, кроме того, исходило от иерархии, от "церкви"; светская власть была лишь исполнительницей воодушевления, вдохновения и направления высшей, духовной власти. Может быть, Достоевский признает невозможным факт того братского и сердечного внимания к казнимому, которым был окружен швейцарский убийца, ‑ тогда замечание знаменитого писателя имеет смысл и свою горькую правду. 

 

[124] Еще протопоп Аввакум про бывшие при нем сожжения писал: "По се время безпрестани жгут и вешают исповедников Христовых. Они, миленькие, ради пресветлыя, и честныя, и вседетельныя, [...] и страшныя Троицы несытно пуще в глаза лезут, слово в слово, яко комары или мушицы. Елико их больше подавляют, тогда больше пищат и в глаза лезут; так же и русаки бедные, пускай глупы, рады: мучителя дождались, ‑ полками во огнь дерзают за Христа, Сына Божия, Света. Мудры блядины дети греки, да с варваром турским с одново блюда патриархи кушают [...] курки. Русачки же миленькия не так, ‑ во огнь лезут, и благоверия не предают. В Казани никониане тридесять человек сожгли, в Сибири столько же, в Володимире шестеро, в Боровске четыренадесять человек; а в Нижнем преславно бысть: овых еретики пожигают, а инии, распальшеся любовию и плакав о благоверии, не дождався еретическаго осуждения, сами во огнь дерзнувше, да цело и непорочно соблюдут правоверие, и сожегше своя телеса, душа же в руце Божий предаша, ликовствуют со Христом вовеки веком, самовольны мученички, Христовы рабы. Вечная им память вовеки веком. Добро дело содеяли, ‑ надобно так. Рассуждали мы между собою и блажим кончину их. Аминь. Аввакум. Житие... Указ, изд. С. 334‑335. 

 

[125] Св. Василий Великий говорит про арианское время: "Молчат уста благочестивых, развязан всякий хульный язык, святое осквернено; здравомыслящие в народе бегут от молитвенных домов, как от училищ нечестия, и по пустыням со стенаниями и слезами поднимают руки к Небесному Владыке" // Творения. Ч. VI. С. 217. В другой раз тот же св. отец писал о том же времени: "Вот главное из бедствий: народ, оставив молитвенные дома, собирается в местах пустынных. Жалостное зрелище. Женщины, дети, старцы и другие немощные бедствуют под открытым небом при проливных дождях, снеге, ветрах, зимнем инее или летом на солнечном зное. И все это терпят потому, что не хотят приобщиться лукавого Ариева кваса" // Творения. Ч. VII. С. 187. 

 

[126] Все эти узаконения и факты изложены в книге священника А. Синайскаго "Отношение русской церковной власти к расколу при Петре Великом". СПб., 1895. 

 

[127] Там же. С. 124. 

 

[128] Св. Иоанн Златоустый писал: "Диавол, коварный и искусный изобретатель таких козней, надеялся, что, погубив пастырей, он легко сможет расхитить их. Но запинаяй премудрым в коварстве их (I Коринф., 3:19), (Бог) желая показать ему, что не люди управляют его Церковью, а Сам Он везде пасет верующих в нее, попустил быть этому, чтобы диавол, видя, что и по истреблении пастырей благочестие не уменьшается и слово проповеди не угасает, а еще более возрастает, узнал из самых дел и сам и все служащие ему такими гонениями, что наши дела не человеческие, но основа учения имеет корень свыше, с небес, что Сам Он везде управляет церквами и что воюющий с Богом никогда не может остаться победителем". Златоуст Иоанн. Творения. 1899. Т. П. С. 638. 

 

[129] Когда в княжение великого князя московского Василия Васильевича (1425‑1462 гг.) восточная иерархия заключила унию с римским папой, а в Москву был прислан такой же отступник ‑ Исидор митрополит, то все русские епископы того времени до того растерялись, что о них Летопись свидетельствует: "Вси князи умолчаша и бояре и инии мнози, еще же паче и епископы русския ecu умолчаша и воздремаша и уснуша". Когда же великий князь приказал взять Исидора под стражу, тогда только "ecu епископы русския возбудишася". Голубинский Е., по т.н. Никоновской Летописи. У царя Алексея Михайловича было иное отношение к отступнику Никону, посему и "вси епископы русския умолчаша и воздремаша и уснуша", упоенные никоновскими нововведениями. 

 

[130] Аввакум. Житие... Указ. соч. С. 252. 

 

[131] Просфира ‑ то же, что просвира, просфора: белый круглый хлебец из квашеного крутого пшеничного теста. Употребляется в православном богослужении во время литургии. Слово произносится по‑разному, вероятно, в результате смешения на русской почве письменных и устных форм греческого слова, означающего "преподнесение", "подношение", "приношение".‑ Ред. 

 

[132] Свящ. Синайский А. Отношение... стр. 58 и др. 

 

[133] 8 правило первого Вселенского собора; 69 и 99 правила Карфагенского собора; 1 правило св. Василия Великого; Деяния седьмого Вселенского собора и др. 

 

[134] 70 правило Карфагенского собора. 

 

[135] Матфей Правильник. Синтагма. Состава 800, правило 15; Потребник. Чин освящения церкви. 

 

[136] Антиминс ‑ плат, с частицей мощей, освященный епископом и необходимый для храма. 

 

[137] Смирнов П.С. Внутренние вопросы в расколе. СПб. 1898. С. 8, 15. 

 

[138] Даже в наше время "православные" писатели заявляют: "В настоящее время можно сказать, что наши богобоязненные предки действительно [имели...] основания считать... [Далее неразборчиво. ‑ Ред.]. 

 

[139] Смирнов П.С. Внутренние... 1898. С: 142, 168, 169, 955, 988. 

 

[140] Мельников‑Печерский П.И. Очерки поповщины. 1909. С. 33; м. Макарий. История раскола... 

 

[141] Зарубежных старообрядцев называют "липованами". Почему такое название присвоено им, этого историческая наука до сих пор не смогла установить. В интересной книге немецкого автора, фон Гоган‑Полека: "Die Lippovaner under Bucovina", в трех частях (Черновицы, 1896‑1899 гг.), излагаются разные догадки, почему такое название установилось за старообрядцами: одни думают, что в прежнее время старообрядцы принимали иконы только на липе написанные; другие ‑ что первоначальные поселенцы за границей скрывались в липовых лесах; третьи ‑ слово "липоване" производили от селения Липовцы, ранее других заселенное старообрядцами; четвертые ‑ от основателя беспоповского согласия ‑ Филиппа. Профессор Н.И. Субботин, весьма пристрастно относившийся к старообрядцам, особенно к поповцам, также утверждает, что это название есть искажение слова "филипповцы", как называются беспоповцы филипповского согласия: начали их звать за рубежом "филиппонами", а потом сокращенно ‑ "липованами" (История Белокриницкой иерархии. М., 1874. С. 115‑116). Так думал и инок Павел Белокриницкий и протестовал против такого наименования, совершенно неосновательно присвоенного и старообрядцам поповцам. Субботин Н.И. Материалы для истории Белокриницкой иерархии. С. 113 и 115. Как значится в записях Белокриницкого архидиакона Филарета, у буковинских старообрядцев сохранилось предание, что название это произошло от названия селения Липовцы, где издавна жили старообрядцы (в указанной "Истории" Субботина стр. 115). Профессор П.С. Смирнов указывает, что в Польше беспоповцы действительно назывались "филинионами". Как свидетельствует "Реляция" о них, составленная на польском языке в 1756 г., им присвоено такое наименование по имени какого‑то Филиппа, первого поселенца в Польше. По разъяснению Смирнова, это название нельзя производить от имени основателя филиппова согласия, на это не дает основания польская "Реляция", да оно не соответствует и хронологии // Христианские Чтения. 1906. Ч. 222. С. 74. Есть более ранний документ, чем польская "Реляция", это "Сказание о староверцах, живущих в земли Молдавской". В нем рассказывается об одном событии, бывшем в 1742 г., когда это название, "липоване", было уже в употреблении. В "Сказании" сообщается, что в Волошину пришли староверы в 1724 г., ‑ тогда уже существовало селение Драгомир или Соколинцы (Там же. С. 74 и 77), которое наряду с этими названиями сохранило до наших дней и наименование "Липовень". Очень может быть, что оно и на самом деле заселено или даже основано старообрядцами в 1669 г., как свидетельствует старообрядческий "Меморий", поданный румынскому правительству в 1938 г. От этого именно селения и произошло наименование старообрядцев "липованами". 

 

[142] (Речь идет о "второй выгонке" ‑ 1764 г. ‑ Ред.). Когда прибыли старообрядцы на место ссылки, местные жители были очень удивлены, что ссыльных такое огромное количество и что они все люди семейные, их поэтому и прозвали семейскими. Такое прозвище сохранилось за ними до настоящего времени. 

   Иркутским университетом издана в 1920 г. интересная брошюра профессора A.M. Селищева "Забайкальские старообрядцы (семейские)". Автор брошюры сам лично побывал среди этих старообрядцев и дает о них интересные сведения. Селения их расположены в Верхнеудинском уезде. Внешний вид их построек производит хорошее впечатление. "Внутри избы семейского чисто, опрятно: пол вымыт и слегка посыпан песком, а иногда застлан самотканной материей" (С. 3). Семейские ‑ "народ рослый, здоровый, красивый. Нередки старики и старухи 80‑90 лет. Но молодое поколение уже мельчает" (С.6). Последнее объясняется, может быть, тем, что старики были совершенно трезвыми, а теперь пьянствуют мужики и бабы (С. 17). Однако они и посейчас "неутомимо прилежно деятельны" (С. 8 и 70). Название их ‑ "семейские" ‑ по мнению г. Селищева, происходит от слова "Сейм" (польского сословно‑представительного учреждения), так как они выходцы их Польши. Но сами они производят свое прозвище от слова "семья" (С. 69). И это, по‑нашему, вернее: не занимаясь политикой, они, скорее всего, и не знали даже, что такое Сейм. Выслали же их со всеми их семьями: это‑то они отлично знали, поэтому и получилось, название "семейские". Выслали их в Забайкалье в 1756 г. (С. 71 72). Их пригнали прямо в лес, в совершенно безлюдное место, на "мор" и гибель (С. 73). Но своими трудами, без всякой помощи со стороны, они устроились великолепно (С. 73). Замечательны о них отзывы декабристов, которые шли в ссылку через семейские селения (С. 15, 76, 77, 78, 79). Празднично и нарядно, а главное ‑ хлебосольно, сердечно, умилительно встречали они этих николаевских ссыльных. Профессор Селищев приводит посвященную им Некрасовым поэму "Дедушка". Не употребляли они ни чаю, ни табаку, ни вина, ни лекарств (С. 77). И жили до последнего времени безболезненно, домовито и весело. Только полиция да никонианские попы не давали им покоя даже туг: делали на них налеты и отбирали у них богослужебные книги, даже рукописные псалтыри и канонники (С. 21). 

 

[143] Смирнов П.С. История русского раскола; его же: Внутренние вопросы в расколе в XVII в. Исследование из начальной истории раскола по вновь открытым памятникам, изданным и рукописным. СПб., 1898.; Лилеев М.И. Из истории раскола на Ветке и и Стародубье XVII‑XVIII вв. Киев, 1895; Мельников‑Печорский II.И. Исторические очерки поповщины. 

 

[144] Мельников‑Печерский П.И. Исторические очерки поповщины; Добротворский И. Исторические сведения об Иргизских монастырях; Соколов Н.С. Раскол в Саратовском крае. Саратов, 1888. 

 

[145] Величественный храм Христа Спасителя большевики разрушили до основания. 

 

[146] Мы пишем "Пустыня", а не "Пустынь", как почему‑то принято писателями новообрядческой церкви, а за ними и светскими писателями (именуют, например, Оптинскую обитель "Пустынь"), тогда как старообрядческая литература и святоотеческая не знают этого наименования: "Пустынь". В Библии до ста раз встречается слово: "пустыня" и ни разу ‑ "пустынь". Дивное пророчество о Христе великого Исайи начинается так: "Возвеселися о себе пустыня" (Исайи, 35:1), а не пустынь. 

 

[147] Любомиров П. Выговское общежительство. М., 1924. 

 

[148] Об этом говорят многие свидетели и достоверные факты. Известный протоиерей Алексей Иродионов, бывший ученик Семена Денисова, долгое время состоявший под его руководством на Выге, рассказывает, что прежние священники "освящали запасныя Агньцы превеликия и, раздробивши тые на мельчайшия частицы, раздавали детям своим духовным". Этими запасными дарами еще в 1736 году причащались сами руководители Выга, и Алексей Иродионов, по его признанию, раза два‑три причастился ими на Выге // Братское Слово. Изд. Н.И. Субботина, 1891. Т. II. С. 813. 

   Другой бывший выговец, Григорий Яковлев, свидетельствует, что на Выге "едини некия древния крупицы имеющий у себя и теми по временам причащаются сами; другия иже от Досифея и Феодосия бывших попов, проскомисанныя токмо приемлют, а иных же, аще и древних, сомнятся" // Братское Слово. 1886. Т. II. С. 321‑322; О самом зачинателе Выговской Пустыни, Данииле Викулове, Яковлев сообщает, что "он многажды некоих и причащаще, якобы мня древним причастием" // Братское Слово. 1888. № 6. С. 398; О другом Выговском началовожде, Даниле Матвееве, участвовавшем и в составлении "Поморских Ответов", Яковлев говорит, что он отца его перед смертью при самом Яковлеве и прочих келейниках "покаял и причастил" // Там же. С. 413. Семен Денисович перед смертью тоже "причастился запасными некими крохами, которых останки и ныне не мало имеется в сохранении у Мануила Петрова в тайности" // Там же. С. 404. 

   В самом "Выгорецком Летописце" значится под "7298 ‑ 1790 годом": "Того же года Феоктиста окт. 20 ногою заболе. Дек. 13 горячка приступила. Дек. к 19 числу в ночь постригли и причастилась тайн Христовых в полдень" // Братское Слово. 1888. № 10. С. 802. 

   Еще один свидетель, бывший беспоповец Евдоким Южаков, удостоверяет, что даже во второй половине уже XIX столетия среди беспоповцев севера еще пользовались запасными дарами. Он вместе со своим родным отцом посетил поморские скиты в Архангельской губернии. Шесть дней пробыли они в Амбурском скиту. "Старцы рассказали нам, ‑ повествует Южаков, ‑ о разных чудесных явлениях в скиту... Еще показывали части святого причастия, которое будто бы осталось от времен, бывших до патриарха Никона, и которым они напутствуют себя при смертном часе" // Братское Слово. 1886. Т. II. С. 38. Понятно теперь, почему авторы "Поморских Ответов" так старательно доказывали в этом своем произведении, что и древние христиане часто причащались за отсутствием священника запасными дарами, которые носили даже при себе, находясь или в пустыне или в дороге. 

 

[149] Вся северная часть европейской России (Олонецкая и Архангельская губернии), примыкающая к берегам Ледовитого океана, называется "Поморьем", и живущие здесь старообрядцы именуются "поморцами". Посему и ответы выгорецких старообрядцев названы также "Поморскими". Беспоповское брачное согласие также именует себя "поморским". 

 

[150] Смирнов П.С. О первых исканиях архиерейства старообрядцами. Христианское Чтение. Т. 222. С. 65‑67. Послание Андрея Денисова приведено полностью. 

 

[151] Поморские ответы. Предисловие. 

 

[152] Христианское чтение. Т. 222. С. 59. 

 

[153] Павел Любопытный. Каталог. Москва: изд. Н. Попова, 1866. №№ 102, 103 и 108. С. 49‑50. Есть и другие издания "Каталога". 

 

[154] Смирнов П.С. История раскола... Изд. 2. С. 206. 

 

[155] Мельников Ф.Е. О сектанском священстве. Кишинев. 

 

[156] В 1937 г. в городе Миллвилл (совр. Мелвилл ‑ Ред.) в Канаде, состоялось освящение первого поморского храма. Вот как описал это освящение беспоповский деятель и участник сего торжества, А. Санаков. "В воскресенье 5 сентября, после всенощной, в 4 часа утра, в сослужении священника города Ири (Пенсильвания) о. Панцерева и при участии священника города Марняны (Пенсильвания) о. Матвеева‑Филипс было отслужено молебствие св. Николе Чудотворцу. В перерыве молебна состоялся крестный ход. Впереди молящихся три старца, покрытые ризами, вынесли иконы. Позади священники, за ними стройными рядами ‑ женский хор... Спевшийся хор привлекает внимание многочисленных зрителей, собравшихся кругом церкви. Шествие совершается три раза вокруг церкви". В этом и заключалось все "освящение" // Новое Русское Слово. США, 18 сентября 1937. Но зато тут есть и "священники" и даже "ризы". 

 

[157] Однако такое "духовенство" весьма строго осуждается св. Церковью. Блаженный Симеон Солунский говорит: "Аще неции попущением Божиим к сему приидоша дерзостне якоже неверно и злочестиво (неверие бо толикое) без священства хиротонию приемляти, яже священства действовати, не есть слово рещи яже о осуждении таковом: горше бо сие дело и нечестивых самых, и токмо демонов во ангела света преобразующихся, не сущих, и яже Божия подсуждающих, безбожных сущих и богопротивных. Иже таковии не токмо убо величайшую и неизреченную потерпят муку на Божественная тако убо вредословивше, не бо гласы Божественныя яже от них, ниже Божественная дела, понеже благодати хиротонии не имут, но и казнию восказнятся иною ради от тех прельщенных, или и крещенных или рукоположенных. Тии бо и не хиротонисани, и не крещени: ничто же бо не имеяй дает, и ничто же кто емлет от неимущаго, аще и мнится имети что". Симеон Солунский. Ответ на вопросы 10, 11, 12 и 13; Номоканон. Лист 57. Братья Денисовы прекрасно знали этот страшный суд Церкви, поэтому пытались приобрести епископа от действительного митрополита, хотя и в ереси пребывающего, чем заводить свое самозванное "священство". От ереси можно очистить покаянием, а от самозванца нет никакой святыни: ни крещения, ни рукоположения ‑ ничего, кроме пагубного беззакония. 

 

[158] Дружинин В.Г. Писания русских старообрядцев. СПб., 1912. Он же: Словесные науки в Выговской поморской пустыни. СПб., 1911. 

 

[159] Верховский Т., протоиерей. Искание старообрядцами в XVIII в. законного архиерейства. СПб., 1868. Здесь помещена вся переписка инока Никодима по этому делу. 

 

[160] "Присяга хотящим взыти на степень священства, святейшего Иоакима патриарха московскаго" издана, как значится на ней, "в лето 1679". Некоторые православные полемисты доказывают ее подложность. Но кто мог совершить этот подлог и кому он был нужен? Старообрядцам он был не нужен, и нигде они не ссылаются на него в прежних своих сочинениях. Если это подлог, то он ‑ синодский, времен Анны Иоанновны. Но важен он тем, что выражает верования и взгляды самого правительствующего Синода. 

 

[161] В таком же смысле весьма авторитетно и Деяние на Мартина, а также и Феогностов Требник, именно как выражение верований синодальной иерархии, тем более откровенных и прямых, что они излагались от имени других лиц и другой эпохи. 

 

[162] Александрийский патриарх Христофор издал в наше время Окружное Послание к пастве своей (20 сентября, 1940 г., за № 3244), в котором объясняется, что "тайнодействия, совершенные английским священником над православными, лишены всякой силы"; однако, он разрешает православным пользоваться ими, когда "действительно невозможно пригласить православного священнослужителя" // Православная Русь. 1941. № 5. С. 1. Очевидно, Александрийский патриарх признавал таинства англиканской церкви, принадлежащей к разряду первочинных еретиков, столь же "утешительными" в крайней нужде, сколько и единоверческие могли "утешить" умирающего "православного", по суду Платона, митрополита Московского. Единоверческие таинства, как видно, не спасительнее англиканских, еретических. 

 

[163] Христианские чтения. 1906. Ч. I. С. 909‑930; Ч. II. С. 116‑132. 

 

[164] В Румынии единоверческие приходы приняли даже новый стиль, ввели новое, партесное пение, новые порядки, новые иконы; старые книги отбросили и служат по новым. Они, как предрекал Платон, действительно пришли "ни в чем неразньствующее с (новой) церковью согласие". 

 

[165] "Содацкую" ‑ значит: Союз Общин Древнеапостольской Церкви, во главе которого стоял сначала Антонин‑митрополит, а потом епископ Василий. 

 

[166] "Липковская" ‑ от имени священника Василия Липкова, которого одни лишь священники с народом рукоположили в епископы. 

 

[167] "Деяние" архипастырей православной церкви, возглавляемой московской патриархией и "Указ" по поводу сего "деяния" митрополиту Евлогию (в Париже) напечатаны в № 6 "Церковного Вестника Западно‑европейской епархии" в июне 1929 г. 

 

[168] "Диаконовы ответы", представленные Питириму в 1717 г. Известна и другая дата: 1719 г. См.: Старообрядчество. Лица, предметы, события и символы. Опыт энциклопедического словаря. М.: Церковь., 1996. Ред.]. Питирим, как и многие другие обвинители стмрообридчества, ставил ему в упрек, что оно в тяжкие времена гонений не имело возможности вести церковную жизнь нормально. Авторы названных "Ответов" отвечали Питириму: "Дивна есть твоя стязания, ими же изволил еси стязевати о нуждных случаях, случившихся у нас: случаях невольных, случаях плачевных, в людях гонимых, в людях благочестия ради страждущих, со многими нуждами и скорбями, со многими слезами и напастьми древнее благочестие нудящихся соблюдати. Тыя вопрошаема о архиереех, кия вчера за благочестие паче злодеев расхищаемы бяху. Тыя стязуешь о пространстве чинов, кии дневний день проживут ли безнапастно, не ведят. Тыя вопрошавши о видимых церквах, кии исповедуемую Церковь едва плачевно могут, от невольствующих бегающе, соблюдати. Тыя стязуеши о тайнодействиях пространных, которыя пребывают в гонениях и нуждах безпрестанных" (Вступление к ответам). 

   В наше бы время всех этих беспардонных обвинителей старообрядческой Церкви поставить перед лицом теперешней всероссийской действительности! В прошлом году на Парижском съезде русских трудящихся христиан г. Ю.Л. Войцеховский в своем докладе о "Православной Церкви под игом большевиков" сообщал: "Нет в России больше подвига, чем пастырство. Мы даже не знаем имен большинства этих православных пастырей, принявших тайно священство или постриг, священствующих на улицах Москвы, обслуживающих миллионы верующих, переезжая из деревни в деревню, из города в город, гибнущих в бесчисленных тюрьмах и концентрационных лагерях" // Новый путь. 1939, 15 августа. № 73. Не менее ярко рисует положение в России христиан и "Православная Русь": "Люди желают крестить детей, но негде. Есть, правда, кое‑где нелегальные священники, они не носят ни бород, ни рясы, служат в частных домах на антиминсах. Вина церковного достать в России невозможно, служат на малиновом или даже на клюквенном квасе. Просфоры часто пекут из ржаной муки, если нельзя бывает достать пшеничной. Где нет близко священника, люди сами молятся, собираясь вместе друг у друга. Умерших сами провожают на кладбища, поют над ними панихиды или акафисты за упокой" // Православная Русь. 1940. № 20. Старообрядчество пережило более жестокие гонения, чем большевистское, и целые столетия пребывало в гонениях, но никогда еще священники не служили литургии на малиновом соке или на клюквенном квасе и не укрывали себя посредством брадобрития. Та же газета сообщает, что в советской России среди служителей "культа" четко определились две группы: враги народа с явным антисоветским настроением ‑ контрреволюционеры. Такие уходят в подполье, создавши всякого рода подпольные церкви, монастыри. Уходу в подполье немало содействует сплошное закрытие церквей, осуществляемое врагами народа, на этот раз уже из партийцев. Вторая группа ‑ "приспособленцы", как их называет статья "Антирелигиозника". Но с этими советской власти труднее бороться: они "орабочивают" и "околхозивают" целый состав религиозных общин. Это одна из распространенных форм приспособления поповщины... Христова пехота ‑ бродячие попы ‑ крестят десятки детей, венчают по несколько пар. Закрыты церкви, служат на дому, а то член совета общины читает молитвы по Потребнику, точно капитан на корабле, "сущим в море далече" // Антирелигиозник. 1940. № 7. Суждено и бывшей господствующей в России церкви пройти и испытать на себе былой старообрядческий тернистый путь. Замечательно, что даже старообрядческая терминология применяется православными писателями к своим священникам, например, "поповщина", "бродячие попы", "подполье". Известный писатель Мельников‑Печерский в своих "Очерках поповщины" говорит о Николаевском времени, когда особенно яростно истреблялось правительством старообрядческое священство: "Много было и теперь у старообрядцев беглых попов, содержимых в тайне и переезжавших с места на место для совершения треб, попов, которые стали известны под именем проезжающих священников. Но положение таких бродячих попов было крайне для них тягостно". Мельников‑Печерский П.И. Полн. собр. соч. Т. VII. С. 187. Конечно, и теперешнее положение старообрядчества в России не менее тягостно. Но не столь обидно: теперь гонят и издеваются над ним безбожники, а тогда гнали его и уничтожали православные власти ‑ светские и духовные, последние в особенности.  

 

[169] Христианское чтение. Т. 222. С. 62 и 71. 

 

[170] Геннадий, епископ Пермский. Панегирик. Коломна. 1882. С. 9. 

 

[171]     Глагол времен. СПб., 1908. № 12. Все многоточия принадлежат единоверческому журналу. 

 

[172] С особым злорадством семинарские учебники по истории раскола отмечают, что в старообрядчестве было два епископа‑самозванца ‑ Анфиноген и Анфим, в пятидесятых годах XVIII в. Но их старообрядцы быстро ликвидировали: Анфиноген бежал в Польшу, а Анфим после долгих общений с Радауцким митрополитом Мисаилом, с Иаковом, митрополитом Молдавским и с Даниилом, митрополитом Браиловским, погиб в Днестре. Но Даниил все же утвердил Анфима в сане епископа уже после того, как он был разоблачен в самозванстве. Старообрядцам нельзя ставить в упрек этих самозванцев. Во всяком обмане виноват не тот, кого обманули, а тот, кто обманул и кто приготовил и воспитал обманщиков. И Анфим, и Анфиноген вышли из никонианской церкви и там получили рукоположения в первые священные степени: "Это ягоды не нашего поля", ‑ отвечают старообрядцы. Самозванство ‑ очень старое явление: еще св. Апостолы предупреждали: "Не принимать никого из чужих епископов или пресвитеров или диаконов без представительной грамоты, ибо многое бывает подлогом" (33 Апостольское правило). 

   В России даже на царском троне бывали самозванцы и вмешивались в церковные дела. О благочестивейшем и святейшем патриархе Филарете Московском историк В.О. Ключевский сообщает: "Отец Михаила Романова, Филарет, был ставленник обоих самозванцев, получил сан митрополита от первого и провозглашен патриархом в подмосковном лагере второго", то есть и Гришки Отрепьева, и Тушинского вора. Ключевский В.О. Курс русской истории. ГИЗ, 1925. Ч, III. С. 76. Однако никто патриарха Филарета за это не осуждает. Тем менее может быть осуждено старообрядчество за никонианских самозванцев, которых старообрядцы быстро разоблачили, и тем пришлось бежать от них. 

   Самозванцы не перевелись и в наше время и именно в духовном звании. В Рижском журнале "Вера и жизнь" (1920. № 10. 19[?]) напечатана статья "Лжемитрополит в Латвии". В ней сообщается, что в Латвии среди православных появился самозванец‑[...], не имеющий никакого духовного сана, но именующий себя самозванно и самочинно "митрополитом Агафангелом". "Он не только именует себя митрополитом Агафангелом, но предъявляет уже и документы с именем митрополита Агафангела"... "Ссылаясь на хитроумно скомбинированный комплект документов местного происхождения, самозванец дискредитирует православие и православных, делая их посмешищем среди иноверных не без ведома выдавших ему документы". Статья подписана Иоанном, архиепископом всея Латвии. И это происходит в XX веке в культурном государстве и при его покровительстве, по крайней мере, при содействии его чиновников, выдавших самозванцу фальшивые документы. А что теперь творится в России при намеренном поощрении безбожной власти ко всякому оговорению религии и в особенности христианской?! Много мерзостей и подлостей придется разоблачать нашим потомкам и, может быть, еще нам самим... 

 

[173] В одном семинарском учебнике есть характерное выражение: "Беглые попы посылались толпами", ‑ точно это партия арестантов или рабочих. Плотников, священник‑миссионер. История русского раскола. Изд. 3. С. 132. 

 

[174] Братское слово. 1893. № 11. С. 10 и 13. 

 

[175] Вот одно из писем Иакова Степанову: "Посылаю орлиный беспристрастный взгляд на раскольничьи Иргизские монастыри. У г. Голицына (предшественника Степанова) при орлиных очах недоставало, по‑видимому, орлиных когтей. А силы души Вашего превосходительства восхищают меня. Можно надеяться, что при содействии Всевышнего мало останется цыплят в главных гнездах суеверия и разврата. Продолжайте, Ваше превосходительство, что начали. Так идут к звездам". Соколов Н.С. Раскол в Саратовском крае. С. 369. Какое кощунство со стороны его преосвященства: он Самому Богу приписывает когтиное раздирание бедных, беззащитных и совершенно невинных цыплят. А вот как сами цыплята оплакивали свое горе грустными стихами своего поэта: 

 

По грехом нашим нашу страну

Осенил облак зело мрачный;

Постигла нас тьма кромешная;

В солнце угасли лучи светлые...

В те времена в плачевныя

Всяка душа православная

Не может пребыть без рыдания,

Каковых святынь мы лишилися...

Не слышен ныне глас пастырей,

Наставляющих ко спасению...

Почто живых гробам нас не предали?

Не видели бы мы плачевных дней...

Солнце к вечеру приближается

Тому Дни конец познавается,

Что еще ныне ожидать будем?

 

 

[176]      Св. Амвросий Медиоланский писал своим гонителям: "Вы хотите мое имущество? Вот оно. Хотите вы вести меня на смерть? Вы пойдете этим навстречу моим желаниям. Вы увидите меня окруженным целым народом, сбежавшимся на мой зов, обнимающим в отчаянии алтарь. Солдатам и оружию я противопоставлю только слезы, в этом вся защита священника, и я не могу и не должен противопоставлять другого сопротивления". Зызыкин М.В. Патриарх Никон. Ч, I. Варшава, 1931. С. 231. 

