Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Переход России от бронзового к железному веку

Если изобретение бронзы значительно способствовало прогрессу человеческой материальной культуры, то не менее важный шаг вперед был сделан с введением в обиход железа. Медь и бронза были удобным материалом для сосудов и утвари, но недостаточно тверды для инструментов и оружия. Хотя археологами было обнаружено значительное количество бронзовых мечей, вероятно они по большей части употреблялись как рапиры, поскольку бронза слишком хрупка для рубящих ударов. Только после того как меч был сделан из железа, он стал грозным оружием. Аналогичным образом дело обстояло с земледельческими инструментами: только с изобретением железного плуга земледелие вступило на новую ступень развития.

Как мы видели[76], железо начало использоваться много позднее, нежели бронза. Оно было известно в Малой Азии и Месопотамии по крайней мере с 1300 г. до н.э. После 1000 г. до н.э. его использование распространилось в Кобан, в Северокавказский регион. Наиболее ранние железные изделия как в Центральной России, так и на Украине могут датироваться 900 г. до н.э. Как раз около этого времени железо было введено в Греции. В центральной Европе начало железного века, известное как гальштатская культура, установилось в первой половине первого тысячелетия до н.э. Во второй половине тысячелетия развилась более богатая и тонкая культура железа, известная как культура латен. Ее обычными носителями были кельты. Около 500 г. до н.э. началась экспансия кельтов в юговосточной Европе, и с нею распространилась латенская культура. В первой четверти третьего столетия до н.э. кельты достигли Западной Украины, Бессарабии и Балканского полуострова. Так же как это было с медью и бронзой, железо входило в обиход лишь постепенно. Во многих регионах железные инструменты сначала лишь заменяли бронзовые. Это справедливо и для развития железной культуры по территории России. Хотя железные изделия появились как в Центральной России, так и на Украине около 900 г. до н.э., как мы это видели, должны были пройти столетия до прихода подлинного железного века в эти края.

Орудия железного века

Следует отметить, что в России естественные условия были более благоприятны для развития железной индустрии, нежели медной и бронзовой. Железные залежи днепровского бассейна залегали слишком глубоко для эксплуатации путем примитивной техники, но на Западной Украине и в Центральной и Северной России было много поверхностных или близких к поверхности земли залежей руды, в основном вблизи озер и топей. Как славяне, так и финны начали использовать местные железные руды только около начала христианской эры. Руда в это время выплавлялась примитивными методами, во рвах и в ямах. В период антов, с четвертого по седьмое столетие н.э., железная индустрия значительно усовершенствовалась на юге, уже использовались плавильные печи.

В начале железного века черноморские степи контролировались киммерийцами, народом, схожим с фракийцами. В седьмом веке до н.э. киммерийцы были заменены скифами, которые мигрировали в Южную Россию из Казахстана. Скифы представляют, конечно, не первую волну евразийских кочевников, достигших черноморских степей с востока, но они первые, о ком мы имеем определенную информацию. Скифское движение на запад должно было сопровождаться в течение времени многочисленными вторжениями иных кочевников. Поэтому кажется логичным скоординировать план нашего краткого обзора культурных сфер Евразии в киммерийскую и скифскую эпоху с направлением основных миграций. Поэтому нужно обратиться сначала к Сибири и Казахстану, затем к Кавказу и Крыму, а потом исследовать археологическую базу черноморских степей и Центральной и Северной России.

Сибирь и Туркестан [77]

Мы можем предположить, что в первом тысячелетии до н.э., как и в предшествующее тысячелетие[78], Северный Туркестан и Южная Сибирь были культурно тесно взаимосвязаны. Оба края все еще жили в медном и бронзовом веке. Это был период расцвета минусинской культуры, названной так, поскольку Минусинский край – т.е. долина верхнего Енисея – являлся одним из ее важнейших центров. Саянские горы, расположенные в этом регионе, особенно богаты медной рудой. Многочисленные захоронения минусинского типа разбросаны по всей степной зоне Южной Сибири. Они дают свидетельства значительной плотности населения. Животноводство, земледелие и охота были основными ветвями экономики минусинского человека.

Первая стадия минусинской культуры может быть отнесена к восьмому и седьмому столетиям до н.э. Могильные холмы этого периода невысоки и обычно огорожены квадратным каменным забором. Погребальная камера облицовывалась изнутри каменными плитами либо деревом. Одно или несколько тел находились в каждой камере. В камере также хранились погребальный инвентарь, состоящий из глиняных ваз с нарезной орнаментацией и бронзовых зеркал, медные и бронзовые кинжалы, ножи, топорики, наконечники стрел, шила, иглы и крючки для рыбной ловли. Из украшений присутствуют конические бусины и полусферические пластины, декорированные костяные гребни. Медные и бронзовые долота с углублениями также характерны для стоянок минусинского типа.

