Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Раздел Украины на правобережную и левобережную

Карта 4. Фортификационные линии и южное направление Русской колонизации

Фортификационные линии и южное направление Русской колонизации

Московскому правительству удалось, хотя и с большими усилиями, подавить восстание Разина, и острейшая фаза глубокого кризиса, охватившего Московское государство и общество в конце 1660‑х гг., была преодолена. Однако подспудные очаги недовольства сохранялись в огромной части русского народа. Голытьба донского казачества, пусть временно и усмиренная, оставалась непокоренной. Крестьяне Московии продолжали возмущаться крепостной зависимостью и бежать от нее на Дон и Украину.

Староверы, преданные анафеме Великим Собором 1667 г., стали непримиримыми. Соловецкий монастырь держался против правительственных войск до 1676 г.

Сложная ситуация в Московии не могла не отражаться также и на украинских делах. Запорожские казаки традиционно поддерживали тесные контакты с донскими. Не только запорожцы, но и все украинские казаки не желали выдавать Москве беглых крестьян. По существу, конечно, украинский кризис середины 1660‑тых гг. имел и собственные социальные и политические корни и усугублялся международным соперничеством – политикой соседей Украины: Московии, Польши и Турции.

В 1667 г. Москва отказалась в пользу Польши от своих притязаний на правый берег Украины (исключая Киев), поскольку Московия была истощена, а также потому, что правобережные казаки, руководимые своей старшиной, предпочитали объединиться скорее с Польшей или Турцией, чем с Москвой. Многих московских государственных деятелей раздражали так называемые постоянные измены казаков, и они придерживались мнения, что Москве лучше оставить казаков в покое. Если Москва должна контролировать левый берег, то этот контроль необходимо, по крайней мере, значительно усилить. Таковой была позиция выдающегося дипломата Московии того периода Ордина‑Нащокина, человека, который провел переговоры о перемирии в Андрусово, а после этого руководил политикой Москвы в отношении казаков вплоть до своей отставки в 1671 г.

Польша тоже имела проблемы с непредсказуемыми правобережными казаками. В 1665 г. пропольский гетман Тетеря, опасаясь, что собственные люди выдадут его левобережному гетману Брюховепкому, бежал в Польшу. Несколько кандидатов начали борьбу за булаву (знак гетманства), успеха добился Петр Дорошенко. Сначала он признал сюзеренитет польского короля над казаками, однако вскоре его возмутило отношение поляков к украинскому народу, и он решил обратиться за защитой к турецкому султану.

После изменения отношения Дорошенко к Польше старшина правобережных казаков избрала своим гетманом Ханенко. Монах Гедеон (Юрий Хмельницкий), в 1667 г. вернувшийся на Украину и поселившийся в Уманском монастыре, поддержал Ханенко.

Цель Дорошенко состояла в том, чтобы восстановить единство Украины, захватив власть над обоими берегами Днепра. Для достижения этой цели он пытался использовать сначала помощь Польши против Москвы, а затем поддержку турок и татар против: и короля, и царя. Его политика в конце концов привела к полному разорению правого берега Украины и окончательному разделу страны. Таким образом, она принесла результаты, прямо противоположные тем, которых Дорошенко намеревался достичь.

Первый шаг к разделу Украины, уступка Москвой правого берега Польше в 1667 г., разочаровал не только Дорошенко, но и всех украинских казаков, хотя именно на них (или, скорее, на аристократической части старшины) лежала ответственность за предательство Москвы и переход на сторону Польши в 1659 г.

Затем среди казаков левого берега Украины, до сих пор верных Москве, распространился слух, что царь намеревается передать их Польше, часть за частью. Это усилило всеобщее недовольство и разочарование, а также социальные противоречия между старшиной и рядовыми казаками, между гетманом и городами. И гетман и города видели в царе арбитра; обе стороны просили расквартировать на левом берегу московские гарнизоны. Города выразили готовность передать московскому воеводе деньги, собранные в качестве местных налогов и сборов. Однако, когда Москва прислала собственных сборщиков налогов и начала перепись населения Украины, народ восстал.

Первоначально гетман Брюховецкий, из‑за ссор с городами, сам согласился на то, чтобы из Москвы прислали сборщиков налогов. Теперь, чтобы выжить, он свалил вину на Москву и решил порвать с царем. Брюховецкий прекрасно понимал, что в обратном случае население левого берега призовет Дорошенко в качестве руководители движения против Москвы.

8 февраля 1668 г. казаки Брюховецкого взяли верх над московским гарнизоном. Затем Брюховецкий разослал приказы казацким командирам других левобережных городов делать то же самое. Одновременно Брюховецкий направил письмо донским казакам с призывом поддержать Разина и подниматься против Москвы.

В этих обстоятельствах Дорошенко потребовал, чтобы Брюховецкий признал его гетманом обоих берегов. Брюховецкий направил послов к покровителю Дорошенко, турецкому султану, прося его о защите. Султан распорядился, чтобы крымский хан дал в помощь Брюховецкому отряд татар. Татары появились, но предпочли не вмешиваться в усобицу между двумя гетманами.

