Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Игры мужские и обоих полов в древней Руси

III. Игры мужские на Руси

МЯЧ

В северной России игра в мяч называется еще лаптою. Название лапты про.изошло от деревянной, наподобие лопаты сделанной <из> палки, вместо коей часто употребляют просто одну длинную палку. Для этой игры избирают двух маток. Палку или лапту бросают вверх и плюют на одну сторону, говоря: «Мокрого или сухого тебе надобно?» Если палка упала на мокрую сторону, тому быть маткою в городе; а на сухую сторону – в поле. Прочие подходят попарно к маткам, спрашивая их: «Мокрого или сухого?» На ответ: «Мокрого» тот идет на его сторону; на ответ: «Сухого» – на сторону сухого. Игроки разделяются на две половины: одна идет к своей матке и играет с нею, а другая идет в поле, чтобы ловить на лету падающий мяч. В других местах игру начинают конанием: двое из прославленных игроков, взяв палку, меряются между собою: кому из них быть маткою и кому начинать игру. Чья рука остановится на верхушке палки, тому быть маткою и начинать игру. Одна половина из остальных игроков идет в поле и разделяет между собою места, где кому стоять и что делать: одни становятся посредине, другие по бокам, и все обязаны ловить мяч. Один из полевых подает бить мяч. Кто не попадет палкою третий раз, тот лишается права бить мяч; кто бьет каждый раз, тот продолжает бить до трех промахов. Здесь большое искусство состоит в том, чтобы бить мяч высоко, ударив, бежать к проведенной в поле черте, плюнуть там и воротиться назад непобитым к своему месту; но если мяч попадется в руки кому-либо из ловящих и застанет бегущего на черте в поле, тут употребляются всевозможные обманы, как бы побить мячом, а со стороны убегающего – как избежать удара. С побитием кого-либо прекращается игра и передается другой половине. Она прекращается и тогда еще, когда кто схватит на лету мяч, который, чтобы поймать, надобно приобрести особую сноровку и иметь крепость в руке, потому что от сильного падения и косвенного удара производит большое сотрясение в руках ловящего и наносит иногда такой удар, что сворачивает пальцы.
Мячи употребляют кожаные, набитые шерстью. Охотники приобретают не весьма дешево.
В Малороссии играют в городки мячом. Чертят палкою квадрат, называемый городок, который бывает в окружности несколько десятков саженей. Величина городка зависит от условия. Играющих бывает только пять человек: они меряются на палках, и чья рука выше, тому бить в городке, а прочие четыре становятся на черте квадрата, отдельно по четырем сторонам. Стоящий на черте должен побить мячом стоящего в городке, который увивается от его удара всеми способами, но как стоящий в городке бывает часто обманываем стоящим на черте, который показывает лукавый вид, будто бы он хочет перебросить мяч кому-либо из своих товарищей, находящихся на черте квадрата, в то время стоящий в городке должен наблюдать все его движения, иначе малейшая неосмотрительность может сделать то, что вместо бросания мяча к одному из товарищей он быстро меняет свое направление, бросает в стоящего в городке и может побить его; когда побьет, тогда все четверо разбегаются в разные стороны, а побитый хватает мяч и старается им побить бегущих, но не выбегая из городка. Побитый занимает место стоящего в. городке, а этот занимает его место. Если побитый в городке ни в кого не попадет из разбежавшихся, то он занимает прежнее свое место. Игра продолжается до общей усталости, следовательно, она есть не что иное, как телесное упражнение.

МЯЧ ОБ ЗЕМЛЮ И ОБ СТЕНУ

Двое из играющих меряются палкою, как в предыдущей игре, и точно же так начинают игру. Один из них бьет об землю мяч так, чтобы от всякого удара он делал бы высокие скачки, и во время скачков ловит его через ногу и руку и продолжает дотоле, пока даст промах.
Игра об стену состоит в том, чтобы бить мячом об стену, и отскакивающий мяч подхватывать через ногу или руку и не дать упасть ему на землю.
Эти мячи набивают конскими волосами, обтягивают кожею, иногда разноцветной, и продают охотникам за несколько пар бабок, за хороший биток или за свайку.

ЛЕТУЧИЙ МЯЧ ИЛИ ВОЛАН

Летучий мяч, или, иначе, волан, бывает величиною с детскую голову и делается обыкновенно из шерсти. Им забавляются не только летом, но и зимою. Богатые – в своих покоях, а простые – на дворе. Это любимая игра наших торговцев, которые перебрасываются перед лавками в зимнее время. Один бьет вверх носком ноги, а другой подхватывает его на лету: отбивает своей ногою или бьет об землю, отчего волан делает высокие прыжки, и во время его прыгания ударяют по нему рукою, не давая катиться по земле. Когда делают отбой ногою, тогда становятся несколько охотников в разных направлениях и постоянно производят искусные отбои. Волан употребляется в домах девушками и мальчиками, которые занимаются им с охотою, потому что он служит вместо гимнастики.

ВОРОБЬИ

Эта игра производится посредством мяча. Выкапывают небольшую в земле ямочку, кладут мяч на деревянной дощечке и бьют по нему палкою. Кому прежде бить, бросают жребий, т. е. меряются на палке, и чья рука остановится на верхушке, тому начинать, прочие идут в поле. Словивший мяч сменяет играющего.

ПЫТКА

Разнообразие игры в мяч изменяется наконец в пытку. Выкапывают в один ряд несколько ямочек, называемых лунками; потом копаются: кому стоять у лунок и отбивать мяч и кому катать его. Обыкновенно катает тот, чья рука при конании всех ниже. Игроки становятся при ямочках с палками и отбивают мяч, и если катающий попадет в лунку, то он занимает его место, и начинают пытать не отбившего. Один из игроков, засунув его голову между своими ногами, бьет по его голове мячом; другой из игроков катает мяч, а остальные спрашивают: в чью лунку попал мяч? Если он отгадает, то этим прекращается пытка. В противном случае продолжают пытать, пока он не отгадает. Случается, что замучивают пыткою. Отгадавший, в чьей лунке мяч, освобождается от пытки, и он начинает уже пытать того, у кого отгадал.
Пытка напоминает нам наказание этого имени. Не уподобление ли этой игры бывшему мучению над обличаемыми в преступлении? Многие игры обязаны своим происхождением действительному событию, поэтому допустить можно, что игра в пытку могла произойти от существовавшего наказания. Во всяком случае эта игра есть мучительная гимнастика.

СВАЙКА

Она делается из железа в виде гвоздя с большой головкою и заостренным концом. Весит иногда до 4 и 5 фунтов – тяжелее этого мне не случалось видеть, хотя некоторые утверждают, что бывают до полпуда; что она одолжена своим происхождением тульской оружейной слободе и что редко можно слыхать в других губерниях об этой игре, тогда как она в большом употреблении в Малороссии, в. литовском крае и во многих южных местах России. Для свайки приготовляют особое железное кольцо и играют несколько вместе. Берут за острие свайки и бросают в средину кольца так, чтобы оно воткнулось в его середину, но еще лучше, если, попав в середину кольца, отобьет его. Тогда меряют расстояние от свайки до кольца пядью, и таковая мера называется пирогами. Глубоко же вонзившаяся свайка в землю называется редькою. Если свайка не воткнется, тот лишается игры. Кто за десятым разом не воткнет, тот обязан подавать свайку каждому игроку, и говорят ему в насмешку: «Хомут надел на отца». Выигравший садится верхом на проигравшемся, что называется ездить верхом и седлать и, сидя на нем, бьет в землю свайкою до первого промаха. Сидящий верхом издевается над подающим ему свайку. Когда подающий потеет, ему говорят: «Масло потекло». Когда не может вынуть свайки из земли, тогда говорят: «Мильцо к бильцу подползло». Когда изнемогает в силах и сердится: «Потей, Фадей, до звезды говей». Когда выкапывает свайку из земли: «Вынимай скорей из норы своей»; когда оканчивает игру: «Унес горе в свое море». В иных местах говорят: «Сбил беду, как свою жену».
Играют в свайку еще другим образом. Игрок берет свайку за острый конец и бросает ее так, чтобы она, перевернувшись в воздухе, попала в кольцо. Если попадет, то считается за три. Это значит, что ему дозволяется бить за удачный попад еще по три раза; но кто за первыми тремя разами промахнется, тот лишается бить в кольцо. Еще принимают в счет пироги, т. е. если свайка не попадет вовнутрь кольца, а отобьет его, то пространство от свайки до кольца называют пирогами: их вымеряют свайкою; сколько раз уляжется свайка на этом пространстве, столько пирогов. Кто промахнется после двенадцати раз, того морят: он должен каждому из играющих подавать свайку; получающий ее бросает в землю три раза вне кольца, а в четвертый раз – в кольцо. Если он попадет в кольцо или сделает несколько «пирогов», то моренье повторяется и продолжается до тех пор, пока все за ним не сделают промахов. При морении принимаются еще в счет ляпа и репка. Когда свайка не воткнется в землю – это называется ляпою, и если кто сделает три «ляпы», тот лишается права морить. Репа же, когда морящий попадет в одно место свайкою, которая входит в землю своею головкою, – тогда это называется засадить репку, и вытаскивать ее довольно тяжело. Моренье оканчивается, когда все наделают промахов.

НОЖИК

Взявший ножик по жребию бросает его в землю двумя пальцами, потом тремя и т. д., чтобы он воткнулся. После кладет его на кулак поперек, затем на ладонь и на кисть и с них бросает; потом, взяв за кончик и приложив к губам, бросает его в землю; после кладет ко лбу и оканчивает головою, с коей он сбрасывает, но всякий раз, чтобы воткнулся нож. Не выполнивший всех этих действий должен вытаскивать зубами тоненький колышек, забитый в землю и чуть видный.

МУШКА

Вбивают в землю палку длиною в аршин и более; вверху палки привешивают деревянный крючок, называемый мушкою, которую водит (караулит) один из играющих и вешает ее всякой раз, когда собьют, а прочие, отойдя на несколько шагов, держат в мазлах (ямках) свои палки. Между тем один кто-либо, не отходя от мазла, старается попасть своей палкою в мушку или по крайней мере во вбитую палку; отлетевшую же его палку он оставляет лежать на том месте, где она упала, пока все не кончат бить. Но если бьющий надеется, что он сбегает скорее за палкою, чем поспеет водящий повесить мушку, то он бежит за нею. Если не надеется, то дожидается выкупа. Когда бьет последний – это значит выкупает, тогда все бегут за своими палками. Водящий же мушку должен, повесив ее как можно скоро, захватить чье бы то ни было мазло во время их побега. Кто не успеет защитить свое мазло, тот водит мушку, а прочие играют по-прежнему.
Изворотливость побеждает умение.

ЧУШКИ

Чертят сначала на земле два круга расстоянием друг от друга на 20 шагов и более; потом проводят по середине каждого круга по одной черте, называемой коном, и одну черту между кругами, которая называется полуконом. На конах каждого круга ставят по пяти чушек (обрубки длиною и толщиною в 1/4 арш.) в таком порядке: одну чушку кладут вдоль кона, две поперек продольной чушки, четвертую вдоль двух поперечных, а пятую ставят стоймя, между четвертой и двумя продольными. Играющие разделяются на две стороны, каждый игрок имеет по две палки, и начинают сбивать по конании. Игроки первой стороны бьют из своего первого круга в круг второй стороны сначала одной палкой, а потом другой. Если случится, что кто собьет с первого раза все чушки, то вторая сторона начинает сбивать чушки первого круга палками первой стороны. Должно заметить, что при сбивании чушек употребляют игроки одни и те же палки. Если случится, что игроки первой стороны не все собьют или вовсе не собьют чушки второго круга, то начинает сбивать вторая сторона чушки первого круга, и таким образом продолжают играть обе стороны, пока не собьют чушки со своих конов. Когда кто собьет с кона хоть одну чушку, тогда прочие должны сбивать остальные уже с полукона. Если которая сторона не собьет свои чушки, то сбившая ездит на ней от круга к кругу. Если обе стороны собьют свои чушки, то начинают снова играть, пока кто не собьет.
Игра эта, по-видимому, намекает на то, что кто в свете проворен – тот и успевает.

ЧИЖ ИЛИ ЧИЖИК

В начерченном на земле круге кладут чижика или чижа,– заостренную с обоих концов палочку длиною в 1/4 арш. Начинающие играть конаются сначала и потом бьют по порядку конания: от первого до последнего. Перед игрою уговариваются: если кто не сделает десять ударов палкою по чижику, то сколько должен бегать на кули и скачку? Кули – значит бегать от круга до упавшего чижика и кричать, не переставая: «На кули, кули». Скачка – такое же беганье, только на одной ноге, сгорбившись и не переменяя ноги.
Первый игрок по конании начинает бить чижика с одного какого-либо заостренного конца и старается сделать еще несколько ударов на воздухе, и потом отбивает чижика; за ним бьет второй и таким образом бьют все по порядку. За отбитым чижиком бежит второй игрок, который кладет его в круг и начинает бить, как первый, и за отбитым бежит уже третий, и так все чередуются до конца игры. Кто всех скорее сделает десять ударов, тот оканчивает бить чижика, и потом первый начинает бить уже на кули и скачку, но не прежде, пока все не сделают по десяти ударов, наблюдая прежний порядок бить по очереди. Не сделавший десяти ударов бегает за чижиком, подает каждому бить и, обращаясь к кругу, кричит, не прерывая голоса: «На кули, кули!» и в это время скачет. Он кричит и скачет столько раз от чижика к кругу, сколько было условлено. После снова начинают играть, если вздумают.
Неудача скачет, неудача пляшет – а крайность до чего не доводит.

КАНДАЛЫ

Становятся мальчики к стене или забору. Один из играющих, став против них, говорит: «Кандалы».
Ему отвечают: «Скованы».
Один из играющих говорит: «Раскуй».
Спрашивают: «Кого?»
Один из играющих отвечает: «Насыкай кулак (приготовь)».
Спрашивают: «На чьи боки?»
Один из играющих: «На такого-то». Тогда все бросаются на поименованного им и бьют. Говоривший занимает потом место поименованного, а этот начинает спрашивать прежним порядком и продолжает забавляться, пока не прискучить им.
На кого повалится несчастие, на того и люди.

ШАР ИЛИ КАСЛО

Выбирают, палки, которые бы имели на конце головку, как в кие, чтобы удобнее было гонять шар; потом выкапывают довольно большую яму, называемую касло* [* В других местах большая ямка называется котлом.]. Кругом его выкапывают небольшие ямки по числу игроков, называемые лунками. Доставшемуся по жребию водить игру должно загнать шар в лунку, и когда другие будут отбивать, тогда стараться захватить чье бы то ни было место, Защищающие должны находиться при своих лунках, и когда водящий вгонит шар в касло, тогда они должны переменяться своими ямками, но чтобы не прозевать их. Прозвавший же водит шар. Если водящий долго не вгонит в касло шар, то может бросить его вверх, но так, чтобы попасть в касло; прочие обязаны отбивать шар на лету. Отходящий от своей лунки должен зачурить ее, сказав: «Чур! Мое масло до вечера не погасло». Другие говорят: «Чур, сала – масла, запечатано касло».
Забава эта довольно утомительная: в ней требуются проворство и искусство, особенно водящему шар. Игра в шар выражает набег врага на мирные жилища.

