Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Внутренняя организация Германии перед Второй мировой

Полк Бранденбург-800

В числе других мер, предложенных Канарисом и Лахузеном и одобренных генерал-фельдмаршалом Кейтелем, предполагалась также всемерная активизация действий «Учебного полка особого назначения „Бранденбург-800“.

В отличие от многих секретных служб мира управление разведки и контрразведки вермахта располагало собственными воинскими подразделениями, используемыми для проведения диверсионных и карательных операций. Этой цели и служил полк «Бранденбург-800», сформированный в августе 1940 года на базе «батальона Баулера», который в абвере называли «домашним войском Канариса». (Предшественницей «батальона Баулера» была «Учебная строительная рога № 800», сформированная с разрешения Гитлера 15 октября 1939 года для выполнения особых поручений.)

Солдаты из полка Бранденбург-800
Солдаты из полка Бранденбург-800

«Учебный полк» находился в непосредственном ведении абвера II, в некоторых случаях он придавался войскам на линии фронта в качестве десантных подразделений. В его составе было три батальона: первый дислоцировался в Бранденбурге и предназначался для действий на «восточном фронте»; второй располагался в Дюрепе (Рейнская область); третий был расквартирован в Бадене (около Вены) и проводил свои операции в Юго-Восточной Европе. Первому батальону, самому многочисленному, были приданы специальные вооруженные отряды «Нахтигаль» («Соловей»). «Бергман» («Горец») и другие, служившие для выполнения особых поручений в захватываемых советских городах[108]. Им ставилась задача, с одной стороны, воспрепятствовать уничтожению частями советских войск при отступлении запасов продовольствия, сырья и промышленных товаров, разрушению заводов оборонной промышленности, шахт, мостов военного значения, железнодорожной магистрали, а с другой обеспечить захват на территории СССР оперативно важных объектов — мостов, туннелей, оборонных предприятий, которые они должны были удерживать до подхода передовых частей германской армии.

Следует отметить, что с началом второй мировой войны, как свидетельствуют об этом архивные документы, функции абвера II были расширены, на него дополнительно возлагалась борьба с антифашистским сопротивлением в самой Германии и в оккупированных ее войсками странах и областях. Выступления немецких антифашистов и противников нацистского режима достигли таких масштабов, что справиться с ними силами одной СД было уже невозможно. Понадобились опыт и кадры абвера. Даже яростный защитник ведомства Канариса западногерманский историк Г. Буххейт, всячески стремящийся обелить его деятельность, признает, что во время «восточного похода» только одной фронтовой разведкой абвера было «обезврежено» 20 тысяч советских граждан, причем это лишь частичное признание участия абвера в массовых убийствах на территории СССР. Это ставило абвер в особое положение на иерархической лестнице разведывательного сообщества нацистского рейха.

 

Организация карательных отрядов немцев (гестапо, крипо)

В 1932 году, готовясь захватить ключевые позиции в государстве и полностью подчинить себе аппарат насилия, нацистские главари на уже упоминавшемся совещании на частной квартире капитана Рема в Берлине вполне определенно высказались относительно того, каким, по их мнению, должен быть в условиях фашистской диктатуры карательный аппарат, который они рассматривали как неотъемлемую часть их террористического режима. В частности, были четко обозначены границы компетенции и деятельности полиции безопасности и СД, призванных служить опорой этому режиму. Но прежде чем принять свой законченный вид, карательная система постоянно подвергалась изменениям. То не была реорганизация ради реорганизации. В этом проявлялась определенная закономерность: чем интенсивнее велись приготовления гитлеровской Германии к войне, тем шире и централизованнее становился аппарат полиции безопасности и СД, видевших одну из своих главных задач в том, чтобы решительно подавлять оппозицию фашистскому режиму внутри страны.

Процесс этот, согласно архивным документам, развивался поэтапно. В 1934 году в связи с началом осуществления политики государственного терроризма управление полиции порядка — совокупности «охранной полиции и жандармерии», численность которой достигала 150—200 тысяч, и главное управление безопасности были объединены в единую службу безопасности, которая держала под контролем буквально все сферы общественной жизни немецкого народа, государственный и партийный аппарат, предприятия и учреждения, учебные заведения, науку, искусство. Фактически она стала инструментом внутрипартийной и внешнеполитической разведки, не останавливающейся ни перед чем ради достижения своих целей. Кадровые сотрудники и тайные агенты СД засылались и в иностранные государства под видом торговых представителей, корреспондентов, дипломатов. Они занимались там политическим шпионажем и другой подрывной деятельностью, внедряли своих людей в прогрессивные организации, выступавшие против фашизма, с целью их разложения.