В июне 1668 г. Дорошенко со своей армией подошел к селу Диканька, но сторонники двух гетманов созвали «черную раду» и отказались сражаться. По знаку Дорошенко над Брюховецким учинили самосуд его собственные люди. Через несколько часов казаки обоих берегов хотели убить также и Дорошенко, но ему удалось спастись. На следующий день он появился снова и был признан казацкой армией гетманом обоих берегов.[1308]

Дорошенко с войском вернулся в Чигорин, назначив черниговского полковника, Демьяна Многогрешного, своим заместителем (наказным гетманом) на левом берегу. Однако, как только войска Дорошенко ушли, в Северщине (Северской земле) начали проявляться признаки недовольства. Воспользовавшись переменой в настроении народа, командующий московитов, князь Ромодановский, повел свою армию в Чернигов и штурмом взял новую крепость, в которой до восстания Брюховецкого стоял московский гарнизон. Многогрешный тогда выразил Ромодановскому желание признать царскую власть, но на определенных условиях. Черниговский архиепископ Лазарь Баранович и нежинский протоиерей Симеон Адамович служили посредниками в предварительных переговорах между Многогрешным и царем Алексеем.[1309]

В январе 1669 г. в Москве приняли посольство от Многогрешного и левобережной старшины. Было решено созвать в Глухове раду для избрания нового гетмана. Рада собралась во дворе штаб‑квартиры Ромодановского. В ней приняли участие архиепископ Лазарь Баранович, старшина, делегаты от рядовых казаков и посадских. Три дня, с 3 по 5 марта, рада обсуждала условия восстановления царского протектората, доставленные Ромодановским из Москвы. Некоторые из этих условий вызывали возражения как со стороны архиепископа, так и со стороны старшины, но Ромодановский отказался внести какие‑либо серьезные изменения. Рада, таким образом, оказалась перед дилеммой: либо принять московские условия, либо порвать с Москвой. 6 марта все члены рады подписали предложенные статьи. Основные пункты Глуховского соглашения заключаются в следующем:

1. Царь посылает своего воеводу в четыре города (в добавление к Киеву): Переяслав, Нежин, Чернигов и Остер. Функции воеводы ограничиваются военной – командованием московским гарнизоном. Воевода не вмешивается в дела местного населения. В случае появления жалоб на злоупотребления со стороны московских войск, воевода судит обвиняемых с помощью представителей украинского (и малоросского) народа.

2. Количество реестровых казаков устанавливается в тридцать тысяч человек.

3. Казаки, удостоенные дворянства (прав русских дворян), сохраняют его. Царь продолжает жаловать дворянством заслуживающих того казаков, по представлению гетмана и старшины.

4. Гетман, старшина и «вся армия» направляют в Москву постоянного посла.

5. Московские войска, служащие на Украине, расквартировываются в домах горожан и крестьян, но не казаков.

6. Московским солдатам запрещается называть украинцев «изменниками».

7. Делегаты от казаков присутствуют на московско‑польских переговорах при обсуждении дел Малороссии, но избегают ссор [с поляками].[1310]

После подписания участники рады проследовали на площадь перед собором. Там Ромодановский спросил, кто будет их гетманом. Единодушным ответом было: Демьян Игнатович (Многогрешный) Ромодановский передал Многогрешному царскую грамоту, после чего все присутствующие вошли в собор и присягнули на верность царю.

В Глуховских статьях нет ни единого слова о праве Москвы посылать в Малороссию сборщиков налогов. Московское правительства хорошо усвоило урок и не пыталось повторить этот эксперимент.

Дорошенко, будучи не в состоянии силой предотвратить отступничество Многогрешного, попытался дискредитировать нового левобережного гетмана, попросив Константинопольского патриарха отлучить его от церкви по основаниям морального порядка. Патриарх не желал делать этого, однако Дорошенко, являясь вассалом султана, оказал на прелата давление через турецкое правительство. Патриарх уступил. Многогрешный воззвал к царю. Алексей вступил в переговоры с патриархом, который объяснил свой поступок недостаточным пониманием сложной ситуации на Украине. Отлучение аннулировали.[1311] Тем не менее авторитету Многогрешного среди украинского населения был нанесен определенный ущерб.

На 1670 г. приходился пик восстания Разина, и Москва не имела возможности проводить на Украине активную политику. К счастью для царя. Многогрешный и окружающая его старшина не сочувстаовали ни разинской голытьбе, ни сторонникам Разина в Слободской Украине, а поддерживали воеводу, князя Ромодановско, в подавлении там восстания.