ВЕТЧИНКА

Вбивают в землю колышек и привязывают к нему небольшую веревку. Около колышка кладут старые сапоги, башмаки или лапти. Один из игроков берет в левую руку веревочку, а в правую прут. Прочие подходят к нему и спрашивают: «Поспела ли ветчинка?» – «Нет». Потом, погодя несколько времени: «Поспела ли ветчинка?» – «Нет». Третий раз: «Поспела ли* ветчинка?» Тот отвечает: «Кипит, шевелит, продавать велит». При последнем слове похищают ветчинку, а тот должен отгонять их прутом, и ударенный им заступает его место. Если ветчинка расхищена без удара, то он сам подвергается наказанию: берут по пруту и бьют его.
Не выражает ли эта игра беспечного о своей собственности хозяина?

БАБКИ

Они готовятся из подкопытной кости и составляют некоторым образом промысел мальчиков. Сначала обваривают в горячей воде и потом выбирают самую большую и тяжелую кость для битки, которую охотники наливают свинцом. Каждый игрок ставит несколько пар своих бабок на ровном месте в один ряд; стоящие попарно бабки называются гнездом, а все гнездо коном. Кому начинать бить, бросают из-за кона битки; чей упадет дальше, тому начинать. Сбивший несколько гнезд получает все себе; не попавший теряет свой выигрыш.
Игра в бабки имеет свои особые названия: кон за кон, плоцка, кудачек у кону, станка и городок. Кто в игре кол за кон сшибет крайние бабки, тот их выигрывает. В плоцке должно целить в одну из сторон: в правую или в левую. В кудачке надобно иметь особую ловкость, чтобы не зашибить своим битком чужого. В стенке бросают об стенку бабками, и чья ляжет ближе к другой, тот выигрывает, В коне ставят по шести бабок, и кто собьет все, тому достается вся шестерня. На все эти игры находятся многообразные правила и условия, так что если бы кто захотел утверждать, что они имеют общие и положительные, тому представились бы одни возражения, потому что не везде играют одинаково и нет положительных правил: более зависит от местности и нововведений самих игроков.
Игра в бабки собственно есть греческая и называлась астрагалос. От греков она распространилась по Европе, а русские так ее усвоили, что она поныне составляет первое удовольствие мальчиков, и нет уголка во всей России, где бы не играли в нее. Должно заметить, что в бабки любили играть татары Золотой Орды. При разрытии местности Сарая находили во множестве коньки и альчики (бабки из-под колен овец), которые были очень хорошо обделаны. Иногда случалось видеть по нескольку десятков, сложенных вместе.
Разнообразие игры в бабки, называемой в Калужской губернии ладышками, можно видеть из трех ее изменений: плоцка, жог и кон за кон.
Выбирают ровное место, проводят на нем черту для кона и черту, из-за которой должно бить и гонять битой. Эти биты бывают простые бабки, свинчатки (налитые свинцом), чугунки и медянки (чугунные и медные бабки). Каждый за свою биту должен ставить на кон пару бабок, называемых гнездом. Уставивши кон, сбирают все биты и бросают их на землю. Которого бита ляжет далее всех, и при том плойкою (на левый бок), тот имеет право прежде всех гонять и бить, за ним по порядку прочие; после них жоги и нички. Жоги – коих биты легли прямо на нижнюю сторону, а нички – на верхний бок или правую сторону, но нички уже бьют с левой руки. Сшибаемые бабки кладут в свою козну, т. е. в карман, шапку, мешочек и за пазуху. Если с кона не все сшиблены бабки, то продолжают сбивать их по согласию или еще прибавляют к гнезду бабки.
В жог так же играют, как в плоцку. Разница та, что здесь гоняет и бьет прежде тот, у кого бита легла жогом, за ним плоцка, а последний уже ничка.
Уставивши кон, отходят на довольно большое пространство; отсюда начинают забивать битами, это значит, чтобы бита непременно перебутела (перелетела) через кон. В про-тивном случае берут пару ладышек, поставленных за биту. Этот промах поправляется постановлением другой пары биток, что называется уже посолить или наварить. После забоя бьют за коном. Сбитые бабки берут себе, которые продают потом или меняют на какие-нибудь вещи.
Играют еще бабками в пристенок. Ударяют бабкою о стену, ворота или камень, а вслед за ними чокаются бабками. Это значит, чтобы бабка дотронулась до чьей-нибудь или находилась на расстоянии от нее на пядь. Тогда это называется спядил игрок, который получает чокнувшиеся, или спядившиеся, бабки.

ЧЕКАНЧИКИ ИЛИ ЖОЖКИ

В этой игре участвуют двое. Один берет биту у товарища и бросает ее вместе со своею на землю: чья бита легла жогом, тот бьет ее своею, но так, чтобы она, чокнув об нее, отскочила более нежели на пядь, в противном случае он берет его бабку, и тогда начинается игра сызнова. Если кто все три раза будет чокать бабку другого, то он выигрывает его бабку; но когда третий раз спядит одну биту, то он лишается игры, и такой удар называется на поджожку. В чеканчики играют те, которые проиграли все свои бабки в надежде возвратить свою потерю. Проигравшийся рассуждает: уж выигрывать, так выигрывать; проигрывать, так проигрывать. Водя глазами по выигранным его товарищами бабкам, он чокается своею битою и вызывает охотника: «Кто в чеканчики? Кто в чеканчики?» При этом положении он бывает подобен проигравшемуся в карты, загибающему угол и вызывающему метать в банк.
Проигрывающие бабки прибегают часто к непозволенному обману: они вдруг падают на кон с криком: «Шарап!» и грабят.
Бывают при выигрыше вознаграждения: кто ссудит свою битку напрокат, тот получает за нее несколько бабок.

АЛЬЧИК

Эта игра татарская и есть та же самая, что бабки. Ставят в кружок попарно бабки, которые приготовят из-под колен овец. Сначала конаются (меряются на палке): чья рука наверху, тому бить прежде всех, а прочим по своему порядку. Играющие имеют нарочно сделанные из свинца битки, называемые альчиками, которые бывают поболее обыкновенной бабки. Бьют на одномерное расстояние. Альчик держат в правой руке между двумя пальцами: мизинцем и большим. Альчиком не бросают, но щелкают в коньки: кто собьет, тот получает их. За первым игроком следуют другие по порядку, с той уже разницею, чей альчик упал далее, тому бить прежде. Играют в альчики еще иначе. Каждый из играющих ставит пару коньков подле проведенной черты, и этот ряд коньков называется казною. Потом бросают битою из-за козны: чья бита ляжет, тот лишается права бить; но если биты станут олвцаром (неровным боком) или тангешом (ровным боком), то бить прежде тому, у кого олвцар. Бьют же козну на ступень от нее, щелкая тремя первыми пальцами. Сбивший ряд козны получает ее.

ПЫЖ

Избирают на лугу или на улице пространное место и очерчивают кон – круглое или четырехугольное место. В средине его ставят пыж: толстый деревянный отрубок в четыре вершка, а иногда более. Игроки выбирают палки длиною в аршин и становятся сбивать пыж на условленном расстоянии. Начинает тот, кому прежде достанется бить по жребию. Для этого каждый, взяв в правую руку палку, а в левую пыж, бьет по нему, и кто отобьет дальше, тот делается игроком, а кто ближе, тот – вожатым. Этот способ выбора называется чакованием. Игрок бьет палкою об пыж; он должен сбить его из круга, потом бежать за своею палкою, чтобы, не допустив вожатого, схватить ее и, наконец, возвратиться на свое место. Прочие не должны брать в руки палку, иначе они лишаются игры, и один из них, более виновный, делается вожатым. Если бы кто захотел спорить в игре, то с него выжимают масло: двое из игроков стискивают его палками, пока он не начнет умолять и плакать. При чаковании говорят: «Чаковчики, маковы головочки, малечина, калечина! Сколько часов до вечера до зимнего? Раз, два, три». Этот счет делается, когда пыж бьют палками, чтобы знать, кто более чаковался.
Во многих местах играют в пыж без особых притязаний: ставят его в круг на известном расстоянии и бьют поочередно по нему; кто сбивает удачно, тот продолжает играть до первого промаха; промахнувшийся же обязан ставить пыж.

СКРАГЛИ

Скрагли – малороссийская игра. Она имеет некоторое сходство с пыжом. Очерчивают круг, называемый городом, и кладут в нем отрубки толстых, но коротких палок; потом бросают жребий, кому бить прежде. Кто выбьет из города за черту, тот ездит на своем противнике и едет в завоеванный им город с торжеством.
В других местах играют еще иначе. Ставят на очерченном круге деревянные скрагли; играющие отмеривают от круга шагами условленное расстояние, а другие бросают от круга палки, и чья упадет дальше, тому начинать бить. Сбивший скрагли с черты славится своей ловкостью, и потом он ставит для играющего с ним скрагли на том месте, где они упали, а отнюдь не на самой черте. Товарищ его должен сбивать; сделавши промах, он лишается права сбивать в другой раз, предоставляя искусству своего соперника. Они продолжают сбивать попеременно, пока не собьют всех, и тем оканчивается забава, которая, кроме ловкости и телесного упражнения, не имеет другого назначения. Мальчики и взрослые весьма любят заниматься скраглями; играют по большей части вдвоем.

СКЛЯП

Малороссийская игра, употребляемая, однако, во многих местах России. Скляп есть деревянный отрубок, с одного конца заостренный, а с другого плоский. Заостренным вбивают слегка в землю; потом игроки бросают свои палки от скляпа, и где улягутся, оттуда начинают бить. Обыкновенно бьет первым тот, чья палка ляжет далее. Сбивший скляп ставит его на том месте, где он упадет. Случается, что товарищу достается бить с такого дальнего места, что он едва может добросить до него свою палку. Все искусство здесь состоит в том, чтобы сбить издали.

КЕГЛИ

Ставят на одной черте в один ряд несколько кеглей, только на ровном месте и даже на лугу; средний, самый высший, носит название короля, прочие – хлапов (слуг). С двух противоположных сторон становятся игроки на условленном расстоянии, называемом чертою игроков. Начинающий сбивать берет в руку шар, метит им в кегли и старается бросить так, чтобы не катаньем по земле, но ударом попасть и сбить. Если король выбьется за черту, противоположную игроку, то считают сто, а прочие – по десяти очков.

СКОПЕРДИН

Малороссийская игра. Два игрока садятся на землю и держат в руках по гибкой палке. Один из них сгибает палку и пускает ее по земле: она делает 'колесообразные прыжки, и чем далее, тем похвальнее для игрока: в этом обнаруживается особая ловкость и сноровка. Другой игрок так же пускает свою палку, и оба продолжают испытывать ловкость друг друга.

ЦУРКА

Малороссийская игра. Цуркою называется небольшая заостренная с обеих сторон палочка. Один из игроков, положив ее на землю, бьет с какого-нибудь края особой палкою. От искусного удара цурка летит вверх: тогда игроки не допускают ее падения на землю – подхватывают на лету палкой и бьют вверх. Если случится, что она от удара залетит далеко и противоположный игрок не успеет подхватить <ее> своим ударом, то с того места, откуда первый ударил, и до того места, где она упала, отсчитывается шагами местное расстояние, например: 200, 300 шагов и т. д., и потом начинает бить снова первый игрок, продолжая до первого промаха. Если он в продолжение своей игры выиграл, напр., 100 шагов, то его товарищ должен отыграть их. Во всякой игре весьма неприятно проигрывающему: его берет досада, и он старается всеми силами отыграться. И тут-то он проигрывает.
В цурку еще играют иначе. Очерчивают круг, который называется городком- посредине его вбивают колышек, называемый столбиком. Потом конаются двое; каждый из них Имеет свою половину игроков: одна половина становится подле городка, а другая отправляется в поле. Игроку подают цурку или, как говорят, гилит один из числа полевых: если первый промахнулся, то заступает его место другой, из той же половины; если все промахнутся, то лишаются игры, и все идут в поле, а бывшие в поле начинают бить цурку.
Бьющий цурку старается ударить высоко и далеко: стоящие в поле должны отбивать ее на лету в городок. Стоящий в городке должен отбить ее в свою очередь; и так продолжают отбивать ее друг к другу. Если находящиеся в поле не отобьют цурку на лету, то по крайней мере надобно попасть ею в столб. Стоящий в городке должен отбивать своей палкой, т. е. не допустить, чтобы цурка попала в столб. Попавший кто-либо из полевых идет со своей половиною в городок, а те, которые были в городке, идут в поле. Но когда стоящий в городке отобьет цурку, тогда меряют шагами от столба до упавшей цурки, и такое пространство шагов называется коном. Сколько оказалось конов, столько раз ездят городские на полевых от столба до цурки. Водитель горожан садится верхом на водителя полевых; за ним едут рядом горожане на других полевых.
Эта игра употребляется и между русскими.

РАЙ

Малороссийская игра. На земле чертят крест, который называется раем; вокруг рая или против рая выкапывают несколько десятков ямочек; между раем и ямочками делают большую яму, которая называется пеклом (адом). Играющий берет в руки нож и, взявшись за его острие, бросает в землю, чтобы он воткнулся, и всякий раз, как воткнется, он ставит в ямочку прутик или палочку и продолжает, пока не даст промаха. Если он попал 20 или 30 раз, то другой игрок должен отыграть это число и потом дойти до рая. Редко случается, чтобы игроки доходили до рая, Первому игроку случается, но второму предстоит много трудностей, потому что ему надобно отыграть первые ямочки. Когда второй игрок промахнется, тогда продолжает играть первый, засчитывая первые ямочки, и только он доходит до рая.

ТЫЧКА

Игра в рай напоминает нам игру ножом в тычку, от которой выдумана смерть царевича Дмитрия, но который умер, без сомнения, от рук злодеев; Осипа Волохова, Даниила Битяговского и Никиты Качалова. Взявшись за конец острия ножа, игрок бросает его на землю, чтобы он воткнулся в нее. Кто больше втычет острием, тот считает на другом игроке свои выигрыши; другой же игрок должен отыгрываться. Игра передается всякий раз после промахов; продолжают играть до усталости или откладывают отыгрыш до следующего раза.
Перечисленные здесь игры, как-то: скрагли, скляп, скопердин, цурка, кегли, рай и тычка, будучи весьма полезными занятиями для тела, заменяют гимнастические упражнения.

ЧЕКАРДА

Само название чекарда есть татарское, и игра эта перешла к нам от татар во время порабощения нашего. Игроки разделяются на две половины; избранные от двух половин копаются между собою. Половина, которой досталось по капанью повереного (так выражаются), становится к стене, и один из игроков упирается об стену своей головою; позади него становится другой, в таком же положении, как первый, исключая того, что он держит голову под мышкою первого, для предохранения ее от ушибов во время игры; за ним становится третий точно так же, а потом и все остальные. Составляющие другую половину прыгают один за другим на нагнувшихся и садятся верхом, ни за что и ни за кого не держась. Впрыгнувший последним ударяет три раза в ладони и кричит: «Чекарда, ярда!» Если из впрыгнувших никто не упадет и потом из соскочивших тоже никто не упадет, то продолжают впрыгивать и соскакивать до тех пор, пока кто не промахнется. Тут много зависит от ловкости вскакивать и соскакивать, а потому первая половина замучивается второю. Кто промахнется из них, тогда теряется игра, и первая половина начинает так же ездить на них, как вторая. Эта игра доводит иногда до крайности: от вскакивании и соскакиваний надсаживают спину и бока, отчего долго не могут разогнуть их.
  
