Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Уровень коррупции в России и некоторые антикоррупционные приоритеты

Доклад рассмотрен на заседании подкомиссии по проблемам противодействия коррупции Общественной палаты Российской Федерации 21 декабря 2006 года и рекомендован для направления в органы государственной власти

Москва 2007 год 

1. Введение

1.1. Коррупция как одно из самых пагубных явлений для любого государства стала для России в начале третьего тысячелетия основным препятствием для политического, экономического и духовного возрождения, превратилась в реальную угрозу национальной безопасности страны, главный тормоз на пути любых преобразований. Став фактически одним из элементов функционирования государства, неотъемлемой составляющей его взаимоотношений с гражданами, коррупция породила чудовищные диспропорции не только в системе управления и функционирования государственных институтов, но и привела к серьезным сдвигам в сознании граждан, которые все больше и больше утрачивают доверие к власти и веру в справедливость.

1.2. Данные криминальной статистики, социологические опросы и оценки экспертов показывают, что коррупция поразила практически все сферы нашей жизни — от государственной службы и правоохранительных органов до здравоохранения, образования, жилищно-коммунальной сферы. Уровень и масштабы существующей в стране коррупции сдерживают экономическое развитие России, негативно отражаются на инвестиционном климате, снижают международную заинтересованность в сотрудничестве с нашей страной.

Поражение коррупцией властных структур неизбежно приводит к снижению роли государства как регулятора экономических и социальных процессов, стимулирует паразитирование незначительной части общества на проблемах и тяготах большинства, переводит нормальную систему взаимоотношений между людьми в теневую, зачастую криминальную сферу. Особенно опасна коррупция в правоохранительных органах, спецслужбах, прокуратуре, судебной системе, поскольку она подрывает веру населения в способность государства защитить права и свободы своих граждан.

1.3. Президент Российской Федерации в Послании Федеральному Собранию 2006 года сделал тему противодействия коррупции одной из центральных. Если в своем предшествующем послании Президент говорил о «надменной касте чиновников», рассматривающих государственную службу как разновидность бизнеса, и требовал принятия мер, которые могли бы остановить негативные тенденции перехода страны под контроль неэффективной коррумпированной бюрократии, то очередное обращение к данной теме говорит о том, что деятельность публичной власти всех видов и уровней в области борьбы с коррупцией по-прежнему недостаточна и не дает пока еще ощутимых результатов. Об этом свидетельствует и отсутствие сдвигов в восприятии проблемы противодействия коррупции со стороны большинства населения нашей страны, что подтверждается многочисленными социологическими опросами.

Призыв-предостережение Президента к крупным бизнесменам и чиновникам любого ранга осознать, что государство не будет беспечно взирать на их деятельность, если они извлекают незаконную выгоду из особых отношений друг с другом, свидетельствует о том, что борьба с коррупцией переходит на новый качественный уровень. Этот уровень требует проведения последовательной системной работы всего государства и общества по пресечению деятельности коррумпированных должностных лиц любого уровня и формированию действенных условий, препятствующих дальнейшему развитию коррупции.

Таким образом, противодействие коррупции стало в настоящее время важнейшей стратегической задачей деятельности Российского государства и его гражданского общества.

1.4. Настоящий доклад отражает видение основных путей и направлений решения данной задачи, которое сформировалось в подкомиссии Общественной палаты Российской Федерации по проблемам противодействия коррупции и у привлеченных к ее работе экспертов за сравнительно небольшой период времени после образования подкомиссии, и содержит некоторые предложения относительно приоритетов в сфере борьбы с коррупцией в Российской Федерации.

 

2. Зоны поражения коррупцией

2.1. Бытовая коррупция

2.1.1. Российские граждане реально ощущают влияние коррупции в ходе своего непосредственного взаимодействия с представителями органов государственной власти и местного самоуправления, когда зачастую любой вопрос решается только после дачи взятки соответствующему чиновнику в самых различных формах. Размах коррупции на бытовом уровне столь значителен, что в массовом сознании укоренилось мнение, что без «стимулирования» того или иного служащего или должностного лица практически невозможно решить ни одной житейской проблемы.

Отсутствие чёткой регламентации оказания услуг в различных сферах деятельности, в том числе при решении конкретных вопросов, по которым граждане обращаются непосредственно в органы публичной власти, приводит к огромным злоупотреблениям. Именно на этом бытовом уровне формируется негативное отношение людей к власти в целом, создается представление в массовом сознании о ее тотальной продажности и коррумпированности. В результате у большой части населения страны постепенно складывается стереотип коррупции как этически приемлемой формы разрешения проблем, размывается понимание общественной опасности этого явления, снижается порог моральной терпимости населения к взяточничеству и поборам.

Несмотря на то, что масштабы бытовой коррупции не оказывают существенного влияния на экономику страны в целом, этот ее вид серьезно деморализует простых граждан, разлагает чиновников, делает коррупцию повседневным, обыденным, по существу, общепринятым и даже не осуждаемым обществом явлением.

2.1.2. Наиболее болезненно гражданами воспринимаются взятки, вымогательство и другие злоупотребления коррупционного характера в сфере здравоохранения, потому что в массовом сознании профессия врача ассоциируется с бескорыстным и самоотверженным служением людям, а здоровье является фундаментальным человеческим благом, без которого многие иные ценности утрачивают свой смысл. При этом речь идет уже не столько о мелких взятках в виде подношений врачам за лечение, сколько об участившихся в последние годы более опасных проявлениях: получение врачами бонусов от фирм производителей за рекомендацию больным лекарств конкретных фирм, разумеется, не самых дешевых и зачастую не самых эффективных. Происходит закупка дорогостоящих, но менее эффективных лекарств. Отсюда — снижение доверия граждан к врачам и массовое распространение различных видов самолечения и обращения к мошенникам.

Все чаще отмечаются факты вымогательства за проведение формально бесплатных операций. Особенно кощунственны те случаи, когда речь идет о проведении операций в связи с угрозой жизни больных, когда люди продают последнее, лишь бы спасти жизнь себе или своим близким. Важным показателем системного характера коррупции в сфере здравоохранения является то, что врачи, желающие работать по некоторым медицинским специальностям, должны платить немалые деньги за свое назначение. Такая практика предполагает наличие у них теневых доходов, которые позволяют им компенсировать вложенные средства. По существу, наблюдается постепенное превращение лечебных заведений в торговые, в которых происходит замена честных квалифицированных врачей коммерсантами от медицины.

2.1.3. В области образования, как и ранее, главным проявлением коррупции являются взятки за поступления в высшие учебные заведения, масштабы которых достигают размеров, недоступных даже гражданам со средними доходами. С введением в действие системы Единого государственного экзамена стали отмечаться факты взяток за обеспечение высоких баллов.

2.1.4. В сфере жилищно-коммунального хозяйства система многоступенчатого оформления документов приводит к взяткам за получение всевозможных

справок, особенно при покупке и продаже жилья. Различные аферы по постройке домов, не обходящиеся без поддержки чиновников муниципального уровня, плодят обманутых вкладчиков строительных пирамид. Широкие масштабы приобрела сдача муниципальных нежилых помещений за «откаты» соответствующим должностным лицам. Чиновники нередко получают коррупционную ренту с представителей малого и среднего бизнеса путем проведения проверок и выставления различных требований для получения разрешений на использование объектов ЖКХ — коллекторов или чердачных помещений. Повсеместно распространено нелегальное подключение к электропитанию мелких фирм и индивидуальных предпринимателей за взятки особенно в тех случаях, когда это невозможно сделать легально.

2.1.5. В области социального обеспечения развита практика выселения из квартир одиноких пенсионеров через систему патронажа и незаконного отъема у них жилья. При этом происходит не только противоправное взаимодействие муниципальных чиновников с сотрудниками правоохранительных органов, но и их «сращивание» с представителями криминальных структур.. Не без участия властных структур на местах происходит и расхищение средств, выделяемых на содержание инвалидов и стариков. Скрытые формы такого хищения — закупка медикаментов, продуктов питания и других предметов потребления по завышенным ценам, а также с истекающими или истекшими сроками годности. Эти циничные действия являются показателем нравственного падения общества, которое оказывается неспособным защитить те слои населения, которые испокон веков окружались уважением и заботой.

2.1.6. В сфере использования и купли-продажи земли отдельные чиновники, объединив свои интересы с представителями монопольных строительных фирм и зарубежными спекулянтами землей, производят скупку за минимальные деньги огромных земельных участков, что приводит потом к необходимости выкупать их реальными застройщиками. Аналогично происходит выкуп сельскохозяйственных угодий в регионах для их последующей сдачи в аренду сельхозпроизводителям.. Громадные территории сельскохозяйственных земель выводятся из производственного оборота в спекулятивный сектор экономики, что ведет к дальнейшему обнищанию сельских жителей и сокращению производства сельскохозяйственных продуктов.

2.1.7. Значительные коррупционные проявления отмечаются в области призыва в Вооруженные силы, где уже сложилась такса за незаконное освобождение от службы в армии — так называемый «откос» и действуют коррупционные механизмы, основными элементами которых являются сотрудники военкоматов и члены призывных комиссий. Следствием этого является явно выраженная дискриминация граждан по призыву, в результате которой на службу попадают преимущественно выходцы из бедных слоев населения.

