Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Экономика России в 18 в.

Первая половина XVIII века в России — время невиданных изменений практически во всех сферах жизни страны. Непревзойденный реформатор земли русской, Петр Первый повернул страну «на запад». При нем Россия впервые ощутила себя периферией Европы и поставила своей целью стать равноправной европейской державой. На европейский «вызов» Петр стремился дать европейский «ответ», проведя реформы во всех областях государственной жизни, имевшие безусловно революционный характер. За первую четверть века из Московского государства, чьи контакты с Европой были довольно-таки ограниченными, страна превратилась в Российскую империю — одну из величайших держав мира.

За несколько десятилетий строится новая система управления, создается система образования, периодическая печать, формируется регулярная армия, возникает военный флот, развивается промышленность, активизируется внешняя торговля, стабилизируется экономика.

За время царствования Петра I Россия догнала Европу гигантскими шагами, но это стоило ей немалых потерь экономических и людских ресурсов. Не удивительно, что после его смерти общество откатилось назад, в грязное болотце фаворитизма, дворцовых интриг и переворотов. Понадобилось несколько десятилетий чтобы страна снова набралась сил и мужества ставить перед собой серьезные задачи цели и решать их, напрягая восстановленные силы.

В настоящее время Россия, как и два века назад, находится в стадии реформ, поэтому анализ петровских преобразований сейчас особенно необходим; и так же, как и тогда, перед нами стоит вопрос о жизнеспособности как реформ, так и всей страны. Опыт Петра и анти-опыт бироновщины и дворцовых переворотов снова, как никогда, нужны нам на нашем пути.

Экономика России в начале 18 века

XVIII век в российской истории стал довольно сложным и противоречивым периодом. В первую половину столетия продолжал господствовать крепостнический строй. Даже довольно крупные реформаторские изменения в экономике страны не только не ослабили, но, напротив, ужесточили крепостничество. Однако значительный рост производительных сил, формирование крупных промышленных предприятий и другие факторы в ходе реформ Петра I создали условия для принципиально новых процессов в экономике страны.

Действительно, XVIII в. стал веком модернизации России. Начиная с эпохи Петра Великого страна вступила на путь перехода от традиционного аграрного общества к индустриальному. Модернизация затронула все сферы общественной жизни: политику и экономику, общественную жизнь и идеологию, право и культуру; активизировалось и вмешательство государства в экономику.

В сам же этот реформаторский век Россия вошла из всё больше отстававшего в экономическом и политическом отношении, «бунташного» XVII столетия. В конце XVII — начале XVIII вв. экономика страны не обладала хозяйственными достижениями ведущих западных стран. Промышленное производство отставало. Немногочисленные российские мануфактуры в подавляющем большинстве использовали крепостной труд. Феодальные отношения душили развитие сельского хозяйства и торговли.

Существенно тормозило экономическое развитие страны отсутствие выхода к морю — имеющийся торговый путь через Белое море был довольно долгим и замерзающим на длительное время; контроль же на Балтике установила Швеция.

Для достойного выхода из унизительного состояния военной, экономической и культурной отсталости России необходимы были серьезные и срочные политические и экономические реформы: укрепить государственную власть и реорганизовать государственное управление с учетом опыта европейских стран, сформировать мощную регулярную армию и флот, обеспечить прорыв в развитии мануфактурного производства, войти в систему мирового рынка и т.д.

Реформы 18 века

Основные направления российской модернизации 18 века явно прослеживаются. По мнению Петра I, разрыв в уровнях экономического развития с Западом, отсталость торгово-промышленной сферы и предпринимательства напрямую были связаны с уровнем науки, образования, светской культуры. И все же, оставаясь безусловным сторонником западных достижений, Петр I руководствовался российской спецификой. Его реформы опирались не на творческую инициативу общества, уровень демократического устройства которого был невысок, а на государственный механизм, государственные институты, т.е. по-восточному, по-азиатски. В результате и произошли усиление центральной государственной власти и значительное огосударствление торгово-хозяйственной деятельности.