ГОРОДКИ

Ставят попарно бабки или пыжи в виде шестиугольника – это значит городить; в середине его три гнезда, которые называются сердцевиной или средовиной. Бабочный городок бьют свинцовым или чугунным битком. Если кто собьет городок, тот похваляется перед всеми, а если дотронется до средовины, то платить шестерней (по шесть бабок). Если по разбитии городка остается невредимою сердцевина, то остается в пользу домоседов – т. е. таких, которые при бросании жребия битком сделали ничку – биток, но только тот, который упал на левый бок. Плоцка и жиг дают право на игру. Плоцка значит – когда биток падает правой стороною, а жиг – когда спинкой.
В некоторых местах южной России и даже в северной ее полосе городком называют иногда сам пыж. Есть еще особая игра в городки, употребляемая в Смоленской губернии.
Втыкают в землю небольшую сучковатую палочку. Каждому сучку, от низа до верху, дают название городков, селений и деревень. Первому сучку всегда дают имя той деревни, где играют. Употребительнейшие названия, это: Королево, Тушино, Постоялый двор, Кабак. Москвою называют самый верхний сучок, а подле каждого Постоялого двора назначают Кабак. После готовят для себя по деревянному крючку, а одну палочку разрезают пополам, которую метают потом по жребию. Если две половинки палочки упадут на землю двумя плоскими боками, то играющий вешает крючок на первом сучке; если они снова лягут теми же боками, то крючок перевешивается сучком выше. Если лягут одна плоскою, а другая круглою или обе круглыми сторонами, то крючок остается на прежнем месте. И палочки бросает уже следующий. Таким образом, играющие, перевешивая свои крючки с сучка на сучок, доходят до Москвы и потом возвращаются домой, т. е. переходят к первому сучку снизу. Когда возвращающийся из Москвы встретится с едущим туда, то он дает ему дорогу, отодвигаясь от него сучком ниже: когда едущий в Москву догонит другого, туда же едущего, тогда он, посторонившись от него немного, перевешивает свой крючок ближе к Москве. Кто прежде других съездит в Москву и возвратится домой, тот делается царем-победителем, который наказывает отставших щелчками в ладонь или в лоб. Счет щелчков начинается от того сучка, на коем остановился каждый при возвращении победителя домой. После наказания возобновляется игра; начинает ее победитель-царь, за ним тот, кто отстал менее, и т. д.
Эти городки выражают то смутное состояние России, когда при удельной системе искатели московского престола спешили в Москву, объявляли себя властителями и торжествовали над своими соперниками, а эти соперники ниспровергали в свою очередь первых самовластителей. Игра в эти городки вошла в употребление, нет сомнений, по успокоении отечества нашего от волнений, должно думать не ранее половины XVII века.

КРЕГЛИ

Тонкие и круглые столбики вышиною не более в четыре вершка называются креглями. Для игры чертят два четырехугольника на расстоянии друг от друга в пятнадцать или двадцать шагов; между ними выкапывают небольшую ямку, называемую масло. По линиям четырехугольников ставят из креглей города, а именно: одну креглю кладут вдоль черты, наверху той крегли три: две рядом, а третью сверху; с одного конца ставят пятую, и это называется построение города. Играющие делятся на две половины: игрок первой половины бьет палкою в город противников, и если он выбьет из черты несколько креглей или хоть одну, то он переходит со своей половиною на масло и уже бьет оттуда остальные крегли. Бывает, что вся половина перебьет, а на масло никто не переходит, потому что никто не выбил из города крегли. Но когда тронут город из своего места, то играющие идут осматривать его: нет ли в нем лежащих на черте креглей. Если они повалились внутри черты, то называются лежнями. Та половина, которая выбьет город после, ищет противников от одного города к другому только один раз, а потому первая половина снова начинает игру. Во время игры появляются особые охотники, называемые козлами. Это те из них, которые не пристают ни к той, ни к другой стороне и бьют попеременно за них, приходя к ним на помощь. Это то же, что наемники, у коих честь там, где дают больше денег.
Выражение креглей есть нападение неприятелей на город, который отнимают попеременно друг у друга, и в это время появляются охотники и переметчики со всех сторон, получающие за свои услуги золото.
  
БУЙ

Буй по своей особенности весьма примечательная игра. Она ведется в Ярославле с незапамятных времен. Подобной забавы нигде не встречается в России, кроме ближайших к Ярославлю городов: Романа, Борисоглебска и Рыбинска, и в эти места, вероятно, перешла <она> из Ярославля.
Эта игра имеет поныне многих охотников из мещан и купечества. Летом в воскресный или праздничный день после обеда (в среднем сословии обедают в Ярославле в первом часу пополудни) играющие буем являются на место игры около трех часов пополудни в разных местах за городом, но большею частию на обширном лугу, за романо-борисоглебской заставою. Охотников собираются от 50 – 100 человек. Они разделяются на две половины поровну, на городских и зарецких; потом кидают жребий, которой половине чкать (бить) и которой водить. Но чтобы вернее дать понятие об этой игре, надобно сказать о принадлежащих к ней вещах: сучке, коровке и палке. Сучкa – деревянная четырехугольная плаха толщиною вершков шесть, длиною от пяти до шести четвертей: она сделана из бакаута или другого тяжеловесного и твердого дерева. В четверти аршина от одного конца находится небольшой покатый пригорок вышиною в дюйм. Коровкой называется вещь, сделанная из слонового зуба, величиною с голубиное яйцо или несколько более, весом от 8 – 10 золотников. Палки кленовые толщиною в полтора вершка, длиной от 4 – 5 четвертей. Эти вещи употребляются следующим Образом: кладут сучок на землю и к находящемуся на оном пригорке ставят коровку; один из игроков берет палку и, отступив несколько шагов, бросает с разбегу палку на сучок: она бьет по коровке и прижимает ее к пригорку, отчего коровка с визгом летит кверху и, описывая полукруг, падает за 50, а иногда за 100 сажен от сучка. Расстояние зависит от силы и верности удара и умения игрока. Правила игры и употребляемые при оной термины следующие: когда вынут жребий, которой половине чкать и которой водить, тогда первая остается у сучка и попеременно чкает коровку, а другая половина идет в поле водить – ловить и подавать улетающую туда коровку. Для этого становятся в разных местах, чтобы удобнее поймать и скорее перебросить коровку к сучку, ибо от проворства ловящих и от чкающих зависит их освобождение. Некоторые из водящих, особливо стоящие на местах, куда более улетает коровка, имеют на левой руке рукавицу, чтобы во время лова коровки не было больно руке. Если кто-то из чкающих сделает промах или чкнет ближе меты, называемой вышлой, или за вышлу, но не успеет поднять и принести палку к сучку (при хорошем ударе палка ложится далеко от сучка, а при слабом не улетает далеко), а между тем находящиеся в поле успеют перебросить чкнутую ими коровку к сучку, то промахнувшиеся не имеют права более чкать, а должны за все эти промахи вместо наказания сходить в поле до беглы, так называемой меры в 50 сажен от сучка, и оттуда во время хорошего удара, пока не перекинут из поля коровку, прибежать к сучку. Если кто-то не успеет прибежать и коровка будет переброшена прежде, в таком случае все чкающие лишаются права чкать и идут в поле водить, а водящие приходят чкать на их место. Случается, что все чкающие засядут, т. е. наделают промахов: тогда они отправляются в поле для беганья, и остается для их выкупа один, всегда лучший, игрок. Если он сделает промах или вычкает за вышлую, или, хотя чкает и далеко, но не успеют до подачи коровки обратно прибежать засевшие от беглой к сучку, или же сделает зачкдую, т. е. чкнет в сторону, куда также запрещено (с обеих сторон сделаны меты), то за все эти упущения чкающие должны идти водить, а водящий чкать до подобного же случая. Любопытно смотреть, когда засевших или бегальщиков накопится человек 50 или более, как они побегут при хорошем ударе что есть духу из поля от беглой и обратно к сучку. Игроки для легкости снимают с себя сюртуки или другое верхнее платье и сапоги. Если кто-то из них не может скоро бегать, то в таком случае просит кого-нибудь из игроков сбегать за себя. Это допускается тогда, когда он не имеет за собой подобной обязанности. Между тем водящие с необыкновенной скоростью и искусством ловят коровку на лету, перебрасывают ее друг к другу и всеми силами стараются как можно скорее докинуть ее до сучка и тем освободиться от неприятной и тяжелой должности водящих, т. е. подавальщиков. Во избежание споров, кто прежде достигнет черты, водящие оставляют у сучка из своей половины свидетеля, называемого забуйщиком., для надзора за справедливостью чкающих и полетами коровки.
Эта игра принадлежит к гимнастическим занятиям: в нее играют возмужалые, женатые и пожилые. Играют и дети, но только особо и в малом размере.

ПРИСТЕНОК

Эта игра, собственно, денежная, принадлежит к запрещенным и называется в иных местах орел и орлик. По праздничным дням рабочий и ремесленный народ, собравшись на улице, бросает вверх грош или пятак. Если он падает орлом, то его выигрыш; если противною стороной – проигрыш. Эта игра доводит многих до разорения, очень часто проигрывают свою одежду. Проигрывающие выходят из себя: заводят ссоры, драки и буйства.
Есть еще. игра другого рода в пристенок.. Она состоит в том, что становятся несколько человек в один ряд около стены; разделяются на две половины, из коих одна старается выжать другую; доходит до того, что так сильно сжимают средних, что те кричат не своим голосом. Их давят, и одно спасение, когда успеют выскочить из середины. В этой забаве принимают участие и резвые девушки, только в своем круге; если же вмешаются в их круг мужчины, то со стороны молодежи происходят большие шалости.

ОРЛЯНКА

В некоторых местах доселе пристрастны к орлянке. Мечут медную монету вверх и угадывают, которой она упадет стороной: орлом ли, оборотной ли стороною, или плашмя? Угадавший выигрывает прозакладанные деньги или другие какие-либо вещи, которые состоят, по большей части, из оладьев, пирогов и голубей. Последними более всего играют в Калуге. Там во время торга собираются толпы людей и прозакладывают голубей лучших пород, как-то: турманов, мохноногих и бухарских. Есть там сословия, которые занимаются только разведением голубей.

КОСТИ ИЛИ ЗЕРНА

Игра в кости или зерна была в большом употреблении у греков и римлян. Неизвестно, в которое время она перешла к нам и составила азартную игру, от коей разорялись целые семейства. Кости делались продолговатыми, их бросали вверх, и если <они> падали белой стороною, это означало проигрыш* [* Turbeville «Certaine letters in verse, ets.», пом. в собран. Гакл., Т. 1, с. 436, ed. 1807.]. Эта игра преследовалась взысканием денежной пени. Царь Михаил Федорович определил взыскивать с играющих в зерна по 2 рубля** [** Писцовые книги: да с зерновые игры у чердыньцев у Сеньки Зеленого с товарищи, оброку два рубли.]. В царствование Алексея Михайловича и всех наших государей строго запрещалось играть в кости. В наше время она почти вышла из употребления, по крайней мере к ней уже не пристрастны. Если играют, то по деревням и небольшим городам, и большей частию не на деньги*** [*** Игры в зерна и вообще все азартные игры, свойственные необразованным народам, были во всеобщем употреблении между американцами.– Robertson «Hist. of America», кн. 4, с. 128, изд. 1828 г.].
Пристенок, называющийся иначе орел или орлик, кости или зерна и орлянка выражают желание прибыли: на удачу, на счастие, а не умом и благородными трудами.
Зерна есть собственно азиатская игра: она была известна аравитянам, оттуда перешла в Персию, а оттуда в кипчакскую орду, которая, передав нам некоторые свои обычаи и одежды, ознакомила нас с этой игрою. При исследовании Сарая**** [**** Его остатки находятся на левом берегу реки Ахтубы, ныне на этом месте уездный город Царев Саратовской губернии.] были находимы мною зерна или кости с отметкою на них очков черной краскою.

ПЕРЕТЯГИВАНИЕ ВЕРЕВКОЙ

Берут длинную веревку и подают охотникам, к коим немедленно пристают другие. Одна половина перетягивает другую, и кто кого перетянет, того взяла. Случается, что натянутая веревка рвется, и тогда вся половина, которая не устояла на ногах, падает друг на друга; с противной стороны происходит смех и радость, к досаде упавшей.
При перетягивании упираются ногами об землю как можно крепче, но никак не позволяют хвататься ни за стену, ни за столб, и т. п.

ГУСЕК

Им забавляются во всякое время не одни молодые, но и пожилые. Для этой игры покупают нарочно сделанную доску с проведенною на ней двойною извилистой чертою. По обеим сторонам черты нарисованы в кружках гуси, постоялый двор, темница и числа. Перед игрой бросают кости, и кому достается их больше, тому ходить первым. Кто успеет поставить вперед шашку на гуська, тот имеет право ходить вперед и назад. Прочие игроки, с меньшим числом очков, могут только ходить вперед и заходить на постоялый двор. Тут платят за постой, смотря по условию игры; кто зайдет в темницу, тот лишается игры. Выигрыш остается всегда на той стороне, кто дойдет до последнего знака.
Игра в гусек имеет некоторое сходство с шахматною.

ШАХМАТЫ

Эта игра известна с самых древних времен, и должно думать, что она перешла к нам от татар, кои без сомнения переняли ее от восточных жителей, ибо она есть собственно восточная игра. При исследовании мною Сарая я находил шахматные шашки из пальмового дерева.
Другие полагают, что игра в шахматы есть персидская, потому только, что она в Персии в большом употреблении. Иностранцы говорят, что наш народ проводил досужее время в этой игре, и она была столь любимою, что от простолюдина до царя занимались ею без исключения, обнаруживая в ней всю изворотливость своего ума* [* «In commessationibus non tantum rubri chartaeca symbola regis lubenter tractant sed et ludo tesserario gaudent. Summa autem solertia praelia latronum ludunt. Ut gemini inter se reges albusquo nigerque pro laudi oppositi certent bicoloribus armis <B пиршествах они не только охотно играют в бумажные символы <карты> красного царя, но и забавляются игрой в кости. Высшее мастерство <проявляют> в пешечных битвах. Словно близнецы, короли белый и черный, друг против друга поставленные, сражаются в этой игре с помощью двуцветных армий>.
Melet. «De Russor relig. et ritib.», ed. 1581 г., in 4.]. Сидельцы и купцы играли не только дома, но <и> в своих лавках, на рынках и площадях. По праздникам и будним дням все почти были заняты шахматной игрою.
При воспитании великокняжеских детей учили, между прочим, шахматной игре, без сомнения, по той причине, что она изощряла умственные способности. Царь Иоанн IV, будучи уже перед смертию, спросил шахматную доску и готовился играть с любимцем своим князем Вельским, сидя на постели. Он сам расставлял шашки и вдруг закрыл глаза навеки.

ШАШКИ
  
В шашки играют на такой точно доске, как в шахматы, с тою разницею, что шашки не требуют большей хитрости, но навыка; шахматы же требуют очень хорошего соображения, тонкости, ловкости и изворотливости ума.
Из шахматной игры образовалась игра в шашки; последнею занимаются ныне гораздо более, нежели первою. Нет места по городам, где бы не увидели шашек. Особенно она сделалась любимою купцов, которые, сидя в гостином дворе, проводят целый день в этой забаве. Замечательно, что обе упомянутые игры составляют одно препровождение времени, отнюдь не играют на деньги. В шашки играют: идя в дамки, в поддавки и в волки. В первом случае стараются или перебить все шашки, или запереть их, во втором – поддавать все свои шашки, чтобы противник перебил их; в третьем – две шашки, называющиеся волками, ходят во все стороны, вперед и назад, и бьют овец – противоположные им шашки. Но все искусство состоит здесь в том, чтобы овцы загнали волков; не дали им ходу, и вместе с тем не допустили бы волков резать овец.
Многие иностранцы пишут, что шашки были любимым занятием наших предков в самое еще древнее время* [* Herb. «Rer. Moscov. com.»; Turbev. «Certaine let. in verse, written by Turbeville aut of Moskovia to friends of his», пом. в собр. Гакл., т. 1, с. 436, ed. 1809 г.].

