Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Русь в 16 веке

I

Карта 5. Польша и Литва в 1466 г.

Карта. Польша и Литва в 1466 г.

В Западной Руси монгольское иго длилось около одного столетия и пало около 1350 г. – то есть, на сто лет раньше, чем ему пришел конец в Восточной Руси. На смену монгольскому владычеству в Западной Руси пришло господство Польши и Великого княжества Литовского.

Польша сначала установила контроль только над самой западной частью Украины, захватив в 1349 г. Восточную Галицию. Оставшаяся часть Украины и вся Белоруссия признали сюзеренитет великого князя литовского, который стал называться великим князем литовским, русским и жемайтским.[335]

Хотя таким образом Западная Русь получила новый властный институт, русский народ в границах Великого княжества Литовского продолжал в течение некоторого времени жить в соответствии с представлениями и установлениями киевского периода. Лишь постепенно новые образцы изменили политический, религиозный, социальный и экономический уклады жизни как в Белоруссии, так и на Украине.

Взаимодействие старых русских традиций и новых установлении, ориентированных на польские образцы, заставляет историков и социологов всерьез заняться историей Западной Руси XIV, XV и XVI веков. Долгое время исследователям не удавалось получить целостных представлений об исторической картине происходившего на этих землях Восточной Европы – которые веками служили границей между римско‑католическим западом и грек православным востоком, и между западными славянами и восточными славянами – из‑за запутанного национального и религиозного фона.

Изучение этой проблемы с исторической точки зрения осложнено и тем, что власть на этой территории беспрестанно менялась начиная со средних веков и заканчивая новым временем, вплоть до наших дней. В киевский период западнорусские земли и княжества являлись частью русской федерации, центром которой был Киев.[336] Затем пришли монголы, а после них – литовцы и поляки.[337] Мы знаем, что на западнорусские земли на основании того, что это наследство его предков, киевских Рюриковичей, претендовал Иван III. В начале XVII века, пользуясь «смутным временем», положение бесспорного правителя всей Западной Руси, казалось бы обеспечила себе Польша. Украинское восстание 1648 г. значительно подорвало силу польского государства и закончилось объединением значительной части Украины с Москвой. В результате разделов Польши в 1772‑1795 гг. Российская империя получила всю Белоруссию и остаток Украины, за исключением Восточной Галиции, которая отошла к Австрии. После русской революции 1917 г. и нового «смутного времени» в России возрожденной Полы удалось вернуть половину Белоруссии и Западную Украину. После Второй Мировой войны как Белоруссия, так и Украина воссоединились с Великой Россией в Советском государстве. Литва в своих этнических границах тоже стала советской республикой.

Из этой краткой ретроспективы политических судеб Западной Руси ясно, что ее история тесно переплетена с развитием трех государств: Руси, Польши и Литвы. На самой западнорусской территории сформировались две современные восточнославянские нации – белорусы и украинцы.

Вполне естественно, что исследователи всех вышеназванных народов и государств рассматривали Западную Русь в литовский период, исходя из национального исторического интереса каждого из них. С точки зрения русского историка, главным объектом изучения Великого княжества Литовского является не столько со6ственно история Литвы, сколько положение русских в великом княжестве, их участие в политике государства и влияние на них литовского управления и польских установлении.

Русские были законно признаны в качестве одного из двух основных народов великого княжества, другим, естественно, были литовцы. В Кревской декларации об унии Великого княжества Литовского с Польшей в 1385 г. король Ягайло (по‑польски – Ягелло) объявил о своем намерении навсегда «присоединить» (applicare) к польской короне «его литовские и русские земли» (terras suas Utuaniae et Russiae).[338]

Во Втором Литовском Статуте 1566 г. (Раздел III, статья 9) постановлено, что великий князь должен назначать на административные должности только коренных литовцев и русских (собирательно называемых «Литва и Русь»; индивидуально – «литвин и русин»), и не имеет права доверять высокие посты иностранцам.

До объединения Польши с Литвой русское влияние в Великом княжестве Литовском быстро росло. Многие литовские князья и вельможи отказались от язычества и были обращены в русскую веру (греко‑православие). Русские методы управления, а также русские юридические понятия были признаны обязательными для всего великого княжества. Русские ремесла и способы ведения сельского хозяйства развивались в рамках старых традиций. Русский стал языком великокняжеской канцелярии, а также и многих ведущих литовских князей и дворян, у многих из которых были русские жены. Он был также языком администрации и судопроизводства во всем великом княжестве.

Следует заметить, что в XIII и XIV веках литовский язык реже, нежели русский, использовался в сфере интеллектуальной жизни, правительстве, администрации и законотворчестве. Только в 1387 г. христианство (в форме римского католицизма) стало государственной религией Литвы. До этого в Литве, фактически до XVI века, не существовало письменности. Вполне естественно, что литовцы были вынуждены пользоваться русскими речью и письмом (как позднее они пользовались латинским и польским языками).

