Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Государство Бохай

С V—VI вв. н. э. усиливается процесс объединения в обширные военно-племенные союзы и государственные образования тюркских, монгольских и тунгусо-маньчжурских племен, обитавших в Монголии, Маньчжурии и на нашем Дальнем Востоке. Первым государственным образованием на нашем Дальнем Востоке и в соседних с ним районах Маньчжурии явился Бохай, возникший в 698 г. в результате исторического развития тунгусских племен мохэ. Как мы уже видели, агрессия танского Китая и угроза порабощения вынудила мохэсцев пойти на быстрое объединение в большие военно-племенные союзы, а вскоре после этого и  в единое государственное целое.

Первый правитель этого государства Чжень Цзожун немедленно приступил к осуществлению ряда мероприятий с целью обеспечения безопасности границ королевства и стабилизации внутриполитического положения в стране.

К числу таких мероприятий следует отнести установление дружественных отношений с тюрками, расширение границ королевства за счет присоединения соседних племен и территорий. Цзожун «полностью овладел землями Фуюй, Воцзюй, Бьянхань, Чаосянь и всеми странами Морского Севера», в результате чего граница страны «протянулась на 5000 ли», общее число хозяйственных дворов достигло свыше 100000, а войска — более 10 000 чел.18

Военная мощь молодого государства вскоре становится той реальной силой, с которой не могли не считаться правители танского Китая. Уже в 705 г. император Жуй Цзун сразу же после вступления на престол посылает к Цзожуну придворного чиновника Чжан Син-цзи с «выражениями симпатий», что означало официальное признание Цзожуна в качестве правителя мохэского королевства Чжень.

В 713 г. китайский император Жуй Цзун издает указ, согласно которому Цзожуну присваивается титул удельного князя Бохая. Присуждение этого титула — весьма примечательный факт — было вызвано, судя по всему, особыми на то обстоятельствами, которые по определенным причинам не нашли своего отражения на страницах китайских официальных династийных хроник.

17  Цзинь   Юй-фу. Бохай го Чжи чанпянь, кн.   1. Ляоян, стр.  1—9  (на кит. яз.).

18  Там же, стр. 1а.

О чем же в данном случае умолчали авторы китайских династийнык хроник? Дело в том, что Бохай — это название небольшого древнего удела, одноименный центр которого находился южнее нынешнего Пекина, т. е. на значительном расстоянии от основных районов расселения мохэских племен. Следовательно, присуждение Цзожуну титула удельного князя Бохая следует расценивать как признание за ним особых прав на эту территорию, которая, судя по всему, была захвачена в 713 г., когда Цзожун предпринял ряд военных операций против императорских армий оккупировавших принадлежавшие когда-то королевству Когурё земли.19 Поэтому-то, спасая свою репутацию «Сына Неба» и «Верховного правителя всех народов на земле» в глазах своих подданных, император Жуй Цзун вынужден был в официальном порядке представить дело таким образом, будто отторгнутая у Китая территория была добровольно пожалована Цзожуну в качестве удельного владения. Впоследствии имя вновь приобретенного удела было перенесено на все королевство, которое на страницах китайских письменных источников иногда выступает еще под названием «Хай Дун шэн го», т. е. Цветущее государство Восточного Приморья.

В 719 г. со смертью Цзожуна на престол взошел его сын У и, который был до этого удельным князем области Гюйлоу. Он «значительно расширил земли и небо на северо-востоке, и все варвары со страхом подчинились ему».20 Отражением завоевательной политики Уи является, по-видимому, указание летописных источников на тот факт, что наряду со всеми титулами и должностями, унаследованными им от Цзожуна, Уи имел еще должности генерал-губернатора девяти уйгурских родов и генерал-губернатора Яньжань, 21 территории которых находились в северовосточной части современной Внутренней Монголии.

Уи был первым «варварским» правителем, который принял официальное наименование («няньхао») годам своего правления, что являлось привилегией исключительно лишь китайских и японских императоров. Следовательно, введением официального наименования годам своего правления Уи приравнивал свою власть к императорской и тем самым подчеркивал полную свою суверенность. По существу это был прямой вызов танскому двору. Как справедливо писал А. П. Окладников, поступок Уи вызвал негодование китайского двора. Но китайцы ничего не могли поделать с Бохаем и поэтому ограничились тем, что вычеркнули его из своих летописей с того момента, как Уи принял титул императора.

