Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

ГЛАВА XLV. Царствование Елисаветы Петровны

1. Лейб-компания и движения против иностранцев. Наказав приверженцев старого правительства, глав господствовавшей при нем немецкой партии, новая императрица щедро наградила людей, помогших ей овладеть престолом. Рота Преображенского полка, особенно участвовавшая в этом деле, получила название лейб-компании. сама императрица назначила себя ее капитаном, унтер-офицеры и рядовые получили потомственное дворянство, деревни и земли. Всеобщее неудовольствие против господствовавших недавно иностранцев выразилось в войске движениями против иностранных офицеров. В Финляндии в действующей против шведов армии обнаружилось волнение, которое грозило привести к печальным последствиям, к истреблению иностранных офицеров, но смелость и решительность генерала Кейта прекратили смуту: он бросился в мятежную толпу, схватил одного из зачинщиков мятежа и послал за священником, чтоб приготовить его к смерти, толпа, пораженная ужасом, рассеялась, и возмутители были наказаны, в самом Петербурге было подобное же волнение. 
2. Престолонаследие и главные действующие лица в царствование Елисаветы. Объявив потомство царя Иоанна не имеющим права на русский престол, императрица поспешила упрочить наследство за потомством Петра Великого, она вызвала четырнадцатилетнего племянника своего, сына Анны Петровны, герцога шлезвиг-голштинского Карла Петра Упьриха, он принял православие, назван Петром Федоровичем и в ноябре 1742 года объявлен наследником престола, через шесть месяцев после коронации Елисаветы, которая происходила в Москве 28 апреля. 
В 1744 году приехала в Россию невеста наследника принцесса: София Августа Фридерика Ангальт-Цербстская (родившаяся в Штетине 21 апреля 1726 года), и король прусский Фридрих II устроил этот брак, по принятии православия София Августа была названа Екатериною Алексеевною. Самыми приближенными людьми к императрице были: граф Алексей Григорьевич Разумовский, родом из малороссийских казаков, благодаря милости Елисаветы из придворных певчих он сделался фельдмаршалом и графом, это был человек недаровитый, необразованный, но добрый, прямой, не употреблявший во зло той силы, какую он имел при дворе, не объявлявший притязаний на деятельность, к которой он не чувствовал себя способным. 
Больше, чем он, значения в управлении государством имели Шуваловы: граф Петр Иванович, человек с большими дарованиями, но с очень легкою нравственностию, отличавшийся большим искусством притворяться и меняться по обстоятельствам, кроме того, полезную деятельность свою он пятнал корыстолюбием. Родственник его Иван Иванович Шувалов принадлежал к лучшим людям эпохи, был представителем новых, лучших понятий и стремлений. 
Начиная с преобразовательной деятельности Петра Великого до сих нор на науку, цивилизацию смотрели преимущественно с внешней, материальной точки зрения, видели в них только средства к увеличению материальных сил государства и удобств житейских, теперь же начали понимать необходимость внутреннего, нравственного преобразования человека и общества, начали понимать, что истинное просвещение состоит в ясном понимании обязанностей человека и гражданина, в признании в каждом человеке достоинства человеческого, в обхождении с людьми по-людски, а не так, как Волынский и подобные ему. При Петре Великом и после него требовали, чтоб человек был способен к службе и чтоб для этого был выучен, знал бы грамоту, цифирь и геометрию, но теперь начинали понимать, что с такою форменною выучкою общество недалеко пойдет, что необходимо нравственное воспитание, просвещенное приготовление человека к жизни гражданской. 
Эти новые понятия и требования высказались преимущественно во второй половине XVIII века, но люди, действовавшие во второй половине века, высказавшие новые понятия и требования, начали приготовляться к своей деятельности в описываемую эпоху особенно благодаря знакомству с французскою литературою, которая приобрела значение литературы общеевропейской распространением гуманных идей, внутренней людскости, и действительно, в царствование Елисаветы нельзя не заметить начала смягчения нравов, пробуждающегося сознания человеческого достоинства. Представителем этих-то новых понятий и требований явился любимец Елисаветы Иван Иванович Шувалов, человек, отличавшийся не одним вельможным покровительством просвещению, но особенно тем, что в самом себе показал плоды этого просвещения, Иван Иванович Шувалов умел не запятнать себя ни корыстолюбием, ни мелким честолюбием, внес в свои отношения к другим эту людскость, или "благородное учтивство", как выражались современники, следствие сознания человеческого достоинства в себе самом и в других, современники говорят, что к нему подходили с какою-то радостию. 