После объединения Литвы и Польши и обращения литовцев в римское католичество некоторые литовские дворяне и образованные люди стали возмущаться по поводу распространения в Литве русского языка. Литовский автор XVI века, Михалон Литвин, который писал по‑латыни, заметил с раздражением, что «мы (литовцы) изучаем русский язык, который не побуждает нас к доблести, поскольку русский говор – иностранный для нас, литовцев, происходящих от итальянских кровей». Михалон Литвин считал, литовский народ образовался в Римский период и происходит от группы римлян. Эта легенда возникла в XV веке. Существует в сколько ее версий. Согласно одной, несколько кораблей с легионерами Юлия Цезаря было отнесено бурей из Северного моря к южным берегам Балтийского моря; они причалили в районе устья реки Неман, где расселились и стали предками литовцев. Согласно другой версии, римское поселение в устье Немана основал «римский князь Полемон», который со своей семьей и свитой бежал" от гнева императора Нерона.[339]

С другой стороны, польский писатель Матвей Стрыйковский современник Михалона Литвина, советовал литовцам не пренебрегать русскими. Он подчеркивал, что русские исконно жили на той земле, что сейчас занята Великим княжеством Литовским, и сомневался, что литовцы смогут вести судопроизводство без по мощи русских и их языка.[340]

Вслед за объединением Литвы и Польши (1385 г.) римский католицизм был провозглашен государственной религией Литвы, после этого началась постепенная полонизация литовской аристократии. Сначала греко‑православным был запрещен доступ в великокняжеское правительство и администрацию, и даже когда были признаны персональные права греко‑православных князей и 6oяр ущемление их в политических правах продолжалось, правда в несколько видоизмененной форме. Однако русские традиции искоренить было непросто. Хотя латинский язык и заменил русский в отношениях великого княжества с западом, государственные бумаги и официальные документы, такие, как указы, составлялись на русском языке. На русском языке велось и судопроизводство.

Когда законы великого княжества были приведены в систему, литовские статуты (первый из которых был выпущен в 1529 г.) были написаны по‑русски. Многие их положения основывались на традициях русского права киевского периода. Примечательно, что первый русский печатный двор был организован в Вильно в 1525 г., то есть, почти за три десятилетия до того, как книгопечатание началось в Москве.

Переговоры между Литвой и Москвой всегда велись на русском языке. Западнорусский язык XV и XVI веков лег в основу белорусского и украинского языков. Однако, несмотря на определенные различия между западнорусским и восточнорусским (великорусским) языками, например, в словарном составе, обе стороны не испытывали трудностей в понимании друг друга.

II

Важным моментом является численный состав русского населения и его пропорциональное отношение ко всему населению Великого княжества Литовского. К сожалению, статистические данные, находящиеся в нашем распоряжении, неполны. Большинство из них относятся к концу XVI века и XVII веку и не дают адекватной картины. Но в качестве основы для определения приблизительного состава населения в русских областях Великого княжества Литовского и Польши в XIV веке и начале XV века у нас есть список обложения районов Западной Руси, так называемых тем (от «тьма») монгольскими налогами. Большинство этих районов первоначально было определено в XIII веке, затем к ним была добавлена еще небольшая часть в конце XIV и начале XV века. Они не охватывают западной части Белоруссии.[341] Еще один возможный угол зрения – это анализ численного состава литовской армии и оценка ее размеров пропорционально количеству населения великого княжества.

Обсуждая проблему населения, мы должны взять в расчет территориальные изменения начала XVI века. По договору 1503 г. Великое княжество Литовское уступило Московии Черниговско‑Северские земли, а по договору 1522 г. – Смоленск. В последующих расчетах, мы будем исходить из состава населения в период после 1522 г.

Давайте теперь проанализируем три указанных выше основания для подсчетов.

(1) Численность населения, основанная на переписях и кадастрах конца XVI века (они относятся к Галиции и к русским землям, включенным в состав Польши в 1569 г.[342]):

Галиция

573 000

Волынь и Подолия

392 000

Киев и Браслав

543 000

Итого

1 510 000

Согласно украинскому историку О. Барановичу, подсчеты, касающиеся Волыни и Подолии, неточны, поскольку в 1629 г. население одной только Волыни составляло около 655 000.[343]

(2) Численность населения, основанная на количестве монгольских тем (200 000 человек на одну тьму[344]):

Галиция

3 тьмы 600 000

Волынь

3 тьмы 600 000

Подолия

3 тьмы 600 000

Киев

1 тьма 200 000

1 800 000

Что касается Белоруссии, то в списке тем мы обнаруживаем одну тьму на Полоцк (и Витебск) – 200 000 человек.

(3) Цифры, которые могут быть получены на основании литовского кавалерийского армейского реестра 1528 г.[345] Этот реестр относится к литовским и большей части русских земель великого княжества; он не включает Галицию. В реестре не упомянуты Киев и Браслав. Общий состав мобилизованной кавалерии великого княжества составлял примерно 20 000 всадников. В то время одного всадника вербовали с десяти «служб». Таким образом, можно подсчитать, что тогда в Великом княжестве Литовском существовало около 200 000 служб.

