Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Андроновская культура

АНДРОНОВСКАЯ КУЛЬТУРА В ЮЖНОЙ СИБИРИ

В середине II тыс. до н. э. культурный облик сибирских степей и лесостепей резко меняется. Связано это с появлением на территории Южной Сибири андроновской культуры. Первоначально показалось, что это местная енисейская культура, однако вскоре выяснилось, что основная область этой культуры — Приуралье и Казахстан, а Минусинский край составляет лишь ее восточную окраину.

Памятники андроновской культуры распространены по всей степной и отчасти лесостепной Южной Сибири. Наиболее южные из них находятся в предгорьях Алтая, самые северные располагаются по границе современной степи и лесостепи. На востоке они известны по всей Минусинской котловине как на левом берегу Енисея, так и на правом и не только по побережьям рек, но и в глубине степей и доходят до предгорий Саян. Имеются андроновские памятники и в лесостепном коридоре между Минусинской котловиной и степями по верхнему течению р. Оби.

Таким образом, в отличие от более раннего времени, когда в каждом районе существовали своеобразные культуры эпохи энеолита, теперь распространяется от Приуралья до Енисея единая культура.

Андроновская культура характеризуется развитием прогрессивных форм хозяйства, которое началось еще в предшествующее неолитическое время. Прежде всего это касается скотоводства. Судя по составу костей

домашних животных, первое место в стаде занимал крупным рогатый скот. Это же подтверждается и характером погребального инвентаря. В могилах нет костей животных, которые могли быть остатками положенного в могилу мяса. В то же время уцелевшие повсеместно в могилах горшки свидетельствуют о том, что в могилу ставили какую-то жидкую пищу, очевидно молочную.

От крупного рогатого скота андроновцы могли получать молочные продукты и отчасти мясо выбракованных животных. Но это не могло полностью обеспечить потребность в мясной пище. Поэтому наряду с крупным рогатым скотом андроновцы разводили и овец, которые давали мясо и шерсть для изготовления одежды. Кроме овечьих костей, указывающих на то, что овцы шли в пищу, на поселениях находят в большом количестве орудия для трепания шерсти, называемые «тупиками». Они изготовлялись из челюстей коров. Из шерсти андроновские женщины изготовляли целый ряд необходимых для жизни вещей, в том числе и шапочки, засвидетельствованные находками в могилах. В ряде могил найдены обрывки шерстяной ткани, но от какой части одежды эти куски, установить трудно. Скорее всего андроновцы разводили тонкорунных овец, которые отличаются тем, что могут тебеневать, чего не способна делать грубошерстная овца. Овцы такой породы были наиболее приспособлены к условиям жизни андроновцев, их не нужно было зимой подкармливать, так как они сами находили пищу в степи.

Что же касается лошади, то, видимо, она в первую очередь являлась тягловым животным, а также мясным. Пока нет прямых свидетельств использования коня для верховой езды, хотя в несколько более позднее время они появляются.

Второй чертой хозяйства андроновцев является примитивное земледелие. Это земледелие могло базироваться только на хорошо орошаемых и легких для обработки почвах, которые находились в поймах рек, недалеко от поселков. Обрабатывать землю могли только вручную, каменными мотыгами. Естественно, что поля были небольшими и давали малый урожай. Уборка урожая производилась серпами, а зерна растирались на ручных зернотерках.

Наряду со скотоводством и земледелием андроновцы занимались охотой, но она имела чисто подсобное значение. С помощью охоты они пополняли свои запасы мяса и, видимо, добывали шкурки ценных пород животных, которые могли употреблять для украшения одежды.

Важным достижением андроновского времени было дальнейшее развитие бронзолитейного дела. Если все металлические орудия предшествующего энеолитического времени сделаны в основном из раскованного листа или проволоки, то орудия этого времени отливались уже в двусоставных формах, часто каменных, на которых «в негативе» вырезались узоры. - андроновским временем связано широкое распространение втульчатых топоров или так называемых кельтов и копий сейминско-турбинского типа. Являются ли эти орудия изобретением самих андроновцев, пока не установлено; тем не менее можно говорить с уверенностью, что именно благодаря расселению андроновских племен такие орудия широко распространились по всей Сибири и Казахстану. Одновременно с кельтами распространяются и вислообушные топоры. Отливка таких орудий требовала большого опыта и представляла собой уже высокую ступень развития металлургии.