Разрушенное здание Гестапо в Германии
Разрушенное здание Гестапо в Германии

В 1936 году рейхсфюрер СС Гиммлер осуществил слияние государственной тайной полиции (гестапо) — этой наиболее мощной организации политического сыска и внутренней разведки, государственной криминальной полиции (крипо), образовавших полицию безопасности и СД — основного инструмента террора, численность которой со 100 человек в 1933 году возросла к началу войны до 8—10 тысяч. Эта мера, по выражению Гиммлера, должна была стать «еще одной вехой» в деле «последовательного осуществления линии политического развития СС», то есть «в процессе слияния полиции и СС»[109].

1938 год, явившийся началом реализации планов агрессии, ознаменовал новый этап в развитии нацистского аппарата насилия. Обрисовывая круг обязанностей СД, рейхсфюрер СС Гиммлер подчеркивал, что область, которой служба безопасности должна заниматься, — это прежде всего «коммунизм, политическая деятельность церкви и происки враждебных сил внутри Германии». Он назвал СД «центральной службой безопасности национал-социалистской партии, выполняющей идеологические функции». В ноябре 1938 года она была легализована в качестве органа безопасности не только нацистской партии, но и государства в целом, призванного следить за настроениями в рейхе и информировать высшее руководство страны о «внутригерманском театре войны»[110]. Иными словами, как считала правящая нацистская верхушка, СД являлась «глазами и ушами фюрера». Циркуляром министерства внутренних дел от 11 ноября 1938 года предусматривалось значительное расширение ее полномочий и задач. Дела, которые вела служба безопасности, не подлежали юрисдикции обычных судов. Практически это означало, что никто, кроме рейхсфюрера СС Гиммлера и, разумеется, Гитлера и Гесса, не имел права на обсуждение решений или действий СД, которая терроризировала население страны, все больше превращалась в безотказное орудие господства Гитлера. Она имела свои местные организации по всей Германии, а те, в свою очередь, насаждали так называемых «главных агентов» повсюду — в партийном аппарате, государственных органах, промышленности, полиции, школах, театрах, газетах и т. д. Практически не было такой сферы общественной жизни, куда бы не проникала СД, нагоняя всюду страх и ужас своими кровавыми деяниями.

Сеть немецких агентов и осведомителей

Конкретно в обязанность «главных агентов», располагавших эффективной сетью доверенных лиц и осведомителей, входило предоставление подробной информации о внутриполитической обстановке в стране, о реакции отдельных слоев населения на правительственные декреты и распоряжения, об откликах на международные события, о росте или падении престижа руководящих деятелей рейха и т. п. Но прежде всего СД выслеживала и вынюхивала все, что можно было расценить как хотя бы малейшее проявление или намек на недовольство, оппозицию и сопротивление правящему режиму. На основании сообщений «главных агентов», стекавшихся в центр, составлялись еженедельные и ежемесячные доклады для Гиммлера и Гитлера. Рассматривая борьбу с революционным и рабочим движением как задачу первостепенной важности, руководители СД в своих докладах особое место отводили полученным в результате слежки данным о лицах, причастных к коммунистическим организациям или симпатизирующих им. Данные обо всех «неблагонадежных» заносились в секретные формуляры, содержание которых в виде краткой аннотации излагалось на карточке, входящей в картотеку. В течение ряда лет накопились тысячи таких карточек.

В начале второй мировой войны с одобрения Гитлера и в соответствии с приказом рейхсфюрера СС и начальника немецкой полиции от 27 сентября 1939 года на базе главного управления службы безопасности при рейхсфюрере СС было образовано главное имперское управление безопасности (РСХА) министерства внутренних дел. РСХА объединяло в одно целое главное управление охранной полиции министерства внутренних дел, главное управление безопасности при рейхсфюрере СС, управление государственной тайной полиции и управление криминальной полиции. Тем самым Гиммлер и Гейдрих воплотили в действительность свой титан дальнейшего совершенствования и расширения карательного аппарата нацистского рейха. До этого главные управления и управления являлись органической частью какого-либо центрального ведомства, в состав которого они входили и глава которого нес ответственность за их деятельность. Отличительная особенность РСХА состояла в том. что оно не входило ни в какое ведомство. Иерархия руководства выглядела следующим образом: начальник всех сил СС Гиммлер; находившийся в его подчинении руководитель службы безопасности РСХА сначала Гейдрих. а потом Кальтенбруннер; замыкал эту цепочку шеф гестапо Мюллер. Для всей системы нового ведомства была характерна строгая централизация.

