Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Игры детские и девушек в древней Руси

ВСТУПЛЕНИЕ

Невозможно представить все разнообразие наших забав: они так многочисленны и переменчивы, что трудно собрать их в одно, подвести под один уровень увеселений, чтобы вывести о них общее заключение. Простой народ, сохраняя поверья и обычаи предков, слил их с привычками своими. Иностранцы весьма превратно изображали наши игры; не зная нашего языка и мало заботясь о верности изложения, они включали в свои дневники все без разбора. Довольно взглянуть на несколько современных известий иноземцев, чтобы убедиться в их невежественном описании. Окружив себя книгами иностранными, не заслуживающими доверия, они выписывают из них, что им вздумается, и говорят, <будто> сами все видели. Забавы нашего народа, отражение истинного и неподдельного их веселия, могут быть описаны не иначе, как с действительной картины их жизни.
В теплое время собираются перед домом мужчины и женщины, молодые и девушки. Сначала мужчины приветствуют друг друга снятием шапки с головы, а женский пол встречает их улыбкою или вопросом о здоровье; потом садятся рядом на лавке у дома. Если бы недостало места для женщин, то сами старики встают и просят их садиться. Женщины уважаются повсюду, во всех состояниях. Молодые перешептываются между собою, старики усмехаются и говорят им с простосердечным хохотом, что их подслушали. Тогда начинается разговор живее, беседа откровеннее и перестают чуждаться, подступают ближе друг к другу и делают общий круг. Является балалайка, и все раздвигаются. Девушки ожидают с нетерпением приглашения. Везде девушки начинают первые, и везде они <имеют> свои права.
Молодец, который всех посмелее, выступает вперед и, сняв шапку, просит красавицу повеселиться с ним. Все общество в праздничных нарядах: мужчины в кафтанах, красной рубашке с отворотами и шапке набекрень. Девушки в сарафанах, белых рубашках с длинными рукавами и белым платком в руке. Еще не начинается пляска, а только заохочиваются к ней. Тут мальчики мешают всем: они отвлекают общее внимание своею беготнёю и играми, в коих нередко принимают участие и взрослые. Девушки расходятся, образуют свой круг и замышляют свои забавы; женатые отделяются от них, идут в сторону; одни старые остаются перед домом и ведут разговоры о своих занятиях: все расходятся и, казалось бы, веселию конец. Тут-то оно <и> начинается: резвые и беззаботные шалуны затевают своих лошадок и запуски, парни сбивают городки, девушки скачут на досках. Когда поразвеселятся, тогда затеваются общие игры, в которые не принимают только детей; последние не жалеют об этом, потому что они имеют свои собственные, им одним принадлежащие. Но девушки и мужчины, кроме общих забав, имеют также свои отдельные: тогда парни не вмешиваются в девические, а девушки в мужеские игры. Пол и возраст отделяется друг от друга, а потому проистекает само по себе естественное разделение игр.

I. ИГРЫ ДЕТСКИЕ

Детский возраст любит беззатейные, нехитрые игры, но в них скрывается или поучение, или выражение их возраста.

Детская игра "сорока"

Сорока – повсеместная забава. Ею веселят малышей и маленьких детей. Матери или няньки, посадив ребенка на свои колени или поставив его подле себя, перебирают по пальцам дитяти и ласкают, чтобы оно не плакало, приговаривая: «Сорока, ворона, детям кашку варила: одному дала, другому дала, – и, защекотав под мышкой, произносят скоро,– а третьему не дала. Сорока улетела!» В Малороссии говорят: «Сорока, ворона, на припичку сидила, дитям кашу варыла; одному дала, другому дала, сему дала, сему дала, а сему не дала – гай! гай! Сорока улитила». Защекотав ребенка, пробуждают в нем смех и после заставляют его повторять то же самое. При успешном повторении дитяти целуют его всякий раз. Эту забаву продолжают, пока дитя развеселится.
В некоторых местах говорят: «Сорока, ворона, детям кашу варила, на пороге студила. Тому дала, тому дала, тому шейку урвала, и полетела! – Суха, суха!..» Забавляют еще так; «Сорока, сорока, кашку варила, на порог скакала, гостей смекала. Гости на двор – кашку на стол; гости со двора – кашка со стола. Этому дала, этому не дала; этому досталось, этому не досталось: который мал, который дрова не таскал, который печку не топил, который щи не варил, который за водой не ходил. Шу, полетела! И хвостиком завертела».
«Ладушки, ладушки! Где были?» – «У бабушки! Кушали оладушки».– «Что ели?» – «Кашку». – «Что пили?» – «Бражку». – «Кашка слатенька (сладенька), бражка пьяненька». При укачивании детей поют протяжным голосом:
Воркуй, воркуй, голубчик,
Воркуй, сизенькой.
Двором летишь, воркуешь;
Шатром летишь, слушаешь.
А кто в шатре говорит?
Говорит в шатре
Брат со сестрой,
Родимой со родимой.
– Сестрица моя родимая!
Пойдем гулять во зеленой сад.
Сорвем в саду по цветку,
Совьем себе по венку.
Понесем венки к батюшке,
К родимой матушке.
– Сударь ты мой, батюшка,
Сударыня ты моя, матушка,
Который венок алее?
Который из нас милее?
– Дитя мое милое!
Все венки алые,
Все дети милые.
Иногда забавляют детей причитаниями:
У котика, у кота,
Была мачеха;
Она била кота,
Приговаривала;
На все стороны
Кота оборачивала.
Дайте коту папы
На задние лапы.
– Ешь, котик, не кроши;
Больше папы не проси* [У венгерских словаков наша сорока известна под именем детской .каши. Мамка или нянька, взяв ручку дитяти, бьет указательным пальцем по его ладони или крутит пальцем по ладони, представляя этим, что она мешает кашу, и приговаривает каждый раз:
Наварила мамичка кашички,
Подьте сем, подьте сем, мои деточки!
Тому-то дала на мищтичку,
Тому-то на панвичку,
Тому-то на танерик,
Тому-то на лыжечку,
Тому-то на видличку.
А тому-то наименьшему нич не дала,
Але му прасятко закляла:
Кик! кик! кик!
Kollar. «Narodn. zpiew.», ч, 1, с. 315.

Детская игра "лошадка"

В праздничные дни, особенно летом, всегда и повсюду встретите мальчишек с веревочками в зубах, бегущих по два или по три, схватись за руки, представляя из себя лошадок. Ими правит бой – кучер, который неумолчно хлопает плетью да кричит на них. Эта игра есть одна из любимых для крестьянских детей. В деревне едва станет ходить мальчик, уже он возит истоптанный лапоть или ездит верхом на палочке; поит своего коня, ставит его в конюшню, дает ему овса и чистит его. Когда может уже бегать по улице, тогда он с восторгом снаряжает тройку, которая иногда впрягается в тележку, и на ней помещается кучер. Тройка бежит сначала тихою рысью, потом несется, бьет и опрокидывает повозку. Ушибленный кучер забывает о своей боли: он бежит за лошадьми, останавливает их, гладит каждую по головке и внимательно рассматривает: не засеклась ли которая? Мочит им ноги водою, а о себе не думает. Эта игра выражает страсть ямщиков к своему занятию.
Играют в лошадки еще проще: садятся мальчики и девочки верхом на палочке и, воображая себе, что они едут на лошадке, зануздывают ее шнурочком или веревочкою, хлещут плетью, а за неимением ее – тонким прутиком, сворачивают свою головку на сторону, скачут галопом или во всю прыть и кричат: «Пошел! Пади!» Девочки не так охотно разъезжают на лошадке, как мальчики, обнаруживая собою с детства, что это не свойственно их полу, – потому они предоставляют ездить мужчинам.

Детская игра "прегонка"
У детей более взрослых составляет любимую еще забаву – беганье в перегонку. Играющие перегоняют друг друга, и кто кого перегонит, тот хвалится с самодовольствием. В этой игре принимают участие девушки. Перегонка служит к телесному укреплению и развитию проворства. Эта игра называется в Малороссии выпередки.

Детская игра "клёцки"

Дети, которым запрещено отлучаться от дома, собираются подле ворот и играют в клёцки. Образовав из большого и указательного пальцев круг, пропускают сквозь него свою слюну. Кто, пропуская слюну, уронит ее на какой-либо палец, тот получает название клёцки. Тогда все начинают дразнить его: «Клёцка, клёцка; прокислая клёцка, клёцка!» Он бегает за ними и ловит; кого поймает, тот делается клёцкою, который потом ловит их точно так же, как и первый. Игра продолжается, пока не набегаются вдоволь. Она составляет одну шалость детей.
  