ЛОМКА ПРЯНИКОВ

Несколько парней, сговорившись между собою, отправляются к прянишнику – это бывает в большие праздники – и там ломают или бьют пряники пальцами, смотря по тому, какой между ними уговор: ломать на пять частей или более? Это выражается у них: хочешь ли на пять? Даешь на. пять? Тогда охотник, взяв за угол пряника двумя пальцами, бьет его о скамью или обо что-нибудь другое; но чтобы он разлетелся именно на столько частей, на сколько было условлено. Разлетевшиеся части собирают и складывают из них весь пряник, чтобы осмотреть: не было ли в нем скважины? Если найдется скважина, то ломавший проигрывает; если же кусочки разбиты согласно условиям, то ломавший берет себе пряник, а один кусочек дает покушать проигравшему. Игра возобновляется и продолжается по согласию. В этой игре обнаруживается сила и искусство. <Она> и есть чистая русская.

БОРЬБА

Искусные борцы берут не силой, а ловкостью: противник старается схватить своего противника так, чтобы он потерял равновесие,– тогда смело может повалить или бросить его на землю, как игрушку. Искусившиеся в борьбе часто ломают друг друга до изнеможения по нескольку часов и потом расходятся. Ожесточенные же схватываются, жмут так крепко, что, кажется, слышишь, как хрустят кости, или душат, пока не упадут оба. Проворный вскакивает, бросается на лежачего и указывает на него с торжествующим видом, но падение противника не считается за победу. Она тогда только признается, когда кто из двух поборет без лукавства и хитрости, потому что некоторые из них подставляют ногу и сбивают. Надобно, говорят искусные в борьбе, побороть ловкостью.
Эта игра была любимою у древних греков. В ней особенно отличались на олимпийских играх; победителей украшали лавровыми венками.

КУЛАЧНЫЙ БОЙ

Это древняя забава наших русских удальцов. Идти на кулачный бой – это значило потешиться или провести праздник в полном разгуле, и это составляло особый род военного упражнения, которое приучало молодых людей к смертоносной битве.
Восточные народы вели сами битвы рукопашным боем: крепкий кулак защищал его так же хорошо, как оружие, которое состояло, по обыкновению древних, из коротких железных мечей, копьев и вооруженных слонов. По улучшении ручного оружия и изобретении огнестрельного все изменилось. Битвы сделались наукою, а воины исполнителями предначертаний полководца.
Кулачная потеха на Руси известна со времен ее самобытности. Летописцы наши говорят о ней еще в нач. XIII в. с какою-то восторженностию. В, к. киевский Мстислав III и князь псковский Владимир, ободряя перед битвою своих союзников новгородцев и смоленцев к храброму отражению в. к. Юрия Всеволодовича, представили им на волю: сразиться на конях или пешими. Новгородцы отвечали: мы не хотим на конях, но сразимся, по примеру наших предков, пешими и на кулаках. В последствии времени кулачный бой сделался забавою нашего народа.
Кулачные бои производились один на один, стена на стену или свалкою. Употребительнее из них один на один. Бои начинались с зимнего Николы и продолжались до сборного воскресения. В праздничные дни сходились мальчишки и взрослые за городом на обширном месте, или на городской площади, или на покрытую льдом реку: там подавали знак свистом, чтобы собирались сюда охотники – бойцы. Городские бойцы всегда брали верх над деревенскими. Прославленным бойцам вменялось в честь пить водку, считалось за бесчестье брать подарки, которыми их сманивали на свою сторону, и этим терялась их слава. Когда стена билась на стену, тогда боец прятал в рукавицах чугунные бабки или камни. Дети зачинали бой. Записные бойцы стояли в отдаленности, наблюдая за бьющимися; каждая из противных сторон уговаривала отличных бойцов перейти на их сторону, обещая им большие подарки и вина до упою. Когда стена гнала стену, тогда молодец-боец или надёжа-боец, засучив рукава и сжав со скрежетом зубов оба кулака, летел бешеным зверем с распущенными волосами и наносил страшные удары. При общей свалке уже действовали не одни руки, но ноги и колена; били безжалостно своих противников в живот, в грудь и лицо, но лежачего не били, от того вошло в поговорку: «лежачего не бьют». Кто более других удерживался на месте и более переносил удары, тот приобретал уважение и превозносился даже его недругами. По пробитии стены оставались на месте одни бойцы-молодцы. Их битва была ужасная. Одни из них схватывались, ломали друг друга, били в лицо – кровь лилась – и в разъяренном неистовстве вцеплялись за волосы, били под легкие и оба падали полумертвыми. Другие бежали на выручку товарищам, нападали на надёжу-бойца, который стоял уже бледный, как смерть. Он не сдавался, переносил жестокие побои и вдруг, уловив счастливую минуту, ударял одного под глаз, другого в висок, и оба протягивались со стоном у ног его. Надёжа-боец сопровождался всеобщим радостным криком: «Наша взяла!» Но если он был не в состоянии перенести ударов, то одно его спасение, чтобы сохранить свою жизнь, надобно было упасть на землю: лежачего не бьют, но такой оставался в поругании. Очень часто случалось, что многих находили на месте убитыми или совершенно изувеченными. По окончании боя поклонники вели своего богатыря по улице при пении громких песен и вводили его в питейный дом.
Указами 1684 года ноября 2, 1686 года марта, 19 и другими строго воспрещались кулачные бои. Было время, что наши бояре, тщеславясь своими бойцами, поили и кормили их со своего стола; бились об заклад и сводили их для своей потехи. Было время, что старики, воспламеняя умы молодых людей несбыточными рассказами об удальстве бойцов, пробуждали в них страсть к кулачному бою.
В Англии обратилась наша молодецкая забава в искусственный бокс. Там бьются сам друг и по правилам. Рассказывают, что некоторые из наших вельмож, гордясь своими бойцами, сводили их в Москве с боксерами. Достопочтенные лорды сами приезжали сюда и выставляли боксеров на дюжий кулак русского, который, будучи незнаком с искусством, так метил удачно в бока и лицо, что часто с одного разу повергал тщеславного бойца на землю. С тех пор боксеры перестали меряться с бойцами. Из наших бойцов славились казанские, калужские и тульские оружейники: Алеша Родимый, Терёша Кункин, Зубовы, Никита Долгов и братья Походкины. Тульские бойцы и ныне славятся, но каждое место имело своих удальцов.


IV. Мужские и женские игры на Руси

УЖИЩЕ

Берут двое за концы веревку, которая называется ужищем, и вертят по воздуху. Игрок становится посредине, и в то время, как вертят, он прыгает с большою ловкостью, чтобы его не задела веревка, которая от сильного верчения поражает неловкого по голове и ушам. В этой игре одна оборотливость и проворство русского. Скачки бывают столь ловкие, что невольно приводят в изумление. Эта игра совершенно сходствует со скачкою через шнур.

КОЛЮЧКИ

В скучные зимние вечера любовь играет повсюду. Девушки и мужчины забавляются ею под именем колючек с большим удовольствием. Собравшись в одно место, они перешептываются сначала между собою, а потом мужчины и девушки идут прятаться; так требует игра. Девушка или мужчина, кому нет пары, садится где-нибудь в углу или около стены; лицо и глаза завязывают платком. В это время все остальные прячутся, а сидящий говорит: «Колю, колю, баба! не выколи глаза. Пора ли?» Если отвечают: «Нет», – то он снова повторяет прежние слова, и когда все попрячутся и на его вопрос отвечают: «Пора», – тогда он начинает отыскивать попрятавшихся и первый пойманный сменяет его, а все попрятавшиеся сзываются. Иногда первый пойманный помогает ему отыскивать; отысканный после всех должен колюкать.

ЖГУТ

Садится в кружок мужской и женской пол; в середине кладут платок или шапку, и каждый из сидящих должен поднять ее как можно скоро. Между тем сзади них ходит один с жгутом, плетенным из платка или чего-либо другого, и бьет того, кто дотрагивается до его жгута, говоря: «Кому раз, кому два, а кому ничего». Кто ничего не делает, тому кладут за его спиною жгут, а сосед немедленно хватает и проучивает его порядочно за бездействие и потом бросает жгут в кружок. В это время ходивший со жгутом надевает на него шапку, и кого окликнут, тот делается жгутовкою.
Играют еще иначе. Садятся в кружок девушки и парни и передают друг другу жгут, плетенный из платка; один ходит вокруг передающих, старается его схватить или не допустить передать другому. Когда он не успеет словить, тогда посторонние бьют его своими жгутами и немедленно передают общий жгут. Словивший его бьет оплошавшего, и тот выходит из круга. Игра продолжается до последней ссоры, ибо надобно иметь особое терпение, чтобы переносить удары.
Нельзя определить в точности этой игры. Иные, ловя друг друга на бегу, стараются побить жгутом, и побитый исключается из игры, или он занимает место жгутовщика, бегает за другими, чтобы побить. Но если бегущие не видят себе спасения от жгутовщика по причине его быстроты, а их усталости, то им позволяется, остановясь на бегу, сказать: «Чур меня!» Всякий из них, добежавший до столба, дерева, здания и т. п., должен ухватиться руками, плюнуть на землю и, если жгутовщик захочет ударить, то остановившемуся стоит только сказать: «Чур меня!» Если же ударит его, то он сам подвергается побоям других, тогда – горе ему! Удары сыпятся на него.
В Малороссии разыгрывают жгут по большей части одни парни. Они садятся на землю в тесный кружок, поднимают колени и передают из-под колен жгут друг другу. Один из парней, сидящий на ногах кого-либо из играющих, ищет жгут. Передающие из-под колен приговаривают: «Шый, пошывай!»,– и, обманув сидящего на ноге, бьют его жгутом. Побитый бросается в ту сторону, в которой показался жгут; но его стараются передать из-под колен, чтобы ищущий не заметил, у кого он. Если ищущий успеет поймать жгут, то он бьет им виновного по спине и садится на его место, а тот садится на ноги кому-либо из играющих, и игра продолжается по прежнему порядку.

КОРОЛЬ (ЛИТОВСКИЙ)

Игры между литвинами: король, бружас и медведь сопровождаются постоянно ударами жгутов.

В игре король берутся четыре полена: с одной стороны полосы белые, а с другой – черные, и бросаются вверх. Когда упадут белою стороной, тогда бросавший их делается королем и имеет право осуждать играющих к наказанию жгутом по рукам. Если три полена упадут белою стороной, а четвертое черной, то бросивший их делается маршалом с правом исполнительной власти; две белые и две черные стороны означают шляхтича, не подлежащего никакому наказанию; три черные, одна белая означают холопа, коего бьет маршал по приговору короля; все четыре черные стороны означают цыгана, и его подвергают самым жестоким наказаниям.

БРУЖАС

В бружасе двое с завязанными глазами и жгутами в руках становятся посредине избы на коленях, держась противоположно друг другу за ножки стула. Играющие в бружас кричат на них: «Бружайгул!» На их голос они размахивают жгутами и направляют удары на кричавших, но большею частью попадают друг в друга. Подавший голос прячется под стул или за стул, держась за ножку рукою. Если удар попадет в крикнувшего, то он делается бружай-гулом.

МЕДВЕДЬ

Одного из играющих запирают в чулан, все прочие остаются в избе и назначают медведем кого-либо из себя. Потом всяк подходит по очереди к дверям, стучится, царапает и ревет. Если запертый отгадает по голосу, кто из них медведь, то он отворяет дверь и оставляет его вместо себя. Если отворит дверь не угадавши, то все бьют его жгутами.

ДРАГУН

В Восточной Сибири употребляют по большей части те же самые игры, какие в России; но драгун – любимая забава енисейских жителей. Парни, называемые драгунами, садятся попарно с девушками и молодками в кружок. Посредине ставят скамью, которую сторожит с жгутом бойкая девушка или молодка. Осмотрев или обойдя сидящих, она подходить к парню, который ей более нравится, бьет его слегка жгутом и спрашивает его: «Дома ли драгун?» – «Дома». – «Веди же на смотр своего коня». Он берет за руку избираемую им девушку и подводит к скамье. Она должна перескочить через скамью; если заденет, то ее бьет жгутом спрашивавшая драгуна, потом передает ей жгут, а сама садится на ее место. Если перескочит не задевши, то парень целует ее в щеку и садится с нею на прежнем месте. Заупрямившаяся девушка, перепрыгнув через скамью, навлекает побои на драгуна. Все девушки мгновенно соскакивают со своих мест, бьют жгутами, приговаривая: «Зачем худо кормишь? Корми лучше, будет прыгать. Бедненькая исхудала, вся высохла!» Драгун начинает кормить свою лошадь поцелуями, пока она не перепрыгнет. Тогда она остается с жгутом при скамье, и забава продолжается, пока все не перескочат.
Эта игра обнаруживает сладкие поцелуи любовников. Парень всегда выбирает ту девушку, которую он любит; а девушка нарочно упрямится скакать, пока он ее не расцелует. Девушки страстно любят поцелуи, думая, что в них истинная любовь; но любовь и дурачество в тесной дружбе.

ВЕНЧИК

Игра Восточной Сибири. Это есть не что иное, как фант. Девушки и парни садятся в кружок и поют песни, оканчивая каждый куплет приказом похитить молодцу венчик, например, у Аннушки. Он подходит к ней и просит венчика (фанта); она отказывается дать; он прибегает тогда к поцелуям, и только после нескольких поцелуев она отдает ему залог, который он кладет в общие фанты. Таким образом продолжают петь, пока не соберут ото всех венчики, кои разыгрывает уже девушка, и она за каждый вынутый венчик получает в награду поцелуй. «Она счастливая!» – говорят между собой шепотом завистливые подруги. Венчик выражает легковерную любовь, забавляющуюся одними поцелуями, потому венчик для кокеток – рай наслаждений. Можно заметить, что жители Енисейской губернии весьма любят поцелуи. Нет нужды, что они живут между снегами, а по всему видно, что они пламенные, но их пламень проходит скоро. У них есть даже поцелуйная пляска, называемая шестериком и осьмериком. Становятся в шесть или восемь пар, разумеется, парни с девушками, и начинают петь хором любовные песни. Иногда скрипка или кларнет сопровождает их; они вертятся попарно, останавливаются и потом целуются. Потом снова начинают вертеться, или каждый мужчина кружится со своей девушкой и при хоре песен и звуке музыки и, протанцевав крут, останавливаются с нею на своем месте и целуются. Иногда удалый молодец вертится с двумя хорошенькими и потом целует их обеих.