Действительно, около трех тысяч законодательных актов Петровской эпохи поистине всколыхнули жизнь огромной страны. Они были направлены на реорганизацию и государственного устройства, и хозяйства, и культуры, и образа жизни. Среди них: создание мощной регулярной армии, военного и торгового флота, многочисленных мануфактур, новой денежной системы, формы землевладения и др. С получением выхода к Балтийскому морю в результате длительной Северной войны со Швецией (1700—1721) и возвращения ранее принадлежавших России прибалтийских земель была ликвидирована изоляция России. Гигантски выросли ее международный авторитет и престиж. Усилились внешнеторговые позиции.

При Петре I дальнейшее развитие получило прикрепление крестьян к земле. Новая подушная подать не только сохранила крепостничество, но и расширила его состав за счет ранее свободных («гулящих людей») и холопов, имевших до этого право получить свободу после смерти своего хозяина. В категорию государственных крестьян теперь переводились казаки, стрельцы, пушкари и т.п., ранее юридически приравненные к служилому дворянству. Испытывали феодальный гнет и государственные крестьяне. Не будучи официально крепостными, они подвергались насильственным перемещениям, припискам к заводам и пр.

Социальная политика Петра I затронула не только податную часть населения. В целях политической и экономической стабилизации правящего класса царь принял указ о порядке наследования движимого и недвижимого имущества (1714). Юридически было оформлено слияние двух форм фон дальнего землевладения: вотчина и поместье уравнивались и правах. Теперь поместье также становилось наследуемым.

Грандиозные реформы и длительные политика Петра I войны с Турцией, Швецией, Персией требовали огромных средств. Так, к примеру, если в начале XVIII в. из общих расходов государства на армию и флот направлялось 38,5% (964 тыс. руб.) всех средств, то в 1710 г. они составили уже 80% (3 млн. руб.) общей суммы расходов государства [2, 374]. Требовалась гигантская мобилизация усилий ума и труда для изыскания необходимых источников доходов. В 1704 г. был даже сформирован штат «прибыльщиков». В их задачу входило изыскание новых источников государственных доходов. Велся также широкий поиск наиболее эффективных реформ. Активный сторонник петровских преобразований и меркантилизма русский экономист и публицист И.Т. Посошков в «Книге о скудости и богатстве» (1724) изложил пути развития российской промышленности и торговли, подчеркнул роль в процветании России исследования ее богатейших месторождений полезных ископаемых, правда, при сохранении «законности» крепостного права.

В ряду важнейших хозяйственных реформ великого преобразователя не последнее место занимала собственно экономическая политика государства. Многочисленными указами Петр I мобилизовал усилия в разных сферах хозяйственной жизни огромной страны. Так, стимулированием геологических изысканий становилась значительная награда. Указ «Горная свобода» декретировал право первооткрывателя эксплуатировать недра, гарантируя владельцу земли лишь незначительную компенсацию. Государство передавало также казенные предприятия наиболее умелым, честным и богатым предпринимателям. В их распоряжение поступали ссуды на довольно льготных условиях, богатые полезными ископаемыми и лесами земли, подневольная рабочая сила. Указом 1721 г. разрешалось покупать к заводам деревни и продавать заводы также с людьми.

Широкая поддержка оказывалась отечественному купечеству Покровительственный таможенный тариф (1724) отражал политику меркантилизма и протекционизма, поощрял экспорт отечественных товаров и ограничивал импорт иностранных товаров, которые могли составить конкуренцию российским изделиям.

Главным источником покрытия колос сальных расходов государства оставались налоги. Столкнувшись с большими трудностями в сфере финансов уже в первые годы царствования, Петр I умножил количество налогов и резко увеличил их ставки. Их общее число было доведено до 30—40. Так появились поземельный, посаженный, ледокольный, водопойный, погребной, трубный, с мостов и переправ, с клеймения платьев, шапок и сапог, с квасных напитков, с варки пива, с лавочных и ”ходячих” продавцов, продажи свечей и конских кож и т. д.