В январе 1671 г. в Москве произошло событие, которому суждено было сыграть исключительно важную роль как в непосредственной политике московского правительства, так и в будущем России. Первая жена царя Алексея, Мария Ильинична Милославская, умерла в марте 1669 г. Почти через два года Алексей снова женился. Его невестой стала Наталья Кирилловна Нарышкина, сирота из сравнительно бедной дворянской семьи. Ее опекуном был Артамон Сергеевич Матвеев, и именно в его доме царь Алексей впервые встретился со своей невестой. Несмотря на скромный официальный статус (Матвеев в тот момент являлся думным дворянином, членом Боярской думы третьего чина), Артамон Сергеевич был одним из близких друзей и советников Алексея. Покойная жена Матвеева, Евдокия Гамильтон, происходила из Шотландии. Ее племянница, тоже Гамильтон, вышла замуж за дядю царицы Натальи, Федора Нарышкина. Из‑за родственных связей между Матвеевыми и Нарышкиными Матвеев и стал опекуном Натальи.[1312]

Вторая женитьба привела к смене людей, имеющих влияние при дворе и в правительстве. Родственники первой жены царя, Милославские, и все связанные с ними боярские фамилии постепенно утеряли свое былое влияние на царя. Матвеев стал ведущей силой в проведении внешней политики Москвы и управлении государством, особенно после отставки в том же году Ордина‑Нащокина (его ставка не была связана с царской женитьбой). С 1669 г. Матвеев руководил Малороссийским Приказам (департамент Малороссии). В 1671г. его назначили главой Посольского Приказа, (департамент иностранных дел), но Малороссийский приказ остался в его ведении.[1313] Из родов, связанных с Милославскими, оскорбленными себя почувствовали князья Голицыны. Военачальник, к которому Милославские относились враждебно, князь Григорий Григорьевич Ромодановский, получил от царя еще большую свободу действий, чем раньше.

Что касается будущего России, то 30 мая 1672 г. царица Наталья родила царю Алексею сына – здорового мальчика, которого нарекла Петром – ему суждено было стать первым русским императором, Петром Великим.[1314]

После 1671 г. украинские дела полностью приняли на себя Матвеев и Ромодановский. Матвеев занимался общей политикой Москвы в украинском вопросе, а Ромодановский – военными задачами. Из‑за подчиненности Дорошенко турецкому султану, Москва встала перед угрозой войны с Турцией. Ситуация, таким образом, стала исключительно напряженной и сложной, особенно в связи с тем, что, несмотря на все заверения в верности царю, гетману Левобережной Украины, Многогрешному, доверять было невозможно.

В 1669 г., из‑за давления левобережного духовенства, старшины и рядовых казаков, Многогрешный счел необходимым покинуть Дорошенко и принять царский протекторат, подписав Глуховские Статьи. На самом деле Многогрешного возмущала суть статей, поскольку они означали увеличение над гетманом царской власти. Очень скоро он вступил в тайную переписку с Дорошенко.

Многогрешный не скрывал своего несогласия с Москвой по многим пунктам, и, напившись, мог вспылить, а напивался он нередко. Московское правительство стало относиться к нему с подозрением, и направило в резиденцию гетмана (город Батурин) отряд стрельцов в тысячу человек, с официальной целью защитить резиденцию от возможных нападений казаков Дорошенко и крымских татар.

Эта акция усугубила недовольство Многогрешного. Он не видел альтернативы переходу на сторону Дорошенко, и, чтобы расчистить дорогу восстанию, приказал капитану московских стрельцов уменьшить количество его людей в карауле. Чего Многогрешный не принял во внимание, так это настроения старшины. Они не пожелали последовать за гетманом и проинформировали капитана стрельцов о готовности Многогрешного к измене. Более того, ночью 13 марта 1672 г., группа старшины под руководством обозного (начальника квартирмейстерской службы) Петра Забелы взяла гетмана под стражу и отправила его в Москву. За доставку арестованного в столицу отвечал писарь казацкой армии Карп Мокревич. После ареста Демьяна его брат Василий постригся в монахи и бежал в Киев, где искал убежища под вымышленным именем в монастыре Киевского Братства. Когда об этом стало известно настоятелю монастыря, он раскрыл секрет московскому неводе Киева, который немедленно приказал арестовать Василия и Депортировать в столицу.[1315]

В Москве Демьяна Многогрешного и его брата Василия судили за измену. Мокревич от имени старшины дал боярам показания, во‑вторых обвинил гетмана в намерении начать против Москвы войну. Показания дали и несколько других людей, как русских, так и украинцев. Демьян Многогрешный сначала отвергал обвинения. Однако, после очных ставок с некоторыми свидетелями и пыток, он признал себя виновным в преступных намерениях. Обоих братьев, Демьяна и Василия, приговорили к смертной казни через отсечение головы. Казнь назначили на 28 мая в местечке под названием Болото, что в окрестностях Москвы. Оба брата были уже там, когда в последний момент от царя прибыл гонец с объявлением о замене смертной казни на ссылку в Сибирь.