Детская игра "пень"

Дети обоего пола взбираются на новые избы, имеющие один только потолок, или на другое какое-либо здание с одним потолком. Вскарабкавшись по лестнице, становятся четверо по углам, а пятый, став посредине, прыгает на обеих ногах и поет:
Пень, пень, дай конопель.
Трошку, горошку –
Масла с ложку.
При последнем слове все меняются местами, пень же старается захватить чье бы то ни было место, потерявший же его играет пня. Игра продолжается, пока она не наскучит; но кто остался в последний раз пнем, тот долго носит это название. Игра в пень хотя есть детская резвость, однако ею выражается дурачок.

Детская игра "теребить нос"

Дети-шалуны, наскучив какой-либо игрою, бросаются друг на друга, толкают, кричат, бегают, падают, ушибаются – этого мало, этого им не довольно: они ищут других ощущений. Кто порезвее, тот вызывает к новой забаве – теребить нос. Становятся друг против друга и кричат: «Начинай!» – «Нет, ты начинай». Тут один начинает спрашивать, а другой отвечает ему: «Чей нос?» – «Савин». – «Где был?» – «Славил». – «Что выславил?» – «Копейку». – «Куда дел?» – «Пряник купил». – «С кем съел?» – «Один». При этом слове спрашивавший хватает за его нос, подергивает во все стороны, приговаривая: «Не ешь один, не ешь один». Если подергиваемый скажет тогда: «Съел с тобой»,– то нос его оставляют в покое. Случается, что неотвязчивые шалуны до того наклеивают носы, что долго-долго помнят их. И кто забывает носы? Многие водят за носы, а многие натягивают их так длинно – что ваш немецкий!
Эта игра, по-видимому, ничего не объясняет собою, но, вникнув в нее, видим носы, которые слышатся беспрерывно: то за нежные вздохи и любовные делишки, то за дурачество и житейские промахи – одним словом повсюду носы, кто не получал их? Обращаюсь к вам, не сердитесь за нос. Без носа нельзя быть. Без носа только дурные люди – фи! Нос! Нос! Дайте нос: без носа никто не может жить.

Детская игра "ярка"

Летом мальчики, собравшись вместе, выходят на поляну. Там копают в один ряд несколько ямочек расстоянием одна от другой на два вершка, а в конце ямочек делают одну большую. Один из играющих катит через ямочки в большую яму мяч, который, в чьей остановится, тот подвергается посмеянию: ставят его на колена, ерошат ему голову и поют ярку:
Ярка, не ярка,
Баран, не баранка:
Старая овечка, да не ярочка.
Вотитель, вотитель! Выше города плетень,
А на том плетне кузнецы куют;
Кузнецы куют, по головке бьют.
С последним словом, ударив мячиком по голове, разбегаются в сторону. Тот схватывает мяч и бросает в бегущих; кого засечет, тог должен катать мячик. Если сделает промах, то должен катать снова. Нападение врагов на бессильного и беззащитность последнего – не везде ли между людьми?

Детская игра "хлопание и хлопушка"

Каждый мальчик и каждое дитя, как только распустятся у деревьев и цветов листья, срывает их для своей забавы: лист прикладывает к своим губам и, втянув в себя, разрывает пополам, производя этим громкое потрясение в воздухе, наподобие отдаленного выстрела. Этот треск так нравится детям, что они ходят по несколько вместе и щелкают поминутно, стараясь друг пред другом выказать свое искусство.
Поэт Анакреон воспел эту забаву, которая была любимою у греков.
Свертывают еще лист бумаги треугольником и хлопают им по воздуху, ходя и бегая. Дети любят пугать хлопушкою мух, особенно им нравится хлопать неожиданно по идущим. Гул от свернутой бумаги раздается довольно сильный.
В обеих этих забавах выражается наклонность детей к военным занятиям.

Детская игра "куклы"

Делают изображения деревянные, представляющие девушек, мальчиков, малышей; всех их наряжают в платья и дарят девочкам, которые нянчат свои куклы, ходят с ними в гости или сами угощают их.
Эта игра составляет приятное препровождение времени для детей, но вместе с тем приучает девушек с малолетства видеть в себе самих будущих матерей. Под куклами они воображают своих малюток, а себя мамками, няньками и матерями. Сколько для них слез, если увидят, что кто-нибудь ударит их куклу! Они рыдают по ним, как нежные матери по детям.

Детская игра "голубь"

Один из проворных детей выбирается ястребом на всю игру или до ухода первого голубя. В первом случае он называется вечный, а во втором – с хвостиком. Играющие избирают из своей среды голубя и голубку, а все прочие составляют одних птенцов. Голубь летит собирать корм, голубка ожидает его с детьми. Птенцы просят хлеба, но его нет; они голодают, бродят и пищат. Прилетает самец и делит между ними пищу. Детки уже подросли; им не хочется сидеть дома; они пускаются летать по свету. Но повсюду есть враги, особенно для счастливого семейства. Летит ястреб и устремляется на них. Он похищает детей поодиночке: голубь и голубка тоскуют. Ястреб, не довольствуясь расхищением малюток, поражает сначала самца, потом самку и тем довершает истребление целого семейства. Бывает, что голубь убивает ястреба, но если он не одолеет его, тогда ястреб развертывает всю свою лютость – выражение мстительного врага, – поражает его в голову, рвет перья и распускает по ветру.
Расшалившиеся в этой игре дети хватаются крепко за платья и рвут друг на друге, не замечая этого.
Голубь и голубка со своими птенцами выказывают собою несчастное семейство, страдающее от лиходеев; семейство беззащитное, которое разоряют всякими неправдами.

Детская игра "горобец"
 
Игра эта малороссийская; в нее играют преимущественно мальчики. Составив круг из трех или более пар, берутся за руки и двигаются в одну сторону, припевая:
Горобеичко шпачку, шпачку!
Чы бував ты в садку, в садку?
Чы бачыв ты, як мак сиют?
Як мак сиют, як мак сиют!
Пропев это, движущиеся останавливаются: мальчики обращаются друг к другу и, сжав кулаки, размахиваются, как бы сеют мак, и бьют в такт по бокам друг друга по три раза 4с припевом:
Оце так мак сиют. (3 р.)
Потом составляют прежний круг и двигаются по-прежнему, припевая:
Горобеичко шпачку, шпачку!
Чы бував ты в садку, в садку?
Чы бачыв ты, як мак цвете?
Як мак цвете, як мак цвете!
Круг разрывается, мальчики обращаются друг к другу и, ударяя по щекам три раза то правой, то левой рукою, припевают:
Оце так мак цвете. (3 р.)
Опять становятся в прежний круг и движутся по-прежнему, припевая:
Горобеичко шпачку, шпачку!
Чы бував ты в садку, в садку?
Чы бачыв ты, як мак трусят?
Як мак трусят, як мак трусят!
После этого быстро разрывают круг, бросаются друг на друга, схватываются за чубы, сталкиваются головами и припевают:
Оце так мак трусят. (3 р.)
В это время трусят друг друга не на шутку, только что не летят волоса. Смысл этой игры: потеха до ощутительных увеселений. Молодость не любит тихих удовольствий: ей давай, чтоб лоб трещал, волоса летели.
Еще поют иначе:
Шпачку, шпачку, воробеичку!
Чы бував же ты в мачку, в мачку?
Чы видав же ты, як мак сиют?
От так, так сиют мак.
Морковочку, постарнак.
Шпачку, шпачку, воробеичку!
Чы бував же ты в мачку, в мачку,
Чы видав же ты, як мак полют?
От так, так полют мак,
Морковочку, постарнак.
Шпачку, шпачку, воробеичку!
Чы бував же ты в мачку, в мачку!
Чы видав же ты, як мак товчуть.
От так, так товчуть мак,
Морковочку, постарнак.

Детская игра "волк и гуси"

Несколько детей становятся в один ряд, называясь гусями, и держатся за полы платья друг у друга; впереди них стоит бойкий мальчик, называющийся гусаком: он защищает прочих гусей от нападения волка, который старается унести гуся или гусенка. Волк не может хватать ни из середины, ни из первых, но должен уносить из конца. Он бегает дотоле, пока не расстроит ряд и не схватит с конца, и таким образом продолжает ловить. Потом нападает на самого гусака и терзает его. Эта игра выражает значение голубя. Она преимущественно в употреблении на Литве и в некоторых местах Белоруссии и Малороссии.