В 1700 г. были обложены все дома в Москве на 25 % — то есть надо было платить с них казне четверть валового дохода. Этот налог платился с домов даже и после пожара. В том же году обложен был помол муки на мельнице и даже хлеб, принадлежавший хозяину мельницы. В 1704 г. отданы были на откуп все торговые бани и обложены налогом все бани, принадлежавшие частным лицам смотря по званию владельца, например, с боярской бани 3 руб. в год и т.д. В 1705 г. отобрана была соль у всех частных промышленников, и её велено было продавать как монополию казны по возвышенным ценам (тогда как казна скупала её по существующим ценам).

Налогообложению при Петре подвергались и религиозные верования. Раскольники должны были платить двойной оклад податей. Наложены были сборы на совершение обрядов по случаю браков, рождения, смерти. Брачный налог был положен на мордву, черемис, татар и других инородцев. Вообще на присоединенные районы с населением нерусской национальности налагался большой ясачный сбор, взимаемый и деньгами и различными продуктами.

Для сборов большинства вышеперечисленных откупов, оброков и налогов были созданы специальные канцелярии: банная, рыбная, мельничная, постоялая, медовая, конская, асячная, подчиненные Ижерской канцелярии, возглавляемой князем Меньшиковым.

Кроме этих окладных и неокладных налогов и сборов для пополнения казны и покрытия в первую очередь огромных военных расходов очень часто практиковались всевозможные ”чрезвычайные” сборы: драгунские, уздечные, седельные, корабельные, на содержание рекрутов, на подвоз к войскам припасов, на содержание работных людей и т.д.

В царствование Петра экономическая система налогов была переведена с налога поземельного на налог трудовой. Этот переход сделан был постепенно. Раньше в России городской житель платил с поземельного участка, на котором он сидел, совершенно одинаково как крестьянин; в 1704-м и следующих годах рядом указов этот подворный налог был заменен промыслом: городские обыватели должны были платить с промыслов и торгов.

Такое обложение подвергало правительство постоянно опасности недобора; к тому же, с одной стороны, недобросовестные переписчики пропускали в записях массу дворов; с другой стороны, многие дворяне ради хозяйственного интереса соединяли во время переписи несколько крестьянских семейств в один двор и составляли одну тяглую единицу. Наконец, была большая неточность и недобросовестность в определении городской промышленности.

Все эти затруднения проистекали из несовершенства финансовой администрации, что и заставило Петра перенести надворную подать, как и промышленную, на общую подушную подать.

Образцом такой финансовой политики была система министра французского двора Кольбера. В учреждениях и мерах Петра для развития промышленности и увеличения государственного дохода постоянно встречаются распоряжения, скопированные с этой меркантильной финансовой политики Запада. У Кольбера одним из главных приёмов было постепенное понижение прямых налогов и возвышение косвенных.

Рост товарного производства, развитие промышленности и торговли потребовали совершенствования денежной системы. В 1700—1704 гг. была проведена реформа монетного дела, в которой предусматривалась чеканка золотой, серебряной и медной монет. В основу реформы был положен десятичный принцип: рубль, гривенник, копейка. Главными денежными единицами стали медная копейка — для мелкой торговли, серебряный рубль — для более крупных торговых сделок. При этом российский рубль для облегчения внешнеторговых операций был по весу приравнен к денежной единице ряда европейских стран — талеру. Чеканка монет стала монополией государства. На вывоз за границу золота и серебра Петром I был наложен запрет. Проведение этой реформы обеспечило России наиболее совершенную денежную систему, почти на сто лет опередившую западноевропейскую.

Все эти и другие направления социально-экономической политики Петра I при своей реализации дали определенный хозяйственный эффект не только в первой четверти, но, и в значительной степени, и первой половине XVIII в.

Состояние экономики России после смерти Петра 1

Кончина Петра I, не оставившего наследника — продолжателя преобразований, в определенной степени затормозила социально-экономическое развитие страны. Преемниками Петра I стала череда его малосведущих в управлении огромной страной родственников — Екатерина I, Петр II, Анна Иоанновна и др. Большинство из них приходило к власти через бесконечные интриги и дворцовые перевороты. Они мало заботились о процветании России, вели расточительный для государственного бюджета образ жизни, непродуманную внутреннюю и внешнюю политику. Разгул фаворитизма ослаблял экономику страны.