Вторая стадия минусинской культуры достигла своего полного выражения во второй половине первого тысячелетия до н.э. Могильные холмы этого периода широки и высоки; внутренняя кладка состоит обычно из больших камней, как и прежде, а стороны квадрата ориентированы стрелками компаса. Погребальные камеры обычно очень просторны, настолько чтобы можно было свободно поместить несколько тел. Согласно С. Теплухову, каждая камера была приспособлена для целой семьи или даже рода. В более поздних захоронениях процедуре похорон предшествовала кремация. Погребальный инвентарь включает глиняные вазы, но большая части без орнамента; медные и бронзовые топорики, кинжалы ножи, пробойники, металлические пластинки, бусины из стекла и яшмы. Некоторые из этих предметов украшены фигурами оленя, козы и некоторых других животных, нарисованных в определенном стиле: глаза и ноздри животных, так же как и концы ступней и хвостов имеют округлое очертание, плечи и ляжки выпирают, уши длинны и временами направлены вперед. В то время как стилизация более выражена, чем в скифских предметах Южной России, основа орнамента та же.

Захоронения скифского периода в Казахстане интенсивно изучались в течение нескольких последних лет в связи с археологическими исследованиями в Хорезме[79]. Пока, тем не менее, относительно Казахстана было опубликовано меньше материала, нежели по поводу минусинского ареала. Раскопки П.С. Рыкова в районе Караганды[80] принесли свидетельства преемственности культурного развития, поскольку в нескольких случаях старые могилы андроновского типа были использованы вновь в скифский период.

Кавказ и греческие города на северном побережье черного моря [81]

В то время как бронза преобладала в Сибири в течение скифо‑киммерийской эпохи, Кавказ стремительно входил в железный век. Древнейшие железные предметы, найденные в кобанских могилах, могут датироваться приблизительно 1000 г. до н.э. Железные украшения кобанских поясов уже упоминались[82]. Постепенно различные железные изделия появлялись в Северокавказском регионе; они включали топоры, тесла, мотыги, плуги. Возможно наиболее древние железные объекты, найденные на Кавказе, были ввезены из царства Урарту, подобно тому как это случилось с Древней бронзой. Позднее железная индустрия развилась на местах. Существует более десяти железных месторождений в Транскавказском и Северокавказском регионах, которые могли служить основанием для местной железной промышленности. Две древние железоплавильни были обнаружены недавно (1928 г.) в Чубере, Верхняя Сванетия[83]. Слои шлака остались на платформах и склонах холмов. Пояс кузниц был открыт на склонах холма, вокруг – слои шлака. Каждая кузница была облицована изнутри глиной. Кузница наполнялась рудой и топливом через выемку, построенную из нарубленных камней, сцементированных глиной. Железо, выплавленное в Чубере, было высококачественным, как явствует из инструментов, найденных там.

Чуберские железоплавильни должны были уже существовать около 250 г. до н.э., хотя точная дата их появления неизвестна. Другие схожие плавильни на Кавказе могли быть построены еще раньше. Возможно, что традиция греческих авторов пятого и четвертого веков относительно чалибов, кузнечного народа, может относиться к кавказским плавильщикам железа. Искусство плавления железа должно было сохраняться в секрете значительное время родами плавильщиков, с тем чтобы сохранить собственные привилегии. Поэтому, в то время как изготовленные ими изделия экспортировались, их техника сперва не распространялась за пределы Кавказа. Именно греки стали посредниками в торговле железом между Кавказом и северным Черноморским регионом. Многочисленные колонии основывались вдоль северных берегов Черного моря уже в седьмом веке до н.э., и некоторые из них вскоре стали довольно процветающими. Города, расположенные на обоих сторонах киммерийского Боспора (Керченский пролив), были особенно активны в кавказской торговле металлами.

Черноморские степи [84]

В киммерийский период население черноморских степей в основном использовало бронзовые инструменты и товары, хотя железные изделия были известны с 900 г. до н.э. Позднее скифы принесли с собой свою особую культуру, которая включала как бронзу, так и железо. Богатые золотые и серебряные украшения были особенно характерны для этой культуры. Скифские курганы (захоронения), датируемые от шестого до третьего века до н.э., простираются по широкой степной зоне от Дуная до реки Урал. Раскопаны тысячи из них: большинство их невысоки с довольно бедным инвентарем. Вероятнее всего, похороненные в них были простыми воинами, в некоторых случаях – даже не скифами, а представителями покоренных племен. Могилы скифских королей и знати, напротив, особенно богаты золотом и ювелирными изделиями. Холмы над ними высоки. К ранней группе скифских захоронений принадлежат курган Литой, близ Елисаветграда, между реками Днепром и Бугом (раскопан в восемнадцатом веке), и курган Келермес в Северокавказском регионе. Оба могут быть отнесены к шестому столетию до н.э. Очевидно, что в этот давний период скифское царство базировалось географически как в регионе Днепра, так и Кубани.