Детская игра "серый волк"

Избранный волк садится на бугорок и думает, как бы унести овечку из стада, которое, рассыпавшись по полю, щиплет себе спокойно травку. Когда волк бросается на овец, тогда они разбегаются во все стороны; пойманная им овечка играет уже серого волка. Иные играют еще так: когда овечки щиплют травку, тогда приговаривают: щиплю травку серому волку, серому волку на лопатку – и бросают ему в глаза. Рассерженный волк бросается на стадо и терзает пойманную овечку.
Много на свете людей, подобных волкам.
В некоторых местах, именно в Смоленской губернии, играют в серого волка еще иначе. Дети выбирают среди себя волка и хозяйку: оба они должны быть проворные и сметливые. Остальные дети представляют собою гусей. Хозяйка гонит их в поле и потом возвращается домой, Волк садится на дороге, хозяйка, спустя несколько времени, сзывает гусей: «Гуси, лебеди, домой!» Гуси, выстроившись в ряд, кричат: «Боимся!» – «Чего?» – «Волк под горой». – «Что он там делает?» – «Сереньких, беленьких щиплет». Хозяйка не верит гусям и кричит, рассердившись: «Домой!» Они бросаются лететь, но волк перехватывает кого может, а прочие гуси прилетают домой. Хозяйка снова отправляет их в поле и потом снова приказывает возвратиться домой. Волк опять перехватывает гусей, и это продолжается до тех пор, пока он не переловит всех их и тем оканчивается игра. В Малороссии эта игра известна под названием гусей. Из играющих избираются волк и хозяйка, остальные играют гусей. Волк сидит где-нибудь в стороне, а хозяйка, избрав место для своей хаты, гонит в поле гусей со двора. Когда отойдут гуси на довольное расстояние, тогда зовет хозяйка:
Хоз<яйка>. Гуси, до дому!
Гус<и>. Вивк за горою.
Хоз<яйка>. Що робить?
Гус<и>. Гуску скубе.
Хоз<яйка>. Якуго?
Вол<к>. Сиру, да билу, да волохнату.
Хоэ<яйка>. Скорий же, мои гуси, до хаты.
Гуси летят домой, волк бросается ловить, и если поймает какую-либо, то ведет ее в свою нору.
Хозяйка опять гонит в поле гусей и опять зовет их по-прежнему. Это продолжается до тех пор, пора волк не переловит всех. Тогда хозяйка идет искать гусей своих и заходит к волку.
Хоз<яйка>. Здоров, куме.
Вол<к>. Здравствуй, кумо.
Хоз<яйка>. Чи не бачыв моих гусей?
Вол<к>. А яки твои гуси?
Хоз<яйка>. Була сира, булы и билы, да з двора десь залетили; ось вже третий день шукаю.
Вол<к>. И не бачыв, и не знаю.
Хозяйка хочет идти, но волк останавливает ее: «Вернысь, кумо, побалакаем». Хозяйка останавливается, слышит писк и сычение гусей:
Хоз<яйка>. Що се сычить, куме?
Вол<к>. Да се, кумо, лён товчуть.
Хозяйка идет домой, волк опять останавливает: «Кумо, побалакуемо». Хозяйка остается и слышит, гуси хлопают крыльями.
Хоз<яйка>. Що се таке, куме?
Вол<к>. Се плаття перуть.
Хозяйка идет, волк снова: «Да постий, кумо, побалакуемо». Хозяйка остается и слышит крик гусей. Она оборачивается в ту сторону, где слышит крик, и спрашивает:
Хоз<яйка>. А се що кричит, куме?
Вол<к>. Се гуси прилетили. Иди подивись; може, тут и твои е!
Хозяйка отправляется смотреть и видит своих гусей. Все они сидят, сцепившись руками. «Познавай, кумо, де твои гуси». Хозяйка разнимает руки и говорит: «Оце мий, оце мий, а, крый Боже! Оцё тутенька вси мои. Сирый вивк, шоб ты сгинув!» Она гонит своих гусей домой, и тем прекращается игра, но ее начинают снова, если захотят.

Детская игра "мышка"

Дети избирают из своей среды водыря, а прочие, называясь мышками, становятся по углам около дома или другого здания. В иных местах России мышка избирается из того, кто скажет нечет, и этот нечет занимает угол. Нечетов не должно быть много. Водырь, а в других местах он называется 'кот, ищет себе также угол, потом подходит к каждому и говорит: «Мышка! Продай угол». Ему отвечают: «Не продам», Когда ему скажут: «Обернись задом»,– тогда он высматривает себе место и старается захватить чей-нибудь угол. В то время мышки перебегают из угла в угол и спешат не допустить к нему водыря. Лишившаяся угла мышка, делается водырем, или котом.
Кто хитрее, тот живет в. чужом углу, как в своем.

КДетская игра "рыночка"

Предмет ее: крыночка с молоком, кот, котова бабушка и дети – все это доставляет удовольствие детским проказам. Детям хочется полакомиться молоком, но старая женщина, котова бабушка, сторожит молоко. Дети ласкаются около кетовой бабушки, посматривают на молоко – старушка Ворчит; кот искоса поглядывает и грозит запустит в них свои когти. Они выманивают его из избы. Дети хитрят: Одни из них скрываются на полати, а другие начинают со старушкою разговор. «Бабушка, где твой котик?» – «Пошел глодать кости на попов двор». – «Бабушка, а это чья нога?» – «Вора-плута, Натальина жениха». – «Бабушка, хочешь ли в нашу баньку?» – «Какая у вас банька, идите себе прочь». – «Не сердись, бабушка: у нас банька каленая; топили молодцы семь дней, а пару в ней для семи деревень». – «А какой веничек?» – «Веничек-то из шелку шамаханского». Бабушка идет в баню; дети принимаются за молоко и разбивают крыночку. Бежит кот и мяучит. Почуяла беду бабушка, и она бежит. Дети уходят; бабушка гонится за ними с серым котом. Первый словленный делается котовою бабушкою, а второй – котом. Потом опять начинается игра в прежнем порядке.
Все в жизни ищут удовольствий и наслаждений, и потому для приобретения их нередко употребляют обманы и хитрости.

Детская игра "сучка"

Выкапывают не более в пол-аршина яму, называемую сучка, которая представляет собою город. По краям ямы делаются для каждого игрока небольшие ямки, называемые лунки, представляющие дома жителей. Одна половина игроков как защитников своего города вооружается вместо оружий палками. Другая половина, избрав среди себя вожатого, идет с ним на город. Избрание вожатого совершается с воинскою хитростью. Ставят палку на ногу и бросают ее вверх. Чья палка упадет от сучка дальше – тот игрок; чья ближе – тот вожатый. Игроки становятся у своих лунок с опущенными палками. Вожатый бросает палку в сучку, произнося: «Всы». Защитники города спешат отбить ее. Вожатый, попавший в сучку, сменяется другим, и преимущественно тем, который, стараясь отбить сучку, оставил свою лунку. Игра эта склоняет детей к военному упражнению. Мне случалось видеть, что в нее играли довольно взрослые парни.
В Смоленской губернии употребляется сучка более осенью. Делают из лык или дерева шар. Выбрав ровное место, чертят на нем круг, а в середине и по окружности круга вырывают ямочки произвольной глубины. Однако наблюдают, чтобы вырытая в середине ямка была бы всех более. Каждый, участвующий в игре, занимает только свою ямку; но тот, кто по собственной воле или по жребию остался вне круга, тот катит шар, стараясь попасть в какую-нибудь ямку; стоящие подле них отбивают сучку. Во время отбоя катающий шар должен занять чье бы то ни было место; потерявший его выходит за круг и исполняет работу первого. Когда шар попадет в ямку посреди круга, тогда все должны поменяться местами, и кто потеряет его, тот отправляется катать шар. При этой игре требуются ловкость и проворство, как и при первой.