 

2.2. Коррупция в органах власти

2.2.1. Наибольшую опасность для общества несет коррупция в аппаратах государственной власти и местного самоуправления, прежде всего в сферах выработки и принятия управленческих решений. Ее широкое распространение и системный характер привели к тому, что государственная и региональная политика зачастую прямо диктуется частными интересами лиц, находящихся непосредственно во власти или способных напрямую влиять на принятие решений. Многочисленные данные свидетельствуют о том, что преступность, в том числе организованная и профессиональная, широко проникла и укоренилась практически во всех властных структурах. Определенная часть работников государственных и муниципальных органов власти поражена коррупцией в ее самом распространенном проявлении — взяточничестве. По экспертным оценкам, ежегодные потери экономики от коррупции составляют в стране десятки миллиардов долларов.

2.2.2. Дополнительные теневые доходы составляют основную часть дохода чиновников, находящихся на разных уровнях иерархической лестницы, не редко объединенных друг с другом коррупционными связями и круговой порукой. Все чаще коррупционные связи оказываются столь плотными, что добросовестный и бескорыстный чиновник в лучшем случае не имеет перспектив служебного роста, а в худшем — «выдавливается» из государственной или муниципальной службы, компрометируется и ошельмовывается любыми способами. Коррупционное поведение стало составной частью, зачастую даже нормой экономической и иной деятельности, связанной с управлением большими финансовыми потоками. За взятки выдаются квоты и лицензии на разработку природных месторождений, добычу многих других невосполнимых природных ресурсов, организуются тендеры и аукционы с заранее предрешенным результатом, обеспечивается доступ к инсайдерской информации и ее использование в интересах коррумпированных лиц, подряды на проведение различных видов работ конкретными фирмами.

2.2.3. Привлечение «своих» фирм для проведения тех или иных работ в результате различных коррупционных конструкций имеет следствием не только значительные «откаты» в пользу чиновников, но и выбор заведомо неэффективных решений, которые в дальнейшем позволяют обеспечивать им стабильный доход, воспроизводя все новые и новые виды работ, в частности ремонтных.

2.2.4. Широко распространена практика извлечения личной выгоды из пользования государственным или муниципальным имуществом в форме сдачи ее за взятки в аренду по заниженным ставкам, приобретения служащими государственного имущества за символическую плату, его прямого расхищения и присвоения.

2.2.5. Отмечаются многочисленные факты коррупционного характера в сфере государственного и муниципального управления: занятие чиновниками коммерческой деятельностью; участие непосредственно, через посредников или членов своих семей в управлении разного рода предпринимательскими структурами; оказание опекаемым фирмам содействия в получении незаконных льгот и привилегий, приобретении собственности, облегченном или внеочередном прохождении нормативно установленных процедур и оформления документов, получении разрешений и квот; непринятие мер по фактам нарушения законодательства в том числе налогового за бездействие антимонопольных органов против картельных сговоров по топливу, электроэнергии, производству строительных и иных материалов; завуалированные формы торговли вверенным государственным или муниципальным имуществом, важной служебной информацией.

2.2.6. При непосредственном участии представителей власти происходит передел собственности, осуществляемый путем заказных банкротств, недружественных слияний и поглощений, всевозможных корпоративных конфликтов, связанных с захватом чужого бизнеса, в том числе с распространившимися в последнее время рейдерскими захватами собственности. Как правило, в таких захватах оказываются замешаны практически все институты власти: законодательной, представители которой за вознаграждение инициирует депутатские запросы в интересах конкретных коммерческих структур; исполнительной, задействующей всю мощь административного ресурса; судебной, обеспечивающей принятие необходимых для противоправного передела собственности неправосудных судебных решений. Причастные к подобным злоупотреблениям должностные лица весьма редко становятся объектами уголовных дел, а если попадаются с поличным, то далеко не всегда подвергаются заслуженному наказанию за совершаемые ими коррупционные преступления и иные правонарушения.

2.2.7. Коррупция в органах публичной власти не является обособленной проблемой. Она проникает во все сферы управления, скрепляя альянс преступного бизнеса и продажного чиновничества оказанием взаимных услуг. Многие коррупционные отношения служат источником и даже заказчиком преступлений, они провоцируют все новые и новые, еще более опасные и разрушительные явления в нашем обществе, такие, как заказные убийства и терроризм.

2.2.8. Власти на местах нередко стремятся монополизировать любой бизнес на своей территории, оказывают всяческое содействие интегрированным с

ними бизнесменам, что полностью блокирует конкуренцию и приводит к росту цен, сужает ассортимент, снижает качество товаров и услуг. С препятствующими этому процессу предпринимателями «разбираются» с привлечением правоохранительных органов путем так называемого «заказного наезда» или обременения любого бизнеса многочисленными процедурами согласований вплоть до приостановления или полного свертывания его деятельности.

2.2.9. В сфере бюджетного обеспечения наблюдается практика выделения финансовых средств на конкретные проекты за так называемые «откаты», которые получают как чиновники профильных министерств и ведомств, так и представители депутатского корпуса за включение таких проектов в бюджетное финансирование. «Откатная» система настолько укоренилась в сфере управления экономикой, что многие компании в завуалированной форме закладывают в свой бюджет ресурсы, необходимые для «стимулирования» решения того или иного вопроса, связанного с получением финансовых средств.

2.2.10. В области кадровой политики достигли невиданных ранее масштабов назначения на должности за деньги и коррупционную ренту. Отсутствие реального механизма формирования кадрового потенциала власти, неэффективность форм подготовки и переподготовки кадров для государственной и муниципальной службы, полное отсутствие системы ротации управленческих кадров высшего звена — все это привело к системному кризису управления, его профессиональной деградации, перенасыщению управленческих структур молодыми людьми, имеющими зачастую сомнительный опыт в бизнесе и неустойчивую гражданскую позицию. Личная преданность тому или иному руководителю как базовая характеристика надежности кадров, торговля должностями, позволяющими иметь коррупционный доход, беспорядочные реорганизации управленческих структур в результате перманентных смен их руководителей — все это способствует воспроизводству коррупционных процессов в системе органов государственной власти и местного самоуправления.

 

2.3. Коррупция в судебных, правоохранительных и контролирующих органах

2.3.1. Исключительную опасность для общества представляют коррупционные процессы в судебных, правоохранительных и контролирующих органах, представители которых сами должны противостоять преступности и коррупции. Это не только порождает у граждан России ощущение безысходности и пессимизма, делает их совершенно беззащитными от произвола, но и разлагает конституционные основы государства.

Несмотря на широкомасштабные акции правоохранительных структур по самоочищению этих органов от сотрудников, совершающих правонарушения коррупционного характера, уровень коррупции в них остается достаточно высоким. В системе МВД России только за 2005 год из 30 тыс. привлеченных к ответственности и более 3 тыс. осужденных сотрудников — свыше 70 процентов составляли лица, совершившие должностные преступления — вымогательство взятки, превышение и злоупотребление служебными полномочиями.

2.3.2. В деятельности правоохранительных органов отмечаются не единичные случаи «заказных наездов» на разные объекты бизнеса по заказу конкурентов. Относительно новым явлением становится создание устойчивых групп давления в составе сотрудников правоохранительных органов и представителей органов местного самоуправления, которые скоординированно и избирательно воздействуют на те или иные бизнес-структуры. Не снижаются масштабы коррупционных проявлений в системе органов ГИБДД, паспортно-визовых служб.

2.3.3. Не свободны от фактов коррупции надзорные и контролирующие органы, о чем свидетельствует, в частности, и ряд фактов выявления коррупционных преступлений и правонарушений в органах прокуратуры и в Счетной палате Российской Федерации..

2.3.4. В налоговых органах отмечаются факты взяток за проведение заказных налоговых проверок, которые инициируются конкурентами. Практикуется занижение размеров налогообложения, оказание содействия предпринимателям в выборе способов уклонения от налогов. Отдельные сотрудники налоговых органов и служб банковского надзора обеспечивают прикрытие или так называемую «крышу» банкам, которые занимаются обналичиванием средств для реализации «серых» зарплатных схем, масштабы которых в нашей стране достигают гигантских размеров.

2.3.5. В системе таможенных органов выявляются факты создания частных структур, которые занимаются растаможиванием грузов с резко сниженной ставкой, путем пересортицы товаров, неучета грузов, проходящих через таможню, неединичные случаи образования частных таможенных терминалов, финансово стимулирующих противоправную деятельность работников таможни.

2.3.6. Известны факты коррупции в системе надзорных органов типа пожарной инспекции, санитарно-эпидемиологического контроля, которые связаны с вымогательствами взяток у малого бизнеса за выявленные ими мелкие и крупные нарушения установленных норм и правил..

2.3.7. Коррупционные явления получили распространение и в судебной системе. Известны факты, когда судьи в арбитражах и судах общей юрисдикции решают дела в пользу более обеспеченной стороны. Отмечаются случаи затягивания дел по ходатайствам заведомо проигрывающей стороны процесса, что часто используется рейдерами для удержания незаконно захваченной собственности. Однако в связи с тем, что судебная власть крайне редко реагирует на злоупотребления судейскими полномочиями, а оценка фактов неэтичного и противоправного использования судьями своего судейского статуса отдана на усмотрение квалификационных судейских коллегий, которые зачастую руководствуются корпоративными интересами, процесс очищения судейского сообщества от коррупционеров происходит крайне медленно.

 

2.4. Политическая коррупция

2.4.1. Основными сферами проявления политической коррупции являются выборы в законодательные и представительные органы власти всех уровней, деятельность политических партий, а также политический лоббизм, навязывающий органам государственной власти и местного самоуправления те или иные решения или внедряющий в их руководящие органы представителей определенных групп влияния.