3. Дела внешние. Внешними сношениями при Елисавете заведовал Алексей Петрович Бестужев-Рюмин, сделавшийся известным по дипломатической службе еще при Петре Великом и быстро поднявшийся при Анне угодничеством Бирону, он пал вместе с Бироном, но по вступлении на престол Елисаветы приятель его Лесток упросил императрицу вывести его опять на вид и сделать вице-канцлером, канцлером был старик князь Черкасский Алексей Михайлович, по смерти которого Бестужев сделался и канцлером (1742 г.). 
Первою заботою нового правительства была война шведская, ибо хотя шведы объявили войну под тем предлогом, что вступаются за права Елисаветы, однако когда Елисавета дала силу своим правам, то мнимые защитники ее войны не прекратили, а требовали той части Финляндии, которая была завоевана у них Петром Великим. Но война эта опять показала только слабость Швеции пред Россиею: русские под начальством Ласси брали город за городом в Финляндии, и в 1743 году заключен был мир в Або, по которому Россия получила провинцию Кюменегорскую и река Кюмень назначена границею между обоими государствами. 
Между тем у Бестужева с Лестоком начались враждебные столкновения: Лесток хлопотал о союзе с Франциею и Пруссиею против Австрии и Англии, Бестужев был против этого союза. Шетарди в другой раз приехал в Россию, чтоб поддержать интересы своего двора, т. е. чтоб поддержать Лестока и низвергнуть Бестужева. Но канцлер узнал об этом заговоре против себя и употребил все средства, чтоб отклонить удар и погубить противников, он захватил переписку Шетарди и показал императрице: в переписке говорилось о подкупах, означено было, что Лесток получает от французского двора, наконец, Шетарди в своих письмах отзывался очень невыгодно о самой Елисавете, вследствие этого Шетарди был выслан за границу, а Лесток в последствии времени сослан был в Углич, потом в Устюг. 
Россия не могла долго сохранять дружественных отношений к Пруссии. Фридрих II обнаруживал завоевательные стремления, хотел усилиться на счет соседей во что бы то ни стало, не разбирая средств, грозил русским интересам в Польше, Турции, Курляндии, Швеции. Для охранения этих интересов петербургский двор счел необходимым поддержать против Пруссии Саксонию и Австрию. В октябре 1756 года Фридрих II начал семилетнюю войну, вторгнувшись в Саксонию и овладев Дрезденом. "Я не боюсь моих врагов, ни Австрии, ни Франции, - говорил он, - если только Россия останется спокойною, но что я буду делать, если придется воевать еще с русскими?" Опасения его сбылись: в 1757 году 83000 русского войска под начальством Апраксина перешло прусскую границу, Мемель сдался, 30 августа Апраксин разбил наголову прусское войско, бывшее под начальством Левальда, но, вместо того чтоб воспользоваться победою и идти дальше, русский главнокомандующий отступил и Польшу, как будто потерпел поражение. 
Посланники австрийский и французский сильно жаловались императрице па этот поступок Апраксина, в котором нельзя было не видоь намерения щадить короля прусского. Императрица велела Апраксину явиться в Петербург и отдать отчет в своем поведении, бумаги ею были схвачены, открылось, что Апраксин действовал с согласия своего приятеля канцлера Бестужева. Апраксин был отдан под суд и умер oт удара после первых допросов, Бестужев, обвиненный "в обширных и вредных замыслах, в недоброхотстве к государыне и посягательстве на ее безопасность", был сослан в свою деревню, и граф Михаила Воронцов назначен был на его место канцлером. 
В 1758 году русское войско под начальством Фермера вступило во второй риз в Пруссию, казаки, калмыки страшно опустошали неприятельские владения, 14 августа между Дармпцелем и Цорпдорфом встретился Фермер с самим Фридрихом II, в том убийственном сражении, возобновлявшемся два раза. русские потеряли до 19000 убитыми и 3000 пленными, пруссаки потеряли 11000 человек. В 1759 году предпринят был третий поход в Пруссию под начальством графа Салтыкова: Фридрих 11 потерпел сильное поражение oт русских между Франкфуртом на Одере и Куперсдорфом (1 августа), так что знаменитый король считал себя погибшим и начал думать о самоубийстве как о единственном средстве спасти свою честь. В походе 1760 года русские под начальством Чернышева заняли Берлин, но ненадолго. Поход 1761 года был совершен под начальством Бутурина, в это время в Померании в разных сшибках начал отличаться Суворов, Румянцев взял Колберг. Средства Фридриха II были истощены, сдинственная союзница его, Англия, готова была его покинуть, нo его спасла кончина императрицы Елисаветы, постигшая ее 25 декабря 1761 года, на 53 году от рождения. 