Детская игра "клиок"

Отрубок дерева в четыре вершка или несколько поболее называется клиоком. Его ставят в кружке, называемом поле. Играющие копаются на палке: чья рука будет выше, тому первым бить клиок; а чья ниже, тому пасти его в поле. От поля отмеряется условленное расстояние, которое отмечается чертою; из-за нее начинают бить, а пасущий ставит всякий раз сбитый клиок. Кто попадет в него палкою, тот берет ее с собою; а кто не попадет, тот оставляет ее лежать, где она упала. По окончании сбивания пасущий бросает клиоком в одну какую-нибудь из лежащих за полем палок, и в чью попадет, тому пасть. Кто же возьмет лежащую в поле палку до побития ее клиоком, тот должен пасть, и это называется клиоковатъ, т. е. поставить за клиок самого себя, и в него так же метят, как в клиок. Бросающий в клиок может выкупить себя от обязанности пасти, потому позволяется ему целить, и когда он целит, тогда кричат: «Выкупи себя, искупи себя!» Если играющие часто попадают, тогда беда пасущему: он бегает за сбитым клиоком, ставит его; он падает, а над ним смеются; «Горячего ! Горячего ! » Это значит: поскорей, горячий клиок. Часто утомляют его до того, что он бросает ставить. Тогда гонят его со смехом и дразнят: «Клиок, клиок, горячий клиок!» В клиок играют собственно мальчики, которые допускают и одновозрастных с ними девушек. Эта игра, обнаруживающая меткость и проворство, принадлежит к телесным упражнениям.

Детская игра "шнур"

Дети обоего возраста приучаются с малолетства прыгать ловко через шнур на всем бегу. Обыкновенно держат его позади спины и опускают каждый раз так, чтобы во время скачки перескакнуть, не задев его. Шнур составляет гимнастическое упражнение.

Детская игра "верёвочка"

Это почти то же самое, что шнур. Двое, взявшись за концы веревочки, крутят ее проворно. В это время искусные попрыгуньи перепрыгивают через веревочку и продолжают прыгать, пока не заденут ногою.
Прыгание чрез веревочку есть любимое занятие детей в Париже. Однако оно и в Петербурге господствует между детьми, забавляющимися на дачах и в летнем саду.

Детская игра "бумажный змей"

Склеивают бумагу величиною в лист или полулист и перекрещивают его двумя деревянными пластинками, по большей части сосновыми. Вверху полулиста делают из трех ниток правильного размера рот; к нему прикрепляют шнур из сученых ниток, а внизу полулиста привязывают хвост из мочал или бечевки. Под ртом привязывают трещотки, склеенные из бумаги. Все это образует змея, которого пускают на шнуре, во время ветра. Он поднимается довольно высоко, сколько дозволит длина шнура. По этому шнуру посылают к змею вырезанные круглые бумажки, называемые посланки. При сильном ветре змей извивается, вертится и кружится; от привязанного к нему языка и отправляемых посланок он трещит, гудит и кувыркается с ревом. Пускатель змея восхищается треском и его изворотами. Пускание змей подало Франклину мысль к исследованию воздушного электричества.
Скрытные друзья опаснее змей.

Детская игра "рыбка"

Общая для мальчиков и девушек игра – это рыбка. Она совершается большею частью осенью, потому что во время летних работ все бывает занято. Играющие в рыбку вбивают колышек и к нему привязывают веревочку; около колышка набрасывают в кучку ошметки, т. е. худые лапти, башмаки и сапоги, и сколько можно побольше. Все это представляет рыбу, которую должно воровать. Держащийся за веревку называется коноводец: он бережет рыбку, но ее вытаскивают из-под ног его; шумят, кричат и дразнят коноводца, который бьет ворующих ошметком. Всякий избегает обязанности коноводца, потому что когда разнесут всю рыбку, тогда он убегает от побоев воров, чтобы спрятаться в каком-нибудь месте. Во время его побега бросают в него ошметками. Тем оканчивается игра, но при ней наблюдают следующие правила; кого ударит коноводец ошметком, тот должен водить; кто водит, тот обязан складывать около колышка унесенные ошметки и сторожить их.
Рыбка – не те ли самые лиходеи, которые обкрадывают своих соседей?

Детская игра "тюзик"

Тюзик есть небольшая палочка длиною не более пяти вершков; с обоих концов она кругло подструженная, чтобы при ударе по концу могла подскакивать вверх. Палка для тюзика приготовляется более аршина. Начинающий игру кладет тюзик на черту, бьет по концу его, и если он подпрыгнет вверх, то подбивает его на лету. Следующий за ним игрок идет к тому месту, где упал тюзик, бросает оттуда в черту, приговаривая: «Чур не отбить, не выкрут, не подкавырушки, как лежит, так и бить, не козлом воротить». Это приговаривает всякий, кто бросает тюзик. Если кто вбросит тюзик в черту, то он сам бьет его; если не вбросить, то бьет с того места, на которое он упал. Делают двенадцать ударов, кто ударит в тринадцатый, то говорят: «Палка на баню». Кто после всех сделает двенадцать ударов, тому гонят куры. Взяв в левую руку тюзик и положив на его спину, бьет каждый по три раза. Кому гнали куры, тот за всякие три раза, отбивает назад тюзик только два раза, а третий раз он прыгает на одной ноге, к черте. Если он перегонит тюзик за черту, то прыгают на одной ноге все, гнавшие куры от тюзика к черте. Все они называются московскими курами. Есть еще петербургские куры, которые разыгрываются так: подбросив вверх тюзик одной рукою, бьют его той же рукою, только вкось.
Игра эта выражает насмешку на ветреность столичных куриц, которые прыгают всю свою жизнь, а под старость убираются в деревню на одной ножке.

Детская игра "орешек"

Дети выбирают возвышенное какое-нибудь место: бугор, высокий край канавки, даже .камень или лужу. Одна половина из играющих становится на избранном месте, заменяющем крепость, а другая нападает на нее и старается выгнать из укрепления. Если осаждающие успеют занять крепость, то становятся на месте осаждаемых и кричат:
«Наш город Орешек!» Вытесненные из Орешка начинают потом сами осаждать его, и дотоле продолжают осаду, пока не овладеют крепостию и не закричат в свою очередь: «Наш город Орешек!» Таким образом переходит место беспрестанно, от одних к другим.
Игра Орешек, по-видимому, одна детская шалость, но, вникая в нее, вы открываете, что это напоминание о взятии Крепости Шлиссельбурга, который в древности принадлежал нам и назывался Орешком; потом шведы отняли его у нас и переименовали его в Петербург (шведское слово, которое значит Орешек); но по взятии его Петром В<еликим> он назвал его Шлиссельбургом (ключом города). Орешек, переходивший несколько столетий из рук в руки, памятен борьбою наших предков со шведами, пока Петр I не решил спор. Эта распря народов за обладание северно-западной страною сильно врезалась в память жителей этого края и преобразовалась в игру «Орешек», которая употребляется только в Шлиссельбурге (Петербургской губ.).

Детская игра "терять"

Весною, за несколько времени до захождения солнца, собираются дети обоего пола на зеленую траву или перед домом и, взявшись за руки, составляют круг, но таким образом, что лица играющих обращены к окружающим их предметам или, лучше сказать, оборачиваются спиной друг к другу и начинают кружиться в одну какую-либо сторону, с пением или без пения. Чтобы не оторваться от крута и потом не упасть, надобно уметь хорошо держаться за руку и иметь твердость в ногах; но как часто случается, что при кружении спотыкаются и после падают, то над падающим смеются, как везде. Упавший уже есть потерянный; его даже не принимают в игру; его теряют, почему называется терять. Выражение этой игры – просто детская забава.

Детская игра "ласы"

По выпадении первого снега дети катают из него шары, обливают водою и замерзшие эти шары, называемые ласами, продают дурням. Отсюда произошла поговорка «точить лясы» – т. е. нести вздор. Ласы покупаются на бабки; играющие в ласы назначают особое место для рынка; сюда сходятся покупать коров. «Продай корову»,– говорит один. «Изволь»,– отвечает другой и бросает ему ногой свою ласу. Непроданная леса приобретается ловким попадем в нее бабкою; если не попадёт в ласу, то сам платит бабками по сделанному наперед условию. Игра продолжается, пока кто не проиграет своих бабок.
Все купцы, которые обманами и нечестной торговлею хотят разбогатеть скоро, разоряются.

Детская игра "снежные изображения"

Если выпадет довольно снега, то дети тотчас спешат делать статуи и пещеры. Статуи бывают с головой, глазами, а вместо рук продергивают палки. Несколько изображений ставят в один ряд, ходят около них и любуются: чья выше и лучше. Потом начинается нападение на статую со стороны неприятелей: владетели защищают, неприятель берет приступом и разрушает их.
Пещеры делаются также из снега: они бывают небольшие, круглые, с окошечками с двух сторон: на них также нападают, как на статуи.
Снежные изображения пробуждают в детях наклонность к художественным занятиям, коих развитие зависит впоследствии от образования.