Видимо, с этого же времени начинается широкая повсеместная добыча меди. Шахты были пока еще неглубокими. Добывались в основном окисленные руды из поверхностных слоев. Руда дробилась каменными молотками, а потом переплавлялась в специальных примитивных печах. Металл плавился затем в специальных тиглях, разливался в формы при помощи льячек. После отливки орудие дополнительно обрабатывалось: рабочая часть орудий проковывалась и тем самым металл уплотнялся, а лезвия затачивались.

Наряду с медью андроновцы добывали и золото. Находки золотых украшений известны в андроновских могилах. Обработка золота по технике была близка к обработке меди.

Вся дальнейшая обработка металла и плавка производились на месте поселения, судя по тому, что на них постоянно встречаются остатки форм и льячки. Нужно думать, что к этому времени относится и выделение среди жителей поселка какого-то одного умельца, который специально изготовлял бронзовые орудия, так как металлургический процесс требовал определенных знаний и навыков. Являлось ли литье основным и единственным занятием таких людей, судить пока трудно, но скорее всего здесь уже произошло общественное разделение труда. Находки кладов с вещами этого времени являются показателем того, что появились то ли бродячие литейщики, то ли «купцы», которые производили обмен готовых вещей.

Образ жизни андроновских племен определялся их хозяйственным занятием. На нем скалывалось уже то обстоятельство, что в их стаде первое место принадлежало корове, животному малоподвижному. Это вызвало появление долговременных постоянных жилищ, расположенных вблизи воды, так как скоту нужны были удобные водопои.

Кроме того, крупный рогатый скот в зимних условиях не может добывать себе пищу из-под снега. Ему на зиму необходимы корма. Заготовка кормов возможна опять-таки только при известной оседлости. Как зимний корм могли использоваться травы, в изобилии росшие по берегам рек, и побеги молодого кустарника.

К определенным местам андроновцев, естественно, привязывало их земледелие, поля в долинах рек. Жилища сибирских андроновцев пока не раскопаны, но все же можно говорить о том, что здесь, видимо, были и большие полуземлянки, и обширные наземные сооружения, стены которых сделаны из плит камня. Об этих андроновских жилищах можно судить по памятникам западных районов.13 Поселки андроновцев состояли из долговременных углубленных в землю жилищ, значительных по площади (до 250 м2). Вход в землянку делали чаще со стороны реки. В некоторых районах стены землянки укрепляли каменными плитами. Часто внутри жилища делали перегородку, видимо, отделявшую жилую часть от хозяйственной. В жилой части были устроены очаги. Обычно в жилище было несколько очагов, расположенных по его центру. Такие очаги использовались для обогрева жилища в зимнее время. На других очагах готовили пищу. Вдоль стен сооружались нары. От них сохранились либо ямки от столбов, либо канавка, в которой первоначально вкопаны были деревянные конструкции. Здесь же в самом жилище выкапывали колодцы, как это было в поселении Тасты-бутак, где протекавшая рядом с поселением речка летом пересыхала. Около очагов в ямки ставили горшки, в которых хранили запасы пищи или какие-то веши. Но основные запасы хранились в хозяйственной части жилища, либо в специально вырытых ямах.

Зимой в жилищах оказывались не только люди, но и домашние животные, которых забирали в жилище, чтобы они не погибли от мороза. Но иногда рядом с землянкой делали специальные загоны, в которых держали скот.

13 О.   А.   Кривцова-Грекова.   Алексеевское   поселение   и   могильник.   «Труды/ Государственного   исторического  музея»,   вып.   XVII,   1948,   стр.   59;   В.   С.   Сорокин. Жилища   поселения   Тасты-Бутак.   «Краткие   сообщения   Института   материальной   культуры», вып. 91, стр. 51.

Керамика андроновской культуры
Керамика андроновской культуры

Самыми частыми находками как в жилищах, так и в могилах являются глиняные сосуды, которые наиболее ярко характеризуют андроновскую культуру. Андроновская керамика представлена двумя основными видами сосудов — горшками и «банками»., между которыми размещается целая серия переходных форм, сочетающая в себе признаки одной и другой группы. Больше половины всех сосудов — горшки. Для них характерно плоское дно, диаметр которого почта всегда вдвое меньше, чем диаметр венчика. Высота сосуда примерно равна его диаметру. Бока выпуклые, округлые, наибольший диаметр находится в верхней трети сосуда. Линия профиля плавная, без уступа. «Банок» несколько меньше, примерно 40%. Они менее профилированы, хотя тулово имеет некоторую выпуклость. Стенки в верхней трети либо прямые, либо несколько загнуты внутрь. Дно более широкое. В восточных районах есть своеобразные горшки и «банки», устье которых имеет четырехугольные очертания, они найдены и на Оби, и в Минусинской котловине.