 

[177] Соколов Н.С. Раскол в Саратовском крае. Саратов, 1888. 

 

[178] О положении иностранцев в России в царствование императора Николая I сообщает бывший профессор Казанского и Дерптского университетов коллежский советник Эрдман, знавший хорошо тогдашнюю Россию: "Сколько тысяч одноземцев наших поселилось только в Петербурге и Москве! Проезжая Россию от Невы до границ Китайской империи, от Кавказа до Ледовитого моря, везде встречаем немцев и потомков их. Где страна Старого Света, которая собирала бы в недрах своих столько чужестранцев? Где земля, которая бы даровала им столько привилегий? Дарования и честность открывают иностранцу обширное поприще, начиная от звания низшего работника до степени первого служителя Престола; нет препятствия его благим предприятиям, ибо он свободен со всеми своими потомками... Кто вступает в государственную службу, тот с первым офицерским чином получает дворянство личное, а по приобретении чина 3‑го класса оно простирается и на потомство его. Сколько именно немцев занимает важнейшие места в столицах и во внутренности империи и какую власть нередко поверяют им! Какие отличия и награды достаются им, когда они исполняют долг свой. Я мог бы назвать многих, которые в звании гражданских, военных и генерал‑губернаторов управляют величайшими губерниями... Магометанские и языческие народы пользуются одинаковою свободою в исполнении священных обрядов своих и все в равной мере покровительствуемы законом. В главной улице С.‑Петербурга, проспекте, ведущем к Невскому монастырю, против знаменитого Казанского собора открыты церкви различных наций. Здесь немец, швейцарец, француз, англичанин, швед, армянин беспрепятственно идут в свои храмы..." // Северный архив. 1825. № XXIII. С. 208‑242. 

   Только одним старообрядцам, коренным русским людям, чинились в России всякие препятствия и жестокие гонения за их святую веру и благочестие. 

 

[179] Мельников‑Печерский П.И. Поли. Собр. Соч. T."VII. С. 132. 

 

[180] Там же. С. 207.  

 

[181] О старообрядческой промышленности см.: Кириллов И.А. Правда старой веры. М., 1916; обо всех мерах николаевского времени см.: Васильковский М.Н. Государственная система отношений к старообрядческому расколу в царствование императора Николая I. Казань, 1914. 

 

[182] Мельников‑Печерский П.И. Поли. Собр. Соч. T.VII. С. 203. Нельзя также замолчать и другой не менее замечательный факт: старообрядцы в общей своей массе были всегда грамотнее и культурнее никонианской массы. Николаевская эпоха особенно ярко отличалась этим различием. В то время были созданы в каждой губернии особые комиссии для обследования умственного состояния местного населения. Весьма показательны обследования Нижегородской комиссии: "Подъезжаем, ‑ пишут члены комиссии, ‑ к селу, спрашиваем название его. "Василевы", ‑ отвечают. 

‑ Кто живет? ‑ Раскольники. ‑ Грамотные есть? ‑ Все грамотны.

И, действительно, оказывается, сплошь грамотны. Едем дальше.

‑ Что за деревня? ‑ Сукино. ‑ Кто живет? ‑ Православные. ‑ Есть грамотные? ‑ Один деревенский писарь. И так ‑ по всей губернии", ‑ удостоверяет губернская комиссия.

     В николаевское время даже высокие чины армии были безграмотны и невежественны. "Генералы, читавшие почти по складам и не умевшие писать без грубейших грамматических ошибок, стали, ‑ как утверждает одно академическое издание нашего времени, ‑ довольно частым явлением к концу царствования Николая I". Тарле Е.В. Нахимов. М.: АН СССР, 1942. С. 61. Николаю, занятому по горло просвещением евреев, некогда было заняться просвещением не только народа русского, но даже верхушки русской армии. Но у него было много свободного времени для уничтожения старообрядческих школ и старообрядческих монастырей, которые для старообрядцев были такими же многозначимыми университетами, каковыми были они и в Древней Руси. Всякими средствами и способами этот                          император‑провокатор пытался уничтожить старообрядчество. Но это ему не удалось: раздуваемое им пламя гонений еще более укрепляло и утверждало древлеправославную Церковь.

   Ни в какое другое время, ни при каком другом императоре евреи в России не пользовались таким благосклонным, покровительственным отношением к себе правительства, как в царствование Николая I, и лично царским, воистину отеческим попечением о них. Изданная всероссийским еврейством "Еврейская энциклопедия" рисует глубоко трогательную картину этого заботливо‑родительского отношения к нему "русского" царя и "русского" правительства. 

   В 1835 г. было издано правительством особое "Положение" о евреях, по которому городским и сельским еврейским обществам впервые предоставлялись юридические права, устанавливались начальные учреждения с присвоением им специальных интересов. "В этом "Положении" впервые определяются права еврейских обществ и по выбору должностных лиц, организуются, также впервые, молитвенные общества и должность раввина" // Еврейская энциклопедия. Т. XI. Стлб. 958. "Правительство Николая I, ‑ сообщает не без удовольствия "Еврейская энциклопедия", ‑ усиленно заботилось о широком привлечении евреев к земледелию. Принятые вначале стеснительные меры были вскоре отменены, и тогда еврейские земледельческие колонии достигли значительного развития" (Т. XI. Стлб. 715; Т. VII. Стлб. 755 и ел.) И это было в то время, когда многомиллионное русское крестьянство стонало и разорялось под игом крепостничества. Еврейские колонии имели собственную землю, некоторые ‑ в огромном количестве десятин (Т. XVI. Столб. 141). При Николае I евреи приобрели права и в торговле, и в промышленности: они могли быть гильдейцами всех трех гильдий. 

   "Положение" о евреях 1835 г. предоставило купцам (евреям) первой и второй гильдии разрешение на приезд на значительнейшие ярмарки того времени: Нижегородскую, Ирбитскую, Коренную (под Курском), Харьковскую и Сумскую ‑ как для покупки, так и для оптовой продажи товаров, русских и иностранных" (Т. VI. Стлб. 406). Как быстро росли еврейские гильдейцы, можно судить по данным Казенной палаты 1855 г. о такой незначительной губернии, как Минская: там было в то время еврейских купцов 1‑ой гильдии 29, 2‑ой ‑ 37, 3‑й ‑ 1031 (Т. XI. Стлб. 78). А неги льдейцев торговцев ‑ бесчисленное количество. Правительство даже награждало еврейских дельцов по захвату в свои руки российской торговли громкими титулами. Так, еврей‑банкир Людвиг Штиглиц "за оказанную правительству услугу и усердие к распространению торговли" в 1826 г. "был возведен в баронское Российской империи достоинство" (Т. XVI. Стлб. 116). Другой видный еврей, Элкан Леон, был назначен членом Российского цензурного комитета для рассматривания еврейских книг, а потом занял должность даже в Сенате ‑ был причислен к герольдам. Хлопоча о награждении его высоким чином, граф Потоцкий писал о нем: "Кажется, что вера его не может препятствовать в таком его производстве, особливо, если взять в рассуждение, что и само правительство печется ныне о благосостоянии его соотечественников" (Т. XVI. Стлб. 233). 

   Император Николай I вообще всем евреям предоставил право получать награды за свои услуги и прочие дела медалями и орденами (Т. XI. Стлб. 468). Поэтому и Государственный Совет высказался за представление евреев к награде орденами, хотя и имеющими форму креста. Награждались они и похвальными листами, денежными выдачами, премиями, форменными кафтанами, почетными кафтанами, серебряными и золотыми медалями (Т. XI. Стлб. 469‑470). 

   Особые заботы николаевское правительство и сам Николай проявляли в деле воспитания и образования евреев. Царю хотелось, чтобы евреи были культурными и образованными, просвещенными и учеными. В созданной при Министерстве народного просвещения особой комиссии "по вопросу о реформировании еврейского воспитания" принимали участие и еврейские представители, даже такие ортодоксальные, как цадик и талмудист Шнеерсон, Менахем‑Мендель бен Шолом Шахна (Т. XVI. Стлб. 50). О еврейском писателе и педагоге Эйзенбауме "Еврейская энциклопедия" сообщает: "Свои мысли о преобразовании быта евреев он изложил пред государем в записке, принятой государем благосклонно. При поддержке правительства Эйзенбаум основал в 1823 г. польско‑еврейскую газету "Dostrzegacz Nadweslanski". Сам он был инспектором Варшавского раввинского училища, а в 1835 г. был утвержден директором его, в каковой должности оставался до смерти" (Т. XVI. 178‑179). Директором Одесского еврейского училища был утвержден еврей Штерн Базилиус. "Генерал‑губернатор Воронцов, ‑ восторженно отзывается о нем "Еврейская энциклопедия", ‑ оказывал исключительное внимание Штерну и руководимой им школе. В 1837 г. сам император Николай посетил эту школу и остался ею очень доволен. С этого момента Одесская школа стала прототипом для виднейших общеобразовательных еврейских училищ, сыграв несомненно большую роль в развитии общего образования среди евреев" (Т. XVI. 111‑112). Царь и министр народного просвещения все время старались улучшить положение евреев путем воспитания. По этому поводу в Россию приезжал в 1846 г. из Англии известный еврейский филантроп и защитник евреев Монтефлоре Моисей. По свидетельству "Еврейской энциклопедии", он был "принят в России с исключительными почестями: по пути от границы до Петербурга ему были оказаны официальные почести. 24 марта он был принят императором Николаем, а потом, по требованию государя, Моисея посетили министры: Уваров, Нессельроде и Киселев ‑ как председателя еврейского комитета". Посоветовав Моисею объездить край с еврейским населением, государь выразил согласие на то, чтобы Моисей представил чрез посредство Киселева на Высочайшее рассмотрение свои замечания по поводу положения евреев, и в спутники предложил министра. Моисей посетил многие города Западного края, всюду власти встречали его с особым вниманием. Моисей путешествовал со своей женой. Он представил две записки Николаю: одну о положении евреев в империи, другую о положении [их] в царстве польском, а третью ‑ министру Уварову ‑ о желательных реформах в еврейских училищах. "Представления Моисея, ‑ заключает "Еврейская энциклопедия", ‑ не остались без последствий". Положение евреев еще более улучшилось (Т. XI. 276‑279). Еврейские общества получили широкие права для своего развития, обогащения и укрепления. Еврейский кагал в России введен собственно государственной властью еще с 1835 г. (Там же. 954‑958). 

   Что касается религиозного положения евреев в России, то тут не было никаких ограничений: синагоги могли создаваться в любом количестве. В таком, например, ничтожном городке, как Могилев, их существовало 38, из которых 13 принадлежали хасидам (Там же. 159). 

 

[183] Славянофил и монархист поэт Тютчев написал такую эпитафию Николаю I:

 

Не Богу ты служил и не России,

Служил лишь суете своей,

И все дела твои ‑ и добрые и злые ‑

Все было ложь в тебе, все призраки пустые,

Ты был не царь, а лицедей

 

// Былое. 1922. № 69; Утренники. Кн. 2. С.167.

Старообрядческое стихотворение под портретом Николая более скромно, но гораздо трогательнее:

 

Спесью надутый капрал,

Носитель русской короны,

Случайно трон забрал,

Слышит ли тиран старообрядческие стоны?

 

 

[184] В "Сборнике..." Кельсиева. Вып. I. Лондон, 1869?. С. 185‑186 [Кельсиев В. Сборник правительственных сведений о раскольниках. В 4‑х ч. Лондон, 1861‑1862. ‑ Ред.] 

 

[185] "Можно смело сказать, не опасаясь впасть в преувеличение, что та система правительственных к расколу отношений, которая известна под именем николаевской, сложилась под преобладающим влиянием московского архипастыря. Так, уже самый взгляд на раскол, как на явление в высшей степени вредное не только для церкви, но и для государства, ‑ взгляд, лежащий в основе правительственных отношений к расколу в царствование императора Николая Павловича, очень многим обязан м. Филарету". Беликов В. Деятельность Филарета по отношению к расколу. Казань, 1895. С. 560. 

 

[186] Семинарские учебники по истории раскола, а также и всякие другие книги, изданные в "обличение раскола", неизменно отмечают, что в старообрядчество шли лишь позорные попы: изверженные из своих санов за разные преступления, пьяницы, блудники. Обвинители старообрядчества не догадываются, что этой аттестацией они позорят и осуждают главным образом свою церковь, ибо в ней родились, воспитались и получили посвящение все эти священнослужители. Старообрядцы принимали к себе попов на выбор, лучших, вернейших. И если они, по характеристике старообрядческих обвинителей, оказывались столь недостойными, то каковы же были худшие попы, оставшиеся в православии? Должно быть, позорнее самих этих обвинителей. Поклеп этих последних на старообрядческих священников, однако, опровергается самим Синодом и многими архиереями синодской церкви. Именно в николаевское время, когда выбор попов был весьма затруднителен, Синод и архиереи всячески ухитрялись вернуть к себе этих иереев и давали им весьма почтенные приходы. Так, вышеупоминавшийся Аркадий, архиепископ Пермский, писал своему протоиерею Оглоблину 26 апреля 1832 г. о нижнетагильских бегствующих священниках: "Можно было бы решительно приступить к увещанию Архипа и Логина, о которых я сделал бы такое же представление в святейший правительствующий Синод, какое сделал об обратившемся священнике Матвее и уже теперь служащем при Уфимской церкви священнике И. Высокогорском" // Братское слово. 1893. № 12. С. 94. То никуда беглые попы не годятся: все они изверченные, самозванцы, зазорного поведения, а то милости просим к нам, вот вам для священного служения городские и даже губернские приходы. Так‑то неправда сама себя изобличает. 

 

[187] А.К. Кочуев был во многих отношениях замечательным и исключительно редкостным человеком. Уже в шестнадцать лет был таким начетчиком, что многих удивлял своими знаниями. Мельников отзывается о нем, что он "был редких способностей". Профессор Субботин рекомендует его как "выдающегося по уму, начитанности и предприимчивому характеру", как обладавшего талантливым пером и незаурядным даром слова и вообще как "многоталантливого" человека. Он был ученым палеографом и состоял в звании соревнователя Московского Общества Истории и Древностей. Но не в этом во всем было его главное достоинство: он был с юношеских лет подвижником, всецело отдавшись духовной жизни; скрывался долгое время в пустынных местах и пещерах, где проводил дни и ночи в молитве, посте и в чтении святых книг; одно время даже юродствовал по примеру древних русских святых ‑ юродивых. Оставался всю жизнь девственником и закончил жизнь в Суздальской крепости, куда был заточен по повелению императора Николая I. См. о Кочуеве: Мельников‑Печерский‑П.И. Очерки поповщины; проф. Субботин Н.И. История Белокриницкой иерархии; Мельгунов П. Суздальские узники; Церковь на чужбине (старообрядческий выпуск). Харбин,1940. 

 

[188] Трудами г. Мельникова‑Печерского нам приходится часто пользоваться: он весьма талантливый писатель и больше известен среди интеллигентных читателей своими знаменитыми романами из жизни старообрядцев: "На горах" и "В лесах". Через его руки прошли очень многие официальные и частные документы по старообрядчеству: он был чиновником особых поручений при императоре Николае, сам принимал участие в применении к старообрядчеству николаевских мер и был очевидцем многих событий в старообрядчестве. Поэтому сведения его весьма ценны. Но, к сожалению, он часто не в меру фантазирует, приобретя к этому навык в качестве талантливого романиста. Поэтому все историки, пользующиеся его сведениями, ценят в них только фактическую сторону, документально обоснованную, а все его вымыслы отбрасывают. Так и мы поступаем. Даже митрополит Антоний Храповицкий отзывается о нем, что он писал анекдоты, о заволжских старообрядцах // Избранные сочинения Антония. Белград ‑ Сербия. С. 404. А вот отзыв о нем заволжского старожила‑старообрядца: "Да... Старики наши жили не как мы... Теперь вот и леса‑то повырубили, а и были тутотка на моей памяти леса непроходющие... Пошло эдак нехорошо, когда появился еретик Павла Иваныч (Мельников‑Печерский), да Божиим попущением похитил икону Казанскую Матушку Владычицу. Его, еретика, везде чеканашка ‑ невидима сила проносила, он скрозь лесную чащу видел все скиты святых старцев, отшельников на сто верст, говорят..." // Нижегородская земская газета; Слово Церкви. 1917. № 13. С. 228. 

 

[189] Тогда Санкт‑Петербург. ‑ Ред. 

 

[190] Нам придется нередко ссылаться на труды проф. Московской духовной академии Н,И. Субботина, мы уже делали эти ссылки. Но о нем, как и о Мельникове‑Печерском, необходимо сделать некоторые замечания. Он имел в своем распоряжении богатейший материал по истории старообрядчества, как первоначальной (истории раскола), так и последующей ‑ истории старообрядческой иерархии. По первоначальной истории им изданы девять томов "Материалов по истории раскола" и много других актов и документов, повестей и рассказов, отдельными книгами или брошюрами. По истории же старообрядческой иерархии, получившей название Белокриницкой, о которой будет речь ниже, для Субботина был специально выкраден из старообрядческой Белокриницкой митрополии весь ее архив: все подлинные акты, документы (правительственные, соборные, частные, переписка старообрядческих деятелей ‑ дружеская, интимная, личная). Получал Субботин и другим путем из первых рук старообрядческие документы, нередко в подлиннике. Использовав все эти документы для своей трехтомной "Истории Белокриницкой иерархии" и для многих других своих трудов, он потом издал их ‑ одни под наименованием "Материалы для истории австрийской иерархии" (один том), другие под названием "Переписка раскольнических деятелей" (три тома). Все эти документы имеют чрезвычайную ценность, и субботинская "История Белокриницкой иерархии", как основанная на этих источниках, принесла старообрядческой Церкви колоссальную пользу, особенно первый ее том, в котором документально опровергнуты многочисленные выдумки, анекдоты и всякая клевета на первого старообрядческого святителя ‑ митрополита Амвросия. Но нельзя не пожалеть, что сам Субботин является во всех своих трудах не ученым, беспристрастным и честным исследователем того, что было, а беспардонным миссионером, казенным миссионером, упорным и злобным, способным и на клевету, и на пользование явно подложными документами, в чем в свое время был изобличаем. В своей речи, произнесенной в начале диспута по поводу представленной им "Истории", на соискание ученой степени доктора церковной истории, он откровенно заявил, что "задачей его было ‑ историческим ходом учреждения Белокриницкой иерархии доказать ее неправильность и незаконность" // Братское Слово. 1886. Т. I. С. 618‑619. Конечно, это уже не научная задача, а миссионерская, и пришлось Субботину по‑своему истолковывать факты, делать всякие натяжки, прибегать к ложным и до очевидности смешным выводам, вроде того, что однажды иноку Павлу пришлось воспользоваться чужим паспортом, ну, значит, ‑ делает отсюда вывод Субботин, ‑ Белокриницкая иерархия фальшивая, раз у главного деятеля ее оказался паспорт фальшивый. Но читая и с такими намерениями написанную "Историю", основанную, однако, на фактах, которых никак нельзя было замолчать и искажение которых очевидно, приходим к выводу, совершенно обратному тому, который делает Субботин. 

 

[191] Профессор Субботин в своей "Истории Белокриницкой иерархии" дал блестящую биографию инока Павла, что прямо‑таки удивительно для такого неукротимого врага старообрядчества, в особенности этой иерархии. Он характеризует Павла как замечательного человека по своим многим талантам, по высоким нравственным качествам, по непреклонной вере в Промысл Божий и в свое особенное призвание свыше, описывает некоторые чудесные явления Павлу св. Николы Чудотворца и совершившиеся потом события по указанию св. Николы. Отмечает Субботин глубокий ум Павла, его необычайную начитанность, замечательное красноречие, писательский талант, предприимчивый характер, чарующую "физиономию" и многие другие примечательные качества, присущие иноку Павлу. 

 

[192] Субботин Н.И. История Белокриницкой иерархии. М., 1874. С. 99. 

 

[193] Там же. С. 107. 

 

[194] "Сказание" это напечатано проф. П.С. Смирновым в "Христианском чтении", часть 222, стр. 74‑78 за 1906 г.; Михаил Раковица был господарем три раза: 1704‑1705 гг., 1707‑1709 и 1716 ‑1726 гг. (См.: Тафлари О.: История ромын. Бухарест, 1935. С. 494). Профессором Смирновым неверно показаны годы господарства Михаила Раковицы. 

 

[195] Эта грамота императора Иосифа II, написанная на двух столбцах. ‑ один по‑немецки, другой по‑русски, ‑ все время хранилась в Белокриницкой примарии, включительно до захвата Белокриницкой митрополии большевиками 30 июня 1940 г. Если ее не успели вместе с другими документами примарийскими увезти румынские чиновники, то она попала в руки советской власти. 

 

[196] Настоятель Лаврентьевского монастыря, инок Аркадий, писал иноку Павлу в конце 1838 г.: "Здесь описываю обстоятельства Черниговско‑Могилевской губернии старообрядцев, или бегающей Церкви: Добрянка ‑ священник имеется один в тесноте. Белица ‑ часовня запечатана, потом в доме молились, и дом запечатали. Лаврентьевский ‑ новое здание запечатано и в трапезе ‑ внутренний упокой. Иеромонаха лишились от 26 октября. Спасова Слобода ‑ колокола сняты, кладбище вокруг церкви разрывают. Городня ‑ часовня запечатана. Крупец ‑ пещера запечатана, кости в Могиле, старец, живший в ней, в остроге. Ветка ‑ колокола сняты, запрещен звон, как здесь, так и в Спасовой. Злынки и [...]линов Остров ‑ церкви запечатаны. Климова и Казанский монастырь ‑ алтари запечатаны...". Столь краткие сообщения, но много говорящие инок Аркадий заканчивает словами: "...снега гордые и морозы лютые, уже дают тут любящим странс[...] [...]". Упоминаемые в письме кости, почивавшие в Крупецкой пещере, принадлежали одному старообрядческому преподобному В[...]тию; сюда стекалось немало народа на поклонение этому святому. Пещеру охранял нарочитый старец. Правительство и кости забрало и старца упрятало в острог. Все это былые примеры для большевиков нашего времени (Подлинник письма Аркадиева хранился в Белокриницком архиве до последнего времени и теперь, должно быть, в руках советской власти, если только не уничтожен вместе с другим имуществом митрополии Белокриницкой). 

 

[197] Голубинский Е. История Русской Церкви. М., 1900; подробнее: проф. Дмитриевский А.А. Богослужение в Русской Церкви. Казань, 1884. С. 290‑293. 

 

[198] См. в самом Потребнике п. Иова. Приведены тексты разных Служебников и Требников в "Выписках" Озерского: Изд. 4. Ч. 2. С. 400; у Голубинского К.: К нашей полемике со старообрядцами. С. 131. 

 

[199] "Соборное Изложение" в самом Большом Потребнике п. Филарета. Обвинительное крещение было однажды допущено беспоповским наставником г. Риги в недавнее время. Вот что рассказывает об этом сестра милосердия городской рижской больницы: "Привезли к нам однажды девочку лет 14, больную воспалением брюшнины. Болезнь опасная, требующая операции. Отец девочки оказался старообрядцем, а мать еврейка, живущие в гражданском браке. Девочка, по нежеланию матери крестить ее, до сего времени оставалась вне конфессии; звали ее Лора. У нас в больнице вошло уже в непременный обычай приглашать к больному перед операцией духовное лицо соответствующей конфессии. Это самое предложили и матери больной девочки. Еврейка‑мать долго колебалась, но муж и посторонние начали уговаривать ее и уверять, что дочь непременно выздоровеет, если примет теперь крещение. Наконец, она согласилась, и отец с радостью побежал за наставником в ближайшую моленную. Явившийся вскоре наставник в присутствии нас всех крестил больную девочку из тарелки с водою, омокая в ней вату, и дал крещаемой христианское имя Лариса, после чего передал мне крестик, и я надела на шею новокрещеной" // Вера и жизнь. Рига, 1931. № 4. С. 61. 

 

[200] Архимандрит Иоанн. Толстой и церковь. Берлин. С. 105. 

 

[201] Все письма инока Павла попали к г. Субботину вместе с выкраденным Белокриницким архивом; ими главным образом и пользовался Субботин при составлении своей "Истории Белокриницкой иерархии". 

 

[202] Все четыре восточные патриархии: Александрийская, Антиохийская, Иерусалимская и Константинопольская представляли собою тогда, как и теперь, взятые вместе, "незначительную количественную археологическую редкость: вся их паства, взятая вместе, едва превысит полмиллиона". В сравнении со всем количеством тогдашнего старообрядчества, это лишь двадцатая, если не меньше, часть его последователей // Путь. Париж, 1935. № 47. С. 23‑24. 

 

[203]     Греческие патриархи, в особенности константинопольские, много раз злоупотребляли щедростью русских святителей, русских князей (и литовских даже) и русского народа. Вот два‑три факта для некоторой иллюстрации: в 1353 г., по кончине русского митрополита св. Феогноста, в Царьград отбыл владыка Владимирский Алексей (впоследствии знаменитый московский святитель), чтобы получить там рукоположение в митрополиты. С трудом удалось получить это поставление. Дожидаясь его, он израсходовал на греков всю имевшуюся у него казну. Поставлен он был патриархом Филофеем. Но этот же патриарх в 1355 г., по просьбе литовского князя Ольгерда (на подкуп патриархии были брошены значительные суммы), поставил митрополитом литовским Романа, к которому и отошли епархии Владимирская, Холмская, Перемышльская и Луцкая. Св. митрополит Алексей // Православная Русь. 1940. № 5; Полнее см.: Голубинский Е. История русской церкви. Указ. изд. 

   При учреждении патриаршества в России, Константинопольский патриарх между условиями поставил и то, что русский патриарх в известные сроки будет посылать ему 500 червонцев. Архив Калачева. Т.П. Ч. I. С. 26; Прыжов И. Нищие на св. Руси. По подсчету Ключевского, тогдашние деньги были дороже наших перед войной России с Германией в 50 ‑ 52 раза, так что эти 500 червонцев стоили 25000‑26000 червонцев, а на рубли считая, это будет 75000 рублей. Дорого обошлось нам Московское патриаршество. 

   После смерти Никона (в 1681 г.), как известно, изверженного из всякого священного чина, превращенного в простого монаха, умершего без раскаяния в своих заблуждениях, без примирения с Церковью, московский царь задумал добиваться у восточных патриархов восстановления Никона в прежнем своем достоинстве. Дело это было явно неканоничным и посему безнадежным. Но царь послал со своими послами но этому делу на Восток и большую казну. Он уполномочил их просто купить у патриархов нужное разрешение. Уже из Москвы писал им: дайте патриархам такую‑то сумму, не согласятся ‑ прибавьте столько‑то. Опять не согласятся, еще прибавьте. И так далее, пока добьетесь. И они добились, и получили купленное разрешение, никому, конечно, не нужное и прежде всего самому Никону. Все подробные сведения о сем с указаниями точных подкупных цифр: кому, какому патриарху сколько дано на это никчемное восстановление покойника в патриаршем достоинстве, см.: проф. Каптерев Н.Ф. Характер отношения России к православному Востоку в XVI и XVII вв. М., 1914. 

 

[204] И. Златоуст. Творения. Т. I. С. 178 и 179. 

 

[205] В "Поморских ответах" перечислены некоторые греческие митрополиты на Киевском престоле: греки Никифор и Никита в княжение Владимира Мономаха, греки Климент‑философ и Константин в княжение Георгия Долгорукого, грек Максим при князе Данииле Александровиче, грек Фотий при князе Василии Димитриевиче и другие при других князьях (ответы 5 и 9). Современный нам историк, проф. А.В. Соловьев, отмечает, что в Древней Руси до татарского нашествия было лишь два только случая поставления в киевские митрополиты русских епископов ‑ Иллариона в 1051 г. и Климента Смолятича в 1147 г., причем они поставлены русскими епископами без согласия константинопольского патриарха. Историк Голубинский насчитывает 24 митрополитов от крещения Руси до татарского ига. Но "...можно думать, ‑ добавляет проф. Соловьев, ‑ что, кроме двух указанных случаев, все остальные митрополиты были из греков" Конечно, им было нелегко научиться сразу русскому языку, и это их несколько отдаляло от паствы // Православный путь. 1939. В. I. С. 31‑32; "Поморские ответы" отмечают, что и на других кафедрах Русской Церкви "епископи гречестии престоли держаще: святыи Арсений епископ Суздальский, иже в грецех бысть Галасунский; Нектарий Вологодский ‑ архидиакон патриарха Константинопольскаго; Иосиф Солунский, в Суздальских престолах живуще, присно служаху литургию" (Ответ на 60 вопрос). 

 

[206] У знаменитого и весьма оригинального русского философа Н. Федорова есть любопытное сравнение: "Принятие от греков патриаршества, ‑ говорит он, ‑ посвящение Феофаном Филарета совершенно подобно исканию архиерейства раскольниками и принятию ими Амвросия". Федоров Н. Философия общего дела. Т. I. С. 475. 

 

[207]            Диакон М. Чичкин, со слов инока Алимпия, так передает [впечатление] об этих переговорах с греческим епископом: епископ этот "с охотой готов был быть епископом у старообрядцев, если соизволит на это Константинопольский патриарх. Инок Павел решительно ему заявил: "Мы желаем, чтобы епископ поступил к нам по собственному убеждению, по своей воле, без всяких формальностей... Нам нужен епископ самовластный и независимый", ‑ старался инок Павел разъяснить своему собеседнику и убедить его в том, что старообрядцы, к которым он приглашает епископа присоединиться, есть самые древние благочестивые христиане. Епископ остался, однако, непреклонным и даже пригрозил старообрядческим послам предать их местным властям". Чичкин М. Воспоминания. М.: Изд. Субботина, 1885. С. 45.   