Что касается входившей в состав главного имперского управления безопасности государственной тайной полиции, оказывавшей самое сильное и мрачное воздействие на все стороны повседневной жизни в Германии, то она занималась проблемами политической безопасности, разведки, контрразведки, пограничной охраны, саботажа, иностранной валюты, концлагерей, советских военнопленных, вражеских парашютистов. Государственная тайная полиция являлась также исполнительным органом, проводившим конфискации и аресты. Как считают некоторые исследователи, разграничение компетенции гестапо и СД было проведено преднамеренно нечетко тем, кому в конечном счете подчинялись обе эти службы-«безжалостным рейхсфюрером» Гиммлером. Шеф СС слишком хорошо знал, как функционирует механизм власти, чтобы допустить приобретение неограниченной самостоятельности хотя бы одним из его смертоносных орудий власти.

К середине I940 года РСХА расширилось до семи управлений. Заметим, что население Германии не знало о существовании РСХА, даже само название этого учреждения оставалось в секрете. Структура главного имперского управления безопасности в таком виде сохранялась почти до конца войны, хотя на протяжении этого времени, как мы увидим дальше, отдельные его звенья претерпевали известные изменения в связи с постепенным расширением и усложнением стоящих перед ними задач, выполнение которых требовало новых организационных форм.

Обязанности внутри немецкой РСХА

Распределение обязанностей внутри РСХА было таким:

I и II управления ведали: I — кадрами (подбор людей, их обучение и подготовка), II — решением всех организационных, административных и хозяйственных вопросов.

III управление представляло собой службу внутренней безопасности, в задачу которой входило «обеспечение безопасности империи в целом»; оно, в частности, занималось проблемами экономики.

IV управление — государственная тайная полиция (гестапо), осуществлявшая охранные функции, связанные с подавлением оппозиционных фашистскому режиму сил внутри страны. Созданное по инициативе Геринга в апреле 1933 года гестапо с образованием РСХА получило статус официального государственного учреждения.

V управление — криминальная полиция.

VI управление являлось службой внешней разведки. Главное здание этого управления находилось в берлинском районе Шмаргендорф на Беркаэрштрассе, 32. Однако там размещалась только часть его аппарата. Ряд служебных зданий находился в различных районах Берлина и даже за его пределами. Как и другие управления РСХА, VI управление делилось на группы и рефераты, образованные по политико-географическому принципу. Например, группа VI С осуществляла руководство агентурной работой в районах советского и японского влияния, группа VI D — англо-американского, VI E — центральноевропейского, а VI В — Западной Европы. В каждом реферате были четко обозначены все три направления: добыча информации, ее оценка и распространение; они вели также архив и картотеку. Основные усилия VI управления как органа стратегической разведки были направлены на получение всеобъемлющих данных о политической обстановке в мире, на постоянное обновление этих данных, поскольку политическая информация, как известно, устаревает значительно быстрее, чем военная. Главными его объектами считались Советский Союз, Соединенные Штаты (разведка велась с территории латиноамериканских стран) и Англия (разведка велась с территории всех европейских государств). По оценке западногерманских и американских исследователей, три тысячи тщательно подобранных сотрудников СД представляли собой мощный отряд квалифицированных разведчиков-профессионалов.

VII управление занималось «идеологическими проблемами».

Таким образом, РСХА в целом представляло собой главную инстанцию по управлению аппаратом насилия, ядром которой были СД и гестапо. Власть РСХА распространялась как на сам третий рейх, так и на оккупированные немецко-фашистскими войсками страны, где оно имело свои представительства. Оно располагало картотекой, содержавшей сведения о так называемых «особо опасных врагах государства». К этой категории относились прежде всего члены коммунистической партии, «саботажники». Определяющим мотивом для занесения в картотеку сведений об этих людях являлась степень опасности, которую они, по мнению РСХА, потенциально могли представлять в будущем и на этом основании в условиях всеобщей мобилизации подлежали «превентивному аресту».

Создание РСХА — монолитной службы государственной безопасности — шло в ногу с агрессивными планами нацистской верхушки и полностью отвечало требованиям «военных инстанций», которые, взяв за основу концепцию «тотальной войны», стремились добиться установления тотального контроля за происходящим внутри страны и за ее пределами.