Курган Семи Братьев (Семибратный) в районе Тамани, в дельте реки Кубань представляет «средневековье» скифского владычества в пятом и четвертом веках до н.э. Среди поздних скифских курганов от пятого до четвертого столетий могут быть названы следующие: Карагодеуашх в Северокавказском регионе; Куль‑Оба близ Керчи в Крыму; Чертомлык, Александрополь, Солоха в районе днепровских порогов. Многие большие курганы того же периода находятся между южным изгибом Днепра и Азовским морем.

Расположение больших курганов важно для понимания политической географии скифского региона. Существовало, очевидно, три главных центра этого региона, а именно: Северокавказский регион, Крым и регион Нижнего Днепра, в особенности зона порогов. Эта последняя зона связана с регионом, названным Геродотом Герхоем. Согласно этому историку, именно здесь скифы хоронили своих царей. Герхой был закрытой зоной, в которую не допускался никакой иностранец. Главная скифская орда пасла своих коней между Герхоем и морем, с тем чтобы усилить недосягаемость царских курганов. В результате греки не имели точную информацию относительно района Герхой, и важно, что Геродот был не в состоянии сообщить какие‑либо данные о днепровских порогах. Ясно, что никто из его информаторов не знал о них или же в любом случае не решался говорить о них. Итак, Геродот мог лишь заключить из рассказов местных жителей в Ольвии, что Днепр был годен для судоходства лишь до района Герхой.

Могилы скифских предводителей обычно содержат большое количество золотых и серебряных украшений, а бронзовое оружие, найденное в этих могилах, также орнаментировано золотыми пластинами. Иногда находят железные мечи. Жены, рабы и кони скифских вождей как правило хоронились с ними. Так называемый звериный стиль – ведущая черта скифского искусства. Металлические чаши, колчаны для луков, пояса, рукоятки мечей, конская упряжь и различные другие предметы орнаментированы фигурами животных, таких как пантера, тигр, олень, лошадь, бык и часто сценами жизни животных. Хищник обычно показан раздирающим когтями травоядное животное. Скифский звериный стиль в определенной степени схож с присутствующим в минусинской культуре, хотя и более тонок. Утонченность скифского стиля – очевидный результат контакта скифов с греками в черноморских степях. Первоклассные греческие художники нанимались скифскими царями, и таким путем степное искусство оплодотворялось греческой техникой. Позднее этот греко‑скифский стиль повлиял в свою очередь на развитие эллинистического искусства.

Украинская лесостепная пограничная зона

В этой зоне были обнаружены многочисленные курганы скифского периода, но погребальные обряды, равно как и содержание могил несколько отличаются от степных курганов. Имеются два типа захоронений в лесостепной пограничной зоне: грунтовое захоронение и кремация. В первом случае тело клали в глубокую траншею, стены которой укреплялись деревом. Во втором случае сожженные останки просто укладывались в отверстие. Инструменты и оружие, найденные в курганах обоих типов, в основном бронзовые, изредка железные. Глиняная керамика иногда принадлежит к скифскому, а иногда к греческому типу. На ближних к некоторым курганам стоянках были обнаружены ямы с зерном; итак, очевидно, что вблизи жили люди, занимавшиеся земледелием. По этой причине А.А. Спицын[85] рассматривает курганы в регионе Киева, Харькова и Полтавы как остатки цивилизации так называемых скифов‑землепашцев[86]. Следует отметить, однако, что очень малое количество земледельческих орудий было обнаружено в самих курганах, если они присутствуют вообще. Сверла и наконечники стрел типичны для совокупности найденных объектов. Поэтому люди, хоронившие здесь своих мертвых, по всей видимости были наездниками и лучниками, подобно скифам.