ДЕРГАЧ

Посмеяться от нечего делать – вот основание этой забавы для скучных осенних и зимних вечеров. Дергач, или, как другие называют, деркач, по своему началу сходствует во многом с жмурками. Дергачами называются игроки, потому что они дергают за полы платья того, который их ловит. Играющие садятся около стен и смеются над водырем, который ходит по комнате с завязанными глазами и ловит. В это время один дернет его за полу, другой стукнет ногою, третий крикнет – одним словом, каждый старается дать о себе знать и не дать себя уловить. Водырь не иначе может схватить дергающего, пока не узнает его по голосу; узнанный сменяет его. Водырю случается ходить до поту, оттого что дергающие изменяют свои голоса. В эту игру допускаются все возрасты.
Дергач употребляется в Малороссии иначе. Вколачивают в землю колышек и к нему привязывают на длинных шнурках двух молодцов с завязанными глазами. Одному дают в руки крепко свитый жгут, а другому – зарубленные две палочки, с которыми он торчит; и <он> называется дергачом. С жгутом подкрадывается к дергачу ничего не видящий и размахивается, чтобы ударить его, но свист раздается в воздухе, а торчащий с палочками перебегает на другое место. Жгутовщик преследует дергача, а он бегает то в ту, то в другую сторону. Смотрящие на игру помирают со смеху, кричат жгутовщику: «Лови его! Бей его! Вот здесь, вот он там!» Оба с завязанными глазами иногда сходятся вместе. Тогда поднимается хохот со всех сторон. Но для дергача это весьма невыгодно, ибо если жгут нападет на него, то бьет его без милосердия и сколько душе угодно. Дергач может спастись от него только своим бегством; жгут вновь гонится за ним. Впрочем, с побитием первого раза прекращается игра и занимают место новые охотники. Бывают хитрости с обеих сторон: тайно приподнимают платок с глаз, чтобы высмотреть друг друга, и тогда горе дергачу: сыплются удары от жгутовщика. Наблюдающие за игрою строго сохраняют справедливость: никого из них не допускают к обманам. Если это сделает жгутовщик, то его ставят вместо дергача; а если дергач, то его осуждают продолжать игру до побития двух раз.
Эта игра выражает крепость и проворство и требует решительного терпения в перенесении побоев. Тот считается недостойным забавы, кто будет жаловаться на нанесенные ему удары. Жалующегося исключают из числа игроков и дают прозвание бабы, неженки, баловня и матушкина сыночка.

КОРОЛЬ (МАЛОРОССИЙСКИЙ)

Несколько девушек делают круг, в который ставят одну избранную из них, именуя ее королем. Каждая спрашивает: «Король! Король! Что прикажешь делать?» – «У короля нет жены»,– отвечает король. Спрашивавшая должна целовать короля, но она не хочет и громко говорит, чтобы слышали панычи (молодые дворяне): «Вот что вздумали. Целоваться панночкам между собою! Это похоже, что «горшок столкнется с горшком, а масла не будет». Панночки засматриваются на панычей и стараются заманить их в свою игру; панычи стоят, не идут; панночки продолжают повторять, пока не пристанут к ним панычи, которые, наскучив быть в бездействии, подходят к ним и просят принять их ради удовольствия. Раздвигается кружок; панычи становятся между ними или усаживаются, но всегда таким образом, что девицы сидят по обеим сторонам каждого паныча. Начинают избирать двух королей, жребий постоянно падает на красавцев. Один из них становится посредине, а другой остается в кружке, составляемом девушками. Проворная девушка спрашивает стоящего короля в средине: «Король! Король! Что прикажете делать?» Она краснеет, зная наперед его ответ. Король отвечает: «Короля шановать (уважать) и его каждой панночке семь раз целовать».– «Вот что выдумали! – кричат все в один голос.– Этому не быть! Поверьте, король, этому не быть!» Они сердятся, а внутренне довольны; щечки их румянятся от радости, однако все кричат «Не быть по-вашему!» Девушки посматривают друг на друга, перешептываются и не знают, как начать. Нечего делать! Каждая панночка подходит к стоящему посредине королю, целует его семь раз – ни более, ни менее – и возвращается на свое место. Стоящий с девушками король приказывает большею частью самой стыдливой: «Поцелуйте короля»* [" Иные прибавляют еще: «В стыдливое место»,– это означает румянец на щеках.]. Она вся горит, не смеет смотреть; подруги хохочут и кричат ей: «Что ж вы думаете? Чего вы стоите? Вы боитесь! О, как вы закраснели!» Игривая девушка берет на себя обязанность целовать румянец, говоря смутившейся: «Я за вас поцелую!» Она подходит к нему, целует в обе зарумянившиеся щеки и становится на свое место. Третья девушка приказывает своей милой подруге отмерять королю двадцать аршин лент. Она подходит к нему, берет его за руки, поднимает вверх и отмеривает означенное число аршин. При отмеривании каждого аршина она целует его в щеку. Со всех сторон поднимается смех; все указывают на меряющую, которая устает уже от поцелуев; ей кричат: «Меряйте! Меряйте!» Она устала, но все требуют домерять. Кончила, но вновь одна панночка приказывает собирать подать для короля. Король идет рука об руку с избранною им девушкою, которая получает тогда название королевы и собирает подать с девиц. Король подходит поочередно к девушке, каждая целует его, а он целует свою королеву в ознаменование верно собираемой подати, которая как бы складывается тогда в носимую сумку. Веселость разнообразится: панычи и панночки жартуют (шутят) между собою, резвятся, хохочут и бьют в ладоши от радости. Но вдруг раздается из круга простосердечный голос: «Не щипайте, панычу!» И соседка резвая отодвигается от шалуна, который отвечает без застенчивости: «Панночка моя! Голубочка сизая! Чего вы кричите? Я не щиплю, а только щекочу». Общий смех пробегает по всему кругу; оборачиваются к ним и хохочут. Панночка, желая поправить свою ошибку, говорит ему: «Прошу не щекотать, я боюсь щекотки». Прочие играющие переглядываются нежно, жмут руки украдкой и прижимаются, как бы нехотя, друг к другу. Невинные шалости и резвости увлекают играющих, и невидимо летят между ними часы удовольствия. Что выражает эта игра? Любовь, которая всегда волнует молодость.

ВЗВЕШИВАНИЕ СОЛИ

Двое из парней становятся плечами друг к другу и переплетаются руками таким образом, что когда один нагнется головою к земле, то в то время другой поднимается навзничь вверх; потом выпрямляются оба. Тогда другой начинает то же действие, и продолжают, пока не устанут. Эта игра представляет весы, на коих взвешивают соль. Она в большом употреблении в Литве и выражает крепость, ловкость и силу.

КРУЖОК

На ровном месте становятся несколько мужчин с палками и бьют ими деревянный кружок вверх. Кто выше ударит и чаще бьет, тот играет более всех. Это простая забава, но однако в ней видны проворство и ловкость играющего. Она употребляется больше в юго-западной России по деревням.

КОНЧИКИ

В кончики играют четверо: две девицы и двое мужчин. Мужчины, сложив вместе концы карманного платка, подносят их сидящим. Каждый выбирает любой для себя конец и разворачивает платок. Те, чьи концы придутся накрест, должны целовать друг друга.
Эта игра, пробуждая страсти, показывает чувство затаенной любви, потому в нее играют большей частью воздыхатели. Кончики есть изобретение влюбленных, и не известно, что они перенесены были из чужой земли.

ЛАНТА

Завязывают глаза одной какой-либо девушке и ставят ее в середину круга. Завязанная, расхаживая в кругу, должна отгадать, у кого находится жгут. Если она укажет не на ту, которая имеет его, то держащая жгут бьет ее по спине и передает другой. Когда завязанная отгадает или узнает, у кого жгут, тогда имеющей его завязывают глаза, и она начинает отыскивать в свою очередь жгут.
Эта игра выражает слепую Любовь, и потому она наказывается ударами за легкомыслие, исправляемое одной тяжкой опытностью.

СТОЛБИКИ

Ими забавляются парни и девушки преимущественно на святках. Выбрав кого-либо водить столбики, остальные становятся попарно недалеко друг от друга, и эти пары образуют столбики. Водящий ходит с прутом около столбиков и намеревается стегнуть кого-нибудь. Заметившие это, особенно когда он вблизи их, меняются местами. Если водящий успеет стегнуть и занять место, то лишившийся его обязан водить.

КОРШУН

В праздничный день, когда собираются у ворот семейства, молодые всех возрастов скликивают играть в коршуна. Избрание коршуна производится с общего согласия, но часто, кто посмелее и проворнее, тот делается коршуном. После коршуна избирают наседку, которая должна быть умною и доброю, а все прочие составляют цыплят – ее семейство. Мать-наседка выступает длинным рядом, с детьми всех возрастов. Дети, взявшись за руки, ходят вокруг коршуна и поют:
Вокруг коршуна хожу,
По три денежки ношу:
По копеечки,
По сопелочки.
Коршун роет землю, посматривает на них злобно, скрежещет зубами, машет крыльями и кричит коршуном. Наседка .подходит и говорит: «Коршун! Бог помочь». Коршун отвечает: «Не слышу». Дети опять ходят вокруг него и поют то же самое. Потом останавливается мать и говорит прежнее: «Коршун! Бог помочь». Он отвечает: «Спасибо». – «Коршун, что ты делаешь?» – «Рою землю да яму». – «На что роешь яму?» – «Денежку ищу». – «На что денежку?» – «Иголку купить». – «На что тебе иголку?» – «Мешочек сшить». – «На что тебе мешочек?»* [* Говорят еще: «Камешки класть». – «На что камешки?» – «Твоих детей шуркать, буркать».] – «Соли купить». – «На что тебе соль?» – «Щи посолить». – «На что тебе посолить?» – «Одну половину самому съесть, а другою залить глаза твоим детям». – «За что?» – «Они мою городьбу разломали». – «А как высока была твоя городьба?» – Коршун при этом вопросе бросает камень вверх так высоко, как может, и говорит: «Вот как!» – «Неправда! Твою городьбу и козел достанет бородой, а той они разломать не могут», – «Они буяны, я их перебью». – «Они мои дети, я не допущу: ши, ши, коршун! – Она отгоняет детей и грозит напасть на него. – Ши, ши!» Коршун бросается на детей** [** В других местах, именно в Саратове, когда коршун ловит детей, тогда кричит: «Икры хочу!» Наседка отвечает: «Икра на базаре».], наседка не допускает его до них; дети бегают около матери, укрываются за нею. Начинается беганье, шум, крик; коршун сбивает с ног наседку, хватает детей и потом обращается на наседку: общипывает ей перья, кусает и ругается над беззащитною матерью. Таково состояние беззащитного семейства, когда оно попадается в руки злобного врага. Есть примеры, что в злополучии и родные идут против родных.
В коршуна играют повсюду одинаково, за исключением только вопросов, делаемых коршуну. Проворный мальчик избирается в коршуны, а матерью бывает девица, уже опытная и ловкая, которая в других местах называется матя. Мать стоит со своими детьми перед коршуном и спрашивает его: «Коршун, коршун, что ты делаешь?» – «Ямочки копаю». – «На что тебе ямочки?» – «Камешки сбирать».– «На что тебе камешки?» – «Твоих детей в лоб щелкать».– «За что, про что?» – «За то, что они потоптали мою капусту в огороде». – «Да высока ли была изгородь?» Коршун, встав, кидает щепочку вверх: «Вот какая!» – «О, да через твою изгородь перескочит лягушка, а не то что мои дети». Обрадованные ответом матери дети свиваются в кружок и, выставя вперед ножки, спрашивают: «Которая была? Которая была?» Коршун смотрит на них некоторое время и вдруг бросается на крайнего. Дети сбегаются к матери, которая, распростерши руки, летает перед коршуном, кричит: «Шуту! Шугу!» и защищает их. Борьба длится долго, но коршун успевает схватить детеныша, кладет его возле ямы и бежит за другим. Борьба снова, и она возобновляется до тех пор, пока коршун не переловит всех детенышей, и тем оканчивается игра.

ВОРОН

Одни девицы, а иногда вместе с парнями, играют в ворона. Взявшись за руки, становятся в ряд попарно. По согласию или по жребию выбирается из них ворон. Его ставят впереди себя на несколько шагов и запрещают ему оглядываться. Задняя пара бежит вперед врозь, один по правую, а другой по левую руку ворона и, пробежав его, стараются сбежаться вместе; но ворон бросается ловить, пока бегущие не схватятся за руки. Пойманный вороном становится с ним в передней паре, а оставшийся занимает место ворона, и игра продолжается, пока не разыграют ее все пары. Эта игра употребляется в Малороссии, она служит хорошим телесным упражнением.

РЕДЬКА

Собираются на зеленый луг взрослые обоего пола. Молодые парни садятся в один ряд; к ним подходят девушки и молоденькие женщины и салятся также. Впереди всех сидящий парень, <он> называется бабушкою, а все прочие играют редьку. Один из парней делается купцом и приходит к переднему покупать редьку. «Бабушка! Продай редьку».– «Изволь, батюшка». Купец смотрит на девушку, улыбается и говорит: «Хороша редька». И хочет выдернуть ее. Парень не дает. «Батюшка! Нельзя выдернуть, дай касарик; я выкопаю ее с корнем». – «Что ты, батюшка, срамишь мою гряду! Тряхни, и вся выскочит с корнем». Он берется трясти парней: иного схватит за ноги, другого за руки, третьего за плечи и пр. Если удастся ему выдернуть кого-либо с места и потрясти, означая этим, что он оббивает редьку от земли, то все встают и гонят его побоями. Увернется от их побоев – хорошо; нет,– то достается порядком. Но женщины тут вступаются за него, отгоняют мужчин, и общим хохотом оканчивается забава. Надобно заранее приготовиться к перенесению ударов, иначе осмеянный парень не может от стыда вступить вновь в эту игру.
На все есть свое время, на все, и на любовь. Молодые, исполненные жизни и горячего воображения, спешат необдуманно в объятия розового существа, не зная, что под душистым кустарником часто кроется змей-губитель. Но молодость не верит опытности, старость не верит молодости, потому в последней проявляется ревность, которая очень хорошо выражена в игре редька.

ВЕРЕВОЧКА

Веревочка – старинная русская свадебная игра. Сваха приносит в избу веревочку, дружка или сват скрепляет концы узлом. Девушки берутся за веревочку руками и делают из себя кружок. Сваха входит в середину. Обойдя всех кругом, она приветствует каждую приличными на сговоре поговорками или присказками, например: «Пора девушке замуж, за Старостина сына – калина, малина моя!» К другой: «У Старостина сына. прянички сладкие, мед сыченый – калина, малина моя!» К следующей: «Кого люблю, тому скажу»; потом к следующей: «Тебе скажу, моя душа, красавица». Обратясь к другой: «Не ломай руки белые, бери руку суженого». И обходя всех, говорит: «Одной-то нет, одной-то нет. Она ждет да пождет друга милого, суженого». На ее приветствия все улыбаются.
В последствии времени стали принимать в эту игру молодых парней, которые составляют вместе с девушками один круг. Тогда выбирается из пожилых мужчин сват, которого называют круговым, и он, обходя всех кругом, приговаривает им разные присловья, бьет невнимательных по рукам. Невнимательный, сопровождаемый общим смехом, занимает его место и продолжает играть вместо него, пока игра не прекратится добровольно. В таком случае начинают петь свадебные песни.

ЯША

Осенняя забава, но она совершается иногда весною. Участие в ней принимают те только, которые избирают для себя или женихов или невест. Главное действующее лицо есть Яша. Румяный молодец садится на лавку или на землю; вокруг его ходят парни, взявшись за руки с красными девушками, и говорят: «Сиди, сиди, Яша, в ракитовом кусте; грызи, грызи, Яша, ореховые зерна. Лови себе, Яша, кого тебе надо; лови девку за русую косу, лови красную за алую ленту». Родители смотрят на потеху молодежи и с волнением сердца обращают свое внимание на Яшу. Хорошо, если он изберет ту, которая по их мыслям. Яша, окинув глазами окружающих его, высматривает красную девушку, но они разбегаются от него во все стороны. Он не теряет бодрости, гонится за любимою и ловит. Над его выбором издеваются и приговаривают: «Выбрал себе, Яша, рябую кукушку; выбрал себе, Яша, черную кошку, черную кошку». После него садится другой Яша и точно так же играет.
Кроме настоящего удовольствия в этой игре она изображает сватовство молодых и редко проходит, чтобы выбранная девушка не сделалась женой.