 

[208] Профессор Субботин, а за ним и многие другие обвинители старообрядческой иерархии, с ехидством отмечают, что в деле обращения в старообрядчество греческого святителя принимали участие разного рода "благодетели" ‑ польские эмигранты, "паны" и другие враги России. От этого, заключают они, самая иерархия старообрядческая незаконна и сомнительна. Они только забывали добавлять, что самая патриархия Константинопольская и вся иерархия греческая, а также и вся церковь греческая как в то время существовали довольно свободно, так и теперь существуют, благодаря не христианам, а магометанам, турецким властям. А чем они лучше польских эмигрантов и всяких панов? Старообрядцы, спасаясь от гонений и мучений "православных" властей и даже "православных святителей", укрывались от них даже у китайцев и у разных сибирских и северных дикарей, находя у них приют и защиту от своих "православных" гонителей. Неужели поэтому самое спасение их было сомнительным и незаконным? При бегстве от современных гонителей из России нашим беженцам, в том числе и православным архиереям и митрополитам, какими только "благодетелями" не приходилось пользоваться! Были тут и поляки, и татары, и евреи и всякой масти и разного качества "помощники", "проводники" и "кормильцы". О весьма воинственном Осипе Семеновиче необходимо добавить, что он, дожив до глубокой старости, переселился в Россию и здесь, в Черемшанском старообрядческом монастыре на Волге, скончался в 1880 г., приняв постриг с именем Иоасафа. 

 

[209] Во всех дошедших до нас документах мирское имя Амвросия значится Андрей. Но Субботин, на основании какого‑то таинственного сообщения, ему будто бы сделанного сыном м. Амвросия спустя семь лет после смерти отца, утверждает, что мирское имя Амвросия не Андрей [...]. И это даже ‑ Боже мой! ‑ ставится в осуждение старообрядческой иерархии. Конечно, Субботину верить нельзя: он столько раз был изобличаем во лжи. Но допустим, что это так, что же в таком случае делать со множеством древних святых, которые всю жизнь свою носили имена языческих богов и даже в святцы вписаны под этими языческими именами. Вот, например: Аполинарий (23 июля) посвящен языческому богу Аполлосу; Аполлон (5 июня), что значит "губитель"‑ имя языческого бога; Афинодор (7 декабря) ‑ дар богини Афины; Димитриан (20 июня) ‑ посвященный богине плодородия; Дионисий (10 и 15 марта) ‑ бог виноделия; Диоскор (21 апреля) ‑ сын Зевса; Иануарий (21 и 28 апреля) ‑ бог Янус и много других. То же и в женских именах: Августа, Аполинария, Исидора, Иуния, Муза и другие. 

 

[210] Удивительное совпадение: священномученик Аввакум‑протопоп также 21 года был рукоположен в диаконы, а через два года ‑ в священники. 

 

[211] История Белокриницкой иерархии. Т. 1. С. 365. Субботин ссылается на "Летопись Боснии" С. Скендеровой, напечатанную в "Записках Императорского Русского Географического Общества", кн. XIII, и под строкой приводит подлинные слова этой "Летописи" на сербском языке. Об этой "Летописи" см.: Церковь. 1913. № 43. С. 1035‑38. 

 

[212] Субботин Н.И. Указ. соч. С. 379. 

 

[213] Настоящее сообщение инока Алимпия записано с его слов епископом Арсением Уральским (Швецовым) и опубликовано в издании "Беседа епископа Арсения с Д.К. Глуховым в поселке Раннем". Ректорг: изд. 1902. С. 9‑10. Напечатано и в ж.: Церковь. 1911. № 40. С. 961. Оно было напечатано еще раньше в старообрядческой газете ин. Николы Чернышева "Древняя Русь", выходившей в Австралии в 1892 г. 

 

[214] Субботин Н.И. Материалы к истории Белокриницкой иерархии. 137‑138. Это единственное "условие", которое известно из подлинных документов, попавших в руки Субботина, и из всей переписки тогдашних старообрядческих деятелей. Но Субботин приводит еще два, уже "секретных", условия, которые будто бы подписали м. Амвросий ‑ одно, Павел и Алимпий ‑ другое, однако не сообщает нигде, откуда он их взял. Относительно только одного из этих "секретных" условий он сообщает, что подлинник его, будто бы существовавший, уничтожил о. Онуфрий, один отступник от старообрядческой Церкви, о котором у нас еще будет речь в своем месте, уничтожил с той будто бы целью, чтобы он не попал в руки старообрядцев и не смутил их своим содержанием. Но откуда же копия с него получилась? Так Субботин и унес с собою в могилу эту тайну. А тайного, в сущности, ничего тут нет: просто эти "секретные" документы сфабрикованы отступниками от Белокриницкой иерархии. Да и их содержание могло соблазнить лишь наивных и малознающих старообрядцев тем, что по этим условиям Белокриницкий монастырь обязывался платить м. Амвросию ежегодное содержание в 500 червонцев австрийскими деньгами, что на русские деньги по тогдашнему курсу означало 1500 рублей в год. Многомиллионное старообрядчество, обладающее несметными капиталами, единственному своему митрополиту обязалось давать ежегодно вспомоществование в 1500 руб. Да, есть чему удивляться. Нищие отступники по‑нищенски судили, поэтому такую ничтожную сумму и вставили в состряпанные ими документы. Удивительно, как не стыдно было Субботину пользоваться заведомо фальшивыми документами, все‑таки профессор. В оправдание его можно лишь указать, что он был в безвыходном положении: если бы он пользовался лишь теми документами, которые не вызывали никакого сомнения в своем происхождении, то из его "Истории Белокриницкой иерархии" вышел бы труд: "Житие, подвиги и страдания иже во святых отца нашего Амвросия, митрополита Белокриницкаго". Он дал блестящую характеристику Амвросию до его присоединения к старообрядчеству, которой мы пользовались с большим удовольствием. Тогда Амвросий был Савлом, тогда он был и добрый, и святой, и бесподобно бескорыстный. Но как только он согласился перейти в старообрядчество и стал уже Павлом, вместо Савла, то тут уже все пошло по‑другому: всякое его решение заподозривается, каждый шаг считается неискренним, честность его, прямота, совесть ‑ все сомнительно, все черно, как сажа. И это ‑ "ученый" труд, представленный на соискание ученой степени и удостоенный таковой... Однако и такой "труд" принес огромную пользу Белокриницкой иерархии напечатанном в нем и использованием и настоящих, подлинных правительственных и иных документов, тогда как в других сочинениях, тогда выпущенных в обличение старообрядческой иерархии, писалась и печаталась такая мерзость и гнусность, что и Субботин относился к их авторам и их произведениям с должной брезгливостью и отвращением, что не раз и отмечает в своей "Истории". И за это ему старообрядцы много раз выражали искреннюю благодарность. 

 

[215] Старообрядческие апологеты особенно подчеркивают этот факт, уподобляя м. Амвросия в данном случае св. Евсевию Самосатскому (святителю IV столетия), в житии которого повествуется, что он, преследуемый еретиками арианами, "в таковое лютое время, утаив сан свой святительский, в воинская облекся, обхождаша Сирию, Финикию и Палестину, утверждая христианы к святой вере; и иде же аще обреташе церковь без служителей, поставляше иереи и диаконы, и прочая клирики, [...] и епископы поставив // Четья‑Минея, житие 22 июня. Однако о казачьей одежде некрасовцев нужно заметить, что ничего воинского она в себе не имеет: это простая поддевка с широкими отворотами спереди и с перехватцем сзади, скорее, похожа на поповскую рясу без широких рукавов, так что в ней м. Амвросий был, скорее, похож на попа, чем на казака. Почему в дороге и обращались к нему за благословением посторонние лица. 

 

[216] "Искушения" эти состояли главным образом в том, что по дороге встречались знакомые м. Амвросию константинопольские греки, а в г. Браилове появился тот самый недавно рукоположенный архиерей, в посвящении которого сам Амвросий участвовал незадолго до своего выезда из Константинополя. Субботин Н.И. История... С. 411 и 417. От всех этих знакомцев приходилось укрываться и прятаться. Это обычная беженская, она же и апостольская, участь. 

 

[217] Кельсиев В. Сборник правительственных сведений о раскольниках. В 4‑х ч. Лондон, 1861‑1862. Ч. I. С. 117. 

 

[218] Церковь. 1908. № 35. С. 1205‑1208.  

 

[219] [Правительство] никогда не упускало случая, чтобы уничтожить [подвижник]ов старообрядческих, чем‑либо неугодных ему. Все старообрядческие мученики, пострадавшие за древлеправославную веру и Церковь Христову, конечно, причислены к лику святых, по выражению апостола Павла, "к торжествующему собору и Церкви первенцев, написанных на небесах" (Евреям, 12:23). Но кроме них в старообрядческой Церкви немало было праведников, угодников Божиих, прославленных нетлением своих телес. Мы мимоходом упоминали о первых священниках на Ветке, нетленные тела которых высылаемые старообрядцы взяли с собою в ссылку. Но правительство сожгло их. Там же, на Ветке, в Крупецкой пещере, почивали мощи (кости) старообрядческого преподобного, к которому и стекались христиане для почитания и поклонения этому святому. В николаевское время эта пещера была запечатана, а "кости" взяты правительством. На Урале, именно в Тагильском округе, около Выйского завода, жил в первой половине XVIII столетия старообрядческий священник Иов, устроивший здесь небольшую часовню, в которой и совершал богослужение. Жители завода и окрестных деревень весьма чтили его за подвижническую жизнь и после смерти его приходили на его могилу, почитая его как святого, подававшего исцеления. Но в николаевское время, когда всякая старообрядческая святыня преследовалась и истреблялась, могила почитаемого старца оказалась разрытой в ночь на 26 октября 1836 г. Следствие по этому делу окончилось Высочайшим повелением: "Зарыть могилу, не исследуя праха Иова". Часовня же Иова была передана единоверцам в 1842 г. [В книге "Старообрядчество. Лица, предметы, события и символы..." указано, что могила была разрыта в ночь на 26 сентября 1845 г. С. 120. ‑ Ред.] 

 

[220] Прослужив на Боснийской кафедре, среди славян, пять лет, м. Амвросий приобрел способность читать и говорить по‑славянски, о чем свидетельствует сжившийся с ним инок Павел, но здесь, среди старообрядцев, у которых обращено особое внимание на богослужебный язык, Амвросию нужно было усвоить все тонкости и ударения этого языка. Субботин, однако, утверждает, что Амвросий совершенно не мог разбираться в славянских литерах, на что способны даже дети. На это отвечает Субботину православный писатель‑грекофил Н. Дурново, несравненный знаток греческой иерархии: "Прежде чем утверждать, что кир‑Амвросий не знал славянского языка, г. Субботину следовало бы об этом справиться хотя бы у представителя Константинопольского патриарха в Москве, от которого он узнал бы, на каком языке Боснийские митрополиты до 1880 г. отправляли богослужение, а также, на каком языке объяснялись со своею паствой и клиром, который ни слова не знал по‑гречески. Если этого свидетельства мало, то советуем г. Субботину проехаться вплоть до Сараева по железной дороге и попросить Боснийского митрополита Николая Шандича сообщить ему из архива Сараевской консистории некоторые дела, которые велись Амвросием на сербском языке и подписывались им по‑сербски. Надеемся, что наше сообщение подтвердят наши близкие друзья митрополиты Савва [Касажович?], бывший Боснийский, и Серафим [Перович?], нынешний митрополит Герцеговинский, 80‑летний старец, уроженец Герцеговины, может быть, и лично знавший Амвросия" // Православный Восток. Бухарест, 1902. № 3. С. 46. 

 

[221] После Павла старообрядческие писатели начетчики‑апологеты создали целую литературу по этому вопросу и обогатили ее многими свидетельствами из церковной каноники и истории, которые при Павле не были ему доступны, так как источники их не были переведены и изданы на русском языке. Приведем некоторые из них, которые прямо относятся к факту присоединения м. Амвросия: 

а) на седьмом Вселенском Соборе Петр, боголюбезнейший пресвитер, занимавший место Адриана, святейшего папы Римского, сказал: "Как говорят историки, святый Мелетий был хиротонисован арианами, но, взошедши на амвон, провозгласил слово: "единосущный", и хиротония его не отвергнута". Феодор, святейший епископ Катанский, и бывшие с ним епископы сицилийские сказали: "Протопресвитер апостольскаго престола сказал истину" // Деяния Вселенских Соборов. Казань, 1891. Т. VII. С. 56;

б) на том же Вселенском Соборе святейший патриарх Тарасий сказал: "А что вы скажете об Анатолии: не был ли он председателем четвертого Собора, а между тем, он был хиротонисан нечестивым Диоскором в присутствии (сослужении) Евтихия. Так и мы принимаем хиротонисанных еретиками, как и Анатолий был принят. И кроме того, ‑ добавил св. Тарасий, ‑ хиротония от Бога" (Там же. С. 58); 

в) святейший патриарх Тарасий указал еще на более поучительный факт: Константинопольскую кафедру в течение пятидесяти лет преемственно занимали патриархи монофелитской ереси: Сергий, Пирр, Павел, Петр и ими рукоположенные Фома, Иоанн и Константин. "Но отцы шестого Собора анафематствовали только этих четырех, хотя и были сами ими рукоположены. Святой Собор сказал: "Это очевидно" (Там же. С. 60); 

г) на основании как этих примеров церковных и соборных, так и многочисленных канонов и сам седьмой Вселенский Собор принял в сущем святительском достоинстве иконоборческих епископов, не только рукоположенных в иконоборческой ереси, но даже рожденных в ней (Там же. С. 12 и 93‑94). И принципиально решил вообще как правило, как каноническое требование: "принимать посвященных еретиками" в их священном достоинстве (Там же. С. 60);  

д) древний церковный историк Сократ описывает поразительный факт, имевший место в городе Пакадианской Фригии ‑ Синнаде. В нем было две кафедры: одна македонианского епископа Агапита, а другая ‑ православного епископа Феодосия. Когда последний отправился в Константинополь и там замедлил, Агапит в это время пришел к благой мысли: посоветовавшись со всем своим клиром и народом, он убедил их принять веру в единосущие и тотчас же отправился со всем народом в церковь православную и, совершив молитву, занял престол, на котором обыкновенно восседал Феодосии. Таким образом, соединив народ, он сделался правителем и тех церквей, которые зависели от Синнады. Когда возвратился Феодосии, его народ уже не принял. Он снова отправился в Константинополь с жалобой к своему патриарху Аттину. Но тот, рассудив, что это дело произошло с выгодой для Церкви, убедил Феодосия уйти на покой, а Агапиту написал, чтобы тот управлял объединенной епископией, не опасаясь неприятностей со стороны Феодосия. Сократ. Церковная история. Кн.7. Гл. 3; 

е) продолжительная иконоборческая смута на Востоке VII‑VIII вв., когда сотни епископов и тысячи священников уклонялись, в эту богоборную ересь, до такой степени спутала и перепутала всю иерархию Восточной церкви, что нельзя было никак разобраться в истинной преемственности иерархов, что производило большой соблазн среди строгих ревнителей православия. Посему св. Феодор Студит дал им такой руководственный совет, вернее, правило: "Итак, будем исследовать и дознавать, с кем мы должны вступить в общение: исповедует ли он правую веру, не рукоположен ли он за деньги и что‑нибудь другое виновное, подозреваемое в его жизни или передаваемое молвою ‑ не справедливо ли? Если же он, хотя получил рукоположение от такого‑то еретика или рукоположенного за деньги, но сам не еретик и без своего ведения рукоположен рукоположенным за деньги, то есть симонианином, исповедует всю истину, соблюдает веру и правила неизменными, и уклонившихся от того и другого отвергает, то нам нет никакого основания удаляться от него. Ибо такой не подлежит осуждению, по мнению вышеупомянутых святых, а чрез них и по мнению всех. В таком случае мы имеем общение и вам советуем делать то же. Ибо если исследование простирается далее, то отвергаются увещания святых, как сказано, и становится тщетным столь великий дар священства, помощию которого мы получаем имя христиан, так что мы можем впасть в язычество, что было бы безрассудно". Св. Феодор Студит. Творения Ч. I. С. 313. Этот совет написан как будто нарочито для старообрядцев. Они так страшились "оскудения священства", без которого нельзя быть и христианином, но не меньше страшились и всяких ересей. Совет св. Феодора Студита, как и постановления Вселенских Соборов, они исполняли в точности. 

 

[222] Это свидетельство имело особое значение, так как в Соборном Изложении патриарха Филарета установлено правило: если кто придет и скажет, что он крещен в три погружения, и свидетели несть, то такового не крестить. Достаточно было одного этого личного свидетельства Амвросия о своем крещении, чтобы этот вопрос считать окончательно решенным. Однако сомневающиеся старообрядцы много раз снаряжали депутации на Восток для исследования греческого крещения. Наиболее известны такие депутации 1875 г., 1900 и 1907 гг. Все они привозили удостоверения, что греки действительно крестят в три погружения. По этому вопросу создалась довольно значительная литература, укажем хотя некоторые сочинения: 

а) епископ Иннокентий. О крещении греков и м. Амвросия; 

б) Мельников Ф.Е.: Исследование о крещении м. Амвросия и об его святительском достоинстве. Труд этот был рассчитан на три части: в первой подвергнуты критическому рассмотрению все свидетельства против греческого крещения, во второй должны были быть приведены все доказательства о трехпогружательности крещения в греческой церкви и третья посвящена святительскому достоинству м. Амвросия. Вышла только одна первая часть, остальные две не вышли: помешали этому война мировая и затем российская революция; 

в) того же автора: Беседа о крещении м. Амвросия и о 500 червонцах (было три издания); 

г) Малиновцев Ф.А. Новое исследование о крещении м. Амвросия. 

 

[223] Старообрядческая история полна удивительными, провиденциальными сплетениями знаменательных фактов и всякого рода совпадениями. Священноинок Иероним ‑ ставленник самого Филарета, митрополита Московского, самого остервенелого истребителя старообрядческого священства. Иероним, по свидетельству Геннадия, епископа Пермского (суздальского узника), дворянского происхождения, как об этом ему говорил родной брат Иеронима статский генерал А.А. Александров. Иночество он принял в Воскресенском монастыре, построенном патриархом Никоном. Филарет был очень строг к своим ставленникам, и если он произвел Иеронима в иеромонахи, то, значит, находил в нем добрые качества. Сдружившись со старообрядческим иноком Паисием, о. Иероним под влиянием его увещаний решил перейти в старообрядчество, и так как в то время опасно было пребывать священному лицу в старообрядческом служении, то он перебрался за границу. Чин присоединения над ним 28 октября (тоже удивительное совпадение) 1843 г. совершил священник Алексей Булгаков, служивший в то время в Мануйловке у молдавских старообрядцев, подвергнув его миропомазанию. Алексей же, воспитанник Курской семинарии и в Курской же епархии произведенный в священники, присоединился к старообрядчеству в Стародубье, тоже по второму чину, пользуясь высочайшим указом императора Александра I от 1822 г. При николаевском гонении он переправился в Молдавию. Священноинок Иероним в 1844 г. был приглашен белокриницкими христианами служить у них; с того времени он и пребывал в Белокриницком монастыре. Незадолго до прибытия митрополита Амвросия он ездил с настоятелем Геронтием в Москву. Здесь он был принят на "дух" (исповедь в подтверждение его истинного присоединения к св. Церкви) знаменитым в старообрядчестве священноиноком Иларием. Сам же о. Иларий был присоединен в 1808 г. на Иргизе. Епископ Геннадий, отлично знавший поволжское и уральское старообрядчество, сообщает о священноиноке Иларии: "Он жил в Екатеринбурге и Шарташе, у всех благоговение о нем и его чистоте телесной доселе на устах носится. Господь прославил его нетлением". По чину присоединения м. Амвросия священноиноком Иеронимом епископ Геннадий связывает Белокриницкий монастырь с великославным Иргизом, а самого Амвросия ‑ с непрерывной преемственностью старообрядческого священства, сохранявшегося на Иргизе и в других духовных центрах всероссийского старообрядчества. Епископ Геннадий. Панегирик. Коломыя ‑ Австрия, 1882. С. 29, 31‑32 и 94. 

   Г‑н Субботин, конечно, не упустил случая, чтобы бросить грязью в обоих священнослужителей ‑ Алексея и Иеронима: о первом бросил намек: "...запутался в какое‑то криминальное дело" (С. 306), а о втором ‑ тоже лишь намеком: "...учинил какое‑то преступление" (С. 308). О! Если бы это было так, Субботин достал бы все улики этих "криминальных дел" и "преступлений": нюх у него был отличный, сыскные качества его были замечательными, а возможности у него ‑ всюду проникнуть и всюду разузнать ‑ были безграничны. Но нет, несмотря ни на что, ничего плохого он не мог узнать ни об Алексее, ни об Иерониме, а относительно о. Илария ссылался лишь на романический вымысел Мелышкова‑Печерского. Таков‑то наш "ученый" историк. 

 

[224] Существует странное верование, что священник не может, не имеет права помазывать святым миром старшего себе, т.е. епископа, митрополита, патриарха. Верование это ни на чем не основано и противоречит основному учению Церкви, что священник отличается от епископа только тем, что не имеет власти хиротонисать ‑ никого, "священство же совершенно имать". Как в старообрядческой Церкви, так и в новообрядческой епископов и митрополитов исповедуют священники, они же их и маслопомазывают (соборуют), и никто при этом не смеет сказать: "Меньшее от большего благословляется". Знаменитый киевский митрополит Антоний (Храповицкий), впоследствии председатель эмигрантского Синода (в Карловцах) посетил Афон, будучи уже эмигрантом, и там во время богослужения его, митрополита, помазывал освященным маслом простой игумен. Архимандрит Феодосии. С митрополитом Антонием на св. Афоне. Православная Русь. 1937. Т. 20. Никакого ни унижения сановитому иерарху при этом не произошло, ни тем более "смазывания" его сана. Он еще испытал особую радость, что такой неважный чин, игумен, помазал его, блаженнейшего митрополита. Почему же священноинок (Иероним) не может помазать митрополита миром святым? 

 

[225] В толковании на 8‑е правило первого Вселенского Собора говорится: присоединяемые к св. Церкви от еретиков приходящие епископы, по миропомазании "остаются в том же достоинстве" (Аристин), и "когда нет местных епископов, они должны исправлять и епископские дела" (Вальсамон). То же узаконяется и в 1‑м правиле св. Василия Великого. Здесь даже поставлены в пример и как правило два епископа, Зоин и Саторнин, которые по миропомазании остались на епископских престолах. 

 

[226] Субботин Н.И. Указ соч. С. 437. 

 

[227] Наряду с актом присоединения к св. Церкви м. Амвросия могут быть поставлены два великих русских события: крещение киевского князя Владимира в 988 г. и учреждение всероссийского патриаршества в Москве в 1589 г. Но по своему внутреннему смыслу, по целям и намерениям, а также и по действующим лицам Белокриницкое событие было чище, святее, благодатнее. О крещении Владимира современные исследователи, причем глубокоортодоксальные [так! ‑ Ред.}, говорят: "Крещение было элементарным условием союзного договора, по которому князь Владимир за свою военную услугу потребовал руки сестры Василевсов, принкиписы Анны". При крещении Владимир принял имя императорское Василий. "Для него это было дорогой символикой. В его светлой голове с крещением соединялись широкие и гордые планы. Он понял мечту своей мудрейшей бабки Ольги, которая добивалась от греков не только крещения, но и родства с Византийским двором. И она, и он поняли, что в Европе не стало другой возможности для династов "выйти в люди" и "вывести в люди свои народы", как только чрез купель крещения. Христианство стало единственной дверью к культуре, белой костью аристократизма, выводящей из черного тела язычества" См.: Карташев А.В. Владимирский сборник. Белград, 1938. С. 42 и 44. Ничего подобного не связывалось с актом присоединения митрополита Амвросия, ничего в нем не было ни гордостного, ни политического, ничего условного и низменного. Это было чисто церковное таинство с единственной целью: служить Церкви по установлению Самого Основателя ее ‑ Христа. 

   Что же касается установления патриаршества в России, то о нем все русские историки ‑ и гражданские, и церковные ‑ единогласно утверждают, что оно было скорее и больше политическим актом, чем церковным, и стоило оно России чрезвычайно дорого. Подробности об его учреждении в книге: Каптерев Н.Ф. Характер... Указ. изд. 

 

[228] При рукоположении Кирилла были в точности соблюдены все требования церковных канонов. Согласно 17 правилу Двукратного собора, воспрещающего "внезапу возводить на высоту епископства" и требующего проходить предварительные ступени священства, он был сначала рукоположен в иподиаконы, диаконы и священники, потом уже поставлен в епископы. Майнос ‑ в Турции, близ Константинополя, там старообрядческий приход. 

 

[229]      Обширное исследование об этих книгах дано в сочинении профессора Московской Духовной академии Сергея Белокурова: "Арсений Суханов" (два тома). Этот ученый не только установил, что сухановские книги не имели никакого влияния на никоновское книжное исправление, но что привезенные Сухановым рукописи (таковых было лишь 45 экз.) во многом расходятся с никоновскими книгами и, напротив, согласны со старыми, дониконовскими книгами, т.е. старообрядческими. Знаменитый литургист профессор А.А. Димитриевский уже во время большевизма закончил исcледования о старопечатных дониконовских книгах, а также и о никоновских, доказав, что первые во всем согласны с древнейшими греческими и русскими рукописями, тогда как никоновские книги противны им и являются ошибочными и погрешительными. К сожалению, исследование профессора Димитриевского не могло быть напечатано в советской России. О нем дан лишь краткий и случайный отзыв в "Вестнике Священного Синода" обновленческой церкви (Москва). 

   По заявлению другого ученого, профессора варшавского университета М.В. Зызыкина, исправление книг при Никоне "по рукописям было абсолютно невозможно". Ссылаясь на вышеназванного профессора Белокурова, на другое его исследование о Сильвестре Медведеве (Христианские чтения. 1885, №11‑12), г. Зызыкин сообщает, что "из 498 рукописей, привезенных Арсением Сухановым, только семь (три Евлогия, три Устава и один Часослов) были богослужебного содержания". Зызыкин М.В. Патриарх Никон и его государственные и канонические идеи. Варшава, 1934. Часть II. С. 157. Весьма курьезным после сего выглядит следующее сообщение об Арсении Суханове в Большой Советской Энциклопедии: "Он вывез с Востока свыше 700 древнегреческих церковных рукописей, дав, таким образом, ценный материал для сличения никоновским справщикам". Т. III. Стлб. 459. Еще курьезнее, что при этом сделана посылка на исследование Белокурова "Арсений Суханов". Очевидно, автор этой заметки совсем не читал исследования профессора Белокурова. Очевидно также, что он ‑ какой‑нибудь "примазавшийся" семинарист. Однако, как крепко держится состряпанная еще при Никоне эта басня о сухановских и других древних рукописях. 

 

[230] Переписка раскольнических деятелей. Вып. I. С. 375. 

 

[231] Верховский Т., протоиерей. Стародубье (записки). 1874. 

 

[232] Гарнак. Церковь и государство до образования государственной церкви. Из истории раннего христианства. С. 280. 

 

[233] Кельсиев В. Сборник... Указ. изд. Т. I. С. 152. 

 

[234] Первый Белокриницкий архимандрит высидел в одиночном заключении Шлиссельбургской крепости до самой смерти своей более 20 лет. На него так мучительно подействовало столь продолжительное заключение, что он незадолго до смерти сошел с ума и, по свидетельству Субботина, "принял православие". 

 

[235] Инок Павел. Церковная история. 1907. С. 23. 

 

[236] Переписка раскольнических деятелей. Вып. I. С. 74. 

 

[237] Материалы для истории Белокриницкой иерархии. С. 111. 

 

[238] Там же. С. 237‑238. 

 

[239] Там же. С. 239. 

 

[240] Австрийский император католического исповедания мог бы указать, в свою очередь, на "православнейшего" Николая, императора самой христианской страны и, тем не менее, своих же вернейших и честнейших подданных гонящего, угнетающего, истребляющего, не дающего им покоя даже за пределами его царства. 

 

[241] Субботин Н.И. Материалы... С. 240‑241. 

 

[242] Там же. С. 249. 

 

[243] Переписка... Вып. I. С. 179. 

 

[244] Там же. С.179‑183, 185‑186, 209 и др. 

 

[245] Там же. С. 139. 

 

[246] Там же. С.135‑136. 

 

[247] Подлинник сей "Доверительной грамоты" сохранился в архиве о. Пафнутия Овчинникова, находящемся в Климоуцах у И.К. ‑Ануфриева. 

 

[248] Это вынужденное обстоятельство дало повод врагам Белокриницкой иерархии утверждать, что митрополит Амвросий будто бы изменил перед смертью старообрядчеству и снова возвратился в греческую церковь. Выдумка эта, ни на чем не основанная, опровергнута документально. См. о сем в брошюре "Святитель‑страдалец". Москва, 1913; Шалаев. На чужом кладбище. Церковь, 1913, № 44. Любопытно, что когда в 1864 г. один из новообрядческих архиереев, именно Иннокентий, архиепископ Камчатский, высказался за признание Амвросиевых посвящений, причем указал, что Амвросий "впоследствии раскаялся", то Филарет, митрополит Московский, возразил: "Не известно, откуда взял составитель ответов, будто Амвросий раскаялся, а известно, что он до своей смерти оставался в сношении с раскольниками и в распрях лжеепископов австрийских и русских принимал на себя суд и решения" // Христианское чтение. 1906. Ч. 2. С. 130. 