Детская игра "волчок"

Продолговатая деревянная шишка с деревянным шпилем, или костяная с таковым же шпилем, называется волчком. Намотав шнурочек на шпиль, вкладывают его в просверленную на деревянной лопатке дыру; потом дергают за конец шнурочка, выпущенного из-под шпиля, и пускают волчок по ровному месту, но более всего по деревянному полу. Выпущенный волчок делает прыжки, свистит и гудит.
Эта игра старинная и в большом употреблении; ею забавляются преимущественнее в покоях осенью и зимою. Охотники пускают волчок по льду, но таковые охотники уже больше нежели дети. Волчок служит к одному препровождению времени. В других местах волчок называется кубарем, которым так же играют, как волчком. Поговорка «Он ходит кубарем» произошла от кружения кубаря, описывающего круг, или лучше сказать: он ходит кругами, делает круги и мыслит, изворачиваясь то в одну, то в другую сторону.

II. ИГРЫ ДЕВИЧЕСКИЕ

Девическая игра "мак"

Несколько девушек, собравшись на лугу, в поле или около домов, назначают одного какого-либо мальчика земледельцем, сажают его посредине своего круга и, взявшись за руки, поют:
Маки, маковычки,
Золотые головочки!
В подзагорьи зеленый мак.
Маки, маковычки,
Золотые головочки!
После они спрашивают земледельца: поспел ли мак? Тот отвечает, что он еще пашет землю для посева мака; после отвечает, что сеет, и продолжает высказывать, пока он созреет. При каждом ответе девушки поют прежнее, пока он не скажет, что поспел мак. При этом слове они устремляются на земледельца и щиплют ему голову вместо мака. Эта игра преобразована из хороводной забавы мак, и она означает расцветающую весну, в которую столько удовольствий для забав девушек и столько тягостей для земледельцев.

Девическая игра "горелки"

Употребляются во всей России. Вечернею порою собираются девушки на просторное место, на луг или в сад. Взявшись за руки, становятся попарно в кружок; одна, избранная из них, должна гореть: она помещается в середине и стоит как бы без всякого внимания. В это время прочие разбегаются в разные стороны попарно, и кого она успеет разлучить, та занимает ее место.
Дети играют иначе: впереди стоит тот, кто должен гореть, а позади него две пары. Горю бежит впереди, за ним, на несколько от него шагов, те обе пары, которые держатся за руки. Он оборачивается, хочет схватить кого-нибудь; пара разрознивается, бежит в сторону; он не допускает им соединиться, бегает за ними, но они схватились за руки, и, конечно, над ним смеются, хохочут и опять заставляют его гореть. Если же он поймает одного от разлучившейся пары, то разлучившийся играет горю, а сам он становится на его место, и таким образом продолжается игра, которая, доставляя случай резвиться детям, укрепляет тело, и потому детские горелки есть не что иное, как беззаботное и веселое беганье.
Еще играют в горелки иначе: одна из девушек становится среди комнаты и говорит жалобным голосом: «Горю, горю на камешке; кто любит, тот сменит меня». Если нет отзыва, то она сгорает от любви. Но на ее призыв подходит мужчина, берет за руки и целует ее. Сам он становится на ее место и говорит то же. Любящая его немедленно сменяет. Эта игра, собственно, для девиц, но она допускает в свой круг молодых людей, которые пользуются случаем к изъяснению своих чувств. Каждая забава девиц имеет свои увертки, оправдания и обман; но тут самые строгие и опытные матери, ловко проводимые своими дочерьми, хвалятся, что их дочери резвятся только.
Любовь давно тревожит сердце девушки, а девушка давно ищет мысленно им любимого и горит к нему. Для девицы не существует нет. В ее воображении созидается заранее предмет. Девица в шестнадцать лет – не тронь меня: она тогда еще нерешительная, боязливая, а в восемнадцать лет – задумчивая, мечтательная и вспыхивает как порох.

Девическая игра "лычки"

Эта игра изобретена деревенскими девушками для безопасного их целования с парнями. Одна из девок берет по числу парней лыка, перегибает их поперек через указательный палец и спутывает концы; потом подзывает к себе парней и девушек и предлагает им выбирать любой конец. По разобрании всех концов она пропускает их сквозь пальцы, и те, которые держатся за концы, должны целоваться.

Девическая игра "сижу-посижу"

Любовь везде с проделками и в этом разе составляет любимую игру девушек сижу-посижу, потому что в ней представляется случай полюбезничать и поговорить вдоволь с тем, кого любишь. О, это много для влюбленных. Девушки и мужчины садятся на лавках в кружок или на ковре, постланном на полу. Одна девушка, с завязанными глазами, как слепой амур, ходит в кругу и говорит:
Братцы- сестрицы,
Примите меня!
Сидящие молчат; она продолжает просить:
Душенька сестрица,
Миленький братец,
Примите меня!
Ей отвечают: садись с нами, миленькая сестрица. В других местах говорят: иди, садись с нами. Она идет, садится кому-либо на колени и говорит: «Сижу-посижу». У кого она сидит, тот должен молчать, а сторонние спрашивают: у кого она сидит? Если отгадает, то тому играть сижу-посижу. Случается, что девушка сидит да посиживает на коленях милого ее сердцу, притворяясь незнанием – лукавство женское ! Мужчины хохочут и бьют в ладоши, а девушки досадуют и с завистью смотрят на подругу.

Девическая игра "без соли соль"

Эта игра резвая и редко проходит без ссоры. Девушки бросают между собою жребий: кому из них сидеть с завязанными или зажмуренными глазами, а кому ловить и перескакивать через ноги с закрытыми глазами. Доставшимся участь сидеть садятся друг противу друга с протянутыми ногами, зажмурив глаза и заложив за спину руки. Прочие девушки, приговаривая: «Без соли соль», перескакивают им через ноги; сидящие должны ловить. Словленная часто огорчается, говоря, что ее поймали с открытыми глазами. Начинаются упреки, за упреками укоризны. Но старушки, наблюдающие за играми, мирят их. Пойманная садится на месте словившей, и игра продолжается снова. Обе эти игры: сижу-посижу, без соли соль означают скрытную любовь девушки.

Девическая игра "жмурки"

Игра в жмурки не есть принадлежность одних девушек, В но детей и взрослых молодых людей. Играют в летнее время и зимние вечера. В Великороссии она превращена в действующее лицо слепого козла, а в Малороссии – в Панаса. Одной из девушек завязывают глаза, ведут ее к дверям и ставят вместо слепого козла. Тут козел стучит ногами, бодает рогами в дверь; на его стук сбегаются, бьют по его спине ладонью и, переменив голос, говорят: «Афанас, не бей нас; Афанас, ходи по нас». Часто не все девушки спрашивают, а только бьют, бегая около него и, когда он поворотится, разбегаются во все стороны. Козел должен ловить их, потому в это дело избирают прыткую и изворотливую. Несметливая девушка гоняется до поту и не может словить. Тогда из одного сожаления к ней сменяют другою. Во время действия рассерженный козел бегает по комнате, скачет через стулья, столы, скамейки, все опрокидывает или сам падает. Около него прочие кружатся и постоянно раздражают новыми побоями, насмешками и криком. Резвое и безотчетное беганье доставляет неизъяснимое удовольствие молодости. Весьма часто случается, что в жмурки допускают молодых мужчин, и тогда преимущественно избирают из них козла. Пойманный в игре сменяет козла.
В Малороссии Панас – то же самое, что Афанасий – отводится к дверям с завязанными глазами. Панас получает удары с приговором: «Панас, Панас, не ходи по нас. Панас, узнай нас, Панас, лови нас». Он бросается ловить и ловит ту, которую любит, и как бы нечаянно жмет руку или держит, ухватив ее. Замечено, что влюбленные более всех играют. Над ними смеются, но любовь ничего не видит. Жмурки есть олицетворение скрытной, но пламенной страсти. Любовь и в игре находит свое место, и то не игра, где нет ее.
По некоторым селениям жмурки называются кулюкушки и кулючки, и это преимущественно в Пензенской губернии. Там после конания (жребия), кому играть, завязывают глаза, или вместо конания один из игроков марает сажею свой палец и, зажавши его с прочими, подходит ко всем и предлагает выбрать любой палец, и тот, кто возьмется за осаженный, тому завязывают глаза платком или нахлобучивают на глаза шапку, подводят к дверям, а иногда толкают со смехом, говоря: «Ступай в кут, там блины пекут, тебе блин дадут». Подошедши к дверям, он стучит, а его спрашивают: «Кто там?» – «Дядя Тарас».– «Ходи по нас, не открывай глаз». После этого сами ходят тихо около дяди Тараса, прижимаются, прячутся. Он бросается во все стороны: по стуку, беготне и смеху. Поймавши кого-либо, он должен отгадать имя его; если не отгадает, то снова дядя Тарас. Поймавши двух или более, ему говорят: «Пень да колода»,– и он отпускает их. Когда поймает одного и назовет его по имени, тогда занимает его место пойманный.