В силу того, что подобная деятельность ведет к формированию властных структур, под управлением которых оказывается значительная часть российского общества и целые российские регионы, коррупция здесь наиболее опасна, ибо ее последствия весьма трудно преодолимы и, более того, способствуют развитию не только политической, но и многих других форм коррупции. Коррупционеры, захватившие подобным путем власть в тех или иных государственных структурах или в отдельных субъектах Российской Федерации, могут затем годами сохранять и приумножать свою власть с использованием коррупционных механизмов различного вида и оказавшегося в их руках административного ресурса в том числе и при проведении очередных выборов. Подобные факты получают соответствующее правовое реагирование и приобретают общественный резонанс, как правило, лишь после однозначного указания «сверху» или крупных коррупционных скандалов, свидетелями которых в 2006 году граждане России были неоднократно.

2.4.2. Неразвитость партийно-политической системы в России, по существу, отсутствие полноценных политических партий, реально выражающих интересы конкретных социальных групп, привели к тому, что партии стали развиваться по двум направлениям: либо представлять интересы исполнительной вертикали, либо превращаться в своего рода бизнес-проекты по зарабатыванию средств путем получения поддержки от власти в обмен за голоса при рассмотрении того или иного вопроса в законодательном органе.

Ввиду указанных обстоятельств коррупционная составляющая политического процесса стала выражаться в лоббировании одних законопроектов и торможении других в интересах конкретных финансово-промышленных групп, которые финансируют партии и экономически стимулируют деятельность депутатов, способных оказать влияние на решения законодательных органов. А поскольку криминальные сообщества обладают немалым ресурсом влияния в сфере экономики, отдельные политики и партийные функционеры, по существу, начинают выражать не только экономические, но и криминальные групповые интересы.

2.4.3. В условиях действующего избирательного законодательства депутаты законодательных органов различных уровней в меньшей степени оказываются зависимыми от граждан, их избравших в тот или иной представительный орган, и в большей степени — от партийных функционеров, которые их рекомендуют в партийные списки и выдвигают на соответствующий пост. Эта зависимость зачастую приводит к встраиванию их в различные коррупционные схемы, предусматривающие голосование за решения в пользу тех или иных экономических структур или групп влияния. Кроме того, в ходе самих выборов отмечаются случаи подкупа избирателей, различные правонарушающие избирательные технологии, которые выполняют роль вспомогательных инструментов, призванных гарантировать заданный результат. В итоге — сложившиеся за последние десять лет эффективные избирательные механизмы и обстоятельная регламентация выборных процедур не гарантируют обществу свободы волеизъявления на выборах и реального влияния граждан России на формирование институтов представительной власти.

 

3. Причины коррупционных процессов в России

3.1. Общие замечания

3.1.1. Несмотря на то, что коррупция является непременным атрибутом любого государства и общества, ее масштабы и угрозы интересам национальной безопасности существенно отличаются в различных странах. Предшествующая история России неизменно сопровождалась коррупционными проявлениями, однако в советский период их масштабы заметно ограничивались последовательной борьбой с преступлениями в этой сфере, системной номенклатурно-кадровой политикой, служившей существенным ограничителем для развития коррупционных связей, а также целенаправленной идеологической и воспитательной работой с населением.

Значительный размах коррупционных процессов в России на рубеже XX-XXI веков объясняется, прежде всего, сменой общественно-экономической формации, повсеместным насаждением новых нравственных ценностей, центральное место среди которых занимает культ личного преуспевания и обогащения, а деньги являются мерилом и эквивалентом жизненного благополучия. Важно также, что после распада СССР и существовавших в нем механизмов антикоррупционного противодействия, новые механизмы, адекватные изменившимся политическим, экономическим и иным условиям не были созданы. Как результат, произошло хищническое разграбление национального богатства страны, а коррупционные схемы оказались буквально встроенными в реальную систему управления государством, стали его системообразующим признаком.

3.1.2. Именно коррупция стала основным источником дохода для определенной части руководителей федерального, регионального и муниципального уровней, представителей законодательных органов и политический партий, превратилась в главный побудительный мотив при принятии управленческих решений, играющих стратегическую роль для социально-экономического, научно-технического и культурного развития государства, формирования политической инфраструктуры, поддержания обороноспособности и дееспособности военно-промышленного комплекса.

 

3.2. Коррупционные дефекты правового регулирования

3.2.1. Наличие в законах и подзаконных нормативных правовых актах недостатков и пробелов, создающих предпосылки для различных коррупционных злоупотреблений, то есть существование так называемых «коррупционных ниш» — является одним из условий живучести и дальнейшего распространения коррупции. Именно отсутствие в законодательных актах регулирований прямого действия позволяет чиновникам трактовать закон в свою пользу на основании внутриведомственных распорядительных актов или принимать произвольные решения без ссылки на соответствующий нормативный правовой акт.

3.2.2. Имеется множество признаков коррупционности (коррупциогенности) законов и подзаконных нормативных правовых актов, в частности такие, как: множественность вариантов диспозиций правовых норм, широкие возможности ведомственного и локального нормотворчества, отсутствие конкурсных и аукционных процедур, отсутствие детализированных запретов и ограничений для государственных и муниципальных служащих в реализации ими своих полномочий, контроля, в том числе общественного, за деятельностью органов власти.. Существенные «коррупционные ниши» имеются практически во всех законодательных актах, относящихся к разрешительной системе и распределению ресурсов. Причем отдельные нормативные предписания внедрялись в законодательные и иные правовые акты путем лоббирования со стороны соответствующих групп влияния.

 

3.3. Правоприменительная практика

3.3.1. Реальная практика применения законов и ведомственных нормативных правовых актов особенно в части, касающейся разрешительной системы, нередко используется с целью создания искусственных административных барьеров для граждан и бизнеса, что позволяет увеличивать коррупционный доход.

3.3.2. Массовое распространение получила практика привлечения частных фирм к выполнению проектирования, подготовке необходимых документов для гарантированного прохождения вопроса через инстанции. Причем в последние годы резко возросли сроки прохождения документов и денежные выплаты за преодоление административных барьеров частным посредникам.

 

3.4. Деградация общественного сознания и морали

3.4.1. Широкомасштабному распространению коррупции в России в немалой степени способствует нравственное разложение общества, которое сопровождается проявлением в социально-политической и публичной сферах низменных чувств и инстинктов. В отсутствии полноценной воспитательной работы с гражданами мерилом человеческих ценностей все чаще становится неважно каким путем приобретенное богатство, а главным принципом жизни — обогащение любыми средствами. Героями в глазах молодежи перестали быть учитель и врач, ученый и строитель, то есть те, кто создает материальные и духовные ценности государства и общества. Им на смену пришли различные финансовые махинаторы и воротилы бизнеса, представители криминального мира, нравственно развращенного «творческого бомонда».

3.4.2. Проникновению коррупции во все сферы жизни общества способствует пропаганда средствами массовой информации насилия и бездуховности, пренебрежительного отношения к нравственным принципам и традиционным российским ценностям — бескорыстному служению Отечеству, совести и справедливости, взаимопомощи и коллективизму.. Низкопробная литература и видеопродукция повсеместно насаждают издевательское отношение к собственной стране, своему народу, истории и культурным ценностям, пропагандируют жестокость и торжество силы. Образцами для подражания стали необремененные нормами морали и духовными ценностями самоуверенные, циничные, извортливые и беззастенчивые герои телевизионных сериалов, хладнокровно устраняющие своих конкурентов, презирающие слабых, культивирующие насилие и пренебрежение интересами окружающих.

Пока в этой сфере не произойдет радикальных изменений, борьба с коррупцией будет безрезультативной, поскольку останется неизменным тот нравственный фундамент, на котором базируется коррупция и развивается терпимое отношение к ней со стороны общества.

3.4.3. Коррупция в системе государственного и муниципального управления, а также в судебных и правоохранительных органах, отсутствие реальных механизмов защиты граждан от коррупционного воздействия приводит массы населения к неверию в перспективность противодействия коррупции, убежденности в том, что все подобные попытки либо обречены на провал, либо представляют собой имитацию противодействия, маскирующую истинные намерения «борцов» с коррупцией.

3.4.4. Население привыкает к коррупции, не воспринимает ее однозначно как зло и даже принимает как норму поведения в современном обществе. Значительная часть молодежи прямо ориентирована на карьеру с целью занять высокий пост в системе власти для того, чтобы обеспечить себе стартовые условия для обогащения и безбедного существования. При этом в массовом сознании стали оправдываться любые средства для достижения цели в том числе противоправные и безнравственные. Ни государство, ни общество не сформулировали до сих пор никаких иных ориентиров для молодежи нашей страны, тем самым фактически способствуя вхождению в активную жизнь поколения, среди которого циничные взгляды на интересы России и пренебрежение к своему народу получили самое широкое распространение.

 

3.5. Неэффективность мер противодействия коррупции

3.5.1. Несмотря на предпринимаемые правоохранительными органами меры по борьбе с коррупцией, они являются недостаточно эффективными и не дают ощутимых результатов, о чем свидетельствуют данные статистики, согласно которым за последнее время в год выявляется в среднем лишь около 25 тыс.. преступлений против государственной власти, интересов государственной службы, органов местного самоуправления.