Они не только отказались от политики покровительства российской промышленности и торговле, но зачастую просто препятствовали их развитию. Так, фабриканты-недворяне в основном лишились права приобретения душ. Таможенный тариф 1731 г. заменил протекционистский характер предыдущего тарифа (1724), значительно смягчив условия импорта иностранных изделий и пр.

Это было время иностранного засилья и пренебрежения к интересам россиян. К примеру, смета расходов двора Анны Иоанновны отводила на содержание царского двора 260 тыс. руб., конюшни ее фаворита Бирона —100 тыс., на мелкие личные нужды императрицы — более 42,5 тыс., а на две Академии — чуть больше 47 тыс., на народное образование — всего 4,5 тыс. руб.

Дочь Петра I императрица Елизавета Петровна, хотя и стремилась продолжить экономическую политику отца, делала это не всегда последовательно и результативно.

Ситуация в экономике России первой половины 18 в.

Начиная с первой четверти XVIII в., основным направлением отечественного экономического развития стала промышленность как мануфактуры главный источник богатства страны (именно здесь при Петре I произошли наиболее значительные изменения). И хотя по-прежнему удовлетворение основных потребностей в изделиях массового спроса осуществлялось через городское и сельское ремесло, а также домашние промыслы, все большую роль стало играть мелкое товарное производство. Его крупнейшие центры сложились в текстильной (Московская, Владимирская, Костромская губернии), металлургической (Новгородское наместничество, Тульско-Серпуховский, Нижегородский, Ярославский и другие районы) промышленности, в обработке металлов (Москва, Новгород, Псков), в кожевенной (Ярославль, Казань, Кострома, Чебоксары), деревообрабатывающем, кирпичной, мукомольной и других отраслях, Постепенно этот тип производства стал перерастать в кооперацию либо в мануфактуру. Учрежденные Петром I (1722) цехи в отличие от европейских не сыграли решающей роли в развитии российского мануфактурного производства. Они не сумели оградить от конкуренции, не регламентировали производство и сбыт. Многие ремесленники вообще трудились вне цехов.

И все же наиболее важным итогом экономического развития первой половины XVIII века стало создание за короткий период многочисленных мануфактур. Их природа была своеобразна и порою противоречива, отражая характер применяемого труда. Прежде всего, отсутствие в России пока еще значительных капиталов обусловило строительство мануфактур на казенный счет. Поэтому эти предприятия обслуживали в основном государственные и прежде всего военные нужды. Поражает их количественный рост. Если и конце XVII в. мануфактур в России было не более 20, то к 1725 г. их число превысило 200 (из них, 69 — в черной и цветной металлургии, 18 — лесопильных, 17 — пороховых, 15 — суконных, среди других — кожевенные, стекольные, писчебумажные и др.).

По своей экономической природе и характеру применяемого труда российские мануфактуры XVIII в. были крепостными, смешанными или капиталистическими. На казенных мануфактурах применялся труд государственных (черносошных) или посессинных крестьян, на вотчинных — крепостных крестьян. Только ко второй половине столетия купеческие, а также крестьянские мануфактуры стали привлекать труд наемных работников

В начале XVIII века государство играло решающую роль в формировании отечественной промышленности. Так, Петр I поддерживал и поощрял особый Рудный приказ (1700), а с 1719 г. горной и металлургической промышленностью стала ведать Берг-коллегия. Государство не только строило многие заводы, но и помогало предпринимателям материалами, деньгами, рабочей силой. Правительство Петра I в целях привлечения к промышленному предпринимательству и строительству отечественного флота наиболее богатых купцов, вельмож и землевладельцев создавало компании. В их распоряжение направлялись ссуды и предоставлялись всевозможные льготы. Позднее казенные мануфактуры зачастую безвозмездно поступали в руки авторитетных и опытных предпринимателей, особенно из среды купцов, реже дворян или крестьян. Уже к 1725 г. более половины (57%) от общего числа мануфактур перешло к частным владельцам.