5. Внутренние распорчженич. В декабре 1741 года Елисавета объявила, что в делах внутренних правления государственного она хочет восстановить во всей силе порядок, бывший при отце ее, императоре Поре I и нарушенный сперва установлением Верховною Тайного Совета, а потом Кабинета, с этою целию уничтожив последний, она возвратила Сенату его прежнее значение. 
Составление Уложения не подвинулось и при Елисавете, хотя придуман был новый способ для облегчения дела, именно составление отдельных частей Уложения было поручено избранным чинам из отдельных ведомств, которых части касались. К слушанию Уложения велено вызвать из каждой провинции выборных из дворянства и купечества. 30 сентября 1764 года издан был указ остановить исполнение смертных приговоров, вместо чего осужденных бить кнутом и ссылать в тяжкую работу: с тих пор смертная казнь в России, кроме политических преступлений, вышла из употребления. 
При набожной императрице заботились о доставлении духовенству защиты от светских правителей, освободили домы духовенства от военных постоев, заботились о чинности богослужения, о приличном состоянии церквей, над иконописцами учреждены смотрители, запрещено продавать иконы без синодского одобрения, правительство обратило внимание, что в крестьянских избах на полках св. иконы стоят в нечистоте, от дыма закоптели, так что и ликов не видно, а многие иностранцы по городам ездят, в избах останавливаются и насмехаются над таким нерадением, вследствие этого ведено священникам и архиерейским посланцам смотреть, чтоб крестьяне содержали иконы в чистоте, но при этом правительство сочло нужным прибавить, чтоб при осмотре икон никаких обид крестьянам не делалось и взяток с них не брали. 
Вменено в обязанность родителям обучать детей своих Закону Божию, и для этого разосланы катехизисы по епархиям. В 1752 году пущена в продажу вновь напечатанная исправленная Библия. В 1754 году велено выбирать в архиереи и архимандриты из великороссиян: знак, что образование уже распространилось и между великороссийским духовенством. Раскол не уменьшался, и часты были случаи самосожжения: в Устюжской провинции сожгли себя 53 человека зараз, в Сибири сожгли себя 172 человека зараз. В 1761 году издан был указ, чтоб духовные лица воздерживались от неприличных сану их поступков, при следствиях по делам раскола предписывалось употреблять для обращения меч духовный, а не гражданский, поводом к указу послужило то, что в одном доме сгорело 150 человек раскольников, которые объявили, что сожигают себя от грабительства и разорения присылаемых против них команд. 
Касательно войска при Елисавете важно было придуманное Петром Шуваловым разделение России на пять частей для сбора рекрут: установлен был ежегодный набор со ста душ по человеку, но не со всего государства, а только с пятой части, так что очередь поставки рекрут доходила до каждого общества и селения через пять лет. 
В 1751 году позволено было православным сербам из австрийских владений выселиться в южную Россию, земли, данные этим поселенцам, получили название Новой Сербии, потом позволено было выселиться и из турецких областей, но только людям православного исповедания, из сербов учреждено было четыре полка. 
Вместо отсылки отставных офицеров и солдат в монастыри для пропитания в 1758 году велено учредить инвалидный дом в Казани по образцу парижского, в губерниях Казанской, Нижегородской, Воронежской и Белгородской велено построить богадельни для раненых и увечных солдат, в конце царствования начали хлопотать о приюте вдов и дочерей - сирот заслуженных людей, для этого назначали монастырь в Москве и послали справляться, как подобные учреждения содержатся в чужих краях. В 1760 году для содержания раненых офицеров и солдат учреждена государственная лотерея. 
В 1754 году учреждены были государственные заемные банки, один для дворянства, другой для купечества, для того чтоб имевшие нужду в деньгах не разорялись, занимая у частных людей за 12, 15 и 20 процентов, "чего во всем свете не водится", говорит указ. Из банков каждый под залог движимого или недвижимого имущества мог получить до 10000 рублей под 6 процентов. В 1755 году издан был важный для землевладельцев указ о генеральном межевании во всем государстве, но не приведен в исполнение. 
Для торговли внутренней самым важным распоряжением было уничтожение внутренних таможен и мелочных сборов, число которых простиралось до 17. Правительство сильно хлопотало и об усилении внешней торговли, комиссия о коммерции занималась вопросами: на каком основании учредить конторы при главных гаванях, для каждого товара особенную, как разделить русских купцов на компании, как их привлечь к оптовой торговле выпискою чрез конторы на свои имена товаров из других областей, какие взять предосторожности от контор иностранных и от комиссионеров, как некоторых из русских купцов перевесть для торговли к петербургскому порту, как посылать в чужие края из купеческих детей для коммерческих дел и кредита, рассмотреть фабрики - какие нужны для государства и какие надобно вновь завести, как посылать консулов в иностранные государства, как строить купцам корабли и пользоваться ими - казенным товарам оставаться ли в казенном содержании или в вольной продаже. 