Характер концепций, в соответствии с которыми в 1938 году осуществлялась реорганизация карательного аппарата страны, в частности слияние охранной полиции и СД (особенно это касалось взаимодействия гестапо и СД), лишний раз указывает на то, что создание РСХА относится, как это позже установит Нюрнбергский военный трибунал, к «шагам, которые вели к агрессивной войне». Нельзя забывать, что развязыванию агрессии, как об этом уже говорилось, обычно предшествовали провокации, диверсии, покушения, предпринимавшиеся СД совместно с абвером. Сформированные ими специальные вооруженные группы вторгались на чужие территории еще до вступления туда войск вермахта. В их задачу входили дезорганизация тыла, поджоги, взрывы, убийства, сеять панику среди местного населения, терроризировать его.

Итак, своей практической деятельностью главное имперское управление безопасности, так же как и абвер, оставило зловещие следы в истории Германии, вполне оправдало прогноз Гейдриха, данный им однажды в порыве откровенности в момент зарождения этой террористической организации. Касаясь будущего ведомств, влившихся в РСХА, Гейдрих цинично заявил, что о них будут говорить «со смешанным чувством страха и ужаса», что они приобретут известность благодаря своей «жестокости, граничащей с садизмом». Все это вполне соответствовало установке нацистских главарей, стремившихся путем беспощадного насилия вселить в души людей страх, чтобы относительно малыми силами держать в повиновении огромную страну.

 

Исследовательское управление рейхсмаршала Геринга

Важную роль в системе нацистской тотальной разведки после СД и абвера играло тщательно засекреченное «Исследовательское управление», подчиненное непосредственно рейхсмаршалу Герингу. Оно представляло собой секретную техническую организацию, объединявшую 15 отделов и шесть групп, с помощью которой контролировалась телефонная, телеграфная и радиосвязь как внутри страны, так и за ее пределами. Идея создания подобного управления принадлежала Готтфриду Шаннеру, шифровальщику времен первой мировой войны. Он явился с этим предложением к Гитлеру, который направил его к Герингу. В то время он занимался формированием министерства авиации. Усмотрев в развертывании такой службы возможность усиления личной власти, рейхсмаршал загорелся этим делом, рассчитывая, что таким путем ему удастся получить компрометирующие материалы на политических противников нацистского режима[111]. В начале «Исследовательскому управлению» были переданы функции подслушивания внутренних телефонных каналов связи. В дальнейшем сфера его влияния расширялась и повышалась роль во внешней политике. Например, был тщательно записан разговор чехословацкого посла в Лондоне Яна Масарика по телефону с президентом Бенешем о готовящемся соглашении между Гитлером и Чемберленом относительно раздела Чехословакии. Предварительное знакомство фюрера с содержанием секретных телефонных разговоров объясняет, по мнению английского историка Дэвида Ирвинга, почему он вел себя так уверенно во время переговоров с Чемберленом. Располагая в 15 крупных немецких городах 6 тысячами служащих станции подслушивания, своими представителями во всех почтовых отделениях страны, штатом шифровальщиков и дешифровальщиков, взятых из числа бывших специалистов военно-морского флота. «Исследовательское управление» в большей степени, чем какое-либо другое учреждение в те времена, влияло на судьбы миллионов немцев. Только в Берлине его служащие читали ежедневно около 34 тысяч телеграмм внутригосударственного значения и около 9 тысяч телеграмм из-за границы. В среднем ежедневно прослушивалась одна тысяча телефонов. Необыкновенно высокой была активность дешифровальщиков управления: во время войны они расшифровывали в месяц 3 тысячи телеграмм европейских дипломатов, фиксировали их разговоры со своими министрами, пользуясь тем, что кабельная система проходила через Берлин и Вену.

«Исследовательское управление» держало под своим контролем не только иностранцев, но и партийных функционеров собственной страны[112]. Его справки, печатавшиеся на коричневой бумаге с изображением орла и потому в узком кругу называвшиеся птицами, нередко сеяли семена паники и замешательства в учреждениях рейха. «Коричневые птицы» прокладывали путь акциям преследования, которые нередко заканчивались концлагерем и виселицей для тех, кто попадал в списки. Управлению было предоставлено право секретного использования политической и экономической информации и результатов индивидуального негласного наблюдения, осуществляемого по личному указанию Геринга за сотрудниками СД и гестапо.

В 1944 году Геринг согласился передать «Исследовательское управление» в подчинение рейхсфюрера СС Гиммлера, тем самым включив его практически в систему PCXА. Таким образом, одной службой «тотального шпионажа» стало больше.

Роль немецкой разведки во Второй Мировой войне. Оглавление.

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.