Тем временем старшина решила созвать в Конотопе раду для выборов нового гетмана. Царь приказал князю Ромодановскому принять в ней участие. Заседания рады проходили в середине июня 1672 г. берегу реки Красна, недалеко от Конотопа. Сначала зачли и подтвердили Глуховские статьи от 1669 г. Затем Ромодановский предложил несколько новых статей, и рада их одобрила. Среди новых статей были следующие:

1. Гетман не казнит и не смещает никого с поста без слушания дела в суде казацкой армии.

2. Гетман не поддерживает отношений с иностранными державами и с Дорошенко без разрешения царя и консультаций со старшиной в каждом конкретном случае.

3. При нападении на Польшу турок или Дорошенко избранный гетман не поддерживает их.

4. Гетман, старшина и казаки не предоставляют убежища беглым крестьянам из Московии.[1316]

Новый гетман Украины

Выборы нового гетмана состоялись 17 июня. От имени царя Ромодановский объявил, что рада абсолютно свободна в своем выборе. Тогда гетманом единогласно избрали председателя суда казацкой армии Ивана Самойловича.[1317] Сын священника, он начал свою карьеру в казацкой армии как писарь сотни. Затем он стал сотником, впоследствии действующим полковником черниговского отряда. На Глуховской раде его выбрали председателем суда казачьего войска. Самойлович был умным, приятным человеком и знал, как заводить друзей. То, что его отец был священником, совсем не обязательно говорит об его неказацких корнях, поскольку у казаков, особенно в семьях старшины, существовала традиция позволять одному из сыновей принимать духовный сан. Самойлович оказался убежденным сторонником необходимости царского протектората для обеспечения безопасности Украины, и он оставался верным России во всех многочисленных перипетиях (несмотря на это, в 1687 г., во время регентства царевны Софьи, его враги в Москве и на Украине объявят его изменником, и царевна сошлет Самойловича в Сибирь).

Как практически у каждого украинского гетмана, у Самойловича были трения с Запорожьем, а многие члены старшины имели к нему претензии и жаловались на его авторитарный стиль. Многие считали его алчным. Несмотря на все это, он был довольно хорошим администратором и умелым военачальником. В международных делах Самойлович не доверял Польше и был уверен, что поляки, если им удастся подчинить Украину, попытаются уничтожить там Православие. По этим причинам Самойлович был против сближения Московии с Польшей.

Ромодановский, более одаренный военачальник, чем Самойлович, разделял отношение последнего к Польше. Два этих человека работали рука об руку и представляли собой эффективную команду.

Весной 1672 г. турецкий султан, в ответ на просьбу Дорошенко о помощи, направил в Подолию сильную турецкую армию. К экспедиции присоединился вассал султана, крымский хан. В августе турки осадили Каменец‑Подольский, который считался самой мощной польской крепостью на Украине. Небольшой польский гарнизон отбил несколько турецких атак, но в конце концов сдался. Турки перестроили в мечеть римско‑католический собор и несколько других церквей. Христианам оставили три храма: римско‑католический, православный и армянский. Несколько польских девушек из семей шляхты силой увели в гаремы султана и пашей. Вскоре после установления в Каменце турецкого правления сам султан, Мехмет IV, торжественно вошел в город и проследовал в бывший костел, а теперь главную мечеть. Там в присутствии султана совершили обрезание восьмилетнему христианскому мальчику.[1318]

Затем турки и казаки Дорошенко в Бучаче окружили поляков с отрядом верных им казаков под командованием гетмана Ханенко. Король Михаил вынужден был принять мир на унизительных для себя у словиях: Польша должна была передать султану Подолию, а также все украинские провинции, удерживаемые Дорошенко; кроме того, Польша должна была выплачивать султану ежегодную дань. Польский сейм не ратифицировал заключенный в Бучаче договор, и война продолжилась. И турки, и поляки, по очереди, разоряли несчастный правый берег Украины.

Украинское население начало переселяться с правого берега на левый. Как Дорошенко, так и Ханенко полностью потеряли свой авторитет. На раде, состоявшейся в Переяславе в присутствии Ромодановского, Ханенко сложил с себя полномочия гетмана. Самойловича тогда избрали гетманом обоих берегов; Ханенко назначили посланником в Умань (17 марта 1674 г.). В заключение рады Ромодановский пригласил старшину обоих берегов на официальный банкет в своем штабе.

Во время банкета появился неожиданный гость: писарь Дорошенко, Иван Степанович Мазепа, который объявил о желании Дорошенко войти под царский протекторат. Ромодановский ответил, что готов принять Дорошенко в своей штаб‑квартире, и Мазепа отбыл с этим известием.[1319]

Однако Дорошенко передумал, и его войска, под командованием его брата Андрея, с помощью татар атаковали Черкассы и некоторые другие города. Ромодановский и Самойлович послали против напавших часть своей армии. Андрея Дорошенко в сражении ранили, его армию разбили и заставили отступить.