По данным за 2005 год МВД России было выявлено 30,6 тыс. преступлений против интересов государственной службы. По ним в суды направлено 22,2 тыс. уголовных дел. В то же время к уголовной ответственности привлечены не многим более 8 тыс. лиц, совершивших преступления данной категории. При этом число осужденных за указанные преступления в тот или иной период в значительной мере зависит не столько от фактической распространенности этих преступлений, сколько от активности прокуратуры, следственного аппарата и контролирующих инстанций, а также умения работников этих служб отслеживать и вскрывать такого рода преступления, квалифицированно расследовать их и доводить до суда, в соответствии с решениями и приговорами которого виновные лица подвергались бы соответствующим мерам наказания и ответственности.

В целом в период 2000—2005 годов на территории Российской Федерации количество выявленных подразделениями правоохранительных органов преступлений коррупционной направленности увеличилось на 53 процента, за пять месяцев 2006 года подразделениями правоохранительных органов, а это, в первую очередь, МВД России, выявлено почти 18,5 тыс.. преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления в том числе более 3,5 тыс.. фактов получения взяток. К уголовной ответственности привлечено почти 4,3 тыс. лиц, совершивших преступления данной категории.

3.5.2. В результате активизации деятельности правоохранительных органов повысилась качественная составляющая выявляемых должностных преступлений. Так, в числе привлекаемых к ответственности коррупционеров всё чаще встречаются представители руководящего звена органов государственной власти и местного самоуправления. Об этом свидетельствуют, например, факты возбуждения уголовных дел или ареста за совершение должностных преступлений и получение взяток в особо крупных размерах ответственных должностных лиц и даже руководителей некоторых федеральных органов исполнительной власти и их территориальных подразделений в ряде субъектов Российской Федерации, ответственных сотрудников МВД России и органов прокуратуры, одного из аудиторов Счетной палаты, мэров Якутска, Волгограда и Томска, в Архангельской области — депутатов Городского совета, в Тверской области — половины депутатов Городской думы во главе с её председателем, в Приморском крае — заместителя главы администрации города Владивостока и его соучастников, в Нижегородской области — главы администрации одного из районов, в Орле — группы должностных лиц администрации города.

Однако необходимо учитывать, что данный вид преступлений является весьма латентным, эта статистика отражает только «вершину айсберга», лишь в малой степени отражает действительное состояние дел и не дает сколько-нибудь полной картины масштабов взяточничества и коммерческого подкупа, не говоря об иных коррупционных преступлениях и проступках.

По экспертным оценкам, на самом деле выявляется и регистрируется лишь около одного процента преступлений коррупционного характера. При этом к ответственности привлекаются в основном служащие низовых структур исполнительной власти, в то время как верхний слой, в котором коррупция распространена не меньше, затрагивается крайне редко.. Такая низкая результативность выявления коррупционных преступлений на фоне активизации деятельности правоохранительных органов свидетельствует лишь об одном — нарастающем распространении преступных деяний коррупционного характера, которым правоохранительная система в ее нынешнем состоянии пока не может оказать адекватного противодействия.

3.5.3. Поражение коррупцией структур, призванных противодействовать коррупционным процессам, в значительной степени серьезно снижают эффективность антикоррупционной борьбы. Вовлеченные в коррупционные схемы отдельные сотрудники правоохранительных, надзорных и контролирующих органов, особенно, если они занимают руководящие должности, способны парализовать оперативно-розыскную, следственную и проверочную работу, свести на нет усилия больших профессиональных коллективов, усилить недоверие граждан страны к органам власти, привести к утрате ее авторитета и престижа государственной службы.

3.5.4. Дееспособность институтов гражданского общества, объявивших своими целями борьбу с коррупцией, за редким исключением, мало эффективна. Отдельные неправительственные организации антикоррупционной направленности либо вовлечены в процесс противоборства различных групп влияния, в том числе финансово-промышленных групп, и используются ими как средства давления на конкурентов, либо занимаются собственным бизнесом, не имеющим ничего общего с противодействием коррупции. Достаточно широко распространенное пренебрежительное отношение к общественным институтам со стороны правоохранительных органов не способствует вовлечению НПО в реальный механизм антикоррупционного противодействия, побуждает их к имитации деятельности, сопровождающейся шумным пиаром, поиску своей ниши в этой сфере или переходу на чисто коммерческую форму работы, связанную с реализации ей интересов конкретных заказчиков. Об этом свидетельствуют выявленные в последнее время факты противоправной деятельности руководителей ряда общественных организаций, декларирующих борьбу с коррупцией.

3.5.5. Слабо развита расследовательская журналистика, зачастую «независимые антикоррупционные расследования» носят характер заказных акций, осуществляемых на средства финансово-промышленных и иных групп влияния, призванных «разоблачить» экономических или «развенчать» политических конкурентов.. Активная гражданская позиция журналиста, который не встраивается в указанные схемы, нередко вызывает мощное противодействие коррупционеров, которые не останавливаются ни перед чем, чтобы скомпрометировать или каким-либо иным способом нейтрализовать журналиста.

3.5.6. Таким образом, в силу изложенных причин эффективность мер антикоррупционного противодействия со стороны государственных структур и институтов гражданского общества оказывается крайне низкой, неадекватной масштабам этого явления и угрозам национальной безопасности России.

 

4. Антикоррупционные приоритеты в России

4.1. Правовые приоритеты

4.1.1. Реализация норм международного права. Россия ратифицировала две международные конвенции, направленные на борьбу с коррупцией: Конвенцию ООН против коррупции и Конвенцию Совета Европы «Об уголовной ответственности за коррупцию».

В основе Конвенции ООН лежит комплексный подход, отражающий сложную социально-правовую природу коррупции, разнообразие и многоуровневый характер мер, которые требуются для противодействия этому злу. Конвенция разработана как комплексный, всеобъемлющий документ, она содержит разделы по предупреждению коррупции, мерам возвращения активов, международному сотрудничеству. По существу данная Конвенция представляет собою не только правовую, но и концептуальную основу борьбы с коррупцией. Она призвана стимулировать развитие антикоррупционного сотрудничества на межгосударственном уровне и стала важным шагом в расширении международно-правовой базы противодействия коррупции на универсальной основе, в том числе в вопросах возврата из-за рубежа средств незаконного происхождения, полученных в результате коррупционной деятельности тех или иных должностных лиц.

Конвенция Совета Европы «Об уголовной ответственности за коррупцию» обязывает стран-участниц квалифицировать в качестве уголовных преступлений, в соответствии со своим национальным законодательством, такие деяния, как активный и пассивный подкуп широкого круга собственных государственных и иностранных должностных лиц. Участники Конвенции обязуются принимать законодательные и иные меры, дающие все основания осуществлять конфискацию или иным образом изымать орудия совершения уголовных преступлений и доходы от них.

На основании подписанных Россией международно-правовых актов требуется безотлагательная и последовательная корректировка всего российского законодательства.

4.1.2. Закон «О противодействии коррупции». Следуют в самом ближайшем будущем включить в понятийный аппарат российского правового регулирования понятие «коррупции», так как Уголовный кодекс Российской Федерации оперирует лишь отдельными видами коррупционных преступлений, такими, как взятка, коммерческий подкуп, злоупотребление служебным положением и другие. При этом коррупционная деятельность в целом и многие другие ее проявления остаются вне рамок существующего правового поля, что затрудняет выявление и борьбу со всей совокупностью коррупционных преступлений и иных

коррупционных правонарушений. Требуется скорейшая доработка (если требуется, даже полная переработка) и принятие Федерального закона «О противодействии коррупции» как приоритетной, неотложной задачи в законодательной сфере, создающей необходимую нормативную правовую базу.

Соответствующий законопроект в Федеральном Собрании Российской Федерации рассматривается с середины 1990-х годов. Этот закон, первоначально называвшийся Федеральным законом «О борьбе с коррупцией», уже принимался Государственной Думой, одобрялся Советом Федерации и дважды в декабре 1995 года и в декабре 1997 года отклонялся Президентом России. Внесенный же в те же годы в Государственную Думу президентский вариант аналогичного законопроекта был подготовлен на низком профессиональном уровне и также не имел успеха. Впоследствии в Государственной Думе предпринимались попытки принятия законов «О противодействии коррупции» и «Основы законодательства об антикоррупционной политике», что также не увенчалось успехом. Очередной вариант законопроекта «О противодействии коррупции» был принят в первом чтении в 2002 году и до сих пор лежит без движения в Государственной Думе. Его рассмотрение во втором чтении пока не предусмотрено Примерной программой законопроектной работы Государственной Думы.

Лишь путем принятия этого закона возможно введение понятия «коррупция» в правовое поле России с последующей соответствующей корректировкой всего остального уголовного законодательства, законодательства об административных правонарушениях, гражданско-правового законодательства, законодательства об оперативно-розыскной деятельности, судебного законодательства, а также законодательства о государственной и муниципальной службе.

4.1.3. Закон «О лоббировании». Требуется неотложное принятие Федерального закона «О лоббировании», который должен создать правовое поле для исключения коррупционных схем продвижения законопроектов, противоречащих интересам общества и государства, но обеспечивающих тем или иным структурам материальные и иные преимущества, а также блокирующих законопроекты, противоречащие групповым и корпоративным интересам. Между тем этот закон мог бы четко определить разумные правовые рамки лоббистской деятельности и поставил бы вне закона все ее негативные формы и проявления.