К сожалению, мы не знаем, сколько домов в среднем включала в себя одна служба. Фактически размеры служб в разных регионах варьировались. Если мы допустим, что в одной службе в среднем было три дома (хозяйства) и что один дом (хозяйство) насчитывал в среднем шесть человек, тогда 200 000 служб будут равны 600 000 домов (хозяйств), что дает цифру населения в 3 600 000. К этому нам следует добавить население киевского и браславского регионов (не включенное в реестр). Таким образом, общая численность населения великого княжества составляла приблизительно 4 000 000 человек.

Распределение цифр по областям и районам показывает, что литовские земли великого княжества поставляли в 1528 г. около половины общего числа всадников. Однако на этом основании нельзя делать вывод, что в самой Литве проживало столько же людей, сколько и в русских областях великого княжества. Во‑первых, как уже отмечалось, киевский и браславский регионы не обязаны были посылать всадников в регулярную литовскую армию. Вероятно, рекруты из этих регионов защищали южную границу от нападений татар. Возможно, что лишь часть русского контингента в Волыни направлялась в регулярную армию, а большая часть его также использовалась для защиты южных территорий.

Во вторых, Литва и Жемайтия обычно вербовали большее число всадников, чем русские области великого княжества. В XIV веке Литва была краеугольным камнем военной организации великого княжества и продолжала оставаться таковою в XV и XVI веках. Великие князья считали литовский контингент наиболее лояльной частью их армии и мобилизовывали его в первую очередь.

После всего сказанного мы можем считать, что пропорциональное отношение русского населения Великого княжества Литовского к общему количеству людей, проживающих в нем, было значительно выше, чем это может быть вычислено на основании армейского реестра 1528 г. Допустив, что общая численность населения составляла около 4 000 000, мы можем считать, что в русских областях (не включая Галицию – она была частью Польши) проживало около 3 000 000 человек, а в Литве – около 1 000 000. Это указывает на пропорцию 3:1. В период между 1450 и 1500 гг. русские в Великом княжестве Литовском, по всей вероятности, были еще более многочисленны.

III

Что касается политического и административного деления русских земель в Великом княжестве Литовском, то старая структура русских княжеств постепенно была разрушена в результате последствий монгольского вторжения и экспансии Литвы и Польши в конце XIII и XIV веках. Хотя каждая из русских земель поначалу сохраняла свою самостоятельность, князья, принадлежавшие дому Рюрика, постепенно утратили свои суверенные права и был замещены потомками Гедимина – вассалами великого князя литовского. Потомки Рюрика – те, что не утратили полностью своих прав, – оставались местными сановниками в отдельных район страны. Следует заметить, однако, что многие из новых князей литовского происхождения (Гедиминовичи) приняли русскую культуру и исповедовали русскую веру. Некоторые из них, такие, как Олельковичи из Киева, стали видными поборниками русского национального движения.

К концу XV века великому князю удалось ликвидировать власть удельных князей в крупных владениях (древнерусских «землях» и заменить местных правителей своими наместниками, назначавшимися им в согласии с «паны радой» (советом вельмож). Это был один из аспектов постепенного преобразования первоначальной свободной федерации «земель» под сюзеренитетом великого князя литовского в аристократическую монархию, основанную на жестком разделении общества на три сословия (stany, «слоя») дворянство, горожан и крестьян.

Формирование класса дворянства с равными правами и привилегиями по всей стране, подобно польским законам, вело к постепенному переустройству местного правительства. Внутри самого класса дворянства существовало разделение интересов между высшей аристократической группой и мелкопоместными дворянами. Первую группу составляли некоторые старые княжеские фамилии, а также не имеющие титула «паны» (вельможи) Некоторые были русского происхождения. Члены этой группы владели большими земельными угодьями, занимали наиболее важные должности в правительстве и входили в совет вельмож. Те, кто относился к мелкопоместному дворянству (шляхта), постепенно объединились на местном уровне через местные ассамблеи и в конце концов обеспечили себе национальное представительство в сейме.

В конце XIV и на протяжении XV века многие русские или прорусски настроенные литовские князья и дворяне уезжали из Литвы в Москву и поступали на службу к великому князю московскому. Мотивы отъезда были различны. Одних возмущало ущемление политических прав греко‑православных. Другие были недовольны тем, что правительство и администрация в основном состоят из литовских вельмож и тем, что власть в Литовском государстве постепенно сосредотачивается в руках великого князя, для чего он отдает предпочтение интересам мелкого дворянства на русских землях и сдерживает власть местных князей. Третьи подкидали Литву из‑за наследственной вражды или по каким‑то другим личным мотивам.[346]

Россия в средние века. Оглавление.

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.