Расширялась география российского промышленного производства. Наряду с ростом металлургии в центре страны (Тула, Калуга, Кашира), Карелии (Олонецкий завод), в Петербурге (Сестрорецкий завод) сложился крупнейший, общеевропейской значимости металлургический центр на Урале. (Екатеринбургский, Нижне-Тагильскнй, Невьянский и другие заводы).

Кроме 11больших казенных заводов здесь работали и частные предприятия, принадлежавшие бывшему тульскому мастер Никите Демидову и др. На Урале выплавлялось 2/3 общего объема чугуна и 9/10 меди. По производству железа Россия сделала гигантский скачок: с 0,8 млн. пудов в 1718 г. до почти млн. пудов в 1767 г., обогнав Англию и Швецию — лидеров в области металлургии того времени.

Военный арсенал пополняли государственные мануфактуры, изготовлявшие порох, канаты, парусину и пр. На обеспечение армии работали также текстильные и кожевенные предприятии — Московский суконный двор, мануфактуры в Ярославле, Воронеже, Казани и др. В это же время были построены судостроительные верфи в Петербурге, Воронеже и Архангельске. В обеих столицах сформировались новые отрасли: производство бумаги и шелкопрядение, фаянсовое и стекольное производство и пр.

Промышленное и ремесленное производство, совершенствование путей сообщения, выход в Балтийское море стимулировали внутреннюю и внешнюю торговлю. В 1711 г. Петр I разрешил всем и везде торговать любыми товарами, уплатив пошлины.

В целях увеличения доли внутренней торговли в государственных доходах была объявлена монополия на продажу ряда товаров (дорогие вина, водка, табак, соль, деготь, икра, предметы роскоши и т.п.). Кроме того, была использована форма откупов: купец-откупщик получал право на продажу преимущественно монополизированных товаров, а также на прибыли от рыбной ловли, сенокосов, мостов, мельниц и пр.

Особое внимание Петра I было направлено на развитие внешней торговли. Широко подчеркивая славу отечественного купечества и усиливая его позиции, Петр I, как уже отмечалось, фактически создал российский торговый флот, а принятый в 1724 г. таможенный тариф отражал политику меркантилизма и протекционизма. Таким образом, осуществлялось стремление к достижению активного торгового баланса и покровительству отечественной промышленности, ограждению се от конкуренции иностранных мануфактур.

Поощрялся экспорт отечественных и ограничивался импорт иностранных товаров. Пошлины на заграничные товары взимались лишь золотом и серебром. Они были столь велики, что составляли порою до 3/4 от стоимости изделий, производство которых было налажено в России (парусина, железо, воск и др.), а также на некоторые предметы роскоши. В то же время на товары, в которых Россия нуждалась, налагались пошлины 15%. Пошлины на импорт также дифференцировались, например, с невыделанных кож взимались пошлины 75%, а с выделанных — всего 696.

Подобная политика не только способствовала расширению отечественного производства, но и вела к накоплению торгового капитала и дальнейшему росту капиталистического уклада. Вместе с тем, государство зачастую довольно жестко вмешивалось в торговую сферу. Так, осуществляя административное руководство грузоперевозками, оно мешало формированию рыночных отношений.

В целом было достигнуто активное сальдо во внешней торговле. Так, экспорт русских товаров и европейские страны вдвое превышал импорт. Вывозились лен, пенька, кожа, холсты, сало, железо, парусное полотно и пр., ввозились шерстяные ткани, дорогие вина, предметы роскоши, шелк-сырец, шелковая пряжа.