Стремясь ослабить все возрастающую мощь молодого государства, танский двор принимает ряд мер к тому, чтобы восстановить племена хэйшуй мохэ против Бохая. Но вопреки ожиданиям китайского императора Уи довольно быстро удалось расправиться с мятежными племенами, что еще в большей степени способствовало росту его могущества и авторитета в глазах соседних народов.

Подчинив себе племена хэйшуй мохэ, Уи, отлично осведомленный через своих лазутчиков о неблаговидной подстрекательской роли китайского императорского двора в происшедших событиях, отправляет в 733 г. к берегам Китая сильный военно-морской флот под командованием военачальника Чанвэньсюя и совершает дерзкое нападение на Дэнчжоу - один из крупнейших в то время морских портов танского Китая, который был   расположен   в  северной  части   п-ова   Шаньдун   и  откуда   начинался «морской путь в Гаоли и Бохай».23

19 Н.   Я.   Бичурин.  Собрание  сведений   по  исторической   географии   восточной   и срединной Азии. Чебоксары, 1960, стр. 585.

20 Цзинь  Юй-фу. Бохай го Чжи чанпянь, стр. 13. 1 Там же, стр. 33. 22 А. П. Окладников. Далекое прошлое Приморья, стр. 190.

21 Там же. стр 33.

22 А.П.Окладников. Далёкое прошлое Приморья, стр 190.

В  качестве ответной меры  китайский  император  отправляет  большую армию  в  королевство Силла, через  территорию  которого вместе с союзными  силланскими  войсками  он  намеревался  вторгнуться  в  южные  пределы   Бохая.   «Но, — как    отмечает   древний   летописец, — непроходимые горы, жестокий мороз и снег глубиной в один с лишним чжан погубили свыше  половины  воинов,  в   результате  чего  нападение  не   состоялось войска возвратились назад».24

В конце 727 г. Уи предпринимает первую попытку завязать сношения с Японией. С этой целью он посылает посольство в количестве 22 чел. во главе с военачальником Гаожэньи. В море они, однако, сбились с пути и пристали к Хоккайдо, где Гаожэньи и другие 16 членов посольства были схвачены местными племенами и убиты. Остальным шести членам посольства вместе с шоулином Гаоцидэ удалось бежать на о. Хонсю, где после проверки им разрешили въезд в Киото, столицу японского микадо. В начале 728 г. микадо принял бохайцев. Гаоцидэ, ставший теперь главой посольства, преподнес микадо грамоту от Уи и 300 соболиных шкурок.25

В дальнейшем бохайцы отправляли свои посольства в Японию сравнительно часто, причем численность состава посольств достигала порой довольно внушительной цифры—100, а иногда и 300 с лишним человек. Одновременно из Японии в Бохай отправлялись ответные посольства. Позже японские посольства, направлявшиеся в Китай и обратно, выбирали себе новый маршрут, который проходил по территории Бохая.

В 738 г. умер Уи и на престол взошел его сын Да Циньмао. Цинь-мао придавал большое значение развитию культуры и просвещения в стране. Недаром после смерти Циньмао ему был присвоен посмертный титул «культурного князя».

В 70-х годах VIII в. в отношениях между королевством Бохай и танским Китаем, а также Японией наблюдаются некоторые трения. Когда же в 796 г. к японскому микадо прибыло очередное бохайское посольство, вручившее письмо от короля Да Сунлинь, которое было составлено в весьма доброжелательном тоне, то «японское правительство признало в этом добрый знак по отношению к Японии. По этому случаю самураи приходили во дворец и поздравляли правительство».26

Дальнейшая история Бохая после смерти в 785 г. Циньмао предстает на страницах древних хроник в основном в виде простого перечисления часто менявшихся на престоле бохайских королей.