4.1.4. Антикоррупционная экспертиза. Одним из основных базовых ресурсов противодействия коррупции в нашей стране является придание российскому законодательству антикоррупционной направленности. Для этого требуется серьезная «инвентаризация» норм, регулирующих все основные сферы функционирования экономики, системы управления, правоохранительной и иных видов деятельности государства.

Требуется введение во всех сферах законотворчества обязательной независимой правовой антикоррупционной экспертизы законопроектов в период их разработки и обсуждения в Государственной Думе, Совете Федерации, законодательных органах субъектов Российской Федерации и представительных органах местного самоуправления. Необходимо предусмотреть порядок, при котором министерство или иной исполнительный орган, выступающий с той или иной законодательной инициативой, вместе с проектом соответствующего правового акта представляет заключение о независимой антикоррупционной экспертизе. При этом следует четко определить правовые механизмы, обеспечивающие независимость экспертов и исключающие возможность использования этого института в коррупционных целях.

Независимая антикоррупционная экспертиза должна быть направлена на то, чтобы каждый Закон содержал четкие юридические дефиниции, исключал неоднозначные формулировки, обладал понятийным аппаратом, характерным для отечественной правовой системы и в целом понятным не только юристам, но и рядовым гражданам, обладающим минимумом правовой культуры. Закон не должен содержать коллизионных норм, а также чрезмерного количества отсылочных норм, наличие которых по наиболее принципиальным вопросам вообще недопустимо. Более того, для обсуждаемых и принимаемых законопроектов желательно уже иметь проекты тех подзаконных нормативных актов органов государственной власти и местного самоуправления, принятие которых предусматривает данный закон.

В определении компетенции государственных органов законы должны содержать четкое установление объема прерогатив органа, должностного лица, хозяйствующего субъекта в части совершения ими юридически значимых действий. При этом должно быть исключено дублирование полномочий различных государственных органов. Законы и законопроекты должны ограничивать чрезмерно широкую свободу усмотрения правоприменителя. При этом должен быть исключен чрезмерно широкий диапазон санкций за нарушение включаемых в закон правовых норм. Если же такой диапазон санкций в отдельных случаях все же необходим, он должен сопровождаться определенными критериями для установления величины этих санкций в рамках предусмотренного для них диапазона. Это позволит существенно сократить свободу волеусмотрения правоприменителя, сделать его решения более предметными и обоснованными.

4.1.5. Антикоррупционный мониторинг действующих правовых норм. В целях выявления норм права, которые используются в коррупционных целях, и последующей корректировки действующего законодательства необходимо постоянно вести мониторинг законов и иных нормативных правовых актов. Делать это следует в едином согласованном формате, с применением современных компьютерных технологий обработки информации и на добротной методологической основе.

В настоящее время эксперты подкомиссии Общественной палаты Российской Федерации по проблемам противодействия коррупции ведут так называемый «Реестр коррупционных ниш» действующего законодательства и иных нормативных правовых актов Российской Федерации на основе специально разработанной компьютерной программы. Этот программный комплекс позволяет не только формировать базу данных, но и предоставляет возможность всем заинтересованным гражданам и организациям через сайт подкомиссии в Интернете знакомиться с этой базой данных и пополнять ее своими оценками и предложениями. Данный Реестр предусматривает систематизацию «коррупционных ниш» по различным отраслям законодательства — о банкротстве, валютном контроле, государственной и военной службе, земле, рекламе, в сфере импортно-экспортного, избирательного, налогового, таможенного, уголовного законодательства, по видам нормативных правовых актов. Помимо перечня «коррупционных ниш», Реестр включает в себя их формуляры, содержащие исчерпывающие характеристики, механизмы и примеры их реализации, предлагаемые пути ликвидации таких «ниш». Развернутая Общественной палатой работа может стать основой для последующего ее усовершенствования на более высоком научно-правовом и технологическом уровне.

Перевод этой работы на постоянную и серьезную профессиональную основу позволит в сжатые сроки всем органам государственной власти и местного самоуправления своевременно предпринять меры по корректировке нормативно-правового регулирования той или иной сферы деятельности. Разумеется, эта работа должна координироваться одним из государственных органов, методологически сопровождаться конкретным научно-образовательным учреждением и обеспечиваться самыми современными техническими средствами.

Ознакомление широкой общественности с этой базой данных позволит активизировать деятельность институтов гражданского общества по воздействию на те органы власти, которые через свое нормотворчество создают условия для распространения и развития коррупции в обществе.

4.1.6. Ужесточение санкций за преступления против государственной службы. Учитывая чрезвычайную опасность широкого распространения коррупции в сфере органов государственной власти, требуется ввести в уголовное законодательство более жесткие меры уголовного преследования за преступления против государственной службы. При этом необходима соответствующая корректировка в сторону ужесточения не только правовых норм, устанавливающих уголовную ответственность за преступления, относимые к коррупционным, но и тех норм, которые определяют последствия привлечения соответствующих лиц к уголовной ответственности.

В качестве предупредительной меры необходимо увеличение сроков погашения судимости и лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью для лиц, имеющих судимости за должностные преступления. Очевидно, что возможность поражения в профессиональном и социальном статусе остановила бы многих колеблющихся лиц от соблазна вымогать взятку или других преступлений коррупционного характера.

Необходимо введение целого комплекса правовых норм, которые позволят эффективно использовать институт конфискации в антикоррупционных целях, поскольку преступники умело прячут свои доходы, оформляют незаконно нажитое имущество на членов своей семьи и других подставных лиц, «распыляют» его через многочисленные посреднические структуры.

Назрела необходимость на порядок увеличить штрафы за коррупционные преступления, так как нынешние его размеры до одного миллиона рублей лишь побуждают коррупционеров к более активным и масштабным действиям, поскольку полученное преступным путем имущество, стоимость которого намного превышает размер штрафа, остается в их распоряжении.

4.1.7. Профилактика коррупции в системе государственной службы. Наряду с ужесточением наказания за коррупционные правонарушения, необходимо формирование законодательства, направленного на предупреждение коррупционных проявлений, а не только на борьбу с её последствиями. Об этом довольно однозначно высказался и Президент России на Всероссийском совещании руководителей правоохранительных органов в ноябре 2006 года. Требуется законодательное установление:

- жестких стандартов поведения государственных и муниципальных служащих, четко сформулированных запретов и ограничений, связанных с прохождением службы, определение механизма исполнения этих запретов и ограничений, контроля за их соблюдением;

- запретов на использование государственным или муниципальным служащим атрибутов службы в личных целях, совмещение обязанностей по своей и нижестоящей должности;

- недопустимости в течение определённого периода, например трёх лет, перехода на работу в организацию, с которой деятельность чиновника была непосредственно связана в период его предшествующего пребывания на государственной службе;

- мер финансового контроля, применяемых не только непосредственно к государственному или муниципальному служащему, но и к членам его семьи; мировая практика свидетельствует, что наиболее эффективными среди них являются требования о предоставлении информации обо всех коммерческих и некоммерческих организациях, с которыми имеют отношения и в которых имеет финансовый интерес как сам служащий, так и члены его семьи, о наличии недвижимости, акций, денежных средств в банках и иные сведения об имуществе у всех членов семьи государственных служащих;

- правовых мер по привлечению судей к дисциплинарной и уголовной ответственности, в том числе по прекращению или приостановлению их полномочий за проступки в их процессуальной деятельности, связанные со злоупотреблениями при вынесении неправомочных решений и приговоров;

- оснований для обжалования решений квалификационных коллегий судей, исключение предусмотренного законодательством ограничения возможности такого обжалования лишь по мотивам нарушения процедуры вынесения решений этими коллегиями;

- правовых норм о незаконном обогащении, в соответствии с которыми все доходы и состояние депутатов, государственных и муниципальных служащих всех уровней, ответственных должностных лиц правоохранительных, надзорных и контролирующих органов, судей стали абсолютно прозрачными; эти лица должны раскрывать перед обществом все свои доходы и расходы, и если они не соответствуют тем, которые данные лица имеют в силу занятия той или иной должности, они должны объяснить их происхождение.

Назрела необходимость пересмотреть целесообразность существования раздела Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, который определяет особенности производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц, поскольку это противоречит статье 19 Конституции Российской Федерации, согласно которой все равны перед законом и судом.

4.1.8. Отказ от расширительного толкования презумпции невиновности должностных лиц. Правоприменительная практика в части привлечения к ответственности лиц, допускающих правонарушения коррупционного характера, характеризуется крайне мягкими судебными решениями за взяточничество. Необоснованно расширительное толкование конституционных положений о презумпции невиновности обвиняемых в совершении преступлений (статья 49 Конституции Российской Федерации) и распространение этого толкования на административно-правовые отношения, а также попытки применить те же принципы на случаи привлечения к дисциплинарной ответственности существенно снизили эффективность борьбы с различными проявлениями коррупции.

В зарубежной правоприменительной практике, например в правовой системе США, аналогичные принципы действуют только в сфере уголовной ответственности, а по остальным видам ответственности лицо признается виновным в совершении правонарушения, если имеющиеся доказательства с достаточной степенью вероятности позволяют судить о наличии такого правонарушения.

Исходя из повышенной общественной опасности коррупции, применительно к коррупционным преступлениям целесообразно отказаться от расширенного толкования презумпции невиновности. Сейчас же согласно же этому принципу чиновник, подозреваемый или обвиняемый во взяточничестве, не обязан доказывать свою невиновность в этом преступлении. Бремя доказывания целиком лежит лишь на органах дознания, следствия и прокуратуры.