Девическая игра "котики"

Они имеют большое сходство с жмурками. Одному завязывают глаза и ставят его посредине комнаты, все прочие делают около него круг. Составляющие круг принимают название цветов и растений: розы, терновника, чертополоха и проч. С завязанными глазами, при произнесении слова счет, показывает рукою на себя или на играющих поочередно, но при последнем слове счет! на кого он покажет, тот выходит из счета играющих. Тогда остальные приговаривают:
Шли кони по выгори, по выгори,
А чем они попутаны, попутаны?
Золотым путом под копытом – брязь!
Все разбегаются, а с завязанными глазами ловит их. Если он поймает и отгадает пойманного им, то последний заступает его место.

Девическая игра "первенчики"

Несколько девушек, сев в кружок, кладут на колени своей подруги по два пальца. Проворная из них произносит бегло: «Первенчики, друженчики, тринцы, волынцы, поповы ладынцы, цыкень, выкинь». Если выкинь падет кому-нибудь на один из пальцев, той начинать игру. Предусмотрительные выдергивают свои пальцы прежде, нежели произнесется «выкинь». Хитрые девушки иногда мучают свою подругу весьма долго.
Беззаботная жизнь девушек, которые наслаждаются ею кратковременно.

Девическая игра "корабль с мельницей"

Девушки избирают среди себя двух ловких и голосистых. Одна из них становится посреди избы, другая ходит по ней, а прочие рассаживаются по местам. Ходящая по избе подходит к одной из сидящих, берет ее за руку, водит по комнате и поет, сначала одна:
Как по нашей речке,
Быстрой и глубокой,
Плывут, летят кораблики
Из моря далека.
Все прочие кораблики
В городах остались:
Они грузны сверху до дна
Бархатом и шелком.
Теперь его раскупают
Купцы да бояре,
Своим дочкам в приданое,
Женам на наряды.
И к нам плывет
Корабль быстрый,
И нам несет
Платков да нарядов.
Обращаясь к той, которую водит за руку:
Плыви, плыви, кораблик наш,
Поспешай скорее;
Привези нам посвежее
Заморских товаров.
Она останавливается перед той, которая стоит посреди комнаты, и стучит ногой три раза. Та спрашивает: «Кто там?» – «Корабль». – «Что привез?» – «Мельницу». – «О сколько поставов?» – «Об одном». В это время стоящая берет за руку ту, которую привела ходящая; ставит ее вместо корабля по правую свою руку и начинает петь, топая правою ногой об пол; за ней поют все сидящие, топая также правою ногой:
Мели, мели, мельница,
Мели, не ленися;
Намели ты солоду
Девушкам на бражку.
По окончании этого назначенная ходит по комнате, идет опять к сидящим своим подругам, берет за руку одну из них и ходит с нею по комнате, снова запевая прежнюю песню:
Как по нашей речке, Быстрой и глубокой и пр.
Сидящие и стоящие, топая правою ногой, поют всю эту песнь вместе с нею. Когда же пропоют конец песни:
Плыви, плыви, кораблик наш,
Поспешай скорее;
Привези нам посвежее
Заморских товаров,–
тогда, приведшая подругу за руку, опять останавливается перед стоящей посреди избы и топает три раза ногою. Вопросы и ответы одни и те же, как и прежде, исключая того, что на вопрос стоящей: «О сколько поставов?» – ходящая отвечает: «О двух». Тогда первая принимает к себе приведенную, составляющую также корабль, и сколько бы ни было приведенных, то все они именуются кораблями, топает об пол обеими ногами и поет, за нею все остальные:
Мели, мели, мельница,
Мели, не ленися;
Надери ты крупки
Да гречишной мучки
Девушкам на кашку,
На блины, оладьи,
На мягкие, на сладкие
Сдобны черепенники* [Черепенники пекутся в черепнях из крутого гречневого теста.].
Пропевши это, все продолжают топать ногами, а ходящая подходит снова к сидящим, берет ту, которая ей понравилась, и запевает ту же песню:
Как по нашей речке и пр.
С нею поют все прочие, продолжая топанье. По окончании песни ходящая опять останавливается перед стоящей, топает три раза ногой; разговор ведется прежний, только на вопрос: «О сколько поставов?» – та отвечает: «О трех». Тогда стоящая, принимая по-прежнему приведенную правою рукой, ставит ее в ряд с другими приведенными, ударяет левой рукой об бедро, начинает петь, за ней все прочие:
Мели, мели, мельница,
Мели, не ленися;
Намели ты мучки
Оржаной, овсяной,
Да еще гороховой;
Чтобы девки – внучки,
Бабушке сварили:
Из овсяной киселька,
Из оржаной испекли
Кислинького хлебца;
Из гороховой лепешку,
Сладку эаваритку** [** Саламата. Ее делают не только из муки гречневой, но и из гороховой, хотя редко.].
По окончании песни ходящая опять подходит к сидящим. Между тем продолжается стуканье ногами и левой рукой. Она берет по-прежнему одну из девушек и ходит по комнате, начинает петь ту же песнь, ей повторяют со стуканьем все другие:
Как по нашей речке и проч.
Под конец песни подходит к стоящей посреди избы и вступает с нею в прежний разговор, с тою разницею, что на вопрос стоящей: «О сколько поставов?» – та отвечает: «О четырех». Тогда стоящая, поставив приведенную в ряд с прежними, ударяет правой рукой о другое бедро и поет I вместе с другими, которые топают ногами об пол и бьют руками об свои бедра.
Мели, мели, мельница,
Мели, не ленися:
Намели ты мучки:
Полбинной, ячменной,
Пшеничной крупичатой.
Из полбинной напечем
Пирогов да сытных;
Из ячменной сделаем
Сдобный, сладкий курник*; [* Круглый высокий пирог, начиненный куриными потрохами и яйцами.]
Из пшеничной мы напечем
Пирогов с начинкой;
Кокурок, лепешек
В масле наваляем;
Из крупичатой накрошим
Меленькой лапшицы, Да маликов** [** Малинками называют небольшие шарики из сдобного теста, приплюснутые сверху] накатаем
Сдобных, рассыпучих;
Преженцев наваляем
Словно сахар сладких.
Мы ждем к себе в гости:
Дедушку да бабушку,
Батюшку и матушку,
Братьев и невестушек,
Сестриц со мужьями.
Когда наши гости
Будут всем довольны,
Не будут гневаться,
А будут любити,
Пол.бя, дарити:
Платками, фатами,
Серьгами, котами,
Парчовыми рукавами,
Голубой китайкой,
Нанковыми шубами
Да кумачом красным.
Теперь последняя из приведенных поет одна:
А где наши гости
Возьмут нам подарков?
Когда купцы – гости
Не везут товаров.
Вместо ответа назначенная ходить по комнате начинает опять петь:
Как по нашей речке и пр.
С нею поют другие, продолжая топанье и хлопанье; она идет к сидящим своим подругам, берет за левую руку одну из тех, которая держит в правой руке мыкольник, заранее приготовленный и наполненный тряпьем разного рода; дает знак головою сидящим, чтобы они встали и шли за ней. Конец песни поют одни корабли, и когда все пропоют, тогда пришедшая с подругами начинает петь вместе с ними веселым голосом:
Не тужите, подруженьки,
Много не горюйте;
Cкажу я вам весточку,
Весточку всем на радость:
Приплыл, приплыл кораблик наш
С моря-океана;
Привез с собой из-за моря
Красного товару.
Потом, толкая приведенную с мыкольником в средину стоящих подруг, припевают:
Вот! Возьмите ваш корабль
С моря-океана,
Ну, извольте торговать,
Кому чего надо!
В это время все бросаются на корабль, вырывают у него мыкольник; хватают оттуда тряпье, покрытое сажей, И начинают им бросать: сначала в корабль, а после друг в друга, отчего все перепачкаются, по выражению играющих, как черти, и прекращают киданье, когда на тряпье не останется сажи.
Выражение этой игры – расхищение иноземных товаров, продававшихся обманом. «Товар продается лицом» – была искони поговорка у новгородских купцов. Приезжавшие в Новгород гости с дурными товарами часто подвергались народному нареканию. Были случаи, что взволнованный народ грабил немецкий двор.