В 905 г. на престол взошел последний, 15-й по счету, бохайский король Да Инчжуан. Годы правления этого короля ознаменовались усилением политической активизации и соседних с Бохаем киданьских племен, предводитель которых, Елюй Абаоцзи, провозгласил себя в 916 г. императором. В 918 г. Инчжуан отправляет к киданям посольство с подарками, но тем не менее уже в 919 г. кидани отторгли от Бохая часть территории на юго-западе страны.

В 924 г. кидани вновь вторглись в пределы Бохая, а в конце следующего года они осадили г. Фуюй, который был взят ими штурмом

23   Чжан   Сюань. Мореходство в древнем Китае. М., 1960, стр. 40.

24   Ц з и н ь  Юй-фу. Бохай гo Чжи чанпянь, стр. 2а и 76.

25  Н.   Матвеев.   Бохай.   «Труды   Дальневосточного   университета»,   серия   6, вып. 3, Владивосток, 1929, стр. 21.

26   З. Н. Матвеев. Бохай, стр. 25.

Приблизительно в это же время принадлежавшая Бохаю часть когурёской территории переходит к государству Коре, которое было образовано в 918 г. на севере Корейского полуострова в первом месяце 926 г. Чувствуя, что военная мощь киданей значительно превосходит силы бохайцев, Инчжуан снаряжает к ним посольство  во главе с Мэйлаосели который преподнес Абаоцзи в подарок 30 лошадей и сообщил о предложении бохайского короля заключить между обоими государствами договор о мире и дружбе. Однако это предложение было отвергнуто, после чего кидани осадили Верхнюю столицу Бохая, которая вскоре также была взята штурмом. Король Инчжуан попал в плен, а его сын Гуансянь вместе с полководцем Шэньдэ бежал в Корё27.

Из западных земель бывшего королевства Бохаи указом Елюи Абаоцзи было образовано вассальное государство Восточный Дань (Дун-даньго). В состав этого вновь образованного вассального государства вошли наиболее обжитые и богатые области Бохая, территория которых, прилегала к району верхнего и среднего течения рек Сунгари и Мудань-цзяна Что касается окраинных владении Бохая, то они распались на ряд мелких независимых племенных и государственных объединении, в числе которых летописи упоминают государство Динань и Северо-Западный Бохай.28 Территория советского Приморья оставалась, судя по всему, вне сферы влияния киданей.

Такое положение, когда значительная часть территории Бохая осталась не покоренной киданями, объясняется как упорным сопротивлением со стороны бохайцев, так и началом военных действий с Китаем, против которого в течение почти всего X в. были сосредоточены основные силы киданей.29 Кроме того, дальнейшее продвижение киданей в восточные и северо-восточные районы Бохая было весьма затруднено многочисленными волнениями и вооруженными выступлениями населения оккупированных территорий. Так, например, уже на третий месяц после образования вассального государства Восточный Дань на территории трех бохайских округов Аньбянь, Моцзе и Динли вспыхнуло восстание. В седьмом месяце 926 г. на территории бохайского округа Сяньдэ поднял восстание некий Вэйцзюнь, управляющий префектурой Те. Одновременно младший брат последнего бохайского короля делает безуспешную попытку осадить г. Фуюй.

В ответ кидани еще более усиливают политический и экономический нажим на подвластное им бохайское население. Бохайцы были обложены данью, которая предусматривала ежегодные поставки в виде 1 тыс. голов коней и 150 тыс. туанов30 полотна.31 Однако, опасаясь новых волнений бохайцев, кидани все же не осмеливаются в течение долгого времени обложить бохайцев налогами на землю, спиртные напитки, дрожжи и соль.32 Кроме того, кидани осуществляют в широком масштабе переселения бохайцев из одних районов в другие с целью разобщения и ослабления их сил. С этой же целью был введен и запрет на поло, старинную народную игру в мяч верхом на лошадях, так как в этой игре кидани видели возможность военных тренировок.33

Несмотря на жестокие репрессии, бохайцы неоднократно на протяжении всего X и частично XI в. выступали с оружием в руках против иноземного ига. Наиболее серьезным выступлением бохайцев в X в. было восстание 975 г., которое продолжалось несколько лет.