 

[249] Некая жестокая ирония преследовала императора Николая. Именно в том самом году, когда он требовал от австрийского правительства сослать митрополита Амвросия, "как бродягу", надеясь этой мерой уничтожить восстановленную старообрядческую иерархию, он вынужден был заключить конвенцию с римским папой, на основании которой в том же году была учреждена в России новая, римско‑католическая епархия с наименованием Херсонской и при ней два суффраганства с капитулами и семинарией, и все это на русский государственный счет. По этому поводу Херсонско‑Таврический архиепископ Иннокентий составил и представил русскому правительству замечательную Записку, в которой выражал справедливое и гневное неудовольствие этим католическим учреждением. Он пишет: "До тех пор в г. Херсоне существовал только один ксендз латинский, терявшийся в толпе и почти никому не известный. И вот вдруг является перед нами латинский бискуп со свитой собранных нарочно издалека ксендзов, представляет из себя лицо, нарочно посланное от правительства для каких‑то важных никому вполне не известных целей, учреждает и освящает тесный латинский костел в собор кафедральный, составляет из своего служения в продолжение нескольких дней всенародное зрелище, проповедует о милости императора всероссийского к католикам и вместе с тем, сообразно с буллою папскою, еще о большей милости какого‑то Римского государя (то есть папы) к народу российскому". Дальше архиепископ Иннокентий указывает и на другой вред государству от нового папского учреждения в России: "Сколько сот тысяч казне, а вместе с тем, сколько хлопот, затруднений, неудовольствий самому правительству будет стоить это новое, Бог знает, откуда и для чего взятое учреждение латинского епископа с его викариями, канониками и семинарией". Иннокентий отметил, что даже старообрядцев смутило это латинское епископство и особенно единоверцев. Как не смутить? Единоверцы сколько употребляли усилий, каких только ни писали просьб, чтобы им дали хотя бы одного епископа, и им всегда в этом отказывали и цари, и Синод. А тут сразу устраиваются три латинских епископа за счет российского государства. Старообрядцы же были крайне поражены такой "милостью" того самого царя, который их, русских людей, так жестоко томит в их же родной стране и с таким остервенением уничтожает их священство, разоряет их церкви, монастыри, уничтожает их святыни, грабит их церковное имущество, самих их сажает в тюрьмы, ссылает их в отдаленные, безлюдные места, в заточения, в каторги. И за что? Только за верность своей благочестивой вере, той самой, которую русские благочестивые цари и князья, православные патриархи и святители и весь сонм святых древней Руси исповедовали и хранили. Архиепископ Херсонский Иннокентий приводит выдержки из самой папской буллы, изданной по случаю устроения в Херсоне латинского епископата. "Мы, ‑ говорит папа, ‑ заключили договор с пресветлейшим и державнейшим государем Николаем I, славным императором Российским и царем Польским, и употребили всевозможные заботы и старания, чтобы получить возможность улучшить тамошнее состояние католической религии и устроить вечное спасение верных. И хотя, при помощи Божией, мы успели сделать многое, в чем пресветлейший оный государь охотно и благосклонно согласился с нашими желаниями, однако осталось привести к желанному концу гораздо большее и, конечно, несравненно важнейшее, как ясно можно видеть из такой консисториальной речи". По свидетельству Иннокентия, в этой речи папа отнесся к России, как к стране языческой, которая нуждается в просвещении светом Евангелия. См.: Записка архиепископа Иннокентия // Русский архив. 1868. № 3. Конечно, Иннокентий ничего не достиг своими жалобами и сетованиями: католический епископат на его глазах продолжал существовать и развиваться. Но что, в самом деле, можно сказать о таком императоре, который из‑за старообрядческой кафедры где‑то в австрийской деревушке готов начать кровопролитную войну, а у себя в России, на позор своего же "православия", на смущение своих же подданных учреждает римско‑католический епископат с тремя бискупами, с семинарией и содержит все это на государственный счет?.. Поневоле согласишься с папой, что это не христианин, а какой‑то озорной язычник. 

 

[250] Мельников‑Печерский писал: "Амвросий водворился в Белой Кринице в конце 1846 г., а в начале 1847 г. не только в городах, но и в лесной глуши Заволжской и отдельно в Сибири огромное число раскольников знало уже, что царь австрийский покровительствует старой вере, что он дал охранную грамоту представлявшемуся ему Амвросию и что митрополит торжественно водворился в Белой Кринице" // Мнение II.И. Мельникова о старообрядчестве. Браила, 1900. С. 21. 

   Субботин сообщает: "Торжество и ликование в старообрядчестве по случаю приобретения митрополита было действительно великое. Весь старообрядческий мир пришел в движение, и большинство раскольников радостно отозвалось на весть о совершившемся в Белой Кринице событии" // Присоединение к православию раскольнических епископов. С. 12. 

 

[251] Все материалы по делу Софрония собраны П.И. Власовым, напечатаны: Слово Церкви. 1915. С. 382, 429, 478, 671 и 692. 

 

[252] Братское Слово. 1883. №1. С. 27.  

 

[253]     "Жизнеописание архиепископа Антония", составленное его секретарем О.В. Швецовым, было издано гектографическим способом и перепечатано Н. Субботиным // Братское Слово. 1888. № № 1‑6. 

 

[254] Субботин Н. Присоединение к православию раскольнических епископов. С. 23‑24. 

 

[255] Голос. М., 1880. № 20. 

 

[256] Братское Слово. 1883. № 1. С. 183. 

 

[257] Мельников П.И. Мнение... С. 18. 

 

[258] Пругавин А.С. Старообрядческие архиереи в Суздальской крепости. Очерк из истории раскола по архивным данным. Спб., 1903. [У Ф.Е Мельникова указано, что этот очерк был напечатан в одном из номеров ж. "Церковь". ‑ Ред.] 

 

[259] Русский курьер. 1883. Показательно, как духов[ные лица] православной церкви сообщали об аресте епископа [Савватия]: "Савватий, именующийся епископом Тобольским, был [пойман] за службой в Тобольской губ. в 1867 г., сидел [в тюрьме]" // Известия по Казанской епархии. 1873. № 22. В [это] выражение ‑ "пойман за службой" ‑ нужно только добавить [Христовой]. За это именно служение был арестован и закл[ючен]. 

 

[260] Братское слово. 1885. № 16. С. 387. 

 

[261] Миссионерское: обозрение. 1906? № 3. С. 423. 

 

[262] Колокол. 1906. № 31. 

 

[263] Выдержка из "Нового Времени". См.: Церковь. 1908. № 21. С. 738. 

 

[264] Враги старообрядчества свидетельствуют: "Только благодаря этому братству возможны такие явления, как существование в России старообрядческой иерархии, представителей которой, несмотря на все поиски, полиция не могла отыскать. Так, например, в Москве один из мелких чиновников почти специально занимался собиранием сведений о еп. Софронии, его похождениях и делах. Делал он это с редким усердием: в Петербург летели одно за другим "секретные" и "очень секретные" донесения с полученными о нем известиями и иногда с выражением отрадных надежд на близкую возможность захватить "известную особу", надежд, которым, однако ж, никогда не суждено было осуществиться". См.: Субботин Н. Современная летопись. 1867. № 23 / Приведено в книге И. Юзова "Русские диссиденты". СПБ., 1881. С. 119. Как мы видели, были немалые успехи и у полиции: немало священных лиц старообрядческой иерархии томилось в крепостях, казематах, на каторгах, в далеких и безлюдных ссылках и во многих других местах. Даже святые апостолы, несмотря на тогдашний братский союз христиан, почти все были замучены тогдашней римской полицией. 

 

[265] Старообрядец. Австрия, 1 и 15 марта 1881. С. 18. 

 

[266] В той же газете за 1879. № 15‑17. 

 

[267] Из архива о. Пафнутия Овчинникова, в Климоуцах, у П.Н. Ануфриева. 

 

[268] Старообрядец. 1883. № 21‑22. С. 64. 

 

[269] Письмо в архиве Белокриницкого монастыря. 

 

[270] Старообрядец. 1880. № 31. 

 

[271] Старообрядец. 1879. № 18‑19. Здесь напечатано полностью и самое всеподданнейшее прошение Александру II. 

 

[272] Старообрядец. 1880. № 49 50. 

 

[273] Новое время. 1879. № 1069. То же отмечали и другие русские газеты, см.: Современные известия. 1879. № 111. 

 

[274] Современные известия. 1879. № 261. 

 

[275] Страна. 1880. № 67. 

 

[276] Старообрядец. 1881. № 6‑8. С. 23. 

 

[277] На Рогожском Кладбище, именно на кладбище ‑ месте упокоения умерших, поставлены памятники над похороненными здесь рогожскими священниками. Но, кроме того, поставлен общий для всех памятник, на котором следующая надпись гласит: "Сей крест Господень поставлен в память почившим здесь своими телесами священноиереям, иже ко святой древлеправославной Церкви от Никоновых нововведений с покаянием прихождаху и близ ста лет в духовных потребностях за всю последнюю половину многолетняго ея вдовства служаху; причем они всегда страхом внешняго гонения поражались и внутренним лишением благочестиваго епископства утомлялись, вечность Христопреданнаго священства от разных нападений на законность онаго непрестанно защищали, и в таком лютом треволнении великодушные пловцы и без Кормчаго спасали от потопления корабль церковный. Посему для настоящаго состояния во святой Церкви благочестивой иерархии они в точности уподоблялись оному семени, о нем же Божественное Писание глаголет: "Аще не бы Господь Саваоф не оставил нам семени, яко Содом убо были быхом, и яко Гомори уподобилися быхом" (Исайи 1:9; Римл.9:29). О, доброе семя. Ты на столь же св. Церкви драго и почтенно, насколько ей и возрастая чрез тебя благочестивая иерархия нужна и необходима. Буди же сей приятный плод твой паки неоскуден и ты ‑ из рода в род никогда же забвенно в вечную память" // Братское слово. 1894. № 14. С.336‑337; Церковь.1913. № 28. С. 678. Перечислены же священники по именам с указанием годов их кончины на каждом памятнике, см.: Церковь. № 30. С.726. 

 

[278] Братское Слово. 1886. № 11. С. 106. 

 

[279] Новое время. 1881. № 1637. 

 

[280]     Собрание постановлений по части раскола. Вып. 2. С. 528. 

 

[281] Братское Слово. 1891. Т.П. С. 454. 

 

[282] Там же. С. 464. 

 

[283] Там же. С. 636‑639. 

 

[284] Там же. С. 633. 

 

[285] Там же. С. 640‑646 

 

[286] Беликов В. Деятельность московского митрополита Филарета по отношению к расколу. Казань, 1895. С. 389‑390. 

 

[287] Беликов В. Деятельность... 

 

[288] Братское Слово. 1891. Т. II. С.529. 

 

[289] Новое Время. 1881. № 1637. 

 

[290] Братское Слово. 1886 . Т. П. С. 107. 

 

[291] Профессор Н. Субботин первое издание своего труда о старообрядческой иерархии отитуловал: "История Белокриницкой иерархии", а уж второе издание этого же труда, изложенного лишь в сокращении, именовал: "История Австрийского священства", так же назвал и второй выпуск (том) этой "Истории". В одном месте своего миссионерского журнала он даже самим старообрядцам приписал желание именовать свое священство "австрийским", а себя ‑ "австрияками". "Кто же из русских людей не знает, что первый, злейший и бессовестнейший враг России ‑ Австрия? И мы всегда удивлялись, как наши раскольники, ‑ делает Субботин иудин упрек старообрядцам, ‑ именующиеся приемлющими австрийское священство, австрияками. Как не сгорят они от стыда из‑за одного этого соединения с их именем ненавистного русскому сердцу имени Австрия, имени австрийского иуды, по выражению поэта? Видно, раскол способен вытравить из зараженных им и русское сердце, и русскую душу..." // Братское Слово. 1894. № 12. 

   На это тогда же был дан ответ старообрядцами: "Воистину удивительно, как не сгорают от стыда те, именующие себя русскими людьми, никониане (в том числе, в первую голову, и сам Субботин), которые жаждут видеть самую Россию более гнусной и более жестокой страной в отношениях к своим же русским людям, чем эта бессовестная Австрия? Австрия, несмотря на всю ее ненависть к русским, все‑таки дала им в своих пределах приют и разрешила им пользоваться религиозной свободой, тогда как вот эти самые никониане улюлюкают самой России, чтобы она гнала своих чад, не давала им возможности жить в ее пределах свободно, молиться Богу, воздвигать Ему алтари по своей совести и по своему верованию. Видно, гнусное никонианство повытравило из жестоких душонок своих последователей последние остатки человеческого достоинства. О, мерзкая же эта гадина ‑ никонианство, если оно воспитывает таких жестоких зверей. Как могли принять его старообрядцы?!." В отпор злобному выпаду Субботина, повторяемому даже в наше время врагами старообрядчества (в эмиграции даже, например, священником‑миссионером В. Демидовым в Америке), уместно привести здесь отзывы о буковинских старообрядцах русской газеты "Армейский Вестник", напечатанной в 1917 г. в статье "Поездка в Черновицы". В этой столице Буковины автор статьи встретил старообрядцев и восторгается их русской несокрушимостью: "Торговлю в Черновицах ведут представители разных национальностей: русские, чехи, поляки, австрийские немцы, армяне, евреи. Но интереснее всего, что почти вся фруктовая торговля в руках великоруссов. Обойдите большинство погребков и лавок и вы, к удивлению, найдете, что торгуют наши не то владимирские, не то московские бабы и девушки. Это их язык, их одежда, облик. Все чисто великорусское. Изумляясь, откуда они успели тут появиться, я разговорился с одной из них. 

‑ Мы из Белой Криницы, староверы. Наши деды и прадеды выехали из России 200 лет тому назад, когда было на нас большое гонение. Живем с тех пор в этом крае. Здесь, в Черновицах, нас не очень много. В доме моего брата ‑ наша здешняя молельня. А в Белой Кринице, ‑ вы слыхали? ‑ мы имеем своего митрополита. Но что слышно в нашей России?

Знаете, читатель, при этих словах меня сдавило что‑то за горло. Вот оно, чистое золото русской земли, не ценимое, непонятное. Два века на чужбине. Два века в изгнании. Забежали они к Карпатам, спасая свое святая святых. Ушли, успокоились, а ухо держат настороже:   

  ‑ Что слышно в нашей России? 

В нашей, не чужой, несмотря на гонения. Вот кто делает русскую историю, вот кто ее герой, вот кто создает границы русского государства! Что осталось бы от мягкого разлезлого русского интеллигента после двух столетий жизни за границей? ‑ Ничего, ни малейшего следа русского! А тут словно вчера приехали из Клина, Коломны или Мурома. Земной поклон тебе, сталь русской земли! 

С чувством удовлетворения от встречи с нашими староверками уехал я из Черновиц: такой народ все выдержит, всего достигнет; нет таких задач, которые ему не по плечу" // Слово Церкви. 1917. № 4. С. 71. 

В такой чистоте и строгости старообрядцы сохранились и в других государствах, например, в Румынии. Об их состоянии там, уже в наше время вот что печатает русская эмигрантская газета "Православная Русь" (в Словакии) от 15 октября 1940 г., в № 20: "Как известно, старообрядцы переселились в Румынию из России еще в XIX, а некоторые и в XVIII столетии. И несмотря на столь долгое пребывание на чужбине, они полностью сохранили и свою веру, и свое русское лицо. Вот картинка старообрядческих похорон в г. Романы всего месяц тому назад: погребение состоялось в воскресение, после литургии, молящихся поэтому было много. Город Роман очень красивый, с замечательными европейскими постройками, весь шоссирован и даже асфальтирован, улицы похожи на бульвары или аллеи. И вот по этим аллеям, под густыми ветвями, образующими собою зеленеющую бесконечную крышу, движется медленно похоронная процессия: впереди несут большой крест, древние иконы уже с потемневшими ликами, хоругви, цепляющиеся за ветви деревьев, за ними гроб с покойником, далее духовенство и многочисленный народ. Но весьма странно в городской обстановке: впереди идут мужчины ‑ все в сапогах, все в бородах (ни одного ни бритого или ни стриженого) все в поддевках‑казачках; идут медленно, сосредоточенно, все поют "Святый Боже, святый крепкий святый Бессмертный, помилуй нас", поют стройно и дружно, но древним унисонным напевом. Позади них идут так же благоговейно, так же неспешно женщины ‑ все в платочках, все в цветных платьях ‑ скромных, длинных, просторных. На некоторых местах улицы останавливаются, носильщики гроба поправляются, перемениваются местами, священник служит литию, все мужчины поют. Потом снова трогается процессия. Идет она почти через весь город, так как церковь старообрядческая в одной стороне города, а кладбище в другой. По дороге встречается модная городская публика: как она резко отлична от этой похоронной процессии. Почтительно она останавливается, удивленно смотрит на людей, как бы с другого света появившихся в этом европейском городе, некоторые из публики крестятся, расспрашивают, что это такое? Кто это? О, липоване! Все их знают тут. Так тут называют старообрядцев. Встречающиеся автомобили, [...], пролетки на минуту останавливаются, пропуская мимо себя странную процессию. Дивная и странная картина, которую мог бы срисовать наш Нестеров. Каким‑то чудом так цельно и так ярко сохранилась здесь Русь XVII столетия, сохранилось среди моря современных соблазнов, разных очарований, наглой красоты, бесстыдной наготы, среди всевозможных бурь и потрясений. 

   Такими старообрядцы сохранились и в других городах Румынии: в Пятрах‑Нянц, Тыргу‑Фрумос, Ботошанах, и в других. О деревнях уже нечего и говорить: там они еще русистее и крепче во всех обычаях и обрядах" // Vaslui. 22 Februarie st. nou., 1946. Pentru Conformitote. Pr. Marchel. 

 

[292] Подлинник "Изложения" сохранился до нашего времени. Он не попал в выкраденный для Субботина Белокриницкий архив, поэтому этот историк нигде и не упоминает его. "Изложение" вписано в четвертную переплетенную книгу, в которой с одной стороны вписан Устав Белокриницкого монастыря, а с другой ‑ "Памятник редких случаев и важных событий", писанный сначала рукой о. Ануфрия, а потом разными руками. Мы будем его именовать "Ануфриевским", в отличие от другого ‑ "Памятника происходящих дел Белокриницкого староверческого монастыря", веденого иноком Павлом, а после его смерти равными лицами. Под "Изложением" нет подписей последующих митрополитов: Никодима, Пафнутия и Силуяна. Два первых могли и не видеть его в войну германскую 1914‑1918 гг. Белокриницкий монастырь переходил из рук в руки то русских войск, то австрийских. По этой причине все в монастыре было убрано и спрятано, а многое и погибло. Белокриницкая библиотека, а в ней и архив, тоже были убраны и долгое время не были приведены в порядок. Но м. Силуян уже видел и читал "Изложение", однако не надписал его, как бы в темном предчувствии гибели не только этого "Изложения" но и всего Белокриницкого монастыря. 

 

[293]     На этом кресте уже значилось: "Поставлен крест сей в 1885 году, по благословению Белокриницкого г. Афанасия митрополита". Значит, более 30 лет и такого даже креста не было на могиле великого Павла, а стоял, надо полагать, деревянный, без всякой надписи. В мировую войну и этот каменный крест был разбит и убран. 

 

[294] В других религиях такого деятеля, как Павел, прославляли бы до небес: давно были бы уже написаны о нем многие исследования, воздвигнуты великолепные памятники и т.п., а у нас не издано и даже не написано никакой биографии этого во многих отношениях знаменитого отца Церкви. Жизнь и деятельность его еще ждут своего исследователя. 

 

[295] Апостол Павел писал фессалоникийцам о себе: "Не ищем славы человеческой ни от вас, ни от других: мы... были тихи среди вас, подобно как кормилица нежно обходится с детьми своими" (1 Фесс., 2:6‑7). Сам Господь предуказал пророку Илии, в каком образе он может услышать и познать Господа: "Вот Господь проходит, и большой и сильный ветер, раздирающий горы сокрушающий скалы пред Господом, но не в ветре Господь; после ветра землетрясение, но не в землетрясении Господь; после землетрясения огонь, но не в огне Господь; после огня веяние тихого ветра. И там Господь" (3‑я Царств, 19:11‑12) А "гневное дыхание тиранов... подобно буре" (Исайи, 25:4). Инок Павел умер, когда это' "дыхание" все еще свирепствовало в России. 

 

[296] В Белокриницкой библиотеке сохранилась четвертная, в картонном переплете, книга, в которой изложены черновые наброски некоторых Павловых сочинений. Почти на каждой странице они до чрезвычайности испещрены вставками, дополнениями на полях, зачеркиваниями и перечеркиваниями. Видно, Павел немало думал над каждой фразой своей и обрабатывал ее. Сохранилось в библиотеке, по‑видимому, раннее сочинение инока Павла "Об иноческой жизни": может быть, еще в Лаврентьевском монастыре составлялось оно. В одной из келий монастырского корпуса, называвшейся "Пафнутиевой", висел большой портрет инока Павла, написанный масляными красками (в раме высотой в 6 с половиной четвертей и шириной ‑ в 5 четвертей). Изображен в соборной мантии и в каптыре, из‑под которого видны очень длинные волосы: в левой руке держит лестовку, а в правой ‑ большую книгу, на которой написано: "Устав Белокриницкого староверческого монастыря" и по‑немецки: "Statuten des Bielokrinitszen Altglaeubigen Reoszers in der K.K. Oester Bucovina. 1841". 

 

[297] Этот соборный акт в подлиннике сохранился в Белокриницком архиве. На нем подписались: митрополит Кирилл, наместник архиепископ Афанасий, архиепископ Аркадий Васлуйский, архиепископ Иринарх Славский, священник Григорий Тульчинский, Архангельского монастыря игумен Силуян, протоиерей Маркелл Субботин Измаильский и иерей Козьма Павлов Измаильский. 

 

[298] Чичкин М. Воспоминания. Москва, 1885. С. 35 

 

[299] Старообрядец. 1881. № 4. 

 

[300] Судя по содержанию и стилю, "Записка" эта составлена о. Пафнутием Овчинниковым. 

 

[301] Об этом имеются очень ценные сведения в опубликованной в 1914 г. "Переписке" проф. Н.И. Субботина. Тогдашний митрополит московский, Сергий, имел разговор с обер‑прокурором Синода Победоносцевым по вопросу о намерениях старообрядцев перевезти тело м. Амвросия в митрополию Белокриницкую, Сергий был в большой тревоге. Но Победоносцев успокоил его, сообщив, что он уже "писал в Австрию ‑ и к послу, и к консулам, чтобы они с своей стороны предостерегли австрийское правительство от содействия скандальному предприятию". Победоносцев обратился даже к московскому генерал‑губернатору, чтобы он "обуздал тех лиц (старообрядцев), которые стараются осуществить эту затею" // Переписка. С. 532‑533. "Всесильный" обер‑прокурор боялся даже покойного митрополита Амвросия. 

 

[302] Достойно замечания, что "Истинность" противники старообрядчества даже не пытались критиковать. Только одна страница одной лишь первой главы подверглась жестокому и крайне недобросовестному нападению со стороны миссионеров. 

 

[303] В Словаре "Старообрядчество. Лица, предметы, события и символы" датой возведения на престол Тульчинского митрополита Афанасия названо 4 июля 1900 г. ‑ Ред. 

 

[304] Поучительно с этим фактом, в свое время опубликованном в столичных русских газетах, сопоставить следующий факт, тогда же опубликованный в таком органе печати, как Рязанский "Миссионерский Сборник": "Греческий патриарх в Константинополе обратился с посланием ко всем греческим митрополитам Турции, в котором предписывает в каждое воскресенье за обедней молиться за здравие султана и о победе Турции над Россией. Патриарх пожертвовал тысячу пар сапог для турецких солдат" // Миссионерский сборник. 1914. № 12. С. 987. 

 

[305] В Белокриницком архиве сохранился подлинник, написанный рукою м. Макария: "Свиток Священных Лиц, хиротонисанных мною: архиепископа Мелетия (Московскаго), епископа Леонтия (Славскаго), епископа Ермогена (Тульчинскаго), епископа Иоасафа (Тульчинскаго), епископа Никодима (Славскаго), епископа Феогена (Измаильскаго); архимандрита Нектария, священноиноков: Макария, Илария, Иосифа и Геннадия; иереев: Иоанна,Иоанна (дважды в рукописи. ‑ Ред.) Филиппа, Василия, Игнатия, Димитрия, Симеона, Петра, Зиновия, Трифона, Тимофея, Артемия, Стахия, Александра, Иоанна, Агафонника и Лукиана; иеродиаконов: Сильвестра, Паисия, Киприяна и Афанасия; диаконов: Симеона, Исидора, Акинфа, Савву и Порфирия". Всего 37 духовных лиц. На этом "Свитке" нет даты, поэтому нельзя его признать окончательным. Относительно рукоположенного м. Макарием Феогена в Измаильские епископы, о котором он знал, что его нельзя производить в священное достоинство, по свидетельству его духовника, Макарий тогда же, после рукоположения, сказал: "Отвечать буду перед Богом за его рукоположение". Действительно, рукоположение это было весьма неосмотрительным, ибо Феоген в епископском сане много причинил зла св. Церкви и умер в раздоре с нею 18 марта с/с 1939 года. 

 

[306] В Словаре "Старообрядчество..." ‑ 9 июля 1928 г. С. 215. ‑ Ред. 

 

[307] Вся история Феогеновской смуты изложена в брошюрах: 1) Епархиальный съезд в г. Вилкове 19 апреля (2 мая) 1935 г. и 2) Старообрядческая Измаильская епархия. Кишинев, 1935. Обе брошюры снабжены многими докладами и фактическими сведениями. 

 

[308] Не княгини, а московской купчихи‑старообрядки Ольги Александровны Овсянниковой. 

 

[309] Не под тополями, а во фруктовом саду, через который дорожка ведет в мужской монастырь. 

 

[310] Его Величества. ‑ Ред. 

 

[311] Мурентул. 1935, 12 октября. 

 

[312] Митрополит Виссарион оставил митрополиту Пафнутию следующую грамоту: "Высокопреосвященный! Давно мы уже желали ответить на ваше посещение, которым вы нас обрадовали во время нашей первой встречи в Черновцах, к сожалению однако, всякого рода заботы и неотложные епархиальные дела препятствовали этому и только сегодня позволили приехать сюда, чтобы свидеться с Вами. Теперь же мы пришли с большой радостью, чтобы навестить христианского иерарха, имеющего в округе нашей епархии отдельное церковное учреждение и духовно руководящего народом, который живет сотни лет в дружественных отношениях с нашим народом и мирно развивает свою жизнь на столь гостеприимной земле Румынии. 

   Мы живем в христианской любви со всеми вероисповеданиями, но пусть никто не удивляется, если мы эту христианскую любовь показываем особенно там, на чьих церквах возносится знамя святого креста, оставляя в стороне все различия, имеющиеся между нами, происходящие, наверное, от людей, а не от Бога, нашего Исуса Христа, Который требует от всех словами "Да будем едино во имя Его". С этою мыслию брата во Христе, приходя сегодня в среду нашу, кличем Вам и Вашему Вами пасомому стаду: "Христос посреди нас!" ‑ и, радуясь видеть Вас благополучными, молю Бога, чтобы дружба, которая должна быть между нами, осталась на веки, аминь". Поставлен четырехконечный крестик и заглавная латинская литера V. 

 

[313] Старообрядческий Статут полностью напечатан в правительственном [печатном] органе Румынии "Monitorial Oficial". 1947, 13 мая. № 107. С. 3736‑3742. 

 

[314] В Словаре... (см прим.13, 16, 24) ‑ 1941 г. С. 283.‑ Ред. 

 

[315] В Словаре... ‑ под вопросом указан 1942 г. С. 115. ‑ Ред.  

 

[316] См. прим. 26. ‑Ред. 

 

[317] В рукописи не указан год. В Словаре... ‑ 1943 г. С. 283. ‑ Ред. 

 

[318] Н. Субботин. Присоединение к православию раскольнических епископов. С. 28; Об этом же см. в Герценовском "Колоколе". 

 

[319] Подлинная грамота архиепископа Аркадия, подписанная митрополитом Амвросием славянскими литерами, до самого последнего времени (до захвата большевиками) сохранялась в белокриницком архиве. 

 

[320] В Словаре... ‑ 26 или 27 сент.1850 г. С. 16. ‑ Ред. 

 

[321] Любопытно, что в "Списке" епископов, рукоположенных в Австрии, Турции и Румынии, хранящемся в архиве Славского монастыря, Иустин совсем не значится, точно его и не было. В опубликованных профессором Субботиным письмах Аркадия, епископа Славского, знаменитого экзарха некрасовцев, есть упоминания об Иустине. В письме от 4 августа 1865 г. Аркадий пишет другому Аркадию, Васлуйскому архиепископу: "Иустин не смиряется, а более ‑ в гордыне и презорстве и в отчаянии... Просим его удержаться от всякого священнодействия". В письме от 29 июня 1866 г. к тому же Васлуйскому Аркадию: "А в народе тульчинеком велия скорбь, что в смертных случаях желают неции иного духовника, а не Иустина, который запретил приходского священника и вместо него отправляет в приходе требы... ибо неприлично младому епископу ходить по хатам и родильницам читать молитвы и прочил требы исправлять... Чрез сие имеется большой соблазн" // Братское Слово. Т. П. С.726, 784. Этот соблазн и загнал Иустина в единоверие. О дальнейшей его судьбе ничего не известно нам. 

 

[322] В Словаре... ‑ 4 июля. С. 162. ‑ Ред. 

 

[323]     В "Памятнике" он именуется "Онуфрием", но сам он всегда подписывался "Ануфрий", как значится в старых церковных святцах. Так именовал его и Субботин. 

 

[324] Так назывался по‑турецки теперешний город Браилов. 

 

[325] О причинах его "падения" мы будем говорить в главе: "Отступники старообрядчества". 

 

[326] В Словаре... ‑ 9 июля. С. 215. ‑ Ред. 

 

[327] В доме Измаильской епископии (в Измаиле) до последнего времени висел на стене в рамке "Указ императора Николая Павловича". Собственно, это объявление о Высочайшем Указе измаильского градоначальника старообрядцам. Вот его текст: "Согласно предписанию моему о позволении переселившимся в 1830 г. из Бабадайской области некрасовцев вместо перевезенной ими из‑за Дуная деревянной церкви построить таковую каменную, господин министр внутренних дел входил с представлением в комитет министров, по положению коего государь император 21‑го июля 1831 г. повелеть соизволил: "Дозволить некрасовцам, согласно их желанию, устроить в Измаиле вместо предполагаемой деревянной церкви новую таковую каменную, и отправлению в оной церкви веры христианской по правилам старообрядческим не возбранять". В чем получив отзыв от г. Новороссийска!" и Бессарабскаго генерал‑губернатора 12‑го января, за № 729 и министра внутренних дел, за № 428, ‑ поставляю в известность вышеозначенных некрасовцев и надеюсь, что употребят они все меры к скорейшему окончанию заложенной и доведенной в постройке до верхняго уже карниза означенной каменной, во имя св. Николы Чудотворца, церкви, имея при ней, сходно желанию общества, двух священников и одного диакона для богослужения по старообрядческим обрядам. Что в действительности состоялось позволение к выстройке оной церкви по соизволению государя императора, то в том свидетельствую подписом и с приложением герба моей печати. В городе Тучкове (Измаиле) января 12‑го дня 1833‑го года. ‑ Его императорскаго величества, Всемилостивейшаго государя моего, генерал‑лейтенант, Измаильский градоначальник и кавалер Тучков". (М.п.). 

