Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Реорганизация немецкой разведки и конец АБВЕРа

Все предвоенные и особенно военные годы были отмечены острым профессиональным соперничеством между набиравшей силу СД и имевший за собой период легких «побед» над политическими противниками гитлеризма в Германии и другими секретными службами третьего рейха. Каждый из органов, участвующих в разведывательном процессе, стремился к максимально возможному упрочению собственных позиций, усилению своей власти, завоеванию привилегий в области ассигнований, людских ресурсов, и это не могло не вести к обострению межведомственной борьбы. Главным конкурентом СД, естественно, являлся абвер, на стороне которого были определенные преимущества. Во-первых, абвер имел долгую историю, что позволило ему успеть обеспечить себе доминирующие позиции в области разведки, а во-вторых, он обладал большим опытом в организации международного шпионажа. Наконец, он находился непосредственно в подчинении командующих видами вооруженных сил и верховного главнокомандования вермахта и поэтому пользовался значительной независимостью, тем более что генералы по традиции оберегали свои привилегии и обособленность. Но слабой стороной абвера — и такое мнение намеренно муссировалось его противниками — было недостаточное, как считали в правящей верхушке, рвение в решении проблем, поставленных войной.

В этих условиях руководителям СД, при всем их огромном желании, было не так-то легко одержать верх над абвером, добиться ограничения сферы его влияния, лишить его самостоятельности, не говоря уже о том, чтобы полностью поглотить. Поэтому СД и абвер неизбежно в чем-то постоянно завидовали друг другу, отчаянно конкурировали, старались не упустить возможности воспользоваться тем или иным просчетом или промахом своего противника.

Конечно же было бы ошибочным, как об этом уже говорилось, преувеличивать значение соперничества. Тем более что для устранения периодически вспыхивавших обострений в отношениях между различными службами «тотального шпионажа» проводились совместные совещания их руководителей. Одно из таких совещаний, в частности, согласно архивным документам абвера, состоялось между 15 и 18 мая 1942 года в Праге. В нем приняли участие начальники отделов абвера, СД, гестапо, криминальной полиции. В центре внимания был вопрос о «программе из 10-ти пунктов», которая в духе тотальной войны разграничивала сферы деятельности и определяла общие задачи секретных служб внутри и вне Германии. Словом, еще до того как служба разведки и контрразведки вермахта была целиком и полностью поглощена аппаратом СД и прежде чем ее начальник адмирал Канарис сам пал ее жертвой, военная разведка и СД тесно сотрудничали друг с другом[271] независимо от личных антипатий Канариса к этой организации. (Ведь даже в момент своего ареста он не удержался от того, чтобы не назвать Мюллера и Кальтенбруннера «мясниками».) Эту антипатию сглаживали совместная лояльная работа ради победы третьего рейха, единство и согласованность поведения во всем, что связано с беззаветной защитой гитлеризма, боязнь за собственную шкуру и трепет всех военных органов, включая службу разведки и контрразведки вермахта, перед всемогущим аппаратом СД.

Зная, какие влиятельные силы на стороне абвера, Шелленберг не рискнул прямо поставить вопрос о резком ограничении сферы его деятельности и вытеснении, как автономного органа из «разведывательного сообщества» страны. Он сделал это, предварительно выдержав жестокую схватку, под предлогом необходимости приспособления немецкой разведки к изменившейся в ходе войны обстановке, что вполне отвечало известным Шелленбергу настроениям Гитлера. Эта идея, которую он полностью приписывает себе, сводилась к созданию единой общегосударственной организации разведки, которая должна была вобрать в себя все секретные службы страны без исключения.

Будущее этой организации обсуждалось в ходе целой серии совещаний. Предложения Шелленберга попали в точку. Согласно дневниковой записи Йодля, Гитлер все меньше и меньше доверял вермахту. 12 февраля 1944 года фюрер издал приказ о проведении централизации различных ветвей секретной службы вермахта и СД путем сосредоточения их в главном имперском управлении безопасности. В приказе говорилось:

 

«1. Создать единую германскую секретную службу сбора и доставки донесений.

2. Руководство этой германской службой сбора и доставки донесений поручаю рейхсфюреру СС. В тех случаях, когда это затрагивает военную разведку и службу абвера, рейхсфюрер СС и начальник штаба ОКВ (верховное командование вермахта Германии. — Ред.)  принимают необходимые меры с взаимного согласия»[272].

 

Принятое решение было объявлено Гиммлером на общем собрании сотрудников абвера в Зальцбурге. Официально дело представлялось таким образом, что включение военной и политической разведывательных служб в РСХА в виде двух его равнозначных управлений под руководством одного начальника гарантирует возможность более тесного сотрудничества. Кроме того, некоторые равнозначные отделы обоих управлений возглавлялись теперь одним лицом, например VI управление РСХА (группа СД, занимающаяся диверсионными операциями) и вновь созданное при РСХА военное управление «Миль» (группа диверсий, бывший абвер II) — оберштурмбанфюрером СС Скорцени.