27  К.  A. W i t t f о g el and    Fong    Chia-sheng.    History   of   Chinese  Society —1125).   «Tiansactions   of   the   American   Philosophical   Society»,   New   series, vol. 36, Philadelphia, 1949, p. 416.

28 Там же, стр. 96 и 314

29  Л.  И. Д у м а н. К истории государств Тоба Вэй и Ляо и их связен с Китаем. Учёные  записки Института востоковедения», т. XI, М., 1955, стр. 33.

30   Один туан равен 18.66 м.

31 К.   A.   W i t t f о g el    and    Fong   Chia-sheng.    History   of   Chinese   Society Liao, pp. 314 a. 416.

32  Там же, стр. 195 и 314.

33  Там же, стр. 404.

В 1029 г. в бывшей Восточной столице Бохая вспыхнуло новое, наиболее мощное восстание, во главе которого встал Да Янлин, далекий потомок первого бохайского короля Цзожуна. Поводом для восстания послужила попытка киданьских правителей навязать бывшим бохайским областям жестокую систему взимания налогов, которую они применяли в южных (китайских) районах. Восставшие бохайцы жестоко расправились с ненавистными им киданьскими чиновниками. Большое число важных киданьских вельмож и чиновников было заключено в тюрьму или убито, среди них оказался и сын киданьского императора Сяосяосянь с княгиней Наньян, а также большое число киданьских военачальников. Захватив власть в свои руки, Да Янлин объявил об образовании нового государства Син-Ляо. Одновременно он отправил к правителю Коре своего посланника Гаоцидэ с просьбой о предоставлении военной помощи в борьбе против киданей, в чем ему, однако, было отказано. В 1030 г. Да Янлин вновь посылает в Коре посольство с просьбой о присылке военной помощи, но опять получает отказ. Вскоре, благодаря измене одного из военачальников, который тайно пропустил в столицу киданьские войска, восстание было жестоко подавлено.34

Опасаясь повторения новых волнений, киданьские правители вынуждены были в течение нескольких лет проводить по отношению к бохайцам более мягкую налоговую политику. Но несмотря на это, открытые выступления бохайского населения против киданей можно было наблюдать вплоть до того момента, когда могуществу киданей был нанесен сокрушительный удар со стороны входивших ранее в состав королевства Бохай чжурчженьских племен.

Во времена наибольшего расцвета Бохая его территория достигала внушительных размеров. Северо-западной границей Бохая, по всей вероятности, служило нижнее и среднее течение р. Сунгари до ее слияния с р. Нонни, откуда граница шла прямо на юг до п-ова Ляодун, поворачивая затем на восток вдоль морского побережья до устья р. Амноккана, и дальше шла на восток, по суше, захватывая часть территории Северной Кореи. На востоке границей служило побережье Японского моря. Ближайшими соседями Бохая на севере и северо-востоке были племена хэйшуй, мохэ, шивей, сыму, кушо, или куюе, цзюаньли и моицзе.35 Часть этих племен впоследствии была включена в состав Бохая. На западе соседями бохайцев были киданьские племена, тюрки второго восточнотюркского каганата (с 80-х годов VII в. по 744 г) и уйгурского каганата (745— 840 гг.). На юге Бохай граничил с древнекорейским королевством Силла.

Население Бохая не было однородным. В его состав входили не только мохэские племена, но также когурёсцы, основная масса которых проживала на принадлежавшей Бохаю части территории бывшего королевства Когурё и в крупных административных и торгово-ремесленных центрах, затем небольшое число киданей, уйгуров и некоторые палеоазиатские племена, в том числе племена кушо, или куюе (куй ), т. е. айны. Однако основную массу населения Бохая составляли мохэ, родоплеменные названия которых связываются с современными родовыми и племенными названиями нанайцев, ульчей, удэ, орочей и маньчжур.

В этой связи обращают на себя внимание и некоторые сохранившиеся на страницах древних письменных источников бохайские слова, которые находят аналогию в манчжурском языке. Так, согласно «Синь Тан шу”, своих королей бохайцы называли «кэду», а отдаваемые ими распоряжения - «цзися».38   Бохайскому   слову   «цзися»    (в   современной   китайской транскрипции) соответствует маньчжурское слово «чжисэ», означающее в переводе «казенная бумага, письмо»,39 а слово «кэду» имеет, очевидно, общее происхождение с маньчжурским «кадала», т. е. «управляю, главноначальствую».