Петр Дорошенко тогда послал Мазепу к султану просить турецкие вспомогательные войска. Однако запорожский кошевой атаман Серко перехватил Мазепу на пути в Константинополь. Когда об этом стало известно Ромодановскому, он потребовал, чтобы Серко прислал Мазепу в его штаб. Серко уступил требованию, но написал Самойловичу, желая получить честное слово, что Мазепа не попадет в московскую тюрьму. После консультаций с Самойловичем Ромодановский отправил Мазепу в Москву. Самойлович написал царю личное письмо, прося того не заключать Мазепу под стражу.

В Москве Мазепе удалось завоевать уважение Матвеева, откровенно (внешне, по крайней мере) рассказав ему о своей деятельности у Дорошенко, а также проинформировав его (и, в целом, точно) о намерениях и основах политики Дорошенко, а также турок и поляков.

Как и Выговский, Мазепа принадлежал к дворянскому роду; он был убежденным православным; приверженцем политики и культуры Польши; хорошо образованным одаренным человеком и беспринципным политиком. На московских бояр произвели впечатление его ум и звание политической ситуации на Западной Украине. Царь принял и одарил Мазепу, после чего бояре отправили его в Чигирин с письмом царя к Дорошенко, в котором того побуждали встать на сторону Москвы. Мазепа пообещал боярам, что, доставив письмо Дорошенко, он вернется в лагерь Ромодановского и Самойловича, чтобы оставаться там своего рода заложником. И Ромодановский и Самойлович получили указания обращаться с Мазепой хорошо, но в то же время строго охранять его и не допускать побега.[1320]

Мазепа решил следовать линии поведения, принятой им ранее с Матвеевым, и продолжать создавать себе репутацию человека, верного парю. Поэтому, вручив Дорошенко царское послание, он явился к Ромодановскому и Самойловичу. Постепенно он завоевал полное доверие Самойловича. Самойловичу и в голову не приходило, что в конце концов Мазепа погубит его.

И Ромодановский и Самойлович своей главной задачей считали подготовку к тотальной войне с Турцией и крымскими татарами. Ни один из них не доверял полякам, и оба выступали против любого соглашения с ними, поскольку они полагали, что это будет означать отправку вспомогательных русских войск в Подолию, что распылит военную мощь России и поставит под угрозу силу военного удара русских в районе Дона, в будущем основного театра военных действий. Кроме того, они не верили, что поляки вовремя соберут свою армию для поддержки русских войск.

Поэтому воевода и гетман сошлись во мнении, что прежде всего необходимо не дать туркам воспользоваться вспомогательными татарскими силами, организовав против Крыма мощную кампанию, которая, в случае успеха, может привести к свержению хана или, по крайней мере, к его подчинению царю.

Нет сомнений, что воевода и гетман обсуждали свою идею с Матвеевым, и тот ее поддержал. В 1675 г. Ромодановский и Самойлович подготовили детальный план будущей крымской кампании. По их Расчетам, достижение успеха в подобной кампании потребует основой части казацкого войска Самойловича и примерно пятидесяти тысяч московитов. Предполагалось, что в кампании примут участие запорожцы и донские казаки, а также несколько отрядов башкир и калмыков. В совокупности примерно 90 000 человек.[1321]

Разрабатывая эти планы, Ромодановский и Самойлович ожидали, что московское правительство предоставит им полную и неограниченную свободу действий по руководству всем предприятием. Они были уверены, что царь Алексей поступит так по совету Матвеева. Алексей, конечно, мог бы так сделать, однако в этот момент судьба убрала его с исторической сцены: он скончался 30 января 1676 в возрасте 47 лет, вероятно, от болезни сердца.

Возвращение Милославских к власти

Старший из выживших сыновей Алексея, болезненный Федор стал царем. Это означало возвращение Милославских и их партии. Очень скоро Матвеева лишили всех постов и сослали в Пустозерск. Его владения конфисковали. Двух братьев вдовствующей царицы тоже выслали.

Людьми у власти стали, на время, двое Милославских, Иван Богданович и Иван Михайлович, а также дворецкий Богдан Матвеевич Хитрово.

Тогда как от Матвеева избавиться было возможно, Ромодановского они не осмелились снять с командования войсками на юге России, как им того ни хотелось. Ясно, что смещать прославленного командующего перед лицом возможности турецкого нападения было слишком опасно. Кроме того, в Москве в то время не было генерала равного Ромодановскому по способностям, авторитету или опыту. Но все‑таки новая администрация не доверяла Ромодановскому и решила по крайней мере поставить над ним наблюдателя, на которого могла бы положиться. Выбор Милославских пал на стольника, князя Василия Васильевича Голицына.

Голицын, родившийся в 1643 г., был образованным и просвещены человеком, поклонником западного образа жизни.[1322] До сих пор он, делал карьеру придворного. В военном деле он не имел ни опыта, ни способностей. Несмотря на это, в мае 1676 г., царь Федор пожаловал ему боярство и назначил его воеводой Путивля.[1323] Следует отметить, что дядя В.В. Голицына, Алексей Голицын, с февраля 1675 г. являлся воеводой Киева. В тот момент Алексей Голицын считал назначение в Киев своего рода почетной ссылкой. Теперь от двоих Голицыных – дяди и племянника – ожидали, что им удастся нейтрализовать влияние Ромодановского в украинских и турецких делах.