 

[328] В Словаре... ‑ 8 марта. С. 23. ‑ Ред. 

 

[329] Сырку. Наши раскольники в Румынии // Христианское Чтение. 1878. № 5‑6. С. 669. 

 

[330] Румынская газета "Универсул". 1912, 29 декабря. № 355; Церковь. 1912. № 3. С. 62‑63. 

 

[331] Известный европейский историк Дж. Дрэпер в своем труде "История умственного развития Европы" приводит биографии пап с 757 г. до половины XI века. Этот период является воплощением преступлений и безнравственности. Папы друг друга смещали с престолов, убивали; имели фиктивных жен и даже содержали проституток. Некоторые из последних, например Феодора с дочерьми, даже возводили на папский престол своих любимцев (Иоанна X, Иоанна XI, Иоанна XII и др.) Бенедикт XI был возведен в папы в 1033 г. в 12‑летнем возрасте и был воплощением зла, развращенности и убийств. О папских преступлениях существует почти необозримая литература. 

 

[332] В австралийском журнале священника Иннокентия Серыжева "Церковь и наука" документальная статья, о папе женщине (Иоанна); даже в светском журнале: Иллюстрированная Россия. Париж, 1939. № 26. 

 

[333] Проф. В. Соколов. Иерархия англиканской епископальной церкви. Сергиев‑Посад, 1897; Вопрос о действительности англиканской иерархии // Церковь. 1912. № 1‑3. 

 

[334]     Она с самого ее начала объявила недействительными английские посвящения. В 1896 г. папа Лев XIII в своей булле объявил: "Возвещаем и объявляем, что рукоположения, совершенные по английскому чину, были и суть совершенно недействительные и вполне ничтожные" // Богословский вестник. 1986, ноябрь. 

 

[335] В 1862 г. к русской синодской церкви присоединился англиканский священник Ричардсон. Московский митрополит Филарет нашел возможным принять его без нового крещения, лишь отвергнув его священство. Синод, однако, постановил снова его крестить // Христианское Чтение. 1899, декабрь. С. 1845; "Еще в 1904 г. Синод русской церкви постановил перерукополагать англиканских клириков, присоединяющихся к православной церкви" // Путь. № 33. С. 51. 

 

[336] См. "Исторический список Константинопольских патриархов" Навилийского архидиакона Кафы [?]. СПб., 1862. 

 

[337] Все обстоятельства, вызвавшие болгарский раскол, [...] изложены в книге Т.И. Филиппова "Современные церковные вопросы" СПб, 1882. С. 11‑232, а также в книге: Дурново Н.И. Церковные вопросы в России. Браила, 1897. 

 

[338] Об этом существует огромная литература, изданная в особенности в период 1904‑1910 гг. Но достаточно указать на изданные Синодом "Отзывы епархиальных архиереев по вопросу о церковной реформе" ‑ четыре больших тома. СПб: Синодальная типогр., 1906. 

 

[339] Протоиерей, профессор С. Булгаков, говорит: "Недействительность живоцерковных постановлений должна быть установлена церковью твердо и решительно". "Характерно, ‑ добавляет С. Булгаков, ‑ что сами живоцерковники в свою очередь объявляют недействительным церковное священство, по крайней мере, заграничное". Еще характернее, что о. Сергий Булгаков потому не признает живоцерковную (она же и обновленческая) иерархию действительной, что живоцерковники "вошли в предательские сделки с антихристовой властью", т.е. с большевистской. "Такая лжеиерархия недействительна, сколько бы ни было бесспорно ее апостольское преемство; равным образом теряют свою благодатность бывшие члены православной иерархии, раз они изменяют церкви и вступают в ряды лжеиерархии // Путь. Париж, 1926. № 4. С. 17‑18. Если бы С. Булгаков жил во время никоновской смуты или петровских кощунственных и действительно антихристовых издевательств над святынями церковными и над самой церковью, он был бы в ряду беспоповцев, отвергнувших иерархию потому, что "она вошла в сделки с антихристовой властью" (Теперешний Маньчжурский митрополит Мефодий признает обновленческую церковь, в которой (это нелишне отметить) более 40 иерархов, "сатанинским сборищем". Отец Серышев. Церковь и наука. 1935. № 25. С. 14. Другой православный пастырь, священник Михаил Попов, приходит в отчаяние от современного состояния в России всей церкви православной (и тихоновской, и Сергиевской, и живистской и проч.): вся она без представителей, без мест, без храмов и не известно, в каком она числе; она просто блудница, ибо лжет, обманывает, путает, [...] и т.п. и т.д. Попов М. Положение церкви в советской России. Иерусалим, 1931. С. 111, 116, 117 и 119. Тоже булгаковского умонастроения, только в другую сторону. 

 

[340] Епископ пермский Геннадий, суздальский страдалец, говорит в своей книге "Панегирик": "По свидетельству греческой книги "Пидалион" и по беседам с греками иноков Павла и Алимпия оказалось, что греки слабости свои сознают, а не оправдывают то перед человеки, а Богу каются. Так сколько небо от земли, столь греки от русских чище и ближе к старообрядцам". Еп. Геннадий (Пермский). Панегирик. Коломыя, 1882. С. 23‑24. 

 

[341] "Послушайте вы, миряне, Церковь, избранная Богом. Вы составляете всесвятейшую Церковь Христову, написанную на небесах, царское священство, народ священный, народ искупленный, прекраснейшую невесту Господа Бога". Свящ. Вл. Гетте. История Церкви. СПб., 1873. Т. II. Кн. II. Гл. 25. С. 382. 

 

[342] Мельников‑Печерский П.И. Очерки поповщины. СПб., 1909. Полн. Собр. Соч., Т. VII. С. 264‑265; Субботин Н.И. История... М., 1874. С. 56. 

 

[343] 66, 99 и 132 правила Карфагенского Собора (по полному переводу). Деяния Вселенских Соборов. Т. 1. С. 118 и 168; Творения св. Киприяна Карфагенского. 2‑е изд. Ч. 1. С. 316, 317 и 222‑223; Старообрядческая Измаильская епархия. Кишинев, 1935. С. 12‑14. 

 

[344]     Когда нет местных (православных) епископов, они (присоединенные от еретиков епископы) должны исправлять и епископские дела". Вальсамон. Трехтолковая Кормчая. 

 

[345] "Отделяющиеся от общения с предстоятелем ради некия ереси...достойны чести, подобающей православным" (полн. перев.) 3‑е правило Третьего Вселенского Собора и мн. др. 

 

[346] Еретики наватиане "должны быть приемлемы и помазуемы. св. миром. И если некоторые из них суть епископы или хореепископы, опять остаются в том достоинстве". Аристин. Толкование на 8 правило 1‑го Вселенского Собора; то же и в толковании на 1‑е правило св. Василия Великого и в самом этом правиле. 

 

[347]     Это правило, дающее право священнику принимать кающихся, Седьмой Вселенский Собор применил к принятию епископов от ереси и раскола // Деяния Вселенских Соборов. 2‑е изд. Деяния Седьмого... С. 47‑48; в истории древней Церкви были случаи, когда один священник примирил целый собор раскаявшихся в ереси епископов // Бароний. Летопись. Лето 712‑713. 

 

[348] Св. Феодор Студит говорит: "Так, мы видим, поступали и блаженнейший Афанасий и святейший Евсевий, которые оба совершали рукоположение над лицами не своей области. И теперь видим, совершается то же самое при настоящей ереси", иконоборческой. Ф. Студит. Творения. СПб., 1807. Ч. П. С. 554. Богатый фактический материал о единоличном рукоположении собран в книге профессора В. Керенского: Старокатолизм. Казань,1894. С. 164 и др. 

 

[349] Литература эта указана в книге Ф.Е. Мельникова "Блуждающее богословие". М., 1911. Вып. I. Гл. "О миропомазании". Здесь приведем лишь заявление проф. Субботина: "Амвросий, будучи принят в Белой Кринице через миропомазание, по верному суждению, стал простым людином" // Братское Слово. 1888. № 11. С. 9‑10. 

 

[350] Симбирский миссионер М. Головкин писал: "Не подлежит ни малейшему сомнению факт, что митрополит Амвросий имел вполне законное и благодатное преемственное апостольское рукопопожение". "Преемственность их (старообрядческих священников) рукоположения дает основание церкви не повторять его над ними" II Православный путеводитель. 1906. № 9. С. 702, 705. 

 

[351] См. главу: "Церковное управление" в части 1‑й настоящей работы. 

 

[352] Творения Блаженного Иеронима, Ч. IV. С. 58‑85. 

 

[353] Люциферианская ересь возникла из‑за Мелетия, архиепископа Антиохийского, рукоположенного еретиками арианами, что подтверждено, помимо многих исторических документов, и Седьмым Вселенским Собором. (См.: Деяния Вселенских Соборов. Т. VII. С. 9). Древний церковный историк Сократ‑Схоластик (IV века) в своей "Церковной Истории" повествует, что по низложении Евстафия, епископа Севастийского, крайними арианами ‑ акакианами, на его место "поставлен был епископ Мелетий" (Кн. 2. Гл. 43). "Но из Севастии вскоре переведен в Барию сирийскую", откуда антиохийцы [его] вызвали "и возвели на престол Антиохии. Сначала Мелетий воздерживался от рассуждений о догматах веры и предлагал слушателям только нравственное учение, но впоследствии стал предлагать исповедание никейское (т.е. Первого Вселенского Собора) и проповедовать единосущие (Сына Божия с Богом Отцом). Узнав об этом, царь (арианский Констанций) приказал отправить его в ссылку, а в епископа Антиохии рукоположить Бвзоя (арианина)... Тогда многие расположенные к Мелетию антиохийцы оставили арианские собрания и начали собираться отдельно. При всем, однако ж, прежние исповедники единосущия (т.е. православные) не хотели с ним иметь общение, потому что Мелетий получил рукоположение по определению ариан, и последователи его крещены ими же" (Кн. 2. Гл. 44). Прибыв в Антиохию, епископ Налаританский Люцифер нашел Антиохийских христиан разделенными на три части: на ариан, на сторонников Мелетия и на противников его. Люцифер рукоположил им (этим последним) епископа Павлина (Кн. 3. Гл.6). "Верчельский епископ Евсевий, узнав, что Люцифер рукоположил Павлина и что народ разделился, огорчился этим рукоположением". Люцифер же, "узнав, что Бвсевий не одобрил его рукоположения, принял это за личную обиду и решился не иметь с ним общения. Гнев его был высказан во время смутное, и многих отделил от Церкви, так что явилась опять новая ересь люциферианская" (Кн. 8. Гл. 9). "Мелетий, возвращенный (из ссылки) Юлианом (царем Отступником), и потом снова заточенный Валентом (царем арианским), теперь опять был вызван при Грациане (царе православном). Прибыв в Антиохию, он нашел Павлина уже в глубокой старости. Тотчас все приверженцы Мелетия начали стараться о том, чтобы на епископстве он был товарищем Мелетия. Когда же Павлин (люциферианский епископ) объявил, что разделять престол с тем (т.е. Мелетием), который рукоположен арианами, противно церковным правилам, народ прибег к насилию и в одной церкви вне города намеревался возвести Мелетия на престол епископский, отчего произошло великое смятение, прекращенное, наконец, следующим образом: собирая всех, признанных достойными епископства, народ нашел таковых шесть человек, в числе которых был и Флавиан. Этих избранных обязали клятвою, что никто из них по смерти одного из двух епископов не будет домогаться епископства, но предоставит престол умершего тому, кто из них останется в живых (Мелетий или Павлин). Когда эти клятвы были произнесены, народ возвратился к единомыслию и уже более не разделялся. Отделились только люцифериане, именно потому, что Мелетий, рукоположенный арианами, допущен к епископству". Сократ‑Схоластик. Церковная история. Кн. V. 

   Подробно излагается история возникновения люциферианской ереси и у новых историков: проф. Лебедев. Вселенские Соборы IV и V вв. Гл. пятая. По исследованию этого ученого, Мелетий принадлежал к арианству до семидесятых годов IV века, потом "вошел в лоно Церкви". Лебедев ссылается на св. Епифания Кипрского (Твор. его. Т. 4. С. 355‑357). У Лебедева еще: Восточная Церковь между первым и вторым Вселенскими Собораи; Прибавление к изданию Творений св. Отцов. 1882. Ч. 29. С. 656; современный историк проф. Карташев А.В. История Церкви. Курс, читанный в православном Богословском институте в Париже. Литограф. Издание, 1928. Вып. 2. С. 31‑51. 

   Мелетий, архиепископ Антиохийский, за его преданность православию и за страдания за него, а также за жизнь святую причислен к лику святых (Служба ему 12 февраля). От него, рукоположенного в арианстве, ведут свое иерархическое посвящение три великих святителя: св. Василий Великий, рукоположенный Мелетием в диакона (житие его 1 января), св. Иоанн Златоустый, тоже им рукоположенный и тоже в диаконский сан (житие его 13 ноября) и св. Григорий Богослов, утвержденный уже на патриаршем престоле в Константинополе все тем же Мелетием (13 ноября в Четь‑Минее). Это тот самый св. Мелетий, которого Стоглавый Собор в Москве (в 1551 г.) привел в обоснование двоеперстия, которым св. Мелетий чудесным образом благословил народ, о чем повествуется в его житии (Четь‑Минея, 12 февраля). 

   Поразительно сходство со св. Мелетием Амвросия, митрополита Белокриницкого: 1. Оба рукоположены вне Христовой Церкви еретическими иерархами. 2. Оба присоединились к истинному православию. 3. Оба были в ссылке за православное исповедание. 4. Оба именно царями были сосланы. 5. Оба были страдальцами и почили о Господе в неизменной преданности св. вере. 6. Оба рукоположили себе преемников, от которых до сих пор идет непрерывное священноначалие. 7. Из‑за обоих произошли в св. Церкви раздоры. 8. Из‑за них возникла ересь люциферианская: прежняя давно погибла, несомненно, погибнет и современная. 9. Оба они двоеперстники: Мелетий чудесно благословил двоеперстием, а Амвросий первым указал старообрядческим депутатам, что в самой Греческой Кормчей (Пидалионе) свидетельствуется, что при св. Василии, которого рукоположил Мелетий, все христиане крестились двоеперстно. 10. Оба они святые: Мелетий уже канонизован, то же несомненно последует в свое время и с м. Амвросием. Уже боснийская паства величала его "святым человеком" за его страдальческую жизнь и совершенно бескорыстное служение Христу и Его св. Алтарю. [Канонизация м. Амвросия произошла в ноябре 1996 г. ‑ Ред.] 

 

[354] И. Златоустый. Беседы Апостольские. 11 нравоучение (в русском переводе). 

 

[355] Вот одно из многочисленных утверждений и разъяснений проф. Н. Субботина: "Бывали епископы и арианские, и несторианские, и разных других ересей, имевшие, впрочем, гораздо большее право на звание епископов, нежели наши раскольники, так как сохранили преемственность рукоположения, чего, как известно, раскольнические епископы не имеют" // Братское Слово. 1885. № 18. С. 556. Субботин говорит о преемственности не от м. Амвросия, которую старообрядческие епископы имеют, как имели ее рукоположенцы Мелетиевы, а о преемственности "раскольнической" ‑ от Павла Коломенского. В ней, собственно, вся сила, по верованию новообрядческой церкви. Тот же Субботин, уже по поручению самого обер‑прокурора Синода К.П. Победоносцева, значит, самого главы церкви, заявлял: "Православная церковь неодинаково относится к иноверным христианским религиям, признает в некоторых, например, законность и правильность преемственно от апостольских времен существующего у них священства, а с тем вместе и благодатную силу прочих таинств". Субботин Н.И. О сущности и значении раскола в России. СПб., 1881. С. 11. Важна именно еретическая преемственность, а не та православная и Божественная, подлинно Христова, с которой м. Амвросий пришел к старообрядчеству. В таком именно смысле высказался и весь миссионерский всероссийский съезд 1887 г. В этом диком, чтобы не сказать решительнее, проглядывает еще одно нечестивое мнение, будто все еретики, от которых принимается хиротония, сами по себе имеют преемство свое от времен апостольских, а не от Церкви его имеют со времени своего откола от нее, причем их еретическая преемственность имеет силу двойную ‑ и у себя, и в православии, когда к нему перейдет еретический епископ или даже образует от ереси своей новую особую еретическую общину, как, например, англикане, старокатолики, мариавиты и мн. др. Православная же иерархия не имеет такой силы, по верованию "православной" церкви, пример ‑ Амвросий. Какое абсурдное неверие в собственную, православную, благодатную хиротонию всех этих никонианских богословов и миссионеров! 

 

[356] 46 и 47 Апостольские правила с толкованиями; толкование Вальсамона на 18 правило Сардикийского Собора; Номоканон, 203 прав. И мн. др. 

 

[357] Блаж. Симеон Солунский. Ответы на вопросы некоего архиерея; его же: Номоканон слав., лист 57. 

 

[358] Доказательства по этому вопросу собраны в брошюре Ф.Е. Мельникова: "В защиту иерархии" (два выпуска). Москва. 1908. 

 

[359] В заседании Государственной Думы 13 мая 1909 г. (удивительное совпадение с 13 мая 1667 г.) Евлогий, тогда только епископ, а ныне митрополит в эмиграции, в Париже, объявил от имени "думского духовенства" декларацию по вопросу о старообрядческом Законопроекте, в которой сказано: "Православное духовенство не может признать за духовными лицами старообрядческих общин права присвоения им в законе иерархических наименований православной церкви" // Законопроект о старообрядческих общинах в Государственной Думе. Стенографический отчет. М. 1909. С. 100. Вопрос был не о признании старообрядческой иерархии, а лишь о наименованиях, какими пользуются даже протестанты, духовные лица которых в Российском законе титуловались даже "епископами". Против протестантов, армян, евреев евлогии не протестовали, а против своих братьев ‑ русских старообрядцев ‑ подняли настоящую войну из‑за одних только наименований... 

 

[360] Там же. С. 151. 

 

[361] Кельсиев В. Сборник... Вып. II. С. 104‑105. 

 

[362] Субботин Н. История Белокриницкого священства. Вып. П. С. 90. 

 

[363] Митрополит Игнатий. Послания; Димитрий. Ростовский. Розыск; Журавлев Иоанн. Полное историческое известие. 

 

[364] Уже в 1848 г. в Будиме (Австро‑Венгрия) вышла из печати брошюра под названием "Повесть краткая и достоверная о раскольницех, на соблазн и позор нашея православныя восточныя церкве в сии последний времена прошибающихся. Издана Платоном Афанацковичем, епископом Будимским". Субботин именует этого автора "апокрифическим". На самом деле, как есть основания полагать, эту "Повесть" сочинил и напечатал известный православный миссионер Парфений Гуслицкий, получивший последнее название по имени миссионерского монастыря Гуслицкого (близ Москвы), которого он состоял игуменом. Это тот самый Парфений, который прославился лживыми доносами на Рогожское Кладбище (см. выше, стр. 244). "Повесть" Афанацковича была полностью перепечатана в "Сборнике из истории старообрядчества", издания Н.И. Попова, М., 1864. В ней были впервые напечатаны всякие гнусности о м. Амвросии включительно до участия в его присоединении "жидов‑факторов". Потом повторил свои вымыслы и в другой своей книге ‑ "Книге о промысле". Субботин немало потрудился, ‑ в этом нужно отдать ему честь, ‑ опровергая в своей "Истории Белокриницкой иерархии" все вымыслы и нелепости лживого Парфения. 

 

[365] По свидетельству миссионера Егора Антонова, "отпадение в раскол происходило тогда, можно сказать, повсеместно, чему способствовало появление в России архиереев и попов Белокриницкого постановления. Беспоповцы присоединялись к Белокриницкому священству целыми приходами" // Братское Слово. 1886. Т. 1. 

 

[366] Попов Н.И. Сборник. С. 151. 

 

[367] Там же. С. 153. 

 

[368] Братское Слово. 1884. № 10. С. 26. 

 

[369] "Способ чиноприятия попа Бориса показывает, ‑ говорит г. Субботин, ‑ что со смертью Павла Тульского другопреемство бегствующих иереев у беглопоповцев прекратилось". Там же. С. 27‑ 28 [Так у Ф.Е. Мельникова! ‑ Ред.] 

 

[370] Циркуляр этот заслуживает того, чтобы он в истории был воспроизведен полностью. "Министерство Внутренних Дел. 7 октября, 1895 г., № 21. ‑ Совершенно секретно. Циркулярно. Последовавшее в 1827 году Высочайшее запрещение беглопоповцам принимать приходящих к ним от православной церкви священников имело, как известно, крайне неблагоприятные для церкви и государства последствия, так как послужило для раскольников побуждением к учреждению за границей так называемой австрийской иерархии с епископом во главе. В виду обнаруженного за последнее время стремления последователей австрийской секты объединить все поповщинские согласия и почти полного оскудения бегствующего священства во всем беглопоповском расколе, стоящем несравненно ближе к православию, чем остальные согласия поповщины, Его Императорское Величество Государь Император, для ограждения беглопоповцев от вышеуказанных посягательств австрийцев, в 28 день сентября сего года, Высочайше повелеть соизволил: вновь разрешить беглопоповцам временно, впредь до особых распоряжений, принимать к себе беглых от православной церкви священников для совершения у них духовных обрядов и треб. 

   Сообщая о таковой Высочайшей воле Вашему Превосходительству, для должного руководства имею честь покорнейше просить Вас, Милостивый Государь, сделать распоряжение о том, чтобы местная полиция, путем негласного надзора, имела неослабное наблюдение за недопущением со стороны приходящих к раскольникам беглых священников действий, направленных ко вреду православной церкви; причем в случае поступления к Вам со стороны Епархиального начальства требований о высылке к нему таких священников, Ваше Превосходительство, не делая непосредственных распоряжений, имеете немедленно представлять о сем каждый раз мне с подробным объяснением всех обстоятельств дела и ожидать дальнейших по сему предмету моих указаний. ‑ Министр Внутренних Дел, Статс‑Секретарь Дурново" // Слово Правды. Враила, Румыния, 1896. № 3. С. 36‑37. 

 

[371] В своих измышлениях на старообрядческую иерархию и на ее наиболее видных деятелей миссионеры иногда доходили до такого бесстыдства, что даже Субботин возмущался ими и делал выговор отцам миссионерам: "Отцы и братья, ‑ обращался он к ним, ‑ если мы желаем, чтобы слово наше, даже обличительное, имело силу и ценилось самими старообрядцами (а как не желать этого), будем говорить одну только правду; а фельетонные "рассказы о скандалах" из "жизни раскольников", если они уж так нужны для чего‑то, предоставим газетам вроде "Московского листка" или "Современных известий" // Братское слово. 1886. Т. П. С. 509‑510; То же: 1887. № 4. С. 283‑284. Однако и после такого отеческого наставления миссионеры продолжали пользоваться всякими вымыслами, чтобы только позорить старообрядческую иерархию. И для этих вымыслов отводились страницы и в церковных и богословских журналах. 

   Опозорить умерших уже деятелей старообрядчества, наиболее знаменитых, ‑ это старый и испытанный прием врагов старообрядчества, особенно отступников. Так, о смерти главнейших вождей Выговской Пустыни один отступник, выговец же, Григорий Яковлев, рассказывает: "Начальник бо их Андрей внезапу смертным огнем заражен был во главу, яко к языку его, оттого почерневшу, и тако, мучився нощеденство едино, умре. Симеон, брат его, внутренними болезньми и главоболием томим надолзе, последи обоими проходы ослаблен, смрадно истекая, тако умре. Такою мучительною смертью умре и Прокопий, и Захарий, и Феодосии старец, и Симон и другие". Яковлев Г. Известие праведное... // Братское слово. 1888. № 4. С. 248‑249). Еще более отвратительные сведения сообщает Яковлев о Данииле Викулове в том же своем сочинении // Братское слово. Того же года. № 6. С. 398‑404. 

   Любопытно, что о самом Никоне, бывшем патриархе, иезуиты распространяли известие, что "он примирился с Римской церковью и умер католиком". Слух этот поддерживался еще тем, что действительно "существовал проект Симеона Полоцкого ‑ извлечь Никона из ссылки и поставить его папой над четырьмя русскими патриархами. Все это, по проекту Полоцкого, должен сделать царь Феодор". Проф. Зызыкин М.В. Патриарх Никон. Часть П. Варшава, 1934. С. 165. Проект этот не удалось осуществить. Зато царь Феодор добился после смерти Никона, чтобы его снова возвели в патриаршее достоинство, что стоило русской казне страшно дорого, ибо восточные патриархи согласились на это возведение лишь за очень большую мзду и после долгих торгов и уговоров. 

 

[372]     Путь. Париж, 1926. № 4. С. 18‑19. 

 

[373] Илларион Георгиевич имел фамилию Кабанов, но всегда подписывался вместо этой фамилии "Ксенос" (греческими литерами), что значит по‑русски "странник". Так за ним и упрочилось это наименование, или прозвище ‑ Ксенос. Родился он в 1819 г., а скончался в 1882 г. Жил в монастыре Предотеченском, близ поселка Клинцы, Черниговской губернии, там и погребен [В Словаре "Старообрядчество..." в качестве монастырей, где Ксенос проживал, названы Лаврентьев монастырь, Покровский, близ поселка Климовцы Черниговской губ и монастырь Полоса, где Ксенос и умер. С. 131‑132. ‑ Ред.] 

 

[374]     Семен Семенович был "главным советником" архиепископа Антония, отличался огромной начитанностью, был непобедимым собеседником в спорах с миссионерами, написал несколько сочинений в оправдание старообрядческой иерархии; имел огромное влияние на текущие церковно‑иерархические дела Церкви. К сожалению, он умер в очень молодых летах, оставив о себе незабвенную память, как о весьма ревностном, преданном, искреннем, бескорыстном деятеле церковном. 

 

[375] То есть написано от руки в нескольких экземплярах и разослано по епархиям. Напечатано "Окружное послание" впервые в 1864 г. в Яссах (Молдавия). Потом оно издавалось в России несколько раз. Субботин издал его со своим предисловием и с примечаниями в 1886 г. 

 

[376] Димитрий Ростовский. Розыск. Ч. I. Гл. 15. Л. 18. 

 

[377] Никифор Астраханский. Изд. 1854. С. 87. 

 

[378] Там же. С. 336. 

 

[379] Скрижаль. С. 805; Пращица. Отв. 54. Л. 116; Псалтыри разных изданий. 

 

[380] Обличение. Л. 24; м. Платон. Увещание. Л. 45; Никифор Астраханский. С. 121. 

 

[381] Книга о вере. Гл. 25. Л. 195 об. 

 

[382] Там же. Л. 185 об. 

 

[383] Этот "Акт", помимо своего прямого назначения, свидетельствует еще о "мудрой политике" старообрядческого архипастырства. В то время, как новообрядческую иерархию нельзя было никак и ничем, в течение столетий, убедить в необходимости уничтожить совершенно незаконный собор 1667 г. с его чудовищными проклятиями на православных христиан и дикими осуждениями староцерковных преданий и чинов, старообрядческая иерархия сразу же пошла на уничтожение своего же "Окружного послания", раз оно оказалось соблазнительным, хотя и неосновательно. Старообрядцев привыкли обвинять в упорстве, в закоснелости, в неподвижности и т.п. А этот акт свидетельствует, напротив, об их тактичности, уменье ценить мир церковный дороже всяких самолюбий и властолюбии, об их уступчивости, когда это требуется пользой церковной. Да и можно ли сравнивать "Окружное послание" с соборными актами 1667 г. и с изданной ими книгой, например, "Жезл". "Окружное послание" действительно чадолюбивый акт, полный пастырской, воистину отеческой заботливости о своих чадах, весь проникнутый миром, лаской, душевной тревогой; написан в тонах искренней сердечности с искусством тонко понимающего врача, с ароматной мягкостью, благоухающей веянием Духа Божия. А книга соборных деяний 1667 г. и в особенности книга "Жезл" ‑ это же страшные чудовища, преисполненные злобы, ненависти, ругательств, неистовых проклятий и нечестивых анафем на благочестивых, гонимых за веру и за св. Церковь людей, на православных христиан и на святоцерковные и апостольские предания. А сколько в них хулы, брани и всякой дерзости! Сколько презрения, гордости и превозношения! И от этого позора прошлого никак не может отказаться архипастырство новообрядческой церкви, и только в оправдание его издавало разные "Изъяснения" и разъяснения, которым никто не верил, как не верило и оно само. 

 

[384] Профессор Н. Субботин в изданном им "Окружном послании" в многочисленных подстрочных примечаниях к нему, как и в предисловии, многократно повторяет, что эти мудрования не беспоповские суть, а "первоначальных вождей раскола": Аввакума, Лазаря, Феодора и других, что это они учили так об антихристе, об имени "Иисус" и обо всем прочем. Удивительное помрачение ума у этого патентованного обличителя старообрядчества! Самим же им изданы "Материалы для истории раскола", которые состоят из сочинений главным образом вышепоименованных старообрядческих вождей: они именно опровергают самые заблуждения беспоповцев, которые опровергает и "Окружное послание". Академическая наука, в лице такого высокоталантливого своего профессора петербургской Духовной Академии, как П.С. Смирнов, на основании тех же, Субботинских же, "Материалов", доказала, что именно Аввакум, диакон Феодор учили, что антихриста еще нет, что Никон не антихрист, а лишь предотеча его, "так себе ‑ шиш антихристов", что от никонианской церкви можно принимать крещение и священство, "кладя то в дело" и пр. Проф. Смирнов П.С. Внутренние вопросы в расколе. СПб., 1898. Как этого не видел Субботин в им же редактированных "Материалах" ‑ уму непостижимо. Очевидно, он принадлежал к разряду тех людей, о которых сам Господь говорит, что они "очи имеют и не видят; уши имеют и не слышат" (Марк, 8:18). 

 

[385] Неокружники получили еще прозвище калантаевцев, по имени одного московского полковника Калантаева. Он служил при московском градоначальнике Рейнботе, и когда началось объединение и организация старообрядчества, он начал посещать московского старообрядческого архиепископа Иоанна, передавать ему приветы от градоначальника и каждый раз настраивал архиепископа против старообрядческих деятелей, входивших в состав Совета Всероссийских Съездов, пытаясь этим породить в старообрядческой церкви раздор. Но это ему не удалось, тогда он, и именно в тот момент, когда неокружники начали примиряться с окружниками, вдруг оказался неокружником и начал в их среде вести агитацию против объединения их с окружниками. Вообще среди старообрядцев повел разлагающую политику, которую рекомендовал правительству еще Липранди в николаевскую эпоху и которой правительство нередко пользовалось. Многие неокружники доверились этому провокатору и остались в раздоре. Во время войны с Германией Калантаев куда‑то исчез и уж больше ничего о нем не было слышно. Но прозвище "калантаевцы" так и осталось за неокружниками. 