Сельское хозяйство, как и раньше, оставалось хозяйство основной сферой народнохозяйственной деятельности в стране. Здесь была сосредоточена подавляющая часть населения (около 95%). Петровские реформы аграрный сектор российской экономики затронули мало, так как не коснулись основ крепостничества. Правительство осуществляло ряд мер по внедрению новых видов сельскохозяйственных культур (табак, шелководство, лекарственные растения и др.). Однако по-прежнему преобладали экстенсивные методы ведения хозяйства за счет расширения сельскохозяйственных угодий как в смежных районах России, так и в Поволжье и Сибири. Господствовало трехполье. Традиционными орудиями труда оставались соха, борона, серп. Преобладали серые хлеба — рожь и овес. Их дополняли ячмень, пшеница, горох, просо, лен, конопля. Урожайность основных хлебно-фуражных культур была невысокой. Для Heчерноземья — сам-2—3, для Черноземья — сам-5—6.

Итак, мы можем сделать вывод, что, несмотря на сложности и противоречия в экономическом развитии первой половины XVIII века, он в целом принес определенные плоды в этом направлении, а, главное, — стал переломным и необратимым этапом на пути «вестернизации» как российской экономики, так и государства в целом.

Роль Петра 1 в экономике России 18 века

Петра I резко интенсифицировал происходившие в стране процессы, заставил ее совершить гигантский прыжок перенеся Россию через несколько этапов. Даже такое одиозное орудие абсолютистского государства, каким была деспотическая, самодержавная власть, превратилось благодаря исторически оправданным и в максимальной степени соответствующим интересам развития России действиям Петра Великого в фактор прогресса. Обеспечение политического и экономического суверенитета страны, возвращение ей выхода к морю, создание промышленности, — все это дает полное основание считать Петра I великим государственным деятелем.

Явным успехом отечественной экономики было создание новой промышленности на Урале, которая сохранила свое значение станового хребта в крупном производстве страны вплоть до середины ХIХ века. Петровские домны на Урале своей продуктивностью вскоре превзошли английские, превратив Россию тем самым в одну из ведущих в мире стран в области металлургического производства. В целом же мануфактурная политика Петра I содействовала тому, что русская экономика смогла преодолеть отсталость.

В конце правления Петра финансы России получили прочное основание. Когда крестьянин перестал быть прикреплен к какой-либо податной единице, ”сохе” или ”двору”, была ликвидирована причина сокращения крестьянином запашки. Посевные площади в освоенных районах стали увеличиваться, а с ними и благосостояние, и численность населения. Таким образом, хозяйственный рост — главная цель финансовой реформы, был достигнут.

Кроме того, подобно многим нововведениям Петра Первого, денежная система, созданная в процессе его реформы и основанная на десятичном принципе, показала свою жизнеспособность. Она с некоторыми изменениями просуществовала почти до конца XIX века и сохранила некоторые основные черты в наше время.

Заложенный в первую четверть XVIII века экономический и производственный импульс страны благодаря неумелому и эгоистичному правлению преемников великого реформатора во многом уменьшился, но не исчез окончательно. Вторая половина XVIII века во многом продолжила движение Российского государства на ее пути в Европу в качестве равного партнера.

Источники, используемые при подготовке информации: 

1.     Анисимов Е.В. Время петровских реформ. — Л., 1989.

2.     История мировой экономики / Под ред. Г.Б. Поляка. — М., Юнити, 1999.

3.     История русской экономической мысли / Под ред. А.И. Пашкова. Т. 1. — М., 1955.

4.     История СССР. С древнейших времен до наших дней // Академия наук СССР. — М., ”Наука”, 1968.

5.     Ключевский В.О. Значение Петра I. — М., 1989.

6.     Спиридонова Е.В. Экономическая политика и экономические взгляды Петра I. — М., Гос. изд. полит. литературы, 1952.

7.     Троицкий С.М. Финансовая политика русского абсолютизма в XVIII в. — М., 1966.

8.     Хорькова Е.П. История предпринимательства и меценатства в России: Учебное пособие. — М., 1998.

9.     Экономическая история: проблемы и исследования / Под ред. Ю.Н. Розалиева. — М., Наука, 1987.

10.   Экономическая история: проблемы и исследования. Под ред. Ю.Н. Розалиева. М., Наука, 1987.

11.   Юхт А.И. Денежная реформа Петра I // Вопросы истории, 1994, № 3, С. 27—39.

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2012
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.