РЕКРУТСКИЙ НАБОР

Это забава не есть русская, но <так> как она давно усвоилась у нас, то и составляет нашу собственность. Играющие обоего пола: девушки и мужчины, разделяются на две половины; девушки садятся на стульях, имея при себе один пустой стул, назначенный только для своего рекрута; мужчины уходят в особую комнату и ожидают призыва. Между тем каждая девушка, загадав про одного из мужчин, ожидает с любопытным нетерпением его выхода. Угадает ли он ее мысли? Угадает ли он, что она про него задумала? И точно ли он ее любит? И думает ли он о ней? Мужчины, со своей стороны, думают и гадают; понравятся они или нет? При обоюдно трепетном ожидании стоящий у дверей часовой требует под станок рекрута. Рекрут выходит и садится подле избранной по его мыслям девушки, и если она не любит его или не желает любить его, или не нравится он ей чем-нибудь, то она начинает хлопать, а за нею все, и с него берут фант за то, что не угадал или, как хотите, за то, что не понравился. Это явное посмеяние приводит иного в бешенство, но приличие и сама игра запрещают обнаруживать неудовольство. Насильно милым не будешь. Он возвращается в рекрутскую комнату, разумеется, и тут начинают насмехаться над ним. Каждому забракованному рекруту позволяется еще выйти два раза, но не иначе, как по требованию часового. Если рекрут по мыслям, то его не сгоняют с места: он садится подле своей избранной и участвует в игре с прочими до окончательной переклички. Если забракованные рекруты не были первоначально по сердцу, то их стараются обласкать и, позволяя им надеяться на любовь, допускают, для скорейшего окончания игры, садиться подле девушки. Тогда девушки встают со стульев и идут в рекрутскую; на их место садятся мужчины и набирают рекрутов из девушек по-прежнему порядку. Мужчина, обиженный нерасположением к нему девушки, мстит ей хлопаньем, а за. ним хлопают все остальные. С прохлопанной берут фант. По окончательной перекличке или, лучше сказать, по набору всех рекрутов разыгрывают уже фанты. Но при этом наблюдают, чтобы с каждой и каждого непременно был взят фант, а дотоле не приступают к разыгрыванию фантов.
В рекрутский набор не повсюду играют однообразно. Бывают небольшие изменения. Мужчины и девушки разделяются на две половины. Мужчины, составляющие рекрутов, уходят в особую комнату, которая называется рекрутскою, а остающиеся девушки составляют членов присутствия, и их комната называется рекрутским присутствием. В этом присутствии условливаются: кому какого рекрута принять себе? Усевшиеся по местам имеют при себе отдельное кресло или стул. Потом одна из присутствующих объявляет: «Присутствие открыто!» Отворяется дверь, один из рекрутов входит, становится посредине рекрутского присутствия и кланяется наудачу присутствующим. Если он поклонился той, кто его выбрал, то все кричат: «Годится!» Он кланяется присутствию в другой раз, целует избравшую его и садится подле нее. Если рекрут поклонился не той, которая избрала его, то кричат: «Не годится», – и он выходит за дверь, сопровождаемый хлопаньем. После него выходит другой рекрут и продолжают выходить, пока не переберут всех. Когда усядутся все рекруты подле присутствующих, тогда девицы делаются рекрутами, а прежние рекруты присутствующими. Игра продолжается дотоле, пока не переменят на другую.
Из игры рекрутского набора составляются часто сами свадьбы. Что же, собственно, значит эта игра? Выбор невест и женихов.

КУРИЛКА

Некоторые относят эту игру к древней греческой* [* Guthr. «Sur les antiq., des usages, etc.».], и что она будто бы перешла к нам давно. По самому названию она означает русскую забаву. Курилка, от слова курить, показывает всякое курево и горящую лучинку, которая в иных местах заменяется словом курилка.
Когда все усядутся в кружок, тогда зажигают лучинку и передают ее друг другу. Во время передачи все поют протяжно унылым голосом:
Жив, жив курилка,
Жив, жив и умер!
А у нашего курилки
Ножки долгеньки.
Душа коротенька.
Если при последнем слове погаснет лучинка, т. е. курилка у кого-нибудь, то берут с того фант. Потом снова зажигают и продолжают зажигать курилку, пока не наберется большое число фантов, которые наконец разыгрывают.
Курилка выражает пламень любви, и как скоро потухает лучинка, так скоро исчезает любовь, и чтобы снова пробудить ее, надобно вновь воспламенить сердце, и это напоминается через повторяемое зажигание. Ничто не может существовать в природе без любви – без нее все мертво.
Печально протяжный напев всего более высказывается в словах: жив и умер курилка – т. е. поживши в любви и умер. Счастлив тот, кто умел любить; но несравненно счастливее тот, кто не играл любовью. Потерявши ее однажды, нельзя согреть сердца прежним чувством.

ИГРА ИМЕНАМИ

Избранные четыре особы предварительно заготавливают игру именами. Первая особа записывает на бумаге имена всех присутствующих мужчин, вторая – девиц, третья назначает, что им делать, а четвертая – где делать. Это производится без всякого сговора между пишущими. По окончании дела они объявляют игру. Все усаживаются по местам и ожидают своего приговора. Первая особа произносит, например: «Андрей», вторая: «Елизавета», третья: «танцевать», четвертая: «в комнате». Бывают весьма замысловатые и острые проделки, но никак не дозволяется выходить из приличия. Если кто прослышит свое имя, с того берут фант; собрав, их разыгрывают.
Игра именами представляется с первого раза одной забавной шуткою; но в них весьма часто пробуждается ревность и досада, когда приходится выполнять назначение. Один ревнивый мужчина, ревности которого не знали, побледнел от гнева, когда увидел, что его сопернику пришлось поцеловать его красавицу; другой ревнивец – господин муж, рассорился со своей женою за то, что ей пришлось дозволить молодому ветреннику обнять себя. Но слова из игры не выбросишь, а дела не утаишь. Игра именами есть мука для ревнивцев: она, допуская проделки резвой и беспечной шалости, раскрывает волнения и страсти, удовольствия и страдания.

ИГРА В ПТИЦ

Сомкнув стулья в кружок, садятся и назначают, кому какой быть птицею. Кто соловей, кто жаворонок, кто канарейка, кто голубь и т. п. Один кто-нибудь говорит: «Села» {т. е. летевшая птица). Другой спрашивает: «Кто села?» – «Канарейка». – «Где?» – «На веточке». – «Полетела». – «Кто полетел?» – «Канарейка». – «Куда полетела?» – «К жаворонку». Играющий жаворонка начинает доверить то же самое, а канарейка спрашивает. Если же 'играющий жаворонка прослышит свое прозвание, то с него берут фант.

ВОРОБЕЙ

Играющие называют себя именами деревьев или кустарников, напр., яблони, малины, дуба, березы, смородины, вишни, и т. д. Кто-нибудь начинает говорить: «Чив! Чив! Сидел воробей на малине, слетел воробей на яблоню». Кто яблоня, тот продолжает говорить, и играют дотоле, пока не наберется довольное число фантов. За всякую медленность или за забытое своего прозвания берутся фанты, которые разыгрываются потом обыкновенным порядком.
   
ПОЧТА

Каждый из играющих называет себя каким-нибудь го--родом: кто Петербургом, кто Полтавой, кто Астраханью, кто Саратовом и т. п. Один говорит: «Динь, динь!» Другой опрашивает: «Что едет?» – «Почта». – «Откуда?» – «Из Петербурга». – «С чем?» – «С письмами, или цветами и т. д.» – «Куда?» – «В Полтаву». Назвавшийся Полтавою говорит: «Динь, динь!» – а Петербург продолжает спрашивать. Но если кто прослышит свое имя, то с него берут .фант. По набрании довольного числа фантов разыгрывают их.
Обе игры: птицы и почта, служат только приятным препровождением времени и, кроме игривости, ничего особого не заключают в себе. В Польше также играют в почту. «Что едет?» – «Почта». – «Откуда?» – «Из Варшавы». – «Куда?» – «Во Львов». Названный Львовом принимает почту* [.* Goleb. «Cry i zabaw. etc.», ч. З, с. 75.].

СИНОНИМ

Один из числа играющих выходит в другую комнату, а все прочие загадывают две вещи одного содержания, например, штоф, который воспринимается в смысле сосуда с какой-нибудь жидкостью, и материи, коею обивают мебель и носят на платьях; или, например, коса, которою косят траву и которая украшает девушек, и т. п. По загадывании играющие вызывают сидящего в другой комнате, который должен отгадывать. Он начинает спрашивать с крайнего: «Как вы <его> любите?» – «Я люблю его видеть на окнах»; другой: «Я люблю, когда он бывает чем-нибудь наполнен»; третий: «Я люблю его видеть на женщинах»; четвертый: «Я люблю его видеть на сарафанах» и т. д. – отвечают все по очереди. Если же он не отгадает, то с него берут фант. Тогда он выходит в другую комнату, для него снова загадывают и дотоле продолжают, пока не будет им отгадано. Если же отгадал, то берут с пойманного фант, он же делается отгадчиком, а отгадавший поступает в число играющих. По собирании довольного числа фантов разыгрывают их.
Синоним – французская игра и усвоена нами. Это весьма трудная игра, ибо она требует особой остроты и сметливости и служит не одной забаве, но и развитию и изощрению памяти. Желательно, чтобы ею занимались поболее.

КУХНЯ

Каждый из играющих выбирает себе название из кухонных вещей, например: тарелки, вилки, ножи, миски, печи, кочерги, ухваты, сковороды и т. д. Один кто-нибудь начинает спрашивать, начиная с крайнего или указывая на окружающие предметы, или на самого себя, приступает к тарелке и говорит; «Это что у вас в носу?» – «Тарелка». – «Это что на губах?» – «Тарелка». – «На чем вы сидите?» – «На тарелке», и т. д. Горелка на все должна говорить; «Тарелка», на что бы он ни указал или что бы ни спросил; но если она засмеется, то с нее берут фант, и она начинает спрашивать в свою очередь, например; «Кто вы такой?» «Ухват». – «Ухват! Кого любите целовать?» – «Ухват» и т. д. По набирании достаточного числа фантов приступают к их разыгрыванию.
Кухня есть превеселая, шуточная и забавная игра. Она невольно производит смех и хохот всех играющих, и редко кто из них не расплачивается фантом, потому что надобно <иметь> большое терпение и чрезвычайную суровость, чтобы не засмеяться, когда спросят вас; «На чем вы сидите?» – «На кочерге». – «На чем вы ездите?» – «На кочерге». – «На чем спите?» – «На кочерге».
Кухня веселит всех играющих, потому она есть выражение резвости.

ВЕСЬ ТУАЛЕТ

Точно так же и в этой игре каждый называет себя особым каким-нибудь названием туалета: кто чепчик, кто шляпа, кто шпилька, чулки, помада, духи, корсет, башмаки и т. д. В середине их стоит кто-нибудь из играющих и говорит: «Барыня спрашивает шляпку». Кто носит название шляпки, должен отвечать: «Здесь». – «Барыня спрашивает шпильки». – «Здесь». – «Барыня спрашивает чулки».– «Здесь» и проч. Если кто из играющих прослышит свое имя, то с него берут фант, и спрашивающий продолжает говорить, пока всех не переберет. Тогда он хлопает руками или просто говорит: «Барыня спрашивает весь туалет». За этим словом see должны немедленно переменить свои места, и кто не успеет занять места, тот входит в круг играющих и начинает говорить прежним порядком. Эта игра продолжается, пока довольно не соберется фантов, которые потом разыгрывают. Весь туалет принадлежит к числу веселых игр, и потому она есть изображение непринужденной забавы, свойственной юным годам.

КОШКИ-МЫШКИ

Все играющие, носящие название мышек, берутся за руки и составляют из себя круг. Но один из них назначается мышкой, а другой кошкою, которая, стараясь уловить мышку, бегает за нею вне круга, а мышка внутри круга. Составляющие круг обязаны не пропускать кота. Если же какая-нибудь пара пропустила его, то она занимает место мышки и кошки; с них берутся тогда фанты, а прежние мышка и кошка становятся в круг играющих. Набранные фанты разыгрываются потом.
Эта игра больше детская, однако ею забавляются взрослые, и она, собственно, есть русская. Она выражает беззащитное семейство, подвергаемое злобным нападениям врагов.

ПОШЕЛ РУБЛЬ

Все садятся в кружок, а один из них становится в середине. Сидящие передают друг другу рубль, говоря: «Пошел рубль, пошел два». Стоящий в середине должен отыскать рубль, и у кого найдет, с того берут фант, и тот занимает его место. Таким образом продолжают игру, пока наберется довольно фантов, которые разыгрывают потом.
Эта игра во многом сходна с золото хороню, с той разницей, что в пошел рубль не поют и по отыскании рубля берут с виновного фанг. Пошел рубль служит веселому препровождению времени.

ОХ, БОЛИТ!

Каждый из играющих называет себя каким-нибудь цветком, например фиалкою, жасмином, резедою, незабудкой, розою, гвоздикой и т. д. Один из цветков, например незабудка, говорит: «Ох, болит». Другой спрашивает: «Что болит?» – «Сердце».– «По кому?» – «По жасмину». Жасмин продолжает говорить незабудке то же самое, и по кому произнесено будет, что болит сердце, тот продолжает говорить. Кто прослышит свой цветок, с того берут фант, кои потом разыгрывают.
Есть ли это народная игра, или занесенная к нам? Чисто русская, и она, как видно из самих слов, объясняет простосердечную откровенность. Если кто из играющих обратится к такой особе, которая давно томится любовью,– о, как больно тогда отвечать, по кому болит сердце. Тогда невольно обнаруживается страдание души, вспыхивающее на лице красавиц огненным румянцем; тогда и радость, и стыдливость: она или сама произносит, или слышит признание того, который чудился ей и наяву и во сне. Но смертельная рана тому цветку, которому не ответят на сострадание его,– тогда вместо радости пробуждается отчаяние.
Эта игра весьма опасная, и потому вы, красавицы, не должны играть любовью.
Сама песня, сочиненная чувствительными сердцами, гораздо лучше обрисовывает томительную любовь.
Ох, болит!
Что болит?
Болит сердце мое!
Да по ком?
Все по нем.
Все по миленьком моём.
Пусть бранят,
Говорят
Злые люди,
Что хотят!
Как же быть!
Не любить?
Не могу его забыть.
Нет сомнения, что наши прабабушки изобрели эту игру тогда, когда они томились в теремах, как в заключении; когда им не позволялось выходить отсюда, чтобы посмотреть на людей и полюбоваться Божиим миром; когда законы приличия воспрещали им произносить свою любовь сам друг; когда виделись с самим женихом за несколько времени до совершения брака; когда выдавали наших красных девушек за того, по кому сердце никогда не заболит, но изноет еще; когда разлучали чувствительную душу с тем, по кому она всю жизнь должна вздыхать, болеть душою и сердцем; когда все сладостное, очаровательное, упоительное, все, что есть нежное, драгоценное, которое ничем не может быть заменимо, навсегда исчезает, как сон; и как тут не сказать: «Ох, болит!» Невольное, ненастроенное мучение сильно потрясает душу, и что однажды заронено в ней, никогда и ничем не может быть успокоено, и тут всегда, во сне и наяву: «Ох, болит!»