 

[386] Иероним блаженный. Разговор с люциферианином // Творения. Ч. 4. 

 

[387] Св. Феодор Студит. Творения. Часть I. С. 313. 

 

[388] Братское слово. 1886. Т. I. С. 719‑720. 

 

[389] В 1864 г., когда еще никому не было известно, что будет с Пафнутием, в "Сборнике" Попова (Москва) была напечатана статья "Пафнутий, старообрядческий епископ", в которой повествуется, что "сей молодой человек" "повел такую вольную жизнь, что вся поповщина ахнула". С. 125‑127. 

 

[390] Братское слово. 1887. № 2. С. 110. 

 

[391]     Братское слово. 1886. Т. I. С. 413‑414. 

 

[392] Там же. С. 617. 

 

[393] Названная брошюра. Изд. 1880[?]. С. 7. 

 

[394] Там же. С. 5. 

 

[395] Шалаев. На чужом кладбище // Церковь. 1913. № 44. 

 

[396] Филарет так написал, подделываясь под неправильный выговор сына Амвросия как грека, в своей брошюре, стр. 12. 

 

[397] Это подтверждает даже отступник диакон Чичкин в своих "Воспоминаниях". Москва, 1885. С. 35. 

 

[398] Русь. 1881. № 56. 

 

[399] В газете "Старообрядец" за 1883‑1888 гг. (Коломыя ‑ Австрия) и в газете "Слово правды" за 1895‑1898 гг. (Браилов ‑ Румыния). 

 

[400] Слово правды. 1897. № 3 и № 12. 

 

[401] Старообрядец. 1888, 1 февраля; Слово правды. 1897. №№ 4, 8 и 11; Церковь. 1908. № 36. С. 1229 и № 37. С. 1262. Любопытно, что из‑за волос старообрядческих священнослужителей велась настоящая война, в которой участвовали "высокопреосвященные" архипастыри православной церкви, министры, губернаторы, наказные, атаманы, суды и прочие власти. Причем обращалось внимание не только на "длинные волосы" старообрядческих служителей Церкви, но и на их "прически" и давались точные предписания, чтобы "требоисправители не носили длинных волос ни в каком случае, ни заплетенными в колечко, ни подвернутыми" (Предписание окружного атамана, генерал‑майора Димитриева // Слово правды. 1897. № 8. С. 128). Еще любопытнее, что когда один суд оправдал старообрядческого священника, обвинявшегося в ношении длинной одежды, то профессор московской Духовной Академии Н. Субботин выступил в своем журнале "Братское слово" в качестве глубокого знатока и специалиста по кафтанным делам и доказывал, что кафтан старообрядческого священника на два вершка длиннее обыкновенных кафтанов и "потому совершенно не походил на священнический подрясник" // Братское слово. 1891. Т. П. С. 713‑714. 

 

[402] Слово правды. 1897. № 3. С. 36 и № 11. С. 169; Труды Третьего Всероссийского съезда старообрядцев. Гектографическое издание. Лист 6 и 6 об. 

 

[403] Постановление Екатеринбургской духовной консистории от 30 декабря 1900 г. ‑ 27 января 1901 г. напечатано в "Екатеринбургских Епархиальных Ведомостях", в № 4 от 16 февраля 1901 г. 

 

[404] То же Постановление со ссылкой на "Разъяснения Уголовного Кассационного Департамента Правительствующего Сената" 1891 г., за № 10. 

 

[405] В некоторых местностях требовали власти на каждого покойника старообрядческого брать свидетельство от православного священника, что он не принадлежит к православию. См. "Труды Третьего съезда старообрядцев", лист 13 об. и 71. 

 

[406] Слово правды. 1897. № 3. 

 

[407] Слово правды. 1897. № 11. С. 170. 

 

[408] Гражданин. 1897. № 71. С. 13. 

 

[409] "М.В.Д. ‑ Гжатского уездного исправника. Январь, 31 дня, 1897 г., № 502. Смоленской губ." // Слово правды. 1897. № 7. 

 

[410] Слово правды. 1897. № 11. 

 

[411] Извлечения из "Отчета" были напечатаны в "Русском труде", 1897 г., в № 4 и в "Слове правды", 1897 г., в № № 2 и 6. 

 

[412] Братское слово. 1886. Т. П. С. 504 и 506‑507. 

 

[413] Братское слово. 1891. Т. И. С. 525. 

 

[414] Там же. С. 768‑770. 

 

[415] Решение Сената от 8 октября 1901 г. 

 

[416] Наиболее громким таким делом было оправдание московской судебной Палатой Владимирского старообрядца Т.С. [...]кова 31 октября, 1897 г. Напечатан приговор в [...] "Русском труде" Шарапова, 1898 г. 

 

[417] День 29 августа, хотя и праздничный, но все же печальный: вспоминание усекновения главы святого Иоанна Предотечи. 

   На этот день св. Иоанн Златоустый, когда готовилось царицей Евдоксией его изгнание из столицы, сказал свою знаменитую речь: "Новая Езавель главы Иоанна ищет". Златоуст действительно был выслан из Константинополя. Савватий был низложен своим Собором, но заместитель его, тоже Иоанн, был, как мы отметили в своем месте (стр. 255), выслан из Москвы по распоряжению того губернатора, который встал на эту должность в день 29 августа. 

 

[418] Еще в большем затруднении была вся московская полиция: как поймать третьего старообрядческого архиерея? Нужно бы всем московским городовым на всех московских вокзалах следить за всяким поездом, прибывающим в столицу, и допрашивать каждого пассажира: не он ли именно третий архиерей. Но как установить, что это именно третий? Необходимо, значит, прежде всего иметь налицо первых двух, иначе третий может доказывать, что он не третий, а второй только и поэтому имеет право на пребывание в Москве. Даже и действительно третий может показать, что он лишь проездом в Москве, едет дальше ‑ что с таким делать? И что делать с четвертым, пятым и так далее архиереем? Всех их арестовывать или только этого злосчастного третьего? Притом, как узнать старообрядческих архиереев: все они одеты на улице и в дороге в обыкновенные кафтаны или шубы, волосы подобраны, в паспортах их значится, как того требует закон 1883 г., что они крестьянского звания или мещанского. Все тридцать тысяч московских полицейских, которые были строго обязаны непременно изловить "третьего" старообрядческого архиерея, были действительно в весьма затруднительном положении. 

 

[419] В тогдашней старообрядческой печати сообщались многочисленные факты закрытия старообрядческих храмов и в то же время ‑ свободного открытия трактиров, кабаков и домов терпимости. "Пусть скажут нам распространители русского "православия", ‑ допрашивала их старообрядческая печать, ‑ что для них вреднее ‑ храм ли молитвенный у старообрядцев или же вертеп разврата" // Слово правды. 1897. № 1. С. 15. 

 

[420] Это "призывание" мирской властью, без церковного избрания и без соборного утверждения, и составляет антиканонический характер синодской иерархии (См. 30 апостольское правило). 

 

[421] Не самочинно, а по народному и соборному избранию и по святительскому рукоположению (См. выше стр. 257). 

 

[422] Полностью журнальное постановление было напечатано сначала в "Старообрядческом вестнике", тогда же выходившем в Петербурге в секретной типографии, но на нем значилось: "Климоуцы ‑ Австрия", а впоследствии оно было напечатано в ж. "Церковь", 1915 г. 

 

[423] Церковь. 1913. № 45. С. 1074. 

 

[424] Афоний Козьмич был неженат, но имел брата родного ‑ Михаила, дочь которого, Вера Михайловна, родная мать Димитрия Васильевича. Чрезвычайной доброты, глубокой веры и усердия, она много послужила Церкви Божией и оставила по себе дорогую, незабвенную память. 

 

[425] Досужие "исследователи раскола" по таким фамилиям создавали многие старообрядческие толки, согласия, "секты". Была бы охота, таким способом можно создать их тысячи. 

 

[426] Братское слово. 1891. Т. II. С. 768‑770. 

 

[427] Подобные факты сообщались в тогдашней старообрядческой заграничной печати. 

 

[428] Третий Всероссийский Съезд старообрядцев в 1902 г. Гектограф, изд. Лист 35 об. и 36. 

 

[429] Главное церковно‑имущественное богатство старообрядческой церкви заключалось в отобранных при Николае Павловиче знаменитых монастырях и скитах: Керженских, Иргизских, Стародубских (Лаврентьевском, Казанском, Покровском) и во многих других по всей России. Там были колоссальной ценности св. иконы, облачения, сосуды церковные, всякая другая утварь и редчайшие книги, рукописи‑уники. Из этого богатства ни законом 3 мая 1883 г., ни указом 17 апреля 1905 г. ничего не было возвращено старообрядцам. Все оно было разграблено, растаскано и разворовано. Старообрядцам же пришлось потом частицами скупать его и снова накапливать целые сокровища св. икон и книг. Но многое погибло бесцельно и безвозвратно. 

 

[430] Точнее, 48 лет и 10 месяцев: 1856 г. 12 июня‑1905 г. 17 апреля. 

 

[431] Действительно черной: какая жуткая и мрачная картина предстала перед взором лиц, распечатавших алтари. В течение почти полувека это святое место было обиталищем мышей, крыс, пауков, мокриц и случайно залетевших через разбитые окна птиц, превратившихся в трупы. Св. престол, жертвенник, напрестольные Евангелия, св. сосуды, иконы и вся прочая святыня были покрыты полувековой пылью в толстый слой, затянуты, как мрежами, паутиной; многое истлело, попортилось, развалилось. Воистину была "мерзость запустения на месте святом". 

 

[432] Уже в эмиграции известный берлинский священник Александр Ельчанинов вписал в свой "Дневник": "Теперь только видим мы гибельное непонимание русского национального духа... Сюда относится... бессмысленное преследование старообрядцев, истребление их икон, запечатывание храмов, разрушение алтарей, престолов, иначе сказать, преследование самых верных носителей русского духа". Записки священника А. Ельчанинова. Берлин, 1935. С. 57. Нужно добавить: даже и теперь далеко не все еще это видят и понимают. 

 

[433] По мнению французского ученого наших дней, знаменитого автора книги "Аввакум и начало раскола" Пьера Паскаля, "золотой век истории старообрядчества продолжался десять лет" ‑ с 1906 г. по 1917 г. Мы, однако, можем включить в этот "век" и 1905 и 1917 годы, так как в 1905 г. "золотая" деятельность старообрядчества уже началась, а в 1917 г. еще продолжалась, несмотря ни на кровавую войну европейскую, ни на еще более кровавую октябрьскую революцию: и церкви достраивались, и книги и журналы издавались, последние выходили даже в 1918 году. 

 

[434] Дела и факты этого периода довольно обстоятельно освещены в старообрядческой печати того времени: в "Голосе старообрядца" 1916 г., "Слове правды" 1907 г., в "Церкви" 1908‑1917 гг. 

 

[435] См. правила: 37‑е Апостольское; 5‑е 1‑го Вселенского Собора; 19‑е IV Всел. Соб.; 8‑е VI; 6‑е VII; Карфагенского Собора правила: 27 (18), 62 (51), 63 (52), 84 (74) и 106 (95); Антиохийского ‑ 20‑е, Лаодикийского ‑ 40 (39) и др. Об избрании епископов церковным народом свидетельствуют правила: 99‑е правило Карфагенского собора говорит: "Пасомые должны искать себе епископа" (полн. переводов). В 66 правиле того же Собора говорится: "Да поставляется епископ по желанию каждый церкви"; в 112 правиле сказано: "Народу не должно быть отказано" в присоединении к тому епископу, которого он, т.е. народ, желает; в 132 правиле того же Собора говорится, что народ большинством голосов избирает себе епископа. В толковании на 1‑е правило св. Апостол засвидетельствовано, что этим правом народ пользуется с апостольского времени (в Трехтолковой Кормчей). Св. Киприан Карфагенский утверждает, что поставление епископа "не иначе должно быть совершаемо, как с видом предстоящего народа, чтобы присутствующие могли и открыть преступления злых и возвестить заслуги добрых". Св. Киприан Карфагенский. Творения. Ч. I. С. 316 и 317. То же говорят и другие св. отцы и исторические памятники. Все великие святители древней Церкви были избраны народом. 

 

[436] Преподобный отец пятого века в "Памятных записках" своих. С. 33. В "Старообрядце" и "Старообрядцах" 1906‑1912 гг. и "Старообрядческой мысли", в "Трудах Всероссийских Съездов Старообрядцев" и в сборных "Постановлениях" того времени. 

 

[437] Кормчая. Л. 25‑25 об. 

 

[438] Св. Епифаний Кипрский. Творения. Ч. 5. С. 302.  

 

[439]     Пидалион (греческая Кормчая). М., 1888. С. 278. 

 

[440]     Брадобритие в настоящее время так вкоренилось в старообрядческую среду, в особенности в беспоповскую, что приходится отметить словами пророка Давыда: "Все уклонились, сделались равно непотребными" (Псалом 13:3). Ношение длинных волос священнослужителями также сделалось в старообрядческой среде всеобщим обычаем, несмотря даже на то, что все видят апостолов и древних святителей на святых иконах изображенными с подстриженными волосами, за исключением лишь некоторых. Шестой Вселенский Собор воспретил ношение длинных волос даже инокам (42‑е правило). 

 

[441] Упоминаемая брошюра была издана в последний раз в Кишиневе епископом Иннокентием под названием "О брадобритии". 

 

[442] В рукописи последняя цифра года проведения Собора не читается. Но в Словаре "Старообрядчество" указан год официальной канонизации протопопа Аввакума на Освященном Соборе в 1916 г. Старообрядчество... М.: Церковь, 1996. С. 9. ‑ Ред. 

 

[443] "Обращение единоверцев" и ответ на него напечатаны в журнале "Слово Церкви". 1917. № 28. 

 

[444] Всем этим святым старообрядческой Церкви уже составлены отдельные Службы Иннокентием, тогда Нижегородским епископом, потом (в эмиграции) Кишиневским и Тульчинским и, наконец, митрополитом Белокриницким. 

 

[445] "Положение" это напечатано в ж. "Слово Церкви". 1916. № 36. 

 

[446] В 1988 г. в празднование 1000‑летия Крещения Руси первым старообрядческим митрополитом Московским и всея Руси был избран Алимпий (Александр Капитонович Гусев). Старообрядчество... С. 16. ‑ Ред. 

 

[447] На каждом Съезде велись довольно обстоятельные записи их деяний и потом печатались и рассылались по всем приходам в виде книг, снабженных в приложении всякими докладами и разного рода справками. Всего вышло более двадцати книг. Некоторые из них представляют очень большие тома. Записи новых Съездов напечатаны гектографическим способом, а остальных ‑ типографским. Это богатейший исторический материал. 

 

[448] 18 съезд состоялся в последних числах мая 1917 г. Но был еще 19 съезд, открывшийся 22 августа того же года, он, однако, был признан лишь "Совещанием старообрядцев", так как на него прибыло мало уполномоченных, ввиду тогдашних железнодорожных забастовок и прочих разрух. 

 

[449] Церковь. 1908. № 33. С. 1122‑1123. 

 

[450]     Законопроект о старообрядческих общинах в Государственной Думе. Стенографический отчет. Речь А.И. Гучкова. С. 149. 

 

[451] Труды этого Съезда составили огромный том под названием "Материалы по вопросам земельному и крестьянскому". 

 

[452] Церковь. 1914. С. 113. 

 

[453] Любопытно, что на обложке одного румынского катехизиса, изданного в Кишиневе, помещена фотография Рогожской колокольни. 

 

[454] Знаменитый немецкий ученый Шпенглер так определяет различие между старой и новой культурой: "Сенсуалистам нашей эпохи большая, всеобъясняющая, отражающая все богатства души форма показалась бременем. Они стали проповедовать "естественные права" человека в противоположность традиции, т.е. против оказавшегося непосильным величия своего прошлого; право на лягушечью перспективу в жизненных вопросах ‑ в противоположность орлиной перспективе предков. Отсюда та глубокая, рационалистическая ненависть к авторитетам и установлениям, та революционная жажда и у Ницше, и у Будды избегать, презирать и уничтожать в области социальной, политической и художественной все возросшее, заменить, ого неорганическими результатами научного анализа; причем путем странного извращения фактов: это именовалось заменой искусственного естественным, короче говоря, вся та внутренняя борьба против макрокосма, как итога культуры, которую "последний" человек перестает воспринимать как свое и поэтому ненавидит во всех ее внешних исторических остатках. Шпенглер. Закат Европы. Советское издание. Т.1. гл.У. С. 359. Замечательно, что так же определяет новую культуру и наш русский оригинальный философ Федоров. Он отмечает, что "для прогрессистов дурно все, что есть, а еще хуже все то, что было, что прошло; им представляется хорошим то, чего еще нет". Но они забывают, что "будущее станет настоящим и прошедшим, т.е. дурным. Таким образом, очевидно, что истинный прогрессист есть необходимо пессимист". Федоров Н.Ф. Философия общего дела. Т. 1. С. 18. Федоров остро бросает этим "прогрессистам": "Занятые тряпками, т.е. живым делом, как это кажется людям нашего времени, они с гордостью смотрят на археологов, занятых ветошью; как не сказать нынешнему поколению: не гордись, тряпка, завтра будешь ветошью" (стр. 497). В применении этой "тряпки" к латино‑польской культуре, которая захлестывающей волной надвинулась на Русь и при царе Алексее Михайловиче, эмигрантский профессор А. Карташев говорит: "Напуганная русская душа метнулась от нее в старообрядчество, убежала в леса и подполье и закрепилась там под впечатлениями совершенно чуждой и жуткой для нее стихии петровской реформы и нового европейского просвещения. Детски искреннее чутье этой души не обмануло ее. С Петром пришло на Русь и воцарилось на ней совершенно иное просвещение, идущее от иного корня, имеющее иное основание. Там ... целью было небо, здесь земля. Там Законодателем был Бог, здесь автономный человек с его мощью научного разума. Там критерием поведения было мистическое начало греха, здесь ‑ хотя и утонченная, но в конце концов утилитарная мораль общежития..." // Путь. Париж, 1928. № 9. С. 36. 

 

[455] Проблемы русского религиозного сознания // Сборник. Берлин, 1924. С. 252. 

 

[456] Там же. С. 246. 

 

[457] Зеньковский В.В. Русские мыслители и Европа. Париж. С.10 

 

[458] Аввакум. Житие, им самим написанное, и другие его сочинения. М.: АН СССР, 1933. С. 32. 

 

[459] Вышеуказанные "Проблемы". С. 141. Другой эмигрантский писатель, М. Курдюмов, отмечает, что "если бы благочестие было корнем и основой цельной внутренней жизни и высших слоев тогдашнего общества, то оно не уступило бы так легко даже и петровскому напору, оно не растеряло бы так быстро своих духовных ценностей и не докатилось бы к царствованию Екатерины до обезьяннего подражания всему европейскому... Вольнодумные "летиметры" того времени, в головы которых вольтерьянство проникало непосредственно из пудреных париков (за недоступностью этим головам других источников), разве они в каком‑то смысле не были далекими предтечами наших безграмотных марксистов и наших неумытых безбожников? Если легкость разрушения старой Руси мы будем объяснять повальной пассивностью русской натуры вообще, то куда же тогда придется отнести все наше старообрядчество, пронесшее свое двуперстие через пытки, костры и ссылки? Старообрядчество устояло на корню, потому что оно пронизывало жизнь до конца, а не было поверхностной ее облицовкой" // Путь. Париж, 1931. № 29. С. 57. 

 

[460] И.С. Аксаков писал: "Крестьяне, одаренные духовными талантами и жаждущие приложить свои силы к трудам умственным, при недоверии к обществу, правительству и духовенству... бегут к старообрядцам, где и находят особого рода общество людей ученых, т.е. начитанных, обширные библиотеки, читателей, издателей, переписчиков и все пособия для свободного общения мысли и слова" // Русский Архив. 1886. № 4. С. 629‑637. Советский литературный критик, [Р].Ф. Куллэ, говоря о современном поэте Николае Клюеве (старообрядце), замечает: "Там, в Олонецкой, Архангельской и Заволжских губерниях ‑ до Урала и Сибири, в "лесах и горах", у заповедных озер, в водах которых "посвященные" видели очертания затонувшего "Китежа‑града", хранились и накапливались богатства словесной руды, всегда золотоносной, всегда изобилующей густым, ярким, суггестивным символом". Куллэ. Поэт раскольничьей культуры // Вестник Знания, 1927. № 7 столб. 418. 

 

[461]     Нововременский знаменитый публицист г. Меньшиков говорит: "Хотя старообрядцы и считались со времени Алексея отсталыми фанатиками, но на деле, подобно английским диссидентам, они всегда были наиболее передовым, наиболее культурным слоем, наиболее жизнеспособным их всех. Их фанатизм свидетельствовал об их искренности и серьезности, а такие люди всегда головой выше толпы, легкомысленной и либеральной, готовой менять верования по команде начальства. Глубокая вера в Бога есть сила души, вроде той, что толкает пушечное ядро: попробуйте остановить его. Направляемые этой верой и приверженностью к обряду, староверы или бежали из России на глухие окраины, или бежали в Польшу, Австрию и Турцию, или замыкались внутри своих общин, претерпевая самые безжалостные гонения, лишь бы отстоять гордость своей души ‑ свободу веры. Ни жестокий Петр I, ни жесточайший Бирон, ни крутые власти николаевских времен не могли сломить обособленности старообрядцев, и пришлось кончить тем, что государство капитулировало перед ними. Но разве это похоже на отсталость? Именно у старообрядцев вы видите основную силу цивилизации, основной, так сказать, заряд прогресса ‑ характер. Это строгий темперамент, это идеализм, страсть к чистоте души, за которую хочется бороться ‑ хотя бы до самосожжения в срубах. Все это, знаете ли, не мелочь, это качества богатырские и не мудрено, что старообрядцы за двести лет гонений и всевозможных ограничений сумели сделаться самою выдающеюся частью крестьянства и купечества. Религия есть культура духа как же можно было считать старообрядцев отсталым элементом, если они были наиболее религиозные люди". По собственным наблюдениям Меньщикова над деревенским бытом старообрядцев, они "казались умнее и развитее православных. На них лежал хороший культурный облик, Сдержанный тон, чинность манер, приличие языка (вместо зловонного сквернословия православных), трезвый и ясный взгляд на вещи ‑ все это ставило старообрядцев в своего рода артистический разряд среди деревенского населения" // Новое время. 1913. № 13363; Церковь. 1913. № 23. С. 552. 

 

[462] Матвей Иванович Платов ‑ войсковой атаман Донского казачьего войска, генерал от кавалерии. Возведен в графское достоинство за храбрость и заслуги в войнах с Наполеоном. См. Словарь: Старообрядчество... С. 225. ‑ Ред. 

 

[463] Возможно, имеется в виду русский поэт и военный писатель Денис Васильевич Давыдов, который в период Отечественной войны 1812 г. явился одним из организаторов и руководителей партизанского движения. ‑ Ред. 

 

[464] Прокопий Дмитриевич Шелапутин принадлежал к старинному роду купцов белокриницкого согласия. Был коммерции советником; был возведен в дворянское достоинство; кавалер нескольких орденов. Городским головою был в Москве в 1812 г. и еще некоторое время после изгнания французов. См. Словарь: Старообрядчество... С. 311. ‑ Ред. 

 

[465] По характеристике даже такого светского писателя, как г. Мережковский, "послепетровская культурная Россия, думая, что борется с Церковью, то есть с историей, с народом за свое спасение, ‑ на самом деле борется за свою погибель: страшна борьба, похожая на борьбу самоубийцы с тем, кто мешает ему наложить на себя руки". Мережковский. Л. Толстой и Ф. Достоевский. Изд. Сытина. Т. XI. Ч. I. С. 12‑13. В.В. Розанову гимназическое и университетское просвещение представлялось "нигилизмом, страданием и насмешкой над Россией". Голлербах. В.В. Розанов: жизнь и творчество. Сов. изд. С. 10(7). 

 

[466] Вышецитированный нами профессор Карташев, кстати сказать, бывший обер‑прокурором Синода в дни керенщины, говорит об эволюции русского казенного православия: "Православие новой латино‑схоластической школы, новых храмов и живописи в стиле барокко и ренессанса, новой оперной музыки, светское, государственное православие, встревоженное научно‑протестантскими проблемами, модернизованное задачами внутренней миссии. Вот результат этой революции" // Париж. Путь. № 9. С. 38. Необходимо, однако, заметить, что это "православие" все‑таки удерживалось от многих других увлечений именно старообрядчеством, как консервативным началом, в чем признавались не раз синодские архиереи. Часто в Синоде, при попытках ввести что‑либо новое в церковь (например, в царствование Николая I ‑ музыку в храмах при богослужении, как в католичестве), ставился вопрос: "А что на это скажут старообрядцы?" И этого было достаточно, чтобы охладить нововводителей. 

 

[467] Известный писатель В.В. Шульгин, прославившийся своими тайными поездками по советской России, в своей книге "Три столицы", описывающей одну из таких поездок, рассказывает, что он в советском поезде "разговорился с одним купцом, который, не стесняясь, крестился, не скрывал своих убеждений и взглядов". "Можно было с уверенностью сказать, ‑ заключил Шульгин, ‑ что он из старообрядцев. Увы! Бог его знает, какими путями это произошло, что, можно сказать, цвет деловитости русской оказался в старообрядчестве. Впрочем, это понятно. Пусть неверно верили эти люди, но крепко верили. Остальные же, которые легко пошли за новшествами, только в некоторой своей части были просвещеннее и умнее, в остальном же были просто партией К.В.Д. ‑ куда ветер дует... Сугубо было бы интересно углубиться в вопрос: почему торговая купеческая деятельность нередко была связана с глубокой религиозностью?" Ведь "почти все наше именитое купечество ‑ старообрядцы, которые из‑за вопросов веры готовы были идти на костер. Мне кажется, что солидные торговые предприятия создавались многими поколениями. Необходимо, чтобы сын делал то же самое, что отец, а внуки и правнуки наследовали дело дедов и прадедов. Для этого необходимо, чтобы люди в течение ряда поколений, в общем, жили одними и теми же идеалами и руководились одними и теми же правилами. Словом, это должны быть устойчивые психические типы с традицией в крови... Религия есть великая ось. Поэтому люди религиозные всегда будут созидателями длительных больших вещей, рассчитанных на много поколений". Шульгин В.В. Три столицы. Берлин. С. 254‑256. Старый писатель, Мордовцев, отмечал в свое время, что одно большое село на Волге, Балаково (Самарской губернии), сплошь населенное старообрядцами, имело такие огромные хлебные операции, что могло диктовать свои цены лондонскому Сити (торговой бирже). Мельников‑Печерский о своем времени утверждал, что тогда половина всех русских капиталов находилась в руках старообрядческих деятелей, что заводская, фабричная и торговая деятельность велась, главным образом, ими. Пароходство па Волге создано старообрядцами. Выговцы уже в петровское время имели на Белом морс свое судоходство, суда доходили даже до Шпицбергена. Не много они имели судов ‑ всего только четыре. Но "...мы, ‑ говорят о них исследователи, ‑ можем только удивляться, что крестьянское общество, каким, в сущности, были старообрядцы выгоречане, сумело так широко развить свое хозяйство, что имело даже свои корабли и посылало их к Шпицбергену" // Известия Общества Изучения Олонецкой губернии. 1914. № 6‑7. С. 67. В суровое николаевское время всякая деятельность знаменитого Выга была прекращена и сам он был разгромлен: погибли и его корабли, и всякое другое имущество. 

   Ярко описана фабричная деятельность старообрядцев даже в Стародубской глуши (Черниговском полесье). "Сила церковно‑семейной общины и талантливость этих великорусских пионеров превратила "брынские" дебри в промышленные центры... Тяжкая вековая работа, начатая во мраке непроходимых лесов, в глухих трущобах увенчалась блестящим успехом. Тайга "брынских" лесов пронизывается теперь ярким светом электрических фонарей. В глуши, где завывал зверь, гудят на все лады фабричные гудки, и шум усовершенствованных двигателей, приводящих в движение армию тысяч машин и станков, вторит победному гимну русской промышленности. Это описывается только один старообрядческий посад Клинцы (Черниговской губернии), который представляет собою "Манчестер", вырабатывающий лучшие сорта разных сукон" // Московские Ведомости. 1912. № 175; Церковь. 1912. № 32. А какое описание можно представить о московском фабричном районе, об Ивано‑Вознесенском, Богородско‑Глуховском, Орехово‑Зуевском, о фарфоровом производстве Кузнецовых (старообрядцев) и о многих других, покрывающих необозримую страну, включительно до Уральских гор, с их многочисленными заводами, и до беспредельной Сибири, с ее золотоносными рудами... И всюду ‑ старообрядцы и старообрядцы... 

   Нелишне будет отметить еще один вид деятельности, который нельзя назвать старообрядческим, ибо он является странным парадоксом, но который создавали все же старообрядцы, хотя и увлекавшиеся "веком сим". Лучшие театры в Москве созданы старообрядцами: оперный Зимина (беспоповца Преображенского Кладбища); драматический Незлобина (старообрядца белокриницкого [согласия] из Нижнего‑Новгорода); Художественный Саввы Морозова, Солодовникова ‑ тоже на средства старообрядца. Странный это курьез, но из истории его не выбросишь. Впрочем, этот поразительный факт говорит в пользу старообрядчества: даже театральная деятельность не в силах была искоренить его [старообрядчество] из сознания и из сердца этих театралов: они до смерти оставались старообрядцами. 

 

[468] Костомаров Н.И. История раскола у раскольников. 

 

[469] Дружинин В.Г. Словесная наука в Выговской поморской пустыни. СПб. 1911. 

 

[470] Шпет, Густав. Очерки развития русской философии. Петроград, 1922. С. 256. 

 

[471] Там же. С. 23. 

 

[472] Там же. С. 225 и 256. 