Князь Василий Васильевич поручили собрать общую информацию о текущих политических и военных делах на юге, для чего ему дали право писать «самому» (не дожидаясь специальных распоряжений из Москвы) своему дяде в Киев, Ромодановскому и Самойловичу, а также всем московским воеводам на Украине и в пограничных областях Руси. Таким образом, хотя Ромодановского официально и не подчинили Голицыну, он оказался под его наблюдением, нацеленным на ограничение инициативы и свободы действий командующего. К тому же, под командованием Голицына было организовано отдельное армейское формирование. Вместо отправки Ромодановскому подкрепления московское правительство передало его Голицыну. Создавшаяся неразбериха сократила шансы Ромодановского и Самойловича в приближавшейся борьбе с Дорошенко и турками.

Дорошенко стоял в Чигирине. Он продолжал уговаривать султана и крымского хана выслать войска, чтобы дать ему возможность удержать Чигирин в войне с московитами и левобережными казаками. Одновременно, чтобы выиграть время, он поддерживал переписку с Ромодановским, выражая желание принять царский протекторат на условии, что царь назначит его гетманом Правобережной Украины. Ромодановский требовал сдачи без всяких условий, чего Дорошенко делать не желал.

В конце лета 1676 г. Ромодановский и Самойлович потеряли терпение и приказали атаковать Чигирин объединенными силами из пятнадцати тысяч московитов под командованием Григория Косагова и четырех отрядов казаков во главе с Леонтием Полуботком. Попытка Дорошенко контратаковать провалилась, и ему ничего не оставалось, как сдаться. Объединенный московско‑казацкий гарнизон оккупировал Чигирин. Ромодановский и Самойлович доставили Дорошенко в Соснипу Черниговского уезда. В ноябре царь прислал к Самойловичу своего представителя с инструкцией отправить Дорошенко в Москву для подтверждения его присяги царю. Самойлович не был склонен выполнять это распоряжение. В феврале 1677 г. к Самойловичу прибыл другой представитель, чтобы еще раз переговорить об отправке Дорошенко в Москву. На сей раз Самойлович уступил желанию царя. 20 марта царь Федор дал Дорошенко аудиенцию. Ему приказали оставаться в Москве в качестве царского советника по турецким и татарским делам. Два года спустя его назначили наместником в Вятку.

Тем временем турецкая угроза Москве становилась все более серьезной. При посредничестве Людовика XIV Французского война между Турцией и Польшей закончилась, мир заключили в Журавне 17 октября 1676 г. По условиям мирного договора Правобережная Украина была поделена между Польшей и Турцией.

Капитуляция Дорошенко оставила турецкую часть Украины без правителя. Султан был вынужден назначить нового вассального гетмана. Так случилось, что кандидат нашелся непосредственно в Константинополе – Юрий Хмельницкий. В 1669 г. пропольский гетман Ханенко потерпел поражение от протурецкого гетмана Дорошенко. В этой борьбе Дорошенко поддержали белгородские (аккерманские) татары, посланные против Ханенко пашой Силистрии, по приказу султана. Ханенко спасся, а Юрий (монах Гедеон) попал в плен к белгородским татарам и был отправлен в Константинополь, где содержался под стражей. Теперь султан решил использовать его в качестве приманки. Турки знали, что Юрий не имел организаторских способностей, но они рассчитывали на авторитет имени Хмельницкого среди казаков. Правда, бывший Юрий являлся теперь отцом Гедеоном, однако это не стало препятствием. Под давлением султана патриарх Константинопольский освободил Гедеона от монашеского обета, и он снова стал Юрием. Затем султан сделал его князем Сарматии. Надпись на печати Юрия гласит: «Печать Княжества Малороссийской Украины».[1324]

Карьера Юрия до сих пор не удавалась. Во время своего первого гетманства, как робкий слабохарактерный человек, он счел необходимым следовать руководству своих советников из старшины, которые постоянно унижали его. Хотя ему не хватало смелости противостоять людям, с которыми он имел дело, будь то друзья или враги, его глубоко ранило постоянное пренебрежительное отношение – или то, что он воспринимал как пренебрежение, – и время от времени он давал выход своим чувствам в приступах бессильной ярости.