34 Там же, стр. 404—405, 419—420.

35Цзинь  Юй-фу. Бохай го Чжи чанпянь, стр. 96 и 70а.

36  П.  Попов.   Первый   Тырский   памятник.   «Записки  Восточного   отделения   Российского археологического общества», т. XVI, вып. I, СПб.,  1904.

37  Э.  В. Шавкунов    и   Ю.  А.  С э м.  Мохэские  родоплеменные   названия  и  их связь  с  этнонимами  XVII—XX  вв.  «Вторая  научная  конференция  по  истории,  археологии и этнографии Дальнего Востока.  (Тезисы докладов и сообщений)», Владивосток, 1960, стр. 50.

38    Цзинь Юй - ф у. Бохай го Чжи чанпянь, стр. 9а.

39   И.В.  Захаров.  Полный  маньчжурско-русский  словарь.  СПб.,   1875.

Первоначально в Бохае не существовало административного районирования страны «Их страна протянулась с севера на юг на 2000 ли. Не имеют ни окружных, ни уездных постоялых дворов. Повсеместно имеются поселения Все это мохэские становища. Их простои народ из числа мохэ составляет большинство местного населения. Меньшинство же составляют сельские старейшины. Старейшины больших поселений называются «дуду», за ними следуют цыши, а тех, которые стоят еще ниже их, простой народ называет „шоулин"». Таким образом, хотя здесь мы уже и имеем упоминание наряду с родоплеменными вождями (шоулин) некоторых должностных чинов, т. е. дуду и цыши, которые являлись официальными представителями королевской власти на местах, в целом же особой надобности в сложном чиновничье-административном аппарате вначале еще не ощущалось. Однако по мере роста городов, главным образом в южных районах страны, и ремесленного производства, по мере увеличения расходов на содержание королевского двора, а также большой армии и флота все более сказывалась необходимость в сложном управленческом аппарате, который и был создан при короле Циньмао. При нем вся страна была разделена на 15 округов, из которых 5 были столичными округами. Все округа в свою очередь были разделены на 62 префектуры, а последние — на 125 уездов. Причем почти все эти округа были учреждены на территории того или иного племени, а на некоторые из них к тому же было перенесено и имя этих племен. К числу таких округов относятся Тели, Моцзе, Шуайбинь. Центр последнего округа, областная столица бохайского государства, находился на месте нынешнего г. Уссурийска, где к бохайскому времени, возможно, относится нижний культурный слой в бывшем Гарнизонном саду, обнаруженный раскопками Дальневосточной археологической экспедиции в 1955 г. Владения племени юйлоу были преобразованы в два округа — Динли и Аньбянь. Округа Аньюань и Хуайюань были учреждены на землях племени фуне.

Наиболее развитыми в экономическом и политическом отношении в Бохае были его южные и юго-западные округа, составившие на первых порах ядро этого государства. Именно здесь находились пять его столиц, отсюда же брали свое начало основные магистральные дороги, которые связывали столичные округа с окраинными владениями Бохая, а также с соседними странами. Южные округа Бохая являлись также основными центрами ремесленного производства и земледелия.40

Северные  и  северо-восточные округа,  вошедшие  в состав  Бохая  в  результате   завоевательной   политики   его   правителей,   представляли   собой наиболее  отсталые  районы  страны.   Население   этих  округов   занималось скотоводством, охотой, рыбной ловлей, морским и таежным промыслами.41

Согласно  данным  письменных  источников,  в  Бохае  во  главе  государства стоял кэду, или Король,  указы которого имели силу закона.

40   Цзинь  Юй-фу. Бохай го Чжи чанпянь, кн. 1, гл. 17.