Наиболее характерной чертой андроновской керамики является ее орнаментация. В этом андроновцы были очень изобретательны. «Банки» украшали простыми елочными узорами, часто покрывавшими две трети поверхности. Наносились узоры обычно крупнозубчатым штампом, реже гладким. Некоторые сосуды этой группы вообще не орнаментированы. Горшки украшены несравненно богаче. Здесь благодаря изогнутому профилю сосуда выделяется несколько кольцевых зон: по венчику, шейке, плечикам и у дна. Эти зоны обычно отделены одна от другой разными бороздками, нанесенными острой палочкой. Часто выше или ниже бороздок сделаны вдавления фигурной палочкой. Для каждой зоны используются особые орнаменты. На венчике чаще других расположены треугольники, косые или прямоугольные, реже елочка или зигзаг. На шейке — треугольники, обращенные вершинами друг к другу, бороздки, елочка, сложные меандровые фигуры, зигзагообразные полосы. На плечиках — пирамидки из треугольников или нарядные фестоны, с внешней стороны украшенные мелкими треугольниками, а внутри меандрами. У дна бывают бороздки, треугольники, елочка. Но сочетаются эти узоры по-разному. Если на плечиках имеется елочка, то почти всегда она есть и на шейке, и на венчике. Если же на плечиках видны фестоны или пирамидки из треугольников, то на шейке — чаще меандровые фигуры или треугольники, а на венчике — треугольники. Сосуды, украшенные по стенкам фестонами и пирамидками, наиболее нарядные.

Андроновцы не только пользовались глиняными горшками, но и делали сосуды из дерева и бересты. В с. Новоселове в одной могиле оказалась деревянная бадейка с резным орнаментом. Там же был и берестяной туес, расписанный краской. Остатки туесов обнаружены и в других могильниках.

Черты быта андроновских племен могут быть дополнены материалами могильников, которые дают представление о погребальной обрядности того времени, а также об одежде и в какой-то мере об общественных отношениях. Люди этого времени ограждали могилы круглой, реже прямоугольной оградой высотой не менее 70 см, а внутри ее над могилой возводили земляное сооружение, которое в процессе разрушения приводило к образованию курганной насыпи. Высота этого сооружения внутри ограды была разной, поэтому некоторые курганы в настоящее время имеют вид просто каменных колец без земляной насыпи. Но даже в этих случаях всегда камни ограды имеют развал или отклонены наружу, что могло получиться только при давлении земли изнутри сооружения. Иногда то ли с целью экономии материала, то ли желая подчеркнуть родственные отношения умерших, андроновцы создавали целые системы из нескольких пристроенных оград. Ограды строили двумя способами:

вырывали канавку, в которую вертикально ставили плиты, либо на поверхности земли складывали стенку из небольших плиток В курганах с пристройками встречаются оба типа сооружений, что свидетельствует об их одновременности.

Внутри   ограды   после   ее   возведения   выкапывали   одну   Или значительно  реже две-три могильные  ямы  глубиной от  одного  метра

На Оби курганы   с   несколькими   могильниками   сооружались   чаще на   Енисее.   Обычно   на   дне    могилы    делали    сруб   из   толстых   бревен в один венец и после погребения перекрывали его накатом из поперечно положенных плах, а иногда поверх бревен покрывали еще и короб. На Енисее же сооружались каменные ящики из вертикально поставленных плит или гробницы, стены которых были выложены из мелких плиток. Иногда при строительстве могил сочетали оба приема. Каменные гробницы и ящики всегда перекрывали плитами. Зимой, когда было трудно копать промерзшую землю, на Енисее возводили гробницы прямо на поверхности почвы. Над ними обычно делали и более внушительное земляное сооружение — курган. Детей чаще всего хоронили отдельно от взрослых. И на Оби, и на Енисее имеются детские кладбища, которые расположены либо отдельно, либо среди могил взрослых. Несмотря на это, курганы и могилы для детей полностью соответствуют могилам для взрослых, но только они уменьшены в размерах.

У андроновцев существовало два обряда погребения: трупоположение и сожжение. Трупоположение в Южной Сибири наблюдалось чаще, хотя на Оби в некоторых могильниках преобладало сожжение. Характерно, что детей хоронили только по обряду трупоположения. Погребенных клали в могилу скорченно, на левый бок, с согнутыми руками и ногами. Но встречаются отдельные случаи, когда умершие лежат на правом боку в той же позе. На Енисее в парных погребениях женщину укладывали за спиной мужчины, в погребениях на западе их клали лицом друг к другу. Ориентировка погребенных довольно устойчива: головой на запад или юго-запад, но иногда бывает и противоположная ориентировка.