Чудесная перемена в судьбе вскружила ему голову. Долго подавляемое страстное желание отомстить всем, кто ему навредил, теперь непреодолимым. Его прежняя робость превратилась в почти патологическую жестокость. 5 апреля 1677 г. новый князь Сарматии отправил послание запорожцам с призывом признать его власть. Казаки, прежде дружелюбно относившиеся к Дорошенко, растерялись, особенно потому, что они не любили Самойловича, который, как они утверждали, перестал посылать им провиант и обмундирование, а также лишил их контроля над переправой через Дон у Переволочной. Самойлович, в свою очередь, доложил царю, что запорожский атаман Серко заключил перемирие с крымским ханом и ведет активную переписку с Юрием Хмельницким.[1325]

В конце июля турки начали решительную кампанию против Чигирина. Экспедицией командовал Ибрагим‑паша, по прозвищу Шайтан (дьявол). С ним двигался Юрий Хмельницкий с несколькими сотнями признавших его власть казаков.

4 августа турки и казаки Юрия подошли к Чигирину. Ибрагим‑паша и Хмельницкий потребовали сдачи гарнизона, однако московский воевода крепости, генерал‑майор Трауернихт, немец на царской службе, отказался рассматривать их требование. Турки начали осаду Чигирина. В этих обстоятельствах крымский хан привел на помощь туркам своих татар.

Тогда Ромодановский и Самойлович переправились через Днепр, несмотря на все попытки татар и турок преградить им путь. 28 августа московско‑казацкая армия нанесла сокрушительное поражение силам противника. Как турки, так и татары понесли тяжелые потери и бежали в беспорядке, бросая своих убитых и раненых, а также пушки. На поле сражения насчитали четыре тысячи убитых янычар. Согласно докладу от 1679 г. посла Валахии в Москве, капитана Билевича, общие потери янычар составили восемь тысяч.[1326]

Победители, однако, не преследовали обращенных в бегство врагов. Страна была полностью разорена татарами, и московские солдаты испытывали недостаток продовольствия и фуража.[1327]

Планировалось, что Голицын приведет свои войска в Чигирин для подкрепления сил Ромодановского. Согласно дневнику шотландца, генерала Патрика Гордона, армия Голицына насчитывала примерно пятнадцать‑двадцать тысяч человек. Его штаб был полон отпрысков кисетных боярских родов.[1328] Армия двигалась медленно и, согласно Гордону, появилась в окрестностях Чигирина только 29 августа, то есть на следующий день после сражения. Голицын не встретился с Ромодановским. Шесть лет спустя, в петиции от 1683 г. к царевне Софье, Голицын утверждал, что Ромодановский вообще не сражался у Чигирина, потому что турки отступили при известии о его (Голицына) приближении к Днепру.[1329] Этот документ показывает, до какой степени Голицын был способен искажать истину, говоря о человеке, которого ненавидит.

Прибытие армии Голицына в окрестности Чигирина ясно означало, что он теперь должен принять на себя контроль за ситуацией в этом районе. Ромодановский и Самойлович отвели свои войска на левый берег Днепра. Когда, 12 сентября, армия Ромодановского проходила мимо лагеря Голицына, ни один из враждующих генералов не нанес визита другому.[1330]

Снова оказавшись на левом берегу, Ромодановский и Самойлович советовали московскому правительству укрепить фортификационные сооружения Чигирина и расположить в крепости сильный гарнизон с большим количеством припасов, чтобы быть подготовленными к будущим нападениям турок. По мнению обоих лидер Чигирин следовало удерживать любой ценой, поскольку он являлся главной опорой украинской линии обороны.

После отхода Ромодановского и Самойловича Голицын посетил Чигирин и приказал восстановить некоторые сооружения и пополнить запасы снаряжения.[1331] Отдав приказ, Голицын не проконтролировал его исполнения. Когда окольничий Иван Иванович Ржевский, назначенный в Чигирин воеводой, прибыл в город 17 марта 1678 г., он обнаружил, что стены крепости не восстановлены и никаких запасов не сделано. Ржевский был способным честным руководителем и немедленно начал необходимые работы.

И Ромодановский и Голицын провели зиму 1677‑1678 гг. в Москве, дожидаясь указаний царя на следующий год кампании. Советники царя Федора прохладно относились к идее ведения против Турции тотальной войны. Они планировали лишь укрепить оборонительные линии Москвы против турецких и татарских вторжений. Они предусматривали возможность заключения с султаном мира, если его требования не будут чрезмерными. Желания Ромодановского и Самойловича удерживать Чигирин любой ценой не соответствовали этому настроению, и поэтому московское правительство решило ограничить власть Ромодановского. На кампанию 1678 г. царь назначил Голицына воеводой большого полка (генералом основной армейской группировки, или главнокомандующим). Ромодановский стал одним из четырех генералов, подчиненных Голицыну (остальными были князь Долгоруков, князь Лыков и князь Хованский).[1332]

Вторая кампания Турции против Чигирина

9 июля 1678 г. турки начали вторую кампанию против Чигирина. Турецкими войсками командовал визирь Мустафа. Как и в первой чигиринской кампании, турок поддерживали татары и небольшое казацкое войско под командованием Юрия Хмельницкого. При известии о приближении турецкой армии Ромодановский и Самойлович поспешили с левого берега Днепра на помощь чигиринскому гарнизону. В тяжелом, хотя и не принесшем решительных результатов, сражении с силами противника русская армия, состоявшая из московских и малороссийских отрядов, твердо удерживала свои позиции. Турки и татары отступили в свой лагерь, откуда продолжали изматывать русских вылазками.