В регионе по направлению на северо‑запад от украинских курганов и частично в самом районе курганов были открыты остатки иной, нескифской культуры. Это так называемая культура погребальных урн[87]. Эта культурная сфера покрывает широкую территорию, включающую южную Польшу, Галицию и Волынь. Ее южная граница распространения идет по широте сорок девятой параллели. Этими людьми практиковались два типа захоронений – грунтовые и кремация. В случае кремации сожженные кости клались в урну. Подобные урны, вместе с различными глиняными изделиями хоронили на глиняных платформах, которые затем докрывались землей без могильного холма. Платформы были неглубоки: около 1 метра под землей. В случае захоронения в землю платформы делались значительно более глубокими: от 1 до 3 метров под землей, тело укладывалось в распростертом состоянии на спине. Несколько глиняных сосудов ставились рядом с телом. Один из них обычно содержал кости ягненка; иногда рядом в землю втыкался нож. Объекты, связанные с погребальными урнами, довольно бедны, в особенности при сравнении со скифскими могилами. Были обнаружены в обилии бусины из сердолика, янтаря, стекла или раковин. Серебряные, бронзовые и железные заколки так же часты, равно как и поясные застежки. Среди других предметов могут быть упомянуты бронзовые иглы, сверла, кольца, заколки для волос и браслеты, ножи и серпы.

Культура погребальных урн просуществовала многие столетия на территории между Карпатами и средним Днепром. В то время как ее древнейшие памятники отнесены к скифскому периоду, другие кладбища того же типа могут быть приписаны началу христианской эры. В дополнение к кладбищам, были раскопаны приблизительно в том же регионе различные остатки старых поселений (городищ)[88], принадлежащих к той же культурной сфере. Земледельческие инструменты, такие как серпы и лопаты, а также каменные ручные мельницы для помола зерна, обнаружены во всех поселениях типа городищ. Очевидно, что люди этой культурной сферы являлись земледельцами.

В свете того факта, что культурная сфера погребальных урн частично совпадает с территорией пограничья курганов лесостепной полосы, можно предположить, что в этом регионе сосуществовали в течение нескольких столетий две различных этнических или социальных группы. Одна состояла из всадников, другая – из крестьян. Мы упомянули, что, по мнению Спицына, курганы этой области принадлежали так называемым скифам‑земледельцам. Если принять предположение Спицына, то можно сказать, что эти «скифы» не пахали землю сами, а только контролировали соседей‑крестьян и собирали с них в качестве налога зерно.

Северо-восточная Россия в бронзовом веке [89]

Наиболее интересным моментом развития в этом краю в скифский период был расцвет так называемой ананьинской бронзовой культуры в регионе средней Волги и Камы. Она названа так по имени деревни Ананьино в Вятской губернии, где были открыты первые типичные места захоронений. Культура принадлежит периоду от шестого до второго столетия до н.э.; то есть она совпадает хронологически со скифским владычеством в черноморских степях. Судя по ее остаткам, люди, которые создали ее, были в основном охотниками и рыболовами. На стоянках найдено большое количество орудий охоты и рыболовства, включая гарпуны. Большинство из них сделано из кости, но некоторые из бронзы и железа. Кости домашних животных, равно как и зерна конопли, также были обнаружены, что указывает на возможность вовлечения по крайней мере части людей как в земледелие, так и в животноводство для получения дополнительных средств существования. Мертвые либо укладывались в могилы в вытянутом положении, либо кремировались; в последнем случае глиняная урна с прахом усопшего хоронилась в могиле. Люди Ананьино видимо вовлекались в оживленную торговлю мехами, экспортируя их далеко на юг.

Среди украшений ананьинской культуры типичны бронзовые ожерелья и браслеты, представляющие головы животных, а также кожаные ремни с бронзовыми пластинами и пряжками на них. Некоторые из них напоминают греко‑скифское искусство, демонстрируя особо близкое сходство с предметами, обнаруженными в греческой колонии в Ольвии, в устье реки Днепр. Изображение животных и птиц соответствует кавказскому типу. Бронзовые ножи относятся к минусинскому типу, в то время как железные ножи схожи с произведенными в регионе Кобан. Очевидно, что ананьинские люди поддерживали коммерческие отношения с различными регионами, а само Ананьино было перекрестком важных международных торговых путей. Волжский водный путь, соединяющий Ананьинский регион с Кавказом, был, возможно, важнейшим. В дополнение к этому греческие купцы использовали также сухопутную дорогу из Ольвии в регион средней Волги[90].

Примечание:
Железный век, эпоха в первобытной и раннеклассовой истории человечества, характеризующаяся распространением металлургии железа и изготовлением железных орудий. К железному веку обычно относят только культуры первобытных племён, обитавших вне территорий древних рабовладельческих цивилизаций, возникших ещё в эпоху энеолита и бронзы (Месопотамия, Египет, Греция, Индия, Китай и др.). Железный век сравнительно с предыдущими археологическими эпохами (каменным и бронзовым веками) очень короток. Его хронологические границы: от 9—7 вв. до н. э., когда у многих первобытных племён Европы и Азии получила развитие собственная металлургия железа, и до времени возникновения у этих племён классового общества и государства.

История древней Руси. Оглавление.

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.