Служба экономической разведки полностью вливалась в VI управление. В новых условиях стал возможен временный перевод сотрудников военного управления в VI управление и наоборот, чтобы вполне обеспечить взаимный обмен методами работы и лучшее знание кадров разведывательного аппарата. Считалось, что эти меры позволяют полностью исключить игнорирование обоюдных интересов, параллелизм и противоречия, столь распространенные при прежней структуре. Рейхсфюрер СС как сильная личность сможет успешно отстаивать перед фюрером нужды абвера, ставшие теперь общими. Кроме того, полагали, что благодаря позиции рейхсфюрера СС, обладавшего наибольшей после фюрера властью, обращения абвера будут беспрекословно выполняться другими правительственными органами.

В июле 1944 года управление разведки и контрразведки вермахта было расформировано. В результате упразднения абвера баланс разведывательных сил оказался нарушенным. Большинство подразделений центрального аппарата абвера, все абверштелле в военных округах и прифронтовые абверкоманды влились соответственно в IV и VI управления РСХА, а также во вновь созданное при нем военное управление «Миль». Хотя приказом Гитлера абвер был ликвидирован, верховное командование вермахта сохранило некоторую власть над вновь созданной военной разведывательной службой, а бывшие руководители абвера возглавили эту службу[273]. Ее задачу ограничили руководством операциями, относящимися к экономической войне. Словом, абвер прекратил свое существование еще до конца войны.

Итак, абвер — та его часть, которая имела отношение к разведывательной работе за границей, — был выведен из подчинения генерального штаба вермахта и передан в состав зарубежной службы СД главного имперского управления безопасности министерства внутренних дел, возглавляемого рейхсфюрером СС Гиммлером.

В системе вермахта осталось после реорганизации только несколько подразделений бывшего абвера III, на базе которого был образован новый отдел, ответственный за контрразведывательное обеспечение частей немецкой армии.

Главному имперскому управлению безопасности, таким образом, удалось смять абвер, который обвинили в неэффективности работы в военных условиях и в политической неблагонадежности. Однако, как утверждает Хеттль, «война зашла уже слишком далеко, чтобы объединение дало какие-то положительные результаты».[274]

Полностью завершить реорганизацию абвера до конца войны так и не удалось, практически она коснулась лишь его руководящих звеньев. Большая часть западных исследователей сходится в мнении, что в результате предпринятой реорганизации каких-либо существенных изменений в методах и формах деятельности немецкой разведки после ее поглощения PCXА не произошло. Абверовские разведчики нервничали. Моральный дух «испытанных рыцарей» тайной войны катастрофически падал.

Гиммлер — этот «зловещий человек с бегающими глазами и маленьким подбородком», претендовавший на роль преемника Гитлера, сконцентрировал теперь в своих руках власть над всеми тайными службами фашистской Германии.

Выполняя директивы Гитлера и своего непосредственного шефа — главы РСХА Кальтенбруннера, Шелленберг в его новом качестве направил главные усилия на расширение масштабов подрывной деятельности полевых органов абвера на советско-германском фронте. Фронтовые подразделения военной разведки призваны были активизировать действия имеющейся в их распоряжении агентуры в тылах наступавших советских армий, обратив особое внимание на организацию диверсионных актов. Летом 1944 года по указанию Гиммлера РСХА создало истребительное соединение войск для организации рейдов в тылах наших войск. Возглавил его Скорцени. В Прибалтике действовал филиал этого соединения, объединивший в своих рядах националистические вооруженные формирования.

Возвращаясь в этой связи к вопросу о функциях, выполнявшихся РСХА, необходимо иметь в виду, что Гитлер, приняв решение о нападении на СССР, для достижения успеха намерен был. как он говорил об этом Гейдриху, прибегнуть к любым средствам. Он, в частности, приказал «использовать подразделения полиции безопасности и СД в этой решающей кампании». Эти силы предполагалось применить в зоне действия сухопутных войск, прежде всего в тыловых, но частично и в прифронтовых районах боевых действий — впервые в немецкой практике. Мнение фюрера поддержали тогда Гейдрих и Шелленберг, так как оно означало усиление позиций полиции безопасности по отношению к вермахту. В тыловых районах в задачи полицейских подразделений должна была входить защита войск от вражеских агентов, а также и охрана железных дорог, аэродромов, казарм и складов с боеприпасами. Новые формы ведения «молниеносной войны» вызвали необходимость сделать эти подразделения моторизованными, чтобы они не отставали от подвижных частей сухопутных войск.

Роль немецкой разведки во Второй Мировой войне. Оглавление.

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.