В отличие от своих предшественников андроновцы в могилы умерших клали мало вещей. Но зато их снабжали пищей, в могилах всегда стоят горшки, являющиеся основными находками андроновских могил. На Енисее горшок ставили у головы погребенного, чаще перед лицом. На Оби в могилах встречается до четырех горшков. Интересно отметить, что в тех случаях, когда в могиле похоронен пепел, горшки стоят у юго-западной стенки, как они стоят при трупоположении.

Нарядные горшки чаще всего ставили в могилу взрослым, а «банки» — детям. Однако нередко у взрослых стоят «банки», а у детей горшки.

Умерших хоронили в одежде и с теми украшениями, которые они носили при жизни. Чаще других украшений встречаются бронзовые бусы, сделанные либо из плоской бронзовой проволоки, либо из выпуклой пластинки, вследствие чего они имеют биконический вид. Такие бусы нашивались на верхнюю часть обуви или нанизывались на шнурок, которым обувь стягивалась вокруг лодыжки. У головы иногда находят височные кольца или серьги; в одном случае встречены серьги с раструбом, они широко распространены в западных районах андроновской культуры, здесь же чаще встречаются обычные проволочные серьги или же серьги с несходящимися концами, сделанные на органической основе. Попадаются и бронзовые тонкие выпуклые бляшки. Они чаще всего круглые, но была найдена и одна четырехугольная. Обнаружены литые бляшки с петелькой на обороте, а в одном случае найдена и большая (до 5 см в диаметре) литая бляха. В женских могилах есть бронзовые кованые иглы с загнутым и приваренным к телу иглы верхним концом, образующим ушко. В одной мужской могиле оказалось тонкое бронзовое шило. Иногда находятся

деревянные и костяные веши. В могильнике у с. Андроново была найдена деревянная ложечка, а в Усть-Ербе — обломки   большой   берцовой барана, которая служила блоком для перематывания пряжи.

Что касается общества андроновцев, то на основе развития скотоводства в нем происходят серьезные изменения Теперь все основные виды деятельности оказываются в руках мужчин. Женщина же занимается домашними делами и видимо, земледелием. Расселение андроновцев, освоение ими новых земель, которое вряд ли происходило мирным путем, также выдвигало мужчину на первое место в жизни этих людей. Происходит перестройка общественных отношений, в результате чего «власть» оказывается в руках мужчин. С этого времени, видимо, нужно говорить об эпохе патриархата. Этому способствовало и то, что стада перестали принадлежать общине и оказались в руках отдельных семей, во главе которых становится мужчина, желающий передать свои богатства детям,  новые отношения отразились в широком распространении парных погребении. Такие погребения свидетельствуют о том, что для андроновцев характерна была уже парная семья. В могилах с парными погребениями часто можно видеть последовательность захоронения. Туда, где уже лежал один из умерших супругов, хоронили и второго, снова соединяя их в супружескую пару.14

Для характеристики верований андроновцев интересно жертвенное место на Алексеевской поселении. Обряд жертвоприношения заключался в зарывании в почву горшков с молочной и растительной пищей. Горшки часто покрывались сверху крупными черепками. Всего на жертвенном месте найдено 59 таких горшков. Вдали от места, где ставились жертвенные горшки, было пять ям. В них лежали мелкие угольки, обугленные стебли и зерна пшеницы. У андроновцев, следовательно, сложилась принципиально новая земледельческая религия, не имеющая ничего общего со старыми охотничьими обрядами и древней охотничьей магией.

Андроновцы находились в разнообразных связях с другими племенами, которые во многих случаях испытывали прогрессивное влияние андроновских племен. Это влияние выражалось прежде всего в том, что обитатели сибирских лесостепей и лесов через них познакомились с новыми достижениями бронзолитейного дела и развили дальше скотоводство.

Памятники лесостепных районов этого времени лучше всего известны около Томска. Таковы могильник в Томске на Малом мысу,15 а также поселение Самусь IV.

Особенностью погребений лесостепного района является положение погребенного не в скорченной позе, а на спине, головой на юг-юго-восток. Умершие положены в простые грунтовые ямы и только в одном случае в каменный ящик. В отличие от енисейских андроновцев здесь по старому, существовавшему еще с эпохи неолита обычаю с погребенным клали разные вещи, которые будут ему нужны в загробном мире. Вместе с вещами в могилу ставили горшки с какой-то жидкой пищей. В отличие от горшков энеолитической самусьской культуры, которая по времени соответствует окуневской культуре Енисея, здесь появляются в небольшом количестве горшки и «банки», если не полностью подобные андроновским, то очень близкие им.