 

[473] Об этом можно судить хотя бы по книге В.Г. Дружинина "Писания русских старообрядцев". СПб., 1912. 

 

[474] Директор Университетского пансиона Прокопович‑Антонский в речи, произнесенной в 1793 г., восклицал: "Ах, время, время почувствовать, что просвещение без чистой нравственности и утончения ума, без обогащения сердца есть злейшая язва, истребляющая благоденствие не одних семейств, но и целых народов". Зеньковский В.В. Русские мыслители и Европа. Париж. С. 24. Вся Россия его почувствовала лишь с приходом большевиков, когда в ней восторжествовало безбожие ‑ самое мрачное и самое дикое. 

 

[475] Кельсиев В. Сборник правительственных сведений о раскольниках. Вып. IV. С. 166. 

 

[476] Пругавин А.С. Запросы и проявления культурной жизни в расколе. ‑ У него же приведены и факты закрытия школ. 

 

[477] Церковь. 1915. №1. С. 21. 

 

[478] Заволоко И.Н. О старообрядцах в Риге. 1933. 

 

[479] Говорили, что Н.А. был очень близок и к жене Победоносцева и делал ей весьма ценные подношения. 

 

[480] Церковь. 1916. № 31. С. 644. 

 

[481] О характере старообрядческой иконописи мы отчасти говорили уже в главе Храмоздательство. Новые живописные, натуральные иконы не приняты в старообрядчестве. Собственно, это не иконы, а картины. Еще священномученик Аввакум резко и сильно протестовал против нового иконописания: "Пишут Спасов образ Иммануила, лицо одутловато, уста червонные, власы кудрявые, руки и мышцы толстые, персты надутые, тако же и у ног бедры толстыя и весь яко немчин брюхат и толст учинен, лишь сабли той при бедре не писано, а то все писано по плотскому умыслу, понеже сами еретицы возлюбиша толстоту плотскую и опровергоша долу горняя". Аввакум. Житие... Указ. изд. С. 211. Какие же нужно писать святые иконы, указывал тот же Аввакум: "Старые добрые изуграфы подобие их описуют: лица и руце и нозе и все чувства отончава и измождая от поста и труда, и всякия им выходящия скорби. А вы (к никонианам обращается св. отец) ныне подобие их переменили: пишете таковых же, яко же вы сами ‑ толстобрюхих, толсторожих, и ноги, и руки, яко стульцы. И у каждаго святого, ‑ спаси Бог‑су вас, ‑ выправили вы у них [образ] бедных: сами они в животе своем не догадалися так сделать, как вы их учинили" (Там же. С. 218). Собственно, характером иконописания определяется и сущность древлеправославия и новоправославия и их различия: старая вера это не земное устремление, а небесное, возвышенное, святое, благодатное, а новая ‑ это все житейское, земное, светское, сластолюбивое, это широкий путь и "многие идут им" (Мф., 7:13). Светские картины, называемые почему‑то "иконами", саму церковь обмирщают, небесное низводят на землю, принижают его и вводят соблазн, чего не должно быть в храме Божием. Красиво и натурально разрисованные святые могут вызывать у молящихся низменные страсти. Много фактов тому. Не без причины же в католической церкви запрещено монахам иметь в своих кельях такие "иконы". Какая, в самом деле, может быть молитва, когда молимся не перед иконой, на которой изображен святой или святая, а перед картиной, на которой расписана красавица из современности. 

   В последнее время, начиная с первой войны с немцами, и православные писатели, главным образом светские, начали в старых иконах находить действительно небесное, божественное, а не искать прелесть мира сего. Старые иконы, более двух столетий презираемые и гонимые, вдруг приобрели признание: в них увидели глубокую религиозную символику и цельное мировоззрение (см. брошюру кн. Е.Н. Трубецкого "Умозрение в красках и линиях"). Старая иконопись, ‑ начали ценить ее новые исследователи, ‑ это "одно из величайших мировых сокровищ религиозного искусства", это "шедевр мистически чарующей небесной красоты". Много написано в таком духе статей и трактатов православными знатоками искусства. Даже в романах и повестях воспеваются старые иконы (См., например, [...] Бунина). В эмиграции повсюду видим преклонение наших беженцев перед иконами старого письма: в Париже устраиваются выставки старых икон, новосозидаемые храмы украшаются иконами древнерусского стиля; роспись храма Сергиевского подворья в Париже, где помещается и богословский Институт эмигрантской церкви, вся выполнена в подлинно‑старообрядческом духе, что нарочито подчеркнуто в богословской печати: "Весь дух иконостаса, ‑ говорится в этой печати, ‑ соответствует древнерусским, преимущественно старообрядческим образцам" // Православная мысль. Вып. II. Париж, 1930. С. 192 и 194. Здесь и "строгость монастырского пения так гармонирует с темными красками икон, со спокойствием древних ликов, с красотой и глубиной умозрения в красках" (там же. С. 188). 

 

[482] "Клирос" ‑ от слова клир, но обычно говорят "крылос" ‑ это высокие загородки в приличном расстоянии от иконостаса с правой и левой стороны церкви. 

 

[483]     Это порядок древней Церкви. Блаж. Августин (IV в.) говорит, что в его время в христианских храмах при Богослужении было "благоприличное отделение того и другого пола". Августин Блаженный. О Граде Божием. II. 28. Историк Байе тоже свидетельствует о древних церквах. Байе. Очерк истории искусств. Кн. II. Гл. I. С. 78. 

 

[484] Апостол Павел пишет: "Всякая жена молящаяся или пророчествующая со открытою головою, постыжает свою голову... Рассудите сами, прилично ли жене молиться Богу с непокрытою головою?" (1 Коринф., 11: 5 и 13). 

   В миссионерской газете "Колокол" было в свое время сообщено о таком факте: "Недавно в церкви архиерейского дома (в Кишиневе), благодаря модным женским шляпам произошел несчастный случай: одна вертлявая дама с громадной шпилькой на шляпе проколола щеку рядом с ней стоявшему господину. Местная печать страшно возмутилась этим фактом. Обратил ... внимание и преосвященный Серафим, и в пятницу на первой неделе он произнес проповедь, направленную против безумий мод. "Мне, ‑ говорил епископ, ‑ шлют письма с просьбой воспретить дамам ходить в церковь в громадных шляпках. Зачем наряжаться, словно на бал, идя в храм Божий. Всего лучше ходить в платках. Ни одна старообрядка, как бы она богата ни была, не пойдет в храм, не покрыв голову платком. Чем же наши православные женщины хуже старообрядок?" // Колокол. 1911. С. 1483. А тем, ‑ ответим мы, ‑ что своими дурными модами заражают и старообрядок. 

 

[485] Знаменитый митрополит Киевский бывшей господствующей церкви Антоний (Храповицкий), председатель Синода эмигрантской русской церкви, неоднократно осуждал этот обычай. В эмиграции он выпустил уже "33‑е объяснение поклонов", в котором разъясняет, что "сей неразумный обычай появился у нас (т.е. у никониан) только в начале XIX в., а до того времени ни один православный христианин никогда не стоял в церкви на коленях" и что молящиеся на коленях "уподобляются в этом отношении врагам Христовым", которые, "пригибающе колени, поклоняхуся Ему (Марка, 15:19), уже присужденному к смертной казни" // Вера и правда. 1932, 25 февраля. № 27 (эмигрантское издание); напечатано и отдельными оттисками. Есть о молении на коленях и в "Избранных сочинениях" м. Антония, Белград. С. 349. 

 

[486] Раньше считалось такое "разгильдяйское" стояние расслаблением воли, рассеянностью, небрежностью, а теперь "стояние с упором на одну ногу" объявляется "свойством всех религиозно‑культурных людей" // Путь. Париж, 1930. № 25. С. 9. Уставы же церковные требуют: "...соедини ноги и очи смежи, и ум собери" (Там же. Требование преподобного Иосифа Волоцкого. № 27. С. 63). "Как хорошо стоять в струнку, не распуская лениво и беспечно членов, держа все их в некоем напряжении", ‑ говорит даже "православный" епископ Феофан Затворник // Беседы о молитве Исусовой. Издание Валаамского монастыря, 1938. С. 398‑ 399. Замечательно, что даже в еврейской литературе отмечается, что при молитве нужно иметь ноги соединены. Еврейская энциклопедия. Т. XI. 

 

[487] Каждый старообрядец знает этот "начал" с детства. Многочисленные Уставы говорят о нем, даже в святцах он часто излагается: в сей день ‑ поклоны приходные и исходные земные или поясные. Имеется это требование и в никонианских богослужебных книгах, но ни один ни архиерей, ни иерей, ни семинарист, ни академик не знает его, потому что оно ни в одном даже монастыре "православной" церкви не выполняется ни за какой службой. Старообрядческая же служба без этого "начала" немыслима. 

 

[488] Были и в старообрдчестве попытки отдельных лиц, зараженных уличной "культурой", ввести такое чтение, но они всегда вызывали лишь возмущение у молящихся. Соответственно моде можно и Христа изобразить в сюртуке, и Богородицу подрумянить; может быть, на современный взгляд, это и красиво, но с религиозной точки зрения это кощунство. Это все равно, что бородавка или прыщ на лице: портит общий стиль богослужебного лика. 

 

[489]     Уже допущение на молящихся модной одежды вносит в церковь некоторую светскость и пестроту, обмирщает ее, ослабляет ее красоту и вносит соблазн и, значит, греховность. 

 

[490] Это видно из книги "Постановления Апостольские" (Кн. VIII. Гл. 12 и 13). Святой Исидор Пилусиот говорит: "Апостолы Господни, обучавшие нас благоустройству, с намерением прекратить пустые разговоры в церквах, благоразумно дозволили в них петь женщинам" (Т I. С. 63). 

 

[491] Св. Иоанн Златоуст о своем времени говорит: "Вот пропетый псалом соединил различные голоса и устроил то, что вознеслась одна стройная песнь: и юноши, и старцы, и богатые, и бедные, и жены, и мужья, и рабы, и свободные ‑ все вознесли одно песнопение... Из всех составляется хор, всякому принадлежит одинаковое право пения, и земля подражает небу. Таково превосходство Церкви. Ибо нельзя сказать, что здесь господин поет с великим дерзновением, а рабу заграждаются уста или богатый имеет право говорить, а бедный осуждается на молчание, или муж поет с дерзновением, а жена стоит и остается безгласною, но все мы, пользуясь одинаковой частью, возносим общую жертву, общее песнопение; ни тот не имеет преимущества пред этим, ни этот пред тем, а все в равной чести, и одно пение из различных уст воссылается к Создателю вселенной". Св. Иоанн Златоустый. Беседы на разные места Священного Писания. Т. III: Беседа о псалмопении. СПб., 1863. С. 385‑386. 

 

[492] О таком пении известный светский писатель В.В. Розанов отзывается: "Когда стали петь, я стал вслушиваться в звуки и тайную музыку наших церковных напевов. Все они таковы, что в них как бы умерли все стихии земные; нигде удара голоса, восклицания, ничего горячего, страстного, т.е. могуче и благородно страстного, что для музыки доступно и выразимо. Все спокойно, тягуче; звучит ‑ но уже бесстрастными звуками. Как бы это поют лики угодников из‑за золотоносных риз своих, и пение это прекрасное, особенное, неземное пение". Розанов В.В. Темный лик. С. 65. 

 

[493] Он писал в своих "Беседах" о никонианском пении: "Он мой бедной (труженик), мается шесть ту дней на трудах, а в день воскресной прибежит во церковь помолити Бога и труды своя освятити, ано и послушати нечево ‑ по‑латыни поют, плясавицы скоморошья". Аввакум. Житие... Указ. изд. С. 218‑219. В одном письме Аввакум восклицает: "Зело Богу гнусно нынешнее пение!" (там же. С. 349). 

 

[494] В варшавском Синодальном журнале "Воскресное Чтение" напечатана замечательная статья о церковном пении (№ 44‑45). О древнерусском церковном пении автор статьи говорит, что это "дыхание христианских катакомб, умилительное и детски чистое" (С. 668). А о новом отзывается, что оно "исказило дух и стиль духовной музыки", сообщает, что его "насадил" в России знаменитый итальянец Сарти (1729‑1802 гг.) в царствование Екатерины Великой. Он в славословие великое вставил даже "канонаду и фейерверк в честь Екатерины" (С. 668 и 669), что и принято было новой церковью и выполнялось. Говорят: итальянское пение красиво, чарующе, захватывает. На это знаменитый философ Вл.С. Соловьев отвечал: "Красивы и танцы, красив и фарс ‑ не вводить же их из‑за этого в Богослужение". Хороша соль в своем месте, но если ее всыпать в чай, никто его пить не станет; даже мед в борще неуместен. Все хорошо и своем месте. 

 

[495] По объяснению глубокого знатока старообрядческого пения, Я.А. Богатенко, "втора", в ее прямом значении, есть постоянное сопровождение основной мелодии добавочными звуками, идущими на всем протяжении пения". "Проходящие же интервалы в расстоянии терции (когда лишь в некоторых местах басы берут ниже) допускаются" // Церковь. 1915. № 14. С. 329. 

 

[496] Очень несовершенно старообрядческое пение за границей (в некоторых приходах Румынии), его даже трудно признать истинно старообрядческим, до того оно извращено ‑ и по мелодии и даже по выражению текста. [...] На состоявшемся в г. Браилове Освященном Соборе 25 апреля (8 мая) 1941 г. эти недостатки в пении были отмечены, и постановлено: вменить в обязанность приходским священникам и дьякам (уставщикам) следить, чтобы пение в храмах было чинным, правильным и благолепным. 

 

[497] И.А. Фортов был не только очень глубоким знатоком церковного пения, но и композитором. По предложению названного Императорского общества, он переложил "Творения царя Ивана Васильевича Грозного" и "Стихиры св. Петру" с древней крюковой ноты [нотации] на современную линейную. По предложению того же общества, он написал службу св. Николе Чудотворцу напевом XVI века и канон‑молебен с тропарями, кондаками и икосами полностью ‑ для подношения императору Николаю Александровичу. Умер Н.А. 24 декабря 1907 г. 

 

[498] Один из учредителей Императорского общества, издавшего морозовские книги, позволил себе в некоторых местах их, именно в текст их, внести кое‑какие поправки. Это обесценило книги, и они не были приняты в старообрядческих приходах, за исключением лишь некоторых, где "поправки" эти все‑таки уничтожили. 

 

[499] Вероятно, речь идет о Л.Ф. Калашникове, старообрядце белокриницкого согласия, авторе "Церковного знаменного пения". ‑ Ред. 

 

[500] Впоследствии Я[ков]А[лексеевич] был приглашен преподавателем древнецерковного пения, именно крюкового, в Государственную Консерваторию. Уже при советской власти были изданы его ценные исследования по древнецерковному пению. 

 

[501] В чине венчания мужа и жены читается молитва, в которой говорится: "Сия же жена покровенною главою со благоговением и целомудрием добре устрояет себе делы благими и пение приносит славе Твоей". 

 

[502] Церковь. 1911. № 37. С. 888. Собор 1913 г. не разрешил смешанных хоров, а также пения женщин в мужских монастырях. Но в Белокриницкой митрополии было принято в особо торжественных случаях допускать пение инокинь в мужском монастыре. 

 

[503] Знаменитый композитор, профессор Московской Императорской консерватории С.В. Смоленский писал о древнерусском церковном пении, сохранившемся в старообрядчестве: "Можно сказать без преувеличения, что это русское церковное богатство, к тому же несравненно более сильное мелодически, чем у всех неславянских народов Европы, есть сущий краеугольный камень будущей русской музыки". "Если сравнить наглядность и выразительность крюков, объясняющих "меру и силу, и всякую дробь и тонкость", с бедностью квадратных пятилинейных нот, лишенных означений ритмических и означений для выработанных ныне оттенков исполнения, то, действительно, в нотах "никакая же надлежит нужда". "Мне обидно за нынешних русских художников, прямо не знающих и даже не желающих сколько‑нибудь узнать этот глубокий мир русских звуков. Это мир озарения самых чистых и простых чувств великой русской души...". Смоленский С.В. О собрании русских древнепевческих рукописей в московском синодальном училище. С. 2‑4 и 32‑33. 

 

[504] "Гнусавым" старообрядческое пение не может быть, ибо оно по своему ладу выполняется открыто, свободно, полной грудью. Намеренно гнусавое пение принято и до сих пор существует в греческой церкви и румынской. 

 

[505] Весьма показательно, что и "православные" стали подражать старообрядцам не только в пении, но и в одеянии. Так, по поводу одного такого подражания даже миссионерская газета "Колокол" писала: "Как отрадно было видеть благоговейных певцов и певиц ‑ крестьян. Девушки и девочки покрыли свои головы платочками, мужчины были в приличных русских костюмах. Песнопения древнерусского напева производят сильнейшее впечатление, чем новомодные" // Колокол. 1913. № 2192. Еще знаменательнее, что даже один из сектантских журналов "Верность" (Филадельфия, Америка) заявляет: "Светские мелодии наносят большой урон душам" // Верность. Филадельфия, 1936. № 10‑11. С.4). 

 

[506] В духовной печати того времени появилось много статей, посвященных церковному пению в православной церкви. Так, и "Вестнике Виленского Святодуховского Братства" священник Л. Рождественский писал: "За Богослужением вы часто не видите надлежащего религиозного настроения у молящихся, несмотря на все ухищрения регента при исполнении церковных песнопений. Разительно это заметно на литургии верных. Наступает время таинственнейшего во всей литургии священнодействия. Приносится Святая Жертва. Молящиеся приглашаются устремить сердце от земли к небу ‑ горе, а на клиросе вдруг заревут: "Милость мира", ‑ "с чердачка" или "пуганное", и всякое религиозное настроение окончательно исчезает... Всевозможные непризнанные композиторы долго еще будут царить на нашем клиросе, в конец убивая наше церковно‑певческое искусство, в старину столь славное" // Вестник Виленского Святодуховского братства. № 22. 1913. "Полтавские епархиальные ведомости" писали: "Большинство сельских хоров с их руководителями до сих пор питают пламенную любовь к такого рода произведениям, как Отче наш ‑ "птичка"; Господи помилуй ‑ "соловей" и подобным, "им же несть числа". Этим "вдохновляют" молящихся и, зачастую, и предстоящих" // Полтавские епархиальные ведомости. 1910. № 6. В "Волынских епархиальных ведомостях" была напечатана обширная статья: "О [...] пении, допускаемом в некоторых наших храмах" // Волынские епархиальные ведомости. 1910. № 26. В ней между прочим сообщается: "Прежде всего бросается в глаза неуместная [...] и кощунственная мелодия Херувимской песни. В сельских храмах приходится иногда слышать пение Херувимской песни на мотив "Дубинушки", "Камаринского". В захолустных храмах клиросные "художники" разделывают иногда такие "плясы", что будь не храм ‑ хоть танцуй... Какое поругание, какое кощунство вносятся в храм пением разных "дубинушек"! Какое развращение народа!" Автор припоминает наставление пастырям "преосвященного" Антония, архиепископа Волынского, потом митрополита Киевского и, наконец, в эмиграции ‑ председателя священного Синода эмигрантской православной церкви: "Особенно должно с любовию хранить местные церковные напевы, которые гораздо ближе к богопреданному знаменному и крюковому пению, чем ноты современных композиторов... Увы, последняя русская церковная служба удалилась от вселенского общения больше, чем какая бы то ни было поместная церковь". Невольно вспоминаются гневные слова великого Аввакума: "Зело Богу гнусно нынешнее пение". 

 

[507] Церковь. 1912. № 25. С. 606. На этом съезде хоровых деятелей не смог участвовать Морозовский хор, так как его талантливого руководителя не было уже в живых: П.В. Цветков скончался 20 марта 1911 г. в расцвете своих молодых сил и богатых дарований. 

 

[508] Эти попытки тем более возмутительны, что делаются в такое время, когда даже никониане стараются отделаться от этих "уклонов". Митрополит Антоний (вышеупоминавшийся) и в эмиграции не раз заявлял, что старообрядческое знаменное пение "умилительное", а православное многоголосное "бессмысленное и совратительное" (Брошюра его "Православие и [шовинизм]". Карловцы. 1930. С. 9.). В эмиграции многие церковные и светские писатели изобличали православное многоголосное пение и требовали удаления его из церкви, как свойственного театру, а не храму Божию (см.: иеромонах Иоанн. // Б[...]лое иночество. 1932. С.48‑49 [...]; иеромонах Филипп. // Воскресное чтение. Варшава. 1934. № 34 и 35; священник [...] // Церковь и наука. Сидней ‑ Австралия, 1935. № 24. С. 6; И. А. Ильин // Путь. Париж, 1930. С. 127; Н. Ильенко. Вестник русского студенческого христианского движения. 1928. № 1; И. Лаговский // Вестник ‑ орган церковно‑общественной жизни. 1937. № 3‑4. С. 15 и др. В самом Париже давались концерты знаменного пения православным хором. Сообщалось о них в "Возрождении" (эмигрантской газете): "Когда русский духовный хор исполняет на концертах в Париже песнопения старины, так называемые знаменные распевы, то перед иностранцем ‑ новый мир, а у русского ‑ холодок по спине: эти вещи сочинены около тысячи лет назад, может быть, в Киево‑Печерской лавре. Напевы величественны, суровы в своей чистоте, неизукрашенности, писанные "знаменем", то есть как бы иероглифически: нот теперешних не было, звуки изображались рисуночками" // Возрождение. 1938. № 4137. 

   Замечательно, что в самой римско‑католической церкви, от которой никониане позаимствовали партесное пение, очень сильно "унисонное" движение. Еще в XVI в. на Тридентском соборе было решено возвратиться к одноголосному пению. Папа Пий X, большой знаток церковной музыки, неоднократно делал попытки восстановить в католичестве унисон в церковном пении. В наше время "повсеместно возвращаются к строгим древним распевам ‑ параллельно западному григорианскому унисону, который тоже в большой моде" // Путь. № ?. 193?.   

 

[509]            В книге Панкратова "Ищущие Бога" и в кн. Зингера [...] дана характеристика А.И. Морозову [...].  

 

[510] Был, однако, случай, когда по вине Морозова был записан один брак незаконно. Тогдашний московский архиепископ немедленно отлучил А.И. от всякой святыни, пока [...] мер к расторжению этого брака. Как только стало известно [...] срочно состоялось заседание Совета Рогожского Кладбища, состоящего из сорока лиц [...] из именитого купечества, и по его решению А.И. был исключен, как отлученный, из [...] учреждений, в которых он состоял членом. Он не посмел обсуждать по существу архиепископское отлучение. А.И. принес архиепископу слезное прошение с обещанием [принять] меры к расторжению незаконного брака, и только тогда [было снято] с него отлучение. Тогдашняя светская печать [отмечала этот] факт, как свидетельствующий о великом достоинстве [...] 

 

[511] Большевики многих фабрикантов расстреляли; многие фабриканты бежали за границу. Но А.И. остался на месте. Его не тронули большевики, так как на защиту его выступила вся его фабрика, но выселили его из дома, и он поместился со своей женой в сторожке при старообрядческой церкви, терпеливо неся эту [...], в церкви он исполнял обязанности звонаря и старосты, [...] в ближайшей роще собирал дрова, сам топил печи, [...] и не хуже другого пролетария выполнял это. [...] большевики ставили его трудолюбие в пример своим товарищам. В партийно‑коммунистической газете "Правда" была напечатана статья под названием "Хозяйский глаз", в которой ярко описывается многообразная былая забота Арсения Ивановича о своей фабрике и о рабочих ее. Замечательно, что, когда в 1905 г. бастовали все фабрики по всей России, только одна Богородско‑Глуховская не бастовала. Рабочие так были преданы своему бывшему хозяину, что, когда он умер, горько плакали о нем и решили нести его на Рогожское Кладбище, в Москву, за 60 верст от Глухова, на своих руках. Но такого "торжества" не допустила советская власть: она свезла тело А.И. Морозова на Рогожское Кладбище на [...] 

 

[512] По избрании в городские головы, Д.В. Сироткин счел своим религиозным и гражданским долгом представиться местному архиерею "православной" церкви и заявить ему, что он, Сироткин, как городской глава должен присутствовать в православном соборе на царских молебнах, но как старообрядец не может принимать ни благословения, ни других каких‑либо "освящений" от новообрядческого епископа или других священнослужителей. 

 

[513] Для благочестивых людей эта гостиница была очень удобна; [...] в ней готовилась пища по уставу: в скоромный день ‑ скоромная, а в постный ‑ постная. Тут же рядом и церковь для молитвы со священником и причтом. Кроме того, останавливающийся на этом подворье старообрядец пользуется как комнатой, так и кухней бесплатно в течение трех дней, по истечении которых может продолжать и дальше пользоваться помещением и столом, но уже за плату. Впрочем, очень умеренную. 

 

[514] Известный писатель Максим Горький написал очерк "Н.А. Бугров", посвященный этому старообрядческому крупнейшему финансисту, изданный советским издательством. В нем Горький говорит о Д.В. Сироткине, как виднейшем старообрядческом деятеле, но дает о нем и неверные сведения, что он будто бы поставлен в старообрядчестве епископом. Очевидно, Горький спутал Сироткина со старообрядческим епископом Иннокентием ‑ тоже Нижегородским. 

 

[515] Искренность и убежденность П.П. доказывается не только тем, что он посещал старообрядческий храм, помогал ему материально, состоял членом Совета местной общины, участием в церковно‑общественных делах старообрядчества и изданием старообрядческих органов печати, но и писательским участием в них: передовица в первом номере "Голоса Старообрядца": "За что вы гнали нас" ‑ написана Павлом Павловичем. Даже на политических выступлениях он указывал на старообрядчество, как на пример его внутренней канонической организации, которому могла бы и должна бы последовать господствующая церковь. П.П. как бы хвалился своей принадлежностью к старообрядческой Церкви. 

 

[516] Еще задолго до "золотого" века начал складываться иной тип "просвещенного" старообрядца ‑ отступнический и посему преступный: окончит он высшее какое‑либо учебное заведение, получит чин или теплое бюрократическое местечко и уже... забыл старообрядчество. У него пет никаких убеждений ‑ ни старообрядческих, ни никонианских. Он и сам не знает, кто он. Даже имен таких "старообрядцев" наша История не может знать. 

 

[517] Владимир Павлович Рябушинский умер в Париже в 1955 г. ‑ Ред. 

 

[518] Тимофей Саввич Морозов, только что окончив университет, был избран членом педагогического совета старообрядческого Института и принимал самое близкое участие в делах Института и материально помогал ему. В войну с Германией был произведен в офицеры. Большевики же его расстреляли. 

 

[519] Паисий Михайлович Мальцев, собрал весьма ценную библиотеку редкостных книг и рукописей и подарил ее Саратовскому Университету, а мог бы и должен бы пожертвовать ее старообрядческому Институту или Рогожскому Кладбищу в Москве, которое к тому же имело и свое великолепное редкостное собрание книг и рукописей. Мальцевская библиотека обогатила бы это собрание. 

 

[520] Тарас Антонович Чернышев был таким ревностным старообрядцем, что никогда не нарушал установленных Церковью постов, хотя бы это требовалось светским этикетом. Так, состоя городским головою г. Новониколаевска (столицы Сибири), он неоднократно по должности своей бывал на губернаторских обедах, и губернатор, зная это благочестие Чернышева и ценя его, всегда приказывал готовить ему постные блюда, если это было в постные дни. 

 

[521] См. брошюру профессора П.С. Смирнова: "Значение женщины в расколе" // Отдельный оттиск из ж. "Христианское чтение". 

 

[522] В ж. "Церковь" 1914 г. в № 36 напечатана замечательная статья епископа Михаила (подписанная "Аминь"): "Женщине старообрядке". С. 825‑827. 

 

[523] Слово церкви. 1916. С. 306‑307. Женщины с апостольских времен почитались в Церкви как сотрудницы Божий. Еще св. Игнатий Богоносец (ученик апостола Иоанна Богослова) писал: "Почитайте сих, иже в девической чистоте живут, яко же Христовых священников; вдовицы же, яко в чистоте пребывают, яко же алтарь Божий" (Посл, к Тарсянам и в Летописи Барония, лето 109, число 4). Маркелла, вдова в Риме, "Свеща ясная всея Церкви бяше" (лето 382, число 4). О ней же говорится: "Господь Бог жену возбуди, оную преславную Маркеллу, яже очи отверзати иереям" (лето 307, число 4). Благочестивый папа Сирикий(?) на святость Мелании "полагашеся" (там же). Другой папа древнего времени [...], "похваляет жен", Анастасию и Далматию, которые крепко стояли при православной вере, "егда епископы отпадаху" (лето 510, число 3). 

 

[524] Св. Григорий Богослов. Творения. Ч. III. Сл. 37. С. 192. 

 

[525] Там же. Ч. II. Сл.21. С. 171. 

 

[526] Там же. Ч. II. Сл.21. С. 171. 

 

[527] Августин Блаженный. Исповедь. Кн. I. Гл. 14. 

 

[528] Терентий Иванович Филиппов занимал министерскую должность государственного контролера. За означенные чтения профессор Н.Н. Глубоковский обзывал его раскольническим апологетом // Русская богословская наука. Варшава, 1928. С. 57. Как легко попасть в "раскольники": выступил с правдивым словом и... уже раскольник и даже апологет раскола. 

 

[529] Судя по трехтомному исследованию варшавского профессора М.В. Зызыкииа "Патриарх Никон" (Варшава, 1931‑1936), он хороню знал лишь одну книгу, "Кормчую", да и то односторонне и текстуально, не углубляясь в сущность и смысл церковных правил. 

 

[530] О своем начетничестве Аввакум говорит: "Подобен я нищему человеку, ходящу по улицам и по крошкам милостыню просящу... У богатова Человека, Царя, Христа, из Евангелия ломоть хлеба попрошу; у Павла апостола, богатова гостя, из полатей его хлеба кроху выпрошу; у Златоуста, торговова человека, кусок словес его получу; у Давыда царя и у Исайи пророков, у посадских людей, но четвертине хлеба выпросил. Набрав кошель, да и вам даю, жителям в дому Бога моего. Ну, ешьте на здоровье, питайтесь, не мрите с голоду". Аввакум. Житие... Указ. изд. С. 264. 