Девическая игра "колечко"

Простая, но веселая забава. Снимают с руки кольцо, надевают его на ленточку и потом, связав концы ленточки, становятся в кружок и передвигают кольцо по ленточке. Одна из девушек, которая кружится, т. е. ходит в кругу и отыскивает колечко, спрашивает: «У кого кольцо?» Каждая обманывает ее, говоря: «У меня»,– и в это время на ее глазах старается передать другой. Кружащаяся хватает за руку, и открывается, что у нее нет. Между тем колечко показывают в другом месте; она спешит за ним; там передают другой. Эта игра требует особой ловкости и проворства. Случается, что ищущую доводят до того, что она закруживается от поисков.
Еще играют другим образом. Девицы, молодые дамы и мужчины становятся в кружок и передвигают кольцо по шнуру. Кому досталось искать его, тот ходит в кругу и старается заметить, где оно передвигается; но ловкость передачи заставляет ищущего бегать; смех и крик сопровождают неловкого. Пойманный им занимает его место и дает фант; игра продолжается дотоле, пока наберется довольное количество фантов. Тогда садятся в кружок, и чей фант вынется, тот играет, например: купец, а если девица, то купеческая дочь. Купец идет в особую комнату, за ним запирают дверь; он стучится. Один из сидящих подле дверей спрашивает: «Кто там?» – «Купец», – «Откуда?» – «Из города». – «За чем? Или: чего надобно?» – «Купеческую дочь». – «Какую?» Он именует девицу или даму. Если же она ему не знакома, то описывает ее уборы: она является. Он целует ее в руку, она его в щеку, и потом она разыгрывает его роль. Она тоже стучит; ее также спрашивают, как купца, и так продолжается, пока не разыграют все фанты. Колечко и кольцо – одно и то же, доставляет приятное, веселое шутливое рассеяние.
Простой народ в Жмуди играет в колечко гораздо проще. Садятся на скамейке около стены, и один кто-нибудь подносит играющим кольцо и говорит: «Возьми колечко да не показывай». Когда он всех обойдет, тогда обращается к ищущему колечко и произносит: «Серги, верги, где блестит колечко?» Отгадавший, в чьей оно руке, садится на его место, а этот идет отгадывать или искать его.

Девическая игра "камешки"

Округленные глиняные камешки раскладывают девушки по полу и делают уговор: не мешать и не кричать. При этом произносят условные поговорки. «Уговорец всем делам родной братец; без уговора не садись, а на слово не вяжись; ни еду, ни лечу; а заеду – подхвачу», и тому подобное, и потом заключают условие: играть, не воровать. В иных местах говорят: «Чур, играть, не воровать, без вороху, без промаху». Игра в камешки многосложная и оканчивается по большей части ссорою. Одна из девушек бросает камешки вверх и во время их полета старается захватить правою рукою несколько других, разбросанных по земле. Здесь великое искусство в том, чтобы камешек не упал на землю, игрок успел бы захватить другие, и чтобы на лету схватить еще падающий. Девушки, завидуя ловкости своей подруги, мешают ей своими рассказами или нарочно кричат. Игралыцица сердится, рука ее дрожит, и она делает промах.
Лучшие камешки доставляют из Киева и Ростова. Мужскому полу вменяется в стыд забавляться этой игрою, однако мальчики не смотрят на это.
В Малороссии игра в креймешки – та же самая, что в камешки. Садятся девушки на земле кружком и, положив перед собою несколько креймешек, по большей части каждая кладет перед собою по четыре, кидает один вверх, и пока он летит вниз, она должна захватить лежащий на земле и схватить падающий; потом она бросает тот креймешек, который сняла с земли, и хватает на лету другой, и таким образом продолжает, пока всех не переберет. Есть такие охотницы, что играют по целым дням.
Креймешки делаются из разбитой глиняной посуды и кафлей; округляют их величиною с грош, но не более пятака медного.
Играют еще в креймешки иначе. Делают круглые, величиною с голубиное яйцо, камешки; для этой игры употребляют только шесть. Играющие, садясь на пол, покрытый ковром, кладут на ковер кучкою пять креймешков, шестой бросают вверх, немного повыше головы, и должно успеть взять камешек с ковра и поймать падающий сверху. Играющая бросает сначала камешек поодиночке, потом все бросает вдруг и ловит; потом те же камешки перекладывает с одного места на другое, захватывает между пальцев, потом прокатывает под пальцами и продолжает бросать дотоле, пока не уронит креймешок. Тогда она лишается игры и передает другой, которая играет точно так же.
Зависть к счастью другого повсюду сопутствует. Будь счастлив хоть на былинку, и тогда позавидуют в свете.
Греки употребляли камешки в древности; от них эта игра распространилась по всей Европе, а к нам перешла от татар.

Девическая игра "колышки"

Играют и девушки и мальчики, но преимущественнее девушки. Девушки набирают себе маленьких подруг и сажают их в кружок вместо колышков, которые обращены лицом к кругу. За колышками стоит своя хозяйка. Начинается продажа колышков; покупатель обращается к хозяйке и говорит: «Кума! Кума! Продай колышки». – «Купи», – отвечает кума. «А что стоит?» – «Кочан капусты, да веник, да рубль денег». – «Вот тебе кочан капусты, да веник, да рубль денег». – «Ну, по рукам да в баню». Ударяют по рукам и бегут вокруг колышков: хозяйка в правую г сторону, а покупатель в левую. Обежавши вокруг возвращаются с противоположных сторон к спорному колышку. Кто первый прибежит к колышку, тот остается владетелем его, или если бы кто первый дотронулся колышка рукою. Если покупатель прибежит последним, то он идет покупать другой; равно, если бы прибежала последней сама хозяйка. Игра продолжается, пока не перекупятся все колышки. При беготне случаются забавные падения, при коих поднимаются все колышки и производят всеобщий смех и нарекание: «Покупатель – пьяница!» или: «У кумушки болит головушка, бедная кумушка!»
Игра эта выражает корыстолюбие торговцев: хозяин и покупатель сошлись в цене, ударили уже по рукам, но вдруг нашло на обоих раздумье: «Ах! Дешево продал, еще бы поторговаться; ах, купил дорого – поспешил!» Оба бегут, суетятся и, наконец, снова покупают; купец – везде корыстолюбец-купец. Как он ни купит дешево, а все еще ему дорого.

Девическая игра "кумки"

Одна девица делается покупщицею, а прочие девушки, называемые кумками, усаживают в кружок мальчиков и девочек, которые называются их детьми. Кумки становятся позади своих детей и кладут руки на их голову. Покупщица подходит к кумке и говорит: «Кумка-кумятка, продай дитятка». Первая не продает, вторая не продает, а третья должна продать. Она бьет по рукам покупщицы, приговаривая: «Продам тебе дитятко за шильце, за мыльце, за горячий блин». С последним словом кумка и покупщица бегут в противоположные стороны; которая успеет положить прежде руку на голову дитяти, за тою остается оно. Покупка начинается снова и продолжается до тех пор, пока дойдет до кумки, которая продала. Тогда все кумки ставят своих детей на ноги и кричат: «Мое дитятко не шелудивое! Мое дитятко не шелудивое!» Которая кумка не успеет поднять на ноги дитя, того называют шелудивым, и это название остается часто на долгое время..
Кумки выражают небрежение матерей к воспитанию своих детей, коих не умели поднять на ноги и потому подвергли их всеобщему посмеянию. Весьма часто случается, что от чрезмерной нежности маменек к своим ненаглядным дитяткам дети никакого не получают образования, хотя имели к тому все средства. Больно расстаться с детьми! Они выросли перед глазами маменек, растут столбами, а маменьки по нежности своей все не хотят разлучиться с ними, пока не разлучит их, маменек, жестокая смерть. О, эта смерть! – Но что бы вы сделали с нею, нежные маменьки?