Были распространены здесь, хотя и в небольшом количестве, характерные андроновские блюда с присущим им орнаментом. Все это свидетельствует о значительном андроновском влиянии на посуду томских пле-

14  В.  С.  Сорокин.  Могильник  бронзовой эпохи Тасты-Бутак  I  в  Западном  Казахстане.   «Материалы  и  исследования   по  археологии  СССл,  №   120,   1962,  стр.   89.

15  М    Н.   Комарова.   Томский   могильник — памятник   истории   древних   племен лесной   полосы   Западной   Сибири.   «Материалы   и   исследования   по   археологии   СССл, № 24, 1952. стр. 16.

мен. Но это влияние не изменило старых традиций, оно как бы наслоилось на них, в результате чего возникли некоторые особенности орнаментики этого времени на Томи.

С андроновским влиянием связано и усиленное развитие бронзолитейного дела. В одной из могил найден типично андроновский кинжал, в другой была серьга с раструбом. В нескольких могилах встречены тонкие круглые бляшки, небольшие зеркала, литые бляшки с петелькой на обороте, пуговицы, своеобразные бронзовые ножи. В материалах поселения значительное место занимают впервые в таком большом количестве найденные обломки литейных каменных и глиняных форм для отливки кельтов и копий. На обломках льячек, найденных на поселении, нанесен такой же орнамент, как на сосудах, они украшены оттисками крупнозубчатого штампа.

Племена района Томска не просто восприняли новые для них формы бронзовых вещей, а переработали их и приспособили к своим вкусам. Это сказывается в своеобразии кинжалов, ножей, но особенно кельтов. Судя по литейным формам, они в основе такие же, как сейминско-турбинские, но пропорции их иные и на них нет орнамента. Их украшают только выпуклые валики, втулки и такие же выпуклые вертикальные линии, опускающиеся вниз вдоль ребер орудия.16 К этим кельтам близки кельты, найденные в районе Красноярска. Судя по сходству всех таких кельтов с сейминско-турбинскими, можно думать, что они возникли где-то на западе, а затем распространились по Сибири одновременно с андроновской культурой.

Несмотря на собственное производство бронзовых орудий, томские племена наряду с металлическими по-прежнему использовали и каменные орудия, например тесла и ножи старых энеолитических форм. Эти факты показывают, что собственно андроновские племена сюда, видимо, не проникали и связи с ними у племен, обитавших по Томи, ограничивались культурными контактами. Интересно и то, что следы андроновской культуры гораздо дальше уходят на юг, в Среднюю Азию, чем на север. Они обнаружены у Ташкента, в долине р. Чу и в Центральном Тянь-Шане (долина р. Аспы к югу от оз. Чатыр-Куль). Признаки контактов с андроновцами заметны и в бассейне Аму-Дарьи.

Андроновцы были людьми своеобразного европеоидного антропологического типа, который получил название андроновского. Эти люди появляются в Сибири только с андроновской культурой. Андроновская культура не имеет связи с предшествующими ей сибирскими культурами также в обряде погребения, в конструкции курганов и могил, в керамике и вообще в основных типах вещей. Единственное, что было заимствовано андроновцами от предшествующей культуры, — горшки с четырехугольным устьем и орнаментика отдельных сосудов, несколько отличная от собственно андроновской. Все это заставляет предполагать, что андроновцы вытеснили местное население и заняли их земли. Скорее всего они пришли в Южную Сибирь из Казахстана, где известны памятники как раннего (федоровского), так и позднего (алакульского) этапов андроновской культуры.17 О времени, когда произошли эти события, можно судить по андроновской орнаментике Сибири: в ней наряду с элементами, характерными Для федоровского этапа, много таких, которые характерны уже для алакульского этапа. В Сибири много баночных сосудов, типичных для алакульского этапа. Здесь преобладает и обряд трупосожжения, господствовавший именно в алакульское время. Отсюда следует, что андроновцы распространились в Сибири в конце федоровского и в самом начале алакульского этапа, т. е. в XVI—XIV вв. до н. э.

16 В. И. Матющенк о. К вопросу о бронзовом литье в низовьях р. Томи. «Краткие сообщения Института археологии», вып. 84, 1961, стр. 133.

17 К. В. Сальников. Бронзовый век Южного Зауралья. «Материалы и исследования по археологии СССл, № 21, 1951, стр. 109.

Оглавление: История Сибири

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.