41   Там же

Следующее после  Короля  место  по  своему   социально-экономическому кению   принадлежало   представителям   так   называемых   «сильных», т. е. знатных, фамилий, которые обычно занимали наиболее крупные и хорошо оплачиваемые посты в государственном аппарате. Внизу сословной лестницы, согласно летописным источникам, находились буцюй, нубэй и бесфамильные.42 В Бохае к буцюй относились, очевидно, рядовые члены родоплеменных объединений, свободные общинники, а также определенные слои ремесленников и земледельцев. Нубэй означает «раб, рабыня, прислуга». Положение бесфамильных, по-видимому, почти ничем не отличалось от положения рабов. Они не имели права носить родовые имена, находились вне родоплеменной организации и, следовательно, не имели права на защиту с ее стороны.

В настоящее время на территории советского Приморья и соседних с ним районов Маньчжурии открыт ряд археологических памятников бохайского времени. Изучение этих памятников, в первую очередь развалин Восточной столицы Бохая на р. Муданцзяне, в Дунцзинчене, а также замечательных храмов вблизи Уссурийска в долине р. Чапигоу, подтверждает, что Бохай был мощным культурным центром своего времени.

Кроме буддийских храмов, на территории Приморского края в настоящее время известно несколько городищ бохайского времени, из которых наибольший интерес представляют два, Краскинское и на Круглой сопке. Краскинское городище находится вблизи устья р. Яньчихэ на берегу бухты Экспедиции, у пос. Краскино в Хасанском районе. Судя по предварительным данным исследований, здесь находился административный центр бохайской префектуры Янь и одновременно морской порт, откуда бохайские корабли начинали свой путь к берегам Корейского полуострова и к Японским островам.

Другое бохайское городище, представляющее собой остатки крупного торгово-ремесленного центра Бохая в его восточных районах, расположено на северном склоне Круглой сопки, одиноко стоящей на правом берегу р. Даубихэ в Анучинском районе.

Формирование бохайской культуры проходило во взаимодействии с культурами соседних стран и народов. Заметное влияние на культуру бохайцев оказали конгурёсцы, с которыми мохэские племена еще задолго до образования государства Бохай поддерживали политические и экономические связи. После того как в 713 г. бохайцам удалось одержать победу над войсками китайского императора и в результате этого присоединить к себе часть бывших владений Когурё, в Бохае при содействии когу-рёских ремесленников утверждается смешанный когурёско-танский стиль в архитектуре и декоративно-изобразительном искусстве. Благодаря влиянию тех же когурёсцев среди привилегированной части бохайского населения широкое распространение получает буддизм, а вместе с ним буддийская литература и иероглифическая письменность.

Впоследствии, когда между Бохаем и Китаем были установлены мирные отношения, дальнейшее развитие бохайской культуры проходило при взаимном обмене достижениями с культурой танского Китая.

В культурном взаимодействии с Бохаем были и другие его соседи — тюрки, монгольские племена, японцы. Влияние бохайской культуры обнаруживается далеко за пределами Бохайского государства. В частности, в свое время бохайцы оказали заметное влияние на развитие японской поэзии и музыки. Японский театр в середине VIII в. испытал влияние бохайской театральной культуры: при посещении императорским двором монастыря Тодайдзи в 749 г. во время празднеств было исполнено бок-кайгаку — «бохайская музыка». «Боккайгаку — театральное искусство, занесенное в Японию из этой страны», — пишет об этом академик Н. И. Конрад.43

42 Там же, стр. 53а.

43 И. Конрад.   О   театральном  искусстве  Японии   VII—VIII   вв.   Сб.   статей "Театр и драматургия Японии». М., 1965, стр. 30.

Бохайцы передали также киданям слоговую систему письма, полученную ими самими от тюрок. Кидани создали по ее образцу свою письменность, получившую известность под названием «большого кидань-ского письма». От бохайцев киданями была заимствована и так называемая система «пяти столиц», которую затем заимствовали также чжурчжени и монголы.

В целом созданное тунгусскими племенами мохэ государство Бохай, будучи на протяжении более чем двух столетий независимым, сильным королевством с высокой по тем временам самобытной культурой, сыграло важную роль в истории Восточной Азии и оказало существенное влияние на последующую историю населения южной части советского Дальнего Востока.

Оглавление: История Сибири

 
Цены на базы отдыха в Боровом http://www.omsktour.ru/region/borovoe/

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.