Девическая игра "коза"

В начале игры избирается обыкновенно ловкая девушка, называемая козой. Ее подводят к стене, все прочие усаживаются и смеются над нею. Иные передразнивают ее козьим голосом, а другие кричат: «Коза, коза, бя!» Она сердится, топает ногами и грозит переколоть всех. После разных насмешек встают и начинают с нею разговор: «Моя козушка, ты не ела сегодня». Гладят ее по спине и спрашивают: «Козушка, где была?» – «В поле». – «Что там делала?» – «Травку ела». – «Зачем сюда пришла?» – «Отдохнуть». С этим словом девушки должны бежать; она гоняется за ними, и кого поймает, та заменяет ее место. Многие делают произвольные поговорки, которые зависят от расположения духа и изворотливости девушки. Иные до того наскучивают козе своими поговорками, что она оставляет игру и плачет, ибо резвая девушка, начав с козою разговор, касается иногда сердечных шалостей. «Козушка, где ты была?» – «В поле». – «Кого искала?» – Козушка молчит. «Козушка, я знаю кого ты искала». – «Моя милая,– отвечает коза,– оставь шутки». Но шутки не унимаются и доводят до неприятностей, которые прекращаются поцелуем.

В Малороссии также играют в козу и поговорки почти одинаковые, но бывают насмешливые, например:
Я коза дереза, Пивбока луплена,
За копу куплена.
Тулу, тупу ногами,
Сколю тебе рогами,
Лапками загребу,
Хвостиком замету – Брру...
Некоторые из наших писателей приводят для этой забавы как бы общепринятое для игры присловье, а именно: Девушка передразнивает козу: «Коза, коза, бя – где ты была?» – «Коней стерегла». – «И где кони?» – «В лес ушли». – «Где тот лес?» – «Черви выточили». – «И где черви?» – «Они в гору ушли». – «И где гора!» – «Быки выкопали», – «И где быки?» – «В воду ушли». – «И где вода?» – «Гуси выпили». – «И где гуси?» – «В тростник ушли». – «И где тростник?» – «Девки выломали». – «И где девки?» – «Замуж вышли». – «И где мужья?» – «Они померли». – «И где гробы?» – «Они сгнили». Этот многословный расспрос весьма занимательный и забавный. Мне не случалось его слышать, но он естествен и приличен веселой игре. Я сколько мог видеть эту забаву, она сопровождалась более произвольными вопросами, и часто девушка, не докончив расспроса, бьет козу по спине, и все разбегаются по углам комнаты. Коза гонится за ними и все опрокидывает на своем бегу. Ловкая коза перепрыгивает через стулья и скамейки, не повреждая себе ног. Пойманная девушка заступает ее место.
Игра в козу выражает девическое, беззаботное веселье. Если в ней ' принимают участие молодые люди, то она изменяет свое значение: проявляются в ней сердечные дела и высказывают душевную тревогу. Украдкою жмут руки и переговариваются. Таковые проделки не уходят от зорких глаз девиц-соперниц. Все играющие спешат насладиться взаимным излиянием нежностей. Тогда игра нечувствительно переходит в сладостное самозабвение: всяк желает быть козою. О, сколько восторгов, если девушка встретится с любимым предметом!

Девическая игра "огарушек"

Сев в кружок, девушки избирают среди себя рассказчицу, которая, ходя вокруг, говорит каждой по одному слову: черемя, беремя, нивесть чего, за старого, богатого, трунь, пень, князь. На кого падет слово князь, та оставляет кружок, и рассказчица продолжает свою поговорку, пока останется одна, с которой она ведет очередной разговор, – и кто успеет сказать прежде князь, та выбегает из кружка. Оставшуюся осмеивают поговоркою: «Огарушек, черный камешек; огарушек, объедушек». Огарушек бегает за ними и ловит. Пойманная помогает огарушку ловить остальных.
Огарушек изображает засидевшихся девиц, которые, посмеиваясь над тихими и счастливыми в любви, клевещут <на> них из злости. Женское злословие проистекает наиболее из уст старых дев.

Девическая игра "скачка на доске"

Это самая простая и обыкновенная забава поселянок и городских девушек; она похожа более на шалость, нежели на игру. Кладут доску через колоду; две девушки становятся по концам и расшатывают, иногда так крепко, что делают высокие скачки, и кто выше подскакивает, тому честь и хвала. В этой скачке есть особое искусство, чтобы во время прыжков попасть опять на доску; малейшее же отклонение от размера производит падение, часто с большим ушибом.
Дети и девочки особенно любят забавляться этой скачкою.

Девическая игра "запуски"

Собираются несколько девушек в кружок и спорят между собою: «Маша, ты не догонишь меня». – «Нет, догоню». – «Нет, не догонишь». Оленька подхватывает: «Я догоню тебя, Катенька». – «Меня? Не догонишь!» – «Меня не догонишь!» – кричат вдруг все девушки и бросаются бежать в разные стороны со всеми возможными изворотами и увертками, свойственными женской природе. Оленька гонится за ними. Если кто выбивается из сил, та должна скорее прибежать к какому-нибудь месту и, ухватясь за него, например за дерево, стену, дверь и проч., сказать: «Чур меня». Тогда Оленька должна бежать за другими и не допустить до чура. Ловящая часто бегает до упаду, но пойманная до чура, заступает на место. От сильного беганья незаметно рвут на себе платье или падают больно. Боль мгновенно проходит. Тут большое наслаждение девушки, если она успеет словить свою подругу на самом бегу.
В Малороссии запуски называются выпередки, т. е. выпереживать друг друга; в выпередки так же играют, как в запуски, и часто девушки и мальчики забавляются вместе.
Скачка на доске и запуски в большом употреблении и весьма полезны для телесного укрепления. Эти игры развивают гибкость членов и доставляют твердость и силу. Запуски были любимой игрой у греков на олимпийских увеселениях и у римлян.

Девическая игра "чет и нечет"

Кто отгадает чет, тот все получает. Чет составляет парное число чего-нибудь, а нечет – когда недостает к паре одного, например: 6, 8, 10 и проч. суть четные, а 5, 9, 11 – нечетные. Берут горсть орехов и спрашивают: «Чет или нечет?» Иногда играют не на одни орехи, но и на мелкие деньги. В иных местах эта игра называется чет и лишка. Употребляется повсюду.

Девическая игра "обруч"

Дети катают обруч по земле и на всем его бегу подбивают длинной палочкою. Игра в обруч, называемая еще сюрсо, перенята от иностранцев и вошла в употребление не ранее конца XVIII века. Она не есть забава детей, но взрослых барышень и дам. Становятся на известное расстояние друг против друга и бросают вверх круг, стараясь на лету схватить его на свой кий. Тут надобно иметь особую ловкость, но очень многие из дам так искусны, что редко дают промах. В этой забаве принимают участие мужчины.
Обруч и сюрсо, одно и то же, есть гимнастическое занятие.

Девическая игра "бирюльки"
Употребление этой игры повсеместное. В некоторых местах она называется четками, а в других – бирюльками, от слова брать. На этот предмет иные употребляют гладкие прутики или тоненькие палочки, а другие употребляют особо приготовляемые соломинки. Одна из девушек раздает каждой играющей по одной палочке, тоненькой и ровной. Оставив при себе самую длинную, которая называется шутом, она отбирает у них розданные прежде, складывает вместе со своим шутом и, сжав в пучок, рассыпает по столу. Каждая из девиц пробует выдернуть или поднять одну какую-либо палочку <с> помощью шута, но так, чтобы ни одну не дотронуть и чтобы ни одна не колыхнулась. В противном случае она лишается права на игру. Тут надобно великое искусство, которое называется удачею. Не многим удается снять все палочки.
Искусные игроки употребляют еще ровно обрезанные коротенькие соломинки, называемые бирюльками, они также выдергиваются, как четки. Но тут предстоит гораздо более ловкости, чтобы ничто не колыхнулось, потому что соломинки движутся от одного дуновения, и рука дрожит сильнее. Завистливые к удаче обнаруживают большое неудовольствие: они преждевременно стараются помешать в снятии бирюлек, потому заговаривают, пугают, кричат и т. д.
Бирюльки не есть игра одних девушек; ею любят заниматься в осенние и зимние вечера молодые, взрослые и старики. Она была в большом употреблении в учебных заведениях.

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.