Восстановленный Елисаветою во всей прежней силе Главный магистрат объявил купцам всех городов, не захотят ли отпустить своих детей или приказчиков в Голландию учиться коммерции и содержанию контор. 
В приведенных распоряжениях обнаруживалась преимущественно деятельность графа Петра Ивановича Шувалова, в мерах относительно просвещения обнаруживается деятельность Ивана Ивановича Шувалова. В 1755 году был основан университет в Москве и при нем две гимназии, по проекту Шувалова. Университет учреждается, говорилось в проекте, для дворян и разночинцев по примеру европейских университетов, где всякого звания люди свободно наукою пользуются, одна гимназия назначалась для дворянства, другая - для разночинцев. Учредить университет именно в Москве заставили следующие соображения: большое число живущих в ней дворян и разночинцев, положение ее в середине государства, куда каждому легче приехать, дешевизна содержания, возможность каждому почти найти в Москве родственников или знакомых, множество помещиков, которые живут в Москве, платят большие деньги домашним учителям, неспособным и незнающим, иностранцам, которые прежде были лакеями, парикмахерами и т. п. 
Московский университет, говорил Шувалов, даст возможность заменить этих иностранцев русскими наставниками, даст возможность завести и по другим городам училища, от которых "и в отдаленном простом народе суеверия, расколы и тому подобные от невежества происходящие ереси истребятся". В трех факультетах - юридическом, медицинском и философском - новый университет имел 10 профессоров. Домашние учителя-иностранцы должны были подвергаться экзамену. В 1757 году последовало доношение Московского университета о необходимости учредить Академию художеств в Петербурге, в 1758 году - об учреждении гимназии в Казани, Шувалов представил о необходимости учредить гимназии и школы в губерниях, и ему Сенат поручил составление штатов и плана. 
В 1761 году велено выдавать двойное жалованье русским лекарям, желающим отправиться за границу для усовершенствования себя в медицине. В Петербурге и Москве учреждены школы для обучения повивальному искусству, учреждены были школы на Украинской линии для обучения однодворческих и ландмилицких детей, в Оренбурге учреждена школа для детей ссыльных. 
В проекте Московского университета Шувалов говорил, что благодаря науке, внесенной Петром Великим, в короткое время произошла перемена в нравах и обычаях. Действительно, можно было заметить перемену, преимущественно внешнюю, большой же внутренней перемены к лучшему при слабых начатках просвещения еще не могло быть. Доказательством служило это присутствие внутренних врагов, на которых так горько должна была жаловаться императрица Елисавета в конце своего царствования: 
"Законы исполнения своего не имеют от внутренних общих неприятелей, которые свою беззаконную прибыль присяге, долгу и чести предпочитают, с каким прискорбием видим мы это и чувствуем, что вкореняющееся зло пресечения не имеет. Несытая алчба корысти до того дошла, что некоторые места, учрежденные для правосудия, сделались торжищем, лихоимство и пристрастие - предводительством судей, потворство и упущение - ободрением беззаконникам".
Продолжали свирепствовать и другого рода внутренние враги, разбои в больших размерах не прекращались: в Низовых областях, по Оке до Казани разбойники ходили шайками по 50 человек, разбивали суда и деревни. шедший в Сибирь казенный китайский караван едва отбился от них пушками, и губернаторы и воеводы не обращали на это никакого внимания, в Москве, точно так же как в допетровское время, господские люди разбойничали днем и ночью. В 1756 году на Оке, выше Нижнего, появилось в двух лодках 80 человек разбойников, отлично вооруженных, с пушками, отправленное против них войско правительства было разбито, в Алатыре разбит был магистрат.
Что касается до Малороссии при Елисавете, то в 1743 году, когда императрица приехала в Киев на богомолье, старшины поднесли ей просьбу о позволении выбрать гетмана, вследствие чего Сенату было велено распорядиться насчет гетманского избрания. Но Сенат медлил, потому что человек, назначенный в гетманы, еще образовывался за границею: то был родной брат Алексея Разумовского, Кирилла Григорьевич, наконец в 1750 году собрана была рада в Глухове, и двадцатидвухлетний Разумовский, бывший уже президентом Академии наук, был избран в гетманы.

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.