МОСТ МОСТИТЬ

Становятся друг против друга попарно девушка и мужчина и держат поднятые руки вверх, вровень с грудью. Пары строятся в один ряд длинной вереницею, и чем она длиннее, тем красивее; этот ряд называется мост; избранная пара – девушка и мужчина начинают мостить его: взявшись за руки, они идут на мнимый мост; первая пара моста поднимает руки, пропускает их; тут мужчина оборачивается и целует противоположную ей девицу, а его девица противоположного ей мужчину; когда обе пары перецелуются, мужчина заключает свой поцелуй на своей девице. Это взаимное целование называется мост мостить, и оно продолжается через весь длинный ряд: всяк непременно обязан взаимно целовать, иначе это почтется преступлением против игры. Когда первая пара перецелует весь ряд, тогда она становится на конце,. и начинает пламенное мощение следующая пара тем же порядком. Когда все пары перецелуются, тогда уже оканчивается мощение моста. Если кто не успел поцеловать или поцеловал не так, как следовало, с того берут фант, кои потом разыгрываются. Но редко бывают фанты, потому что никто не пропускает случая поцеловаться, разве случится как-нибудь нечаянно, по недосмотру, или сама девушка увернется, за то мужчину не только наказывают фантом, но общим посмеянием. Большею частию бывает, что снова начинают мостить мост по неимению фантов, ибо с фантами оканчивается игра.
Всякому теперь понятно, что это мощение производит сладостное ощущение в глубине сердца. Оно пробуждает нетерпеливое желание сорвать поскорей поцелуй с розовых уст, давно горящих вулканом любви.
Мост мостить – одна из страстных игр; в ней вполне развертывается весь пыл кипучей юности: это кратер, извергающий огнедышащую лаву, которая в своем течении все истребляет и обращает в пыль воздушную; это поток огненной любви, бьющейся беспрерывными возгласами: «Любить хочу! Сгораю от любви!»
Мост мостить – чисто русская забава, без сомнения, была в употреблении между нашими предками.
Наши предки умели очень страстно любить; это подкрепляется хороводом плетень, с которого, конечно, переделана эта игра. Только неизвестно, которая из этих игр старее? Но чувства любви зароняются прежде игр и раскрываются только в то время, когда наступает пора любви. И тогда чего не выдумает любовь? Каких она не изобретает игр и забав и каких не совершает проделок, чуждых всякому рассудку? Тогда одно только желание – любить! Любить!

АЗБУКА

По занятии мест избранный игрок спрашивает своего соседа или соседку, сидящую по правую руку, начиная с первой буквы, что бы она сделала с ним? Например: «Если бы я ангел<ом> был, то что бы вы сделали со мною?» Она должна отвечать немедленно, иначе фант. «Если бы вы были ангел<ом>, то я бы вас полюбила как ангела». Спрашивавший должен объявить о том всем играющим. Должно наблюдать, чтобы один и тот же вопрос не повторяли и не спрашивали, не разобрав целое слово ангел, в противном случае – фант. После буквы а надобно спросить на букву н и т. д.; когда окончится слово ангел, то следующий спрашивает уже на букву б. «Если бы я превратился в беса или сделался блином, то что бы сделали или как бы поступили со мною?» На. это надобно отвечать по своей мысли, например: «Если бы вы превратились в беса, то я разлюбила бы вас»,– или: «Если б вы сделались блином, то я бы скушала его с величайшим аппетитом» и т, п. Таким образом продолжается азбука по порядку и всему кругу. По окончании игры разыгрывают фанты.

МОЛЧАНИЕ

Сидящие в кругу должны соблюдать строгое молчание, не двигаться и даже не улыбаться; за неисполнение всего этого берется фант. Один только избранный, нарушая молчание, ходит в крут и старается кого-либо рассмешить или заставить сказать что-нибудь. Он имеет право подходить к каждому, предлагать смешные или забавные вопросы, на что надобно отвечать одними знаками, но кто произнесет хотя одно слово, с того фант.
Играют в молчанку еще другим способом, Избранный, нарушая молчание, ходит в кругу и кривляется, или делает странные телодвижения, или изображает что ему вздумается. Сидящие должны делать то же, что избранный, без малейшего смеха и ничего не говоря. За невыполнение, что делал избранный, или за смех и говор берется фант. По собирании большого количества их разыгрывают.

К ЧЕМУ БЫ УПОТРЕБИЛИ МЕНЯ?

Садятся в кружок девицы, дамы и мужчины, но таким образом, чтобы мужчины сидели между двумя дамами. Потом мужчина тихо спрашивает свою соседку с правой стороны: «Если бы я был колибри, то к чему бы употребили меня?» – «Заперла бы в клетку и сама кормила бы вас». Этот ответ он хранит, обращается к соседке с левой стороны и спрашивает тихо: «К какой обязанности или к каким услугам я был бы назначен вами?» – «Свистать или учить меня музыке» и т. п. Спрашивающий мужчина рассказывает собранию то и другое, т. е. для какого он годится употребления и к чему назначен. Тут не берутся фанты.

ЧЕМУ УПОДОБИТЬ

Всякий уподобляет своего соседа или соседку какой-нибудь вещи, находя, с нею сходство и несходство, и все это надобно говорить вслух. «Я уподобляю мою соседку розе: она сходна с нею и цветом и очаровательностью; дышит прелестью аромата и сладостью жизни, но не сходна с нею в том, что роза с шипами и недоступна, а соседка моя без шипов и доступна; что роза дышит запахом своим, а моя соседка духами; что жизнь розы сладостная, ею любуется все и всяк, а жизнь моей соседки терниста и всяк горюет, смотря на прелесть увядающую» и т. п. Тут не собирают фанты.

ПРОШКОЛИТЬ

Кто-нибудь ходит в кругу и делает вопросы, какие ему вздумается, но меняя их постоянно. Отвечающая должна говорить ему противное, не употребляя слова да и нет. За произнесение их берется фант. Спрашивающий должен быть проворным и ловким, чтобы нечаянно уметь подбежать с вопросом к даме, которая вовсе не ожидала и не думала. За медленный ответ также берется фант.

ВОТ МОЯ КОРЗИНА

Садятся в кружок, где кому вздумается, и потом передают из рук в руки корзину. Позволяется встать и передать ее через несколько соседей, но во всяком случае, поднося ему, сказать: «Вот моя корзина! Что хотите, то положите». Кто не ответит скоро, что положил в нее, с того фант. Получившая корзину может передать ее соседу или, встав, вручить другому, вовсе не ожидавшему и не готовому с ответом. Таким образом продолжается игра.

НЕМОЙ КОНЦЕРТ

Избирается знающий музыку, который рассаживает находящихся в игре по местам. Каждой особе он дает инструмент: скрипку, бас, виолончель, флейту, кларнет, гобой, трубу, барабан и т. п. Составляющий концерт становится посредине и начинает играть на каком-нибудь инструменте, что ему придет в голову. Все остальные музыканты не должны играть, а выделывать только своими движениями все его пассажи, расстановку и пр. Кто сделает ошибку или не выполнит, что надобно, тот взыскивается фантом.

ОСУЖДЕННЫЙ

Среди играющих назначают кого-либо осужденным и сажают в углу комнаты на скамейке. Другой из играющих, мужчина или девушка, тихо начинает расспрашивать сидящих в кругу, какие кто знает за ним преступления? Собрав ответы, он объявляет осужденному. «На вас поступило весьма много жалоб; одна прекрасная особа говорит, что вы очень страстны; другая, что вы изменник; третья, что вы влюбляетесь во всех женщин. Некто сказал, что вы играете сердцем, которое любит вас нежно» и т. п. Осужденный должен опровергнуть жалобы и указать ту особу, которая обнесла его невинно. Когда он не укажет особу, тогда остается еще осужденным. Игра начинается вновь и до тех пор продолжается, пока осужденный не узнает своего обвинителя. Фантов не берут.

ПТИЧИЙ ОХОТНИК

Каждому из играющих отдается на волю быть птицею, какою ему угодно. Охотник птичий, избранный из того же самого круга, подходит к каждой особе и выслушивает название птицы. По собрании всех названий охотник останавливается посредине и говорит: «В моем саду имеются птицы разных пород, а именно: попугай, ворона, сова, голубь, сорока» и т. д. Потом он подходит к кому-нибудь и делает три вопроса: «Которой птичке вручаете свое сердце ? Которой доверяете свою тайну? Которой намерены ощипать перья?» Спрошенная особа должна отвечать на всякий вопрос: «Вручаю сердце голубке, тайну сове, а ощипать перья попугаю». Когда охотник обойдет по порядку весь круг со своими вопросами, тогда он объявляет ответы, назвав каждую особу: такой-то поручил свое сердце голубке, которая есть девица такая-то; но что вы в самом деле вручили ей свое сердце, должны нас уверить тем, когда поцелуете ее. Такой-то доверил свою тайну сове, которая есть такая-то, а ощипать перья попугаю, который есть такая-то дама; но <так> как с прекрасным полом нельзя поступать так жестоко, то вы наказаны фантом. Должно заметить, что кто сам себе поручит сердце, тот целует в наказание свою руку; кто доверяет тайну самому себе, тот должен ее хранить при себе.
  
ПЕРЧАТКОЙ ИГРАТЬ

Надобно бросить перчаткой в кого-либо сидящего напротив и сказать ему: «Назовите мне что-нибудь воздушное, или водяное, или земноводное, но только одно из трех этих стихий». Получивший перчатку должен отвечать немедленно. На слово воздушный он может отвечать: «Сорока, попугай, ястреб» и т. п.; на слово водяной: «Рак, осетр, белуга» и т. д.; на слово земноводное: «Жаба, змея, уж» и т. д. Кто скажет противное стихии, тот расплачивается фантом. Получивший перчатку бросает ее со своим вопросом в другого, а этот бросает в следующего, и перчатка перелетает быстро от одного к другому, почему и называется играть перчаткой.

ДОРОЖНЫЕ

Из числа играющих избираются двое дорожных, возвратившихся из далекого и опасного пути. Один дорожный должен раздать каждому в собрании по одному какому-либо названию тех мест, где он проходил и про которые он намерен рассказывать. Играющие садятся в кружок таким образом, чтобы справа <от> дамы или девицы непременно сидел бы мужчина. Дорожные садятся посреди собрания. Первый рассказывает своему товарищу о причинах своего путешествия, потом о местах, через которые он проходил. Особа, услышавшая имя места, которым она называется, должна поцеловать соседа, сидящего справа <от> нее. Если кто целовал не ту особу, которую следовало, тот наказывался фантом. Когда дама или девица не захочет поцеловать мужчину, тогда она обязана свистнуть. При этой игре допускается только одно из двух: или поцеловать, или свистнуть. Товарищ дорожного строго наблюдает за выполнением всего в точности. По перечислении всех мест оканчивается рассказ дорожных; их место занимает другая пара, и дотоле продолжается игра, пока не наберется довольное число фантов.

СОЧИНИТЕЛЬ

Избрав для своего описания какой-либо предмет, например солнечное затмение, любовь, надежду на счастье в жизни и т. п., каждый пишет свою мысль на бумаге до точки или до полного периода и, загнув, что было им написано, передает писать другому о том же самом предмете, пока лист бумаги не обойдет весь круг. Когда все запишут свои мнения, тогда разворачивается бумага и читается вслух. От сбивчивости мыслей и бессвязности выходит такая бестолковщина, что невольно производит смех.

НОС

Садятся гуськом друг за другом: первый за вторым, второй за третьим, третий за четвертым и т. д. Второй закрывает своей рукою глаза первому. Кто-нибудь выходит из ряда и, подергав закрытого за нос, садится на свое место. Тот, кого дергали за нос, должен встать со стула и искать, кто дергал его. Если он укажет на другое лицо, то за поклеп отводят его за нос к прежнему месту. Тут снова дергают его за нос, пока он не угадает. Когда отгадает, тогда игра доходит по очереди до прочих. Фантов не берут.

ЗАСЕДАНИЕ

Выбирается из колоды карт одна какая-либо масть, от туза до двойки. Карты раздаются по числу особ, и каждая карта имеет особое свое название, потому что в заседании отправляют разные должности. Туз означает воеводу, который <в то же время> есть председательствующий судебного заседания; король – товарищ воеводы; дама – жена воеводы, которая помещена здесь потому, что жены воевод иногда решали дела вместо своих мужей; валет – сыщика, десятка – дьяка (секретаря); девятка – подьячего (помощника секретаря), восьмерка – голову, семерка – гласного, шестерка – стряпчего, пятерка – старосту, четверка – понятого, тройка – приказного, а двойка – сторожа. Один является челобитчиком и подает жалобу воеводе, который, посмотрев на просьбу, передает ее товарищу своему, ничего не говоря; товарищ его, посмотрев на нее и не говоря ничего, передает воеводше, а эта, сделав то же самое, передает следующему. Поступают все одинаково; просьба доходит до сторожа, который, свернув ее, кладет под сукно, а челобитчику указывает <на> дверь. Тот, кто скажет что-нибудь при передаче, наказывается фантом.
Эта игра, <видо>измененная в фанты, вероятно, намекает на суды наших предков.

ХОРОШ, ПРИГОЖ, ЖЕНИТЬСЯ ХОЧУ; ИЛИ ХОРОША. ПРИГОЖА, ЗАМУЖ ХОЧУ

Носящий название хорош, пригож, жениться хочу подходит к девице или даме и говорит: «Хорош, пригож, жениться хочу!» На охотника к женитьбе часто сыплются насмешки со всех сторон. И стар он, и мал, и дурен, да какая дура выйдет за <него> замуж! Иногда под шутками высказывают горькую правду, и не в бровь, а в глаз. Некоторые желают ему жениться, а другие делают отеческие наставления оставить мысль о женитьбе, представляя супружество тягостным: холостой человек, вольная птица или казак свободный; одинокий не тужит и не горюет и т. п. Обошедши круг хорош, пригож, женишься хочу становится посредине комнаты, рассказывает всем о своей неудаче и объявляет: «Проженили молодца!» В другой раз он не захочет жениться. Если же большая часть желала ему жениться, то он, объявив об этом, просит к себе на свадьбу:
Милости прошу
На свадьбу мою.
Я и бражки наварю,
И вина припасу,
И гостей назову.
Ему обещают быть на его свадьбе. Кто. при обходе хорош, пригож, жениться хочу не будет отвечать или смеяться, не делая никаких замечаний, с того берут фант; по собирании их разыгрывают обыкновенным порядком, С кого взяли фант, тот занимает место ходившего в кругу. Если бы случилось взять фант с девицы, то она также собирает мнения, говоря: «Хороша, пригожа, замуж хочу». Причем бывают или те же насмешки, или желают ей поскорее замуж.
Эта игра народная, но презабавная и превеселая. Она часто досаждает тем, кому отвечают наперекор. О, как многие хотят поскорее замуж, а многие поскорее жениться, не разбирая, хорошо это или дурно.

СОСЕДИ

Девушки или мужчины садятся в кружок. Один кто-либо подходит к сидящему с краю или к сидящему посредине и спрашивает его: «Хорош ли ваш сосед?» Если он отвечает: «Хорош», – то спрашивает другого; кто скажет: «Не хорош», – то он спрашивает его: «Кто вам нравится?» – «Вот этот». Про кого он скажет, тот должен сесть возле него и поцеловать, произнеся: «Здорово, сосед». И так спрашивают всех поочередно. Кто из соседей был назван нехорошим, тот сходит со своего места и начинает спрашивать, а место его занимает прежде спрашивавший.
Не многие могут похвалиться хорошим соседством, оттого добрый сосед – клад; с таким соседом встречаются по-дружески, желают иметь его в соседстве и дорожат им.