Очевидно, что государственному служащему, получающему скромную зарплату и ставшему собственником движимого и недвижимого имущества стоимостью в сотни тысяч, а то и миллионы долларов, может и должно быть предъявлено требование доказать легальность источников его приобретения. В условиях тотальной коррупции в обществе недопустимо применение презумпции невиновности и к участвующим в сокрытии полученных от коррупции доходов членам семьи, то есть, по существу, соучастникам коррупционных преступлений должностных лиц. Такие родственники нередко лишь формально являются собственниками недвижимости и держателями крупных сумм на банковских счетах, фактически принадлежащих коррумпированным чиновникам.

4.1.9. Форсирование разработки и введения в действие административных регламентов. Ряд федеральных органов исполнительной власти приступил к разработке и вынесению на утверждение таких регламентов по основным направлениям и видам своей деятельности в рамках административной реформы.

В связи с этим крайне неотложной является задача создания антикоррупционных механизмов в сферах деятельности с повышенным риском коррупции, к которым относятся налогообложение и таможенное дело, управление государственным имуществом и закупками, правоохранительная деятельность. Международный опыт свидетельствует о целесообразности применения в таких сферах дополнительных антикоррупционных инструментов. Наиболее эффективными среди них являются максимально возможная деперсонализация взаимодействия государственных служащих с гражданами и организациями, например, через механизмы «одного окна» или систему электронного обмена информацией.

Требуется детальная регламентация административных процедур (административных регламентов) взаимодействия государственных и муниципальных исполнительных органов с субъектами их регулирования в том числе с потребителями соответствующих государственных и муниципальных услуг. Целесообразно внедрение в практику управленческой деятельности принципа «позитивного административного молчания», в соответствии с которым при отсутствии в определенные сроки отказа или дополнительного запроса от органа государственной власти или местного самоуправления решение вопроса считается положительным.. Повсеместно следует внедрять в административные процедуры уведомительный принцип вместо доминирующего в настоящее время разрешительного принципа решения тех или иных вопросов общения гражданина с органами власти.

В большинстве органов власти число подлежащих разработке административных регламентов исчисляется десятками. Однако в настоящее время можно назвать лишь единицы подобных разработанных и утвержденных для этих органов власти регламентов. В целом данная работа ведется крайне медленно и пока еще не привела к каким-либо ощутимым результатам.

4.1.10. Разработка и введение в действие Кодекса этики государственных служащих. Отсутствие стандартов поведения государственного служащего, каким-либо образом закрепленных нравственных принципов, которых должен придерживаться человек, находящийся на государственной службе, привели к тому, что в настоящее время, кроме правовых предписаний, не всегда достаточно действенных, абсолютно не используются механизмы, регулирующие этическое поведение. Рухнувшая в конце 1980-х годов система идеолого-воспитательных регуляторов поведения чиновников со стороны партийных организаций и их органов в определенной степени сдерживала проявления аморального поведения, пренебрежения интересами общества и государства в угоду личным потребностям, в значительной степени снижала потенциальную опасность коррумпированности органов управления.

Новые условия функционирования системы государственной службы и невозможность использования прежних методов воздействия на этическое поведение людей, работающих в органах государственной власти, диктуют необходимость введения в действие неких этических стандартов поведения, что в полной мере соответствует оправдавшей себя практике государств со сложившимися системами государственной службы.

Разработка указанного Кодекса должна базироваться на предшествующем опыте подготовки подобных документов, уже имеющихся аналогах и успешном использовании этических регуляторов в системе государственной службы многих иностранных государств. Подкомиссия Общественной палаты Российской Федерации подготовила проект Кодекса этики государственных служащих, который после соответствующей доработки может быть рекомендован к рассмотрению в рамках пакета документов, регламентирующих деятельность комиссий по соблюдению требований к служебному поведению государственных гражданских служащих Российской Федерации и урегулированию конфликта интересов.

 

4.2. Организационно-управленческие приоритеты

4.2.1. Возобновление деятельности Совета при Президенте Российской Федерации по борьбе с коррупцией. Этот Совет был образован Указом Президента Российской Федерации от 24 ноября 2003 года. Тогда же было утверждено Положение об этом Совете. На его первом заседании 12 января 2004 года были утверждены руководители комиссий по противодействию коррупции и по разрешению конфликта интересов. На этом работа данного Совета практически закончилась. Очевидно, что необходимы возобновление деятельности этого Совета, существенная корректировка правовой регламентации его деятельности и состава, а также назначение его нового председателя вместо ранее назначенного на эту должность бывшего Председателя Правительства Российской Федерации М. М. Касьянова.

Представляется, что Совет должен формироваться не по номенклатурному принципу, так как такой подход в государстве с высокой степенью коррумпированности власти не может вызвать доверия со стороны общества и стать эффективным элементом антикоррупционной политики. Более того, если он будет формироваться из высших должностных лиц государства, которые возглавляют соответствующие ветви власти, Президент не сможет рассчитывать на независимые оценки коррупционных процессов в той или иной сфере и, разумеется, будет скован в определении своей собственной позиции.

Совет будет дееспособен, если в основу его формирования будет положен принцип паритетности — одну треть предложит сам Президент; другую — Федеральное Собрание, олицетворяющее выборную власть; третью — Общественная палата, выражающая интересы общества. При этом целесообразно рассматривать в качестве кандидатур для включения в Совет лиц, независимо от занимаемой ими должности и положения в обществе, ориентируясь исключительно на их личностные характеристики. Главными критериями должны стать профессиональные и морально-этические качества кандидатов. Совсем не обязательно, чтобы членами Совета стали известные государственные и общественные деятели. Достаточно того, чтобы их предшествующие опыт и знания, незапятнанность биографии и гражданская позиция, позволили им заниматься столь ответственным делом. Безусловно члены Совета должны пользоваться полным доверием Президента, иметь возможность непосредственного личного доклада заслуживающих его внимания вопросов, находиться под его защитой и пользоваться его поддержкой.

В скорректированном Положении о Совете необходимо предусмотреть вместо ежегодного заслушивания доклада Генерального прокурора приглашение на заседания Совета руководителей исполнительных органов власти, глав субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления для сообщения членам Совета обстоятельной информации в пределах своих полномочий и рассмотрения предложений, направленных на противодействие коррупционным процессам в той или иной сфере. Это позволит вырабатывать Совету самостоятельную позицию и предлагать Президенту решения, независящие от мнения высокопоставленных чиновников любого уровня. Кроме того, члены Совета должны быть наделены необходимыми полномочиями по ознакомлению с информацией правоохранительных органов и допущены к государственным секретам в пределах компетенции Совета.

Совет ни при каких обстоятельствах не должен превратиться в декоративный орган, его работа должна строиться на плановой основе с учетом установок Президента, ориентироваться только на приоритетные направления противодействия коррупции без непосредственного вмешательства в деятельность правоохранительных и судебных органов. Деятельность Совета должна в разумных пределах освещаться средствами массовой информации и доводиться до широкой общественности.

В самые короткие сроки после подписания нового Указа Президента Российской Федерации о Совете по борьбе с коррупцией необходимо сформировать и развернуть работу двух его комиссий — Комиссии по противодействию коррупции и Комиссии по соблюдению требований к служебному поведению государственных гражданских служащих Российской Федерации и урегулированию конфликта интересов. Аналогичные комиссии должны быть сформированы во всех государственных органах и субъектах Российской Федерации. Принцип их формирования может быть аналогичным порядку формирования Совета на федеральном уровне.

Возобновление деятельности Совета при Президенте Российской Федерации по борьбе с коррупцией будет позитивно воспринято в обществе только в том случае, если он начнет активно функционировать и регулярно демонстрировать гражданам России последовательную и целенаправленную работу по искоренению этого явления. В противном случае реакция общества будет скептической, как на очередной предвыборный ход.

4.2.2. Разработка антикоррупционных Концепции и Стратегии. Антикоррупционная политика должна стать постоянной и неотъемлемой частью государственной политики в целом. Для этого необходимо разработать и ввести в действие продуманную государственную систему мер противодействия коррупции, которая предусматривала бы не только принципиальные подходы к проблеме, но и систему взаимосвязанных мер во всех областях деятельности государства и общества.

Под эгидой Совета при Президенте Российской Федерации по борьбе с коррупцией и Совета безопасности в течение полугода должна быть выработана и принята Концепция, а затем и Стратегия борьбы с коррупцией. В рамках этих базовых документов должны найти отражение все вопросы совершенствования правового обеспечения и первоочередные меры противодействия коррупции. Оба документа должны быть разработаны группами квалифицированных специалистов с привлечением общественности, подвергнуты широкому обсуждению и опубликованы в средствах массовой информации.

4.2.3. Принятие Государственной и Федеральной целевых антикоррупционных программ. С введением в действие Концепции и Стратегии противодействия коррупции необходимо принять сначала Государственную, а затем и Федеральную целевую программу противодействия коррупции на среднесрочную перспективу. Особое внимание в этих документах должно быть уделено мерам предупреждения коррупции в органах исполнительной власти, правоохранительной и судебной системах. При наличии достаточной антикоррупционной законодательной базы документы, определяющие стратегию и тактику борьбы с коррупцией, не оставят никакой возможности ссылаться на несовершенство нормативно-правовой базы или отсутствие четко прописанных механизмов противодействия коррупции, создадут организационно-управленческую основу для последующих антикоррупционных действий.