 

[531] Известный славянофил И.С. Аксаков имел твердые основания именовать старообрядческих начетчиков людьми "учеными". Вот что он писал в своих "Записках" о странниках: "Крестьяне, одаренные талантами духовными и жаждущие приложить свои силы к трудам умственным, при недоверии к обществу, правительству и духовенству... бегут к старообрядцам, где и находят особого рода общества людей ученых, т.е. начитанных // Русский Архив. 1866. № 4. С. 629‑687. 

 

[532]     См. о нем выше, в главе "Отступничество от церкви". 

 

[533] В.Г. Сенатов, близко стоявший к окружению Павла Прусского, сообщил в журнале "Церковь", что есть сведения, будто Павел перед смертью тайно опять присоединился к беспоповству. 

 

[534] Слово "миссионер" для старообрядцев стало жупельным, как слово "иезуит". Назвать старообрядческого начетчика "миссионером" ‑ это значило оскорбить его. Какой ужас производили миссионеры на старообрядцев, можно судить даже по субботинскому журналу. Когда в 1891 г. съезжался в Москве всероссийский миссионерский съезд, старообрядческие духовные лица, по свидетельству Субботина, "страшно перетрусили". "Напуганные страхом, они почти на все время съезда покидают свои жилища и ищут приюта у знакомых. Савватий (старообрядческий архиепископ) проживал у разных богачей‑раскольников и только изредка посещал свой дом. Службы в Савватиевской киновии все это время отправлялись втихомолку, каждую обедню старались отслужить как можно раньше" // Братское слово. 1891 . Т. II. С. 697‑698. 

 

[535] Субботин каждый раз оповещал в своем журнале о приезде Швецова в Москву, как о каком‑то чрезвычайно важном событии. Вот, например, образчик его сообщения: "Своего рода событием в расколе был приезд в Москву известного раскольнического миссионера и литератора Онисима Швецова, именующегося также священноиноком Арсением", ‑ сообщает Субботин о приезде о. Арсения в 1887 г. // Братское слово. 1887. № 19. С. 725. 

 

[536] Это единственный синодальный миссионер: ни до него, ни после него уже не было "синодальных" миссионеров. И замечательно: Крючков был из беспоповцев и выученик Павла Прусского, он был любимцем Победоносцева, поэтому перед ним трепетали даже епархиальные архиереи. Ни из академиков, ни из богословов, ни из огромной армии миссионеров не нашлось ни одного достойного заместителя Крючкова. Так его кафедра и осталась пустой. 

 

[537] Об этом "исповедании" о. Арсения мы будем говорить в последней главе нашей Истории: "За святую церковь". 

 

[538]     Священник о. Евфимий Мельников славился по всему Стародубью как весьма начитанный и деятельный пастырь: многие беглопоповские [...] Белокриницкому священству, был другом и единомышленником знаменитого Ксеноса. Субботин много писал в своем журнале об о. Бвфимии и всегда враждебно и доносительно. 

 

[539] Герасима Алексеевича Гусева, крупного деятеля в Стародубье, Субботин величает "слободским Бугровым", ибо он имел в Стародубье такое значение, какое Бугров ‑ по Волге. 

 

[540] Кишиневский окружной суд оправдал Василия Мельникова, а Феодора приговорил к четырем дням тюремного заключения. В 1895 г. он снова был привлечен, уже на родине, к судебной ответственности, тоже за собеседование. На этот раз была подведена статья уголовного закона, карающая многолетней каторгой. Юный ратоборец вынужден был скрыться за границу, именно в Румынию. Здесь, в г. Браиле, он начал издавать старообрядческую [...] газету "Слово правды". В июне 1897 г. он, однако, был предательски арестован в вышеупомянутом г. Измаиле, пограничном с Румынией, и заключен в тюрьму. Много обвинений было предъявлено Ф. Мельникову [...]. [...провел] в предварительном заключении девять месяцев, [после] судебного разбирательства он был Стародубским окружным судом освобожден от всякой ответственности. Брат же его Василий, арестованный еще раньше в своем родном городе (Новозыбкове) лишь за то, что у него жандармерия при обыске нашла четыре номера газеты "Слово правды", отсидел в предварительном заключении девять месяцев. Дважды суд приговаривал его: в первый раз к ссылке в Сибирь, во второй ‑ к арестантским ротам на три года и восемь месяцев, и оба раза дело восходило до Сената. Наконец, по Высочайшему велению дело было прекращено. В. Мельников был все же заключен на целый год в самый отдаленный и безлюдный скит Валаамского монастыря (на Ладожском озере) и по отбытии сего заключения отдан под надзор полиции на пять лет. Только уже объявленная в 1905 г. религиозная свобода избавила его от дальнейших мытарств. Начетничество ему пришлось, однако, оставить навсегда. 

 

[541] Последняя беседа с Крючковым в Измаиле продолжалась 18 часов без перерыва ‑ с 12 часов одного дня до 6 утра другого дня. 

 

[542] По признанию и откровенному заявлению миссионеров Высочайший манифест 17 апреля 1905 г. о веротерпимости "[...] похоронный перезвон для господствующей церкви" // За первый год вероисповедной свободы в России. Изд.: Миссионерское обозрение. С. 200. 

 

[543] Большой шум и в церковных, и светских кругах, и в печати вызвало присоединение к старообрядческой Церкви православного архимандрита Михаила (Семенова) 23 октября 1907 г. Даже правительство переполошилось и очень серьезно допрашивало представителей Совета Съездов: почему и с какими целями присоединился о. Михаил к старообрядчеству и даже ‑ как посмели старообрядцы присоединить его к себе? Архимандрит Михаил занимал весьма видное положение профессора Петроградской духовной академии, несмотря на свои молодые годы (ему только что исполнилось 30 лет), и приобрел уже громкую славу как весьма талантливый и весьма плодовитый писатель, отзывавшийся на самые боевые и волнующие вопросы современности. По его заявлению даже в светской печати, он еще на студенческой скамье был склонен к старообрядчеству и нередко выступал в защиту и оправдание его // Религия и жизнь. Сборник. СПб., 1907. С.77‑78. В иерархических кругах старообрядческой Церкви к нему относились очень строго. Епископ Нижегородский Иннокентий поспешил поставить его в епископы на Канаду (в Америке, отчего он и получил титул Канадского), где в то время было сильное течение среди тамошних православных к принятию старообрядчества. Срочно требовалось учредить в Канаде старообрядческую епископскую кафедру. Иннокентий и поспешил это сделать, но без согласия Собора и без ведома архиепископа, за что и был как он, так и еп. Михаил запрещены: Иннокентий на один год, а Михаил ‑ впредь до занятия им Канадской кафедры. Но сложились такие обстоятельства, что еп. Михаилу не было возможности выехать в Америку, и он оставался в России до самой своей смерти, и только перед смертью был разрешен от запрещения. Трагической была его смерть: он был избит до полусмерти теми самыми пролетариями, каковых он защищал всю свою многосложную жизнь: он, полуживой, был поднят на одной из московских улиц и доставлен в ближайшую больницу, а оттуда перевезен на Рогожское Кладбище. Здесь он и отошел в вечные обители к Господу 27 октября 1916 г. Торжественное погребение совершил архиепископ Мелетий с [...] духовенства. (См. 45‑й ж. "Слово церкви", посвященный епископу Михаилу, за 1916 г.). Таковой кончиной завершалась жизнь почти всех пророков и апостолов. 

 

[544] Стенографическая запись этой беседы была напечатана в ж. "Церковь" и издана отдельной брошюрой. 

 

[545] Гражданин. 1908. № 91. 

 

[546] Петроградские беседы довольно обстоятельно изложены в знаменитой книге В.И. Ясевич‑Бородаевской "Ворьба за веру". СПб., 1912, премированной Академией Наук. 

 

[547] Единственным миссионером‑профессором, занимавшим в духовной академии кафедру "но расколу" и вступавшим в публичные беседы со старообрядцами, был II.И. Ивановский, преподававший "историю и обличение раскола" в Казанской академии. По смерти его эту кафедру занял М.И. Васильевский, его ученик, тоже вступавший в публичные состязания со старообрядцами. Это был миссионер‑неудачник: он почти всегда терпел поражения на своих беседах со старообрядцами. 

 

[548] Устав "Братства" напечатан в № 22 ж. "Церковь" за 1908 г. 

 

[549] Это прилагательное "старообрядетвующий" навязано автору "Истинности" единоверческим священником Иоанном Верховским, в то время проживавшим в Мануйловском монастыре. Но оно неправильно в данном случае: "старообрядетвующий" означает "не совсем старообрядческий, а лишь ему соответствующий или подражающий, похожий на него", как, например, католичествующий или магометанствующий означает лишь "уподобляющийся католичеству или магометантству". Вот единоверие правильно называть "старообрядствующим", потому что оно в действительности не старообрядчество, а лишь подражает ему, уподобляется, копирует его, но в то же время изменяет ему, предает его. Но старообрядческая иерархия есть подлинно старообрядческая, а не старообрядствующая лишь. 

 

[550] В Россию мало было доставлено "Истинности": много ее погибло на границе при контрабандной переправе, а также и за границей было уничтожено немало экземпляров "Истинности", о чем мы уже сообщали в своем месте. Уже после смерти епископа Арсения "Истинность" была напечатана в Уральске, в типографии Симакова. В качестве "бесплатного приложения" в журнале "Старообрядец" (Н. Новгород) она начала печататься в 1909 г., но не докончена. В этом издании "От редакции" даны указания, какое влияние о. Верховский оказал на "Истинность" и что в ней не может быть отнесено на счет епископа Арсения. 

 

[551] В действительности эти книги напечатаны в Н. Новгороде, в подпольной типографии, и инициалы "Б.Н.П......къ" означают: "Бог нам помощник". 

 

[552] О.В. Швецов написал "Историю о существовании священства в Христовой Церкви". Это был первый его писательский труд, "проба пера", в нем есть большие недостатки и поэтому сам автор не выпустил его в свет путем издания. Но после его смерти эта "История" все же была напечатана в Уральской типографии. 

 

[553] Необходимо отметить, что Иван Григорьевич сам и напечатал эту книгу в созданной им же типографии (подпольной, под Н. Новгородом), сам даже и набирал, находясь под ежеминутным страхом быть выданным и накрытым. Напечатана она в 1901 г. 

 

[554] Вышла лишь первая часть; две других не могли выйти, ввиду начавшейся войны с Германией, а потом и революции в России. 

 

[555] Настоящее сочинение было рассчитано на несколько выпусков. Но первый же выпуск был конфискован правительством, и автор его отдан под суд: дело восходило до Сената и было прекращено лишь революцией. Следующие выпуски уже не могли появиться. 

 

[556] Большинство статей Мельникова подписано псевдонимами: "Шалаев", "Феостерикт", "Фита" и просто "•О•", немало было и без подписи. 

 

[557] Церковь. 1909. № 4, 6. 

 

[558] Синод предложил академическим профессорам, занимающим кафедры "по истории и обличении раскола" И.И. Субботину (в Московской академии) и И.Ф. Нильскому (Петроградской академии), опровергнуть исследования г. Карловича. Но те не решились взяться за такой труд; оставалось, таким образом, лишь конфискацией отделаться от этих исследований. [...] что было сделано очень легко и очень [быстро]. 

 

[559] "Исповедь" еп. Михаила была напечатана [...] в газете "Наш понедельник", [...] газета была закрыта. 

 

[560] Эта статья была напечатана в Нижегородском "Старообрядце". Журнал этот постигла та же участь, что и "Наш понедельник": номер журнала был конфискован, журнал закрыт. Только уже в 1917 г. статья "Разрушающая церковь" была свободно напечатана в журнале "Слово церкви", №№ 14‑16. 

 

[561] Эти "Богословия" остались пока в рукописях. 

 

[562] Инок Никола заслужил в потомстве вечную и добрую память за свой "Старообрядец", как и за свои другие издания. По своей инициативе, на свои скудные средства он делал великое дело издания газеты, без должной поддержки весьма трудное. Умер о. Никола в г. Коломые в 1899 г. 11 января ст. ст. Обе его газеты весьма ценны по заключающимся в них материалам. 

 

[563] В.Т. Зеленков не был в собственном смысле писателем. Он сначала был учеником у еп. Иннокентия, а потом путешествовал с Ф.Е. Мельниковым по беседам. У них, главным образом, он и позаимствовал нужные "Выписки" для защиты и оправдания старообрядчества. 

 

[564] Да и Екатерина, несмотря на ее известную и прославленную гуманность, наделала немало переполоха, когда узнала, что появился [единый] печатный Сборник старообрядческих сочинений. Секретным письмом от 18 апреля 1792 г. она предписывала московскому главнокомандующему, князю Прозоровскому, разыскать, где напечатан этот Сборник, и донести ей // Русский архив. 1866. № 1, 2. Стлб. 271; Русский вестник. 1859. № 11. 

 

[565] Из‑за этих исправлений и из‑за этого "Устава" никто в старообрядчестве не поднял никакого шума. Ясно, что и при Никоне произошел раскол не из‑за исправления книг, а из‑за порчи их и по другим серьезным причинам. Беспоповцы издали немало новых своих "чинов" (например, "чин венчания" без священника, чин мирского крещения и др.) и никто и там не производит раскола из‑за этих действительно новых чинов. 

 

[566] "Надобно прийти соблазнам: но горе тому человеку, чрез которого соблазн приходит" (Мф., 18:7). "Думаете ли вы, что Я пришел дать мир земле? Нет, говорю вам, но разделение. Ибо отныне пятеро в одном доме станут разделяться: трое против двух и двое против трех" (Луки, 12: 51‑52). 

 

[567] Св. Киприан. Творения. Ч. П. С. 173. 

 

[568] Церковь. 1911. № 44. 

 

[569] Слово Церкви. 1915. № 36. 

 

[570] ГПУ ‑ Государственное Политическое Управление.  

 

[571] См. главу "Выговская пустыня". 

 

[572] Кормчая. О тайне супружества. Гл. 51. Л. 522. 

 

[573] На беседах велась стенографическая запись их, из которой получилась огромная книга "Бесед" (Беседы старообрядцев Л.Ф. Пичугина, представителя беспоповцев поморского брачного согласия, и Ф.Е. Мельникова и Д.С. Варакина, представителей поповцев, приемлющих белокриницкое согласие, 7, 8, 9 и 10 мая 1909 г. в аудитории Политехнического музея в Москве. Издание Совета Поморских соборов и Союза старообрядческих начетчиков. ‑ Ред.) 

 

[574] Так, он уподобил м. Амвросия антихристу только потому, что этот великий страдалец вынужден был будто бы укрываться от своих врагов в скотские ясли (чем уподобился Христу, родившемуся в яслях) и таким образом превратился в антихриста. Это главное обвинение, и его высказал лучший начетчик!.. 

 

[575] См. книгу Ф.Е. Мельникова "Возможно ли объединение старообрядчества в одну Церковь". 

 

[576] Церковь. 1913. № 36. С. 863. 

 

[577] Щит веры. 1913. Кн. 18‑19. С. 594. 

 

[578] "He сообразуйтесь с веком сим" (Римлян., 12:2). 

 

[579] Церковь. 1914. № 5. С. 111. 

 

[580] Церковь. 1908. № 27. С. 929‑931. 

 

[581] Слово Церкви. 1917. № 28. Здесь напечатано и "Обращение". 

 

[582] Бестактно оно было уже по одному тому, что, не имея никакого уполномочия ни от Синода новообрядческой церкви, ни от другого какого‑либо ее компетентного органа, предлагает объединиться с нею на каких‑то туманных условиях. 

 

[583] Слово Церкви. 1917. № 36. 

 

[584] Так в рукописи. ‑ Ред. 

 

[585] Там же. № 45‑47. 

 

[586] Там же. С. 744. 

 

[587] Это ‑ старообрядцев‑то?! Самых верных сынов России!.. 

 

[588] Миссионерское обозрение. 1910. № 6. С. 1049. 

 

[589] "Законопроект о старообрядческих общинах в Государственной Думе". С. 30. 

 

[590] За первый год вероисповедной свободы. С. 200. 

 

[591] Там же. С. 130‑150 

 

[592] Колокол. № 448 (Миссионерская газета. ‑ Ред.) 

 

[593] Миссионерское обозрение. 1908. № 1. С. 118. 

 

[594] Колокол. № 448. 

 

[595] Церковные ведомости. 1908. № 1. 

 

[596] Церковные ведомости. 1908. № 38. С. 1846. 

 

[597] Из доклада Государственной Думе председателя думской старообрядческой комиссии, В.А. Караулова // Законопроект о старообрядческих общинах в Государственой Думе. С. 4. 

 

[598] Там же. С. 5. 

 

[599] Речь Стаховича // Церковь. 1910. № 23. С. 702. 

 

[600] Церковь. 1910. № 37. С. 917. 

 

[601] Миссионерский сборник. Рязань, 1908. № 5. С. 389‑390. 

 

[602] Православный путеводитель. Петроград. 1906. № 9. С. 702. 

 

[603] Церковь, 1909. № 5. С. 168. 

 

[604] Там же. № 46. С. 1288. 

 

[605] А. Анненский. История Армянской церкви. С. 169. Забыли синодские иерархи, что самая хиротония армянской церкви совершается посредством миропомазания, которое, как догматически верит никонианская церковь, имеет силу не совершать хиротонию, а окончательно смазывать ее и уничтожать. Кроме того, нужно знать, что еще по приказанию католикоса Анания Моккского (943‑965 гг.), армянские богословы постановили вторично крестить последователей Халкидонского Собора (Там же. С. 152). Армянская иерархия во многом сомнительна. В XII‑XIV вв. сан священнический, епископский и даже патриарший сделался продажным ‑ турки исполняли обязанности епископов, приказывая последним рукополагать того или другого, за что сами получали деньги (С. 220‑221). На кафедре св. Григория Просветителя восседали низкие честолюбцы, люди насилия, убийцы (С. 278). Не без основания римско‑католические униаты отвергали все формы священнодействия армян и снова крестили их. Они насчитывали у них до 117 ересей (С. 251). Хорошо известно отношение к армянам и древнерусской церкви. Да и сам Синод никонианской церкви, преклонившийся перед "святейшим" достоинством армянского католикоса, в петровское время потому только и изобрел небывалого Мартина, именно армянина, чтобы сделать более отвратительными древнерусские чины церковные и предания, приписав их этому фантастическому армянину. 

 

[606] Только два епископа ‑ Гермоген Самарский и Никон Вологодский ‑ "воздержались, по выражению правого кн. М.Н. Волконского, от посещения Саблеровского концерта". Сам этот князь признает такой низкопоклонный прием в господствующей церкви англиканских епископов "топтанием святыни и санкцией ереси"// Правая газета "Русское Знамя". 1912. № 13. Выше, в своем месте (С. 324) мы говорили о сомнительном возникновении англиканской иерархии и о том, что сама англиканская церковь не признает таинства священства и благодатной иерархической преемственности. И никоновская церковь еще на соборе 1655 г. причислила англикан к еретикам первого чина, за которыми не признается не только хиротония, но и крещение. Макарий митрополит. История Русской церкви. Т. XII. С. 174. Сама иерархия уже в наше время выяснила, что англиканская церковь действительно отравлена первочинными ересями. В 1922 г. архиепископом Кентерберийским была образована комиссия с целию выяснить верования в англиканской церкви. Комиссия работала до 1937 г. и опубликовала свои заключения в 1939 г. Ею выяснено, что в англиканской церкви терпимы самые крайние протестантские взгляды: отрицание рождения Спасителя от Девы, отрицание Его Воскресения, неверие в существование ангелов и злых духов и т.п. // Православная Русь. 1941. № 5. "Англиканский Синод признает то, что православная Церковь анафематствует как ереси", ‑ подтверждают и православные писатели // Православная Русь. 1939. № 3. Самое посвящение в епископы и архиепископы производится в англиканской церкви не архиереями, а архидиаконом: "Я, архидиакон, (такой‑то), ‑ провозглашает он, ‑ данною мне властию ввожу, поставляю и возвожу тебя, наидостойнейший отец во Христе (такой‑то), в архиепископское достоинство (такой‑то кафедры) и полное обладание сказанной архиепископией" // Церковный вестник. 1897. № 4. Конечно, после такого посвящения получаются лорды, а не законно рукоположенные архиереи, имеющие преемственно от апостолов священную и благодатную хиротонию. Однако этих лордов, не верящих даже в таинство священства, не только русский Синод, но и восточные церкви признали апостольскими преемниками, имеющими на себе благодатное иерархическое посвящение. "В 1922 г., ‑ сообщает оксфордский профессор Н. Зернов, ‑ константинопольский патриархат, а за ним и другие патриархии официально подтвердили наличие апостольского преемства за англиканской иерархией. Английские священники сослужили с православными и приобщались" // Вестник Русск. Студенч. движения. 1934. № 10. С. 20‑21; об этом же: Православная Русь. 1941. № 5. С. 1; об этом же: архиепископ Иоанн. Вера и Жизнь. Рига, 1927. № 6. С. 4; об этом же: Путь. № 33. С. 49; № 43. С. 60. 

 

[607] Голос истины. Петроград, 1910. № 23. С. 351. ‑ Ред. 

 

[608] Церковный вестник. 1896. № 38. С. 1224. 

 

[609] Протоколы Общества любителей духовного просвещения. 1873‑1874 гг. С. 29. 

 

[610] Этот Матью действительно "пресловутый", как величает его академический "Церковный вестник". По рождению он англичанин и принадлежал к англиканской церкви; потом перешел в католичество, чтобы получить здесь сан священника. Но, став священником, он потом отрекся от христианства и "совершенно перешел на сторону грубого атеизма и здесь, по‑видимому, находился довольно долгое время". В 1892 г. он женился, через два года после сего возвратился в англиканскую церковь. Но в 1899 г. снова ушел из нее и опять присоединился к католичеству, и здесь горячо доказывал непогрешимость папы. Однако в 1908 г. он объявляет себя уже старокатоликом и в этом же году получает посвящение в старокатолические епископы от утрехтского епископа Герарда Гуля. После сего обратил свои взоры на Россию, и здесь со стороны синодальных богословов и иерархов был признан апостольским преемником // Церковный вестник. 1911. № 9: Епископ‑хамелеон. С. 265‑269. По этому поводу старообрядческий журнал "Церковь" писал: "Мы не раз заявляли, что если бы правительствующий Синод вздумал признать старообрядческую иерархию, то это признание было бы отвергнуто старообрядцами с негодованием и презрением. После того как Синод преклонился перед иерархическим достоинством отъявленного атеиста Матью, рукоположенного духовным лицом самодельной иерархии, наше заявление становится более твердым и более обоснованным... Кто захочет пользоваться вниманием того, о котором известно, что он дружит с фальшивомонетчиками и фальсификаторами?" // Церковь. 1911. № 13. С. 306.  

 

[611] Собрание узаконений и распоряжений правительства. 1911. № 55. 

 

[612] Паутинная политика вместо церковной правды // Церковь. 1911. № 50; Признанная церковь // Церковь. 1911. № 51. 

 

[613] Церковь. 1910. № 16. С. 429. 

 

[614] Церковь. 1910. № 22. С. 560. 

 

[615] В четвертом веке свирепствовали в Африке еретики донатисты: они так же, как и никониане, не признавали законной церковной иерархии и перерукополагали присоединявшихся к ним церковных священнослужителей. Но в то же время признавали действительной иерархию у еретиков максимианистов, как и никониане признают ее почти у всех еретиков. Блаженный Августин, обличая донатистов в этом их коварстве, восклицал часто: "Каждый из донатистов, у кого есть хотя сколько‑нибудь крови в лице, должен покраснеть, читая эту страницу из своей собственной истории". Болотов В.В. Лекции по истории древней Церкви. Ч. П. С. 423. Никониан заставили "покраснеть" большевики. 

 

[616] Какой непримиримой ненавистью дышало духовенство господствующей церкви к старообрядческой иерархии, показывает такой почти обыденный факт того времени. Было дело не в сибирской глуши, а в подмосковном городе Богородске. С большими трудами местные старообрядцы добились, что в местном городском училище было дозволено преподавать Закон Божий старообрядческим ученикам старообрядческим же священником. "Когда директор этого учебного заведения пригласил на заседание педагогического совета старообрядческого священника‑законоучителя, то законоучитель "православных" детей, о. П. Лагов, второй священник богородской Тихвинской церкви, кстати сказать, носящий академический значок, встал и демонстративно вышел, крикнув, что ему не место там, где будет преподавать и заседать в совете "раскольничий" законоучитель, присваивающий себе сан священства". Но мало этого. Когда этому старообрядческому священнику понадобилось переменить квартиру и он таковую снял у одной "православной" домовладелицы, оказавшейся прихожанкой о. П. Лагова, то последний, в присутствии ее, сказал в церкви публичную обличительную проповедь по ее адресу, грозя ей чертями, огнем негасимым и червем неусыпающим, если она не откажет "раскольническому самозванцу" от квартиры, что суеверная старушка и поспешила исполнить. [...] 

 

[617] См. 31‑е апостольское правило с толкованиями; 3‑е правило Третьего Вселенского Собора; 15‑е правило Двукратного Собора // Деяния Третьего Вселенского Собора. 1879. С. 195; 1891. С. 48. 

 

[618] Волгарь. 30 декабря, 1907. № 316. 

 

[619] Церковь. 1908. № 33. С. 1139. 

 

[620] Там же. № 37. С. 1268. 

 

[621] Церковь. 1910. № 36. С. 908. 

 

[622] Церковь. 1911. № 2. С. 48. 

 

[623] Церковь. 1911. № 27. С. 656. 

 

[624] Церковь. 1911. № 17. С. 415. 

 

[625] Церковь. 1912. № 3. С. 59. 

 

[626] Церковь. 1910. № 30. С. 746. 

 

[627] Церковь. 1909. № 32. С. 963. 

 

[628] Церковь. 1908. № 3. С. 100. 

 

[629] Церковь. 1908. № 7. С. 247. 

 

[630] Церковь. 1913. № 25. С. 596. 

 

[631] Церковь. 1912. № 3. С. 59. 

 

[632] Церковь. 1909. С. 1378: 1911. С. 18 и 818; 1913. С. 327 и 1180; 1915. С. 1025 и мн. др. 

 

[633] Церковь. 1913. № 14. С. 327. 

 

[634]     Церковь. 1916. № 46. С. 923. 

 

[635] Уголовный суд в роли архиерея // Церковь. 1910. № 41. С. 1009‑1011. 

 

[636] Церковь. 1911. № 40. С. 967. 

 

[637] Церковь. 1911. № 40. С. 4, 238‑240, 885, 894, 919, 920; 1912. С. 51; 1916. С. 426 и мн. др. 

 

[638] Церковь. 1908. № 33. С. 1125.  

 

[639] См. гл. "Непрерывные гонения". С. 109 и гл. "Ходатайства старообрядцев". С. 388. 

 

[640]     Третий Всероссийский Съезд старообрядцев 1902 г. Гектографическое изд. Л. 66‑67. 

 

[641] Церковь. 1911. № 40. С. 967. 

 

[642]     Церковь. 1914. № 20. С. 495. 

 

[643] Церковь. 1908. № 28. С. 980. 

 

[644] Речь А.В. Васильева полностью напечатана в ж. Церковь. 1910. № 33. 

 

[645] Церковь. 1908. № 37. С. 1268. 

 

[646] Церковь. 1911. № 40. С. 968. 

 

[647] Церковь. 1916. № 6. С. 140. 

 

[648] Синод намеренно поименовал древлеправославных старообрядцев "австрийским толком", чтобы ввести в заблуждение военные власти и напугать их "австрийщиной", какой‑то иностранной сектой и потому опасной для России. 

 

[649] Церковь. 1914. № 19. С. 452. 

 

[650] Церковь. № 17. С. 408. 

 

[651] Для сравнения нелишне отметить, что богатейший православный Соловецкий монастырь собрал для "помощи воинам действующей армии"... 12 руб. // Утро России. 1914. № 266. 

 

[652] Церковь. 1915. № 14. С. 339. 

 

[653] Церковь. 1916. № 12. С. 270. 

 

[654] Церковь. 1915. № 23. С. 547. 

 

[655] Казанская губерния ‑ бывшее казанское татарское царство, поэтому в ней большинство населения ‑ татары. 

 

[656] На старую дорогу // Церковь. 1916. № 52. С. 1042‑1043 и 1917. № 13. С. 238‑239. 

 

[657] По поводу "недоразумения" со старообрядцем Москалевым, в московской газете "Вечерние Известия" было напечатано: "Не грустно ли читать это напоминание о том, что наши единокровные единоверцы поставлены были раньше на положение изгоев. Лютеранин может быть не только офицером, но и генералом, но истинно русскому человеку собиравшему великую Русь, отказывалось в приеме в военную школу. Время учит нас". "Плохо все‑таки учит", ‑ добавил к этому старообрядческий журнал // Церковь. 1915. С. 547. 

 

[658] Церковь. 1908. № 5. С. 163‑164. 

 

[659] Церковь. 1911. № 40. С. 968. 

 

[660] Церковь. 1908. № 27. С. 942; 1909. № 22. С. 708. 

 

[661] Церковь. 1909. № 1. С. 26; № 22. С. 708. 

 

[662] Церковь. 1915. № 37. С. 851. 

 

[663] Церковь. 1916. № 1. С. 9. 

 

[664] Церковь. 1908. № 1. С. 29. 

 

[665] Там же. 

 

[666] По 73‑й статье // Церковь. 1913. № 31. 

 

[667] Слово Церкви. 1914. № 1. с. 20. 

 

[668] Вещеверы и дыромоляки // Церковь. 1910. № 33. 

 

[669] Церковь. 1913. № 3. С. 63. 

 

[670] Там же. 

 

[671] Там же. 

 

[672] Церковная газета. Москва. 1906. № 4. 

 

[673] См. главу "Новые догматы новой церкви". 

 

[674] Церковь.1915. № 33. С. 754. 

 

[675]     Дощечка эта была фотографически воспроизведена при статье "Позорное дело XX века" в ж. Церковь. 1913. № 4, вследствие чего он был арестован по постановлению Комитета по делам печати. 

 

[676] Церковь. 1915. № 33. С. 754. 

 

[677] Там же.  

 

[678]     Церковь. 1908. № 33. С. 1130. 

 

[679] Церковь. 1914. № 2. С. 40. 

 

[680] Церковь. 1913. № 47. С. 1129. 

 

[681] Там же. 

 

[682] Церковь. 1910. № 30. С. 746. 

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.