ПРОДАЖА МЕСТА

Садятся в один ряд девушки и мужчины. Один кто-либо, обращаясь к первому сидящему, говорит: «Не угодно ли холста?» – «Угодно». – «Сколько?» – «Один аршин». После этого он дает покупщику какое-либо прозвание, например вилки в затылке, тарелки во лбу. Потом подходит к другому и дает название: через забор взглянул – собор проглотнул; к третьей: из затона бежала, в кармане лапшу держала; к четвертой: без стыда замуж хочу; к пятому: без стыда жениться хочу и т. д. Когда раздаст всем названия, тогда обращается к первому: «Пожалуйте за холст денежки». Первый отвечает: «Вилки в затылке, тарелки во лбу». Что бы ни говорил правящий деньги, первый должен отвечать ему одно и то же, не смеясь и не переиначивая своего названия. В противном случае берется фант. Таким образом спрашивается у всех поочередно. Потом, собрав фанты, разыгрывают их. Причем правящий деньги, разнося фанты, спрашивает «Кому что угодно скушать, выпить, сделать» и т, п. Сколько раз спрашивает правящий деньги, столько раз он должен целовать, пока не поручат ему выполнить что-либо.
Много есть охотников, берущих в долг и, конечно, редко отдающих. Продавец вымаливает тогда за свое же добро и очень часто ничего не получает. Ему остается в удел одно ласковое обнадеживание: «Завтра».

КОСТЫЛЬ

Садятся мужчины и женщины. Один кто-либо из играющих выходит на середину комнаты с палкою в руке и подпирается ею, представляя костыль. Сидящие поют:
Уж и так ли я коститься* [* Упираться на костыль.] могу, могу,
Уж и так ли я пройтиться могу.
Я могу, могу по комнатке пройти,
Я могу, могу пивца, винца испить.
Вот из винного ковшичка,
Из чарочки позолоченой.
Да к кому я, добрый молодец, приду?
К кому костыль прислоню?
Приставлю я свой костыль
Ко золоту, ко серебру,
Ко девичью ко терему.
А я сам поскачу, попляшу,
Своих гостей взвеселю.
Вот я тятеньку с маменькою,
Милого братца со невестушкою,
А сестрицу со подруженьками.
Если стоит с костылем девица, то поют ей то же самое, за исключением применения слов к ее имени:
Да к кому я, красна девица, приду?
К кому костыль прислоню?
Приставлю я свой костыль
Ко золоту, ко серебру,
Ко мужскому ко терему.
Я сама поскачу, попляшу
И своих гостей взвеселю.
Вот я тятеньку с маменькою,
Милого братца со невестушкою,
А сестрицу со подруженьками.
Кому отдают палку, тот встает с места и целует его, потом берет костыль, становится посреди комнаты, а ходивший садится на место вставшего. Костыль не отдают дотоле, пока не поцелуют. Резвые еще пляшут с костылем во все <время> пения.
Костыль разыгрывают на сговорах молодых, потому тут постоянно целуются молодые. Эта игра выражает радость счастливой любви.

ЦВЕТ

Садятся в кружок мужчины и девушки. Один из играющих ходит в кругу и раздает названия цветов: белого, алого, синего, палевого, бланжевого и т. п., а себя называет чертополохом. Потом раздававший названия цветов говорит: «Чертополоховый цвет прекрасный, алый нехорош». Алый отвечает: «Алый цвет прекрасный, а синий нехорош». Синий отвечает: «Синий цвет прекрасный, белый нехорош», и таким образом всякий из играющих защищает свое название. Кто не успеет защитить себя или скажет, что тот цвет прекрасный, с которого взяли уже фант, то берут с него фант. По собрании фантов разыгрывают их.
Никто не хочет сознаться в своих недостатках; всякий думает и говорит: «Я хорош, а тот нехорош; у того большие недостатки, а у меня их нет». В глазу ближнего видят соломинку, а в своем не видят сучка. Страсти заглушают рассудок.

КАЧЕЛИ

Внесенные здесь в число игр качели, катанье с гор и на санях не составляют собственно игр. Они по своему назначению доставляют одно приятное развлечение забаве, потехе и веселой резвости. Но <так> как все игры клонятся к той же цели, то и они помещены здесь как предмет увеселений.
В юго-западной России были известны еще в глубокой древности колыски. Киевляне в праздники святых апостолов Петра и Павла и св. Иоанна Крестителя забавлялись на качелях* [.* Гизель «Синопсис о начале русск. народа», с. 146.]. В какое же время они появились у нас? Откуда перешли к нам? Неизвестно. Мы знаем, что все восточные народы издревле любили качаться на качелях, а малоазийские греки находили в качелях особое удовольствие.
Колыски в северо-восточной России называются качелями. Колыски происходят от слова колыхаться, а качели – от качаться и значат одно и то же. Все сословия любят их; они строятся многими у себя дома. Нет места по России, где бы не веселились на качелях. В какой уголок света ни перенесите русского, он не забудет их: состроит непременно для наслаждения удалой своей головы, которою нередко расплачивается. В старину великокняжеские и царские дети любили особенно качели; ныне высшее дворянство чуждается этого удовольствия, но любит смотреть на веселящихся: светский этикет удерживает их от участия в народном удовольствии. Однако у себя на дачах оно устраивает их будто бы для детей.
Качели делаются разнообразно; в виде кресел, возков, люлек, круглые, из ящиков на веревках, в коих сидящие оборачиваются через ось, описывая круг снизу вверх. Эти качели производят головокружение, которое увеличивается еще более на веревочных, и чем более опасности, тем более потехи. Часто видишь сидящих битком на узенькой дощечке, привешенной к перепрелым и тоненьким веревкам или к трепещущим и гнущимся жердям. Сидящие держатся друг за дружку, хохочут, издеваются над опасностью и несутся под небо. Никому не приходит мысль, <что можно> сорваться на лету и размозжить себе голову. Предусмотрительность не входит в соображение весельчака, а беда, смерть тут же вертится: он не думает о ней, он не боится ее – двум смертям не бывать, а одной не миновать. С такою философией русский любит сильные ощущения: ему давай потеху, разгульное веселье, чтобы в глазах темнело, бокам было памятно – хоть голова с плеч долой! Тут утешенье его. Вокруг него неизъяснимое удовольствие и неподдельная радость, вылетающая из груди звонкой песнею. Тут на качелях рассыпаются песни, свистят, играют на флейте или на кларнете. Нигде нет столько разнообразных качелей, как в Петербурге, и простой народ веселится здесь непринужденно, как у себя дома. В народные праздники во время Масленицы, Светлой недели, на гулянье в Екатерингофе и т. п. нарочно устраиваются качели и горы.

КАТАНЬЕ С ГОР И НА САНЯХ

Не менее доставляло удовольствия нашим предкам катание с ледяных гор по льду и на коньках. Великокняжеские дети имели в Кремлевском дворце свои горы, и ныне их не оставляют царские дети, аристократы и живущие по городам и деревням. Все любят кататься зимой с ледяных гор, а летом с деревянных. Горы – чисто русская забава.
Катание на санях в хорошие зимние дни составляет гораздо большее удовольствие как для купечества, так и <для> дворянства. В столице хорошее общество, отправляясь за город на пикник, разнообразит его катанием на санях.

КАРТЫ

Карты, по мнению некоторых, изобретены в Италии, а по мнению других – во Франции. Заподлинно известно, что находящиеся изображения на картах принадлежат французскому живописцу Жакемену Грингонеру, который нарисовал их в 1392 году для больного и слабоумного короля Карла VI. Некоторые думают не без основания, что карточные изображения служили первым шагом к изобретению книгопечатания. Масти карт имели прежде особое свое значение, нежели ныне: черви представляли духовных, пики – военных, трефи, или крести, – земледельцев, бубны – женщин по склонности их к удовольствию. Четыре короля представляли: пиковый – царя Давида, под коим разумели Карла VII, преследуемого своим отцом, как Давид был преследуем царем Саулом; бубновый – Александра Македонского, червоный – Юлия Цезаря, а трефовый – Карломана, императора немецкого. Трефовая дама была Мария Анжуйская, жена короля Карла VII; бубновая – прекрасная Рахиль, под коею разумели Агнес Сорель; пиковая – Минерва, орлеанская девица Жанна д'Арк; червоная – Юдифь, королева баварская Изабелла, жена Людовика Доброго. Валеты означали оруженосцев: Ожье, Ланело, Лагира и Гектора, из них два первых были рыцари Карла В<еликого>, а два последних – полководцы Карла VII. Прочие карты, от туза до десятки, означали воинов* [* «Diction, des origin.», ed. 1777 г., in 8.].
Карты занесены к нам иностранцами не ранее XVII в. Во многих отношениях нет игры столь вредной, как карты. Сначала занимались ими для препровождения времени, потом стали выдумывать и изучать многообразные игры, злоупотребления которых послужили к пагубе семейств и общества. Царь Алексей Михайлович строго воспрещал играть и велел играющих злонамеренно в карты подвергать наказанию, как за воровство, Петр Великий запретил военным проигрывать более рубля меди. При императрице Елизавете усилилась картежная игра. Канцлер гр<аф> Бестужев-Рюмин такую имел к ней страсть, что прославился даже за границей. Король прусский Фридрих В<еликий> называл его отчаянным картежником. Тогда играли в ландскнехт, квинтич, штосе, фараон, макао, гальбцвельф, горку, три листика, в красную и черную, в фаро, пикет и мног. др. Игроки ставили на девятку и туза большие суммы. В старину германцы, проиграв все свое имущество, проигрывали даже жен и детей. Почти такая же страсть господствовала между нашими предками, и она проникла было в простое сословие; но народ одумался, стал креститься от игр как от дьявольского наваждения, проклинал ее и игрока: «Чтобы ему не спалось два месяца, чтобы трясла его годовая лихорадка, чтобы глаза его выклевал черный ворон, белый филин и серая сова; чтобы вползла ему в чрево змея подколодная; чтобы печенку его съела бешеная собака; чтобы сердце его высохло, как кора на дереве, если кто будет играть в карты». Простой народ, называемый обыкновенно грубым, необразованным, понял все зло от игры и пренебрег ею с негодованием. Простой народ разумеет под словом игрок отъявленного мота, развратника, пьяницу и плута. В одной хороводной песне невеста, выбирая себе жениха, спрашивает у своих подруг:

Соседушки, собратушки,
Скажите вы мне:
Каков человек?
Ей отвечают:
Он пьяница, пропойца,
Картежный игрок.
Этого мнения уже было довольно для нее.
Еще есть старинная песня:
Бес проклятый дело нам затеял,
Мысль картежную в сердце нам всеял.
Дайте нам карты, здесь олухи есть.
Стенька Разин, Сенной и Гаврюшка,
Ванька Каин и лжехрист Андрюшка!
Хоть дела ваши громки,
Прах против наших картежных дел*

[* «История о Ваньке Каине», изд. 1788. Москва, с. 100–101. Здесь помещ. еще истор. Француз. мошенника Картуша.]

В старые годы любили говорить о волшебниках, колдунах, звездочетах, видениях; говорили о том, кто видел беса и как 6н учил картежной игре или отдавал аду проданную душу за деньги; говорили некоторые отчаянные, как бы они желали поучиться игре у демона искусного – даже между ними не все бывают ловкие. Все это показывает, какое имели в старину понятие о картах, особенно между простыми людьми.
Названия карточной игры многочисленны. Употребляемые поныне игры суть: в дурачки, свои козыри, носки, мельник, мушка, пикет, тентире, бостон, гальбцвелф, вист, преферанс, палки и банки (фараон). Последняя игра есть самая разорительная, справедливо преследуемая правительством. В наше время так заразились игрою в карты, что мало найдете домов, где бы не играли, и все на деньги. От бедного чиновника до сибарита, от старой дамы до прелестной девушки – все занято картами; куда ни войдете, почти везде играют; тот лишний в обществе, кто не отличается на зеленом поле; тот умен, кто искусен в игре. Кто знает тонкости картежные, тот имеет право указывать, поправлять, учить и стоять выше других, потому что в картежном искусстве видят какое-то отличное достоинство. Мало обществ, где бы ни играли; тот скучен, кто станет разговаривать об умных вещах или просвещении. Есть целые места и города, кои прославились игрою в карты.

Многие из дам до того пристрастились к игре, что проводят ночи за картами, не думая о семействе; матери забывают своих малюток, а девицы не смеют оставить гостей или вечернее собрание, не дождавшись окончания игры. Часто они просиживают до рассвета. Танцевальные вечера мало занимают молодых людей; все устремляются играть, и всегда случается, что недостает кавалеров для танцев по причине страсти последних к картам. Я сам видел много раз, что дамы предпочитали игру танцам. Находятся некоторые из дам, до того пристрастившиеся, что <даже> в болезни занимаются картами. Есть праздные и легкомысленные молодые люди, которые занимаются картами как промыслом; многие из них впадают в бедность и нищету от проигрышей, и, наконец, делаются пьяницами и развратниками. Есть примеры, что дети с семи лет приучаются к игре сначала для препровождения времени, а потом для препровождения денег. Такою страстью очумлены многие семейства, которые от этого разоряются и гибнут* [* Многими постановлениями запрещалась картежная азартная игра, а злонамеренных игроков велено предавать уголовному суду.
«Улож.», гл. XXI, п. 15: «А которые воры на Москве и в городах воруют, карты и зернью играют, и проигрався воруют, и таких всяких чинов людям имая, приводить в приказ, и тем ворам чинить указ тот же, как писано выше сего о татех»,– т. е. судить уголовным судом.
Указ 1696 г. февр. 18, п. 26: «Тем людям, у кого карты и зернь вынут, велеть их бить кнутом». УК. 1717 г. дек. 11: «Чтоб никто не играл в деньги, под тройным штрафом имеющихся денег в игре». УК. 1733 г. янв. 23: «за первое преступление по вышеозначенному 1717 г. указу, тройным взятием имеющихся денег и остального в игре, и из них давать объявителю об игре третью часть, а две доли на госпиталь. Будеже кто в оном преступлении явится вторично, таковых сверх оного взятья, сажать в тюрьму на месяц, а подлых (простого сословия) бить батогами нещадно, а за третий преступление, сверх взятия денежного, оное наказание умножить вдвое, а кто уже затем пойман будет, с таковым поступать жесточае, смотря по важности дела». Вслед за этим идет ряд указов, подтверждающих запрещение азартной игры, как то: 1747 г. мар. 11, 1761 г. июн. 16, 1763 г. июл. 21, 1766 г. янв. 30, 1782 г. апр. 8, 1787 г. мая 28, 1801 г. июл. 11, 1819 г. июн. 19, 1832 г. марта 12, и Устав благоч., ст. 257, пункт 1–6.].
Нередко злонамеренные игроки составляют свои сообщества, ловят охотников и обирают их до последнего. Неопытные попадаются им в сети и погибают. Если приглашают кого-либо на чашку чая, то это значит – для игры, и того приглашают, кто играет. Просвещенный человек не годится им, добрый и умный не их прихода. Кажется, что более занимаются картами, нежели науками. Отчаянным игрокам нипочем проиграть несколько тысяч и более. Между тем, если бы сотая часть из проигранной тысячи была ими уделена в пользу общественную: на просвещение, науки, о, с какою благородной гордостью можно было бы указать на таких любителей наук. Ими достойно бы хвалились современники, а отдаленное потомство не забыло бы их. Увы! Столько на свете богачей, и столько добра многие из них проигрывают! Не заслужив доброго имени, отчаянные игроки часто умирают в нищете и в презрении. И те, кои причиною их бедствий, не имеют ни малейшего к ним ни сострадания, ни человеколюбия. Проигравшиеся оканчивают жизнь в мучениях совести и голода, и губители их не подают им даже куска черствого хлеба.
Ни в Германии, ни во Франции не играют с таким пристрастием в карты: там повсюду есть свои общества, где проводят время в танцах и других забавах; курят сигары, сидя за пивом, и рассуждают о предметах промышленности, торговле, художестве, просвещении, одним словом, о всем том, что питает сердце и просвещает ум. Я всякий раз приходил в восторг от их собраний и завидовал им.

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.