4.2.4. Разработка принципов и механизмов государственной кадровой политики. В целях обеспечения антикоррупционной устойчивости власти и создания действенного механизма ее формирования следует разработать и утвердить Указом Президента России «Основы и приоритеты государственной кадровой политики в Российской Федерации» — базовый документ, в котором четко изложить принципы подбора кадров на высшие государственные должности в том числе на должности руководителей субъектов Российской Федерации, процедуры изучения и «прохождения» кандидатур, критерии и основные качественные характеристики, требуемые для занятия этих должностей. «Основы и приоритеты» должны положить конец импровизациям в кадровых решениях, зависящих от субъективных интересов того или иного руководителя особенно в высших эшелонах власти, определить принципиальные рамки кадровой политики с учетом реального положения дел в кадровой сфере, масштабов коррупции в системе государственной службы и настоятельной потребности притока новых сил в систему управления.

Для быстрого развертывания этой работы следует использовать многочисленные наработки в этом направлении, проводившиеся, начиная с 1994 года, коллективами специалистов в том числе РАГС, МГУ, Академии управления, Администрации Президента Российской Федерации, аппаратов полномочных представителей Президента Российской Федерации в Центральном и Сибирском федеральных округах..

4.2.5. Формирование Федерального и Регионального банков кадровой информации. Для осуществления эффективной государственной кадровой политики, формирования полноценного кадрового резерва и учета созидательного кадрового потенциала страны следует сформировать в Администрации Президента Российской Федерации и аппаратах полномочных представителей Президента России в федеральных округах компьютерные банки данных, куда по определенной схеме и с учетом установленных Президентом России критериев должны вводиться персональные данные на все значимые фигуры федерального и регионального уровней — государственных и муниципальных служащих управленческого звена, политиков, бизнесменов, деятелей науки, образования и культуры. Разумеется, такие банки данных должны быть основаны на самых современных программных средствах, позволяющих вести многоаспектный поиск информации по заданным критериям, а также соответствовать нормам законодательства, защищающим права и интересы граждан.

Аналогичные банки данных функционировали в ЦК КПСС, а в 1994—1995 годах были созданы и в Администрации Президента России. Эти информационные фонды содержали сведения о многих тысячах лиц, представлявших собой кадровый потенциал страны, из которого, собственно говоря, и следовало бы «черпать» кандидатуры для назначения на те или иные государственные должности. Восстановить эти системы с учетом современных технологий и приступить к их наполнению — значит заложить фундаментальные информационные основы для взвешенной кадровой политики в ближайшем будущем и долгосрочной перспективе.

При этом можно было бы предусмотреть участие в формировании банков данных наряду с органами исполнительной власти институтов гражданского общества — политических партий, имеющих фракции в Государственной Думе, Общественной палаты Российской Федерации, крупных общественных организаций, профессиональных и творческих союзов, объединений промышленников и предпринимателей. Это позволило бы реально включить общественные механизмы поиска и подбора квалифицированных кадров для системы государственной службы, заменить лоббистско-коррупционные, теневые схемы формирования власти цивилизованными формами общественного участия в подборе и расстановке кадров.

4.2.6. Восстановление системы федерального и регионального кадрового резерва. Предусмотренные Законом о государственной гражданской службе принципы формирования кадрового резерва не затрагивают систему подбора и расстановки высших управленческих кадров, что не создает реальной перспективы повышения уровня кадрового потенциала страны, порождает, с одной стороны, громадный дефицит высококвалифицированных управленцев, а с другой — широкомасштабную невостребованность в системе управления масс специалистов, оказавшихся «выброшенными» за пределы государственной службы в результате многочисленных реорганизаций, и столкновения корпоративных интересов.

Назрела необходимость в создании системы «рекрутирования» кадров, при которой на каждую занятую в настоящий момент должность главы субъекта Российской Федерации и его заместителей, руководителей министерств и ведомств имелось бы по несколько кандидатур, соответствующих базовым критериям для замещения этих должностей. Процедура их «генерирования» может быть прописана в специальном Указе Президента по кадровой политике. Там же должен предусматриваться механизм привлечения кадров на государственную службу из сфер бизнеса и различных форм общественной деятельности.

Несмотря на то, что формирование кадрового резерва должно осуществляться в рамках норм, регламентирующих государственную службу, оно должно включать в себя более широкий круг компонентов в том числе элементы открытости, общественного контроля и всестороннего изучения качественных характеристик личности с целью исключения случаев назначения на должности людей, слабых в профессиональном и морально-этическом отношении, подверженных внешним влияниям и неспособных к самостоятельным действиям.

Система кадрового резерва существовала в нашей стране долгие годы, достигла реальных очертаний в середине 1990-х годов в виде компьютерных баз данных, постоянного поступления кадровой информации из ведомств, организации регулярной подготовки и переподготовки в РАГС кандидатов на государственные должности, но была затем сведена до упрощенных форм кадровой работы.

4.2.7. Формирование Совета по кадровой политике при Президенте Российской Федерации. Образование такого консультативного органа диктуется необходимостью заменить лоббистско-коррупционную форму подбора кандидатур для назначения на высшие государственные должности и связанные с этим злоупотребления эффективным механизмом коллегиального, многовариантного рассмотрения кандидатур федерального и регионального кадрового резерва. Такой орган не только оградит Президента от кадровых просчетов в том числе при рассмотрении кандидатур на посты губернаторов, руководителей министерств и ведомств, но и окажет ему помощь в принятии взвешенных кадровых решений.

Подобный Совет эффективно работал в 1994—1996 годах под председательством руководителя Администрации Президента и первого вице-премьера Правительства. На его заседаниях, а также созданных при нем комиссий (по высшим воинским должностям и званиям, по судьям) обсуждались кандидатуры на должности руководителей федеральных органов исполнительной власти, силовых структур, судебной системы. Это позволяло в некоторой степени ограждать Президента от прямого лоббирования назначений, глубоко изучать кандидатов и предлагать ему коллегиально выверенную позицию.

В Совет входили руководители всех ветвей власти, члены Правительства, имеющие прямое отношение к кадровой политике, видные ученые и общественные деятели, руководители правоохранительных органов. Совет ежемесячно собирался на свои заседания, куда нередко приглашались кандидаты, его деятельность освещалась в СМИ, что получало положительный резонанс в обществе. Одним из самых ярких дел Совета было предварительное рассмотрение кандидатур на должности судей Конституционного Суда, в ходе которого были проведены своего рода конкурс претендентов и «защита» ими своих программ действий. Тщательный подбор кандидатур по ранее согласованным критериям, всестороннее изучение их в том числе с привлечением специалистов-психологов позволили тогда обеспечить достаточно высокую степень объективности кадровых предложений Президента Российской Федерации.

Предпринимались попытки образования аналогичных советов и в федеральных округах. Так, в течение ряда лет успешно функционируют такие советы в Сибирском и Центральном федеральных округах.

Чтобы развернуть на новой основе деятельность Совета на федеральном уровне не потребуется ни много времени, ни значительных финансовых затрат. Однако выгода от такого шага очевидна, прежде всего, потому, что это продемонстрирует обществу, что высшее должностное лицо государства не позволяет использовать его авторитет в групповых интересах, что Президент готов сделать государственную кадровую политику ясной и понятной всему обществу, поставить реальный заслон на пути коррупции и криминала, стремящихся к властным рычагам.

4.2.8. Формирование системы управления государственной службой Российской Федерации. Законодательством предусмотрено формирование федеральных и региональных структур управления государственной службой. Эти инструменты управления, без образования которых по существу нельзя говорить о сложившейся системе государственной службы, призваны выполнять антикоррупционные функции в области реализации кадровой политики в государственном и муниципальном управлении, замещении руководящих в том числе высших государственных должностей, в сфере повышения профессионализма управленческих кадров, устранении кадровых диспропорций и перекосов.

Образование этих органов неоправданно затянулось, тормозя процесс формирования полноценной государственной службы России. Вместе с тем конкретные предложения в этом отношении уже разработаны специалистами РАГС и нуждаются в скорейшем рассмотрении. Их реализация будет существенным шагом в противодействии коррупции, так как позволит регламентировать и упорядочить самую опасную в коррупционном отношении сферу — систему государственного управления.

4.3. Предупредительно-профилактические приоритеты

4.3.1. Развертывание системы антикоррупционного правового просвещения граждан. Отсутствие у значительной части населения страны даже самых общих правовых представлений, незнание им своих прав и возможностей в противодействии коррупционным проявлениям различных форм — все это определяет необходимость осуществления целого комплекса мер по воспитанию у граждан правового сознания, привитию им навыков правового поведения в том числе конкретных действий при соприкосновении с проявлениями бытовой коррупции.

Подкомиссия Общественной палаты по проблемам противодействия коррупции разрабатывает, выпускает массовым тиражом и бесплатно распространяет так называемую «Библиотечку антикоррупционера» в виде серии малоформатных книжек-памяток гражданам России с разъяснением основных коррупционных понятий и описанием рекомендуемых методов и форм реагирования граждан на наиболее часто встречающиеся виды коррупционных действий со стороны должностных лиц органов государственной власти и местного самоуправления по тем вопросам, с которыми в них наиболее часто обращаются граждане.