В результате упорных боев 3 и 4 августа русские захватили стратегическую высоту у Чигирина и, прорвав турецкую блокаду с одной стороны крепости, установили связь с гарнизоном, где они не обнаружили командующего, так как Ржевский 3 августа был убит турецкой гранатой.[1333]

Если бы Голицын бросился на помощь силам Ромодановского и Самойловича, русским, возможно, удалось бы спасти Чигирин. 4 августа армия Голицына стояла лишь в нескольких верстах от крепости. Однако сам Голицын и члены его штаба были в нерешительности. У Гордона, который участвовал в защите Чигирина, вызывали негодование медлительность и отсутствие инициативы Голицына и его штаба.[1334] На самом деле Голицын имел от Москвы инструкции, оставлявшие на его усмотрение решать, защищать Чигирин или нет. По всей видимости, он предпочел не защищать его. 11 июля Ромодановскому были посланы сходные указания, в которых добавлялось, что он может уничтожить крепость, если сочтет это необходимым.[1335]

Не получив помощи от Голицына, Ромодановский оказался вынужденным оставить Чигирин. 12 августа он и Самойлович приказали гарнизону поджечь крепость и присоединиться к их армии. Русские затем отступили к Днепру и перешли на левый берег. Турки не задержались на развалинах Чигирина и тоже вернулись домой. Согласно Билевичу, их потери во второй чигиринской кампании составили одну треть их армии, которая первоначально насчитывала 100 тысяч человек.[1336]

Потеря Чигирина нанесла тяжелый удар престижу Москвы, и сделала неизбежным уход из всей Правобережной Украины, исключая Киев.

Хотя турки не имели намерения возобновлять против Москвы широкомасштабную войну, они дали указание Юрию Хмельницкому обеспечить контроль султана на правым берегом Украины, в чем ему должны были помочь крымские татары. Поскольку казацкая армия Юрия была небольшой, он был вынужден полагаться преимущественно на своих татарских союзников. Татар, как обычно, влекла перспектива добычи, и они тщательно разоряли все на своем пути. В декабре 1678 г. Юрий выступил с татарами вдоль западного берега Днепра, и разорение продолжилось. Канев, Черкассы и Корсунь превратились в руины. Напрасно бывший наставник Юрия, архимандрит Черниговский Иоанникий Галятовский, умолял его положить жить конец кровопролитию и вернуться в монастырь. В январе 1679 г. Юрий переправился у Переяслава на левый берег Днепра и нанес еще больший ущерб населению. Вскоре, однако, гетману Самойловичу удалось отбить напавших.[1337]

Юрий не мог удерживать территорию, разоренную им на правом берегу, и он расположил свою штаб‑квартиру дальше на западе у Немирова (севернее Браслава). Для собственной безопасности он держал отряд из тысячи наемных охранников самого разного происхождения – татар, сербов, валахов и других. Из Немирова он рассылал прокламации украинцам обоих берегов, но лишь немногие верили ему.[1338]

Ни русские, ни татары не имели большого желания продолжать войну. В декабре 1678 г. царь направил к султану посла выяснить возможность заключения мира. Султан сразу же отдал распоряжение господарю Валахии, Иоанну Дуке, выступить в качестве посланника между Москвой и Турцией. В мае 1679 г. посол из Валахии, капитан Билевич, прибыл в Москву и уверил правительство, что султан примет мир при условии, что Турция сохранит территорию, удерживаемую Юрием Хмельницким (Подолию и Браслав).[1339]

В тот же год начались переговоры между Москвой и ханом Крыма, который согласился действовать в качестве представителя султана. 3 января 1681 г. в Бахчисарае было заключено перемирие на двадцать лет. Турция сохранила Подолию, а Москва – Киев. Султан и хан дали слово не строить крепостей на территории между реками Буг и Днепр (территория Чигирина и Корсуня), не заселять ее, а оставить свободной. Запорожские казаки остались под властью царя. Русские (московиты и малороссы), взятые в плен турками и татарами, освобождались либо путем обмена на турок и татар, удерживаемых русскими, либо за выкуп.[1340]

В марте 1682 г. султан утвердил договор. Однако в его ратификационной грамоте отсутствовал пункт о запорожских казаках. Так или иначе, эта трудная война закончилась. Среди русских пленников, возвращенных в Москву, находился боярин Шереметев, взятый в плен поляками у Чуднова и переданный ими хану в 1660 г.

С заключением Бахчисарайского договора карьера князя Сарматии (Юрия Хмельницкого) резко оборвалась, поскольку султан больше не нуждался в его услугах. Юрию приказали возвращаться в Константинополь. Очевидно, вскоре после этого он умер.[1341]

Московское царство. Оглавление.

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.