В настоящее время в рамках этой серии выпущены две памятки — «Если у вас вымогают взятку» и «Если вам угрожает рейдерство». На очереди подготовка и выпуск других подобных памяток, содержащих рекомендации гражданам при столкновении с фактами поборов, вымогательства, взяточничества и иных видов коррупционных проявлений в органах государственной власти и местного самоуправления, различных учреждениях, осуществляющих оказание услуг гражданам в сфере медицинского обслуживания, образования, в жилищно-коммунальной сфере. Подобная работа требует развертывания в государственных масштабах с привлечением большого числа квалифицированных специалистов и соответствующим уровнем финансирования. Ее вполне уместно продолжить под эгидой Общественной палаты с участием Генеральной прокуратуры и правоохранительных органов.

4.3.2. Введение антикоррупционных передач на государственных теле- и радиоканалах. С целью переломить негативные тенденции в восприятии коррупции в массовом сознании российских граждан следует безотлагательно развернуть циклы еженедельных полуторачасовых передач в прайм-тайм, к участию в которых привлечь талантливых журналистов и квалифицированных юристов. Каждую передачу посвящать какой-либо бытовой ситуации, сопровождаемой коррупционными проявлениями, с подробным разбором конкретных действий гражданина, которые он должен противопоставить вымогателям, взяточникам и казнокрадам. В этих передачах должны также выступать видные деятели культуры и науки, пользующиеся авторитетом у граждан страны и способные донести до населения свою антикоррупционную нравственную позицию.

Средства телевидения и радио должны развернуть целую серию передач о деятельности правоохранительных и судебных органов в сфере борьбы с коррупцией. Героями этих передач должны стать оперативные работники и следователи, прокуроры и судьи, которые, не поддаваясь на давление и угрозы, невзирая на реальную опасность, выполняют свой профессиональный и гражданский долг. Именно такие примеры должны развенчать созданный в массовом сознании образ коррупционера в погонах и судейской мантии, который по существу затмил самоотверженную работу тысяч сотрудников правоохранительных органов, судей и прокуроров.

4.3.3. Поддержка общественных организаций антикоррупционной направленности. Под эгидой Общественной палаты Российской Федерации следует провести «инвентаризацию» российских неправительственных организаций, занимающихся темой коррупции и правовым просвещением граждан, выделить из их числа наиболее дееспособные, оказывать им государственную финансовую поддержку и объединить в ассоциацию под эгидой Общественной палаты с тем, чтобы придать деятельности этих организаций системный и взаимодополняющий характер.

Эти организации могут проводить опросы общественного мнения, различные исследования по изучению коррупции и противодействия ей, заниматься просветительской антикоррупционной деятельностью. Без привлечения общественности невозможно эффективно противостоять бытовой и низовой коррупции, поскольку на нижних уровнях управления коррупция малочувствительна к импульсам, идущим сверху, и может быть блокирована в первую очередь деятельностью самих граждан и создаваемых ими институтов гражданского общества.

В целях обеспечения информационной прозрачности публичной власти общественные организации могут самостоятельно вести постоянный антикоррупционный анализ ситуации в различных сферах общественной жизни. Например, сегодня чрезвычайную актуальность приобретает общественный мониторинг деятельности судов, правоохранительной системы в целом. Помимо этого общественные организации могут качественно и компетентно осуществлять мониторинг коррупционных ситуаций в сферах образования, здравоохранения, жилищно-коммунального хозяйства и в других. Все это, с одной стороны, позволит привлечь к антикоррупционному противодействию все дееспособные силы гражданского общества и активизировать общественную инициативу, а с другой — создать вокруг коррупционеров очаги повышенного риска быть разоблаченными и привлеченными к ответственности в рамках закона.

4.3.4. Проведение в Москве ежегодных Всероссийских антикоррупционных форумов. В них должны принимать участие общественные организации, высшие должностные лица государства, лидеры политических партий, известные деятели науки, культуры и образования, руководители правоохранительных органов. Форумы должен демонстрировать населению России и международной общественности непреклонную волю высшей власти и гражданского общества нашей страны к развертыванию широкого фронта антикоррупционного противодействия. Миссию организатора таких форумов могла бы взять на себя Общественная палата Российской Федерации.

4.3.5. Ежегодное проведение конкурсов среди журналистов «Стоп коррупция!». Учитывая необходимость антикоррупционной активизации журналистского сообщества и положительный опыт проведения такого конкурса в декабре 2006 года под эгидой журнала «Человек и закон», следует ввести в практику ежегодную организацию такого мероприятия с широким освещением его в средствах массовой информации.

4.3.6. Развертывание сети центров бесплатной юридической антикоррупционной помощи. Организация таких центров может базироваться на уже существующих консультационных пунктах различных общественных организаций, в частности так называемых антикоррупционных гражданских адвокатурах, предусматривать привлечение квалифицированных адвокатов для оказания правовой помощи социально уязвимым группам населения. Методическую поддержку таким центрам должны оказывать Минюст России, его территориальные подразделения, научно-образовательные учреждения Генеральной прокуратуры, МВД, других правоохранительных органов, а также высшие учебные заведения юридического профиля, которые могут направлять туда на практику и стажировку своих студентов и аспирантов.

4.3.7. Корректировка образовательных стандартов. Требуется повсеместное введение учебного курса на тему форм и методов противодействия коррупции в образовательные стандарты для системы подготовки и переподготовки государственных и муниципальных служащих. Для этого необходимо сформировать под эгидой одного из научно-образовательных учреждений юридического профиля авторский коллектив с участием специалистов-практиков, который в сжатые сроки сможет решить указанную задачу.

 

4.4. Приоритеты в сфере массовых коммуникаций

4.4.1. Информирование общественности о деятельности органов власти. Подотчетность государственной и муниципальной службы обществу требует введения в действие системы мер, обеспечивающих информирование общественности о подготовке и принятии соответствующих решений органами власти всех уровней, а также о ходе выполнения этих решений. При этом должна быть обеспечена, в частности, прозрачность всех процедур осуществления государственных закупок, приватизации, реализации государственных проектов, выдачи государственных лицензий, государственных комиссионных вознаграждений, правительственных гарантированных займов, бюджетных ассигнований и процедур освобождения от налогов. Для активного участия институтов гражданского общества в борьбе с коррупцией необходимо существенно расширить доступ общественных организаций ко всей информации о деятельности органов государственной власти и местного самоуправления, кроме той, которая составляет государственную, служебную и коммерческую тайну.

В этих целях следует обязать все государственные и муниципальные органы в обязательном порядке публиковать принимаемые ими решения в периодической печати и на своих сайтах в сети Интернет. Несоблюдение этого требования должно влечь за собой серьезные организационные выводы в отношении руководителей этих органов вплоть до освобождения их от занимаемой должности.

4.4.2. Широкое бесплатное распространение информации об административных процедурах. Это позволит населению быть в полной мере информированным о всех установленных правилах и процедурах деятельности государственных и муниципальных органов, исключит использование в коррупционных целях незнания гражданами этих правил, отсутствие двойных стандартов в принятии решений, даче разрешений и удовлетворении просьб. Кроме того, обязать каждое министерство и ведомство, аппараты администраций и мэрий издавать и бесплатно распространять среди граждан справочники, содержащие сведения о структурно-функциональном построении своих органов, телефонные и иные справочники, необходимые для того, чтобы граждане могли полностью ориентироваться в системе административных органов и точно знать, куда, к кому и в каких случаях должны обращаться. Исчерпывающую информацию подобного характера необходимо также публиковать в сети Интернет на сайтах соответствующих органов.

 

5. Заключение

5.1. Если в ближайшее время не будут приняты радикальные меры, направленные на снижение уровня коррупции в Российской Федерации, и не будут введены в действие эффективные антикоррупционные механизмы, в стране восторжествует консолидированная коррупционная система, имеющая своей целью формирование на территории России нового социально-экономического образования, ориентированного исключительно на обогащение незначительной части общества за счет большинства граждан России и ресурсное обслуживание мировой экономики.

В результате масштабной глобальной реструктуризации геополитического и геоэкономического постсоветского пространства будет резко усиливаться внешнее воздействие на социально-экономическую систему России в виде миграции капитала и рабочей силы, а также организации различного рода системных интервенций — финансовых, идеологических и организационных. При этом полностью совпадут как интересы консолидированной коррупционной системы, так и внешних факторов воздействия, что постепенно будет приводить к их сращиванию, которое самым пагубным образом скажется на способности России к самостоятельному развитию.

5.2. Эффективно противодействовать коррупции можно только системными средствами, вытесняя коррупционные процессы из политической и общественной жизни, экономики и сферы управления. Комплексные меры противодействия должны осуществляться по всем направлениям с учетом установленных приоритетов — правовых, организационных, управленческих, воспитательных и других, в том числе предложенных в настоящем докладе. При этом должны быть задействованы не только инструменты государства, но и гражданского общества. Без общественной инициативы и гражданского контроля снизить масштабы коррупции в России не удастся.

5.3. Представленный доклад не претендует на цельное, всестороннее и обстоятельное рассмотрение уровня коррупции в России, причин ее масштабного распространения и системное изложение целостной программы действий, а лишь обозначает некоторые антикоррупционные приоритеты, базируясь на опыте и оценках экспертов.. Задача доклада заключается, прежде всего, в том, чтобы привлечь внимание власти и общественности к системному рассмотрению данной проблемы, побудить органы законодательной и исполнительной власти предпринять неотложные шаги в антикоррупционной сфере. Даже если только некоторые из сформулированных в настоящем докладе предложений подкомиссии Общественной палаты по проблемам противодействия коррупции получат государственную и общественную поддержку и начнут реально воплощаться в жизнь, эту задачу можно будет считать выполненной.

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.